Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Пояснительная записка'
Данная методика разработана Астаповой Еленой Викторовной, учителем русского языка и литературы МОУ «Новорождественская средняя школа им. Овчинникова ...полностью>>
'Документ'
В первый день педагоги и воспитанники Лесосибирского детского дома им. Ф. Э. Дзержинского приняли участие в открытии форума, где с приветствием к соб...полностью>>
'Расписание'
Г. ауд. 40 5 14.50-1 . 0 Организация и нормирование труда лекция ст. препод. Гладкая Е.А. ауд. 40 1 .30-18....полностью>>
'Лекция'
JPEG — один из самых новых и достаточно мощных алгоритмов. Оперирует алгоритм областями 8х8, на которых яркость и цвет меняются сравнительно плавно. С...полностью>>

В. Г. Чаплыгин Рассмотрены методологические основы организации денежного обращения и денежных систем. Отмечается, что в настоящее время исследование

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

УДК 330.101.2

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

В.Г. Чаплыгин

Рассмотрены методологические основы организации денежного обращения и денежных систем. Отмечается, что в настоящее время исследование денег составляет самостоятельное направление в развитии науки современности.

логика и методология науки, денежное обращение, экономическая политика, институционализм

Основное направление прогресса системы современных наук о деньгах, кредите и финансах связано с разработкой новой парадигмы (греч. παράδειγμα – пример, образец) знаний, обусловленных переходом общества от индустриальной к информационной ступени развития.

В новое и новейшее время дополнительный импульс всей системе экономических наук был придан накоплением фактов и практической потребностью в объяснении явлений именно в области товарно-денежных отношений. Исследование денег как раз и составляет отличительное направление в развитии науки современной эпохи.

Прежде чем приступить к реализации главной цели статьи, хотелось бы сделать предварительный обзор, который поначалу, возможно, покажется несерьезным, и попытаться определить, какие темы сегодняшних стандартных учебников экономики для студентов начальных курсов колледжей и университетов были недоступны тем, кто учился до наступления XX века. Данные учебники предназначены в основном для тех, кто не собирается стать специалистом в области экономической теории. Поэтому следует ожидать, что материал, собранный в таких учебниках, сконцентрирован на проблемах, раскрывающих механизм действия экономической системы и выработки экономической политики. В них ставится задача суммировать те достижения экономической науки, которые важны для всего общества, а не только для специалистов, стремящихся раздвинуть границы собственно науки (иногда эти старания выливаются, по словам А. Маршалла, «в математические забавы»). Учебники способны указать нам на то, что, по мнению экономистов, общество должно воспринять как результат их научной деятельности на протяжении столетия, иными словами, какие полезные выводы теоретического анализа, которые мы знаем сегодня, не были известны сто лет назад.

Тестирование учебников, несомненно, дает неоднозначный результат – некоторые разделы учебников начала и конца века разительно отличаются друг от друга, но по другим разделам разница настолько мала, что вызывает разочарование.

По-настоящему крупный сдвиг в содержании учебников произошел, конечно, в разделах, посвященных макроэкономике. Книги А. Маршалла либо вовсе не включали подобную проблематику, либо ей не уделялось столько внимания, сколько сейчас. Что же касается микроэкономики, то здесь изменений намного меньше – если не затрагивать методы изложения материала. Это относится, например, к теории фирмы и отрасли в условиях совершенной конкуренции, к теории фирмы при чистой монополии, к теории рыночного поведения при совершенной конкуренции и чистой монополии, к теории распределения доходов. Сказанное не отрицает весьма значительных и плодотворных разработок в специальной литературе, но указывает на то, что лишь сравнительно малая толика их результатов подробно и связно изложена в учебниках.

Что касается макроэкономики, то началом серьезных исследований в этой области можно считать революционную работу К. Викселя «Денежный процент и товарные цены», появившуюся в 1898 г. на немецком языке [1]. Разумеется, и до этого имелось значительное число рудиментарных моделей делового цикла, была разработана количественная теория денег, изучены другие вопросы денежного обращения. Однако ни одна из них не характеризовалась системной структурой, способной предложить пути дальнейшего анализа. Маршалловы работы могут служить здесь неплохим примером. Хотя он и был свидетелем нескольких крупных рецессии, ни в его «Принципах», ни в «Деньгах, кредите и торговле» (1923 г.), ни в «Официальных докладах» (1926 г.) нет ничего, что можно было бы назвать систематическим рассмотрением проблемы безработицы. Показательна следующая цитата (заметим, данная проблема упоминается лишь на паре страниц «Принципов»): «Главная причина этого зла (безработицы) есть недостаток доверия».

Объем анализируемого материала столь велик, что многое придется оставить «за бортом» изложения. Соответственно стоит лишь вкратце рассмотреть темы, традиционно фигурирующие в качестве «подозреваемых» (usual suspects) в нашей области научного знания. С одной стороны, мы исходим из того, что обзор всем известных открытий вряд ли добавит знаний читателю, с другой – придерживаемся неортодоксальных взглядов на то, какие именно из достижений экономической науки двадцатого века следует считать наиболее весомыми. К началу века наука уже располагала обширным аппаратом глубокого теоретического анализа, частично оснащенного мощным математическим инструментарием, значительная часть которого используется до сих пор, хотя и в модифицированном, улучшенном виде.

По существу же, главный переворот произошел в трех сферах. Первая – формализация макроэкономических исследований. Вторая – создание новых действенных инструментов для эмпирических исследований и их применение для описания функционирования реальной экономики, а также для верификации и повышения содержательности самой теории. Третья сфера, где достижения менее всего признаны, - это получившее широкое распространение использование теоретического и эконометрического анализа в прикладных целях: для разработки макроэкономической политики, системы налогообложения, анализа портфелей финансовых инструментов, при разрешении споров по антитрестовским и другим экономическим вопросам в судах и регулирующих инстанциях. До наступления XX века не встречалось прецедентов, даже отдаленно напоминавших современную практику обращения судей к эзотерическим на первый взгляд математическим выкладкам микроэкономической теории в качестве законной и важной части обоснования своих приговоров.

«Брачный союз» статистики с системными и строгими методами ее анализа порождает новые формы исследования, которые сами образуют специализированные области науки. Наиболее характерным примером здесь может послужить клиометрика. Экономическая история по своей природе с самого начала делала акцент на фактах, а не на теориях. Действительно, в конце XIX в. немецкая историческая школа, особенно Г. Шмоллер, использовала свои изыскания в области истории как оружие атаки на экономическую теорию. Новизна клиометрики заключается в следующем: она применяет сложные методы изучения фактов и стремится выступать не конкурентом теоретического анализа, а его дополнением. Огромный вклад в развитие клиометрики внес Р. Фогель [2].

В некоторых сферах исследований, таких как экономика труда, появление новых источников данных оказало революционизирующее воздействие. Объект анализа здесь переместился из институционально-детерминированной сферы в сферу, где определяющее значение имеет информация. Эконометрика развивалась одновременно с экономикой труда, и это раскрыло дополнительные возможности для анализа по таким темам, как модели с ограниченно зависимыми переменными, зависимость результатов панельных обследований от характера выборки. Более того, доступность комплексной статистики домохозяйств переместила фокус внимания исследователей со спроса на труд и внутренних рынков труда на предложение труда и отдачу от человеческого капитала. Однако недавнее появление систематизированных данных о служащих учреждений и о персонале фирм вновь привлекло внимание ученых к проблемам спроса на рабочую силу и внутрифирменных отношений.

И все же в том, что в течение XX века произошли радикальные изменения в позиции, которую занимают эмпирические исследования, проявилось нечто большее, чем стремление освоить новые источники информации. Дело в том, что нарастает степень недовольства теорией, которая не вооружает нас инструментарием для анализа фактов и не поддается эмпирическому тестированию. Ранее при обсуждении новейших макроэкономических моделей роста и инноваций мы выдвинули гипотезу, что предлагаемые ими теоретические объяснения не являются ни единственным, ни даже наиболее плодотворным их вкладом в науку. Напротив, вполне возможно, что главным достижением этих моделей будет признана их роль в качестве основы для статистических оценок и проверки теории. Начиная с работы Р. Солоу, где макроэкономический анализ роста представлен впервые, эмпирические исследования стали одной из его самых оригинальных черт, причем обладающей наибольшей значимостью. Анализ роста позволил взяться за решение проблемы определения вклада инноваций в экономический рост. Так теория помогла эмпирическим исследованиям, и ответная благодарность не заставила себя ждать. Хорошим примером являются исследования по гипотезе сходимости (конвергенции), которые привели к модификации самой теории роста. Различные исследователи, используя неодинаковые методы, пришли к аналогичным выводам: существует небольшая группа богатых наций, у которых уровни производительности и среднедушевого дохода сближаются, достигая примерно одинаковых значений. Что касается бедных стран, то они все более отстают от членов «конвергентного клуба». Ромер указал, что эти статистические данные не соответствуют первоначальной модели Р. Солоу, в которой убывающая отдача от капитала, казалось бы, должна была обусловить всеобщую сходимость. Это противоречие породило попытки встроить в макроэкономические модели роста инновации как эндогенную переменную, как альтернативный механизм, способный приводить к конвергенции стран с более успешной экономикой, при условии, что технический прогресс порождает дальнейший технический прогресс; такой механизм вовсе не требует, чтобы конвергенция была повсеместной.

Взаимодействие теоретических и эмпирических исследований пронизывает теперь все публикации. Оно, к примеру, выступает на первый план в работах, где авторы стремятся учесть неравенство в доходах в Соединенных Штатах Америки и в остальном мире, что влечет за собой объединение теории международной торговли, теории технического развития и широких статистических исследований. Распределение доходов в первые десятилетия XX века, как показало изучение статистических данных, отмечено постоянством доли ВВП, получаемой трудящимися, что побудило теоретиков уделить много внимания объяснению указанного наблюдения. Эта работа, в свою очередь, дала теоретикам функцию Кобба-Дугласа, простые и привлекательные характеристики которой обеспечили ей внедрение в различные отрасли экономической теории, иногда очень далекие от теории распределения.

Здесь следует напомнить, что появление информации, прогресс теории и прикладное использование того и другого вовсе не «маршировали» в ногу. В разных сферах наблюдались то острый недостаток информации, то значительное отставание теории, что затрудняло их практическое применение.

Кризис 1930-х годов подтолкнул экономистов к разработке кардинально новых денежных концепций, связанных с проблемой устойчивости экономического развития. В ответ на этот вызов Дж. М. Кейнс разработал новую концепцию, в которой деньги занимают центральное место. Для него деньги являлись сосредоточением противоречий в экономической системе. Они не просто инструмент обмена, а уникальный социально-экономический и социально-психологический феномен. В этой связи Дж. М. Кейнс с достаточным основанием в своей теории использовал ряд новых параметров, относящихся к психологической мотивации поведения человека в денежной сфере и к проблеме неопределенности в принятии инвестиционных решений [3].

В середине XX века в экономическую науку проникают новые веяния: постмодернизм и институционализм, которые продолжили развивать социально-психологическое объяснение природы денег, основанное на логике выведения сущности денег из особенностей личностного восприятия их индивидами или коллективами как идеи или символа.

Разработанные обществоведами теории денег внутренне непротиворечивы, но мало связаны между собой и потому не формируют целостной картины происхождения и природы денег. В них отсутствует комплексный подход к изучению данного экономического явления. И в первую очередь это относится к понятийному аппарату этих теорий, который не унифицирован и не структурирован должным образом. Взаимосвязи между категориями «деньги», «формы денег», «денежные знаки», «денежные единицы» - не определены. При этом содержательное определение денег до настоящего времени продолжает оставаться предметом научной дискуссии. Междисциплинарные исследования с использованием всеобщей, т.е. системно-дихотомической, методологии позволяют выявить сущность денег как сложной социально-экономической категории [4].

За последние годы произошли фундаментальные изменения в мировом денежном обращении и банковском сообществе, денежных и банковских системах отдельных стран, в частности России, где рыночные реформы, особенно в первое время, осуществлялись более интенсивными темпами, чем в других сегментах экономики. Отечественные научные исследования о денежном обращении, напротив, производились недостаточно и занимали второстепенное значение, подчиненное изучению проблем финансов и кредита. Исследования организации, регулирования и анализа денежного обращения сокращаются, из названий отделов, лабораторий и кафедр научно-исследовательских и высших учебных заведений исчезает наименование «деньги и денежное обращение», публикуется очень мало качественных статей и монографий по данной тематике.

Тем более, многие проблемы денежной сферы экономики России остаются нерешенными, а состояние денежного обращения и регулирования далеко от оптимального, в частности, действия денежных властей не всегда последовательны и иногда противоречивы, на существенном уровне остаются инфляция и валютное замещение, с завидной регулярностью повторяются финансовые кризисы, особенно банковские. Наблюдаются диспропорции в территориальном распределении промышленных и кредитных организаций России с соответствующим перераспределением и концентрацией денежной массы и, как следствие, подконтрольностью денежных потоков, что снижает конкуренцию и стимулирует монополизм [5].

Однако особенности экономики России, трудности перехода к рыночным отношениям требуют дальнейшего изучения теории и практики мирового и российского денежного обращения, возможностей и путей его регулирования, в частности проработки некоторых малоисследованных вопросов, включая прикладные аспекты. Так, например, отсутствует единство взглядов и определений на многие параметры денежного обращения и регулирования; единая общепризнанная классификация денег, что позволяет разным исследователям относить конкретные разновидности денег к разным сферам денежного обращения; единая мировая универсальная методология агрегирования денежной массы. Некоторые методы, инструменты, аналитические методики и модели устарели и не отвечают современным требованиям, имеют определенные недостатки или слишком сложны в применении. Дискуссионными являются роль и место денежного оборота в современной экономике; применение в определенном сочетании инструментов денежно-кредитной политики; взгляды на процессы инфляции, долларизации и дедолларизации; использование методов организации наличного денежного обращения и очередности платежей в России и другие проблемы [6].

К настоящему времени создано множество оригинальных концепций происхождения денег, их сущности, функций и роли в экономике. По подсчетам К. Менгера к 1908 г. этим вопросам было посвящено около 5-6 тысяч научных работ, а З. Каценеленбаум в конце 1920-х годов рекомендовал прибавить к этой цифре не менее одной тысячи новых публикаций. В 90-е годы XX столетия объем значимых отечественных публикаций по денежной тематике постоянно увеличивался, достигая, по оценке российских ученых, более 40 тыс. единиц в год, в том числе 2000 книжных изданий. В начале XXI века поток научной информации характеризуется уже экспоненциальным ростом.

И, тем не менее, продолжение исследования процесса зарождения и развития денег не утратило значения для понимания их сущности и законов функционирования в современной экономике. Так, например, до настоящего времени не существует единого подхода к объяснению появления и использования в денежной системе таких форм денег, как вещные (скот, зерно и др.), монеты, бумажные и счетные деньги (банковый флорин, переводный рубль, евро и т.п.). Методы регулирования денежного обращения традиционно включают два комплекса мероприятий: политику «дорогих денег» и политику «дешевых денег». Однако ожидаемый эффект они дают далеко не всегда. В значительной мере это связано с тем, что предлагаемые методы управления денежным обращением не учитывают внутренние, человеческие факторы поведения, пренебрегая параметрами, относящимися к случайным процессам.

Мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. еще раз продемонстрировал, что такие явления экономической жизни, как неустойчивость национальных валют, монополизация долларом и евро рынка международных расчетов, дефицит ликвидности в банковском секторе и ряд других, способны серьезно обострить кризисную ситуацию в экономике. Казавшиеся хорошо изученными и отлаженными механизмы поддержания стабильной покупательной способности национальных валют в странах с развивающимися рынками в условиях кризиса не срабатывают. Недостаточный объясняющий потенциал монетарной теории и снижающаяся эффективность денежной политики подкрепляют важность нового обращения к исходным теоретическим постулатам, касающимся происхождения и природы денег.

При этом нельзя забывать и о набирающем темп процессе глобализации, который объективно обусловливает стремление национальных экономик к объединению финансовых рынков с соответствующей организацией денежного обращения. Глобализация экономики представляет собой сложный многоплановый, многофакторный процесс с множеством прямых и обратных связей, в которых участвуют крупные коммерческие структуры (транснациональные корпорации и транснациональные банки), национальные государства и их учреждения, региональные объединения с их межгосударственными органами. Качественно новые черты в условиях глобализации мирохозяйственных связей, предполагающие более тесное сближение отдельных национальных хозяйств, приобретает экономическая интеграция, в рамках которой обеспечивается концентрация и переплетение капиталов, проведение согласованной межгосударственной экономической политики. По существу, это одна из предпосылок глобализации. Глобализация экономики порождает неизбежные противоречия, так как при этом сталкиваются интересы разных экономических, политических и социальных сил, различных сфер хозяйства, промышленных и финансовых групп и компаний, отраслей и стран.

Глобализация в целом не исключает государственного регулирования внешнеэкономических связей в самых разнообразных формах, направленных на поддержку национальных компаний. Это регулирование представляет собой сложное, изменяющееся в зависимости от конкретных условий сочетание избирательных мер по либерализации торговли, прямых инвестиций, финансовых операций, с одной стороны, и ограничительных, протекционистских мероприятий — с другой.

В таких условиях монетарным органам стран приходится по-новому решать задачу эффективного управления денежными потоками. Для этого денежная политика должна опираться на фундаментальные научные исследования в этой области, на то, что можно назвать философией финансов. И одним из основных вопросов, которым должна заняться философия финансов, является вопрос о происхождении и природе денег. Его решение, в частности, поможет осмыслить действие глубинных тенденций интеграции и унификации денежного обращения в формирующемся глобальном экономическом пространстве.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Wicksell К. Lectures on Political Economy (Forenlasningar і nationalekonomi, 1901, 1906) Trans. Classen E. 2 vols. L., 1934-1935.

2. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли: пер. с англ. -М.: Прогресс, 1968.

3. Fisher I. The Theory of Interest as Determined by Impatience to Spend Income and Opportunity to Invest It. N.Y., 1930.

4. Рогова О.Л. Денежно-кредитная система воспроизводства экономики России. -М., 2009. – 142 с.

5. Рогова О.Л. Регулирование инфляции в России (рецензия) // ЭКО. – 2011. - №2. – С.185-189.

6. Перламутров В.Л. Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. -М.: ЗАО «Изд-во "Экономика"», 2010. - 281 с.

METHODOLOGICAL BASES OF MONEY CIRCULATION ORGANIZATION

V.G. Chaplygin

The article focuses it's attention upon the methodological bases of monetary circulation and monetary system organization. It has been mentioned that the exploration of money is a key point of contemporary development of a science.

logics and methodology of a science, money circulation, economic policy, institutionalism



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Экономическая теория для бакалавров

    Учебно-методическое пособие
    Экономическая теория: учебно-методическое пособие / Под ред. Кузнецова Н.Г., Лубнева Ю.П. Рост. гос. экон. ун-т (РИНХ). – Ростов-на-Дону, 2010.  - 400 с.
  2. Методологические и теоретические проблемы

    Документ
    "Пример мамы - всегда передо мной как недостижимая, но притягательная цель, к которой я всю жизнь пытаюсь приблизиться". К 100-летию со дня рождения Н.
  3. Тезисы докладов ХХXVII самарской областной

    Тезисы
    12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, в историю всего человечества. В этот день космический аппарат со старшим лейтенантом, ставшим в этот день майором, Юрием Гагариным на борту совершил полет вокруг земного шара
  4. Жизнь человека с самого начала складывалась так, что все, чем бы он не занимался, заставляло его наблюдать за окружающим миром и делать из этого выводы

    Документ
    Жизнь человека с самого начала складывалась так, что все, чем бы он не занимался, заставляло его наблюдать за окружающим миром и делать из этого выводы.
  5. Information system (18)

    Документ
    Компания "Белтел" успешно завершил проект модернизации и расширения корпоративной сети связи ОАО "Казаньоргсинтез", которая обслуживает почти 3 абонентов.

Другие похожие документы..