Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
• организация эффективного взаимодействия с организациями, образующими инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства и созд...полностью>>
'Реферат'
Огромен сейчас интерес к древнерусской живописи в нашей стране, и не менее огромны трудности ее восприятия у тех, кто обращается к ней сегодня. Их ис...полностью>>
'Документ'
У відповідності до Законів України “Про освіту”, “Про загальну середню освіту”, “Про позашкільну освіту”, “Про охорону навколишнього природного серед...полностью>>
'Программа'
Гражданское право как частное право. Термин «гражданское право». Частное и публичное право. Система гражданского права. Системы частного права в зару...полностью>>

Вопросы охраны психического здоровья

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ВЛИЯНИЕ ГИПОТИРЕОЗА У МАТЕРИ НА ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА

М.А. Белянчикова, В.В. Фадеев, Г.В. Скобло, А.А. Бобров,

С.В. Лесникова, Е.А. Пигарова

Научный центр психического здоровья РАМН, г. Москва, Россия

Московский НИИ Психиатрии МЗ РФ, г. Москва, Россия

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова, г. Москва

Эндокринологический научный центр РАМН, г. Москва, Россия

Исследование факторов риска психических расстройств и отклонений в психическом развитии составляет неотъемлемую часть современной детской психиатрии. В последние годы после открытия проницаемости плаценты для тиреоидных гормонов и важной роли материнских гормонов щитовидной железы в первом триместре беременности для обеспечения формирования мозга плода (Man E.B. et al., 1972) стали чрезвычайно актуальны вопросы изучения психического развития и психического здоровья у детей, матери которых перенесли гипотироксинемию во время беременности. Ряд исследователей указывает на высокую вероятность существенных нарушений в психологическом развитии ребенка в случае неадекватной терапии гипотиреоза. Причем риск их возникновения сохраняется вплоть до 7-8 летнего возраста (Haddow J.E. et al., 1999; Pop V. et al., 2000).

Цель данного исследования состояла в изучении состояния психического здоровья и особенностей психического развития детей, родившихся у матерей с верифицированным гипотиреозом во время беременности.

Материал и методы исследования

Основные методы исследования: клинико-психопатологический с использованием критериев Diagnostic Classification of Mental Health and Developmental Disorders of Infancy and Early Childhood, 1994 (DC:0-3) и психодиагностический с использованием Денверского скрининг-теста развития, 1971 (DDST), методики психологического обследования детей (Стребелева Е.А, 1998) .

Всего было изучено 24 ребенка в возрасте от 8,5 месяцев до 4 лет (9 мальчиков, 15 девочек). Их матери (21 человек) наблюдались в Эндокринологическом научном центре РАМН и в клинике эндокринологии ММА им. И.М. Сеченова г.Москвы.

Контрольную группу составили 25 детей того же возраста и 25 их матерей, не имеющие каких-либо признаков эндокринных заболеваний, отобранные случайным методом.

Возраст матерей составил 25-33 года (средний возраст 28,8 лет). У 16 пациенток гипотиреоз был выявлен до наступления беременности (у 10 он сформировался в исходе аутоиммунного тиреоидита, у 5 возник после оперативного лечения диффузно-токсического и коллоидного зоба, у 1 пациентки через 5 лет после лечения рака щитовидной железы). Эндокринологический статус всех этих больных к моменту наступления беременности был компенсированным. У 5 из них повышение уровня тиреотропного гормона (ТТГ) имело место уже в I триместре беременности,

что потребовало увеличения дозы L-тироксина из-за повышенной потребности организма беременной женщины в тиреодных гормонах. У 5 пациенток гипотиреоз был выявлен случайно в ходе обследования во время беременности. Все пациентки получали L-тироксин, дозы которого составляли от 50 до 175 мкг в сутки. У 3 обследованных женщин декомпенсация гипотиреоза имела место во время двух беременностей. Поэтому в исследование были включены двое их детей. 4 пациентки по различным причинам не принимали адекватные дозы L-тироксина, и гипотироксинемия у них продолжалась длительное время. Остальные женщины (17 человек) регулярно обследовались и лечились. Анализ течения беременности показал, что серьезные осложнения во время беременности возникали с одинаковой частотой в основной и контрольной группах (у 4 в основной группе (16,6%) и у 4 в контрольной группе (16%)). Существенных различий в течении родов также не было: кесарево сечение у 5 пациенток (20,8%) в основной группе и у 4 (16%) в контрольной группе. Значимые нарушения в протекании неонатального периода (асфиксия в родах, тяжелая желтуха, инфекционные заболевания, перинатальная энцефалопатия) выявлялись у 4 (16,6%) детей основной группы и у 5 (20%) в контрольной группе.

Анализ анамнестических данных показал, что незапланированная беременность у женщин с гипотиреозом имела место реже, чем в контрольной группе (соответственно у 3 (12,5%) и 13 (56%)). Редукция супружеской поддержки в первой половине беременности отмечалась у 3 (12,5%) пациенток с гипотиреозом и у 5 (20%) из контрольной группы. У 1/3 женщин с гипотироксинемией источником стресса являлось наличие отклонений в эндокринном статусе и беспокойство по поводу здоровья будущего ребенка, что отсутствовало в контрольной группе.

Результаты и обсуждение

Результаты изучения психического здоровья детей показали, что у 15 детей (62,5%) основной группы имели место психические расстройства, в контрольной группе у 7 детей (28%). В основной группе выявлялись (по DC:0-3) расстройство регуляции у 9, фобическое тревожное расстройство у 3, расстройство сна у 1, депрессивное расстройство у 1, мультисистемное расстройство развития у 1. В контрольной группе у 5 детей отмечалось расстройство регуляции, у 1 расстройство адаптации, у 1 расстройство сна. У 1 ребенка из основной группы имели место серьезные неврологические нарушения (постоянный нистагм, подозрение на атрофию зрительного нерва, кисту головного мозга). Следует отметить, что мать этого ребенка отказалась от приема L-тироксина, и уровень ТТГ во время беременности достигал очень высоких цифр 25,9 (при норме 0,4-4 мЕд/л). Оценка психического состояния детей по 2 оси DC:0-3, показала, что у 14 детей (58,3%) определялось расстройство взаимоотношений ребенка с матерью, а в 1/3 случаев оно было достаточно выраженным (50-60 баллов по PIR-GAS). В контрольной группе расстройства взаимоотношений практически отсутствовали.

Оценка психического развития детей по DDSTYLE="выявила выраженное нарушение в развитии только у 3 детей в основной группе. Причем, все эти дети родились у матерей, которые отказывались принимать адекватные дозы L-тироксина во время беременности. У части детей основной группы отмечались легкие нарушения в психическом развитии. Так, у 3 детей имелось предположение о нарушении социально-адаптивных функций, у 12 - нарушении тонкой моторной координации, у 6 – нарушении речи, у 2 – нарушении общей грубой моторики. При использовании методики психологического обследования по Е.А. Стребелевой средняя оценка по тесту в основной группе детей составляла 27 баллов (при норме 35-40 баллов). Данная методика позволяет выявить характер познавательной деятельности у ребенка (степень принятия задания, способ его выполнения, обучаемость, интерес к результату). Анализ полученных данных показал, что 5 детей (20,8%), родившихся у женщин с гипотиреозом (с баллом от 13 до 23), имели затруднения при установлении контакта с исследователем, часто давали отказные реакции и могли действовать в основном только по подражанию. 9 детей (37,5%) (24-33 балла), имея хорошие навыки общения, испытывали трудности при самостоятельном выполнении адекватного возрасту задания из-за моторной неловкости или нарушений развития других психических функций и постоянно обращались за помощью. 10 детей (41,7%) (34-40 баллов) имели соответствующий возрасту уровень познавательной деятельности.

Таким образом, дети, родившиеся у матерей с декомпенсацией гипотиреоза во время беременности, входят в группу риска по формированию психических расстройств и нарушений психического развития. Наибольшее неблагополучие выявляется у детей, родившихся у женщин, отказавшихся от адекватного лечения тиреотропными гормонами. Остается неясным вопрос о наличии нарушений родительско-детских отношений в этой группе, что может быть связано с рядом моментов. Один из них – это частые психические расстройства у детей, которые могут провоцировать изменение отношения матери к ребенку. Второй – родительский стиль матери, зависящий от ее личностных особенностей, который нуждается в дальнейшем исследовании. Предполагается дальнейший набор данных и углубленное изучение факторов риска у детей с отягощенным эндокринологическим анамнезом для выработки адекватного подхода к профилактике, лечению психических расстройств и ранней профилактике нарушений психического развития.

ОСОБЕННОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ РАЗЛИЧНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ

Е.Г. Будрина

Институт психологии РАН, г. Москва, Россия

Одной из важнейших задач современного школьного образования является повышение эффективности обучения, что связано с поиском и созданием новых форм и систем обучения, максимально способствующих гармоничному психическому развитию детей, особенно их умственному развитию. Педагогическая практика должна опираться на целостные теоретические концепции, законы обучения и развития, теоретически выверенные, строго контролируемые и воспроизводимые экспериментом.

Нами было проведено эмпирическое исследование с целью выявления динамики интеллектуального развития подростков в условиях различных образовательных сред с учётом результативных, креативных и стилевых свойств интеллектуальной деятельности. В соответствии с целью нашего исследования, мы рассмотрели три образовательные модели обучения.

1. Традиционная модель обучения. Подростки обучаются по традиционным методикам, программам и учебникам, рекомендованным Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации.

2. Обогащающая модель обучения. Её основным назначением является интеллектуальное воспитание учащихся за счёт актуализации и усложнения ментального (умственного) опыта ребёнка. Адресатом педагогических воздействий являются основные компоненты индивидуального ментального опыта, становление которых осуществляется средствами специально сконструированных учебных текстов (учебных пособий по математике для учащихся 5–9-х классов). Каждое учебное пособие выступает в качестве интеллектуального самоучителя. Организация текстов такова, что во-первых, с его помощью обеспечивается формирование базовых компонентов ментального опыта, во-вторых, создаются условия для индивидуализации учения на основе учёта индивидуальных познавательных склонностей детей с разным складом ума, и в-третьих, инициируется мотивационная включенность ученика в освоение математического материала благодаря сюжетно-диалоговой конструкции учебного текста.

Обогащающая модель обучения разработана авторским коллективом под общим руководством проф. Э.Г. Гельфман и проф. М.А. Холодной и реализована в рамках проекта «Математика. Психология. Интеллект» (МПИ) в серии из 13 учебных пособий по математике для учащихся 5–9-х классов. Более подробно концепция «обогащающей модели» представлена в книге М.А. Холодной «Психология интеллекта».

3. Коррекционная модель обучения. Сбор эмпирических данных осуществлялся не в коррекционных классах или классах выравнивания, созданных почти в каждой школе и в каждой параллели, где обучаются дети, как правило, «трудные» и «неугодные» учителям, а в специальной коррекционной школе для детей и подростков с отклонениями в развитии. Дети учатся в данной школе со 2-го по 9-й класс. Переводят в данную школу детей на основании заключения медико-социальной комиссии (МСК) и с согласия родителей в основном в начальном звене или младшем подростковом возрасте. У всех детей, обучающихся в школе, в личном деле имеется заключение МСК о задержке психического развития, как правило, без уточнения диагноза. Специфика школы предполагает уменьшение количества учащихся в одном классе до 6–9-ти человек и упрощенную программу обучения. Обучение осуществляется по тем же учебникам, что и у подростков традиционной модели, но из программы обучения исключены отдельные темы или разделы и допускается неполное их изучение. Учитель вправе сам варьировать количество часов на изучение определённой темы.

Сбор эмпирических данных проводился в общеобразовательных школах № 40, № 57 и в специальной коррекционной школе № 33 для детей и подростков с отклонениями в развитии г. Ижевска. В исследовании принимали участие подростки с 5-го по 9-й класс, общая выборка составила 566 человек, из них подростков, обучающихся по традиционной модели - 236 человек, по обогащающей модели - 229 человек и по коррекционной модели - 101 человек.

Программа исследования включала следующие методики:

  1. Для диагностики результативных свойств интеллекта: тест

«Прогрессивные матрицы» Дж. Равена.

  1. Для диагностики креативных свойств интеллекта:

модификация «Круги» Е. Торренса (невербальная креативность).

  1. Для диагностики стилевых свойств интеллекта: а) методика

«Фигуры Готтшальдта» для определения стиля полезависимости/поленезависимости; б) методика «Свободная сортировка слов» в модификации В. Колги для определения стиля узкий/широкий диапазон эквивалентности (в работах отечественных авторов этот стилевой параметр интерпретируется как аналитичность/синтетичность); в) методика «Сравнение похожих рисунков» Дж. Кагана для определения стиля импульсивность/рефлексивность.

Вначале мы представим сравнительные результаты исследования подростков, обучавшихся по обогащающей и традиционной модели.

Результативные свойства интеллекта. Между этими группами получены достоверные различия по показателю «Сумма правильных ответов» в 6–9-х классах. Подростки традиционной формы обучения с 5-го по 9-й класс имели средний уровень интеллектуального развития (15–45), значение показателя «Сумма правильных ответов» с возрастом изменялось незначительно (41 – 44). Подростки, обучавшиеся в рамках проекта МПИ, уже в 6-м классе переходили на следующий уровень интеллектуального развития – выше среднего, и с возрастом значение показателя «Сумма правильных ответов» значительно увеличивалось (41 – 54).

Креативные свойства интеллекта. Получены достоверные различия между группами по показателю «Конструктивная активность» в 8-х и 9-х классах. У подростков, обучавшихся по программе МПИ, с возрастом значение показателя «Конструктивная активность» увеличивалось, а у подростков, обучавшихся по традиционной модели, снижалось. Получены достоверные различия между группами по показателю «Оригинальность» в 5, 6-х и 9-х классах. Значение показателя «Оригинальность» у подростков, обучавшихся по модели МПИ, было выше, чем у подростков традиционной модели обучения в четырёх из пяти исследованных нами возрастных группах (исключение 7-й класс).

Стилевые свойства интеллекта. По методике «Фигуры Готтшальдта» получены достоверные различия в обобщённом показателе «Полезависимость/поленезависимость» в 8-х и 9-х классах. По методике «Свободная сортировка слов» получены достоверные различия в показателе «Коэффициент категоризации» в 6–9-х классах. По методике «Сравнение похожих рисунков» получены достоверные различия в показателе «Количество ошибок» в 7–9-х классах, а в показателе «Время первого ответа» в 8-х и 9-х классах.

Наше исследование показало, что подростки, обучавшиеся по обогащающей модели, уже с 6-го класса опережали своих сверстников, обучавшихся по традиционной модели. С возрастом, между подростками этих двух моделей обучения становилось всё больше отличий, которые проявлялись в результативных, креативных и стилевых свойствах интеллекта. Ярким свидетельством в пользу того, что в умственном опыте подростков обогащающей модели обучения происходят определённые изменения, является характер выраженности стилевых особенностей интеллектуальной деятельности. Подростки, обучавшиеся по обогащающей модели обучения, по сравнению с подростками, обучавшимися по традиционной модели обучения, становились более поленезависимыми, аналитичными и рефлексивными.

Таким образом, обучая школьников математике в течение пяти лет на основе специально сконструированных учебных текстов, можно выстроить систему индивидуальных интеллектуальных средств, способствующих росту интеллектуальных возможностей каждого ребёнка.

Далее мы рассмотрим результаты подростков, обучавшихся по традиционной и коррекционной модели обучения. Сравнивая результаты исследования подростков этих групп, интересными оказываются факты не наличия достоверных отличий, а наоборот их отсутствия.

Результативные свойства интеллекта. Подростки традиционной и коррекционной формы обучения находятся на одном уровне интеллектуального развития, а именно – среднем уровне интеллекта. Нами получен факт отсутствия различий в уровне интеллекта у подростков в 9-х классах.

Креативные свойства интеллекта.Получено отсутствие достоверных отличий по показателю «Оригинальность» в 6, 7-х и 9-х классах и по показателю «Категориальная гибкость» в 6, 8-х и 9-х классах.

Стилевые свойства интеллекта. Получено отсутствие достоверных отличий по методике «Фигуры Готтшальдта» в показателе «Полезависимость/поленезависимость» в 8-м классе и по методике «Сравнение похожих рисунков» в показателе «Количество ошибок» в 9-м классе.

С возрастом достоверных различий в исследуемых нами показателях свойств интеллекта между подростками, обучавшимися по традиционной и коррекционной моделям обучения, становилось меньше. К 9-му классу сохранялись отличия по стилевым свойствам интеллекта, а по результативным и креативным свойствам интеллекта подростки не отличались. Полученные нами результаты можно объяснить тем, что обучение подростков коррекционной модели затрагивает развитие только результативных и креативных свойств интеллекта, а не стилевых его свойств. Можно предположить наличие естественного ресурса у подростков, обучавшихся по коррекционной модели, который проявлялся к старшему подростковому возрасту и за счёт которого подростки сравнивались. Коррекционная модель является «обедненной» средой, которая не учитывает всех возможностей этих подростков, что и было выявлено в ходе нашего исследования. А именно, неразвитость стилевых свойств интеллекта. Специфика школы, о которой говорилось выше, не решает очень важной проблемы - индивидуального подхода к каждому ребёнку. Дети с диагнозом ЗПР представляют собой разнородную группу, именно это и не учитывается при их обучении.

Обучение и воспитание таких детей должно быть направлено на сенсорное, умственное речевое развитие, расширение и систематизацию их знаний об окружающем мире. Существующая коррекционная программа обучения, наоборот, предполагает снижение объема изучаемого материала, что не способствует интеллектуальному развитию этих детей. Проблему индивидуализации обучения этих детей можно решить, перейдя с коррекционной модели обучения на обогащающую модель обучения, так как учебные тексты МПИ-проекта сконструированы таким образом, чтобы ученик мог выбрать предпочитаемые им формы предъявления учебной информации, тип учебного материала, способ познания, продвигаться по учебному материалу в удобном для себя темпе, выбрать уровень трудности заданий и т.д.

Наше исследование не предполагало изучение изменений, которые могли бы произойти в результате обучения подростков коррекционной школы по обогащающей модели обучения. Можно только предположить, что сходные результаты в исследуемых нами переменных были бы получены не в 9-м классе, а гораздо раньше.

Копинг-профилактика аддиктивного поведения в вузах: фактор проживания в домашних условиях и в общежитии

И.В. Воеводин

Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск, Россия

Адаптивность стратегий, применяемых в подростково-юношеском возрасте при столкновении с жизненными трудностями, является одним из факторов резистентности к вовлечению в употребление психоактивных веществ (ПАВ). Задачей данного исследования1 явилось изучение особенностей аддиктивного поведения и копинг-поведения студентов, проживающих в родительской семье и вне семьи (в общежитии, в наемной квартире и т.п.). (группа 1) проживали в родительских семьях, 347 студентов (группа 2) – вне семьи.

Половой состав групп сопоставим – в группе 1 соотношение юноши/девушки составляет 36,5/63,5 %, в группе 2 – 30,5/69,5 %, P>0,05.

Для решения данной задачи методом анонимного анкетирования было обследовано 657 студентов вузов различного профиля (технического, гуманитарного, медицинского), средний возраст на момент обследования – 18,6±1,5 лет. Из числа обследованных 310 студентов

В общей структуре аддиктивного поведения неблагоприятная ситуация выявлена среди студентов, проживающих с родителями, в виде тенденции к более высокому уровню алкоголизации и достоверно более высокого уровня вовлеченности в употребление наркотиков.

Ранее, при изучении половых, межрегиональных и межвузовских различий в структуре аддиктивного поведения студентов, мы определили, что достоверные межгрупповые различия обнаруживаются за счет динамики групп «нормативного поведения» и «сочетанного злоупотребления» алкоголем и наркотиками; изолированные же группы «злоупотребляющих алкоголем» без наркотического опыта и «имеющих наркотический опыт» без злоупотребления алкоголем достаточно стабильны и, вероятно, отражают наличие стойких паттернов аддиктивного поведения, присущих определенной доле лиц в любом студенческом контингенте.

Структура мотивировок (собственных указаний на причину) употребления психоактивных веществ в рассматриваемых группах в основном сходна, с тенденциями к повышению значимости гедонистической для проживающих с родителями и атарактической – для проживающих вне семьи.

СТРУКТУРА АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ СРЕДИ СТУДЕНТОВ



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Психические расстройства у лиц допризывного и призывного возрастов в контексте психического здоровья детско-подросткового населения

    Автореферат
    Защита состоится декабря 2010 г. в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 001.030.01 при НИИПЗ СО РАМН по адресу: 634014, г.
  2. Проблемы и пути их решения Европейская конференция воз на уровне министров по охране психического здоровья Хельсинки, Финляндия, 12-15 января 2005 г

    Документ
    Мы, министры здравоохранения государств — членов Европейского региона Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в присутствии европейского комиссара по вопросам здравоохранения и защиты прав потребителей, вместе с директором Европейского
  3. «Здоровье нации и инновационное развитие России»

    Программа
    Национальный комитет «Интеллектуальные ресурсы России», Национальный Центр санитарного просвещения населения (САНПРОСВЕТ), Межрегиональное общественное движение «Здоровье нации», Международный университет в Москве.
  4. Руководство воз по Психическому здоровью в первичной Сети Адаптировано с разрешения для Великобритании

    Руководство
    Адаптировано с разрешения для Великобритании. Указания по диагностике и тактике ведения психических расстройств в первичной сети: МКБ-10 Глава V Версия для первичной сети.
  5. Непсихотические психические расстройства при эпилепсии в детском возрасте

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Уральская государственная медицинская академия дополнительного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Другие похожие документы..