Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
Открытое акционерное общество «ОТП Банк» было образовано в 1994 году. При учреждении Банк имел следующее наименование: Акционерный коммерческий банк ...полностью>>
'Документ'
В каждом городе, районном центре, селе есть свои особенности исторического развития, специфика культуры и природы, составляющие тот потенциал, которы...полностью>>
'Документ'
Электротехника и электрооборудование автомобилей и тракторов. Учебное пособие: Типовая программа, методические указания и контрольные задания для студ...полностью>>
'Литература'
Это роман о любви к учению, такой же драматичной, как и всякая любовь: здесь страдания, страсти, томление, надежды и разочарования, через которые прох...полностью>>

Публикуется по книге: Омуркулов Кадыр. Стон ледника: Публицистика и проза. Б.: Шуру, 2004. 264 стр

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

© К. Омуркулов 2004. Все права защищены

© Оформление «Шуру», 2004. Все права защищены

Произведения публикуются с разрешения автора

Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования

Дата размещения на сайте www.literatura.kg: 14 июня 2010 года

Кадыр Омуркулов

Стон ледника

(Публицистика и проза)

Предлагаемый нами сборник избранной публицистики и прозы известного прозаика, кинодраматурга и журналиста Кадыра Омуркулова – это, как он пишет, лишь малая часть того, что опубликовано им в республиканской, союзной и зарубежной печати. Сборник задуман автором в качестве своеобразного пособия, «мастер-класса» для молодых студентов факультета журналистики, филологии, но, несомненно, что и эта книга, как и прежние издания автора, привлечет внимание широкого круга читателей.

Публикуется по книге: Омуркулов Кадыр. Стон ледника: Публицистика и проза. – Б.: Шуру, 2004. – 264 стр.

УДК 82/821

ББК 84 Ки 7-4 0-57

О-57

ISBN 9967-22-320-0

О 4702300100-04

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ АВТОРА

Глава первая

АЛТЫН БЕШИК

(КЫРГЫЗСКАЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ)

Алтын бешик

Легенды и быль Бишкека

Эксперимент БАТИСС

Немцы из аила Сынташ

Воплощение сокровенной мечты

Глава вторая

МИР ВЕКУ ВХОДЯЩЕМУ

Что же спасет мир

Мир веку входящему

А что сказал бы Джефферсон?

Август девяносто первого

Величие слабости

Глава третья

КАРАВАН ПЕРВОПРОХОДЦЕВ

Подлинно народный

Сотворение сказа

Столетний поэт

Баллада в граните и бронзе

Звездный час

Глава четвертая

СТОН ЛЕДНИКА

Жили-были

Гнездо жаворонка

Ясновидец из Алабаша

Мир утренней заре

Год лошади

Поклонная арча

Тысяча и одна жизнь

Стон ледника

Глава пятая

ДУМЫ О НЕБЕ ДЕТСТВА

(О ПУБЛИЦИСТИКЕ И ТВОРЧЕСТВЕ АВТОРА)

Обрести себя в людях (Штрихи к портрету драматурга)

Я всю жизнь пишу одну книгу

Как бросаются в океан кино

"Научимся жить, не умножая зло"

Думы о небе детства

ОТ АВТОРА

Моя творческая биография началась именно с журналистики, с первой публикации сорок с лишним лет назад в республиканской молодежной прессе. В то время, после окончания школы, я работал на заводе слесарем-сборщиком. Но писал я тогда не только о заводских буднях, но и рецензии на фильмы, спектакли, очерки об известных деятелях культуры. Это и привело меня во Всесоюзный Государственный институт кинематографии (ВГИК), что и предрешило мою дальнейшую творческую судьбу будущего кинодраматурга и прозаика. Но никогда за все последующие годы я не порывал с журналистикой. Больше того, четверть века моего трудового стажа напрямую связана с этой многотрудной и благородной профессией. Семнадцать лет я был собственным корреспондентом Агентства печати Новости (АПН) и вот десятый год учу этой профессии талантливую молодежь.

Предлагаемый вниманию читателей сборник публицистики это лишь малая часть того, что было написано мной и опубликовано в местной, союзной и зарубежной печати. Наряду с недавними публикациями сюда включены очерки, статьи, интервью, эссе и советского периода, которые, как мне думается, представляют интерес для молодых журналистов не только в профессиональном, но и в социальном, нравственном плане. Надеюсь, что наше знакомство с читателями будет обоюдополезной.

Поначалу я предлагал издать сборник публицистики, но со временем возникла мысль включить в них часть избранной прозы как логическое продолжение авторских размышлений — так появилась глава «Стон ледника», давшая название всей книге.

Кадыр Омуркулов

Глава первая. АЛТЫН БЕШИК

(КЫРГЫЗСКАЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ)

АЛТЫН БЕШИК

Народ, где бы он ни жил, в горах ли, песках, пустыне, во льдах или тропиках, находит для своей земли лучшие слова. Для него нет ничего священней и дороже той земли, которая взрастила его и дала ему силы и вдохновение.

Ата-журт - так звучит по-кыргызски родина, а дословно переводится "земля отцов". И, несмотря на то, что за многие-многие века пришлось кочевому народу на своей отчей земле пережить и годы тяжких страданий, насилия врагов, нищету, голод, изгнание, стихийные бедствия, он называет ее неизменно и с сыновней любовью - "алтын бешик", своей "золотой колыбелью". Самое дорогое для человека, самое святое содержится в том слове - колыбель. Даже лютый враг, напавший на мирных жителей, предававший их огню и мечу, говорят, не трогал ребенка, лежащего в колыбели. Колыбель, сделанная из вечного дерева - арчи, была в семье кочевника самой дорогой реликвией. В дедовских и прадедовских колыбелях росли и вырастали потомки, обретали слово и память, и ее, срубленную топором из вечного дерева - арчи, без хитрых и замысловатых украшений, как гнездовье птенца, добротную и уютную, над которой звучала колыбельная матери и склонялся с доброй улыбкой отец, - эту первую свою обитель и называли кыргызы "алтын бешик". Так называют они и землю отцов. Может быть, еще и потому, что земля в объятьях гор казалась горцу большой колыбелью. Стоя на их вершине, сознаешь, что, конечно же, они подсказали ему этот дорогой образ родной земли. А еще они называли свои горы - "крылья земли", но это относилось ко всей Земле, планете, как теперь называют ее их потомки. Горы - крылья Земли. Значит, в глубине своего сознания, безотчетно, наш далекий предок представлял Землю летающей в бескрайних небесах. Так воспевал он их в эпосе. Но горец на то он и горец, что не тешил себя лишь красивыми легендами, он знал суровый нрав поднебесных гор, знал, насколько тяжела его жизнь в горах. Он скажет потом, коротко, как выдох, устами поэта: 'Торы - мои горбы". Горы, как караван верблюдов, несли на себе горцев через времена и столетия, горцы несли на себе горы.

Путешественники со всех концов света, ступившие на эти земли, дивились горам, их неповторимой и суровой красе.

Горы Тянь-Шаня. Можно бесконечно долго зреть вершины гор, глядеть на толщу ледников, заснеженные гряды. Величие гор завораживает, это храм природы, созданный самой природой. И, может быть, в душе у каждого перед этой глубокой древностью, величием, рождается чувство вечности мира.

"Нелегко проложить тропу в горах, иногда на это уходит целая жизнь", - говорили горцы в старину. А ныне нет такой горной гряды, где не было бы дорог. Серпантин их опоясал самые дальние сырты, то есть дали нашего края. Глядя на поднебесные горы, с трудом веришь, что по густоте автодорог Кыргызстан занимает одно из первых мест в мире. На долю автотранспорта приходится 97% всех перевозимых грузов в республике. Дорогам покоряются вершины, которые взметнулись на высоту орлиного полета. Самый высокий автоперевал находится на границе между двумя республиками - Кыргызстаном и Таджикистаном. Он называется Кызыл-Арт - Красным перевалом - и его высота - 4282 метра над уровнем моря. Любая тропа в горах, любая дорога - нить и артерия жизни. Они связывают горцев с внешним миром. И это хорошо понимает каждый, живущий в горах. Но, пожалуй, лучше всех об этом знают дорожники, которые, сменяя друг друга, круглосуточно дежурят на этом перевале. Они - дозорные поднебесных дорог Памиро-Алая, закаленные на его семи ветрах. Каждая пядь этого пути - незабываемая, суровая и прекрасная строка из собственной жизни. И каждое сказанное слово здесь звучит главой из поэмы. Обыденность рассказа и будничность оценки своих повседневных дел лишь подчеркивает их духовную наполненность. "Почему "Кызыл-Арт" назвали? - задумался над вопросом молодой дорожник, уроженец этих мест. - Может быть, потому, что самый красивый. Вот и назвали Красным перевалом..." - "Молодому все видится красным и красивым, - улыбается в усы умудренный годами пожилой горец, - это самый высокий перевал, выше многих вершин. Не только человеку или птице, но и солнцу, кажется, трудно перевалить через него. А бывает часто, солнца уже не видно, но лучи еще долго горят зарницей на перевале. Затухают лучи, кончается день, наступает ночь. Потому и называется перевал Красным, он ведь и для солнца перевал, между Днем и Ночью..."

В этих поднебесных горах жил народ, обретая мудрость и терпение, обретая свою многовековую историю, пройдя суровый и тяжкий путь от давних времен до сегодняшней были и оставляя на древних тропах следы о былом.

Первые письменные сведения о кыргызах относятся ко второму тысячелетию до новой эры. О них говорится в летописных источниках Китая, ближайшего соседа горцев. Сегодня принято считать, что кыргызский народ - составная двух этносов. Один из них - тюркоязычные племена из центральной Азии, с ареала реки Енисей, прибывшие в давние времена на территорию нынешнего Кыргызстана, где они смешались с местными родами. Не случайно одним из распространенных переводов этнонима "кыргыз" является "сорок племен" или "сорок родов". Как бы там ни было, за многие сотни лет в жилах кочевников перемешивалась и перекипала кровь усуней, саков, гуннов, согдийцев... Об этом повествуют сохранившиеся в народе древние санжыра - родословные предания. И лишь много позже, в начале 16 века, впервые в наиболее полной форме описывается родоплеменная история кыргызов в трактате "Мажму-ат - таварих" ("Свод историй") ферганского священнослужителя Сайф-ал-дина Акси-кенти.

Мизерны сведения о кыргызах до новой эры. Они многотерпимы, как все горцы, говорится в них, с ними ладят соседи; они воинственны, их побаиваются; они разрозненны, их держат в узде; но когда переполняется чаша терпения - они вспоминают свое древнее древо, свое единоначалие, собираются под единым знаменем, и тогда о них говорят с тревогой в столицах Мавераннахра, Китая, Индии. Много сказано, но мало написано. А сами они кочевой люд, хотя, как говорят мудрейшие родов, все в этом мире кочевники, приходят в этот бренный мир и уходят народы, как звезды на небе. Так говорят мудрейшие, но все же и другое знают кыргызы, что они кочевники из кочевников. Эра еще та, старая, вечность еще не взята в новое летосчисление. О них, кочевниках, не пишут, и они еще должны прокочевать сотни лет до рунической клинописи. Они не научились расщеплять мир на буквы, он предстает для них в понятиях, словосочетаниях. Они наносят знаки, в каждый из которых вмещается история. Так возникли наскальные рисунки урочища Саймалы-Таш - сказания на камнях многих сотен кочевий и лет.

Саймалы-Таш по-кыргызски означает "узорчатый" или "расписной камень", По предварительным подсчетам археологов, в урочище Саймалы-Таш около 10 тысяч рисунков, разнообразных по тематике и стилю.

По своим масштабам "запасники" Саймалы-Таш в сотни раз превосходят пещерные росписи в Альтамире (Испания) и пещерах Ля-Мут и Пэр-нон-Пэр во Франции, ставшие сенсацией в ученом мире.

Наскальные рисунки Саймалы-Таш, по данным ученых-археологов, позволяют проследить пути развития древнего искусства, древнего быта и религии на протяжении почти трех тысяч лет. Период создания наскальных рисунков тянется от 2 тысячелетия до н.э. до первых веков н.э., охватывая эпоху бронзы и раннего железного века.

"Каменных полотен" было великое множество, и они остались осколками каменной летописи древних. Большинство из них поражают своим четким рисунком, пластикой и линиями. Обрядовые, ритуальные картины, высеченные на гладких камнях-полотнах имели свой бытовой, прикладной смысл. Здесь пантеон богов наших предков: солнце, земля, вода и небо. Земная жизнь и небесная мечта древних для нас, ныне живущих потомков, - восхитительные произведения каменной графики.

Ученые-археологи, проводившие здесь специальные исследования, подчеркивали, что "...Петроглифы Саймалы-Таша - уникальный памятник древнего искусства, вершина творчества древних предков. Видимо, причина высокого художественного мастерства создателей рисунков в том, что человек эпохи бронзы очень тонко понимал и чувствовал прекрасное". Более того, он был способен передать это чувство посредством рисунков на камнях. Потребность сохранить для себя окружающий мир породила красоту рисунков долины "узорчатых камней".

В искусстве петроглифа наши древние предки оставили свой след, по которому еще предстоит раскрыть одну из загадочных страниц нашего прошлого.

Такую же загадку таят в себе балбалы - каменные истуканы, оставленные на древних тропах, как немые свидетели и дозорные своего века. И эти тропы протянулись от великой сибирской реки Енисея до ее земных сестер Семиречья. А балбалы - вехи на пути великого кочевья, установленные на могилах мертвых язычников, словно в назидание живым о неисповедимости земных путей. Балбалы – верстовые столбы кочевников на перепутьях времен, поставленные на века, словно для того, чтобы не сбиться с пути и найти обратную дорогу к своим истокам. И не столь наивными оказались предки. Их ученые потомки, пройдя по следам балбалов (также как чудом нашли Трою в строках легенд), открыли Орхоно-Енисейские памятники — еще один очаг земной цивилизации. Рунические древнетюркские письмена, высеченные на каменных стелах, повествуют о временах 7-9 веков. Здесь и житие ханов-правителей, славословие их добродетели и мудрости, описание походов, хвала их храбрости и могуществу. На иных плитах – свод законов древнетюркских каганатов, эпитафии умершим, голос скорби. А рядом клинопись звучит лирической строкой, сокровенными чувствами любви и грусти по близкому, по быстротекущей жизни, о прошедшей молодости и обреченной старости. Есть стелы — талисманы: магические заклинания от смерти и недугов, напутствия в дальнюю дорогу. Есть в камне страницы поучающие: наставления и назидания. А поздние из них сохранили в себе следы духовного противоборства предков, все чаще дух язычества и проповедь буддийских "благородных истин, отрешенности" уступают место учениям Корана, святой книги нарождающейся религии, идущей с Аравии.

Каменные страницы этой клинописной книги сохранились не только в своем главном хранилище - у гробницы царя Кюль-Тегина в устье реки Енисей, но и разбросаны в степях Монголии, долинах Семиречья, в горах Тянь-Шаня, на территории нынешнего Кыргызстана. Вот, к примеру, о чем говорится в памятниках Кюль-Тегина:

"Небоподобный, неборожденный тюркский каган, я нынче сел (на царство). Речь мою полностью выслушайте идущие за мною младшие родичи и молодежь, союзные мои племена и народы... и народ "девяти огузов" эту речь мою хорошенько слушайте и крепко внимайте! Впереди, к солнечному восходу, позади, к солнечному закату, в стране полуденой и в стране полночной - повсюду там живущие народы — все мне подвластны, столь много народов я всех устроил".

"Тюркский народ говорил: лучше погубим (сами себя) и искореним, чем... отдадим свои труды и силы своим врагам. И они начали идти к гибели. (Но) вверху Небо тюрков и священная Земля и Вода тюрков и так сказали: "да не погибнем, говоря, народ тюркский народом пусть будет" - так говорили".

Эти рунические письмена удивительным образом перекликаются со строками эпоса "Манас". Трудно определить с бесспорной верностью точную дату возникновения устной поэмы. Она содержит сотни тысяч поэтических строк, и ясно, что создавалась и сказывалась годами, десятилетиями. Но с тех пор, как ученые прочитали клинопись на Енисейских стелах, они не без основания утверждают, что ее смысловые мотивы содержатся в строках эпоса. И туг и там горькие строки о тяжкой судьбе разрозненных племен, которых жестоко притесняют воинственные соседи, и надежда порабощенных, что появится, родится на их счастливую долю батыр-герой, который объеденит их и отомстит врагам. И сбылись надежды. Выбивает писарь на граните клинья, слово о достославном правителе земель Енисейских: "По милости неба и по счастливой судьбе, я сел на царство каганов. Став каганом, я поднял, собрал погибающий народ и сделал многочисленным... Все, что я (имел) сказать, вырезал на этом вечном камне (т. е. памятнике)".

Слагает песню сказитель о легендарном Манасе, где горько сетует на разобщенность родов, о вражде их лютой. Говорит он о том, что на радость кыргызам родился Манас. "Крик новорожденного стократным эхом разнесся в горах, - говорится в эпосе. - Содрогнулась земля, небеса притихли. Появившись на свет, он сделал первые свои шаги". Судьба одарила отца и мать, весь род кыргызов необычным ребенком. Каким же достойным именем его наречь? Над этим думают все собравшиеся из близких и дальних кочевий. Называют имена достойных богатырей, могучих мужей разных племен. И тогда осеняет отца новорожденного: "Нам ли под силу его величать?! (Ведь имя от неба дается.) Доверимся небесам". И спускается тогда с небес белобородый странник, нарекает новорожденного именем Манас и опять исчезает, как привидение, "Манас!" - звучно подхватывает народ. "Манас!" - передается из уст в уста. Народ благославляет имя. Оно достойно венчает человека и станет призывом единения, силы, гордости, славы. Оно бесспорно, оно понятно всем и каждому, настолько бесспорно и понятно, что первый сказитель-манасчи (да будет он безымянный, давший великое имя, благословен во всех веках грядущих!) не счел нужным объяснять это имя, встреченное всеобщим ликованием простого кочевого люда, но о чем ныне так спорят и ломают головы их ученые потомки, живущие в космическом веке.

Известно, что это слово глубоко почитается в Китае и Индии, им названы реки и озера. На санскрите оно значит "божественная душа", а на языке арамеев слово "ман" передает понятие блага, души, а также переводится как "человек, дитя". Так, может быть, имя сивогривого богатыря Манаса, героя кыргызского эпоса, перешло из санскритских и арамейских источников? Пока ученые мужи не пришли к единому мнению, допустим и такую гипотезу. Со своей стороны мне бы хотелось высказать предположение, основанное на словосочетании, используемое в повседневном быту, популярном в народе.

Так что же такое Манас? Одну заросшую временем тропу я вижу в этой разгадке. Самую простую. Ведь сказано: истинно великое в простом. В этом имени простота и величие нашего предка-кочевника, его мудрость. Не случайно наречение связано с небом. А небо испокон веков в языке кочевника - "асман". Повоторите это слово дважды, трижды, и вы получите имя - Манас, то есть "небо", то есть "ниспосланный небом". А когда народ объединился под священным знаменем Манаса, когда он шел на защиту своей земли со стократным кличем "Манас, Манас, Манас!.." - это, несомненно, значило, что он отстаивал и свое родное, святое небо. Манас - Ниспосланный Небом - таким я вижу смысл имени эпического героя. И имя, и эпос велики и безбрежны, как небо.

И еще два слова о простоте и величии слова-величания. Множество разгадок и предположений сделано и продолжает делаться по поводу слова "кыргыз", каким назван наш народ, один из самых древнейших на матушке Земле. Создаются легенды одна красивее другой. Этому способствовало многозначие оттенков слова. "Кыргыз" - кочующие по гребням гор. "Кыргыз" - "кырк огуз" - "сорок племен - "сорок родов". "Кыргыз - "кырк из" - "сорок следов". "Кыргыз" - "кырк кыз" - "сорок девушек", сорок прекрасных девушек, от которых пошли племена наших предков. Красивые, прекрасные легенды, сказки. Но мог ли позволить себе аскет-кочевник довольствоваться лишь красивой легендой о себе, даже если она самая прекрасная в мире? Нет, наверное, нет. Он склонен был к суровой правде. Чего только не пришлось перетерпеть немногочисленным племенам, сколько веков порабощения он пережил, сколько истязаний выпало на его долю! Сколько раз испепеляли его кочевья, сколько раз истребляли целыми поселениями, родами. Истерзанный, но не уничтоженный, он уходил в недоступные горы и леса, и там - очаг к очагу - вновь возникала из пепла жизнь, нарождался неистребимый люд. Так он себя и назвал "кыргыз" - "неистребимый". Может быть, назвал его этим словом в бессильной злобе враг? Может быть. Но пережив мрак жестоких времен, он подтвердил, что это на самом деле так, он -неистребим благодаря единству и высоким помыслам, а, стало быть, достоин великой участи быть народом и обрести вечность.

Сотни тысяч строк "Манаса". Они как будто сказаны единым духом, спеты на едином дыхании. Захватывающая, проникающая до глубины души история народной жизни. И, пожалуй, среди самых впечатляющих событий - прозрение Семетея, сына Манаса, до двенадцати лет (своего совершеннолетия) тайком увезенного от врагов на чужбину и не знавшего своей родины, имени своего отца. И вот мать, мудрая Каныкей, решает, что настало время и надо открыть сыну истину. Она устраивает скачки, в которых участвует скакун Манаса Тайтору.

"И если первым выйдет Тайтору, - загадывает: Каныкей, - откроюсь сыну, правду он узнает". Скакун приходит первым, Семетей узнает тайну. "И тогда прозрел Семетей, - поется в поэме, - стал кыргызом себя величать...". И теперь он объединяет вокруг себя распавшиеся и унижаемые племена кочевников, и вновь оживает истерзанный народ, и вновь слышен клич? "Манас", "Кыргыз", прошедший сквозь века и эпохи. И вот теперь, на заре 20 века, народу кыргыз выпала великая участь быть в ряду тех, кто впервые в мире провозгласил эру социализма, бороться за наступление новой эры, пролить за нее кровь, чтобы покончить с вечной враждой и провозгласить великое советское братство и мир. И в этом мире, в духовной сокровищнице народов бесценным алмазом переливаются грани устного эпоса "Манас" - небо народного гения. Он выделяется особой глыбой, величайшей вершиной среди других двух десятков малых эпосов, которые сохранила память народная и пронесла сквозь тьму времен. "Манас" — своеобразная энциклопедия, летопись кыргызского народа, сокровищница творческого духа и языка. В несколько раз превышающий по объему "Илиаду" и "Одиссею", вместе взятые, он сохранился благодаря феноменальной памяти и искусству сказителей-манасчи. Не дошли до нас имена многих из них, великих аэдов. И лишь двоим из них, "последним из могикан", судьба сулила вечность, их имена чтит каждый кыргыз от мала до велика. Саякбай Каралаев и Сагынбай Орозбаков. Они жили на сломе эпох, родились при феодализме и стали свидетелями и участниками социалистической революции и внесли в эпос дух нового героического времени.

В столице Кыргызстана, городе Фрунзе, не так давно создан прекрасный монументальный комплекс. В центре его триптих:

Манас - великодушный на своем крылатом скакуне - тулпаре Ак-Кула, слева - мудрый наставник богатыря, старец Бакай, справа - верный друг и жена, красавица Каныкей. И здесь на площади словно оживают голоса сказителей эпоса, фигуры которых высечены в граните и обрамляют весь комплекс. И, обозревая эпос, застывший в камне, прислушиваясь к нему, я подумал, что в этом замечательном ансамбле со временем найдется место для вечного огня, который возгорится в честь безымянных сказителей-манасчи, канувших в вечность, и это будет символом прометеева огня, пронесенным народом через тьму времен и страданий, и вспыхнувшем с новой силой в эпоху социализма. Это будет символическим выражением мечты народа, который искал ее зримого воплощения и даже назвал одно из захоронений "Мавзолеем Манаса". Назвал и поклонялся, хотя знал о своих благих заблуждениях, и оно стало местом паломничества. Хотя уже тогда, шесть веков назад, грамотные люди, читая арабскую вязь букв, знали, что "здесь похоронена дочь чагатайского эмира Абукани-кянизек". Знали, но, видимо, желание иметь место поклонения Манасу было сильнее. В последующие годы и века прочно утвердилась сотворенная легенда, и ныне этот памятник средневековья вошел во все музейные и энциклопедические справочники как "Мавзолей Манаса". Народ создал эпос, затем реальную легенду о батыре. Легенда произросла из эпоса, в котором есть поразительная история загадочного и тайного захоронения героя. Многомудрая Каныкей, жена Манаса, - говорится в эпосе, - в глубокой тайне погребла тело батыра, чтобы над ним не могли надругаться его враги. И эта тайна ушла вместе с ней, она не открыла ее даже своему сыну. Конечно же, народ хотел знать разгадку этой загадочной истории. И он поверил в тот самый памятник на земле Таласа, где жил и умер Манас, и лучше которого, и красивее, и достойнее не было в тех краях. Он и сейчас, этот памятник, считается одним из уникальных архитектурных сооружений в Кыргызстане. Не так давно его бережно реставрировали и придали первозданный вид. Постепенно свое место здесь заняли атрибуты эпоса и легенды, среди экспонатов появился камень с глубоким следом конского копыта, он так и назван - след крылатого тулпара Манаса Ак-Кулы. Другой каменный столб, словно столб дерева, назван привязью этого ска куна. Теперь на территории, прилегающей к мавзолею, построен музейный комплекс этнографии и прикладного искусства. В отдельном зале собраны письменные источники об эпосе, издания его на разных языках, графика и живопись, богатая иллюстрация. Мавзолей, наряду с другими памятниками старины, стал своего рода культурным центром и взят под охрану государства. Наследие прошлого бережно сохраняется в этих музейных заповедниках. Прошлое возрождается сегодня из пепла великого забвения. Об этом говорит история башни Бурана из древнего городища Баласагун (находящейся в 70 километрах к востоку от города Фрунзе), слава которого приходится на 10-13 века, когда он был одним из важных поселений и столиц некогда могущественного средневекового государства. Город Баласагун упоминается в исторических сочинениях "в качестве резиденции первого завоевателя Мавереннарха Богра-хана". Уже в середине 10 века он рассматривался как центр мусульманской учености. И не случайно, именно с этим поселением связано имя выдающегося мыслителя средневековья, ученого энциклопедиста, философа и поэта Юсуфа (Жусупа) Баласагуни. Он автор первого дошедшего до нас письменного источника на древнетюркском языке поэмы "Кутадгу билиг" (Благородное знание", или как ее именуют "Наука быть счастливым")- Многоплановая поэма, написанная блестящим знатоком арабской и персидской поэзии, тюркского фольклора, красноречиво свидетельствует о том, что "автор был сведущ в астрономии и математике, в медицине и элоквенции, в игре в шахматы, народных спортивных играх, охоте...", был всесторонне и энциклопедически одаренным человеком.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга выпущена по инициативе и при поддержке Общественного фонда им. Т. Океева. Виздании использованы фотографии из архива фонда и семьи. Общая консультация Океевой Азизы

    Книга
    Эта книга продолжает серию «Жизнь замечательных людей Кыргызстана» и посвящена жизни и деятельности Народного артиста Кыргызстана выдающегося кинорежиссера Толомуша Океева

Другие похожие документы..