Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Компьютер – это устройство, не способное мыслить самостоятельно, как человек. Для того, чтобы компьютер мог работать с информацией – получать ее, хран...полностью>>
'Семинар'
1.1 «Создание и развитие направления по обслуживанию VIP клиентов: формирование инфраструктуры, развитие продуктовой линейки и технологий обслуживани...полностью>>
'Документ'
Пункт 165.1 НКУ дополнен новым пп. 165.1.50, в соответствии с которым в перечень доходов, которые не учитываються при расчете общего месячного (годов...полностью>>
'Закон'
9 мая 2010 года наша Родина - Россия будет отмечать 65-ю годовщину Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне над фашистской Германией.   ...полностью>>

1 Отечественное производство: состояние и факторы его обусловливающие

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В 36 из 45 отраслей динамика выпуска продукции в 1996 г. ухудшилась по сравнению с 1995 г., в одной осталась неизменной и лишь в 8 улучшилась. Если в 1995 г. рост все же наблюдался в 17 отраслях, то в 1996 г. – в 6.

Особого внимания заслуживает положение в машиностроительных отраслях. Общий уровень производства в машиностроении, понизившийся на 11% против 8% в 1995 г., еще как то поддерживался возросшим на 4% выпуском легковых автомобилей, занимающим в продукции весьма значительное место. В то же время производство потребительской электроники (телевизоры, видеомагнитофоны и т.д.), выпускаемой данной отраслью, только за один прошедший год сократилось почти в три раза (в 1995 г. – более чем в 2 раза). Отрасль, выпускающая эти товары, практически исчезает.

Продолжается падение производства сравнительно высокотехнологичных (наукоемких) видов машиностроительной продукции. В 1996 г. на 30% сократился выпуск продукции приборостроения. Тогда как в 1995 г. в этой отрасли был зафиксирован рост на 10%. Стоит отметить, однако, что всего за один год в составе этой отрасли вдвое расширилось производства персональных ЭВМ (не без помощи иностранного капитала). На 31% сократилось производство металлорежущих станков, в том числе с ЧПУ – на 56% (в 1996 г. произведено всего лишь 116 станков с ЧПУ, тогда как в 1990 г. их было выпущено 16,7 тыс. штук). По сравнению с 1990 г. общее количество выпускаемых металлорежущих станков сократилось в 6,5 раза, кузнечно-прессовых машин – в 23 раза.

В последние годы в машиностроении значительно замедлился процесс обновления продукции. Удельный вес новых изделий, освоенных впервые, в общем объеме продукции этой отрасли понизился. По сравнению с 1990 г., более чем в 3 раза, в том числе принципиально новой продукции – более чем в 4 раза.

С острой проблемой сбыта своей продукции сталкиваются конверсируемые военные предприятия. На большинстве из них падает производство не только военной. Но и гражданской продукции (темпами выше средних по промышленности), причем одновременно наблюдается тенденция к переходу на выпуск более простых и менее технологичных изделий гражданского назначения.

Преимущественное ослабление позиций отраслей, работающих непосредственно на потребителя, а также высокотехнологичных производств является, пожалуй, наиболее тревожной чертой происходящих структурных сдвигов. С 1990 г. по 1996 г. доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства ( в текущих ценах) упала более чем в 6 раз, пищевой – примерно в 1,4 раза, машиностроения – в 1,9 раза, тогда как удельный вес отраслей ТЭК повысился в 3,3 раза ,черной металлургии – в 1,8 раза.

В 1996 г. значительно увеличился слой убыточных предприятий. В целом по промышленности почти половина предприятий были убыточны. В машиностроении и металлообработке удельный вес убыточных предприятий составил 40%. Наиболее высок этот показатель в цветной металлургии, а также в лесном комплексе, где, увеличившись по сравнению с 1995 г. на 10%, он достиг значения 65%.

Состояние взаимозачетов в 1996 г. по сравнению с 1995 г. практически не изменилось. Удельный вес предприятий, имеющих просроченную задолженность покупателей и поставщикам по-прежнему очень высок. В целом по промышленности эти показатели в 1996г. равнялись соответственно 65 и 60%. В машиностроении – 70 и 65%. Самого высокого значения эти показатели достигли в топливной промышленности – 83%. По-прежнему четвертую часть предприятий промышленности, имеющих просроченную задолженность покупателей и поставщикам, составили предприятия машиностроения и металлообработки.

Анализируя итоги 1997 г., В.Г. Курьеров12 отмечает, что развитие российской экономики в 1997 г. имело противоречивый характер: затухание спада производства в ряде отраслей сочеталось с продолжающимся понижением инвестиционной активности, обострением некоторых фундаментальных проблем, усилением бартеризации и другими негативными явлениями. Если не придавать неоправданно большого значения некоторым довольно спорным изменениям в отдельных макроэкономических показателях, то состояние экономики следует признать кризисным.

Решительного изменения к лучшему пока не произошло, и, как год назад, мы не видим бесспорных признаков вероятности принципиального улучшения в экономики в ближайшем будущем, хотя при определенных условиях оно, конечно, не исключено.

Хотя в 1997 г. Госкомстат РФ зафиксировал долгожданное повышение двух ведущих макропоказателей – ВВП (на 0,4%) и объема промышленного производства (на 1,9%), и многие аналитики восприняли его как несомненный признак начала экономического подъема, отмеченный рост, строго говоря, находился в пределах статистической погрешности. Кроме того, сам факт этого роста вообще сомнителен.

Прежде всего, обратим внимание на то, что из-за изменения методологии подсчета этих показателей была нарушена сопоставимость с данными за предыдущий год. Показатели объема и особенно динамики ВВП и промышленного производства во многом определяются в последнее время поправками (“дооценками”) на теневую экономическую деятельность. Госкомстат РФ оценивал объем теневого сектора в 1995 г. в 18%, в 1996 г. –20-22% и в 1997г. – 23-25% (последняя цифра появилась в конце 1997 г.). пока темпы экономического спада были высокими, подобные корректировки не имели принципиального значения. Теперь же, когда спад затухает, такие поправки, если они не отражают реального положения дел, могут существенно исказить общую картину развития экономики. Надо сказать, что сомнения в обоснованности этих поправок посещали и членов кабинета министров.

Сказанное справедливо и по отношению к показателю объемов промышленного производства, при изменении которого учитывается оценка "неформальной" деятельности, т.е. продукция, укрываемая от статистической отчетности, плюс производство малых и совместных предприятий, а также промышленных подразделений непромышленных предприятий и организаций, не отражаемое ежемесячной отчетностью о производстве продукции в натуральных показателях. Причем, "неформальная" деятельность стала учитываться в индексе только с января 1997 г. (но данные за предыдущие два года были в какой-то степени скорректированы). В этом случае "дооценки" Госкомстата вызывают сомнения, тем более что они снова направлены только в сторону увеличения индекса промышленного производства.

С сентября 1997 г. Госкомстат перестал давать в своих ежемесячных обзорах данные о динамике промышленного производства на крупных и средних предприятиях, которые отличались наибольшей надежностью и сопоставимостью, но порою рисовали несколько иную картину, чем изменения сводного индекса промышленного производства, включающего различные "дооценки". На основе имеющихся данных можно предположить, что в целом за 1997 г. производство и на этих предприятиях, в общем, сократилось незначительно – где-то в пределах 1-1,5%,т.е. существенно меньше, чем за год до этого (факт, подтверждающий затухание спада). Рассчитывающий свой собственный индекс промышленного производства (по более ограниченному кругу предприятий, включающему только крупные и средние) правительственный Центр экономической конъюнктуры зафиксировал в 1997 г. понижение этого показателя на 0,6%.

Гипотеза о начавшемся промышленном росте пока не находит подтверждения при анализе других показателей, характеризующих состояние экономики. Весьма надежным "коррелятором" индекса промышленного производства в принципе является, например, сводный индекс коммерческого грузооборота всех видов транспорта общего пользования, рассчитываемого в тонно-километрах; заметно слабее степень корреляции изменений промышленного производства и потребления электроэнергии. Оба этих показателя не подвергаются таким сомнительным корректировкам, как госкомстатовский индекс промышленного производства, но последний из них вообще менее "чувствителен" к количественным изменениям в производственной сфере, чем первый. Сравнение индексов промышленного производства и грузооборота показывает, что в 1991-1996 гг. были поразительно схожи их изменения по направлению, и лишь в 1997 г. эти показатели оказались разнонаправленными. Еще больше недоумений вызывает сопоставление динамики этих показателей в 1997 г. на месячном и квартальном уровнях. Нарушение корреляционной связи между ними особенно хорошо заметно на квартальной статистике. Причиной таких странностей в поведении показателей могло быть, например, "полегчание" структуры производства. Однако статистика не дает оснований для такого вывода.

Показатели динамики промышленного производства по отраслям в 1997 г. также стали менее надежными. Дело в том, что в течение 1997 г. Госкомстат РФ пересмотрел (почти исключительно в сторону увеличения) итоговые показатели развития отраслей промышленности в 1996 г. (видимо, с учетом изменений производства на малых и средних предприятиях, а также производства промышленных подразделений при непромышленных организациях). Однако в качестве базовых для измерения тоста производства в 1997 г. по отраслям в докладе Госкомстата, содержащем итоговые данные за истекший год, были взяты не новые (пересмотренные), а старые, более низкие показатели, что привело к завышению отраслевых индексов 1997 г.

В тех случаях, когда при пересмотре отраслевые индексы за 1996 г. были существенно изменены, это заметно отразилось на показателях динамики в 1997 г. Так, если взять 10 крупнейших отраслей промышленности, то при использовании в качестве базы для сопоставления "старых" индексов за 1996 г. получится, что в 1997 г. в шести из них наблюдался рост производства.

При использовании "новых" индексов оказывается, что растет только цветная металлургия, и еще в одной отрасли (черная металлургия) производство сокращается настолько незначительно, что правомерно говорить об его стабилизации. Довольно небольшим (порядка 1,5%) было снижение производства в топливной промышленности, причем в 1997 г. впервые за последние 10 лет, исключительно благодаря СП, немного увеличилась добыча нефти. Не вызывает сомнений расширение выпуска продукции в менее крупных отраслях – медицинской, полиграфической, микробиологической.

Данные о динамике объемов выпуска промышленной продукции по регионам РФ также подтверждают предположение о том, что спад идет к концу. Если в 1995 г. только в восьми, а в 1996 г. – в трех регионах из 79 (не считая входящих в состав регионов автономных округов и Чеченской республики) наблюдался рост промышленного производства, то в 1997 г. – уже в 37. Лидерами были Ульяновская область (рост на 18%) и Татарстан (рост производства в нем идет уже третий год подряд), никогда не числившиеся среди "флагманов" курса реформ.

Наличие определенной и однозначной тенденции роста в промышленном производстве не вытекает так же и из данных опросов, проводимых независимыми исследовательскими организациями, хотя они и отмечают некоторые позитивные изменения в конъюнктуре.

Например, опросы, проводимые "Российским экономическим барометром", показывают, что доля предприятий с растущим выпуском продукции увеличилась в 1997 г. до 39%, но это всего лишь уровень 1995 г. загрузка производственных мощностей осталась на уровне 1996 г. (54%), который был самым низким за все годы реформ. В течение 1997 г. 65% предприятий не закупали оборудование в течение двух и более месяцев; это примерно столько же, сколько в 1996 г., но больше, чем в 1993-1995 гг.

Таким образом, возобновление экономического роста, о котором объявили Госкомстат и некоторые правительственные деятели, - это в лучшем случае гипотеза. А с учетом приведенных выше данных есть все основания считать более убедительной другую гипотезу – о приближении спада (который продолжался в 1997 г.) к завершению и об его переходе в стагнацию.

Отмеченные сдвиги в промышленном производстве происходят на фоне инвестиционного кризиса и общего ухудшения финансового положения предприятий. Доля убыточных предприятий вновь возросла, достигнув 47,3%, причем в относительно благополучных экспортоориентированных отраслях ее повышение было столь же значительным. Например, у "лидера роста" – цветной металлургии – она выросла с 61 до 66,4%, в топливной промышленности – с 44,4 до 49,9%.

В очередной раз зафиксировано ухудшение "качества" задолженности промышленных предприятий: доли просроченной дебиторской и просроченной кредиторской задолженности каждого вида увеличились соответственно с 49,9 до 51,9% и с 55,5% до 59,1%. При этом наметилась позитивная тенденция снижения роста просроченной задолженности по госзаказам и федеральным программам. Упала платежеспособность предприятий, измеряемая отношением оборотных средств к краткосрочным обязательствам. Если исходить из официальных нормативов, то по состоянию на 1 января 1998 г. только 25,6% предприятий промышленности, транспорта и строительства сохраняли платежеспособность (год назад – 30,5%). По данным "Российского экономического барометра", доля предприятий с хорошим или нормальным финансовым состоянием оценивалось в 1997 г. лишь в 23%.

Результаты ежемесячных опросов директоров предприятий относительно итогов 1998г., проводимых бюллетенем "Российский экономический барометр" (РЭБ)"13, свидетельствуют о том, что по многим показателям результаты этого года были для российской промышленности в среднем не хуже, чем в 1997 г.

Увеличение выпуска продукции ежемесячно наблюдалось в среднем у 38% предприятий. Это всего на 1 процентный пункт (п.п.) меньше, чем год назад, и является повторением результата 1995 г. Декабрьский показатель выпуска продукции – один из лучших за все годы наблюдений.

Портфель заказов в 1998 г. ежемесячно пополнялись у 42% предприятий, что тоже на 1 п.п. ниже, чем в 1997 г., но превосходит аналогичные показатели всех остальных лет реформы. Одновременно произошло некоторое увеличение общего объема портфеля заказов – до 65% от нормального месячного уровня (в 1997 г. – 63%).

Интенсивность накопления запасов готовой продукции не претерпела заметных изменений по сравнению с 1997 г.: увеличение запасов происходило у 42% предприятий. Это минимальный уровень за 7 лет реформ. Второй год подряд процесс рассасывания запасов в среднем идет быстрее, чем их образование.

Общий объем запасов тоже уменьшился: с 87% от месячной нормы в 1997 г. до 85% в 1998 г. это превышает уровень 1995 г. (82%), но заметно ниже показателей 1993-1994 гг. и 1996 г. (92-94%).

Степень загрузки производственных мощностей в 1998 г. равнялась 55%, что на 1 п.п. выше самого низкого уровня загрузки, наблюдавшегося в 1996-1997 г. Впрочем, помесячная динамика показателя не выглядит столь же обнадеживающей: после достижения в декабре 1997 г. наивысшей за три года отметки (60%), загрузка производственных мощностей в основном снижалась. И лишь в последнем квартале 1998 г. она подросла на 4 п.п.

Не изменилась загрузка рабочей силы. Как и в 1997 г. она составила 75% от нормального уровня.

В минувшем году продолжалось сокращение занятости. По-прежнему большинство предприятий уменьшало численность персонала и лишь 33% - ежемесячно увеличивали ее. Это повторение результатов 1997 г.

Почти не изменились показатели инвестиционной активности. Если в 1997 г. в среднем 65% предприятий ежемесячно сообщали, что они не закупали оборудование в течение 2 и более месяцев подряд, то в 1998 г. – 66% (уровень 1996 г.). Среди тех предприятий, которые все-таки продолжали закупать оборудование, основная часть не увеличивает и не собирается увеличивать эти закупки, сохраняя их на прежнем уровне.

Структура цен для большинства производителей по-прежнему менялась в худшую сторону. Однако здесь произошел резкий перелом по сравнению с предшествующими годами. На протяжении трех лет доля предприятий, для которых ценовые пропорции между покупаемой и продаваемой продукцией улучшались, постепенно повышалась. В июле 1998 г. она достигла рекордного за весь период реформ уровня - 44%. Но под влиянием кризиса (в августе 1998 г.) и последовавшей девальвации рубля эта благоприятная тенденция прервалась. В последнем квартале минувшего года улучшение ценовых пропорций фиксировалось лишь у 26%. Таким же был этот показатель и в 1993-1994 гг.

Почти столь же драматические изменения претерпели в 1998 г. и условия получения банковского кредита. В предшествующий период здесь тоже наблюдалась длительная положительная тенденция. В 1992 г. об улучшении условий кредитования в среднем ежемесячно сообщали 25% промышленных предприятий, в 1993 г. - 26%, в 1994 г. - 38%, в 1995 г. - 42%, в 1996 г. - 40% и в 1997 г. - 46%. В минувшем году этот показатель снизился до 28%. Правда, это снижение нельзя целиком отнести на счет августовского кризиса, поскольку оно довольно равномерно распределялось по полугодиям: уровень первого полугодия - 32%, второго - 25%.

Ухудшение условий получения банковских кредитов (и без того не слишком благоприятных для предприятий) способствовало еще большему расширению бескредитного сектора в российской промышленности. Число предприятий, не пользующихся банковскими кредитами, составило в 1998 г. 48%. Это на 10 п.п. больше, чем год назад, и на 26 п.п. - чем в 1994 г., когда впервые стали приводиться такие измерения.

Продолжался рост бартера. Впервые за годы реформ он превысил половину объема продаж промышленных предприятий и составил 51%. По сравнению с 1997 г. рост на 9 п.п., то есть ровно столько, сколько в 1993 г. составлял весь объем бартера.

В 1998 г. по-прежнему подавляющее большинство предприятий оценивали свое финансовое положение как "плохое" и лишь 20% признавало его "нормальным" или "хорошим". По сравнению с 1997 г. (23%) ситуация безусловно ухудшилась, но все еще оставалась лучше, чем в 1996 г. (16%). Улучшения своего финансового положения в 1998 г. ежемесячно ожидали в среднем 37% промышленных предприятий (в 1997 г. - 38%).

Число убыточных предприятий за год возросло на 3 п.п. и составило 43%. Еще больше - с 35 до 40% - увеличилась доля предприятий, для которых перспектива банкротства в ближайшие 1-2 года является, по мнению их руководителей, вполне реальной.

В декабре 1998 г. были получены следующие оценки ожидаемого в ближайшие 12 месяцев спроса на продукцию (в скобках - данные 1997 г.). Производственные мощности признаны избыточными в 53% (57%) случаев, нормальными - в 38% (34%) и недостаточными - лишь в 9% (9%). Укомплектованность рабочей силой оценивалась как избыточная на 30% (38%) предприятий, нормальная - на 57% (54%) и недостаточная - на 13% (8%).

В целом результаты ежемесячных опросов оставляют двойственное впечатление. По одним показателям ("реальным") итоги минувшего года не хуже, чем предыдущего, по другим (кредитно-финансовым и ценовым) - можно говорить о частичном возвращении к ситуации 1994-1996 гг.


Анализируя отраслевой аспект состояния российской промышленности в реформационный период, А.В. Алексеев и Н.Н. Кузнецова14 отличают следующее положение дел по отраслям.

Электроэнергетика.

Из крупных отраслей промышленности экономический кризис в наименьшей степени затронул электроэнергетику. С 1992 по 1997 гг. производство здесь сократилось "только" на 20 %.

Подобная динамика легко объяснима: электроэнергия – один из основных базовых ресурсов, потребляемых как населением, так и промышленностью. Ее потребление устойчиво растет с увеличением выпуска продукции, но слабо сокращается при его уменьшении. Действительно, объемы потребления электроэнергии населением почти не зависят от общеэкономической си­туации, а в промышленности ее потребление не может сокращаться в той же пропорции, что и производство продукции, в силу относительно высокой доли электро­энергии в условно-постоянных затратах производства. Так, например, количество электроэнергии, потребляе­мое на разогрев печи, не зависит от того, будет там обрабатываться одна гайка или миллион.

Относительно небольшое снижение производства электроэнергии на фоне резкого падения общепромыш­ленного производства может означать:

  • резкое снижение эффективности функционирования эко­номики (за счет роста энергоемкости единицы выпускаемой продукции);

  • изменение производственной структуры в пользу энер­гоемких отраслей;

  • фактически более высокий уровень производства, чем это фиксируется статистикой.

Последнее обстоятельство связано со стремлением хозяйственных субъектов скрывать реальный уровень производства для занижения налогооблагаемой базы.

Топливная промышленность.

Топливная промышленность – одна из относительно благополучных отраслей промышленности России. Но даже здесь в 1992-1997 гг. ни в одной из подотраслей не наблюдался рост объемов производства по отноше­нию к 1992 г.; он был отмечен всего по двум видам продукции (торф и сланцы).

Из крупных подотраслей топливной промышлен­ности наименьший спад наблюдался в газовой и нефте­добывающей. Относительно худшей была ситуация в нефтеперерабатывающей и угольной промышленности (табл. 7).

Таблица 7

Динамика развития подотраслей топливной промышленности, 1992 г. = 100%

Отрасль

1993

1994

1996

1996

1997

Топливная промышленность

88

79

79

77

76

Из нее.

нефтедобывающая нефтеперерабатывающая газовая

угольная

91

87

95

92

85

75

89

81

81

76*

89

80

80

73

89

75

78

70

87

67

* Здесь и далее курсивом выделено превышение темпов роста над аналогичным показателем предыдущего года.

С 1994 по 1996 гг. в отрасли увеличивалось количе­ство видов продукции, производство которой росло. Одна­ко в целом число позиций, по которым происходило со­кращение выпуска, заметно превышало количество по­зиций, по которым наблюдался рост. Данные за 1997 г. дают основания говорить, что в отрасли начали появ­ляться признаки изменения ситуации к лучшему (табл. 8).

Таблица 8

Динамика выпуска продукции топливной промышленности, 1992 г. = 100%

Продукция

1993

1994

1996

1996

1997

Нефть (вкл газовый конденсат)

89

80

77

75

77

Первичная переработка нефти

87

73

71

69

67

Бензин автомобильный

85

76

80

75

77

Дизельное топливо

87

72

73

72

73

Мазут топочный

92

78

72

72

70

Газ естественный

96

95

93

94

89

Уголь

91

81

78

76

72

Черная металлургия.

Кризис в черной металлургии был заметно менее глу­боким, чем по промышленности в целом. Однако сниже­ние производства наблюдалось по всем видам выпуска­емой продукции. В наибольшей степени сократилось производство стальных труб, существенно – стали. В меньшей степени уменьшилось производство железной руды, окатышей, чугуна и, что представляется важным, проката (табл. 9).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Главный редактор Зав психологической редакцией Зам зав психологической редакцией Ведущий редактор Редактор Художник обложки Корректор Верстка ббк 88. 35я7

    Учебное пособие
    Учебное пособие посвящено теоретическим и методологическим вопросам изучения эмоций и чувств человека. Основное внимание в нем уделяется анализу структуры эмоциональной сферы и ее составляющих: эмоционального тона, эмоций, эмоциональных
  2. Онлайн Библиотека (3)

    Учебное пособие
    Учебное пособие посвящено теоретическим и методологическим вопросам изучения эмоций и чувств человека. Основное внимание в нем уделяется анализу структуры эмоциональной сферы и ее составляющих: эмоционального тона, эмоций, эмоциональных
  3. Психология личности в трудах отечественных психологов

    Документ
    П78 Психология личности в трудах отечественных психологов. — СПб; Издательство «Питер», 2 . — 480с.— (Серия «Хрестоматия по психологии»). ISBN 5-8046-0170-9
  4. Жилищно-коммунальный комплекс города Москвы, проблемы его реформирования

    Документ
    Экономическая эффективность территориальных информационных систем управления и направления информатизации государственного и муниципального управления
  5. В. В. Вандышев учебник для юридических вузов и факультетов материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 июля 2009 года Учебник

    Учебник
    Учебник соответствует Государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования по специальности 021100 "Юриспруденция".

Другие похожие документы..