Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекція'
1. Економічне і політичне становище північно-американських колоній Англії. Революційна війна за незалежність. Декларація незалежності 1776 року.Східн...полностью>>
'Документ'
Антимонопольная политика основывается на выводе, согласно которому общество несет экономические и иные потери от вытеснения рыночной конкуренции моноп...полностью>>
'Программа'
Программа позволяет всем участникам образовательного процесса получить представление о целях, содержании, общей стратегии обучения, воспитания и разви...полностью>>
'Диплом'
3. Стратегия развития валютной политики РФ в условиях либерализации российского валютного рынка 45 Заключение 58 Список литературы 3 Диплом написан в ...полностью>>

Школа профессора Г. Б. Вершининой

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В представленном фрагменте первая реплика учителя направлена на организацию коммуникативной (риторической) игры (содержит указание на порядок действий, способ оценки результата, акцентирует внимание на наиболее важных моментах игры). Реплики ученика выражают отношение к сообщаемой информации (ученик не может принять условия, так как не до конца уяснил их) и направлены на прояснение, уточнение информации (реплики, запрашивающие дополнительную информацию). Последняя реплика в данном фрагменте уточняет, подытоживает сказанное, и одновременно она направлена на побуждение к действию (переход к новой микротеме, в данном случае к самой игре). Кроме того, пример демонстрирует синтаксические особенности диалога (неполные предложения, например). В данном случае немаловажное значение имеет и невербальный компонент диалога (позволяет прояснить ситуацию общения).

Как правило, при диалогическом общении в коммуникативной (риторической) игре одни реплики могут быть относительно самостоятельными, обладать внутрисмысловой связью; другие, несмотря на принадлежность разным участникам общения, тесно связаны друг с другом и при детальном рассмотрении представляют собой текстовое единство (наблюдается связь на разных уровнях - лексическом, грамматическом, структурном, интонационном).

Итак, мы разделяем точку зрения на диалог как текстовое образование (Матвеева Т.В., Богуславская Н.Е., Гиниатуллин И.А. и др.) и считаем, что это особый текст, обладающий специфическими характеристиками, например, таким, как точность и ясность.

Следует подчеркнуть, что требования к учебным диалогам, возникающим в процессе коммуникативной (риторической) игры на уроке, более высокие - пристальное внимание обращается на речевое оформление мыслей. Именно поэтому очень часто возникают такие ситуации, когда учитель как коммуникативный лидер, организатор коммуникативной (риторической) игры вмешивается в деятельность микрогрупп при обсуждении, помогает предотвратить конфликтные ситуации, найти правильный коммуникативный выход из сложившегося положения (помогает сохранить игровую атмосферу для решения учебных задач). Именно в этом мы видим специфику диалога в процессе коммуникативной (риторической) игры и именно эти факты позволяют выделить диалог в учебно-речевой ситуации игры как особую разновидность.

Как уже отмечалось выше, в процессе коммуникативной (риторической) игры могут быть представлены не только диалогические высказывания (связанные структурно и тематически реплики или ряд реплик - диалогические блоки). На наш взгляд, можно рассматривать, как часть педагогического диалога и развернутые монологические высказывания учителя и учеников. Они не всегда входят в диалогические единства, но связаны тематически с другими высказываниями в коммуникативной (риторической) игре. Таковыми, по нашему убеждению, являются инструктирующая речь учителя (сообщение темы, цели, условий и т.п.), итоговое высказывание (учеников в том числе), высказывания, помогающие осуществить переход к игре и другим видам учебной деятельности по завершении игры.

Таким образом, мы видим, что роль монологических высказываний в педагогическом дискурсе разнообразна. Монологи помогают осуществлять переход к игровой деятельности или к другому виду работы на уроке, сформулировать порядок и условия игры, подвести итог (дать оценку) и др.

Итак, высказывания в процессе коммуникативной (риторической) игры представляют собой текстовое образование (дискурс), включающее в себя как диалогические единства, блоки, так и развернутые монологические высказывания, относительно самостоятельные по структуре. Все названные структурные единицы высказываний в процессе коммуникативной (риторической) игры обеспечивают структурно-смысловую целостность текста (дискурса) игры.

Библиографический список

  1. Богуславская, Н.Е. Культурно-речевые аспекты разговорного текста // Человек - текст - культура: Коллект. монография/ под ред. Н.А.Купиной, Т.В.Матвеевой / Н.Е. Богуславская, И.А. Гиниатуллин. - Екатеринбург, 1994. - С.141-153.

  2. Винокур, Т.Г. Полилог / Т.Г. Винокур. // ЛЭС. - М., 1990.

  3. Дейк ван, Т.А. Анализ новостей как дискурса / Т.А. Ван Дейк. // Коммуникативные стратегии культуры. Хрестоматия. - Новосибирск, 1999. - С.52 - 54.

  4. Жинкин, Н.И. Речь как проводник информации / Н.И. Жинкин. - М.: Наука, 1982.

  5. Леонтьев, А.А. Психология общения / А.А. Леонтьев. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Смысл, 1997.

  6. Лингвистический энциклопедический словарь / гл.ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. Энциклопедия, 1990.

  7. Матвеева, Т.В. Непринужденный диалог как текст / Т.В. Матвеева. // Человек - текст - культура: коллект. монография / под ред. Н.А.Купиной, Т.В.Матвеевой. - Екатеринбург, 1994. - С.125-140.

  8. Москальская, О.И. Грамматика текста / О.И. Москальская. - М.: Высшая школа, 1981.

  9. Орлова, Т.Г. Обучение жанрам поликодовых текстов в школе и в вузе: Дис. канд. пед. наук / Т.Г. Орлова. - М.., 1995.

  10. Педагогическое речеведение : словарь-справочник / под ред. Т.А.Ладыженской и А.К.Михальской ; сост. А.А.Князьков - Изд. 2-е, испр. и доп.. - М.: Флинта, Наука, 1998. – 312 с.

  11. Сиротинина, О.Б. Тексты, текстоиды, дискурсы в зоне разговорной речи. /О.Б. Сиротинина // Человек - текст - культура: коллект. монография / Под ред. Н.А.Купиной, Т.В.Матвеевой. - Екатеринбург, 1994. - С.105-124.

  12. Ширяев, Е.Н. Структура разговорного повествования / Е.Н. Ширяев // Русский язык. Текст как целое и компоненты текста. Виноградовские чтения. XI. - М.: Наука, 1982. - С.106-121.

ХЛЕБНИКОВА М.С.,

аспирант кафедры теории и методики

обучения русскому языку КузГПА

ГОТОВНОСТЬ СТУДЕНТОВ-ФИЛОЛОГОВ

К ИЗУЧЕНИЮ И ФОРМИРОВАНИЮ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

В АСПЕКТЕ КАТЕГОРИИ «РИТОРИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ»

Общеизвестно, что в сознании каждого из носителей языка есть внутреннее представление о хорошей речи, о положительно образцовом речевом поведении, о риторическом идеале. Обычно мы оцениваем речь людей, вступающих с нами в общение, исходя из тех или иных риторических положительно образцовых категорий, сформированных в коммуникативном сознании. Содержание этих категорий отражает сущность понятия «риторический идеал». Наличие данных категорий или сформированность категории «риторический идеал» сигнализирует о высоком уровне развития коммуникативного сознания. Очевидно, чем выше уровень развития коммуникативного сознания, тем выше речевая культура вступающей в общение личности.

Часто внутренний образ хорошей речи является неосознанным, сознательно неидентифицируемым говорящим. Незнание, непонимание, а зачастую искажение элементов, входящих в структуру положительно образцового или риторически идеального речевого поведения, может повлечь за собой деструктивно (не риторически положительно) организованное общение. Поэтому, на наш взгляд, особое внимание педагогов в процессе становления коммуникативной культуры ребенка и шире современника должно занимать формирование категории «риторический идеал» как коммуникативной.

Под риторически образцовым речевым поведением будем понимать речь, соответствующую правилам культуры речи (нормы речи и соответствие принципу коммуникативной целесообразности), а также речь, воздействующую с помощью вербальных и невербальных средств на интеллектуальную и эмоциональную стороны личности собеседника.

Субъектом речевого поведения выступает личность речевая, коммуникативная или риторическая. Анализ научной литературы [3, 4, 5, 7, 8 и др.] показывает, что данные термины не являются общепринятыми и однозначными. Эти категории часто взаимосмешиваются и используются как синонимичные одними исследователями, другими же предпринимаются попытки их дифференциации по разным признакам. Изучение научных источников позволяет выделить существенные различия между разными типами человека общающегося. Так, под личностью речевой и коммуникативной будем понимать личность, реализующую себя в реальных коммуникативных ситуациях, выбирающую и осуществляющую те или иные (в зависимости от конситуации) стратегии, тактики и средства достижения коммуникативного эффекта (речевой успех не обязательный признак коммуникативной личности) Как правило, речевые/коммуникативные личности реализуются в различных типах институциональных дискурсов. Риторическая же личность – личность, активно и результативно реализующая себя в реальных коммуникативных актах, успешно выбирающая и осуществляющая те или иные (в зависимости от конситуации) стратегии, рече-поведенческие тактики и средства достижения прагматического эффекта (цели), т.е. это следующая ступень реализации личности речевой (коммуникативной). Другими словами, риторическая личность – это личность, не только демонстрирующая высокий культурно-коммуникативный уровень социализации, а личность воздействующая, эффективно общающаяся.

Высшей формой выражения речевой (коммуникативной) и риторической личностей будет их реализация в соответствии с требованиями, предъявляемыми к идеальному речевому поведению или риторическому идеалу.

Необходимость формирования коммуникативной культуры, в том числе и через становление в коммуникативном сознании категории «риторический идеал» признается многими исследователями [1, 2, 6, 10 и др.], но целостной методики изучения и формирования данной категории в сознании современника нет. Задача современного коммуникативного образования – научить организовывать конструктивное, толерантное, децентричное диалогическое взаимодействие в соответствии с представлением о риторическом идеале, которое существует в обществе и обуславливает по многим параметрам успех всего речевого общения и реализовывать его. В основе современного коммуникативного образования лежат нравственно-этические нормы речевого общения в первую очередь. Для того чтобы реализовать названную задачу, потребовалось определить, какое место в коммуникативном сознании студентов занимает категория «риторический идеал» и «антиидеал», какие специфичные признаки они включают в эти понятия, умеют ли видеть и называть черты положительно образцового и негативного речевого поведения в коммуникативной практике героев современной драматургической литературы. С этой целью студентам было предложено выполнить два типа заданий - ответить на вопросы анкеты и выполнить анализ речевого поведения героев с точки зрения отраженных в нем современных идеалов и антиидеалов.

Всего в опросе участвовало 83 студента IV и V курсов факультета русского языка и литературы Кузбасской государственной педагогической академии. В ходе анкетирования мы предполагали выявить:

- какое содержание студенты вкладывают в понятие «риторический идеал»;

- умеют ли выделять и называть признаки положительно образцового и негативного речевого поведения в речи современников;

- считают ли целесообразным изучать современные положительные и отрицательные речевые образцы поведения в условиях школьного и вузовского образования (если да, то что может стать источником изучения).

Первые три задания анкеты предполагали выявить уровень знакомства студентов с понятием «риторический идеал». На первый вопрос («Знакомы ли Вы с понятием «риторический идеал?») предлагалось два варианта ответа: «да» или «нет». Положительно на этот вопрос ответили 29% опрашиваемых студентов, отрицательно – 71%. Полученные данные свидетельствуют о том, что большинство студентов, участвующих в опросе, не знакомы с изучаемой коммуникативной категорией. При выполнении второго задания студентам предлагалось продолжить перечисление характеристик, входящих в состав категории «риторический идеал» и позволяющих его дифференцировать от других коммуникативных категорий. Из ряда предложенных анкетируемые выбрали следующие признаки: смысловая насыщенность (содержательность) речи (96%), нормативность (94%). Кроме того, опрашиваемые самостоятельно назвали такие признаки риторического идеала, как: логичность (25,3%), выразительность (образность) (21,7%), точность (14,45%), уместность (13,25%), благозвучность (13,25%), богатство речи (12%), доступность (ясность) (9,62%), эмоциональность (8,43%), речевая активность и мобильность (8,43%), имиджевые характеристики (7,2%), вежливость (6%), лаконичность (4,8%), компетентность (4,8%), голосовое многообразие (4,8%), тактичность (корректность) (4,8%), эрудированность (образованность) (3,6%), доброжелательность (3,6%), истинность (достоверность, правдивость) (3,6%), коммуникабельность (2,4%), децентричность (2,4%), убедительность (аргументированность) речи (2,4%), уверенность (1,2%), напористость (1,2%), уравновешенность (1,2%), артикуляционная четкость (1,2%), терпимость (1,2%), искренность (1,2%), чувство юмора (1,2%), высоконравственность (1,2%), оригинальность (1,2%). Затруднились в выполнении задания 26,5% опрошенных.

Как видно из ответов, риторически эталонное речевое поведение связывается в сознании опрашиваемых с категориями нормативности, содержательности, логичности, выразительности речи и некоторыми другими коммуникативными качествами речи, т.е. большинство респондентов связывают понятие «риторический идеал» с категориями хорошей и правильной речи. Лишь очень незначительное число анкетируемых отметило, что для риторически идеального речевого поведения не в меньшей степени характерны эмоциональность и речевая мобильность, вежливость и голосовое многообразие, доброжелательность, правдивость и искренность, а также децентричность, терпимость, высоконравственность, чувство юмора и др. Таким образом, полученные сведения показывают, что широкий набор составляющих риторически эталонного речевого поведения не известен студентам либо ими не идентифицируется.

В третьем задании студентам было предложено продолжить определения понятий «риторический идеал» и «современный риторический идеал». 94% опрошенных под риторическим идеалом понимают эталон, положительный образец речевого поведения, образец для подражания, содержащий признаки, отмеченные при выполнении второго задания. 4,8% затруднились дать определение. 1,2% респондентов особо отметили, что под риторическим идеалом понимается идеал ораторской речи. 94% анкетируемых при определении «современного риторического идеала» полностью или частично отождествили его с категорией «риторический идеал», 6% затруднились дать определение понятию «современный риторический идеал». Полученные результаты свидетельствуют о трудностях, возникших при определении т.н. современной составляющей эталонной речи.

Четвертый вопрос («Кто из известных Вам людей соответствует Вашему представлению о риторическом идеале? Обоснуйте свой выбор».) был направлен на выявление реальных носителей коммуникативной культуры, соответствующих, по мнению опрашиваемых, их представлению о риторическом идеале, обоснование выбора, а также на выяснение сферы средоточия «идеальных» речевых личностей. В ответах 90,3% респондентов встретились фамилии вузовских преподавателей. Большинство студентов обосновывает выбор той или иной личности прежде всего высоким уровнем профессиональной компетенции, отмечает умение ясно и доступно объяснять, использование наглядных средств в преподавании, доброжелательность и корректность в отношении к студентам, эрудированность и др. Высокий процент выбора преподавателя как носителя идеальной речевой культуры еще и еще раз подчеркивает речевую ответственность педагога за каждое сказанное и несказанное слово, за каждый поступок. Еще раз свидетельствует о том, что педагог нередко является образцом для подражания (не только школьников, но и студентов). Дикторы телевидения, ведущие телепрограмм, артисты оцениваются как риторически идеальные личности в 34,9% случаев. Для 9,6% носителем идеальной речи явился Путин В.В. Античные и древнерусские риторы отмечены 7,2% респондентов. 3,6% опрошенных как идеальную оценили речь близких родственников.

С помощью пятого, шестого и седьмого вопросов предполагалось выяснить знания о возможных источниках изучения речевого поведения.

В пятом задании респондентам предлагалось продолжить перечисление возможных источников изучения речевого поведения в аспекте риторически положительной образцовой речи. Из ряда предложенных анкетируемые выбрали следующие возможные источники изучения риторически идеального речевого поведения: произведения художественной литературы (проза, поэзия, драма) (66,3%), речь теле-, радиожурналистов (68,7%). Кроме того, опрашиваемые самостоятельно выделили такие источники образцов изучения эталонного речевого поведения как речь учителя (особо отметив учителя-словесника) и преподавателя вуза (31,3%), повседневная коммуникация (13,25%), публичная речь (18%), речь героев кинофильмов (9,6%), реклама как источник изучения идеальной речи (3,6%), произведения древней ораторики (3,6%), речевое поведение президента (1,2%), произведения художественной публицистики (1,2%). 1,2% анкетируемых указало, что категория «риторический идеал» полновесно не раскрывается нигде. Затруднились в самостоятельном приведении возможных источников изучения риторически идеального речевого поведения 44,5% респондентов. Полученные результаты свидетельствуют о том, что т.н. идеальные образцы речевого поведения большинством опрашиваемых черпаются из произведений художественной литературы, речи современных журналистов, учителей, преподавателей, речи окружающих людей.

Шестой вопрос («Какой род литературы предоставляет большие возможности для раскрытия риторического идеала?») был направлен на выявление и обоснование специфических возможностей анализа речи, предоставляемых каждым родом литературы. 51,8% опрошенных отметили, что драматический род литературы предоставляет большие возможности для демонстрации речевого поведения героя, в том числе и в аспекте риторически положительного и отрицательного образца, обосновав свой выбор специфическими особенностями драматургического произведения: драма позволяет наглядно слышать и видеть героя в его взаимодействии с другими героями; звучащая речь предоставляет большие возможности для анализа речевого поведения, в том числе его ритмико-интонационных особенностей; в основе драмы лежат диалогические отношения между героями; драма предназначена для разыгрывания – отсюда наглядно представляет разные варианты речевого поведения и др. 25,3% респондентов выделили эпическое произведение как наиболее целесообразный источник анализа речи героев, отметив, что эпические диалоги более всего соответствуют речи в реальной жизни, по сравнению с драматургическими; что читатель обычно идентифицирует себя именно с героем рассказа, повести, романа. 2,4% анкетируемых обозначили лирический род литературы как источник, в котором раскрывается речевое поведение человека говорящего в аспекте риторического идеала или негатива, не аргументировав свой выбор. 22,9% респондентов отметили, что равные возможности для изучения речевого поведения, в том числе в аспекте риторического эталона или негатива предоставляют разные роды литературы, выделив следующие соотношения: эпос, лирика, драма (9,63); эпос и драма (8,43%); эпос и лирика (2,4%); лирика и драма (2,4%). Как видно из ответов, большинство анкетируемых выделили драматический род литературы как предоставляющий большие возможности для изучения речевого поведения в силу его наглядности и диалогичности.

Седьмой вопрос («На каких образцах, на Ваш взгляд, следует формировать представление об идеальном речевом поведении?) предполагал выяснить круг источников, образцов, используя которые можно формировать представление об эталонном речевом поведении. Опрашиваемыми были названы следующие возможные источники изучения и формирования риторически положительного речевого поведения: произведения художественной литературы (классической и современной) (63,8%), образцы теле- и радиожурналистики (47%), зафиксированные фрагменты реальной повседневности (реальная устная речь) (8,4%), кино (4,8%), театральные постановки (3,6%), зафиксированная реальная речь учителя (3,6%). Затруднились в выполнении задания 12% респондентов. Таким образом, полученные данные показывают, что основными источниками изучения и формирования положительно образцовой речи, по мнению анкетируемых, могут быть произведения словесного творчества и радио-, тележурналистики.

Восьмой вопрос («Считаете ли Вы, что Ваше речевое поведение соответствует понятию «риторический идеал»?») позволил выявить степень соответствия понятия «риторический идеал» речевому поведению анкетируемых. 74,6% респондентов ответили, что их речь не соответствует понятию эталонной речи по многим параметрам (анкетируемые студенты оценивают свою речь как часто ненормативную, невыразительную, нелогичную, несдержанную, не воздействующую на собеседника, не достигающую результата, с обилием хезитации, часто с неоправданно высокой степенью жестикуляции и др.). 6% опрошенных охарактеризовали свое речевое поведение как риторически положительно образцовое. Затруднились в ответе на вопрос 4,8% участвующих в опросе. 14,45% опрошенных студентов ответило, что по отдельным признакам их речь можно охарактеризовать как риторически близкую к положительному образцу, по другим же нет. Полученные данные свидетельствуют о том, что речь большинства опрошенных далека от риторически эталонной, а это в свою очередь еще раз подчеркивает актуальность разного рода методик, направленных на формирование и развитие категории «риторический идеал» в коммуникативном сознании современного носителя языка.

Девятый вопрос направлен на выявление того, насколько участники опроса осознают потребность в изучении современных речевых образцов поведения в условиях вузовского и школьного образования. На первую часть вопроса «Как Вы думаете, необходимо ли изучать современные положительные и отрицательные образцы поведения в условиях школьного и вузовского образования?» положительно ответили 100% опрошенных. Вторая часть вопроса, в которой предлагалось обосновать свою точку зрения, осталась без ответа у 1,2% опрошенных студентов. По мнению остальных респондентов, необходимость изучения положительных и отрицательных образцов современной речи в школе и вузе обусловливается тем, что это позволит скорректировать собственное речевое поведение, позволит сделать его более успешным (77,1%), будет способствовать формированию хорошей речи у школьников (14,5%), достижению жизненного успеха (6%), поможет овладеть способами нейтрализации речевого негатива (2,4%).Таким образом, необходимость изучения разных моделей речи с целью формирования риторически положительного речевого поведения признается большинством опрошенных.

Десятое задание («Проанализируйте представленный образец, отметьте, какие, с Вашей точки зрения, черты современных риторических идеалов и антиидеалов нашли отражение в речевом поведении героев?») было связано с анализом ситуации речевого взаимодействия в аспекте риторического идеала / антиидеала. Целью его было проверить, умеют ли студенты видеть, выделять и называть отдельные характеристики речевого поведения человека говорящего с точки зрения их конструктивного или деструктивного характера. При выборе фрагмента для анализа мы руководствовались следующим: во-первых, задание должно было представлять определенную трудность для участвующих в эксперименте, во-вторых, в тексте должны были проявиться отдельные характеристики положительно и отрицательно образцовой модели речевого поведения, но при этом они не должны быть однозначными. В результате нами был выбран и предложен для анализа текст, представляющий диалогическое взаимодействие двух героев – мужа (Нечаева) и его жены. С нашей точки зрения, данный фрагмент в достаточной мере отражает некоторые основные «идеальные» и «антиидеальные» составляющие современной речи, не позиционируя конкретно, что «хорошо», а что «плохо» в речевом поведении героев, тем самым обусловливая целесообразную трудность задания. При этом мы допускаем, что анализ небольшого фрагмента речи героев не позволяет делать выводы о риторическом идеале современности в целом, однако не имея возможности представить участвующим в опросе более развернутый эпизод (-ы) речевого общения, мы выбрали для анализа речевую ситуацию, в которой, на наш взгляд, представлены наиболее типичные черты современной речи. Приведем предложенный для анализа текст.

Текст

(Нечаев – кинорежиссер, около тридцати лет. Действие фрагмента происходит в съемочном павильоне в обеденный перерыв.)

Жена. Ты чувствуешь, что ты сейчас ешь? Ты съел сейчас половину моего дня.

Нечаев. Действительно, глупо носить обед из дома.

Жена. Да, умнее, если бы ты питался в творческом буфете. А потом неделю ходил бы с больным желудком, а я целый день варила тебе бульон.

Нечаев молча ест.

отчего люди так противно едят? И вообще все эти тарелки!.. Боже мой, кто придумал эту еду?

Нечаев (поднял голову, молча смотрит на нее, потом, стараясь не торопиться, снова ест. После паузы.) Что-нибудь произошло?

Жена. Ничего… Да, сейчас встретила на улице нашу ботаничку Софу. Она шла в коротеньком девичьем платьице. «Здравствуйте, Софа». А Софе за пятьдесят, и все над ней смеются. А мне вот страшно на нее смотреть. Она тридцать лет в одной школе: сначала была пионервожатая Софа, потом молоденькая учительница Софа. И так все тридцать лет, и все в одной школе, и все: «Софа», «Софа». И она не заметила, как прошло время. И для себя она по-прежнему Софа в коротеньком платьице. И вот так же пройдет моя жизнь. И ничего ты не увидишь, и ничего ты не заметишь: обеды, ужины, зарплата. Смешно! Раньше ко мне часто приставали на улицах, и я сердилась. А сейчас почти никто не пристает, и скоро я уже буду сердиться от этого.

Нечаев. Да, я получил зарплату…

Жена (яростно). Надоело! Эти деньги, деньги!

Потом их вечно не хватает, потом…

Нечаев. Да, конечно. Когда я получал восемьдесят рублей, нам хватало. Теперь я получаю…

Жена. Мне скучно от этих разговоров!

Нечаев. Я просил тебя поехать в дом отдыха!

Жена. Дура, что не поехала! Торчать в свой отпуск в городе, с обедами! Что ты молчишь?

Нечаев. Думаю.

Жена. О чем же?!

<…>

Нечаев. Тише… Тише… Тише…<…> Мне не хочется с тобой ссориться…<…>

Жена. Ты прав, у нас все было. Ну ладно. <…> Я уезжаю на юг ночным поездом. До свиданья.

Нечаев. До свиданья!

Жена (поворачивается, медленно идет к двери, толкает дверь, но дверь не открывается. Она толкает ее снова, тот же результат. В гневе.) Ну, я не знаю!

Тогда Нечаев разбегается и бьет плечом в дверь.

Дверь распахивается.

(Э. Радзинский «Снимается кино…») [9, с. 138-141].

56,6% участвующих в эксперименте студентов затруднились с выполнением задания. 43,4% анкетируемых предприняли попытку анализа речевой ситуации в означенном аспекте. Респондентами было отмечено, что однозначно положительно образцовой нельзя назвать речь ни одного из героев. В целом оба героя не демонстрируют положительного образцового речевого взаимодействия – они равнодушны друг к другу, не желают слышать друг друга, не заинтересованы друг в друге. При этом участвующие в опросе все же сочли возможным выделить отдельные черты современного эталонного речевого поведения (в частности, в речи Нечаева). Среди положительно образцовых черт современной речи были названы следующие: вежливость, тактичность, корректность, неконфликтность, сдержанность, компромиссность, терпимость. Как негативные, деструктивные, не способствующие комфортному общению были отмечены грубость, бестактность, вспыльчивость, раздражительность, резкость, агрессивность (эту модель поведения наиболее ярко демонстрирует героиня). Анализ результатов показывает, что большинство студентов, участвующих в опросе, затруднились с выполнением задания в связи с незнанием признаков, характеризующих положительно образцовое и негативное речевое поведение.

Итак, обобщив результаты анкетирования, мы пришли к выводу о том, что участвующие в эксперименте студенты имеют лишь общее понятие о положительно образцовой речи. Значительная часть опрошенных имеет весьма узкое представление о чертах, характеризующих современное эталонное речевое поведение. Большая часть респондентов не видит существенных различий между риторическим эталоном и современным риторическим эталоном. Кроме того, многие респонденты под «риторическим идеалом» понимают лишь идеал ораторской публичной речи, а также категорию, реализующуюся только в сферах профессионального общения, никак не связанную с повседневной речевой практикой, с обиходно-бытовым общением человека.

Библиографический список

  1. Аннушкин, В.И. Образ человека в русской классической и современной риторике / В.И. Аннушкин // Человек в информационном пространстве: межвузовский сборник научных трудов. – Ярославль, 2003. – С. 90-98.

  2. Аннушкин, В.И. Риторика и культура речи в науке и речевой практике / В.И. Аннушкин // Риторика в современном обществе и образовании: сборник материалов Ш – V Международных конференций по риторике. – М.: Флинта: Наука, 2003. – С. 32-42.

  3. Кодухов, В.И. Речевая личность: уровни познания и уровни речи / В.И. Кодухов // Разноуровневое речевое развитие языковой личности: материалы межвузовского семинара, 27 января 1995 г. – Спб.: Образование, 1995. – С. 13-18.

  4. Красных, В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации: курс лекций / В.В. Красных. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2001. – 270 с.

  5. Лемяскина, Н.А. Коммуникативное поведение младшего школьника / Н.А. Лемяскина, И.А. Стернин. – Воронеж, 2000. – 195 с.

  6. Михальская, А.К. Русский Сократ: лекции по сравнительно-исторической риторике: учеб. пособие для студентов гуманитарных факультетов / А.К. Михальская. – М.: Издательский центр «Академия», 1996. – 192 с.

  7. Прохоров, Ю.Е. Действительность. Текст. Дискурс. РКИ / Ю.Е. Прохоров. – М., 2003. – 266 с.

  8. Прохоров, Ю.Е. Русское коммуникативное поведение / Ю.Е. Прохоров, И.А. Стернин. – М., 2002. – 277 с.

  9. Радзинский, Э. Начало театрального романа / Э. Радзинский. – М.: Вагриус, 2004. – 512 с.

  10. Сковородников, А.П. К методологии разработки и представления русского риторического идеала / А.П. Сковородников // Филологические науки. – 1999. - № 5. – С. 75-82.



МЫ УЧИМСЯ…

МЫ УЧИМ…

Современная коммуникативная культура

в лингвометодическом аспекте

Под редакцией Т.Ю. Зотовой, Т.А. Федосеевой

Ответственные за выпуск - Е.С. Истомина, М.С. Хлебникова

Макет - Е.С. Истомина, М.С. Хлебникова

Подписано в печать 08.11.2006 г. формат 60х84 1/16

Бумага книжно-журнальная. Усл. печ. л. 8,75

Тираж 500 экз.

Редакционно-издательский отдел КузГПА

654000, г. Новокузнецк, ул. Покрышкина, 16 А

1 В качестве синонимов «словесных действий» П.М.Ершов употребляет терминологические словосочетания «действия словом», «словесное воздействие».

2 Ситуация взята нами из реальной педагогической практики учителя-словесника.

3 Жирным курсивом выделены проблемные вопросы.

4 В этих примерах жирным курсивом выделены вводные компоненты, глаголы в форме повелительного наклонения, частицы.

5 Здесь жирным курсивом мы выделили предложения, в которых, на наш взгляд, сформулирована ведущая проблема.

6 Жирным курсивом выделены тезисы.

7 Названные классификационные признаки выделены нами на основании известных в социальной психологии основных форм «коллективного субъекта» [1, с.75].

8 Названия разновидностей КТП выбраны нами и являются условными, рабочими.

9 Творческий портрет персоналии - профессионального жанра речи, который создается в специфических учебных ситуациях с целью заинтересовать учеников творчеством мастера слова, побудить к внимательному изучению его произведений, и обладает такими характеристиками, как комплексная жанровая природа, смешанная структурно-смысловая модель текста, гибридный функциональный стиль

10 Курсив наш.

11 Подобные проявления конфликтологической неустойчивости вызывают закономерный протест учащихся, который проявляется в аналогичных ответных реакциях [4, 5].

12 Жирным курсивом выделена деструктивная реплика педагога, провоцирующая конфликт.

13 Для наглядности ключевые фразы выделены подчеркиванием.

* Подчеркнуты слова-связки.

14 Клякина Е.А. Приемы педагогической интерпретации научного текста / Е.А. Клякина / Интерпретация научного текста в ситуации учебного общения // под ред. Н.Д. Десяевой. – Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2002. – с. 45.

15 Граник Г.Г. Секреты орфографии: н. для учащихся 5 – 7 кл. / Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевая. – М.: Просвещение, 1991. – 222 с.: ил. – с. 76.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Психолого-педагогические условия самореализации учащихся в образовательной среде детской школы искусств

    Автореферат
    Работа выполнена в государственном образовательном учреждениивысшего профессионального образования«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»
  2. Слайд 1 Доклад: «Днем сегодняшним строим школу будущего»

    Доклад
    (Об основных направлениях реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» на территории Юго – Восточного образовательного округа).
  3. Б. И. Вершинин Л. Е. Попов С. Н. Постников

    Документ
    Состояние души. Беседы о педагогике как науке о путях реализации функциональных возможностей мозга./Б.И. Вершинин, Л.Е. Попов, С.Н. Постников, М.И. Слободской.
  4. Проекты из будущего в настоящий день архангельска

    Документ
    Деревянные малоэтажки вместо многоквартирных домов предложил строить в Архангельске профессор, заведующий кафедрой инженерных конструкций и архитектуры АГТУ Ю.
  5. Валгина Нина Сергеевна профессор, кандидат филологических наук. Светлышева Валентина Николаевна доцент, кандидат филологических наук. Пособие включает описание принципов русского правописания и изложение

    Изложение
    Пособие включает описание принципов русского правописания и изложение правил орфографии и пунктуации с учетом тенденций их развития, отраженных в практике современной печати.

Другие похожие документы..