Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Творческий союз старшеклассников «МИР» МОАУ «СОШ №15 г. Орска» является постоянно действующим органом самоуправления учащихся, основанном на согласова...полностью>>
'Документ'
ВЕРНАДСКИЙ Владимир Иванович (1863-1945), российский естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель. Основоположник комплекса современных наук ...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится « 09 » ноября 2011 г. в 12.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.06 при ФГБОУ ВПО «Московский государственный гума...полностью>>
'Реферат'
Правильні відомості про Землю та її форму з’явились не відразу, не в один час і не водному місці. Проте де саме, коли, у якого народу вони були найбі...полностью>>

Николай Фёдорович Фёдоров статьи философского содержания печатается по

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Николай Фёдорович
Фёдоров

СТАТЬИ ФИЛОСОФСКОГО СОДЕРЖАНИЯ

Печатается по:
Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.
Том 3.
Составление, комментарии и научная подготовка текста
А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
Издательская группа «Прогресс», Москва, 1995г.
«Традиция», Москва, 1995г.

[нумерация стр. отличается от оригинала]

СТАТЬИ ФИЛОСОФСКОГО СОДЕРЖАНИЯ из III тома «Философии общего дела» 4

ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИЕ НЕРОДСТВЕННОСТИ И РОДСТВО 1 4

ОДУШЕВЛЕННЫЕ МИРЫ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ ВИДЕТЬ МИРЫ УПРАВЛЯЕМЫМИ РАЗУМОМ И ЧУВСТВОМ 4 5

В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления 5

Для понимания Новой Истории Запада 6

ФИЛОСОФИЯ БЛУДНЫХ СЫНОВ, ЧУЖАКОВ 13 7

ВЕЛИКИЙ СИНТЕЗ  7

ОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ 17 8

УЧЕНОЕ СОСЛОВИЕ КАК ОТЖИВАЮЩЕЕ 20 9

ЗАМЕТКИ О КАНТЕ 21 10

«Правильным следствием теоретической слабости…» 12

* * * 13

[Нужно] признать категории привычками 13

МИР ЕСТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ 36 14

«Мир как воля и представление» 15

ВОПРОСЫ ИЗ ОТЕЧЕСТВА ЗАРАТУШТРЫ ПОКЛОННИКАМ ЕВРОПЕЙСКОГО ЗАРАТУШТРЫ (НИЦШЕ) 39 16

НИЦШЕ О ЦЕЛИ И СВОБОДЕ 49 17

СУПРАМОРАЛИЗМ 50 18

ИОАСАФ-ЦАРЕВИЧ И МОГИЛА ЮС-АСАФА В КАШМИРЕ. НИЦШЕ И МОЩИ  52 18

ЗАМЕТКИ О НИЦШЕ 55 19

О ДВУХ РАЗУМАХ. АГНОСТИЦИЗМ 62 21

Различие между этими двумя направлениями 22

Природа, утратившая сознание 22

МЫСЛЬ И СИЛА 65 22

ЭВОЛЮЦИЯ И КОЛЛЕКТИВИЗМ ИЛИ ВОСКРЕШЕНИЕ И ОБЪЕДИНЕНИЕ 66 23

КРИЗИС МАРКСИЗМА 24

КРИЗИС СОЦИАЛИЗМА 71 24

«ИСТОРИЧНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА» 25

Критическая философия была продолжением метафизики 26

ВОПРОС О ЗАГЛАВИИ 74 27

Само собою понятно, что и такие статьи, как «Всемирная Выставка» 31

Положение, созданное отчасти печатанием отдельных статеек 34

О богатстве и бедности и [о] жизни и смерти7 35

ЗАМЕТКИ К РАБОТЕ «ВОПРОС О БРАТСТВЕ, ИЛИ РОДСТВЕ...» 79 37

ПРЕД СОВЕРШЕННОЛЕТИЕМ 86 41

СМЫСЛ И ЦЕЛЬ ЖИЗНИ, ИЛИ ЧТО МОЖЕТ ДАТЬ ЖИЗНИ НАИВЫСШУЮ ЦЕННОСТЬ 88 42

По голове — человек, по туловищу — скот и зверь 43

Человек или сын человеческий? 44

ВОПРОС О ГОЛОДЕ КАК ВОПРОС СВЯЩЕННЫЙ, РЕЛИГИОЗНЫЙ 91 45

ВОЗМОЖЕН ЛИ МИР? УСЛОВИЕ, ПРИ КОТОРОМ МИР ВОЗМОЖЕН 92 46

Супраморализм, т. е. само христианство 47

ПАДАЮЩИЕ МИРЫ И СУЩЕСТВО, ПРОТИВОДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПАДЕНИЮ, КАК ПЕРВОЕ ВЫРАЖЕНИЕ СУПРАМОРАЛИЗМА. ВЕРТИКАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ — НРАВСТВЕННЫЙ ПОДЪЕМ, НАЧАВШИЙ ИЗМЕНЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ 95 47

ПАСХА 98 48

ВЕРТИКАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ИЛИ ПАСХА 99 48

Супраморализм, или выход за пределы зла 49

ПЕРЕХОД ОТ ВЫСШЕГО К НИЗШЕМУ, ОТ БОГА К ЧЕЛОВЕКУ И ВОЗВЫШЕНИЕ ЕГО [ЧЕЛОВЕКА] ЧРЕЗ НАИБОЛЬШУЮ ЗАПОВЕДЬ К ЗАПОВЕДИ «БУДЬТЕ СОВЕРШЕННЫ КАК БОГ-ОТЕЦ» 101 50

ПАСХАЛЬНО-КРЕМЛЕВСКИЕ ВОПРОСЫ. СУПРАМОРАЛИЗМ, ИЛИ ВЕЛИКИЙ СИНТЕЗ 102 50

ЗАМЕТКИ К РАБОТЕ «СУПРАМОРАЛИЗМ» 105 51

ДВЕ ПРОГРАММЫ ПАСХАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ 118 55

ПОЯСНЕНИЯ К «ПАСХАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ 119 55

ПАСХАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ С ПРОГРАММОЮ ИХ РЕШЕНИЯ И УКАЗАНИЕМ НА БЛАГОПРИЯТНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЭТИХ ВОПРОСОВ123 67

СХЕМА-ЧЕРТЕЖ, ИЗОБРАЖАЮЩИЙ АНТИНОМИЮ ЭГОИЗМА И АЛЬТРУИЗМА, ИЛИ ДВУХ СМЕРТЕЙ, И РАЗРЕШЕНИЕ АНТИНОМИИ В ДОЛГЕ ВОСКРЕШЕНИЯ, ИЛИ ПОЛНОТА РОДСТВА И ЖИЗНИ, Т. Е. ЛЮБВИ 126 70

О двух разумах и о двух жизнях 74

ЭСТЕТИЧЕСКИЙ СУПРАМОРАЛИЗМ 135 74

ВНУТРЕННЯЯ РЕГУЛЯЦИЯ, ИЛИ ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЖИВУЩИХ, СЫНОВ, И ПЕРВОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ УМЕРШИХ, ОТЦОВ, И ПЕРВОЕ ВОЗНЕСЕНИЕ ИХ НА ИНЫЕ МИРЫ (ПЛАНЕТЫ) ДЛЯ РАСШИРЕНИЯ ВНЕШНЕЙ РЕГУЛЯЦИИ, А С НЕЮ ДАЛЬНЕЙШИХ ВОСКРЕШЕНИЙ ИЛИ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЙ, КАК ВЫРАЖЕНИЕ СУПРАМОРАЛИЗМА 136 76

КРЕМЛЬ КАК КРЕПОСТЬ И ОРУДИЯ РЕГУЛЯЦИИ УМЕРЩВЛЯЮЩЕЙ СИЛЫ И КРЕМЛЬ КАК КЛАДБИЩЕ И ПОПЫТКИ ОЖИВЛЕНИЯ 140 79

К ВОПРОСУ О ВРЕМЕНИ, КОГДА ДОЛЖНО СОВЕРШИТЬСЯ ВОСКРЕШЕНИЕ ИЛИ НАЧАТЬСЯ ПЕРЕХОД С ЗЕМЛИ 142 79

Несмотря, однако, на столько поколений уже воскрешенных 80

АСТРОНОМИЯ ИЛИ ИСТОРИЯ? 144 81

ЕДИНСТВО ИСТОРИИ И АСТРОНОМИИ 145 82

ИСТОРИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К АСТРОНОМИИ 146 83

При разборе бумаг 83

К СТАТЬЕ «ЧТО ТАКОЕ ИСТОРИЯ ДЛЯ НЕУЧЕНЫХ» 149 84

АВГУСТ И АВГУСТИН, ТВОРЕЦ ГРАДА ЗЕМНОГО ПЕРВЫЙ И ГРАДА БОЖИЯ — ВТОРОЙ 152 85

Падение Царьграда было великим уроком 85

Так называемая Средняя История 86

Хотя Новая История следует за Среднею 86

ЗОЛОТО И ПРАХ 161 87

12-й лист, при небольшом разъяснении, дает ответ 88

3-й Рим, что он есть и чем должен быть? 89

МОСКВА — 3-Й РИМ, А ЧЕТВЕРТОМУ НЕ БЫТЬ 170 90

«СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ», — СОЧИНЕНИЕ М. ХИТРОВА 173 90

Когда Наполеон, изучавший пред походом 12-года Россию 91

ОТКУДА ПОШЛО СЛАВЯНОФИЛЬСТВО? 177 92

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ЗАПАДНИЧЕСТВО! 181 92

О двухстолетнем юбилее незаконного сына 3-го Рима известного Маркиза С.‑Петербурга 93

Два события обращают 95

3-Й РИМ И 3-Й КАРФАГЕН. КРУГООКЕАНСКАЯ ДОРОГА, ПРЕВРАЩАЮЩАЯ ПРОЛИВ В ПЕРЕШЕЕК 186 95

О ПОЛЯРНОЙ СТОЛИЦЕ 187 96

К ПАЛОМНИЧЕСТВУ НА ПАМИР 189 97

31 января 1884 г 98

К СТАТЬЕ «САМОДЕРЖАВИЕ» 194 98

СТАТЬИ ФИЛОСОФСКОГО СОДЕРЖАНИЯ из III тома «Философии общего дела» 100

СТАТЬИ ФИЛОСОФСКОГО
СОДЕРЖАНИЯ
из III тома «Философии общего дела»

ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИЕ НЕРОДСТВЕННОСТИ И РОДСТВО 1

Признавая в мифах олицетворение, философия в своих философемах признает обезличение, отвлечение. Это определение относится к знанию, и если отвлечение и обезличение можно отнести к достоинствам, то только ко временным. Очужетворение2 есть указание на коренной порок, сознание которого может привести философию к выходу на истинный путь. Но этого мало: философия, конечно, не изменяет себе, когда религию считает праздным знанием, называя ее мифо-логиею. Но религия есть не мифо-логия, а мифическое действие3; и сама философия, хотя она и считает себя знанием, однако оказывает и некоторое действие на общество. Впрочем, в очужетворении обозначается и характер, и свойство ее воздействия, или влияния на общество (<характер> антиродственный), разрушение родственности.

Философия как сознание, как разум общества подзаконного, юридического, карательного, силою закона держащегося, под постоянным надзором находящегося, признает — и то только отчасти — существование родства <только> в детской; но это со стороны философии непоследовательность; последовательное проведение философского принципа требует, чтобы и детская была введена в область надзора, чтобы учреждена была особая инспекция над отношениями матери к грудному ребенку и чтобы отношения эти, считавшиеся священными, религиозными, по изгнании религии из жизни были бы регламентированы внешним законом. Но нужно надеяться, что дело не дойдет до такой жестокой крайности. Если такая регламентация и будет существовать, то она будет вызвана нуждою, упадком родственного чувства, но неестественность такой регламентации от этого не уменьшится, а будет еще изумительнее, поразительнее.

Если философия, или знание, никогда не задававшаяся вопросом о причинах неродственных отношений между людьми — вопросом самым существенным, единственным, — решает с несвойственным ей (как основанной на сомнении) авторитетом, что гражданская чуждость и торговое бездушие составляют не временное состояние, не горький, но неизбежно-необходимый удел несчастного человечества, а прекрасную, идеальную его будущность, — какого названия заслуживают такие идеалы?! Еще удивительнее, что философия считает нужною для существ чувствующих и разумных принудительную регламентацию, тогда как для слепой силы природы не видит нужды в регуляции, т. е. даже не признает вопроса о причинах неродственного отношения природы к нам, господство слепой силы над чувствующею и разумною не считается ненормальным.

Несмотря на свое отрицательное (не вполне и не отчетливо сознаваемое) отношение к «родству и неродственности», философия есть, однако, не что иное, как наука о родстве и неродственности, представленная или изложенная в неродственной форме, т. е. в форме отвлеченной или лишенной чувства, недоступной большинству, в форме умозрительной, а не практической, в форме мысли, а не проекта действия. Философия есть наука всеобщая, она хочет обнять все; но и обнимая все, в ней, однако, нет ничего, что могло бы выйти из пределов понятия о родстве и его противоположности — неродственности. Родство и неродственность — самые полные, конкретные понятия, от них можно лишь отвлекать, обезжизневать, так сказать, обращать их в призраки, тени, в идеи, пополнить же их невозможно: в родстве полнота жизни, чувства, разума, действия, примирение религии с наукою, искусством, нравственностью; в неродственности — безжизненность, разъединение, раздор, — словом, родственное тождественно с бессмертным, а неродственное с смертным. Бог, как Триединый, есть совершеннейший образец родства. Природа — слепая естественная сила, которая в человеке начинает превращаться в сознательную, чувствующую, т. е. родственную силу. Человечество есть еще несовершенное родство: родственным сознает оно себя в религии, — но это сознание, эта дума о родстве не делается даже проектом, планом для осуществления, потому что философия и знание, или наука, совсем не думают о родстве и не только не составляют плана исполнения этого дела, но даже противодействуют религии, может быть, впрочем, потому, что религия в ее главных представителях не дает себе ясного отчета о своей задаче. Но по той или другой причине, философия противодействует родственному началу, противодействует во всех своих частях. Если она говорит о Боге, то христианское понятие о Нем, как совершеннейшем выражении родства, причисляется к самым нефилософским. Природу философия называет и чуждою, инобытием, но не чувствуя этой чуждости, признавая себя страдательным знанием, она не приходит к мысли о превращении этой слепой силы в нашу, в средство проявления нашего чувства к тем, которые поглощены природою по ее слепоте, т. е. по нашему невежеству.

ОДУШЕВЛЕННЫЕ МИРЫ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ ВИДЕТЬ МИРЫ УПРАВЛЯЕМЫМИ РАЗУМОМ И ЧУВСТВОМ 4

Гностицизм — мифическая астрономия, по системе Гиппарха5, Птоломея: миры представлялись существами одушевленными и более и более совершенными по мере отдаления от земли. Это — эоны (νούς, λόγος...), которых заменили Юпитером, Марсом... Представляя миры одушевленными, казалось возможным общение с ними; это-то давалось теургиею — надо полагать, это было чем-то вроде нынешних спиритических фокусов. Вся эта теософия изобретена ради теургии. История тогдашняя представлена под видом демиургов. Против иудейских демиургов соединяются все языческие демиурги, т. е. это Рим, ведущий войну с иудеями. Сообразно этой системе и Константинополь можно бы было представить в виде также [1 слово неразб.] демиурга.

Конечно, если представить миры одушевленными, то достаточно одного внутреннего изменения, чтобы войти в общение со всей вселенной, а материя, как призрак, дьявольское наваждение, сама собою исчезнет. Но как этот призрак весьма упорен, то нельзя не предположить большой силы в нем. С другой стороны, и за стремлением к одушевленности также можно признать постоянство, но для объяснения этой постоянной наклонности достаточно признать желание видеть миры, управляемые разумом, чувством.

* * *

В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления

«Наука стала не системою представлений, а системою понятий». Отношения между вещами стали представлять не как только отношения представлений друг к другу под категориями единого и многого, но стали мыслить их как отношения понятий под категориями общего и частного.

В Сократе сознание или философия перешла из области представления в область мышления6. Нынешняя логика еще носит следы своего происхождения, излагая вначале учение о представлениях, а затем переходя к высшему учению, «учению о понятиях». Учение о представлениях есть сокращение всей философии ионийско-италийской, от Фалеса до Парменида и Анаксагора, т. е. философии природы или астрономической. Трудно, конечно, узнать в сухом учении о понятиях разговоры Сократа, его «иронию», его «эрос», т. е. переход от сознания своего невежества к сближению в деле искания истины, которая открывалась при переходе от представлений, от частных случаев, известных (лично) нам, к тому, что известно «само по себе» всем, или, что то же самое, к общим понятиям, родовым и видовым. У Канта еще область представлений (трансцендентальная эстетика) отделена от области понятий (аналитической логики), хотя он высказывает [сомнение] в том, что нужно поставить выше: первое или второе?

В наше же время сознание должно перейти (и даже переходит) от сократовской области понятий, но не отрекаясь от нее, к более древней области представлений, но представлений, объединенных в одно целое (астрономию конкретную).

Отказавшись от знания мира, оставив управление вселенной языческим богам, т. е. слепым силам (Сократ и не мечтал о новом небе и земле, в которых правда живет), он обратил нравственность из мировой в общественную, ограничив ее «справедливостью». Сократ приписал отвлеченному разуму силу, могущество, какое мог бы иметь только разум, правящий физическими, слепыми силами мира, приписал ему силу не сознавать только правду, а осуществлять ее. Справедливость, с которой отождествлял Сократ добродетель, справедливость, присущую каждому человеку (неписанный закон) без различия по языку и народности, проповедают и нынешние моралисты, будучи твердо уверены, что только недостаток знания препятствует осуществлению правды на земле.

И обратный ход от отвлеченного мышления к более живому представлению не останавливается на этом последнем. Не остановилась и философия Сократа, а продолжала свойственное ей движение в системах его учеников. В Платоне она замерла в неизменном безжизненном бытии, и в этой безжизненности философия признала совершенство бытия. В понятиях была еще некоторая жизнь, платоновские же идеи, неизменные типы, или стереотипы, суть бездушные мумии, окаменевшие идолы, которые живут только в мысли и потому не истинно, а мнимо сущие. Отсюда легко понять, почему философия, по Платону, есть искусство «освобождать душу от чувственности или искусство уменья умирать». Обратный же ход состоит в восстановлении тела не как уз, а как орудия разумной воли, не искусство умирать, а искусство всеобщего воскрешения. И в других школах философия Сократа разными, даже противоположными путями достигала той же цели — смерти. Киринейская школа — предшественница эпикурейской, —крайним выражением которой можно считать Гегезия7, адвоката смерти, пессимиста древнего мира. Циники — предшественники стоиков, — иной цели не имеющие, кроме чисто отрицательной — плотоумерщвления. Истинным преемником Сократа нужно считать Мегарскую [школу]8, ограничивавшуюся областью отвлеченного мышления, логикою.

Для мышления понятно мертвое, отвлеченное абсолютное, а не живой, личный Бог, и еще менее понятно Триединое существо, ибо единое и многое принадлежат к области представлений. Поэтому же для мышления не существует вопроса о примирении единства и множества, т. е. вопроса о братстве. Мышление относится отрицательно к внешнему выражению, будет ли это художественное восстановление, т. е. Музей, или действительное Воскрешение. Мышление отрицает иконы и обряды и все телесное. Крайним выражением отвлеченного мышления будет нирвана и квиетизм, ибо, отрицая в мире все вещественное, в душе — все имеющее образ, мышление и в самом себе находит еще нечто сложное, различное, замечает в нем (в мышлении) некоторое движение и, считая все это остатком телесности, отрицает его и тогда приходит к чистому единству, т. е. к небытию.

* * *

Для понимания Новой Истории Запада

Для понимания Новой Истории Запада существенно важно то обстоятельство, что мы можем сравнивать два перехода: переход от светского к религиозному, каковой мы имеем в Августине, в его Признаниях, с другим переходом, с переходом обратным, от религиозного к светскому, каковой мы имеем в Признаниях Руссо9. Сравнение тем легче, что если в Августине «святость не уничтожила человечности», «святой не убил в нем человека», как говорит Вильмен10, то и в Руссо человечность не уничтожила «божественного».

К порокам, о которых говорят в своих Признаниях Августин и Руссо, <они> относятся не только неодинаково, а даже противоположно. Руссо смотрит на собственные пороки как на несчастия и потому относится к ним не так строго, как Августин. Описывая пороки, Руссо возбуждает, можно сказать, охоту грешить, тогда как Августин питает отвращение к ним и потому не вдается в подробности при описании их. Августин в деле искоренения порока полагается исключительно на сверхъестественную помощь и не хочет знать естественных причин порочных явлений. Природа для него также безгрешна, — впрочем, как и для Руссо.

В «Soliloquia»11 высказывается основное начало философии Запада: «Cogito или fallor12 (что еще сильнее!), ergo sum», из которого доказывается, а на самом деле опровергается учение о Троице как образце общества человеческого. Все недостатки «Града Божия»: равнодушие к неединению, <к> вечной розни.

ФИЛОСОФИЯ БЛУДНЫХ СЫНОВ, ЧУЖАКОВ 13

Декарт — основатель новой философии Западной Европы, из которого истекает философия XVII и XVIII вв., французская и немецкая. Декарт — это Карл Великий в области философии. Из учения Декарта вытекает всепоглощающее единство Спинозы и монадологическая рознь Лейбница. Любовь к Богу до забвения самих себя и друг друга, т. е. всех, — это град Божий Спинозы, но <град> Бога иудейского. Рознь, доведенная до забвения единства, — это языческий град Лейбница.

Очевидно, та и другая система представляют неудачную попытку создать общество идеальное. Бэкон, в противоположность Декарту, обращает разум в орудие доставления удобств и удовольствий, и потому он может быть назван истинным основателем земного града.

Локк своим главным сочинением доказывает, что человек назначен быть гражданином земного города. В сочинении о разумности христианства <он> старается сделать религию безвредною для земного города, чтобы она не только не беспокоила, не нарушала удовольствий, а даже содействовала им.

Он создал земную или гражданскую педагогию. Впрочем, земной город он ограничивал кругом джентльменов. Что же касается до «быдла», до «песьей креви», до «подлых людей», то, надо полагать, он считал их неисправимыми идеалистами.

Затем следует Критика. Начала она с некритического отделения разума теоретического от практического. Такое отделение было верхом суеверия и предрассудка. Теоретический разум мог мыслить о Боге, о бессмертии (о Божием граде), но все это было только мыслию, а не делом, т. е. чрез практический разум можно было создавать лишь земной промышленный город.

ВЕЛИКИЙ СИНТЕЗ *

О Единстве, или соединении, без поглощения и розни14

Философия Канта, к которой уже в третий раз возвращается европейская и особенно немецкая философия15, есть узаконение, освящение зла разъединения, в котором лежит мир. В трех идеях или предметах разума, которым придается регулятивное значение, но лишь в знании, и происходящем отсюда отделении двух разумов и заключается причина зла. Безусловное отделение психологии от космологии обрекает души на бессилие, а мир на бездушие, а отделение, отчуждение богословия от психологии и космологии лишает мир образца, смысла и цели; иначе сказать, <при таком отделении> мир обрекается навсегда на слепоту и происходящее отсюда зло, а души осуждаются на созерцание этого зла, слепой силою творимого; <и это> потому, конечно, что идеи теоретического разума не обращаются в дело практического разума, т. е. происходит отделение двух разумов. Таким образом у человека оказывается только одно дело.

Вопрос о богатстве и бедности (откуда происходят индустриализм и милитаризм) и в самом лучшем смысле всеобщее обогащение становится предметом практического разума. Вопрос же коренной о смерти и жизни только созерцается, остается предметом теоретического разума или же частного, неадекватного приложения. Отсюда происходят и два сословия: ученых и неученых. С точки зрения жизни и смерти — в Боге для нас явлен образец Сына и Духа, безусловная любовь коих к Отцу делает смерть невозможною, жизнь их бессмертною. Мир, в коем рожденное (сыны, дочери) не стало еще безграничною любовью к родившим, т. е. рожденное не стало еще воссоздающим, где царствует рождение и смерть, а не воскрешение, такой мир не представляет подобия Богу, но такое состояние мира есть лишь временное. Когда в мир рожденные (сыны, дочери) объединятся в любви к отцам, рождение обратится в воссозидание, а смерть в оживление. Мир, или все миры небесные, будут управляемы разумом, т. е. всеми возвращенными к жизни поколениями, в чем и состоит долг, т. е. содержание долга, тогда как Кант знает лишь формальный, <бессодержательный> долг. Кант восхищается долгом, с одной стороны, и небом, т. е. небесными мирами, — с другой16, не подозревая, что долг разумных существ состоит в обращении миров, слепыми силами движимых, в управляемые разумом возвращенных к жизни поколений. Не формальный, отвлеченный долг, не слепые миры могут быть предметом восхищения.

Не исправив разделения на два разума*, и зла отделения не уничтожим, т. е. не обратив философию в проект всеобщего дела, истинного пути мы не откроем, не узнаем.

Отделив психологию от теологии, Кант отделил души отцов от Бога, так как не признавал бессмертия доказанным. Отделив же психологию от космологии, он не признавал или и не думал о познании и управлении слепою силою и о воссоздании и оживлении тел. Кант не признавал ни бессмертия души, ни оживления тела.

ОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ 17

Werturtheile18 есть ли только относительное суждение о ценности и существует ли безусловное, всеобщее и необходимое, единственное суждение о ценности?

«Весь религиозный мир возникает в человеке из присущего его духу неотвратимого понуждения возвыситься над окружающею печальною действительностью, дабы, создав идеал, образ истинно-гармонического состояния, человек мог найти для себя утешение от разного рода несчастий». Только для немца, и еще ученого, еще хуже — профессора, т. е. для осужденного на одно мышление и обреченного на бездействие, идеал не делается проектом. Идеал же может служить не утешением, а бесконечным усилением сознания своих бедствий. Свяжите голодного, мучимого жаждою человека и положите пред глазами его хотя бы хлеб и воду. Се человек Канта! Нужно представить человека, находящегося в аду и имеющего постоянно пред глазами рай. Такое положение есть создание не Бога, а дьявола или бездушного немца. Осудив человека на такое положение, Кант говорит о практике, о практической ценности, ценности увеличения мучений.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Николай Фёдорович Фёдоров статьи религиозного содержания печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 3.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
  2. Николай Фёдорович Фёдоров статьи о литературе и искусстве печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 3-й,Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.
  3. Николай Фёдорович Фёдоров статьи о разоружении и умиротворении печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 2, 4, Дополнения и комментарии к 4 т.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.
  4. Николай Фёдорович Фёдоров письма н. Ф. Федорова печатается по

    Документ
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 4-й, Дополнения и комментарии к 4 т.Составление, комментарии и научная подготовка текста А.
  5. Николай Фёдорович Фёдоров самодержавие печатается по

    Статья
    Печатается по: Н.Ф. Федоров., Собрание сочинений в четырех томах.Том 2-й,Составление, комментарии и научная подготовка текста А.Г. Гачевой и С.Г. Семеновой.

Другие похожие документы..