Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
Проект мероприятий по формированию рекламной кампании туристского предприятия (на примере…). Совершенствование маркетинговой политики предприятия пит...полностью>>
'Программа'
Путешествие на целый день в Южную Богемию, во время которой Вы посетите один из самых известных замков страны – Глубока над Влтавой, основанный в 13 ...полностью>>
'Документ'
В программе: музей, развлекательная программа с Дедом Морозом и Снегурочкой (подарок), производство, мастер-класс (раскрашивание ёлочных игрушек), чае...полностью>>
'Документ'
Казалось бы, канули в прошлое те времена, когда только высокое начальство, будь то в малой деревне, в районе, в области или в целом по стране, решало...полностью>>

В воспоминаниях и документах

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

15 мая 1934 г.

Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) констатируют, что преподавание истории в школах СССР поставлено неудовлетво-рительно. Учебники и само преподавание носят отвлеченный, схематический характер. Вместо преподавания гражданской истории в живой занимательной форме – с изложением важнейших событий и фактов в их хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей – учащимся преподносят абстрактное определение общественно-экономических формаций, подменяя, таким образом, связанное изложение гражданской истории отвлеченными социологическими схемами.

Решающим условием прочного усвоения учащимися курса истории является соблюдение историко-хронологической последовательности в изложении исторических событий с обязательным закреплением в памяти учащихся важных исторических явлений, исторических деятелей, хронологических дат. Только такой курс истории может обеспечить необходимую для учащихся доступность, наглядность, и конкретность исторического материала, на основе чего только и возможны правильный разбор и правильное обобщение исторических событий, подводящие учащегося к марксистскому пониманию истории.

В соответствии с этим Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:

1. Подготовить к июню 1935 года следующие новые учебники по истории:

а) история древнего мира,

б) история средних веков,

в) новая история,

г) история СССР,

д) новая история зависимых и колониальных стран.

3. В целях подготовки квалифицированных специалистов по истории восстановить с 1 сентября 1934 г. исторические факультеты в составе Московского и Ленинградского университетов с контингентом осеннего приема на каждый из факультетов по 150 человек, установив срок обучения 5 лет.

Председатель Совета Народных Комиссаров СССР В. Молотов

Секретарь Центрального Комитета ВКП(б) И. Сталин

Собрание законодательства. 1934. № 26. Ст. 206.

Из отчетного доклада

«О работе партгруппы исторического факультета ТГУ

за период с 17/IX-40 г. по 22/IV-41 г.»

Отчетный период в партийных организациях охватывает более года. Однако наша партийная группа была создана только в сентябре прошлого года, и мне приходится отчитываться за период нашей полугодовой работы.

Обстановка, во время которой создалась и начала свою работу партийная группа и в которой эта работа проходила, насыщена исключительно богатыми внутренними и внешними событиями.

Прошедший год для нашей родины ознаменовался крупнейшими событиями во внешней политике. В результате неуклонного проведения мудрой сталинской национальной политики в братскую семью народов Советского Союза вошли новые, молодые советские республики – Эстония, Латвия, Литва. Освобождены от капиталистического и национального гнета народы северной Буковины и Бесарабии.

Советский Союз уверенно проводит самостоятельную внешнюю политику. Об этом свидетельствует хотя бы заключенный недавно пакт о нейтралитете с Югославией, а также пакт о ненападении с Японией и декларация о сохранении границ Монгольской народной республики. Наступило время, когда ни один сколько-нибудь значительный вопрос мировой политики не может быть разрешен без учета международного значения Советского Союза.

Однако международная обстановка заставляет нас быть начеку. Вторая империалистическая война, в которую уже втянуто полтора миллиарда населения земного шара, ширится и охватывает новые территории, новые страны. Эта война разрушила насквозь прогнившее польское государство. Эта война принесла разгром Франции, Югославии, оккупацию Норвегии, Дании, Польши, Голландии, Албании и др. стран. Эта война сейчас охватывает и Азию, и Европу, и Африку, она ведется и на материках, и на морях, и на океанах.

В условиях второй империалистической войны империалистические государства путем всеобщей военизации хозяйства колоссально повысили производство всех видов вооружения. Это является свидетельством возросшей опасности для нашей страны, ибо усложнение международной обстановки чревато всякими неожиданностями. В этом отношении огромный смысл и глубину мысли приобретают слова нашего вождя и учителя т. Сталина: «Нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая «случайность» и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох».

XVIII партийная конференция показала сколь велика работа, проделанная партией, советским народом, в усилении политической, хозяйственной и оборонной мощи страны, в подъеме ее социалистической культуры. В 1940 г. продукция промышленности увеличилась на 11 %, процент в переводе на денежное выражение составляет 1 миллиард 299 миллионов рублей. Народное хозяйство СССР развивается планомерно во всех его отраслях и в текущем году государственный план предусматривает закрепление самостоятельности и независимости народного хозяйства.

Прошедший период для высшей школы был ознаменован крупнейшим событием, а именно, опубликованием постановления СНК СССР об установлении платности обучения в старших классах средних школ и вузах и об изменении порядка назначения стипендий. Это постановление сыграло большую роль в повышении качества высшего образования.

При организации в университете исторического факультета партия и правительство ставили задачу подготовить новые кадры историков, дабы поднять на новую ступень дело исторического образования в средних и высших школах.

Наш факультет является самым молодым факультетом, он существует с 1.09.40 г. Значение подготовки кадров историков лучше всего определит следующее высказывание тов. Сталина на XVIII съезде ВКП (б):

«…Есть одна отрасль науки, значение которой должно быть обязательным для большевиков всех отраслей науки, – это марксистско-ленинская наука об обществе, о законах развития общества, о законах развития пролетарской революции, о законах развития социалистического строительства, о победе коммунизма.

Исторический факультет обязан подготовить всесторонне развитые научные и преподавательские кадры историков, кадры, вооруженные знаниями конкретного исторического материала, владеющих марксистско-ленинским методом диалектики и способных с позиции научного марксизма-ленинизма рассматривать сложные события истории и современной общественной жизни».

ЦДНИ ТО. Ф. 115. Оп. 4. Д. 20. Л. 10.

Е.П. Бельтюкова

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

ГЛАЗАМИ СТУДЕНТКИ

Навсегда врезались в памяти события 22 июня 1941 года, первого дня Великой Отечественной, разделившей жизнь моего поколения на две части: «до» и «после» войны.

Этот воскресный летний день начинался для томичей, как обычно. Многие горожане семьями либо компаниями, запасшись провизией, с утра на лодках или паромом переправлялись на левый берег Томи и, расположившись в густо росших тальниках, купались, загорали, жгли костры.

Для студентов, которых и тогда в Томске было немало, июнь был временем экзаменационной сессии. Именно 22 июня я и мои однокурсники, студенты самого молодого тогда исторического факультета ТГУ, должны были сдавать экзамен профессору К.Э. Гриневичу, читавшему нам курс по истории Древней Греции и Рима.

Влюбленный в свою науку, известный археолог, профессор стремился развить у студентов интерес к научному поиску. Под его руководством при археологическом музее университета из первокурсников-историков был организован кружок. Каждый его участник получал хранившуюся в его запасниках коллекцию предметов быта одного из народов Томского Севера (мне, например, достались остяки, или ханты) с задачей изучить соответствующую литературу, подготовить доклад на кружке по своей теме и оформить музейную экспозицию.

Полученные кружковцами навыки научного исследования, возможно, стали первым шагом в большую науку будущих профессоров ТГУ М.П. Евсеева, Г.И. Пелих (Вылевко), В.С. Флерова и ряда других научных работников.

Экзамен подходил к концу, когда по университету разнесся тревожный слух: немецко-фашистские войска перешли государственную границу СССР и в 4 часа на площади Революции состоится митинг. И, действительно, к этому времени площадь до отказа была заполнена народом. На трибунах, стоявших тогда на площади, городские руководители. Радиоприемники транслируют речь Председателя Совета Народных Комиссаров В.М. Молотова. Люди возбуждены, в речах выступающих – готовность дать отпор агрессору, из рядов митингующих раздаются возгласы: «Даешь оружие!».

Митинг окончен, народ расходится, но, я думаю, мало кто тогда до конца понимал, что ждало нас в ближайшие месяцы и даже годы, и что со многими своими товарищами мы не увидимся очень долго, а с иными – никогда.

С началом войны Томск меняется буквально на глазах. Открываются призывные пункты, возле них толпы призывников и добровольцев, на улицах много мужчин в военной форме. Прохожие напряженно ловят из уличных репродукторов сводки с фронтов. Город готовится к приему эвакуируемых с запада заводов, учреждений, гражданского населения. Паники нет, нет громких слез, настроение такое, что все это ненадолго, что фашистская армия будет разбита в ближайшее время.

Осенью 1941 г. начались занятия во всех томских, а также эвакуированных в наш город вузах, правда, на месяц позже обычного, с 1 октября, после возвращения студентов с уборочных работ в колхозах, куда они были направлены во время летних каникул.

Поскольку учебные корпуса ТГУ занял Загорский оптико-механический завод, исторический факультет работал в войну в различных помещениях: в Доме партпроса по Кооперативному пер., 5, в так называемом Доме Карима (ул. Татарская, 46), в Доме ученых (ул. Советская, 45), в общежитии университета (ул. Никитина, 4) после вывода из него госпиталя.

Занятия велись по учебным планам военного времени. Обучение переводилось на 3-летний срок. За счет сокращения часов на общеобразовательные и специальные дисциплины преподавалось военное дело с практикой в госпиталях, тракторное дело, общее земледелие, методика и организация политико-воспитательной работы в Красной армии и история международных отношений.

Студентам-историкам военных лет посчастливилось учиться у замечательных столичных ученых, эвакуированных в Томск.

Прошло более 60 лет, но не изгладились впечатления от интереснейших экскурсов в отечественную и зарубежную литературу академика А.И. Белецкого и доцента Р.М. Самарина; от блестящего анализа цитируемых на русском и латинском языках документов Средневековья профессором А.И. Неусыхиным; от эмоциональных, артистичных лекций проф. Ф.А. Хейфец.

Студентам приходилось нелегко. Хлебный паек – 400 граммов в сутки, в аудиториях и общежитиях – холод. Не от хорошей жизни студенты прибегали к такому способу согреться: шли в кино на несколько сеансов подряд. Благо билет на дневной сеанс стоил всего 10 копеек. Жизнь шла под девизом «Все для фронта! Все для победы!». Поскольку преподаватели и студенты были причислены к служащим второй категории, то их скудный дневной паек состоял из 400 граммов хлеба, кильки, небольшого количества конфет или сахара и растительного масла. Со временем и эти нормы были уменьшены.

Студенты с готовностью откликались на все, что могло помочь стране выстоять и победить. На историческом (с 1941 г. – историко-филологическом) факультете действовала многочисленная и сильная комсомольская организация, выступавшая организатором, а порой и инициатором ряда патриотических дел и починов.

Весной 1942 г. в Томске проходило формирование Сталинской дивизии. Все коммунисты и комсомольцы факультета во главе с парторгом и деканом З.Я. Бояршиновой подали заявления с просьбой об отправке на фронт.

За годы Отечественной войны историко-филологический факультет ТГУ проводил на фронт декана факультета Г.В. Васильева, студентов Б. Бейлина (погиб под Ленинградом), З. Вымятнину, М. Евсеева, Л. Земцову, Л. Кызласова, О. Сакович, А. Танкель, К. Удалова (погиб в Латвии), В.С. Флерова. Погибли ушедшие на фронт в первые дни войны коммунисты Б. Аргудяев и В. Тетюков.

Военный Томск столкнулся с такими острейшими проблемами, как нехватка кадров на промышленных предприятиях, ограниченность энергетических, топливных, сырьевых ресурсов.

Многие студенты пошли работать на заводы. До ухода в армию работал на ТЭМЗе в бригаде литейщиков-кокельщиков М. Евсеев, будущий профессор ТГУ, на резиновом заводе – Е. Денисова, впоследствии всю жизнь преподававшая в Томском политехническом институте, на спичфабрике – Е. Штыкова (Севастьянова) и др.

Историки участвовали в прокладке железнодорожной ветки, связавшей заводы со станцией Томск-II, в строительстве ГРЭС-II, в возведении понтонного моста через Томь.

Не на чем было вывозить из Тимирязевского топливо: городской транспорт был мобилизован на военные нужды. По решению комсомольского собрания студенты ИФФ организуют субботники по вывозке дров. Впрягаясь по несколько человек в сани, нагруженные дровами, они доставляли топливо из-за реки в город. За счет этого отапливались учебные помещения. К празднику 23 февраля 1943 г. был сделан подарок семьям фронтовиков – по вязанке дров.

Истфаковцы, как и студенты других факультетов и вузов, активно участвовали в создании Фонда обороны, в подписке на государственные займы и денежно-вещевые лотереи, в сборе средств на строительство танков и самолетов, в отправке книг в подшефный Воронеж, освобожденный от оккупантов.

Год окончания ТГУ нашим – первым – набором историков стал и годом окончания войны. Девятое мая 1945 г. был таким же солнечным, ярким, как и 22 июня 1941 г., и так же томичи заполнили площадь Революции. Только лица у людей были совершенно иные: улыбки, объятия, песни, смех – ведь наступил такой долгожданный и так дорого доставшийся День Победы.

Всю ночь с 8-го на 9-е мая, как только дошло сообщение о капитуляции фашистской Германии, бурлило университетское общежитие. Говорят, что проходивший утром 9 мая мимо него военный был встречен объятиями выбежавших из общежития студенток. «Много я ездил, но нигде меня так не встречали», – сказал он удивленно. «Так ведь Победа!» – отвечали девчата. И тогда все стало понятно.

Получение дипломов об окончании университета наш выпуск отпраздновал в столовой общежития на ул. Никитина, 4. Из 60, поступивших на первый курс исторического факультета осенью 1940 г., закончили его 12 человек. Выпускницам, а их было 10, вручили талоны на отрезы на платья. Это было простое белое хлопчатобумажное полотно. Современным девушкам скорее всего не понять значения этого подарка. Как оценить и вторую составляющую нашего праздничного туалета – брезентовые туфли, начищенные разведенным водой зубным порошком.

После окончания войны увеличился контингент студентов, вузы нуждались в квалифицированных преподавателях. При МГУ открываются 3-месячные курсы по подготовке преподавателей основ марксизма-ленинизма.

Четверо выпускниц ИФФ ТГУ, в том числе и я, поехали на них учиться.

Поезд шел от Томска до Москвы 5 суток. Вагоны были переполнены, шла реэвакуация людей на запад. Места в вагоне брали с боем, забирались через окна, ехали на крышах. Вчетвером нам удалось занять две багажные полки, так и ехали – по две на каждой.

По дороге в Москву узнали о вступлении СССР в войну с Японией. Не случайно всю дорогу навстречу нам, на восток, шли эшелоны с солдатами и вооружением, а мы на станциях бегали встречать их в надежде увидеть кого-либо из родных или знакомых. На красной площади Москвы, салютовавшей 3 сентября 1945 г. советским войскам, отпраздновали окончание Второй мировой войны.

Вернувшись в Томск, я получила назначение на кафедру основ марксизма-ленинизма Томского государственного университета. К этому времени ИФФ возвратился в третий корпус университета (БИН). На 1-м и 2-м этажах шли занятия, на 3-м размещалось общежитие. В числе студентов было много фронтовиков: А. Ачатова, В. Кукушкин, С. Лукичев, Г. Митрофанов, А. Суховицын, И. Шапоренко, М. Шейнфельд и др. Особо радовало возвращение тех, кто ушел из университета на фронт, а в ходе или после войны продолжил учебу: М. Евсеев, О. Сакович, В. Флеров. Почти все они еще были в гимнастерках и сапогах, на груди – ордена и медали. Фронтовики – это была совсем особая категория студентов. Таких, я полагаю, не было ни раньше, ни потом. Совсем молодые и в то же время зрелые люди, повидавшие жизнь и понявшие ее цену, они учились с таким упорством и целеустремленностью, с такой жаждой знаний. Они не ждали, да и не хотели, никакого снисхождения к их ранам, болезням, длительному перерыву в учебе, никаких скидок за заслуги. И это их отношение к занятиям самым благотворным образом влияло на остальных студентов, побуждало быть серьезными, ответственными, дисциплинированными, способствовало укреплению факультета. Л. Алякринский, П. Коптелов, А. Сухотин, С. Лукичев и многие другие фронтовики оказались в числе моих первых учеников, и я благодарна судьбе, что именно с этими близкими мне по взглядам, по духу, по настроению людьми начиналась моя преподавательская работа.

С верой в Победу!: Томский университет в годы Великой Отечественной войны:

Сборник документов и воспоминаний. Томск: Изд-во Том. ун-та 2005. С. 95–98.

З.Я. Бояршинова

УНИВЕРСИТЕТ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

О начале войны я узнала в вагоне поезда около станции Барабинской при возвращении из Москвы в Томск. Обстановка в вагоне сразу изменилась, лица пассажиров посуровели. На каждой остановке в вагон садились военные – отпускники, спешившие в свои части.

Сразу бросились в глаза и перемены в облике Томска. На всю жизнь города наложили отпечаток военные заботы.

24 июня в университете состоялось общее партийное собрание. В докладе секретаря партбюро А.В. Светланова были сформулированы основные задачи коммунистов в новой обстановке. Высокая дисциплинированность, самоотверженная работа каждого на своем посту, подтянутость и четкость – на это обращал главное внимание докладчик. Он призывал работать, не жалея сил, не считаясь со временем, здоровьем, «чтобы не стыдно было за себя, за то, что ты мог сделать больше, но не сделал».

Собрание решило: каждое нарушение трудовой и государственной дисциплины рассматривать как предательство интересов народа; немедленно развернуть военную учебу коммунистов и комсомольцев, в течение двух дней провести запись и найти преподавателей на курсы медсестер и сандружинниц; организовать стрелковые и противохимические кружки, кружки морзистов и радио-коротковолновиков и начать занятия; на период летних каникул создать бригады студентов для работы на новостройках-заводах; отменить очередные отпуска преподавателей, рабочих и служащих университета, Старейший коммунист А.Е. Абрамович предложил положить начало созданию Фонда обороны, внести в этот фонд имеющиеся у сотрудников облигации.

Для оповещения и быстрого сбора коммунистов создали «цепочки» (телефонов на квартирах тогда не было). В ректорате, партбюро, в комитете ВЛКСМ и месткоме профсоюза были установлены круглосуточные дежурства.

Провели общее собрание и комсомольцы университета.

В военкомат потоком пошли заявления с одной просьбой: отправить на фронт. Добровольцами ушли сражаться с врагом член партбюро, студент исторического факультета Б.А. Аргудяев; студент третьего курса, председатель профкома ТГУ А.Ф. Козлов; секретарь комсомольского бюро химфака М.Л. Алашкевич; член бюро ВЛКСМ химфака А.С. Самарин; член комсомольского бюро химфака К.Я. Бурыхин и многие другие. Профессор-коммунист В.Н. Кессених в своем заявлении писал: «Сейчас, в момент нападения на Советский Союз фашистов, я не вижу другой цели в жизни, кроме защиты нашей Родины».

С просьбой направить на фронт обратился и секретарь партийного бюро университета, заместитель директора СФТИ А.В. Светланов. Вот строки из его заявления: «Прошу направить меня добровольцем на фронт... За все, чем я обязан партии и моему народу, за будущее моего народа... обещаю самоотверженно биться, не жалея своих сил и жизни».

Даже сейчас, 40 с лишним лет спустя, с глубоким волнением читаешь эти дошедшие до наших дней документы – свидетельства небывалого по яркости массового патриотического подъема советских людей, вспоминаешь о том действительно всенародном порыве – желании спасти Родину от гитлеровской нечисти.

Из девяти членов партийного бюро Томского университета, избранных на отчетно-выборном собрании в мае 1941 г., к 25 августа осталось на учете в парторганизации только двое. Были призваны в армию И.А. Абраменко, И.И. Колюшев, А.В. Светланов, Н.Н. Иванов и другие. А.Ф. Мальцева отозвали – на работу в аппарат горкома.

Все, кто мог и умел держать оружие в руках, овладели воинской специальностью, стремились на фронт. За годы Великой Отечественной войны ушли на фронт добровольцами и по мобилизации 67 преподавателей и научных сотрудников, 15 аспирантов, 399 студентов, 105 рабочих и служащих университета.

В начале июля в армию был призван доцент Г.В. Васильев – декан нашего факультета. Приказом ректора мне была поручена должность декана. Работать пришлось в неимоверно трудных условиях.

Университету было предписано сдать грузовые и легковые автомашины, мотоциклы, лошадей, повозки, сбрую, освободить студенческие общежития, подготовив их к приему раненых бойцов, оборудовать для госпиталя здание Биологического научно-исследовательского института, а главный корпус передать для размещения эвакуированного завода. В общей сложности университет передал заводу и госпиталям 30.000 м2 учебной и жилой площади. Осталось в нашем распоряжении два небольших общежития (по проспекту Фрунзе, 24, и по улице Белинского, 11), где можно было разместить только 150 человек, а к сентябрю 1941 г. в университете было 735 студентов.

Взамен освобожденных учебных помещений университет получил восемь маленьких зданий общей площадью 2300 м2, где было размещено учебное оборудование, проводились лекции, лабораторные и семинарские занятия. Кроме того, занятия в первом военном учебном году проходили в лабораториях и аудиториях Сибирского физико-технического института (СФТИ), в учебных помещениях индустриального (политехнического) института и в Доме партийного просвещения (переулок Кооперативный, 5).

Передача значительных учебных и жилых помещений усложнила учебно-воспитательную работу, привела к росту отсева, который за первый семестр 1941/42 учебного года достиг 25 процентов (не считая призванных в ряды РККА). На этот недостаток в работе вузов обратила внимание IV партийная конференция Кировского района Томска, проходившая в апреле 1942 г. В отчетном докладе райкома ВКП(б) отмечено: «В начале войны были неправильно поняты задачи вузов, недооценена их роль, вследствие этого переданы почти все учебные помещения без особой иногда необходимости другим организациям...».

Решения IV районной партконференции о более внимательном отношении к вузам позволили не только сохранить исторический факультет, но и создать в 1941/42 учебном году филологическое отделение, открытие которого планировалось еще до начала войны. Война, казалось, помешает его развертыванию, но Новосибирский обком и Томский горком ВКП(б) поддержали предложение университета готовить филологов.

Известную роль сыграло и то, что в Томске оказались в эвакуации высококвалифицированные ученые, прибывшие из Москвы, Ленинграда, Киева и Харькова: академик АН УССР А.И. Белецкий – специалист по истории русской литературы, профессор П.И. Каган – специалист в области греческого и латинского языков; профессор А.И. Неусыхин – известный медиевист; доцент Р.М. Самарин – знаток истории зарубежной литературы; доцент А.А. Белецкий – знаток санскрита и других древнейших языков.

В 1941/42 учебном году молодой историко-филологический факультет работал в составе трех отделений: исторического, классической филологии, русского языка и литературы.

Одновременно с переездом университета в новые помещения шло комплектование бригад для работы в колхозах на сенокосе и уборке урожая. С 1 июля по 15 октября 1941 г. в колхозах области трудились 400 студентов университета и 300 научных работников, рабочих и служащих. Большинство направленных ехали в деревни с большим желанием помочь Родине в спасении урожая.

Коллектив университета внес свой вклад и в подготовку к пуску эвакуированных заводов. На монтаже оборудования работала постоянная бригада − 25 студентов физического факультета. В течение первого военного года 180 студентов трудились постоянными рабочими на промышленных предприятиях города. Часто организовывались субботники по разгрузке вагонов с углем, оборудованием, другими грузами. Помогали строить узкоколейки, южную железнодорожную ветку, дорогу от Черемошников до станции Томск-II. На рытье котлованов под фундаменты производственных корпусов подшипникового завода университетский коллектив провел восемь субботников, а всего их в 1941 г. было 22, в каждом из которых участвовали от 200 до 400 человек.

Образцы примерной, хорошей работы проявляли на субботниках доцент Е.Н. Аравийская, начальник военно-физкультурной кафедры А.Г. Выдрин, доцент З.И. Клементьев, профессор В.М. Кудрявцева, профессор В.Д. Кузнецов, ассистент М.Д. Ходор, профессор Н.А. Прилежаева и многие, многие другие.

Война изменила весь режим учебной жизни университета. По указанию Наркомата просвещения РСФСР и Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР (ВКВШ) пятилетний срок обучения был заменен трехлетним, прием студентов на первый курс в 1941 г. проводился без вступительных экзаменов. В июле – августе 1941 г. состоялся выпуск студентов, переведенных весной на пятый курс, в мае 1942 г. досрочно были выпущены студенты четвертого курса.

Кафедры университета пересмотрели учебные планы и программы в соответствии с требованиями военного времени. Были введены новые предметы (тракторное дело, общее земледелие, организация сельского хозяйству всеобуч), сокращены часы на изучение общих и специальных предметов. Учебная нагрузка студентов (лекции, лабораторные, семинарские занятия) составляла сорок восемь часов в неделю. Первый семестр 1941/42 учебного года был сокращен на первых трех курсах до 12 недель, на выпускном курсе – до 13 недель.

Каждый факультет заботился об отоплении занимаемых им зданий. Рано утром задолго до рассвета, небольшие бригады студентов с санками направлялись по очереди либо на Черемошники к дровяным складам, либо за Томь в лесосеку, где находились заготовленные, но не вывезенные университетом дрова. У помещения, где размещался факультет, дрова пилили, кололи и до начала учебных занятий растапливали печи.

Студентам, совмещавшим обучение с работой на оборонных предприятиях, было дано право свободного посещения лекций. Лабораторные работы, семинары, занятия по иностранным языкам преподаватели проводили с ними в вечерние часы, довольно часто при керосиновой лампе.

Напряженная работа профессорско-преподавательского коллектива университета в сложнейших условиях первого военного учебного года была положительно оценена Всесоюзным комитетом по делам высшей школы при СНК СССР. В приказе ВКВШ от 30 января 1942 г. Говорилось: «Несмотря на наличие неблагоприятных условий для работы в связи с изъятием из университета основных учебных помещений, учебный процесс проходит достаточно организованно. Большинством профессорско-преподавательского состава лекции читаются на высоком теоретическом уровне (акад. А.И. Белецкий, проф. П.И. Каган, проф. М.А. Большанина, проф. В.А. Хахлов, проф. Э.Н. Ярошевский, проф. Ф.А. Хейфец и др.».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга названа "Очерки истории". Показать, как создавалась, чем жила и дышала школа в разные периоды своего существования, мы пытались, привлекая газетные публикации, воспоминания, архивные документы.

    Книга
    Наша книга посвящена истории Академической гимназии Санкт-Петербургского Университета, более известной по прежнему названию - школа-интернат №45 при Ленгосуниверситете.
  2. Станиславский Константин Сергеевич Статьи. Речи. Заметки. Дневники. Воспоминания (1877-1917)

    Документ
       Пятый и шестой томы Собрания сочинений К. С. Станиславского, выпускаемые вслед за "Моей жизнью в искусстве" и тремя томами "системы", являются не только их дополнением, но имеют и самостоятельное значение.
  3. Воспоминания о Ю. Тынянове

    Документ
    Гацерелиа. Встречи в Тбилиси В. М. Эйхенбаум. Творчество Ю. Тынянова Б. Томашевский. Дарование литературоведа Н. Степанов. Замыслы и планы П.
  4. Указ Президента Российской Федерации №82 "Об архивах Комитета государственной безопасности ссср" 1, определяющий необходимость передачи документов кгб СССР в ведение архивных органов в целях предотвращения их незакон

    Закон
    24 августа 1991г. был подписан Указ Президента Российской Федерации № 82 "Об архивах Комитета государственной безопасности СССР"1, определяющий необходимость передачи документов КГБ СССР в ведение архивных органов в целях
  5. Документы для исследования

    Документ
    Предлагаемые за­дания предназначены для организации работы учащихся выпускных классов различных типов, изучающих данную тему курса истории России па­раллельно с темой «Вторая мировая война» курса зарубежной истории.

Другие похожие документы..