Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
300 лет назад в рыбацкой деревушке на Севере России, близ города Холмогоры, родился здоровый, крепкий мальчик назвали его Михайлом (Михаилом) Ломонос...полностью>>
'Закон'
Защита состоится « » 2011 г. в часов на заседании Диссертационного совета Д. 002.018.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исто...полностью>>
'Документ'
исполнения обязательств, реализуемого в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения управляющей организацией обязательств по договору управлени...полностью>>
'Доклад'
Первое впечатление: Василием Юрьевичем подведены итоги нашей с вами совместной работы в минувшем году. Подчеркну – нашей совместной работы. И каждый ...полностью>>

Молодежь россии: "no future"?

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МОЛОДЕЖЬ РОССИИ: "NO FUTURE"?

"No future" -- "будущего нет" -- именно этот известный панк-лозунг, цитата из "Sex Pistols" невольно приходит на ум, когда размышляешь над проблемами молодежи в сегодняшней России.

Если быть честным и не бояться говорить правду, то нужно признать, что "пятилетка реформ" не дала ничего молодежи как социально-демографической группе, а отняла -- очень многое. Можно сколь угодно долго ругать Советскую власть, но совершенно очевидно, что Советская власть никогда не доводила молодежь до такого состояния тотальной заброшенности, как сегодняшний режим. И совершенно неважно, что молодежная политика Советской власти объяснялась чисто прагматическими причинами: заботой о стабильном развитии страны, стабильном существовании режима, необходимостью подготовки кадров (и технических, и идеологических), соревнованием с Западом, наконец.

Собственно, задача обеспечения стабильного развития страны, подготовки молодых квалифицированных кадров взамен старых и, соответственно, кадрового обновления стоит и перед сегодняшним режимом. Если режим Ельцина самоустранился от решения этих -- ОБ ЕКТИВНЫХ -- задач государственной власти, то это свидетельствует против самого режима.

Первое, что бросается в глаза, -- это тотальное отчуждение молодежи от власти. В советский период существовал институт связи молодежной массы с властью -- ВЛКСМ. Его деятельность отнюдь не сводилась к формуле "партия сказала: надо, комсомол ответил: есть!", вопреки тому представлению, которое нам пытаются навязать сегодня платные буржуазные "идеологи". Существовал целый набор общественно-государственных функций развития, воспитания, образования и рекреации молодежи, которые "висели" на комсомоле. Хорошо или плохо, но комсомол их выполнял. Даже в 70-е -- 80-е гг., когда аппарат ВЛКСМ, инфильтрованный огромным количеством молодых, нахрапистых и беспринципных карьеристов, довел себя до состояния откровенного морального разложения и духовной деградации, ВЛКСМ оставался "улицей с двусторонним движением".

Я, например, хорошо помню, как во времена "всенародного обсуждения" "брежневской" конституции мои друзья из младшего поколения педагогического "коммунарского" движения организовали кампанию давления на институты власти через ВЛКСМ, добиваясь изменения формулировок ряда статей конституции, касавшихся молодежи и подростков (в частности, тех, которые регулировали трудовые отношения подростков). ЦК ВЛКСМ довольно быстро "продавился" и транслировал наверх "озабоченность низов". В результате конституционные положения были записаны именно в том варианте, которого добивалось "коммунарское" движение.

Когда нынешний режим принимал "на пожарище Дома Советов" свою конституцию, он о чем-нибудь с молодежью советовался?

Если молодежи навязали правила, по которым она должна жить, не спросив, устраивают ли ее хоть сколько-то эти правила, нечего критиковать молодежь: исходя из базовых демократических представлений, она свободна от этих навязанных извне правил и не обязана их соблюдать.

Вообще, побывав за последние полтора года на различных совещаниях, семинарах и иных мероприятиях "по проблемам молодежи", я обнаружил удивительную вещь: власть не знает реального положения дел и не хочет знать. На всех этих мероприятиях о "тяжелой судьбе голодной молодежи в провинции" говорят 60-летние холеные толстопузые и толстомордые высокооплачиваемые и самодовольные дяди, из обмолвок которых становится ясно, что предмет их "экспертизы" известен им понаслышке, что они просто "делают деньги" на молодежных проблемах и с большим удовольствием безвылазно мотаются на казенные деньги по заграницам, чтобы "представлять" там "Россию" на разного рода юнологических конгрессах. Настоящий представитель настоящей молодежи на такие мероприятия просто не может попасть: он о них никогда не узнает, да и не пустят его туда. Есть категория "витринных" представителей молодежи - лощеные столичные карьеристы (кстати, не такие уж юные -- им в основном под тридцать), которые от лица "молодежи" посещают все эти мероприяия. НА TV периодически видишь этих "представителей молодежи" то под именем каких-нибудь "Молодых политиков России", то под именем "Будущего России -- новые имена", то еще под каким-то. С зализанными физиономиями патентованных проходимцев они важно сидят в мягких креслах и внимают докладчикам. Как правило, все эти "молодежные форумы" проводятся на деньги либо правительства, либо заокеанских спонсоров, и поэтому на них вы не услышите антиправительственных или антиамериканских высказываний: как можно -- в следующий раз не пригласят! Обычно эти мероприятия завершается "презентацией", то есть бесплатной выпивкой и закуской (эту часть по TV не показывают). Как раз на презентациях очень интересно послушать "представителей молодого поколения": обязательно какой-нибудь проходимец с удовольствием рассказывает, как он "раскрутил" американцев на очередную поездку куда-нибудь в Цинциннати (за американский счет, естественно), где он "оттянулся вовсю", прибарахлился, ну и попутно "прогнал телегу" доверчивой аудитории о том, как вся российская молодежь любит все американское, не хочет "возврата к тоталитаризму" и вся поголовно (независимо от пола и возраста) стремится стать похожей на Арнольда Шварценнегера.

Между тем, настоящая молодежь (а не ее "витринные" представители) загнана "взрослым миром" в гетто. Причем этот "взрослый мир" совершенно не интересуется молодежью. Складывается впечатление, что нынешнему режиму юноши нужны только для того, чтобы забрить их в армию и угробить затем в Чечне. Девушки, конечно, не воюют, они рассматриваются новыми "хозяевами жизни" как доступный сексуальный объект.

Редкие экскурсы облеченных властью лиц в тщательно подобранные студенческие аудитории в Москве -- это чистой воды показуха и форменные "потемкинские" спектакли. (Примером того, как серьезно власть готовится к такому "общению с молодежью", может служить визит Ельцина в "Бауманку": все студенты -- члены "Студенческой защиты" и РКСМ -- были опознаны гебешниками в лицо и в зал не попали, в зале оказалась "идейно выдержанная" публика; аналогичная история произошла во время посещения Клинтоном МГУ: отсеченные ГБ политически активные студенты вынуждены были довольствоваться скандированием лозунгов на улице -- и Клинтон, судя по всему, их не слышал; президент США, видимо, так и уехал в убеждении, что все московские студенты на него молятся.)

Подавляющее большинство молодежи не учится в вузах и не живет в Москве. Москва, ставшая самой дорогой столицей мира (обогнав недавно даже Токио), в 10 -- 12 раз превосходит провинцию по уровню доходов. В Москве сосредоточилось большинство богачей России. По данным Н.Римашевской, еще в 1994 г. лишь 5 млн человек в России можно было отнести к богатым, из них 1 млн жил в Москве(1). В 1995 г. концентрация богачей и сверхбогачей еще больше возросла: по данным "Круглого стола бизнесменов России", лишь 3% граждан России имеют доход более 60 млн рублей в месяц на человека. Из их числа 10% имеют доход в 276 и более млн рублей в месяц на человека. 97% этих сверхбогачей сосредоточено в Москве(2).

Но даже в сытой, богатой, переполненной деньгами Москве молодежь (не дети миллиардеров, конечно, а молодежь как массовая группа населения) загнана в экономическое, политическое и культурное гетто. Если в течение всего лишь 2-2,5 месяцев я читаю в газетах, что в Москве насчитывается 32 тысячи, 45 тысяч, 60 тысяч, наконец, 85 тысяч бездомных детей, я, естественно, делаю вывод, что все эти цифры -- оценочные, и реального положения дел не знает никто. (Считается, что в России функционирует сейчас 29 приютов и "социальных гостиниц" для детей и подростков. Не говоря уже о том, что их только в Москве должны быть СОТНИ, я до сих пор не видел ни одного человека, который бы что-то конкретное знал об этих приютах и "социальных гостиницах".) За тот же период газеты поведали, что в Москве не посещает школу 80 тысяч, 120 тысяч, 165 тысяч, наконец, 240 тысяч детей школьного возраста. Так сколько же на самом деле? Очевидно, власти этого не знают и им это неинтересно. Это же не взятки брать. Или, например, журналисты пишут, что в России десятки тысяч подростков обоих полов втянуты в проституцию. "Десятки тысяч" -- это сколько? Категория "десятки тысяч" охватывает числа от 20 тысяч до 200 тысяч. Очевидно, точных цифр никто не знает -- и всем на это наплевать.

Разумеется, существует разрыв в доходах семей московских студентов и студентов других городов. Это хорошо видно, например, когда общаешься со студентами по делам "Студенческой защиты". Хотя в Москве самые богатые и высокооплачиваемые чиновники, как правило, уже не учат детей в России, а посылают их учиться в Париж, Мадрид, Кембридж, Оксфорд или Беркли (воспитывая и культивируя презрение к своей стране), все же имущественный уровень у значительного числа семей московских студентов достаточно высок. Среди студентов некоторых специальностей (экономисты, финансисты, отчасти юристы) распространилось даже явление, которое на Западе называется "попперский террор": бедных и плохо одетых студентов преследуют и травят. В результате происходит либо отсев "социально чуждых" студентов -- нередко, кстати, самых талантливых, либо их подавление, превращение в "шестерок" своих наиболее богатых, "долларизованных" сокурсников. Студентки в этой среде, чтобы шикарно одеваться и выгладеть "на уровне", вынуждены заниматься проституцией.

Но даже и там, где дело не доходит до таких крайностей, бедные студенты зачастую вынуждены скрывать свое реальное имущественное положение. В качестве примера приведу знакомую студентку Т. Она регулярно отказывается участвовать в каких-либо социологических опросах именно потому, что в них, как правило, фигурируют вопросы об имущественном положении, и уже одна необходимость отвечать на эти вопросы действует на Т. психотравмирующе. Т. -- родом с Украины, мать у нее умерла, отец получает мизерную пенсию в купонах, влачит полуголодное существование. Сама Т. была вынуждена уйти из общежития, поскольку оккупировавшие общежитие "крутые" требовали, чтобы она занималась проституцией (между прочим, в правоохранительные органы обращаться бессмысленно: они подкуплены сутенерами, и те, кто пробовал жаловаться, поплатились -- их били смертным боем). Т. снимает маленькую комнату на окраине Москвы на паях с подружкой. Стипендии Т. хватает только на проездной билет и на тетради с шариковыми ручками. Т. вынуждена подрабатывать переводами (она знает 2 языка). Фактически все заработанные деньги уходят на оплату жилья. Т. скрывает это, но уже по ее внешнему виду ясно, что она систематически голодает. Если Т. оказывается у меня в гостях, я стараюсь накормить ее до отвала и всучить что-нибудь съедобное с собой. Разумеется, денег на обновки у нее нет. Нет денег на театры, музеи, кино, концерты. Даже на похоронах собственное матери Т. отсутствовала: не было денег на билет. Подружка Т. живет аналогичной жизнью, только подрабатывает не переводами, а набивкой текстов на компьютере в одной из частных фирм (кстати, платят "новые русские" гроши).

Т. есть с чем сравнивать: первоначально она училась на "технаря" (это было в начале "перестройки") и лишь затем, осознав, что это -- не ее дело, ушла из технического вуза и поступила в гуманитарный (Т. -- золотая медалистка, и все предметы давались ей одинаково хорошо).

В эпоху СССР Т. жила в общежитии, и никто не принуждал ее там заниматься проституцией. Стипендии Т. хватало не только на еду, косметику и т.п., но и на театры, музеи, выставочные залы, консерваторию. За три года она купила свыше 50 книг.

Формально Т. аполитична. У нее нет времени (учеба плюс подработка) и физических сил (полуголодное существование) на то, чтобы следить за политикой. У нее нет денег на покупку (подписку) газет и журналов, у них с подружкой нет телевизора. Но в реальности уровень неприязни к власти у Т. исключительно высок. Выборы она сознательно бойкотирует. Ельцина ненавидит и никогда не простит ему того, что из-за его "экономических реформ" она не смогла попасть к матери на похороны. Достаточно регулярно она выражает сожаление, что в России нет каких-нибудь "красных бригад", которые могли бы похитить и убить внука Ельцина: по ее мнению, это было бы, как минимум, справедливо. Могу заверить, что такие настроения -- еще не самые радикальные.

О том, как живет "пэтеушная" молодежь, и вовсе вы нигде не прочтете. Единственным человеком, который осмелился написать об этом, был анархист М. Цовма, а единственным изданием, которое осмелилось его опубликовать, была газета "Латинский квартал". Сейчас, кстати, "Латинский квартал" уже не выходит, поплатившись за свой радикализм, а люди, издававшие его, вынуждены зарабатывать себе на жизнь в бездарной и убогой "справочно-телепрограммной" "Неделе".(31) Если кратко суммировать описанное М.Цовмой, жизнь "пэтеушника" такова: учить ничему не учат (преподаватель физики, например, ставит пять баллов тому, кто первым успеет правильно ответить на вопрос "сколько времени"), перспектив никаких (работы по специальности не предвидится), "пэтеушники" живут в атмосфере полицейского террора (в милицию их забирают по поводу и без повода, при этом, естественно, избивают), денег нет, поэтому от всякого культурного досуга они отстранены, основное времяпрепровождение -- бесцельное шатание по улицам (дома-то тоже тошно), предел мечтаний -- раздобыть "травки", забить один "косяк" на всю немаленькую компанию (на большее денег нет) и "покайфовать" где-нибудь в подъезде. Наркотики, кстати, продаются тут же в "лицее" (так теперь называется ПТУ), "пушеров" милиция знает в лицо, но, получая от них мзду, естественно, не трогает. Фактически на этом уровне наркобизнес легализован и даже поощряется властями (милиции выгодно держать подростков "на крючке").

Вообще, проблема алкоголизма и наркомании молодежи, детей и подростков -- проблема табуированная. Сколько в стране подростков-наркоманов, подростков-токсикоманов, подростков-алкоголиков? Где реальные цифры, где исследования, кто их проводил? Сытые дяди и тети из правительственных кабинетов оперируют какими-то цифрами, взятыми с потолка(3). Я склонен верить тем, кто работает непосредственно с детьми на местах. Вот, например, А. Кротов из Набережных Челнов фиксирует у себя в школе: 20% старшеклассников -- наркоманы и токсикоманы, 10% -- хронические наркоманы и токсикоманы. Остальные -- алкоголики. "А проблем с пьянством в школе нет, потому что пьют все... Те, кто не пьет -- редкость, живые реликты. На них показывают пальцем. В одном из восьмых (восьмых, заметьте!) классов у меня непьющий только один мальчик. Не пьет он потому, что недавно мама, поругавшись с пьяным папой, зарезала последнего ножом, кухонным..." То есть, как нетрудно догадаться, до того "инцидента" и этот единственный "непьющий мальчик" пил. "Детское пьянство серо, беспробудно и агрессивно, -- пишет далее А. Кротов. -- Детских вытрезвителей нет... Много слез, синяков и песен. А еще - можно бритвой по венам. (Два случая за прошлый год.)"(4). Кстати, а что у нас с детским и юношеским суицидом? Где данные? Засекречены? Заместитель директора Венгерского Института русистики Тамаш Краус, приезжавший в прошлом году в Москву, рассказал, что, по их сведениям, за 1992-1994 гг. число самоубийств детей и подростков в России возросло в 5,5 раза, а число попыток самоубийств -- почти в 18 раз. Интересно, у них в Будапеште об этом знают, а у нас никакой информации ни в каких инстанциях не получишь (говорю это официально, как политический советник "Студенческой защиты"). Рассказывают, что в 1995 г. личным распоряжением премьера Черномырдина запрещено к распространению (то есть по сути засекречено) комплексное исследование по проблемам молодежи России, выполненное НИЦ при Институте молодежи под руководством академика И.М. Ильинского. Что вас так напугало в этом исследовании, а, Виктор Степанович?

А где-нибудь есть сегодня данные о самоубийствах среди учителей и преподавателей? Один из моих знакомых -- тех самых "коммунаров", что когда-то "давили" на ЦК ВЛКСМ при обсуждении "брежневской" конституции, -- за 1995 г. четыре раза ездил в разные города и хоронил других учителей-"коммунаров". Три случая из четырех -- самоубийства. Все трое -- 1960-1962 годов рождения. (Четвертый случай также показателен: руководитель детского клуба в Поволжье был убит местными уголовниками за то, что составлял им конкуренцию в деле воздействия на умы подростков. При Брежневе его "прорабатывали", но клуб функционировал, при Андропове грозили закрыть, но не закрыли, при Горбачеве комсомол, наоборот, дал модному тогда "неформалу" денег, юридический статус и закрепил за ним помещение. При Ельцине -- убили. Символично?)

Видимо, самоубийства учителей -- настолько обычное дело, что о них специально никто и не пишет. Корреспондент "Комсомольской правды" в Архангельске, например, лишь вскользь, в материале, посвященном совсем другим проблемам, упомянул, что недавно в городе покончила самоубийством молодая женщина -- учитель. ("Не на что было накормить детей. Запуталась в беспросветных долгах".)(5)

Очень показательно, какие журналы издают у нас в стране сейчас для подростковой и молодежной аудитории. Судя по их содержанию, вся молодежь -- это скопище сексуально озабоченных имбецилов. Между прочим, журналы издают не подростки сами для себя, а "взрослые дяди" -- специалисты своего дела. Никто никогда не убедит меня, что это -- "стихия рынка". "Стихия рынка" предполагает РАЗНООБРАЗИЕ предложения. А у нас нет НИКАКОГО разнообразия: все, как один, пишут о губках Ким Бессинджер, лифчиках Мадонны, мускулах Шварценнегера и особенностях однополого секса. Это все СОЗНАТЕЛЬНАЯ, ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ пропагандистская политика.

В прошлом году мои коллеги по Центру новой социологии выполняли заказ одного такого журнала -- выясняли, насколько постоянные читатели удовлетворены журналом. Обратите внимание: ПОСТОЯННЫЕ читатели. Мои коллеги предложили (за те же деньги) расширить круг обследуемых: узнать, как относятся к журналу потенциальные читатели вообще (подростки 10 -- 15 лет). "Зачем? - удивились в редакции. -- Мы и так знаем, что умным нужно что-то поумнее. Но это не наше дело. Зачем нам эта головная боль?" Между тем, "умные", которым надо "что-то поумнее", это "что-то поумнее" в ориентированной на их возраст прессе найти не могут: они либо должны отказаться от ума, либо без подготовки обратиться к научным монографиям, которые им заведомо "не по зубам".

И когда я вижу, как TV с редким упорством рекламирует "хит" "Буду погибать молодым", я понимаю, что эта перспектива - умереть молодым -- настойчиво и целенаправленно вбивается в головы подросткам взрослыми дядями с TV, которые сами не горят желанием умереть ни молодыми, ни старыми. Это все очевидно. Не 12-летние подростки определяют телевизионную политику у нас в стране. То, как серьезно власти относятся к TV, видно из судьбы Егора Яковлева и Олега Попцова. Мне представляется, та часть молодежи, которая выживет и не умрет в молодости, вправе завтра будет призвать к ответу "дядь и теть" с TV за их пропаганду. И не надо говорить, что это покушение на свободу слова и призыв к политическим репрессиям. Юлиус Штрайхер тоже "всего лишь" издавал газету "Штюрмер". "Почему-то" Нюрнбергский трибунал покусился на свободу слова господина Штрайхера и подверг его политическим репрессиям.

У нас не хотят об этом говорить, писать и думать, но то, что сегодня переживает Россия, -- это не просто "экономический кризис" и не просто "смена одного строя другим". Это - ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ КРИЗИС. Одна цивилизация, цивилизация американской "массовой культуры" вытесняет, уничтожает другую - цивилизацию советскую.

Советская цивилизация (неважно, плохая ли, хорошая) была наследником европейской классической цивилизации. Фундаментальной основой ее были идеокультурные достижения европейской цивилизации начиная с Возрождения и Просвещения и кончая европейским авангардом 10-х -- 20-х гг. XX в. Идеалом и демиургом этой европейской цивилизации был ТВОРЕЦ, творческая личность. Цивилизация американской "массовой культуры" парадигмально антагонистична старой европейской цивилизации: идеалом и демиургом ее является ОБЫВАТЕЛЬ, причем обыватель АГРЕССИВНЫЙ.

До 80-х гг. XIX в. в США, как и в Европе, превалировала старая европейская цивилизация, но с конца XIX в. цивилизация обывателей развернула на нее активное наступление. В 40-е гг. XX в. в условиях войны цивилизация "масскульта" победила в США классическую европейскую цивилизацию, загнав ее в своеобразные культурно-социальные резерваты (попытка вырваться из них, предпринятая "старой" цивилизацией в 60-е гг. на волне "молодежной революции", потерпела поражение). После II Мировой войны цивилизация "масскульта" развернула интенсивное наступление уже в Европе. К середине 70-х гг. Европа была "вестернизирована", классическая европейская цивилизация потерпела поражение. Если еще в конце 60- гг. французские, например, музыка, театр, кино, литература исходили из тех же базовых принципов, что и советские, и потому легко воспринимались в СССР, казавшись в то же время американцам "безумно сложными", "занудными" и "скучными", то сегодня французская культура уже вестернизирована. СССР до "перестройки" оставался последним оплотом европейской классической цивилизации. Сегодня настала его очередь.

Это ни в коей мере не "стихийный" и не "естественно-исторический" процесс. В истории подавление одной цивилизации другой -- это всегда сознательный волевой акт, он предполагает СОЗНАТЕЛЬНУЮ АГРЕССИЮ. В частности, применительно к России, сознательный характер происходящего сегодня выдает то, что процесс заранее был идеологически подготовлен и "обоснован" ("теориями" российской цивилизации как якобы "отсталой", "застойно-азиатской", "догоняющей" или, как выразился один из основных проводников "шоковой терапии" и, соответственно, виновников массовой гибели населения в 1992-1995 гг. в России -- Е. Гайдар, "восточной"; сюда же относятся научно беспомощные "теории" "исторического вывиха" - советского периода в истории России, "искусственно прерванного" большевиками "естественного пути" развития России и т.п.).

Предполагается, что именно молодежь, культурно и социально еще не укорененная, должна выполнить роль "человеческого тарана" в деле разрушения европейской классической цивилизации в России и замены ее цивилизацией американской "масс-культуры". Для этого, разумеется, необходимо предварительно изменить ценностную ориентацию молодежи -- идеал творца, высокий статус интеллигента должен был заменен идеалом обывателя, высоким статусом денежного мешка.

Четверть века назад знаменитый исследователь "молодежной революции", теоретик контркультуры Charles Reich в своей нашумевшей книге "The Greening of America" показал, что "молодежная революция" 60-х гг. в США оказалась возможной только потому, что ее участники были (или пытались стать) носителями "нового сознания", "сознания-три", ориентированного как раз на творчество. Им предшествовали поколения носителей двух типов обывательского сознания -- грубо-примитивного "сознания-один", типичного для эпохи первоначального накопления и "дикого капитализма", сознания "героя" вестерна, полуграмотного агрессивного эгоиста, носителя расовых и религиозных предрассудков, а затем -- "сознания-два", сознания обывателя времен "институированного", "корпоративного" капитализма, сознания классического современного обывателя(6). Бунтари 60-х гг. были детьми именно носителей "сознания-два", поскольку семьи носителей "сознания-один" стояли на столь низком культурном уровне и обладали таким зарядом ксенофобии, что в принципе не могли породить носителей качественно более совершенного сознания, а случайные "самозародившиеся" гении быстро выявлялись и уничтожались социальной средой "сознания-один" как "еретики", "социальная патология".

Классический советский обыватель (подавляющее большинство населения СССР) был как раз носителем "сознания-два".В силу принятия советским носителем "сознания-два" идеалов коллективизма (пусть даже в виде "суррогатов коллективизма") и в силу навязанной ему общественной ориентации на материализм, рационализм и общественный прогресс советский обывательский мир был способен осознавать сложность и неоднородность общества и потому позволял зарождаться и существовать носителям "сознания-три" и даже выделял для них специальные социальные ниши.

Цивилизационный слом, происходящий в России, искусственно навязывает российской молодежи "сознание-один", самое примитивное из возможных в индустриальном обществе, сознание, которое в самих США в целом преодолено и существует лишь в мифологизированной форме в "масскульте" (в вестернах и т.п.). Причем, чем моложе сегодня житель России, чем меньше у него личного социального опыта и социальной памяти, тем больший пропагандистско-идеологический прессинг он испытывает, тем больше шансов у него стать носителем "сознания-один", полуграмотным полупьяным "покорителем Дикого Запада" с "вечным пальцем на спусковом крючке".

Всякая цивилизационная агрессия в истории имеет целью политические и экономические приобретения. Когда европейская цивилизация уничтожала индейскую, сопровождая это тотальным истреблением коренного населения, она шла по пути малоэффективного экстенсивного расширения. Уже подавление европейской цивилизацией индийской, хотя тоже сопровождалось геноцидом и искусственно организованным массовым голодом, носило экономически более рациональный характер: местное население не уничтожалось поголовно, а эксплуатировалось. Очевидно, подобная судьба предназначена и России: включение в качестве зависимой территории в формирующийся на наших глазах единый мировой рынок (что уже не является условным термином, как в работах, например, Ленина, а полностью соответствует своему названию: единый рыночный механизм со всеми его характеристиками, известными на примере национального рынка, только распространенный на всю планету). Ведущей экономической силой этого нового организма являются транс-национальные компании (ТНК) и международный финансовый капитал, ведущей политической силой -- США, которые подчинили своей воле все основные международные институты (включая формально независимые, вроде ООН). Россию ждет судьба сырьевого придатка, периферии капиталистического мира, территории, за счет которой наиболее развитые капиталистические страны будут осуществлять прорыв к новейшим -- "постиндустриальным" - технологиям с одновременным искусственным закреплением и усилением технологического отставания "периферии". Очевидно, что для выполнения такой роли население России, российское общество должно быть в общем и целом более "диким", менее культурным, менее образованным и более разобщенным, атомизированным, чем население "метрополии".

Свыше 25 лет назад Маргарет Мид показала, что в современном обществе бунтующая молодежь играет важную роль "социального бульдозера": легко воспринимая новейшие достижения и открытия, она давит на "взрослый мир" и, занимая со временем места "взрослых", устраняет устаревшие, консервативные, утратившие адекватность институты, представления и порядки (7). Разумеется, такая социальная роль молодежи предполагала, что каждое следующее поколение более образованно, более интеллектуально и более коллективизированно, чем предыдущие в том же возрасте. Только в этом случае (М. Мид называла это случаем "префигуративного" общества) новое поколение способно приобретать необходимые знания и внутреннюю морально-идеологическую опору из широкого круга источников (в том числе, чисто "идеальных" -- книг, например) и противостоять давлению консервативной среды "взрослых". Важным фактором успеха молодежи в деле обновления общества было, в частности, то, что молодежь оказывалась ЭКОНОМИЧЕСКИ КОНКУРЕНТОСПОСОБНА и общество, если оно хотело прогрессировать, ВЫНУЖДЕНО было пользоваться услугами молодежи, идя с ней на компромисс.

Раньше -- в связи с низкой продолжительностью жизни - вопрос об экономической конкуренции между разными поколениями не вставал. По расчетам Альфреда Сови, в конце XVIII -- начале XIX вв. средний возраст ребенка на момент смерти одного из родителей был равен 16 годам, на момент смерти второго -- 32 годам, средний возраст ребенка на момент смерти отца -- 20 годам (8). Молодежь, таким образом, автоматически занимала рабочие места своих отцов.

Похожее положение сохранялось вплоть до 30-х гг. XX в. Продолжительность жизни росла, но не слишком быстро, а социальные катаклизмы (войны, в первую очередь) серьезно прореживали ряды старших. Такая картина хорошо изучена и документирована и в странах Запада (например, во Франции) (9), и в России/СССР (10). Достаточно сказать, что средняя продолжительность жизни даже в Европейской части России (СССР) в 1896-1897 гг. достигала лишь 32 лет, а в 1926-1927 гг. - лишь 44 лет (11). Естественно, это создавало дефицит трудовых кадров, обеспечивало быструю вертикальную мобильность молодежи, "взрослый мир" не видел в молодых экономических конкурентов, а напротив, приветствовал раннюю профессиональную социализацию молодежи (из молодых людей, родившихся в России в 1906 г., к 16 годам работала уже треть, а к 20 -- почти все юноши поголовно (12)).

Сегодня ситуация разительно изменилась -- в том числе и в России. Сегодня у двадцатилетних живы и работают не только оба родителя, но нередко и деды. Еще в 1970 г. поколение тех, кто родился в 1935-1939 гг. (тех, кому сегодня 60), было заметно многочисленнее, вопреки обычной практике, чем поколение родившихся в 1965-1969 гг. (сегодняшних 25-летних) (13). При наблюдаемом сокращении общего числа рабочих мест "взрослые" вовсе не заинтересованы в том, чтобы молодежь составляла им профессиональную конкуренцию. Не обладающий достаточным жизненным и производственным опытом, сегодняшний молодой человек оказывается конкурентоспособен на рынке труда, только если он ГОРАЗДО ЛУЧШЕ ОБРАЗОВАН.

Между тем, система образования в России разрушена. Причем разрушена на всех ступенях -- начиная со школы и кончая вузом, о чем известно всем, кто преподает (хотя вот председатель Госкомвуза г-н Кинелев, например, не краснея утверждал, что наоборот, в целом все хорошо и с каждым годом становится лучше (14)). Г-н Кинелев, умалчивая о том, что затраты на высшее образование сократились в России более чем в 6 раз, гордо рассказывал, например, что число преподавателей увеличилось в вузах на 14 тыс., в том числе докторов наук стало на 6 тыс. больше, а профессоров и доцентов -- на 9 тыс. Это - количественные характеристики, а качественные? Ведь ни для кого не секрет, как снизились в последнее время требования к диссертантам! Любой из читающих эти строки без труда назовет до полудюжины заведомых дураков, ставших в последние годы кандидатами, а то и докторами наук (как поют сегодня студенты МГУ: "У нас доцент бывает лишь тупой, у нас завкафедрою может стать любой!").

Между тем, даже если высшая школа как-то останется "на плаву", это будет обесценено все более откровенным коллапсом среднего образования. О тяжелейшем состоянии начальной и средней школы у нас за последние годы написано очень много, но никакая "гласность" ситуацию не улучшила. Школа продолжает медленно, но неуклонно деградировать и разрушаться, теряя преподавательские кадры, получая все меньше денег на свое содержание, лишившись качественных программ образования и не охватывая уже всех детей школьного возраста. (Еще в 1994 г. на слушаниях в Госдуме говорилось, что вне средней школы оказались 1,5 млн детей, а сколько сейчас? -- 3 млн? 4? 5? Неизвестно.) Не случайно одна из последних публикаций о состоянии средней школы в России -- целая полоса в "Московском комсомольце" -- названа "Апокалипсис сегодня" (15). Из этой статьи, кстати, можно почерпнуть интересную статистику: МИНИМАЛЬНАЯ потребность российской школы в 1995 г. составила 4 200 млрд. рублей, профинансировано же 2 568 млрд. -- чуть больше половины. За такие вещи, вообще-то говоря, надо отдавать под суд военного трибунала -- по статьям 64, 68 и 69 сразу.

К тому же наша школа с 1984 г., со времен "алиевской" школьной реформы, переживает период бесконечных экспериментов и реформирований. Чудо, что она вообще еще как-то функционирует. Накануне "алиевской" реформы в 1982 г. на всех международных конкурсах советские школьники заняли первые места. Сегодня Россия скатилась на 8-9 места (16). Завтра не будет и этого.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Институт социологии социология в россии

    Литература
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  2. Социология в россии под редакцией в. А

    Документ
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  3. В россии уничтожена демократия, происходят травля и убийства оппозиционеров, инакомыслящих, журналистов. Цель газеты «запорожская сечь» распространение информации о ситуации с правами человека в России

    Документ
    В России уничтожена демократия, происходят травля и убийства оппозиционеров, инакомыслящих, журналистов. Цель газеты «ЗАПОРОЖСКАЯ СЕЧЬ» - распространение информации о ситуации с правами человека в России.
  4. Московский общественный научный фонд образы власти в политической культуре России

    Книга
    Коллективная монография посвящена одной из наиболее актуальных проблем российской политологии - тому месту, которое занимает власть в нашем политическом сознании.
  5. Молодежь XXI века: шаг в будущее материалы (3)

    Документ
    имени Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского (филиал ФГКВОУ ВПО «Военный учебно-научный сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных сил Российской Федерации»)

Другие похожие документы..