Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Азотная кислота по объему производства занимает среди других кислот второе место после серной кислоты. Все возрастающий объем производства HNO3 объяс...полностью>>
'Документ'
ОРЛОВ Сергей Борисович – кандидат философских наук, доцент, докторант кафедры теории и истории социологии факультета политологии и социологии Уральск...полностью>>
'Документ'
Фестиваль природоохоронної пропаганди спрямований на популяризацію екологічної освіти і виховання школярів, формування в них екологічної свідомості, ...полностью>>
'Документ'
В. Мотрошилова) Глава 1. Первые греческие мудрецы-философы 9 Мифология и пред-философия 31 Преднаука и любовь к мудрости 34 Глава . Основные фигуры и ...полностью>>

Валерий Демин Тайны русского народа: в поисках истоков Руси

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Валерий Демин - Тайны русского народа: В поисках истоков Руси

...Но ты учись вкушать иную сладость, Глядясь в холодный и полярный круг. Бери свой челн, плыви на дальний полюс В стенах из льда - и тихо забывай, Как там любили, гибли и боролись... И забывай страстей бывалый край.

Александр БЛОК

Ранней осенью 1922 по берегу священного лапландского Сейдозера, в одном из самых труднодоступных уголков Кольского полуострова, пробирался отряд обессиленных людей. Скоро вечер - надо спешить. И вдруг вдали в скользящих лучах солнца проступила гора. На ее отлогом каменистом склоне отчетливо выделялась гигантская - до 100 м - фигура человека с крестообразно раскинутыми руками (рис.1). Так Александр Барченко увидел то, к чему, быть может, стремился всю свою жизнь. Перед ним был несомненный след, оставленный той древнейшей и давно исчезнувшей с лица земли цивилизации, которую античные авторы именовали гиперборейской: слово указывало на ее местонахождение - за Бореем - Севернымветром, или просто - на Севере.

Казалось, все силы земли и неба ополчились против горстки сме-льчаков, задумавших выведать одну из самых сокровенных тайн истории. Проводники-саамы (лопари) с ужасом и мольбой отговаривали их от намеченного маршрута. На обратном пути налетевший вихрь едва не потопил лодку. Физически ощущалось враждебное противодействие каких-то неведомых природных сил. Но вожатый продолжал двигаться к избранной цели, как Амундсен к своему полюсу.

Из дневника участника экспедиции Александра Кондиайна - ученого-астрофизика, близкого друга Барченко, впоследствии разделившего печальную судьбу друга: "10/IХ. "Старики". На белом, как бы расчищенном фоне <...> выделяется гигантская фигура, напоминающая темными своими контурами человека. Мотовская губа поразительно, грандиозно красива. Надо себе представить узкий коридор версты 2-3 шириной, ограниченный справа и слева гигантскими отвесными скалами до 1 версты высоты. Перешеек между этими горами, которыми ограничивается губа, порос чудесным лесом - елью,роскошной елью, стройной, высокой до 5-6 саж., густой, типа таежной ели.

Кругом горы. Осень разукрасила склоны вперемешку кущами берез, осин, ольх. Вдали <...> раскинуты ущелья, средикоторых находится Сейдозеро. В одном из ущелий мы увиделизагадочную вещь. Рядом со снегом, там и сям пятнами лежавшим насклонах ущелья, виднелась желтовато-белая колонна, вродегигантской свечи, а рядом с ней кубический камень. На другойстороне горы виднеется гигантская пещера на высоте саж. 200, арядом нечто вроде склепа. <...>

Вечером, после короткого отдыха, идем на Сейдозеро. К сожалению, мы пришли туда после захода солнца. Ущелья уже были закрыты синей мглой. Очертания "Старика" смутно выделялись на белом плафоне горы. К озеру через Тайболу ведет роскошная тропа. Вернее, широкая проезжая дорога, кажется даже, что она мощеная. В конце дороги находится небольшое возвышение. Все говорит за то, что в глубокую древность роща эта была заповедной и возвышение в конце дороги служило как бы алтарем-жертвенником перед "Стариком".

Александр Васильевич Барченко (1881 - 1938) - одна из трагических и загадочных личностей ХХ века. Носитель Великой Тайны, он судя по всему, навсегда унес ее в Мир иной. Попытки оставить хоть какую-то информацию для потомков предпринимались. Даже удалось убедить палачей отсрочить исполнение смертного приговора. Ему дали карандаш и увесистую стопку бумаги, чтобы смертник обстоятельно изложил все, что знал. А расстреляли на другой день после завершения исповеди. Рукопись немедленно упрятали, да так, что с тех пор ее почти никто не видел. Даже легенду сочинили: дескать, пропало все, когда в трагическом 41-м немцы подошли к Москве и пришлось сжечь архивы НКВД. Верится не очень - больно уж велика была засекреченная тайна!

Теперь можно лишь догадываться, что было в той пропавшей рукописи. Но догадаться в общих чертах можно! О многом Барченко написал еще в своих дореволюционных романах: пещеры в Гималаях и на Русском Севере, подземные хранилища глубочайших тайн мировой цивилизации, замурованные отшельники и т.п. (Беллетристика Барченко была частично переиздана в 1991 г. в издательстве "Современник" его наследниками - сыном и внуком.

Им обоим выражаю искреннюю признательность за предоставление фактического материала из семейного архива. - В.Д.).

Описано все в полуфантастических романах Барченко так, как будто автор все видел своими глазами. Впрочем, кто его знает: видел или нет. Ведь сохранилось в протоколах допроса на Лубянке глухое признание: в пору дореволюционных скитаний довелось ему посетить не одну из заморских стран якобы с коммерческими целями. А после революции организовал экспедицию на Кольский полуостров в поисках следов Прародины человечества. И нашел-таки, проложив маршрут таким образом, как будто точно знал, где и что следует искать.

В этом Знании как раз вся-то и суть. Ибо Знание сие тайное, сокровенное, эзотерическое, как говорили в старину, да к тому же еще и древнее. Таким же знанием владел и Николай Рерих, когда вместе с женой и сыновьями готовил экспедицию на Алтай и в Тибет. Собственно, искал Рерих в Центральной Азии то же самое, что и Барченко в Русской Лапландии. И руководствовались они, судя по всему, одним и тем же источником. Даже личные контакты между ними, скорее всего, были: в 1926 году в Москве, когда Рерих привозил Послание махатм Советскому правительству (еще один из таинственных эпизодов истории, но уже связанный с семьей Рерихов). Барченко убедился лишний раз в своих предположениях, когда неожиданно столкнулся с русским отшельником из глухих костромских лесов -хранителем древнего тайного знания. Тот сам под видом юродивогопробрался в Москву, отыскал Барченко и поведал ученому о вещахневероятных (этот факт стал известен и Рериху). Полученнуюинформацию впоследствии предполагалось обсудить с известнейшимбурятским этнографом Цыбиковым, первым россиянином, еще вначале века проникшим в Тибет под видом ламы-паломника.

Переписка Барченко с Цыбиковым чудом сохранилась в Государственном архиве в Улан-Удэ.

Из письма А.В.Барченко проф. Г.Ц.Цыбикову 24 марта 1927 г.

<...> Это убеждение мое [об Универсальном Знании.- В.Д.] нашло себе подтверждение, когда я встретился с русскими, тайно хранившими в Костромской губернии Традицию [Дюн-Хор]. Эти люди значительно старше меня по возрасту и, насколько я могу оценить, более меня компетентные в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня <...> Посланный от этих людей под видомсумасшедшего произносил на площадях проповеди, которых никто не понимал, и привлекал внимание людей странным костюмом и идеограммами, которые он с собой носил <...> Этогопосланного - крестьянина Михаила Круглова - несколько раз арестовывали, сажали в ГПУ, в сумасшедшие дома. Наконец, пришлик заключению, что он не помешанный, но безвредный. Отпустили его на волю и больше не преследуют. В конце концов, с его идеограммами случайно встретился в Москве и я, который мог читать и понимать их значение.

Таким образом, установилась связь моя с русскими, владеющими русской ветвью Традиции [Дюн-Хор]. Когда я, опираясь лишь на общий совет одного южного монгола, <...> решилсясамостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными ибескорыстными государственными деятелями большевизма [имеется ввиду прежде всего Ф.Э.Дзержинский. - В.Д.] тайну [Дюн-Хор], топри первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержалисовершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшейрусской ветви Традиции [Дюн-Хор]. Они постепенно углубляли моизнания, расширяли мой кругозор. А в нынешнем году <...>формально приняли меня в свою среду <...>

Поразительные факты! Барченко (и не он один - существовало целое сообщество хранителей древнего Знания) имел,читал и понимал древнейшие тексты, написанные "идеографическим"письмом. Более того, похоже, что сохранились фотографии данныхтекстов. Быть может, они и есть тот заветный ключик, которыйотомкнет двери в такие тайники седой старины, о каких еще вчерадаже не смело мечтать самое необузданное воображение.

У Барченко была стройная историософская концепция развития мировой цивилизации, "золотой век" ее в северных широтах продолжался 144 000 лет и завершился 9 тысяч лет назад исходом индоариев на Юг во главе с предводителем Рамой - героемвеликого индийского эпоса "Рамаяна". Причины тому быликосмического порядка: при благоприятных космических условияхпроисходит расцвет цивилизации, при неблагоприятных - ееупадок. К тому же космические силы приводят к периодическомуповторению на Земле "потопов", перекраивающих сушу иперемешивающих расы и этносы. Руководствуясь этими идеями, Барченко сумел организовать экспедицию, которая в 1921/23 гг. обследовала глухие районы Кольского полуострова. Главной целью (точнее - тайной подцелью) были поиски следов древней Гипербореи. И нашел ведь! И не только гигантскую черную фигуру человека с крестообразно раскинутыми руками, но и прямоугольно обтесанные гранитные глыбы (а на вершине гор и в болоте - "пирамиды"), вымощенные участки тундры - остатки древней дороги (?) в труднодоступных местах, где вообще отсутствоваливсякие дороги. Участники экспедиции сфотографировались у расщелины-лаза, уводящего в глубины земли, но спуститься по нему не решились, так как почувствовали противодействие природных сил. Наконец, своего рода талисманом путешественников стал "каменный цветок" с изображением "лотоса" (?).

К сожалению, результаты изысканий не сделались достоянием широкой общественности, а были засекречены и исчезли в архивах ВЧК-ОГПУ-НКВД. Барченко обладал экстрасенсорными способностями. Занимался вопросом передачи мыслей на расстояние (кстати, на Кольском п-ве он действовал с мандатом Института изучения мозга и с личного благословения академика В.М.Бехтерева) и был привлечен к работе в органах госбезопасности, где возглавил сверхсекретную лабораторию оккультного направления. Но и это еще не все. В 1926 г. Барченко по личному указанию Дзержинского возглавил совершенно секретную экспедицию в пещеры Крыма. Цель - все та же: поиски остатков древних цивилизаций, которые, согласно концепции русского ученого, владели универсальным Знанием. Но Барченко искал большее: он считал, что древние цивилизации владели тайной расщепления атома, иными источниками энергии, а также действенными средствами психотронного воздействия на людей. И сведения о том не исчезли, они сохранились в закодированной форме, их можно отыскать и расшифровать. Этим не в последнюю очередь и объясняется повышенный интерес к его изысканиям со стороны чекистов и лично Дзержинского. Было ли найдено искомое доказательство? Ответ на этот вопрос сокрыт за семью печатями. Секретные службы всегда умели хранить свои тайны.

Не исключал Барченко и возможности палеоконтактов между древнечеловеческой и внеземными цивилизациями. На сей счет он располагал какими-то особыми сведениями. Одна из скрытых подцелей Кольской экспедиции заключалась в поисках таинственного камня, ни больше ни меньше как с Ориона. Этот камень был якобы способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало обладателям такого камня знание о прошлом, настоящем и будущем. Этот вопрос занимал и академика Бехтерева. Во всяком случае, он был в курсе намерений Барченко и поручил ему заодно специально исследовать таинственное явление "мерячения" - присущегосеверным аборигенам состояния массового транса, в который онивпадали под воздействием различных факторов, в том числе ишаманских камланий. Но не их одних: "мерячение" имело и чистоприродную обусловленность, связанную с северными широтами, чтотребовало изучения и объяснения.

Но не шутка ли все это? Не досужая ли выдумка? Да нет! Ведь неспроста древние авторы, включая крупнейших античных историков, настойчиво сообщают о северном летающем народе -гиперборейцах. Такими, правда, не без иронии, их подробноописал еще Лукиан. Может ли быть такое - чтобы древние жители Арктики владели техникой воздухоплавания? А почему бы и нет? Сохранились ведь во множестве изображения вероятных летательных аппаратов - типа воздушных шаров - среди наскальных рисунков Онежского озера (рис.2). Есть среди них и предположительное изображение летящего гиперборейца (рис.3). Русский фольклор также сохранил немало образов-символов летательных средств: Летучий корабль, Деревянный орел, Ковер-самолет, Ступа Бабы-Яги и др. Эллинский Солнцебог Аполлон, рожденный титанидой Лето (ср.: русское "лето") в Гиперборее и получивший по месту рождения один из своих главных эпитетов, постоянно посещал свою далекую родину и прародину практически всех средиземноморских народов. Сохранилось несколько изображений Аполлона, летящего к гиперборейцам. При этом художники упорно воспроизводили совершенно нетипичную для античной изобразительной символики крылатую платформу (рис.4), восходящую, надо полагать, к какому-то реальному праобразу.

Думается, не случайно и в северном искусстве сложился настоящий культ крылатых людей. Уместно предположить, что особо любимые и чтимые на Руси образы птицедев Сирина, Алконоста, Гамаюна (рис.5, 5-а) уходят своими корнями в глубокую гиперборейскую древность - не обязательно напрямую, а, скореевсего, через взаимодействие разных культур, опосредованных впространстве и во времени. Совсем недавно множество литыхбронзовых фигурок крылатых людей, вновь заставляющих вспомнитьо гиперборейцах, обнаружено при раскопках святилища на о.

Вайгач (рис.6), расположенном в акватории Ледовитого океана - месте прописки древней Гипербореи.

Но еще раньше множество стилизованных бронзовых изображений птицелюдей было найдено в разных местах Прикамского региона и Приполярного Урала (рис.7). Это образцы так называемого "Пермского звериного стиля". Почему-то их принято именовать "чудскими древностями" и односторонне привязывать к финно-угорской культуре: раз последними по времени аборигенами здесь являются коми, ханты, манси и другие народы, значит, именно им и принадлежат обнаруженные археологами предметы и изделия. Однако истоки финно-угорских, самодийских, индоевропейских и всех других народов следует искать в нерасчлененном северном Пранароде с единым языком и культурой. Именно в эту гиперборейскую древность уходят и корни "пермского стиля" с его крылатыми птицелюдьми, распространенными, впрочем, по всему земному шару - вплоть до Южной Америки и о. Пасхи.

Подтверждением тому служат и другие сюжеты чудских (в смысле "чудесных" от русского слова "чудо") сокровищ. Так, повсеместно распространенными являются изображения сдвоенных солнечных коней (рис.8), найденных также и в Прикамье. Но доказывает это лишь одно - общемировое происхождение культур и их носителей!

Описания "механизма" полетов во множестве сохранились в памяти северных народов в виде устойчивых фольклорных образов, бережно передаваемых из поколения в поколение. Ниже, в основной части книги, будут приведены русские устные и письменные свидетельства. Сейчас же уместно напомнить кульминационный эпизод "Калевалы", где рассказывается о решающем морском сражении между главными героями карело-финского эпоса с противостоящим им народом далекой северной земли Похъелы за право владения волшебной мельницей Сампо - неиссякаемымисточником богатства и процветания. Действие происходит посредиморя-океана. Испробовав все боевые средства против сынов страны Калевы и потерпев неудачу, владычица Похъелы - ведьма Лоухи - оборачивается гигантской птицей-"летучим кораблем". Вот как это выглядело в передаче народных сказителей:

Сто мужей на крылья сели, Тысяча на хвост уселась, Села сотня меченосцев, Тысяча стрелков отважных.

Распустила Лоухи крылья, Поднялась орлом на воздух.

Дополнительным доводом в пользу сказанного может послужить еще один факт, продолжающий "крылатую тематику". Археологов не перестает удивлять обилие так называемых "крылатых предметов", постоянно находимых в эскимосских могильниках и относимых к самым отдаленным временам истории Арктики. Вот он - еще одинсимвол Гипербореи! Сделанные из моржового клыка (откуда ихпоразительная сохранность), эти распростертые крылья, невписывающиеся ни в какие каталоги, сами собой наво-дят на мысльо древних летательных приспособлениях (рис.9).

Впоследствии эти символы, переда-ваясь из поколе-ния в поколение, распространились по всему свету и закрепились практически во всех древних культурах: египетской, ассирийской, хеттской, персидской, ацтекской, майя и так - до Полинезии (рис.10). Ныне парящие крылья как подсознательная память о заречеловечества стали эмблемой российской авиации и космонавтики (рис.11).

Таковы некоторые факты и гипотезы. Вопросов больше, чем ответов. Тем не менее логика неопровержима. Она-то - логиканаучного поиска - и будет путеводной нитью в дальнейшемпутешествии в глубь и даль веков и тысячелетий. Надежные иапробированные методы есть, хотя, быть может, они не стольпривычны для читателя. Потому-то и необходимы некоторыепредварительные пояснения. С них и начнем...

ДВА ВЗГЛЯДА НА ИСТОРИЮ ДРЕВНЕЙ РУСИ Со времени воинствующих русофобов-норманистов XVIII-XIX веков в исторической литературе насаждается далекая от науки точка зрения, согласно которой собственно русская история начинается якобы с призвания варяжских князей, а также с последовавшего вскоре вслед за этим принятия христианства. А до той поры пребывал русский народ, дескать, в диком, варварском состоянии, не говоря уж о том, что славянские племена вообще являются пришлыми на территории, где они обитают в настоящий момент. Укреплению данных идей, весьма далеких от действительности, к сожалению, во многом содействовал Николай Михайлович Карамзин (1766 - 1826), задавший тонв своей "Истории государства Российского" следующеймеланхолической фразой: "Сия великая часть Европы и Азии,именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искониобитаема, но дикими, во глубину невежества погруженныминародами, которые не ознаменовали бытия своего никакимисобственными историческими памятниками"1.

Отрицание самобытности и автохтонности древней русской культуры, а по существу отторжение древнейших корней русского народа и установление границы его исторического бытия где-то в IX веке н.э. (некоторые снижают эту ограничительную планку до IV - VI веков) было на руку и официальным властям, ипредставителям церкви. Первых не интересовало что бы то ни былоза пределами государственно-правовых структур, а ихвозникновение однозначно связывалось с появлением первойправящей династии Рюриковичей. Вторых более чем устраивал тезисо дикости нравов и культуры русских людей до принятияхристианства. Позиция эта, всячески поощряемая икультивируемая, дожила до наших дней и заняла доминирующееположение в школьных и вузовских учебниках, научной ипопулярной литературе, в средствах массовой информации и т.д. Врезультате повсеместно насаждается мнение, что до определенных (указанных выше) временных пределов русский народ как бы вовсеи не существовал, пребывая во внеисторическом состоянии, акогда возник (вроде бы из небытия) на исторической арене, топросто воспринял идеологию, культуру и государственно-правовыетрадиции, сложившиеся до него и без него.

По счастью, в русской исторической науке всегда была сильна и другая струя. Многие выдающиеся и рядовые исследователи постоянно искали истоки русской самобытности в самых глубинах человеческой истории, не противопоставляя славян древнейшим этносам, жившим на территории современной России, и отыскивая русские корни (и не только их) у народов, испокон веков обитавших на Севере и в других областях Евразии. Эта традиция восходит к двум замечательным деятелям отечественной науки - Василию Никитичу Татищеву (1686 - 1750) и Михаилу Васильевичу Ломоносову (1711 - 1765). Трудыобоих, посвященные древнейшей русской истории, былиопубликованы посмертно; первый том "Истории Российской" Татищева, где подробнейшим образом рассматривается генезис русского народа, увидел свет даже на год позже ломоносовской "Древней российской истории..." (хотя и создан был почти на два десятилетия раньше). Однако оба русских ученых независимо друг от друга отстаивали одну и ту же мысль: корни русского народа уходят в глубины тысячелетий и затрагивают этносы, издревле заселявшие север Евразии и известные под разными именами античным и иным авторам (к последним можно отнести составителей библейских книг, арабских, персидских, китайских и других хронистов).

Татищев напрямую вел родословную славян (а следовательно, и русских) от скифов, по современным данным появившихся в Причерноморье ориентировочно в VII веке до н.э., ареал же их расселения распространял далеко на Север и в Сибирь, именуя наших далеких северных прапредков скифами [г]иперборейскими. Праотцом славян и русских, исходя из данных вавилонского летописца Бероса, Иосифа Флавия и более поздних историков вплоть до анонимного автора "Синопсиса" XVII века, Татищев считал Мосоха - шестого сына библейского Яфета (Иафета) ивнука легендарного Ноя. А.И.Асов удачно объясняет происхождениеимени Моск от протославянского и древнерусского слова "мозг": вустной речи две последние согласные становятся глухими, и всеслово звучит как "моск". От имени Мосоха (Моска) впоследствииобразовались наименования: Москва - сначала река, затем игород на ней, Московия, московиты, москвитяне, москвичи... Яфет (Иафет) же, сын Ноя, по мнению многих, тождественен греческомутитану Япету (Иапету), отцу Прометея, жившему, как и все другиетитаны (после поражения от Олимпийцев и временного низверженияв Тартар), на Островах Блаженных, на самом краю Земли, то естьна Крайнем Севере - в Гиперборее (о чем речь пойдет впереди).

Родословная потомков Ноя и основанные на ней легенды были когда-то чрезвычайно популярны на Руси2 и породили вереницу апокрифических сочинений. Насчитывается около ста списков подобных "повестей" - преимущественно ХVII века; некоторые изних полностью вошли в хронографы и летописцы (например, в "Мазуринский летописец"). Публикация данных произведений,исключительно важных для понимания русской предыстории истановления национального самосознания, прекратилась еще впрошлом веке. Современные ученые вообще считают их продуктомчистого сочинительства. Сидел якобы некто (и откуда такойпрозорливец взялся?), глядел в потолок и от нечего делатьсочинял, что в голову придет, а другие потом у него списали.

Так ведь получается? Но нет! Безымянные авторы, вне всякого сомнения, опирались на какие-то не дошедшие до нас источники (если не письменные, то устные). Следовательно, ядро этих повестей опирается на действительную историю, хотя и закодированную в виде образов дописьменного творчества народных масс.

Историки-снобы подчеркнуто высокомерно и чуть ли не с брезгливостью относятся к попыткам свести генезис древних народов к отдельно взятым предкам или родоначальникам, рассматривая это исключительно как акт мифопоэтического творчества. Но факты говорят о другом. Никто ведь не усматривает ничего крамольного в высказываниях типа: "Иван Грозный взял Казань"; "Петр Великий построил Петербург"; "Суворов перешел через Альпы"; "Кутузов разгромил Наполеона". Каждому ясно: хотя речь идет о событиях, связанных с деяниями больших масс людей, символизируют их в каждом конкретном случае отдельные личности. Так было в прошлом, так будет всегда. Кроме того, родословие во все времена начиналось с какой-то точки отсчета, и к ней всегда привязывалось конкретное лицо - пустьдаже легендарное.

Татищев не был одиночкой в изучении древнейших корней русского племени. Не менее скрупулезно и панорамно данная проблема проанализирована Василием Кирилловичем Тредиаковским (1703 - 1769) в обширном историческом трудес подробным, в духе XVIII века, названием: "Три рассуждения отрех главнейших древностях российских, а именно: I о первенствесловенского языка над тевтоническим, II о первоначалии россов, III о варягах-руссах, словенского звания, рода и языка" (СПб, 1773). В этом незаслуженно забытом трактате только вопросу о Мосохе (Мосхе) как прапредке московитов-москвичей посвящено не менее двух десятков страниц. Вывод таков: "...Рос-Мосх есть праотец как россов, так и мосхов... Рос-Мосх есть едина особа, и, следовательно, россы и мосхи суть един народ, но разные поколения... Рос есть собственное, а не нарицательное и не прилагательное имя, и есть предимение Мосхово"3.

Тредиаковский, как никто другой, имел право на вдумчивый историко-лингвистический и этимологический анализ вышеочерченных проблем. Всесторонне образованный ученый и литератор, обучавшийся не только в московской Славяно-греко-латинской академии, но также в университетах Голландии и парижской Сорбонне, свободно владевший многими древними и новыми языками, работавший штатным переводчиком при Академии наук в Санкт-Петербурге и утвержденный академиком по латинскому и русскому красноречию, - выдающийся отечественныйпросветитель стоял вместе с Ломоносовым у истоков русскойграмматики и стихосложения и явился достойным продолжателем Татищева в области русской истории.

Помимо завидной эрудиции, Тредиаковский обладал редким даром, присущим ему как поэту, - чувством языка и интуитивнымпониманием

глубинного смысла слов, что неведомоученому-педанту. Так, он решительно поддержал и развил мнение,упомянутое еще у Татищева, о русскости древнегреческогонаименования "скифы". В соответствии с нормами греческойфонетики эта слово произносится, как "скит[ф]ы". Второй слог вгреческом написании слова "скифы" начинается с "теты" - Q врусском озвучивании она произносится и как "ф", и как "т", -причем в течение времени произношение звука менялось. Так,заимствованное из древнегреческого языка слово "театр" до XVIIIвека звучало как "феатр", а слово "теогония" ("происхождение Богов") еще недавно писалось "феогония". Отсюда же расщепление звучания в разных языках имен, имеющих общее происхождение: Фе[о]дор - Теодор, Фома - Том[ас]. До реформы русскогоалфавита в его составе (в качестве предпоследней) была буква "фита" - Q, предназначенная для передачи заимствованных слов,включающих букву "тета". И слово "скифы" в дореволюционных изданиях писалось через "фиту". В действительности же "скит" -чисто русский корень, образующий лексическое гнездо со словами типа "скитаться", "скитание". Следовательно, "скифы-скиты" дословно означают: "скитальцы" ("кочевники"). Вторично, в качестве позднейшего заимствования из греческого языка, где оно служило названием пустыни, общая корневая основа "скит" вновь вошла в русское словоупотребление в смысле: "отдаленное монашеское убежище" или "старообрядческий монастырь".



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Валерий Демин. Тайны русского народа

    Документ
    Глядясь в холодный и полярный круг.
  2. Тайны русского народа ( в поисках истоков руси). Демин в

    Документ
    1). Так Александр Барченко увидел то, к чему, быть может, стремился всю свою жизнь.
  3. Глядясь в холодный и полярный круг (1)

    Документ
    Глядясь в холодный и полярный круг.
  4. Глядясь в холодный и полярный круг (2)

    Документ
    Глядясь в холодный и полярный круг.
  5. Народами и племенами, чтобы вы узнали друг друга (А не для того, чтобы каждый из вас презирал других) (1)

    Документ
    О люди! Воистину, Мы создали вас мужчинами и женщинами, сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнали друг друга (А не для того, чтобы каждый из вас презирал других).

Другие похожие документы..