Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Книга'
Постоянное совершенствование законодательства - закономерность развития современного цивилизованного государства, необходимое условие своевременного ...полностью>>
'Документ'
Император Палпатин, также известный как Дарт Сидиус, был последним Верховным Канцлером Галактической Республики (32 – 19 д. Я. б.) и самопровозглашенн...полностью>>
'Конкурс'
Всероссийский открытый конкурс музыкантов-исполнителей на духовых и ударных инструментах призван всемерно способствовать развитию творчества молодых ...полностью>>
'Закон'
Внести в Градостроительный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 1, ст. 16; № 30, ст. 3128; 2006, № 1,...полностью>>

А. Н. «За честный крест и веру золотую!»

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Сквозников А.Н.

«ЗА ЧЕСТНЫЙ КРЕСТ И ВЕРУ ЗОЛОТУЮ!»

Волжане и национально - освободительная борьба южных славян в 1875 – 1878 гг.

Посвящается 130-летию русско-турецкой войны

1877 - 1878 гг. и освобождению Болгарии, Сербии,

Черногории и Румынии от турецкого гнета

Исследование исторического прошлого балканских народов, зарождения и развития их многосторонних связей с Россией – тема, обладающая постоянной научной актуальностью. Важным ее аспектом является всестороннее изучение такого феномена, как всенародное патриотическое движение народов России, в том числе населявших Поволжье, в поддержку южных славян в борьбе против османского гнета, которое с особенной силой проявилось в период Восточного кризиса 1870-х гг.

Восточный кризис (1875 – 1878 гг.) стал важнейшим событием международной жизни Европы второй половины XIX в. Кризис был порожден усилением процесса внутреннего разложения Османской империи, широким развитием национально-освободительной борьбы балканских народов, обострившимися противоречиями между великими державами за влияние на Балканах. Начавшись восстанием славян против турецкого гнета в Боснии и Герцеговине летом 1875 г., кризис вступил в новую фазу в июне 1876 г., когда войну Турции объявили Сербия и Черногория. Следующий этап кризиса связан с началом в апреле 1877 г. русско-турецкой войны, окончившейся подписанием 19 февраля 1878 г. Сан - Стефанского мира. Завершением кризиса явился Берлинский конгресс (июнь 1878 г.), санкционировавший появление на карте Европы новых независимых государств - Болгарии, Сербии, Черногории и Румынии.

Этим ярким страницам истории посвящено немало научных исследований, научно-популярных работ и документальных публикаций. Однако роль отдельных регионов России в "славянском движении" изучена еще недостаточно. Некоторые аспекты истории участия населения Поволжья в поддержке борьбы южных славян за национальное освобождение раскрыты в работах таких историков, как Н. Н. Яковлев1, И. М. Григорьев2, П. С. Кабытов3, Ю.П. Аншаков.4

Цель нашей публикации состоит в том, чтобы, на основе архивных документов и опубликованных источников, комплексно рассмотреть и проанализировать участие населения Поволжья в общероссийском движении по оказанию всесторонней помощи южным славянам в 1875-1878 гг.

Источниковую базу работы составили как архивные, так и опубликованные документы. Наибольшую ценность для исследуемой темы представляют материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) - фонды Московского славянского комитета (ф. 1750) и III Отделения собственной его императорского величества канцелярии (ф. 109). Здесь содержаться письма в Московский славянский комитет от учреждений, религиозных и общественных организаций, частных лиц из Нижегородской, Казанской, Симбирской, Саратовской, Самарской, Пензенской губерний. Они свидетельствуют о глубоком патриотическом подъеме населения, готового жертвовать последним, чтобы помочь борющимся за независимость славянским народам. Другая группа документов – донесения и политические обзоры губернских жандармских управлений – говорит о политических настроениях населения, констатируя рост его национального самосознания.

Кроме того, в нашей работе были использованы материалы Государственного архива Саратовской области (ГАСарО) - фонд канцелярии Саратовского губернатора (ф.1), Государственного архива Астраханской области (ГААО) - фонд Астраханского депутатского дворянского собрания (ф. 375), Государственного архива Самарской области - фонды Самарской городской думы (ф. 170), Самарской городской управы (ф. 153), которые содержат документальные материалы о вручении Самарского знамени болгарским ополченцам в мае 1877 г., а также фонд канцелярии Самарского губернатора (ф. 1) и Самарского губернского дворянского собрания (ф. 430).

Ценным источником, освещающими отношение населения Поволжья к событиям, происходившим на Балканах в рассматриваемый нами период, является губернская пресса - "Самарские губернские ведомости", "Самарские епархиальные ведомости", "Саратовские губернские ведомости", "Астраханские губернские ведомости" и другие периодические издания.

Среди опубликованных источников следует выделить сборники документов: "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове"; "Освобождение Болгарии от турецкого ига"; "Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875 – 1878 гг."1

В 1875 г. начался затяжной балканский кризис. В славянских провинциях Османской империи - Герцеговине, а затем в Боснии вспыхнули восстания против турецкого ига. Славянские народы поддержали Герцеговинско-Боснийское восстание против турок. Особое сочувствие восставшим выразил русский народ. В конце августа 1875 г. по ходатайству петербургского отдела Славянского комитета император Александр II разрешил официальный сбор пожертвований по всей Российской империи в пользу славян Боснии и Герцеговины.

В сентябре 1875 г. с воззванием к русскому народу об оказании помощи славянам Боснии, Герцеговины и Старой Сербии (Косово и Метохии) обратился сербский митрополит Михаил: «Православные братия! К вам уже донеслись тяжелые стоны родного вам сербского народа Боснии Герцеговины и Старой Сербии. В течение пятисот лет этот геройский народ выносил и выносит все беды и несчастья, какие только может выдумать зверское своеволие безбожных азиатских угнетателей – турок, желающих истребить и уничтожить православный славяно-сербский народ на Балканском полуострове. Братья русские, услышьте призывающий вас голос, полный мольбы, во имя единой святой православной веры не откажитесь подать посильную помощь вашим братьям-славянам!».1

Народы России сразу же откликнулись на просьбу о помощи и уже в октябре 1875 г. по всей России начали сбор средств в пользу семей повстанцев Боснии и Герцеговины. Деньги поступали и от бла­готворительных концертов, спектаклей, народных гуляний и лотерей.2 Воззвание сербского митрополита нашло отклик и в Самарской губернии. Одними из первых денежных поступлений из Самарской губернии в пользу пострадавших славянских семей стали средства от литературно-музыкального вечера, устроенного в Самаре известными общественными деятелями П. В. Алабиным и Е. К. Рихтер, а также собранные у населения по подписке нотариусом Аляевым (всего 725 р.).3

По предписанию епископа Самарского и Ставропольского Герасима послание сербского митрополита и аналогичное обращение черногорского митрополита Иллариона вместе с подписными листами для сбора пожертвований были разосланы по всем монастырям и церквям епархии.4

Новый импульс движению народного сочувствия славянской борьбе в Рос­сии был придан летом 1876 г. после жестокого подавления турками восстания в Болгарии и вступления в войну с Турцией Сербии и Черногории. Сербия не без основания рассчитывала на помощь России. На помощь братским народам отправились отряды русских доб­ровольцев. Документы свидетельствуют о формировании добровольческих отрядов в Казани, Самаре, Саратове, Пензе, Нижнем Новгороде.5 Желающих ехать в Сербию было огромное количество, многие ехали за свой счет. «…Пособить братьям пострадавшим за защиту своей славянской народности, это для русского общества долг кровного родства и единства в вере, долг нашей родной чести», - писал Московский славянский благотворительный комитет в своем послании к населению Самарской губернии, призывая его к пожертвованиям.

Практически все слои населения Поволжья, будь то дворянство или крестьянство, рабочие или служащие, представители интеллигенции, школьники или студенты - никто не остался равнодушным к тому, что происходило на Балканах. Архивные документы свидетельствуют о многочисленных вещевых и денежных пожертвованиях волжан в пользу южных славян.1

Поволжские добровольцы - это выходцы из самых разных слоев общест­ва, они каждый по-своему воспринимали цели и задачи нацио­нально-освободительной борьбы балканских народов. Но объек­тивно в целом это движение, подготовленное всем предшест­вующим ходом русско-югославянских связей, явилось выраже­нием братской готовности народов России, и в частности По­волжья, помочь делу освобождения балканских славян от мно­говекового турецкого угнетения. Разрешение офицерам выхо­дить во временную отставку и вступать волонтерами в сербскую армию, данное Александром II, увеличило приток военных в ряды добровольцев.

Самое живое участие в судьбах балканских славян принимали крестьяне. Именно из крестьянских трудовых копеек складывались те большие суммы, пересылавшиеся сла­вянскими комитетами на Балканы. Так, в августе 1876 года, членом Московского Славянского комитета Е. Т. Кожевниковым было принято от крестьян села Выселки Купеческие Хворостянской волости Самарской губернии холста и пестряди 40 аршин, от крестьян села Липовки деньгами 2 руб. 24 коп., от Хворостянского волостного управления и прихожан села Хворостянки: холста и пестряди – 571 аршин, миткаля – 16 аршин, рубах – 20, полотенец - 6, ниток – 4 фунта и др.2 В свою очередь, крестьяне с. Андросовка, Николаевского уезда, Воздвиженской волости собрали в пользу семейств жителей Боснии, Герцеговины и Старой Сербии 78 руб. 50 коп. серебром.1 Путешествовавший в то время по Волге писатель В. И. Немирович-Данченко замечал по этому поводу следующее: «Недавний раб сам стремится уже сокрушить чужие цепи. Освобожденные уже хотят освобождать».2

"Со всех концов России, - писали "Самарские губернские ведомости", - приходят заявления, что наиболее щедр к пожертвованиям именно простой, бедный, неимущий класс людей. Рабочие на фабриках и заводах работают по праздникам и весь свой заработок отдают в пользу славян".3

Русская православная церковь также принимала весьма заметное участие в организации сбора пожертвований в пользу южных славян.4 Каждая из Поволжских губерний собрала от 30 до 50 тысяч рублей только денежных пожертвований за период осени 1875 – осени 1876 года. Кроме денежной, широкое распространение в Поволжье получил такой вид помощи, как вещевые пожертвования на нужды сербской «славянской армии» под командованием генерала М. Г. Черняева.

С началом сербско-черногорско-турецкой войны 1876 г. на Балканы устремился поток российских добровольцев. Известно, что из Самары в Сербию отправились несколько отрядов добровольцев. Первый отряд волонтеров отправился 26 августа 1876 года, второй 29 августа того же года. Третий отряд отправился из Самары 5 сентября 1876 года в составе 28 человек (8 унтер – офицеров, 17 рядовых, 3 артиллериста). Среди них было два отставных чиновника, один фельдшер, два самарских мещанина, двадцать два отставных унтер-офицера, двадцать пять отставных рядовых, семь крестьян из села Майна Ставропольского уезда.5

Народ устраивал восторженные демонстрации на проводах отправляемых в Сербию добровольцев. На этих проводах обычно пели русские и сербские боевые песни, произносили торжественные речи и служили напутственные молебны. Когда провожали в Сербию отставного самарского поручика Уриилова, то провожавшие выразили уверенность в том, что если он вернется назад, то, без сомнения, с сербским крестом за храбрость. На это отважный офицер ответил: «Я буду счастлив, если заслужу крест деревянный за святое дело».1 Другой доброволец, заведующий хирургическим отделением Самарской губернской земской больницы К. Догадкин обратился к губернатору П. А. Бильбасову с рапортом, в котором высказал желание послужить хирургом в одном из военных госпиталей или перевязочных пунктов в Сербии.2 Примечательной фигурой среди волжан - добровольцев является Ардалион Николаевич Попов. Будучи депутатом Астраханского губернского дворянского собрания, Попов в августе 1876 г. написал заявление председателю собрания с просьбой "уволить его с занимаемой должности депутата Дворянского собрания в связи с поступлением в действующие войска Сербии".3

5 сентября 1876 г. из Пензы выехал в Сербию гражданский чиновник Василий Кириллович Петров. По сообщению местной газеты, превосходный стрелок и атлетического сложения и роста человек. На вокзале земляки собрали ему по подписке деньги на дорогу. Перед отъездом добровольца В. Петрова его мать дала наказ сыну «исполнить долг свято».4

Всего по неполным данным из Поволжья уехало в Сербию до 400 волонтеров, туда же было отправлено несколько санитарных отрядов, как, например, из Казани.5 Если учесть, что общее число российских добровольцев на Балканы составило около 6 тыс. человек, то следует заметить, что поволжские волонтеры составили довольно солидную их часть.

Как свидетельствовала самарская пресса того времени, русские добровольцы «идут, чтобы Бог избавил от грехов, идут давшие обет покло­ниться Гробу Господню в убеждении, что смерть на земле, об­литой христианской кровью, будет угодна Богу, идут потому, что видения во сне указывают им путь в Сербию. ...Эти матери, жертвующие детей, эти сны, плод душевного настроения, эти просители смерти за веру, не знамение ли, говорящее, какой во­прос для России разрешается на Балканах. Какая грозная и соз­нающая себя сила рвется туда разрубить мечом цепи рабства».1

Добровольческое движение на Балканы в 1876 г. не санкционировалось правительством и не организовывалось славянофилами. По признанию идейного лидера движения народной солидарности с восставшими славянами И. С. Аксакова, "добровольческое движение носило полностью народный, массовый характер".2

Среди добровольцев – волжан выделяется примечательная фигура жителя Симбирской губернии Василия Николаевича Кочеткова. Летом 1876 г., когда ему шел 92-й год, он ушел добровольцем в Сербию, а затем участвовал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. и в боях за Шипку он потерял ногу.3

Саратовский доброволец капитан Эммануил Левашев, геройски павший на берегах Моравы 16 сентября 1876 года, был посмертно награжден сербским орденом "Такова", его мать Прасковья Дмитриевна Левашева получила благодарственное письмо, полное горечи и сочувствия, от военного министра Сербии Ристича.4

Организаторы сбора пожертвований между тем придумывали новые способы привлечения средств. В Саратове, например, была организована продажа фотокарточек погибшего в сербо-турецкой войне земляка Н. А. Киреева. Фотография доблестного добровольца продавалась по рублю. Среди горожан была организована также продажа фотографий первого отряда саратовских добровольцев, которые отправились в Сербию. Когда стало известно, что один из саратовских добровольцев по фамилии Фермор убит, то среди населения была развернута кампания по сбору пожертвований пользу его малолетних детей, оставшимися сиротами5. Участие в судьбе детей-сирот погибших на Балканах добровольцев было проявлено и в других губерниях – Нижегородской, Пензенской, Симбирской, Самарской губерниях.1

В Чебоксарах местный купец, Иван Лаптев в августе 1878 г. ходатайствовал перед казанским губернатором "о разрешении в содержимой им в городе гостинице иметь музыку-орган и при нем певицу, с тем, чтобы уделять из доходов своих каждодневно по 1 руб. 50 коп. в пользу пострадавших Герцеговинцев, Болгар, Сербов и Боснийцев".2

О положении в Сербии писали в то время все местные и центральные российские газеты, в Сербию бежали школьники. Так, 25 апреля 1877 года в Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии поступила записка о бегстве трех 14-летних воспитанников Нижегородско­го дворянского института в Сербию. Малолетние доброволь­цы, выждав теплое время, пешком отправились до первой железнодорожной станции, откуда прибыли в Вязники. Здесь они были задержаны начальником стан­ции Николаевым, отцом одного из беглецов, который высек своего сына и за­тем всех трех воспитанников отправил обратно в институт. На допросе школяры объяснили, что решились на самовольную отлучку из учеб­ного заведения с целью пробраться в Сербию и помогать славянам.3

Отношение населения к событиям на Балканах являлось предметом пристального изучения губернских жандармских управлений Поволжья. Так, начальник Саратовского губернского жандармского управления полковник Гусев в своем рапорте начальнику III Отделения Н. В. Мезенцеву сделал по этому поводу следующие выводы: «Движение в пользу славян Балканского полуострова нашло в среде всех классов населения Саратовской губернии сочувственный отклик. Интеллигентное сословие видит в помощи славянам задачу, возложенную на Россию историей; низший класс населения сочувствует славянам как страждущим единоверцам, подавленным врагами христианства...»4

Успешно начав войну с Турцией, плохо вооруженные и плохо обученные сербские войска вскоре стали терпеть поражение. Русская общественность требовала от правительства выступить в защиту славян и объявить войну Тур­ции. После провала всех усилий урегулировать конфликт дипломатическим путем 12 (24) апреля 1877 г. Александр II издал манифест о начале войны.

Войну России пришлось начинать с расстроенной экономикой и финан­сами, в стране был торгово-промышленный кризис. Однако эн­тузиазм населения обусловил значительную материальную помощь. На сани­тарные нужды армии по Поволжью было собрано более 1 млн. руб. Только Саратовская губерния собрала 325 тыс. руб.1

Архивные документы и материалы прессы свидетельствуют о глубоком патриотическом подъе­ме российского населения в связи с началом русско-турецкой войны. В частности, решение о вступлении России в войну с Турцией было радостно воспринято населением Самарского края. Представители самарского дворянства направили Александру II адрес, в котором выказали императору полную поддержку и желание послужить на благо отечества. «Ваше императорское величество! Больше года кровавое зарево войны на горизонте нашего Отечества освещает картины ужаса и бедствий, переносимых нашими братьями-славянами на Балканском полуострове. Могли ли мы остаться равнодушными зрителями этих событий, зная, что может быть главнейшею причиною невыносимых страданий славян - их братство с нами по вере и крови».2 А в адресе татарского населения Нижегород­ской губернии Александру II выражалась готовность «лечь костьми за достижение такой же счастливой жизни, какою пользу­емся мы под высокою державою вашего величества».3 Подтверждением этому было среди прочего и то, что полицейский-мусульманин села Камышла Самарской губернии задержал ту­рецкого агента. Невзирая на упреки турецкого шпиона, выразившиеся в призывах к единоверческой солидарности, он эта­пировал его в губернское жандармское управление.1. Казахи – мусульмане Саратовской губернии, как свидетельствуют документы, «показали себя достойными называться верноподданными русского белого царя пожертвовав на нужды настоящей войны 7 тысяч рублей, до 500 лошадей, 500 полушубков и несколько кибиток».2

В свою очередь, калмыки Хошоутовского улуса Астраханской губернии по случаю войны с Турцией также обратились к Александру II с адресом, в котором высказали верноподданнические чувства императору. "Мы верноподданные кочевники Вашего Императорского Величества, воодушевились словом Государя своего, пославшего свои войска для освобождения угнетенных, и примером предков наших единодушно подвергаем к стопам Вашего Величества все наше достояние и жизнь и питаем искреннее и горячее желание быть участниками на поле брани в рядах армии Вашего Величества за освобождение угнетенных христиан".3

Сразу же после объявления войны самарская городская дума постанови­ла вручить одной из дружин Болгарского ополчения, входящего в состав действующей армии, знамя, заготовленное еще в 1876 г. для болгарских повстанческих отрядов. Для вручения его в г. Плоешти (Румыния) выехала делегация из Самары в составе городского головы Е. Т. Кожевникова и гласного самарс­кой думы П. В. Алабина. 6 мая 1877 года в торжественной обстановке Самарское знамя как символ сочувствия русского народа болгарам было торжественно вручено 3-й дружине Болгарского ополчения.4 Вручая знамя, П. В. Алабин произнес: "Издалека, через всю русскую землю оно нами принесено к вам, как живое свидетельство того, что оно дается вам не одним каким уголком России, а всей русской землею…"5

Расквартированные в Среднем Поволжье военные части были отправле­ны в действующую армию: на Балканы -2-я и 3-я дивизии (в составе Калужс­кого, Либавского, Ревельского, Эстляндского, Старо - и Новоингерманландских полков) и на Кавказ 40-я дивизия (в составе Имеретинского, Кутаисского, Гурийского и Абхазского полков). В момент мобилизации эти части были по­полнены уроженцами Поволжья (около 73 тыс. чел.).1

Военные части из Поволжья воевали на самых ответственных участках вой­ны. Так, войска 2-й и 3-й дивизий участвовали в штурме Плевны 31 августа 1877 г. Особенно отличился при штурме Плевны 7-й пехотный Ревельский полк, входивший в состав отряда генерала М. Д. Скобелева. Как отмечалось в журнале военных действий, «предводительствуемый и ободряемый лич­но ехавшими впереди генералом Скобелевым полк бодро шел вперед; по выражению его в реляции его высочеству главноко­мандующему армией «Ревельский полк шел, как на парад»; по­дойдя к редуту N1, полк с криком «ура» бросился на него, когда неприятель обратился в бегство, и редут остался в наших руках. В числе трофеев в редуте оказались два крупповских орудия, оставленные турками».2

Успехи русского оружия поздней осени 1877 г. - падение Плевны и победа М. Д. Скобелева при Шипке-Шейново - отмечались всей страной как национальный праздник. Документы говорят о всеобщем ликовании населения поволжских городов.3 Так, в Казани после получения известия о победе над Сулейманом-пашой и вступлении русских войск в Адрианополь, "город украсился флагами и вечером был иллюминован; народ в восторге и ликовал на улицах". В казанском соборе было совершено благодарственное молебствие.4 Александр II выразил благодарность всем сословиям и народам России за организацию медицинской помощи и сбор пожертвований в пользу больных и раненых русских воинов.

Однако радость по случаю победоносного завершения войны сменилась тревогой при известии о требованиях Англии и Австро-Венгрии пересмотреть условия Адрианопольского перемирия, а затем Сан-Стефанского мира. В совершенное уныние повергли российское обще­ство решения Берлинского конгресса, ограничившего Болгарию Балканским хребтом и оставившего под властью Турции половину болгарского населения. Однако в действительности, хотя Берлинский конгресс значительно уре­зал размеры Болгарии, он не смог изменить главных итогов войны - благодаря победе русского оружия независимыми от Турции стали Румыния, Сербия, Черногория и Болгария.

Список используемой литературы

1. Аксаков И. С. Сочинения. Т. 1. М., 1886.

2. Аншаков Ю.П. Итоги и перспективы исследования темы "Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение. 1875-1878 гг." // Славянский альманах. М., 2005.

3. Аншаков Ю.П., Чернов О.А. Помощь народов Поволжья в освободительной борьбе южных славян. 1875-1878 // Вестник Самарского государственного педагогического университета. Исторические исследования. Самара: Изд-во СГПУ, 2006.

4. Виноградов В. И. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1979.

5. Григорьев И. М. Помощь населения Самарской губернии повстанцам Боснии и Герцеговины в 1875-1876 гг. // Наш край. Вып. 2. Научные труды Куйбышевского пед. ин-та. Т. 165. Куйбышев, 1975.

6. Григорьев И. М. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян 1875-1876 гг.// Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды Куйбышевского пед. ин-та. Т. 183. Куйбышев, 1977.

7. Кабытов П. С. Легендарный самарец П. В. Алабин. Куйбышев, 1990.

8. Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875 – 1878 гг.// Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Самара, 2000.

9. Немирович-Данченко В. И. По Волге. СПб., 1877.

10. Освобождение Болгарии от турецкого ига. Документы в трех томах. Т. 1- 3. М., 1961-1967.

11. Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1911. Вып. 90. Ч. 1.

12. Студенский Н. Н. Организация Казанского санитарного отряда, бывшего в Сербии и его деятельность в г. Крагоевце. Казань, 1877.

13. Яковлев Н. Н. Участие русского народа в освободительной борьбе балканских славян. 1876 - 1878 гг. Автореферат дис. … д-ра ист. наук. М., 1964.

1 Яковлев Н. Н. Участие русского народа в освободительной борьбе балканских славян. 1876 - 1878 гг. Автореферат дис. … д-ра ист. наук. М., 1964.

2 Григорьев И. М. Помощь населения Самарской губернии повстанцам Боснии и Герцеговины в 1875-1876 гг. // Наш край. Вып. 2. Научные труды Куйбышевского пед. ин-та. Т. 165. Куйбышев, 1975; Он же. Участие добровольцев Среднего Поволжья в национально-освободительном движении южных славян 1875-1876 гг.// Революционное движение в Среднем Поволжье и Приуралье. Научные труды Куйбышевского пед. ин-та. Т. 183. Куйбышев, 1977.

3 Кабытов П. С. Легендарный самарец П. В. Алабин. Куйбышев, 1990.

4 Аншаков Ю.П. Итоги и перспективы исследования темы "Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение. 1875-1878 гг." // Славянский альманах. М., 2005; Аншаков Ю.П., Чернов О.А. Помощь народов Поволжья в освободительной борьбе южных славян. 1875-1878 // Вестник Самарского государственного педагогического университета. Исторические исследования. Самара: Изд-во СГПУ, 2006. С. 18-31.

1 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1911. Вып. 90. Ч. 1; Освобождение Болгарии от турецкого ига. Документы в трех томах. М., 1961-1967; Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875 – 1878 гг. / Сост. Ю. П. Аншаков, В. М. Хевролина, Н. И. Хитрова // Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Самара, 2000. С. 358-420.

1 Самарские губернские ведомости. 1875. 29 октября.

2 См. об этом: ГАРФ. Ф. 1750. Оп. 1. Д. 270. Л. 99 - 99 об; НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 3546. Л. 27, 43; Казанские губернские ведомости. 1876. 28 июля.

3 Самарские губернские ведомости. 1875. 20 декабря.

4 Самарские епархиальные ведомости.1875. Самара. 1875. С. 522.

5 См., например: ГАРФ. Ф.1750. Оп. 1. Д. 280. Л. 104-106 об; Д. 83. Л. 14 - 15 об; ГАСО. Ф.183. Оп. 1. Д. 1. Л. 1; НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 3744. Л. 6 – 6 об; Саратовский справочный листок. 1876. 12 сентября; Пензенские губернские ведомости.1876. 7 августа.

1 См., например: ГАРФ. Ф.1750. Оп. 1. Д. 268. Л. 38 -38 об; ГАСО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 107. Л. 164 - 165; НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 3546. Л. 9; Циркуляр по Казанскому учебному округу. 1875. № 9. С. 445 - 446; Самарские епархиальные ведомости. 1876. 15 января. С. 28 – 29.

2 Самарские губернские ведомости. 1876. 1 сентября.

1 Освобождение Болгарии от турецкого ига. Документы в трех томах. М., 1961. Т. I. С. 168.

2 Немирович-Данченко В. И. По Волге. СПб., 1877. С. 243.

3 Самарские губернские ведомости. 1876. 4 сентября.

4 См., например: Самарские епархиальные ведомости. 1876. 15 января. С. 28 – 29; Астраханские епархиальные ведомости. 1876. 13 сентября. № 37. С. 8; Известия по Казанской Епархии. 1877. 15 сентября. № 18. С. 503.

5 Самарские губернские ведомости. 1876. 4 сентября.

1 Самарские губернские ведомости. 1876. 4 сентября.

2 ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 3458. Л. 1 - 1об.

3 ГААО. Ф. 375. Оп. 1. Д. 2046. Л. 8 - 8 об.

4 Справочный листок района Моршанско – Сызранской железной дороги. 1876. 7 сентября.

5 Подробнее см. об этом: Студенский Н. Н. Организация Казанского санитарного отряда, бывшего в Сербии и его деятельность в г. Крагоевце. Казань, 1877. С. 1-25.

1 Самарские губернские ведомости. 1876. 4 сентября.

2 Аксаков И. С. Сочинения. Т. 1. М., 1886. С. 218.

3 Всемирная иллюстрация. 1893. №1. С. 17.

4 Саратовский справочный листок. 1876. 14 декабря.

5 Саратовские губернские ведомости. 1876. 27 июля.

1 Самарские губернские ведомости. 1876. 18 сентября.

2 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 3546. Л. 55.

3 См. об этом: Аншаков Ю.П. Итоги и перспективы исследования темы "Народы Поволжья и борьба южных славян за национальное освобождение. 1875-1878 гг." // Славянский альманах. М., 2005. С. 108.

4 ГАРФ. Ф. 109. 1 экс. 1875. Д. 84. Л. 150 - 151.

1 Аншаков Ю.П., Чернов О.А. Помощь народов Поволжья… С. 23.

2 ГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 827. Л.7.

3 Народы Поволжья и национально-освободительная борьба южных славян в 1875 – 1878 гг.// Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов. Самара, 2000. С.443.

1 Там же. С. 442.

2 ГАСарО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2650. Л. 7 об.

3 Астраханские губернские ведомости. 1877. 10 сентября С. 1.

4 ГАСО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 155. Л. 112.

5 Цит. по: Виноградов В. И. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1979. С. 131-132.

1 Аншаков Ю.П., Чернов О.А. Помощь народов Поволжья… С. 27.

2 Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1911. Вып. 90. Ч. 1. С. 65 - 67.

3 Саратовские епархиальные ведомости. 9 декабря 1877. №45; Астраханские губернские ведомости. 1878. 14 января.

4 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 4195. Л. 1 – 1 об.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Золотой Теленок (полная версия)

    Документ
    Судьба романов И.А. Ильфа и Е.П. Петрова уникальна. Как известно, в январе 1928 года иллюстрированный ежемесячник «30 дней» начал публикацию «Двенад-цати стульев» – сатирического романа, который ­написали два далеко не избалованных
  2. Крест главный христианский символ

    Документ
    Крест - главный христианский символ. Поклоняясь образу Креста, мы видим в нем прежде всего символ Самого Христа1 и символ того крестного пути, который Он заповедовал нам: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест
  3. Вера и Правда. Это идеи или эпидемии

    Документ
    Вечность настолько плотна и упруга, что силой воли ее не взять. Хитро, по наитию, как в щели просачивается вода, можно попытаться проникать в эту темноту.
  4. Золотой дождь джон гришем перевод с английского: М. Тугушевa (гл. 1-26), А. Санин (гл. 27-53). Ocr tymond Анонс

    Документ
    Окончательное и бесповоротное решение стать адвокатом я принял, когда осознал, что мой отец адвокатскую братию на дух не переносит. Неловкий подросток, разочарованный в жизни, я не знал, куда деваться от собственной неуклюжести, половое
  5. Золотое сечение (1)

    Книга
    Каждую из книг Анхеля де Куатьэ я предварял небольшим предисловием. Мне хотелось поделиться своими мыслями, чувствами, впечатлениями. Когда читаешь эти книги, потребность говорить о них равносильна желанию дышать.

Другие похожие документы..