Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Защита состоится 5 октября 2011 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.044.01 при Государственной академии славянской культуры по...полностью>>
'Документ'
Прибытие в Варшаву около 12:00. Пешеходная экскурсия по Старому городу «Очаровательная пани Варшава»: Королевский замок, собор Святого Яна, костел От...полностью>>
'Документ'
«Электромеханические и внутрикамерные процессы в энергетических установках, струйная акустика и диагностика, приборы и методы контроля природной сред...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
В соответствии с Государственным образовательным стандартом в учебные планы гуманитарных и экономических специальностей с недавнего времени введена н...полностью>>

Священное царство и царственное священство в религиозно-политической традиции древнего ближнего востока: египет, месопотамия, израиль

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Астапова Ольга Рудольфовна

СВЯЩЕННОЕ ЦАРСТВО И ЦАРСТВЕННОЕ СВЯЩЕНСТВО В РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ДРЕВНЕГО БЛИЖНЕГО ВОСТОКА: ЕГИПЕТ, МЕСОПОТАМИЯ, ИЗРАИЛЬ

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Древний мир)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических

наук

Москва

2009

Работа выполнена в Отделе истории Института научной информации по общественным наукам Российской Академии Наук (ИНИОН РАН)

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Зубов Андрей Борисович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Кормышева Элеонора Ефимовна

Кандидат исторических наук, доцент

Томашевич Ольга Владимировна

Ведущая организация: ГМИИ им. А.С. Пушкина

Защита состоится «5» июня 2009 года в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.03 при Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6, ауд. 228.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке РГГУ по адресу:

125993, ГСП-3, Москва, Миусская площадь, д. 6

Автореферат разослан «4» мая 2009 года

Ученый секретарь

кандидат исторических наук,

доцент Е.В. Барышева

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Институт царской власти является древнейшей формой государственного устройства в истории человечества и по сей день остается предметом как научного, так и общественного интереса, и в силу своей удивительной долговечности, и по причине ореола священности, присущего личности монарха в различных культурах. Анализ и интерпретация мировоззренческих концептов, связанных с феноменами священного царства и царственного священства (имеется в виду священническая роль царя) на Древнем Ближнем Востоке, имеет исключительно важное значение для понимания особенностей и закономерностей развития мировых цивилизаций.

Представления о власти, сложившиеся в древних ближневосточных обществах и ставшие частью культуры греко-римского мира, а также древнееврейская идея государственности (через контекст Библии), явились важным компонентом политической теории христианской Западной Европы и Византии и оказали большое влияние на русскую общественно-политическую мысль. Реликты древних представлений о священной царственности существуют и поныне, и данная работа проливает дополнительный свет на истоки этого явления.

Хронологические рамки исследования охватывают IV – I тыс. до н.э. Сюда входит огромный период времени от зарождения государственности и возникновения централизованного государства в долине Нила, а также возникновения первых государственных образований в южной Месопотамии, до персидского завоевания Вавилонии (539 г. до н.э.) и Египта (525 г. до н.э.). Рассматриваемая эпоха включает в себя и сравнительно небольшой отрезок времени существования монархического института в Древнем Израиле (XI – VI вв. до н.э.)1, а также время формирования в Израиле мессианских ожиданий в период изгнания и эпоху Второго храма (VI в. до н.э. – I в. н.э.).

Степень изученности темы. Исследования, в фокусе которых находилась проблема божественности царей и другие проблемы, связанные с феноменом царственности в Древнем мире, проводятся с начала XX века в рамках различных дисциплин: антропологии, этнографии, религиоведения, археологии. Однако работы, содержащие компаративный анализ представлений о царственности в различных культурах, сравнительно немногочисленны.

Одним из наиболее влиятельных исследований, затрагивающих проблему божественного царства, стала знаменитая «Золотая Ветвь» (Лондон, 1890-1915 гг.) Дж. Фрэзера, крупнейшего британского религиоведа и антрополога. Дж. Фрэзер, придерживавшийся эволюционистского подхода к развитию человечества (по схеме: магия-религия-наука) настаивал на типологическом сходстве всех «примитивных» культур, к каковым он относил равно и сообщества Древнего мира (в силу самой их древности), и современные «дикарские» культуры африканского континента. Мифологема царя-жреца, окутанного ореолом божественности, являлась, по мнению Дж. Фрэзера, одним из важнейших элементов мифологического сознания, универсальным для первобытных мифологий архетипом. Приверженность эволюционистскому подходу и стремление обнаружить в любой религиозной системе «магический» пласт древних верований привело Дж. Фрэзера к серьезной методологической ошибке: перенесению данных, полученных в результате исследования культур современных «примитивных» народов, на древние цивилизации, т.е. проведению тождества между деградировавшими и исходными культурными моделями. С позиций эволюционистской модели было написано и компаративное исследование А. Хокарта «Царство» (Лондон, 1927 г.).

Как реакция против эволюционистского подхода к изучению древних религий во второй четверти XX века оформились два направления, в Великобритании и Скандинавии, получившие общее название школы «Миф и Ритуал». В связи с феноменом древневосточной царственности школой «Миф и Ритуал» был поставлен вопрос соотношения моделей царственности в различных регионах Ближнего Востока. Представители данной школы (С. Хук, Г. Виденгрен, И. Энгнель) придерживались мнения о существовании единой ближневосточной «культурной модели», внутренний стержень которой составляла традиция божественного царства. Единая культурная модель наиболее отчетливо просматривается в ряде ежегодных празднеств, в которых решающая роль отводилась царю.

Позиция школы «Миф и ритуал» подвергалась критике со стороны многих учёных. Однако аргументация исследователей (например, А. Кандолла), отрицавших возможность существования в Древнем Израиле священного царства по образцу окружающих народов, базирующаяся на утверждении несовместимости царствования Яхве и «абсолютной власти» египетского или, хотя и в меньшей степени, месопотамского царя, т.е. несовместимости модели священного царства с монотеизмом, также несвободна от недостатков. Такой взгляд проистекает, с одной стороны, из несколько упрощенного понимания древневосточной царственности, а, с другой, из недооценки степени влияния соседних цивилизаций на Израиль, стремления сгладить проблематичность института царской власти в Израиле.

На недопустимость нивелирования существенных межкультурных различий указывал Г. Фрэнкфорт – видный представитель англосаксонской школы критического религиоведения. Принадлежащая перу этого исследователя монография «Царственность и боги» (Лондон, 1948 г.), по сей день остается наиболее фундаментальным исследованием, посвященным проблеме священного царства в Египте и Междуречье. Г. Фрэнкфорт сосредотачивался на проблеме соотношения божественного и человеческого в древневосточных царях и настаивал на радикальном различии между статусом правителя в Египте и Месопотамии. Еще одна, третья, ближневосточная модель царственности была реализована, по мнению Г. Фрэнкфорта, в сиро-палестинском регионе. Это модель израильской монархии, происходящая от наследственного племенного института власти – власти вождя, и не обладавшая священным статусом.

При всей глубине проникновения Г. Фрэнкфорта во внутреннюю логику верований древних обитателей Ближнего Востока, трактовки некоторых символических образов и категорий, весьма значимых для понимания сути священной царственности, основаны в его исследовании на слишком буквальном прочтении и излишней «имманентизации» (т.е. отнесённости к реалиям посюстороннего мира) религиозных целей древнего человека.

В отечественной историографии проблема священной царственности в широком культурно-историческом контексте была поставлена А.Б. Зубовым в статье «Харизма власти» (1994-1995 гг.). По мнению этого автора, особенностью и ближневосточного, и южноазиатского, и дальневосточного образа царя является его двуприродность, благодаря чему оказывается возможным осуществление правителем посредничества между своими подданными и божеством.

Существенный вклад в разработку проблемы сакрализации власти в истории цивилизаций в отечественной историографии внесен вышедшей в 2005 году одноимённой коллективной монографией. Ведущие отечественные историки и культурологи (И.А. Ладынин, А.А. Немировский, И.С. Свенцицкая и др.) предприняли сравнительно-типологическое исследование феномена сакрализации власти на материалах различных обществ древности, средних веков и раннего Нового времени.

В западной историографии после выхода в свет книги Г. Фрэнкфорта исследования в области священной царственности на Древнем Ближнем Востоке представлены сборниками статей, содержащих анализ различных аспектов данной темы, обобщающих же компаративных исследований по проблеме соотношения моделей царственности и священнической роли царя с тех пор не предпринималось. Особенный интерес вызывает недавно изданный Институтом Востока Чикагского университета сборник, посвященный проблеме религии и власти в различных культурах2.

Целью диссертационного исследования стала реконструкция комплекса идей, сопряженных с концептами священного царства и царственного священства, и выявление особенностей формирования этих концептов в древних ближневосточных обществах.

Поставленная цель определила круг задач исследования, в число которых входило:

  1. определение религиозных коннотаций понятий «царь» и «царство» в религиозных картинах мира древних ближневосточных обществ на основе анализа письменных источников указанного временного периода;

  2. выявление мировоззренческих мотиваций перехода к государственности на Древнем Ближнем Востоке;

  3. определение «канонического» круга религиозных обязанностей и сферы ответственности древних ближневосточных правителей;

  4. анализ характера и степени влияния египетских и месопотамских представлений о царственном священстве и священном царстве на библейский Израиль;

  5. прояснение причин неоднозначного отношения библейских авторов к институту царской власти исходя из культурно-исторического контекста;

  6. анализ динамики исторического развития комплекса представлений, связанных с феноменами царственного священства и священного царства в рассматриваемых обществах.

Объектом диссертационного исследования являлся институт царской власти на Древнем Ближнем Востоке – в Египте, Месопотамии, Израиле.

Предмет исследования – комплекс представлений о священном царстве и царственном священстве в ближневосточных обществах, отразившийся в письменных и вещественных памятниках и ритуалах.

Источниковую базу исследования составили многочисленные письменные и вещественные памятники, сопоставление которых позволило реконструировать различные составляющие картины мировидения древнего человека на Ближнем Востоке, и, в контексте этой картины, мировоззренческие категории, относящиеся непосредственно к кругу представлений о священном царстве и царственном священстве. Египетские и библейские тексты были проанализированы автором на языке оригиналов (или, в ряде случаев, сверены с оригиналом), месопотамские – в современных русских, английских и немецких переводах.

Подавляющее большинство всех сохранившихся свидетельств из Древнего Египта вызвано к жизни религией. В первую очередь, это тексты, имеющие отношение к заупокойному ритуалу, содержащие многочисленные космогонические и сотериологические аллюзии и проливающие значительный свет на место царственности в мировоззренческой системе древних обитателей долины Нила. К ним относятся Тексты пирамид, Тексты саркофагов и Книга мёртвых (подлинное название: «Изречения выхода в день»). В отношении религиозного мировоззрения египтян весьма информативны погребения додинастического и раннединастического Египта, надписи и изображения из гробниц царей и частных лиц различных эпох, в том числе надписи, содержащие жертвенные формулы, храмовые надписи и изображения эпохи Нового царства.

В работе использовались такие литературные сочинения, как трактат Плутарха «Об Исиде и Осирисе», включающий в себя эллинизированную реконструкцию осирического мифа, и древнеегипетские памятники: «Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара», содержащее наставления относительно сущности царской власти, предназначения царя и его отношения к подданным; «Пророчество Неферти» и «Речения Ипусера», дающие яркую картину событий, происходивших в Египте во время кризиса, постигшего страну на исходе III тыс. до н.э., и позволяющие сделать выводы о степени участия царя в поразившей страну «болезни».

При рассмотрении традиции священного царства в Древней Месопотамии в работе также привлекался широкий круг источников. Специфика источниковой базы Междуречья состоит в почти полном отсутствии древних ритуальных текстов, аналогичных Текстам пирамид. Религиозное мировоззрение шумеров реконструируется по этой причине на основании эпических текстов, дошедших до нас преимущественно в копиях времени правления III династии Ура и старовавилонского периода. Эти тексты отражают реликтовый уровень шумерской религиозной культуры, хотя и содержат аллюзии древних верований.

В работе были проанализированы шумеро-аккадские эпические тексты: царские гимны, гимны богам, мифологические предания, проливающие свет на предназначение и идеальный образ царя; поэтические композиции, связанные с царским священным браком; тексты и археологические находки, позволяющие реконструировать шумерские представления о посмертной участи человека и выявить роль царя в заупокойных чаяниях шумеров.

Царские вотивные, закладные и строительные надписи от старошумерской до ассирийской эпохи и изображения на стелах с памятными надписями дают сведения о титулатуре царя, о ритуалах, сопровождавших храмостроительство, о взаимоотношениях царя с богами.

О представлениях шумеров относительно генезиса земной власти можно судить по шумерскому «Царскому списку», составленному в XXI в. до н.э.

Для изучения религиозной роли царя необходимо привлечение юридических текстов (законов Шульги, Липит-Иштара, Хаммурапи), обилие которых составляло специфику месопотамской культуры с древнейших времен. Законодательная деятельность царей имела целью космизацию мироздания.

Весьма информативным источником для исследования религиозных представлений всех периодов истории Древнего Междуречья являются цилиндрические печати с изображениями божеств и мифологических сюжетов, существенно дополняющие литературные памятники.

Для прояснения специфики ассирийских представлений о царственности использовались надписи и анналы ассирийских царей.

Основными источниками при рассмотрении представлений о древнеизраильской царственности в диссертации являлись библейские книги Судей, Царств (в западной историографии их принято относить к девтерономической истории, в иудейской традиции – к ранним пророкам), Паралипоменон, повествующие о происхождении и функционировании института монархии в Древнем Израиле. В книгу Второзаконие вошли т.н. «законы о царе», содержащие предписания относительно прав и обязанностей царя в Израиле. Пророческие книги и ряд псалмов позволяют увидеть истоки мессианских надежд, на формирование которых повлиял ближневосточный образ идеального царя. Данные источники предоставляют богатый материал и для воссоздания картины израильской «народной» религиозности домонархической и монархической эпох, обнаруживающей сильное тяготение к воспроизведению религиозных форм соседних народов, в особенности тех, в чьей земле обосновались израильтяне около 1200 г. до н.э.

На мифологические предания и культы доизраильского Ханаана, сохранявшиеся в реликтовом виде в Переднеазиатском Средиземноморье в I тыс. до н.э., т.е. современные монархической эпохе в Древнем Израиле, проливают свет мифо-поэтические тексты, происходящие из древнего Угарита (вторая половина II тыс. до н.э.).

Для выяснения роли фигуры царя-спасителя в мессианских ожиданиях межзаветного периода были привлечены кумранские тексты, а также некоторые псевдоэпиграфы, восходящие к эпохе Второго храма. О специфике, которую приобрели, с одной стороны, древневосточные представления о царе-спасителе, а, с другой – иудейские мессианские чаяния в раннехристианском богословии, можно судить по текстам Нового Завета.

Методология исследования. В работе использовался историко-феноменологический метод, являющийся одним из наиболее распространенных в современных историко-религиозных исследованиях. Наиболее видные представители этого метода – Р. Отто, Г. ван дер Леув, М. Элиаде. Исходной посылкой историко-феноменологического направления в религиоведении является убеждение в том, что, во-первых, религиозное переживание порождается сакральной реальностью, независимой от человеческого сознания (опытом «нуминозного» в терминологии Р. Отто), и, во-вторых, что эта реальность может иметь различные культурно обусловленные проявления в истории тех или иных народов или цивилизаций. При этом каждый культурно-исторический феномен рассматривается в системе его собственной внутренней логики. К числу таких феноменов мы относим и институт священного царства.

В работе также применялся компаративный культуроведческий подход, позволяющий обнаружить типологически сходные моменты и различия в мировоззренческих основаниях генезиса государственности и функционирования царской власти в ближневосточных обществах, выявить специфические и общие черты во взглядах на священническую роль царя.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

  1. Впервые в отечественной историографии на основе историко-феноменологического метода и междисциплинарного подхода выявлена существенная роль стремлений к восстановлению первоначального всевластия божественного Царя и победе над смертью в религиозных мотивах возникновения государственности в древних ближневосточных обществах.

  2. На основе проведенной в работе реконструкции комплексной картины мировидения древнего человека на Ближнем Востоке предложена новая интерпретация проблемы «демократизации» царского заупокойного культа в Древнем Египте, отношения священного брака в Междуречье к заупокойным верованиям шумеров, соотношения божественного и человеческого в древневосточных царях.

  3. Выявлено общее и особенное в динамике исторического развития комплекса представлений о роли царя в рассматриваемых обществах. Упования на сотериологическую миссию монарха сменяются в конце III тыс. до н.э. и в Египте, и в Междуречье упадком этих верований. В Израиле при «канонической» (в рамках яхвизма) невозможности сотериологии, связанной с фигурой царя, с одной стороны, и фактическом тяготении народа к модели царя-спасителя, с другой, крах монархии сопровождался возникновением ожиданий эсхатологического явления царя – спасителя Израиля3.

  4. Предложено объяснение историософского смысла конфликта между силами притяжения и отталкивания от ближневосточной модели царственности в Древнем Израиле исходя из культурно-исторического контекста.

  5. Впервые в отечественной историографии вопрос о причинах присвоения царского титула Иисусу Христу в раннехристианских текстах рассмотрен в контексте исконной семантики этого титула, выявленной на основе анализа древневосточных памятников.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования важны для развития теории генезиса государства и политической власти и могут быть учтены в работах, затрагивающих проблематику культуры политических отношений на Древнем Ближнем Востоке. Материалы и выводы диссертации могут использоваться в дальнейших исследованиях по истории Древнего мира, религиоведению, ретроспективной политологии, библеистике, а также при составлении соответствующих лекционных курсов в высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Содержание и выводы диссертации обсуждались на заседаниях отдела истории ИНИОН РАН и нашли отражение в публикациях автора и лекциях, читаемых в Московском Свято-Филаретовском институте. По теме исследования были сделаны доклады на Сергеевских чтениях (МГУ, 2005), Библейских чтениях памяти о. Александра Меня (ВГБИЛ, 2007, 2008).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы и списка сокращений.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «Поэтический диалог Бенилюкса и России»

    Лекция
    Слависты Университета Гента Т. Лангерак, А. Юдин, Э. Метц представили литературную композицию «Поэтический диалог Бенилюкса и России». Стихотворения К.
  2. Мирча Элиаде история веры И религиозных идей том второй: от гаутамы будды до триумфа христианства перевод Н. Б. Абалаковой, С. Г. Балашовой, H. H. Кулаковой и A. A. Старостиной

    Документ
    Mircea Eliade. Histoire des croyances et des idees religieuses. Tome II. De Gautama Bouddha au triomphe du christianisme. P.: Payot, 1978 М.: Критерион,
  3. Священной Библейской Истории Ветхого и Нового Завета 7 конспект

    Конспект
    Религиозная подготовка воспитанников, поступающих в духовные учебные заведения, как правило, минимальна, поэтому есть острая необходимость в обзорном предмете, охватывающем своим вниманием всю историю человечества от Сотворения мира
  4. Отестантских деноминаций, а также Священной истории Ветхого и Нового Заветов, православного Богослужения и вероучения и соотнесенных с ним инославных вероучений

    Документ
    Данная работа представляет собой систематический обзор истории Древней Церкви, Поместных Православных Церквей, «нехалкидонских» Церквей, Римо-Католической Церкви и основных протестантских деноминаций, а также Священной истории Ветхого
  5. Holy Trinity Orthodox Mission Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. А. П. Лопухина книга

    Книга
    3. Раздвигаются рамки ветхозаветной церкви, включением в царство Мессии и тех, кто прежде не имел входа в него, по чисто здешним признакам (“соотечественники и иноплеменники”).

Другие похожие документы..