Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Четвертый сон Веры Павловны больше необходим для автора, чем для романа в целом. Этот эпизод – редкий миг откровения автора; он делится с читателями и...полностью>>
'Документ'
Донецький інститут міського господарства Державного вищого навчального закладу «Київський університет управління та підприємництва» (ДІМГ) в місті До...полностью>>
'Закон'
Законодательство Российской Федерации, осуществляющей переход к рыночной экономике, коренным образом меняется. Изменения в законодательстве затронули...полностью>>
'Программа'
Введение (анализ, разъяснение актуальности, новизны по сравнению с аналогами, сфера применения, функциональное назначение, выявление конкретной и реша...полностью>>

Н. Д. Гурьев о временном пути к вечности заметки путника москва 2005 Аннотация Книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Н.Д. Гурьев

О ВРЕМЕННОМ ПУТИ

К ВЕЧНОСТИ

ЗАМЕТКИ ПУТНИКА

Москва – 2005

Аннотация

Книга эта о взаимовлиянии духовного и физического в человеке и их значении в его жизни; в окружающей его как живой природе, так и той, которую принято называть «неживой». Книга эта о законах, по которым устроена Вселенная, и о том, в какой степени человек способен их соблюдать и к чему ведет их нарушение применительно к земному существованию человека.

Религиозно-социальный очерк. О временном пути к вечности. Гурьев Николай Дмитриевич. Выпускающий редактор и корректор – Ксения Крюкова.

Любое использование материалов данной книги без ведома автора категорически запрещается.

ЧЕРЕЗ СПАСЕНИЕ ДУШИ К СПАСЕНИЮ ОТЕЧЕСТВА

Даже в наше разобщенное и нацеленное на самовыживание время призыв возродить, спасти Россию и восстановить ее былую мощь не встретит внутреннего сопротивления почти у любого, называющего себя русским, человека. Значительно меньший энтузиазм вызовет призыв – спасать души, собственные, кстати. Желающих наверняка откликнется меньше. А уж связь между этими двумя задачами спасения – вовсе никто не найдет.

А между тем общее для этих задач уже хотя бы то, что обе они носят религиозный характер. Как религиозный характер носило и уничтожение Российской Империи. Да, разрушение нашей страны было задачей не партий, не философий, а религии. Только религии – антихристианской. Значит, и обратная задача – задача духовная, а не материальная. А значит может быть связана с задачей спасения конкретной православной души. И более того. Грандиозная первая задача не может быть даже сдвинута с места без второй. Действительно.

Вернемся к спасению – восстановлению – возрождению страны. Здесь сразу встретится первое претыкание, грозящее на самом первом этапе расколоть, разъединить и без того разношерстную, нестройную толпу восстановителей.

Идея могучей России оказывается у всех разной. Очень условно можно выделить три значимые группы в среде ратующих за русское возрождение.

Одни, и таких много во всех поколениях, видят идеал Руси Великой в виде ракетно-ядерного колосса, динамичного, быстроразвивающегося, вроде послевоенного СССР. Вдобавок осененного сталинской харизмой и без хрущевско-брежневского маразма. Более того, именно это государство они и именуют почему-то Российской Империей, прибавляя иногда слово – православной. Воплощением, так сказать, исторической России на новой историческом витке. Что понимается под православием в данном случае, обычно не уточняют. Так же как считается бестактным вопрос, в каких отношениях соприсутствовали в общественном сознании в 1945 году «Краткий курс истории ВКП(б)» – обязательный объект поклонения неоязыческой империи, эквивалентный поклонению богу-кесарю в пантеоне Империи Римской, и Новый Завет в сочетании с канонами и догматами православной вселенской церкви. И что заменит «Краткий курс» в мечтаемой ими империи, поскольку железной скрепой той, 45-го года, Империи был именно «Краткий курс», а никак не “Новый Завет”.

Далее, в кругах патриотов наблюдается небольшая, но растущая группа неоязычников – вечных Ариев, стоящих за никогда не бывалую Русь. Арктогею и еще что-то столь же зовуще загадочное.

Наконец, большая часть русских людей, неравнодушных, хотя бы в мыслях, к судьбам Отечества, придерживается, если так можно выразиться в данном случае, традиционной ориентации – за возврат к Православной самодержавной Российской монархии. Очень популярными вновь становятся слова – Третий Рим. Стоит эта часть, одним словом, за Веру, Царя и Отечество.

Не будем говорить здесь, что в вопросе откуда, хотя бы теоретически, изыскать царя, «третьи римляне» готовы в глотку друг другу вцепиться, чтобы, не дай бог, «неправильного» царя не подсунуло мировое масонство. Но если уж этот технический момент удастся как-то преодолеть, то дальнейшее появление Единой и Неделимой перед изумленным взглядом «прогрессивного» и не очень человечества, представляется несомненным.

Но вот попытаться выяснить, даже и у третьей группы, что же это за диво такое – Православное государство, зачем Господь попустил его существование в истории, во времени, а потом забрал в вечность – дело практически бесполезное.

Если удастся пройти дальше графа Уварова с его бессмертной триадой, гвардейских полков на Марсовом поле и Российского Императорского флота, то можно выяснить, что когда-то на Руси все в церковь ходили, особенно по праздникам. А потом, натурально, хорошо выпивали, закусывали. Говорят еще, что, бывало, и заставляли ходить в церковь. Но если надо ходить – это мы мигом. Знакомые казаки говорили, что давно уж нагайки на мимо ходящих запасают.

Последний взгляд на русскую историю, историю православного государства и является, пожалуй, высшим идеологическим достижением Православного крыла Русского патриотического движения.

Поэтому удивление вызовет, даже в этих благорасположенных к исторической России кругах, разговор о том, что Русское Православное государство тем и отличалось от всех государств прошлой и, возможно, будущей, если таковая будет, истории, что во главу угла ставило не борьбу с татаро-монгольским игом и иными эксцессами со стороны таинственного Востока, не бескомпромиссный отпор ливонским и тевтонским рыцарям и иным представителям культурного Запада, а только и единственно – создание государством оптимальных условий для спасения душ большинства верноподданных. Насколько это в силах Земной власти. Так сказать, прокладывание и вооруженная охрана того самого тернистого и узкого пути в Царствие Небесное.

А вот уж если для этого требовалось разбить Мамая, взять Казань, пройти за жизнь одного поколения от Урала до Тихого океана – что делать: били, брали, проходили.

Но именно в такой последовательности. Сначала душа, потом Казань, Киев, Астрахань или Благовещенск на Амуре. И никак иначе. И пока эта последовательность соблюдалась, Русь-Россия росла, крепла и никто и ничто в мире не могло ее остановить. Хотя вред, естественно, сколь могли – причиняли.

Так вот, если принять русскую историю именно в таком, истинном ее виде, а не в фольклорно-романтически придуманном, то многие крепко задумаются: а нужны ли им такая страна, такое государство, такое правительство – которые всерьез займутся созданием внешних условий для внутреннего делания – спасения душ своих подданных.

Ведь это – что же? Придется заповеди соблюдать, ближнего, на которого и калашниковых, и зла не хватает, любить, как самих себя, до последнего патрона. И много другого неприятного делать и соблюдать. Так и до душ, глядишь, дело дойдет. А у нас сейчас не любят, чтобы в душу-то лезли. Разве по хорошей компании кто разоткровенничается.

Но даже те, кто скажут, что готовы хоть сейчас вперед – в прошлое, поймут это движение со свойственным нашему времени материализмом: как некий набор обязательных дел. А так как в составе этого набора уж точно согласия не будет, то и эта попытка стать вновь русскими на Руси закончится не начавшись. Тут и в отчаяние впасть легко.

Но отчаиваться не надо. Дорога в наше прошлое-будущее есть, существует. И любой искренне желающий может пройти этот путь до конца. А не сбиться с пути поможет вам эта книга.

Следует предупредить сразу, что ничего общего с учебником о способах реставрации Православной России книга эта не имеет. Не учит она как создать партии, дружины, союзы. Избирать руководство и назначать на должности. Пусть сперва неоплачиваемые, но такие лестно почетные.

А говорит-учит она как раз о противоположном, но крайне важном: как в условиях не только не православного, но явно предантихристового государства направить душу свою к пути в Царствие Небесное.

Как поделиться знанием пути этого с ближним, который действительно ближний.

Как распознать на пути этом врагов и недругов.

И что немаловажно, несмотря на определенный скептицизм автора, из книги его непреложно следует вывод: если поймут остатки русского народа за уже почти истекшее отведенное им время, что единственный доступный их произволению способ противостоять нарастающему мировому злу – это спасаться, как говорили их предки в Руси Московской, если ощутят вновь потребность в спасении души православной, то увидит Господь, что вновь появились верные в Его бывшей России и Сам силою и волею Своею воскресит ее, как воскресил Лазаря.

Воспитайте, создайте Божьей Помощью из себя гражданина, подданного будущей Православной Российской империи, и Милостью Божией всплывет она как Китеж, чтобы прикрыть и защитить в этом мире своих сынов.

Так что нечего унывать и отчаиваться. Если Господь с нами – кто против нас? Только идти надо к Нему, а не в объятия князя мира сего.

Дорога обозначена и путеводители по ней расставлены. И пусть Россия сейчас как никогда ослаблена усилиями “строителей светлого будущего”, но

«Не в силе Бог, а в Правде!» –

сказал известный князь Александр Невский, повторив слова Евангелия. Русские князья имели навык часто повторять эти слова и в самую лихую годину, а потому – воплощать их в жизнь.

Б.Г. Галенин

Автор выражает глубокую благодарность Певцову Д., без чьего участия как начало, так и завершение настоящего очерка оказалось бы невозможным.

От автора

Настоящая книга не дает ответа на ненужные читателю или даже на еще не возникшие перед ним вопросы. Напротив, она дает людям возможность поставить перед собой эти вопросы или, точнее, обратить внимание на те из них, которые, с точки зрения читателя, представляются интересными или нужными. Ответы на эти вопросы никоим образом не предаются гласности помимо желания отвечающего и никому не подотчетны. Они также не требуют изменения привычного образа жизни и действий, хотя цель привычных действий может под их влиянием существенно изменяться. Иными словами – нахождение ответа на тот или иной вопрос совершается свободно, без какого бы то ни было воздействия или контроля со стороны окружающих, исключительно под влиянием совести и рассудка ищущего ответа человека. А нужны ли человеку и сами вопросы, и поиск ответов на них – это дело его произволения при чтении книги.

Введение

Человеку, идущему в известное ему место по знакомой дороге, нет нужды выбирать и прокладывать самый удобный путь. Это давно сделано его предшественниками, да и им самим дорога не однажды пройдена.

Но тому, кто идет по бездорожью к цели, которая и далека, и нахождение ее известно лишь приблизительно, приходится гораздо труднее. Такой путник вынужден и обходить топи, и переправляться через реки, и преодолевать гористые или безводные, пустынные, участки пути. Если кто-либо из уже проходивших этим путем дал его описание, то путник ищет признаки того, что он на правильном пути, да и сам отмечает то, что может облегчить или, напротив, затруднить путь его последователям, если таковые вообще найдутся.

Перед человеком, начинающим жизнь, много дорог и путей в материальном мире: он может отдать предпочтение физическому или умственному труду, может, как в том, так и в другом случае, выбирать профессию, может выбирать и образ жизни, обзаведясь семьей или оставаясь в одиночестве. Многое доступно человеку, но, с течением времени, ему все труднее отказаться от выбранного им пути и пойти по другому. А в старческом или предстарческом возрасте это делается и ненужным, и непосильным.

За время телесной жизни человека душа его тоже находится в движении и тоже проходит определенный путь. Но путь этот пролегает не в материальном, а в духовном мире, скрытом от телесных органов чувств. Тем не менее путь этот делается очевиден и в материальном мире, поскольку постоянно находит воплощение во всеми видимой нравственности человека. Поэтому безразличный к нравственному не в состоянии различать и духовное.

Сама нравственность совершенно не обязательно является чем-то положительным; различаются благонравие и злонравие, хотя и то и другое относится к нравственным категориям. И безнравственной душа быть не может, даже если занимается только плотским, материальным, поскольку в духовном мире есть духи плотолюбия, вещелюбия, сребролюбия.

Душа обладает гораздо большими возможностями, чем тело. На своем пути она может замечать и оценивать как окружающую ее реальность физического мира, так и реальности, которые принято называть «умопостигаемыми». Она может переоценивать то, чему уже давно дала оценку. Она может возвращаться к чему-то давно минувшему, если такое возвращение представляется ей полезным. И это тоже движение вперед по избранному ею пути. Может она неоднократно возвращаться к одной и той же мысли или настроению, если черпает в них силы. И это тоже движение по пути. Земной путник не может так возвращаться для отдыха к одному и тому же роднику, намереваясь пройти весь путь.

Если человеческая душа не имеет четко осознанной цели или не прилагает усилий для ее достижения, то она все равно утруждается, двигаясь по пути к тому, к чему ее влечет не рассудок, а далеко не всегда замечаемое, осознаваемое или признаваемое ею желание. А достигнув желаемого, иногда испытывает удовольствие – пока есть на то время – а иногда разочаровывается и скорбит.

Часто бывает и так, что душа не ставит перед собой никакой цели ни разумом, ни желанием, а выбирает из всех видимых путей тот, который ей самой, по ее ощущению, представляется в данный момент самым легким, удобным и приятным, совершенно не задумываясь о том, к чему этот путь может привести. С течением времени она привыкает к этому пути и не хочет расставаться с привычным для нее, даже если дальнейшее движение в прежнем направлении делается затруднительным или откровенно опасным.

В большинстве своем души не выбирают ни цели пути, ни самого пути, а бездумно уклоняются от трудного, увлекаясь сиюминутными приятностями. Их существование оказывается бесцельным и бессмысленным. А ничего не имея целью и смыслом своего пути, они и приходят в Ничто, в небытие.

Но даже четко поставленная цель и тщательно намеченный путь могут привести не к тому, к чему стремилась и на что надеялась душа.

Поэтому то, о чем можно здесь прочитать, – не более чем просто заметки души о пути, которым она идет. К чему она придет или что найдет в конце пути, неизвестно.

Знакомство с тем, что заметила душа на своем пути, можно сравнить с разговором двух путников на ночлеге.

Они рассказывают друг другу о том, что видели и с чем встречались на пути, как и от каких опасностей избавлялись и где находили спокойное место для отдыха. И если один говорил что-нибудь, могущее быть полезным, другой запоминал сказанное. Если же нет, то просто коротали время за беседой. Поговорили о том, что видели, поделились мыслями и пошли дальше, каждый своим путем, даже если эти пути совершенно совпадают. И единственное, что они могут сделать друг для друга при расставании – это пожелать доброго пути и попросить прощения, проститься, сказав «прощай!».

Даром – то, что получают не за плату, не в результате купли-продажи; то, что не делает человека нравственно или материально должником и не налагает на него каких-либо обязательств. Даром – то, что получают в дар.

Тогда только и может быть любовь к человеку, когда от него не ждут и не желают ни моральных, ни материальных благ. А к Богу – напротив, когда всего ждут только от Него, в том числе и дара любви, и черпают радость в благодарности за бывшее, сбывающееся и будущее. За что благодарен, то и получает человек в дар неведомо, незримо и нежданно не только для других, но и для самого себя.

Чтобы хорошо относиться к человеку, нужно сознательно исключить всякое ожидание какой-либо пользы, приятности, взаимопонимания или утешения с его стороны для себя лично.

Человеку свойственно соотносить себя с тем, на что обращено его внимание. Поэтому, пока и насколько его внимание обращено на людей или на подвластное человеку земное, у него могут существовать иллюзии превосходства над другими людьми или собственной значимости. Последняя может проявляться как несомненное ощущение своего права пользоваться всеми земными благами по собственному усмотрению. А у тех, чье внимание обращено к Богу, закономерно возникают ощущения своей малости, худости и беспомощности – без Него. Поэтому когда человек, величаясь, говорит о силе своей любви к Богу, он лжет, обманывая не столько собеседников, сколько себя; он далек от Бога либо состоянием, либо устремлением.

Господь дает просимое не по молитве, а по собственной милости, но слушает того, кто слушается, а говорит тому, кто слушает.

Тем, кто предпочитает земное, предоставляется возможность заниматься именно им, перерастающая в непреодолимую необходимость. Невозможно таланты, дарованные Богом (силы и способности души и тела), закопать в землю с помощью кирки и лопаты, но, отдав их на служение земному, человек тем самым и зарывает их в землю.

Как радость на небесах бывает о едином грешнике кающемся, так, вероятно, и скорбь может иметь место об одном упорствующем в грехе, хотя и трудно представить себе скорбь эту.

Но если на небесах радость или скорбь бывают, когда один грешник кается или праведник согрешает, то и в аду бывают злорадство, когда хотя бы один человек губит свою душу, и бессильная ярость, когда хотя бы один грешник кается.

Христова Церковь славна по праву и именуется православной не потому, что оправдывает виновных, а потому, что милует их. Поэтому христиане именуются православными не в силу своих личных прав на прославление, а в силу принадлежности к православной Церкви.

Считают побежденным не того, кому нанесены раны, а того, кто по своей воле прекратил противостояние врагу. Но тот, кто не побежден, оказывается победителем, даже если погибает в бою. Такой побеждает врага и своей жизнью, и своей смертью; у погибшего победителя уже никто не отнимет победу. Потому же у тех, кто ушел из земной жизни христианином, уже никто не в состоянии отнять вечную жизнь. А предатель не одержит победы, кто бы ни победил; он не причастен к победе ни тех, кого предает, ни тех, кому предает.

Но предателями не рождаются, а становятся в результате внутренних изменений. Само по себе слово «изменение» нейтрально, а «измена» – носит резко отрицательный характер. Интересно, что изменить можно только чему-нибудь хорошему, например, добродетелям. А изменить, скажем, грехам невозможно, поскольку измена предполагает утрату верности, а все грехи и имеют своим основанием измену или неверность Богу.

Изменение взглядов на происходящее в стране далеко не всегда измена ей. А изменение взглядов на страну, на отношение к ней – почти всегда измена стране, измена Родине, хотя бы только в зародыше. Часто измене Родине предшествует измена Родины, изменение того, что человек считает для себя самым близким, родным, любимым; изменение того, что человеку по нраву, что ему мило, что для него свое и чему он всегда отдаст предпочтение, заботу, любовь.

Если жившему в России православному человеку довелось ознакомиться с протестантизмом, который сам по себе понравился ему, или при знакомстве с устройством жизни на протестантских началах, то протестантизм делается ему ближе и роднее Православия, живи он хоть в Сергиевом Посаде. Такой человек, изменив свою веру по возможности будет подражать протестантскому быту, манере одеваться и вести себя; он постепенно сроднится со всем иноземным, а того, что было родным, будет избегать, уклоняясь от него. Человек этот станет чуждаться всего того, что свойственно и обычно православным людям. Православие стало чуждым для него, а стало быть все, что создано Православием, сама православная страна перестает быть родной, перестает быть Родиной, поскольку породнился он духовно с иной страной и к ней относится как к Родине. Но двух матерей не бывает, и для других стран русский человек всегда будет не сыном, а в лучшем случае пасынком.

Так постепенно нарастает имеющая своей первопричиной измену вере измена Родины, влекущая за собой уже измену Родине и, как заключительный аккорд, предательство. Но предателей относительно мало, а изменники распространены широко и являются как бы питательной средой для предательства. К ним можно отнести всех сетующих на то, что «у нас не так, как там»; употребляющих иностранные словечки, чтобы показать свою причастность не к нашей жизни; переводящих за рубеж даже законно полученные средства; отдыхающих от нашей страны за рубежом и пр., и пр., и пр. …

Трудящийся для ограничения телесного, тем самым трудится для возвеличивания и укрепления духовного.

Сведения – с ведением.

Людям, не ищущим Царствия Небесного, Господь и посылает епископов и пресвитеров, не способных ввести в это Царствие, а, скорее, содействующих погублению души.

Не одно и то же – отделиться и изолироваться. Изоляция – внешнее, отделение – внутреннее.

От разрушения России, возможно, еще откажутся, а от мелких дел, ведущих к тому же, будут не воздерживаться, а услаждаться ими.

Действия, совершаемые без понимания их смысла, без обоснования их мыслью, могут считаться бессмысленными и, по той же причине, бесцельными. Для людей, материально сориентированных, с течением времени делается бесцельной и бессмысленной сотканная из таких дел их собственная жизнь. Сначала в их собственных глазах, а затем и в глазах окружающих.

Все без изъятия согрешают, но согрешают различно, и склонны осуждать окружающих за их грехи только потому, что не замечают своих. Этим приобретается общий всем грех – осуждение, которым навлекается общее осуждение народа (страны). Нам заповедано не творить человекам суд по собственному разумению, но судить не своим судом, а Евангельским, нам не возбраняется. А в Евангелии от Иоанна нам прямо заповедано: «не судите по наружности, но судите судом праведным».

Не скорбел бы Ангел Хранитель души человеческой о ее грехах, если бы это было противно Христу. А это означает, что всякий грешник, иноверец или еретик вызывают у Сына Человеческого и совершенного человека скорбь и сейчас, так же как и во время Его земной жизни, когда Он и негодовал, и скорбел, и радовался. Но причинить скорбь – это то же самое, что и оскорбить. Поэтому дружеские отношения с теми, кто оскорбляет Христа, неприемлемы для христианина.

Человек – часть народа, а народ – часть человечества. Части могут и обобщаться и отделяться. При этом гораздо важнее не сам факт обобщения (разобщения), а его причины. Как ни странно, но успешнее, чем любые внешние факторы (гос. границы, языковые барьеры, уровень образования), разобщают людей их приверженность различным духовно-нравственным ценностям, различия их веры, которая не всегда может быть названа религией. Поэтому глобальная общность людей может быть достигнута на путях всеобщей духовной деградации и разрушения любой нравственности.

Народ, соглашающийся с делами своих правителей, получает то воздаяние, которое заслуживают сами правители.

Не судить, но прекращать дружеские отношения, не желая быть судимым за дела и поступки других людей.

Душа, которая служит телу, имеет над ним гораздо меньше власти и с большим трудом поддерживает порядок в теле.

Богооставленность – ощущение человека, не видящего ежеминутной заботы Божией, не желающего идти по пути спасения и обижающегося на то, что Господь не сопутствует ему на пути греха.

Если человек не ищет возможности облегчить бремя грехов брата своего, которыми тот тяготится (обременяется), и для этого хотя бы обличить их, то этим обнаруживает отсутствие любви к согрешающему и свое принятие этих грехов.

Господь не упреками принуждает к благодарности, а склоняет к ней новыми благодеяниями.

Потерпеть собственное нетерпение.

Желающий избегнуть Божьего наказания, если не отвращается недолжного поведения, то только усиливает Божий гнев.

Обращение к добру, поиски его приводят к тому, что людям в их благом произволении содействует Бог, а обращение ко греху дает возможность участвовать в жизни людей бесам и отдавать их во власть Сатаны.

Утратилась любовь к врагам – и утрачены возможности и силы им противостоять.

Знание всегда ограничено двояко: с одной стороны ограниченностью любого объекта познания, а с другой – ограниченностью и поврежденностью грехом самого разума.

Различие между раскаянием и трудом покаяния, выправлением души, в том, что раскаяние (на исповеди) одномоментно избавляет человека от бремени былых грехов, а покаяние – длящийся труд изгнания из души влечения к греху. Любая болезнь – это побуждение выправлять душу, а не укреплять и оздоравливать тело.

Знание Св. Писания может быть полезно при отсутствии веры для обращения к ней или как посильное разуму изложение того, во что мы верим, но что не может быть нами понято по ограниченности человеческого разума. В то же время идентификация веры и знания о вере недопустимы, так как вера всегда больше, да и верят в большее, чем может вместить знание. Знание может даже препятствовать вере, ибо зачем верить, если знаешь? И чему верить, если верить собственным знаниям? Но наверняка можно знать только о несовершенстве знания как такового, о его узости и, вследствие этого, безукоризненной достаточности и применимости не к духовным, а к ограниченным объектам и событиям.

Но даже обычные материальные знания невозможно получить без предваряющего доверия обучающему, без веры, в той или иной степени тому, кто обучает. Конечно, потребная для приобретения земных знаний вера не идет ни в какое сравнение с верой религиозной, а получаемые с ее участием знания доступны проверке, но исходно она все-таки необходима даже для обычного обучения. Таким образом, без веры невозможно получение сведений о любых, даже сугубо материальных процессах и объектах и, как следствие, невозможно пользование ими. В конечном счете, без веры делается невозможной сама жизнь человека во всех ее проявлениях. Можно сказать, что в этом пункте – неразрывности связи жизни и веры – вера в реальность Бога естественно смыкается с повседневной житейской верой в реальность окружающего.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам (2)

    Книга
    Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам.
  2. Актуальные проблемы современной литературы м. М. Голубков (Москва) парадигмы современной литературы

    Документ
    Современный литературный пейзаж представляет собой, если позволено будет обратиться к такой ландшафтной метафоре, бескрайнюю равнину, простирающуюся до самого горизонта, усеянную разнообразными литературными цветами, — далеко не только
  3. "Просто вместе": FreeFly; Москва (1)

    Книга
    И уж конечно, различала дни недели-а что еще ей оставалось делать в этой жизни? Считать дни, ждать, когда один день сменит другой, и тут же забывать об ушедшем.
  4. "Просто вместе": FreeFly; Москва (2)

    Книга
    Второй роман Анны Гавальда это удивительная история, полная смеха, и слез, грациозно сотканная из щемяще знакомой повседневности, из неудач и нечаянных побед, из случайностей, счастливых и не очень.
  5. Сатанизм: история, мировоззрение, культ Автор: Панкин Сергей Фёдорович Объём 27 а л. Сведения об авторе Сергей Фёдорович Панкин

    Документ
    Сергей Фёдорович Панкин – родился 18 апреля 1952 года, в Донецкой области. В 1978 году окончил дневное отделение экономического факультета Московского государственного университета им.

Другие похожие документы..