Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Создание единого информационного пространства, автоматизация и повышение эффективности работы подразделений вуза, сокращение времени прохождения инфо...полностью>>
'Методические рекомендации'
В условиях актуализации проблем современности, реформирования российского общества возрастает значение философского знания. Реальная диалектика переме...полностью>>
'Публичный отчет'
Отчет о посещении проф. Козлова С.С. в Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга Комитета Государственного санэ...полностью>>
'Закон'
Об утверждении Положения об Отделе по вопросам межнацио-нальных отношений Красно-гвардейской районной государ-ственной администрации в Автономной Респ...полностью>>

В. П. Малков Вмонографии исследуются сущность, социальная ценность в эффективность уголовно-процессуального принуждения. На мате

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

3. 3. ЗИНАТУЛЛИН

уголовно-

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ

ПРИНУЖДЕНИЕ

И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ

(Вопросы теории и практики)

ИЗДАТЕЛЬСТВО
КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
1981

Печатается по постановлению
Редакционно-издательского совета
Казанского университета

Научный редактор — проф. В. П. Малков

В монографии исследуются сущность, социальная ценность в
эффективность уголовно-процессуального принуждения. На мате-
риалах конкретных социологических исследований показывается
практика применения отдельных мер уголовно-процессуального
принуждения и пути повышения их эффективности.

Книга рассчитана на ученых, студентов и практических работ-
ников правоохранительных органов, всех, кто интересуется проб-
лемами эффективности советского уголовного судопроизводств.

Зинур Зинатуллович Зинатуллин

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ
И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ

(Вопросы теории и практики)

Редактор Л. Л. Биктимиров. Техн. редактор М. П. Скороходов,
Корректоры С. А. Петрова, Л. М. Самуйлина. Обложка художника
Э. А. Зарипова.
ИБ 476.

Сдано в набор 22/1-81 г. Подписано в печать 13/VIII-81 г. ПФ 10259.
Формат бумаги 84Х108'/з2. Печ. л. 4,25 (7,14). Уч.-изд. л. 7,6.
Заказ Н-67. Тираж 5340. Цена 1 р. 14 к. Издательство Казанского
университета г. Казань, ул. Ленина, 2. Полиграфический комбинат
им. Камиля Якуба Государственного комитета Татарской АССР по
делам издательств, полиграфии и книжной торговли.
Казань, ул. Баумана, д. 19.

1203140000


11002—030
3———————18—81

075(02)-81

Издательство Казанского университета, 1981 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В современных условиях развития нашего государ-
ства практическая деятельность лиц и органов, веду-
щих борьбу с преступностью, немыслима без применения ими уголовно-процессуального принуждения.

Проблема уголовно-процессуального принуждения — многоаспектная, затрагивающая самые различные стороны регулирования социального поведения субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Уголовно-процессуальное принуждение связано со вторжением не только в сферу правовых отношений, гарантированных Конституцией СССР прав и интересов личности, но и, в известной мере, в сферу психологических и этических отношений. Забота же «...о правах человека,— как отмечал А. Н. Косыгин,—заложена в самой природе социалистического строя... Знамя прав и свобод человека — это знамя социализма» '. Именно поэтому, применяя меры уголовно-процессуального принуждения,
уполномоченное лицо должно учитывать не только то,
что такое право ему предоставлено и что реализация
этого права облегчает его деятельность, но и действительную необходимость в таких мерах, целесообразность и справедливость их использования с тем, чтобы предупредить возможность причинения большего вреда, чем тот, который они предотвращают. Но это вызывает необходимость познания не только сущности, оснований, условий и порядка применения уголовно-процессуального принуждения, но и его эффективности. Последнее становится особенно актуальным в связи с постановлением ЦК КПСС «Об улучшении работы по охране правопорядка и усилению борьбы с правонарушениями», наметившим широкий комплекс мер по повышению эффективности действия всего сложного

3

социального механизма в деле ликвидации преступности и устранении порождающих ее причин2.

Если в недавнем прошлом проблема эффективно-
сти права представляла собою в какой-то степени «бе-
лое пятно» в науке 3, то ныне такие исследования стали значительными и имеют неуклонную тенденцию к своему расширению. Это полностью согласуется с тем, что курс Коммунистической партии и Советского государства на эффективность и качество «не временная кампания», а «определяющий фактор нашего экономического и социального развития на многие годы вперед»4, и его, как указывает Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Со
вета СССР тов. Л. И. Брежнев, «необходимо с удвоен-
ной, утроенной энергией проводить в жизнь... Этому курсу альтернативы нет» 5. Особо была подчеркнута незыблемость установки на дальнейший подъем эффективности и качества всей работы на XXVI съезде КПСС 6.

В предлагаемой вниманию читателей книге пред-
принята попытка раскрыть сущность и социальную
ценность уголовно-процессуального принуждения в советском уголовном судопроизводстве, определить содержание, показатели и условия его эффективности.
Специальный раздел посвящен анализу практики и
применения отдельных мер уголовно-процессуального принуждения и возможным путям повышения их эффективности. Эмпирической базой работы стали в основном материалы проведенных в период с 1973 по 1978 г. обобщений следственной практики в ряде автономных республик я областей Российской Федерации, а также данные проведенного в 1979 г. интервьюирования 72 следователей органов внутренних дел и прокуратуры Татарской АССР по вопросам эффективности мер уголовно-процессуального принуждения.

4

РАЗДЕЛ I

СУЩНОСТЬ, СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ
И ЭФФЕКТИВНОСТЬ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

В одном из своих выступлений Л. И. Брежнев от-
мечал: «Для всех сфер жизни и развития нашего об-
щества все большую роль будет играть уровень соз-
нательности, культуры, гражданской ответственности
советских людей. Воспитывать в человеке устремлен-
ность к высоким общественным целям, идейную убежденность, подлинно творческое отношение к труду— это одна из самых первостепенных задач. Здесь проходит очень важный фронт борьбы за коммунизм, и от наших побед на этом фронте будет все больше зависеть и ход экономического строительства, и социально- политическое развитие страны» '. Успешное выполнение этой задачи предполагает широкоаспектное применение прежде всего метода убеждения как одного из основных способов воздействия всей системы социалистической демократии на сознание и волю советских людей с целью формирования у них взглядов и представлений о полезности и необходимости соблюдения выработанных обществом правил поведения. Механизм убеждения включает совокупность различных экономических, идеологических, политических, правовых, со-
циально-психологических факторов, организационную систему средств и форм воздействия на индивидуальное и групповое сознание (комплекс воспитательных,

5

разъяснительных, поощрительных мероприятий), ре-
зультатом которого является усвоение я принятие ин-
дивидуумом определенных ценностей.

Именно метод убеждения в истории существования
вашего государства всегда был и остается главным
методом государственного руководства обществом 2. Применительно к праву убеждение заключается в осознании членами общества необходимости следовать предписаниям социалистических правовых норм и организовывать в соответствии с ними как свое поведение. И так и поведение других лиц. Являясь «универсальным средством охраны правопорядка», убеждение «входит в содержание любого вида правоохранительной деятельности, в том числе и принуждения, осуществляемого в сфере уголовного судопроизводства»3.

Уголовно-процессуальное принуждение представляет собой разновидность государственного принуждения. Последняя есть не что иное, как применяемое компетентными органами и должностными лицами государства в форме специальных актов и в рамках правовых норм психическое, физическое или материальное воздействие на субъектов общественной жизни (личность) с целью подчинения их воли и поведения выраженным в законе интересам и воли социалистического общества и государства 4. Являясь не основным, а лишь вспомогательным способом обеспечения выполнения требований закона, государственное принуждение ни в какой сфере, в том числе и в сфере борьбы с преступностью, не может, как полагают иногда 5, оттеснить убеждение на второй план.

Исследованию существа и назначения уголовно-процессуального принуждения посвящен ряд работ 6.
Вместе с тем в процессуальной науке нет еще доста-
точно четкой теоретической концепции принуждения в сфере уголовного судопроизводства, что ведет к существенным различиям как в исходных позициях авторов, так и в определении тех или иных конкретных процессуальных мер в качестве принудительных. В силу этого представляется важным определить и рассмотреть признаки, характеризующие уголовно-процессуальное принуждение, те критерии, благодаря которым та или иная мера может быть отнесена к числу процессуаль-

6

но-принудительных, и вывести соответствующее опре-
деление (дефиницию).

При всей внешней разности выделяемых теми или
иными авторами систем признаков уголовно-процес-
суального принуждения7 они в действительности же,
как нам представляется, существенных различий в себе не содержат. Это и понятно, ибо в основе уголовно-
процессуального принуждения лежит один и тот же
специфический предмет и метод регулирования тех
общественных отношений, которые формируются в процессе производства по уголовным делам.

Отмечая, что уголовно-процессуальное принужде-
ние может иметь место лишь в сфере уголовного судо-
производства, мы тем самым прежде всего подчерки-
ваем государственно-властный характер действий и
отношений, складывающихся и развивающихся при применении конкретных мер уголовно- процессуального принуждения, выступающих в виде «властеотношений»8.Круг субъектов, облеченных полномочиями на применение уголовно-процессуального принуждения, точно определен в законе—это лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья и суд (ст. ст. 3, 32, 33, 36 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик; ст. ст. 3, 89, 211, 260 УПК РСФСР) 9.

Законодатель называет я возможных участников
процесса, к которым может применяться уголовно-процессуальное принуждение. К их числу относятся, в
первую очередь, подозреваемые и обвиняемые. К ним,
при наличии соответствующего основания, может быть применена любая из числа предусмотренных в уголовно-процессуальном законе мер принуждения, в том числе и наиболее острые из них, как задержание и
меры пресечения. Применение отдельных мер уголовно-процессуального принуждения (обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования, привод) допускается и в отношении потерпевших и свидетелей.

По своей сущности уголовно-процессуальное при-
нуждение выражается в физическом, материальном,
психологическом или моральном воздействии; всегда
связано с определенными правовыми ограничениями –в виде лишений личного, имущественного или организа-

7

ционного характера, в том числе телесной неприкосно-
венности, свободы передвижения и выбора занятий,
неприкосновенности жилища, тайны переписки и теле-
фонных переговоров, возможности свободного распо-
ряжения находящимся в правомерном владении иму-
ществом и т. д. Именно правоограничительный крите-
рий и является, как правило, основным при отнесении
той или мной процессуальной меры к числу принуди-
тельных.

Однако определение сущности уголовно-роцессуального принуждения по одному такому критерию «не только необоснованно расширяет объем этого понятия, но и ведет к утрате того наиболее специфического, что характерно для принуждения в социалистическом обществе — быть дополнительным средством, вступающим в действие тогда, когда авторитета закона и убеждения в необходимости его неукоснительного исполнения оказывается недостаточно»10. Ограничения
правового статуса граждан возможны лишь при усло-
вии невыполнения ими тех или иных правовых предпи-
саний. Это и составляет другой, органически связан-
ный с первым, критерий уголовно-процессуального принуждения. При добровольном выполнении ими своих обязанностей принуждению нет места. Процессуальное принуждение обусловливается прежде всего .«к о н фликтной ситуацией (разрядка наша.—3. 3.),
возникающей в процессе осуществления уголовного судопроизводства, и обстоятельствами, вытекающими из сложности и необходимости обеспечения его задач»11. Речь идет о ситуациях, могущих возникнуть, как правило, после положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Отсюда факт возбуждения уголовного дела есть также одно из условий применения уголовно-процессуального принуждения. Кроме того, применение, к примеру, мер пресечения и отстранения от должности как мер уголовно-процессуального принуждения возможно, как правило, лишь при наличии сформулированного по делу обвинения (исключение составляют случаи применения мер пресечения к лицам, подозреваемым в совершении преступления). Вследствие сказанного факт привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого может также

8

рассматриваться как одно из условий применения уго-
ловно-процессуального принуждения.

Но, как отмечалось, конкретно взятая мера уголов-
но-процессуального принуждения может быть приме-
нена только при наличии ситуации, обусловливающей
необходимость её избрания. Наличие или отсутствие
такой ситуации определяются в каждом отдельном слу-
чае совокупностью данных фактического характера,
с которыми закон связывает использование той или
иной меры процессуального принуждения. Именно со-
вокупность фактических данных (доказательств), поз-
воляющих сделать вывод о необходимости применения
той или иной меры уголовно-процессуального принуждения, является достаточным основанием для ее применения.

По своему целевому назначению уголовно-процес-
суальное принуждение призвано содействовать успеш-
ному осуществлению стоящих перед советским уголов-
ным судопроизводством задач (ст. 2 Основ, ст. 2 УПК
РСФСР). Эта общая цель конкретизируется примени-
тельно к непосредственным целям отдельных видов и мер уголовно-процессуального принуждения. Так, непосредственными целями мер пресечения являются воспрепятствование уклонению обвиняемого (подозреваемого) от следствия и суда, устранение возможности с их стороны воспрепятствовать установлению по делу объективной истины, предотвращение возможности совершения этими лицами других преступлений, а также обеспечение исполнения приговора (ст. 33 Основ, ст. 89 УПК РСФСР). Достаточно определенные указания на непосредственные цели содержатся в нормах, определяющих основания и порядок производства задержания (во многом совпадают с целевым назначением мер пресечения), выемки и обыска, освидетельствования, получения образцов для сравнительного исследования и т. д. (ст. ст. 122, 167, 168, 181, 186 УПК РСФСР).

Как видим, в одних случаях меры уголовно-процес-
суального принуждения предназначены для обеспечения надлежащего, соответствующего предписаниям процессуально-правовых норм поведения определенных субъектов уголовно-процеосуальных отношений, в других — призваны обеспечить получение и исследование доказательственного материала. Вместе с тем конкретная форма проявления этих целей зависит в определен-

9

ной мере и от того, допущено тем или иным участни-
ком процесса какое-либо правонарушение или нет. Одни меры принуждения применяются преимущественно в целях предупреждения и пресечения правонарушений в сфере уголовно-процессуальных отношений (меры пресечения, отстранение обвиняемого от должности, наложение ареста на имущество и др.); другие же используются в тех случаях, когда такое нарушение уже произошло. Среди последних в свою очередь следует выделять меры принудительного исполнения не выполненных добровольно обязанностей (к ним могут быть отнесены, например, привод не явившегося по вызову в следственно-судебные органы лица; производство выемки после отказа выдать предметы и документы, имеющие значение для дела) и меры воздействия к нарушителям процессуального закона (изменение меры пресечения на более строгую и удаление нарушителя из зала судебного заседания). Тот факт, что в названных мерах содержатся в определенной степени и элементы утоловно-процессуальной ответственности особенно в мерах воздействия к нарушителям процессуального закона), не лишает их общего превентивнопринудительного свойства, характерного для всего уголовно-процессуального принуждения, в силу которого оно прежде всего и призвано способствовать устранению вредных для достижения задач советского уголовного судопроизводства явлений 12.

В силу специфики нашего исследования мы не можем подвергнуть глубокому анализу концепцию уголовно-процессуальной ответственности, требующую фундаментальной теоретической разработки. Отметим лишь, что в: своем ретроспективном аспекте она предполагает такой способ воздействия на правонарушителя, благодаря которому на него возлагаются юридические обязанности претерпеть лишения штрафного, карательного характера (возложение дополнительных обязанностей, лишение соответствующих процессуальных прав и т. д.) 13. Прослеживая же соотношение принуждения и ответственности в области уголовного судопроизводства, нетрудно заметить наличие элементов взаимопроникновения между ними.

В широком плане ответственность есть в то же время к принуждение. Объем выраженности (удельного

10

веса) ответственности (речь идет не о проспективной,
а о ретроспективной ответственности) в отдельных
видах и мерах уголовно-процессуального принуждения безусловно, различен. Если к примеру в осуществлении принудительного привода не являющегося по вызовам следственно-судебных органов при отсутствии для этого уважительных причин лица принуждение и ответственность по существу органически сливаются, то, видимо, этого нельзя усмотреть, например, в освидетельствовании лица с целью возможного обнаружения на его теле следов преступления, при производстве обыска и т. д., в том числе и при избрании мер пресечения. В последних случаях элемент процессуального принуждения с целью предупреждения нежелательных
последствий все же довлеет над ответственностью. В то же время, к примеру, при удалении нарушителя из зала судебного заседания (ст. 263 УПК РСФСР) или наложении денежного
взыскания на переводчи-
ка, личного поручителя,
специалиста или иное ли-
цо (ст.ст. 57, 94, 133',
263 УПК РСФСР) про-
цессуальная ответствен-
ность носит преобладаю-
щий характер.

Сказанное здесь схематически
представлено на рисунке, обозна-
чения на котором следующие:

I — меры, обладающие преи-
мущественно свойствами и объе-
мом уголовно-процессуального
принуждения; :

II — меры, сочетающие в себе
в равной мере свойства и объем
как уголовно-процессуалвного
принуждения, так и уголовно-нро-
цессуальной ответственности;

III—меры, обладающие пре-
имущественно свойствами: и объ-
емом уголовно-процессуальной
ответственности, i

Анализируя сущност-
ные свойства уголовно-
процессуального принуж-
дения, важно, наконец,
подчеркнуть, что закон-
ность и обоснованность
его применения обеспечиваются системой экономических, политических и правовых, в том числе уголовно-процессуальных,
гарантий.

Изложенное позволяет
сделать вывод о том, что
уголовно-процессуальное
принуждение есть метод

II

государственного воздействия, проявляющийся в право-
вых ограничениях личностного, имущественного или ор-
ганизационного характера участников уголовно-процес-
суальной деятельности вследствие применения к ним
при наличии определенных законом оснований следст-
венно-прокурорскими и судебными органами процес-
суально-правовых средств (мер) пресечения, представ-
ляющих угрозу интересам правосудия деяний, атакже
в целях .обеспечения условий успешного разрешения
задач уголовного судопроизводства.

В реальной жизни этот метод проявляется в применении предусмотренных уголовно-процессуальным законом конкретных мер принуждения. Образуя в целом единый институт мер уголовно-процессуального принуждения, вместе с тем сами такие меры не теряют своего качественного своеобразия и различаются по: характеру принуждения; степени наличия в них элементов уголовно-процессуальной ответственности; своей целенаправленности; субъектам, к которым возможно их применение; органам и должностным лицам, наделенным правом их применения и т. д. В зависимости от этого в процессуально-правовой литературе даются различные классификации мер уголовно-процессуального принуждения.

Понимая, что любая классификация носит оттенок
условности, в плане поставленной нами проблемы все
меры уголовно-процессуального принуждения необ-
ходимо классифицировать по характеру их назначения: а) на направленные главным образом на предотвращение ненадлежащего поведения участников уголовно-процессуальной деятельности и б) на связанные преимущественно с собиранием и исследованием средств уголовно-процессуального доказывания. При этом, ненадлежащим считается такое поведение, которое выражается в нарушении участником уголовно-процессуальной деятельности возложенных на него законом обязанностей, имеющих целью противодействие достижению задач советского уголовного судопроизводства.

При такой классификации первую группу составляют все меры пресечения: подписка о невыезде (ст. 93 УПК РСФСР); личное поручительство и поручительство общественной организации (ст. ст. 94 и 95 УПК



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Б. С. Волков Вмонографии раскрываются понятие и юридические приз

    Книга
    В монографии раскрываются понятие и юридические приз-наки совокупности преступлений по советскому уголовномузаконодательству, ее отличив ог различных видов сложныхединичных преступлении, рассматривается порядок назначениянаказания

Другие похожие документы..