Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Вопрос о происхождении славян считается одним из основных вопросов в истории Восточной и Юго-Восточной Европы. Парадоксально, что у этого многомиллион...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Учебная рабочая программа по дисциплине «Технология и организация воздушных перевозок» разработана для опережающего профессионального обучения и повы...полностью>>
'Рабочая программа'
На рабочую программу учебной дисциплины «Методы исследований в менеджменте», направление подготовки 08.02.00 «Менеджмент», профили подготовки 080200 ...полностью>>
'Обзор'
Основной долей обращений в судебные органы являются заявления о признании права собственности на объекты недвижимого имущества, требования которых ос...полностью>>

Стеттиниус Эдвард Stettinius Edward Reilly Jr. Ленд-лиз оружие победы Сайт Военная литература

Главная > Литература
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Стеттиниус Эдвард Stettinius Edward Reilly Jr.

Ленд-лиз — оружие победы

Сайт «Военная литература»:

Издание: Стеттиниус Э. Ленд-лиз — оружие победы. — М.: Вече, 2000.

Оригинал: Stettinius E.R. Jr. Lend-Lease: Weapon For Victory. — New York: Macmillan Co.; 1944.

Книга на сайте:

Книга одним файлом:

Иллюстрации: нет

OCR: Андрианов Пётр (assaur@)

Правка: CSM (csm@)

Дополнительная обработка: (hoaxer@)

Перевод с английского С. Луговского

{1} Так помечены ссылки на примечания.

Загадки ленд-лиза: Стеттиниус Э. Ленд-лиз — оружие победы. М.: Вече, 2000. — 400 с., илл. (16 с.) (Военные тайны XX века). Тираж 10.000. ISBN 5-7838-0696-Х

Аннотация издательства: Более полувека прошло после окончания Второй мировой войны, но многие темы, касающиеся этой войны, покрыты завесой таинственности. В их ряду — история ленд-лиза, той помощи, которую США оказывали странам антигитлеровской коалиции. В предлагаемой вниманию читателя книге впервые на русском языке публикуется труд Эдварда Стеттиниуса, отвечавшего за организацию ленд-лиза, а также мнения современных историков по вопросу о роли ленд-лиза в Великой Отечественной войне.

Содержание

От редакции

Часть 1. Формула победы

Глава 1. План победы

Часть 2. Жизненно важно для нашей обороны

Глава 2. За наличный расчет, без доставки

Глава 3. Дюнкерк и падение Франции

Глава 4. Эсминцы в обмен на базы

Глава 5. Дальнейшее развитие сотрудничества

Глава 6. № 1776

Глава 7. Дебаты по ленд-лизу

Часть 3. Арсенал демократии

Глава 8. Начало помощи по ленд-лизу

Глава 9. Семь миллиардов взяты в работу

Глава 10. Грузовики и оружие Китаю

Глава 11. Нападение на Россию

Глава 12. Морскими путями

Глава 13. Воздушное сообщение

Глава 14. Пёрл-Харбор и Объединенные Нации

Часть 4 Объединённые нации

Глава 15. Ленд-лиз на дорогах к Токио

Глава 16. Ленд-лиз-2 на дорогах к Токио

Глава 17. Ленд-лиз-3 на дорогах к Токио

Глава 18. Поставки Советам

Глава 19. Поставки-2 Советам

Глава 20. Поставки-3 Советам

Глава 21. Помощь непокоренным

Глава 22. Визит в Великобританию военного времени

Глава 23. Второй визит в Великобританию военного времени

Глава 24. Третий визит в Великобританию военного времени

Глава 25. "Возвратный ленд-лиз"

Глава 26. Ленд-лиз и совместные операции

Глава 27. Ленд-лиз и Соединенные Штаты

Часть 5 Оружие победы

Глава 28. Оружие победы

Приложение. Роль ленд-лиза в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Дипломатия и ленд-лиз. Б. Соколов

Ленд-лиз: история и современность. С. Луговской, С. Ремизова

Эта книга с сайта «Военная литература», также известного как . Проект «Военная литература»  — некоммерческий. Все тексты, находящиеся на предназначены для бесплатного прочтения всеми, кто того пожелает. Используйте в учёбе и в работе, цитируйте, заучивайте... в общем, наслаждайтесь. Можете без спросу размещать эти тексты на своих страницах, в этом случае просьба сопроводить сей акт ссылкой на сайт «Военная литература», также известный как .

От издательства

Мы предлагаем вниманию читателей очень редкое издание — первый полный перевод на русский язык книги американца Эдварда Стеттиниуса «Ленд-лиз — оружие победы». Автор — начальник Управления по соблюдению Закона о ленд-лизе. В США книга вышла в 1944 году и сразу же стала знаменитой. На нее нередко ссылались и в нашей стране, но не переводили для широкого читателя и не издавали...

Книга не устарела, хотя и прошло уже больше полувека с момента ее издания. Наоборот, у нас так мало писали об этой стороне войны, что прочтение перевода записок Стеттиниуса способно, как нам кажется, произвести сегодня в некотором роде сенсационное впечатление.

Роль ленд-лиза, т.е. западных поставок в годы Великой Отечественной войны, советскими историками, естественно, умалялась. В последние годы, наоборот, у отдельных публицистов пошел перехлест в сторону чуть ли не решающей роли ленд-лиза в нашей победе. В приложении в порядке дискуссии мы публикуем разные точки зрения современных исследователей на этот вопрос.

Часть 1.Формула победы

Глава 1.

План победы

Предположим, у моего соседа загорелся дом, а у меня есть длинный шланг. Если сосед возьмет мой шланг, наденет его на свой пожарный кран и погасит пламя —значит, он справится с огнем с моей помощью. И как же я себя при этом буду вести? Разве я скажу ему: "Сосед, знаешь, я заплатил за шланг, скажем, пятнадцать долларов, так ты мне их уплати за пользование шлангом"? Нет, мне не нужны эти деньги —мне только нужно, чтобы сосед вернул шланг, когда пожар потушен.

Так говорил наш президент, обращаясь к репортерам, собравшимся в Овальном кабинете на еженедельную пресс-конференцию 17 декабря 1940 года.

Во время этой беседы с журналистами президент привел для примера событие, которое могло произойти в любом американском городе: сосед помог соседу в беде. Но в этом случае, помогая погасить пожар в доме соседа, человек заботился и о себе: ведь пламя могло перекинуться и на его собственный дом. И пока пожар не потушен, здравомыслящие люди не тратят время на разговоры о том, сколько стоит шланг. Главное, чтобы этот шланг незамедлительно послужил спасательной цели: погасить огонь.

Президент привел этот пример не ради красного словца. В то время в мире уже бушевал один из самых страшных пожаров в истории человечества. Еще в 1931 году в Маньчжурии вспыхнуло его пламя, но тогда казалось, что оно слишком далеко и не представляет особой опасности для остального мира. Но в 1937 году пожар японской агрессии разгорелся с новой силой, угрожая на этот раз охватить весь Китай и перекинуться на огромный Восточно-Азиатский регион.

А в Европе огонь войны тлел еще с 1933 года, время от времени вспыхивая в разных странах: в Эфиопии, Испании, Австрии, Албании и Чехословакии.

Но страны и народы, которых пожар еще не коснулся, не думали о том, чтобы объединить усилия и погасить этот огонь, пока он не заполыхал вовсю. И в сентябре 1939 года вдруг вспыхнуло яростное пламя нацистской агрессии, которое всего за десять месяцев поглотило Польшу, Данию, Норвегию, Голландию, Люксембург, Бельгию и, наконец, Францию. И вот теперь, в декабре 1940-го, Британия в одиночку вела отчаянную битву за то, чтобы это страшное пламя не перекинулось через узкий Ла-Манш на ее землю, а затем —через Атлантику на Американский континент.

Мы, жители Соединенных Штатов, следили за распространением пожара со смешанным чувством. Подобно англичанам и французам мы в международных делах исходили в первую очередь из глубокой неприязни к войне. Но именно это обстоятельство вызывало наши колебания и сомнения.

С одной стороны, мы были уверены, что наша страна не должна снова пережить трагедию войны. Начиная с середины 30-х годов мы разработали систему законов о нейтралитете, которые имели целью не допустить войну в наше полушарие, изолировав нас от любых стран, вовлеченных в войну в других частях мира. И в то же время большинство американцев инстинктивно чувствовали, что наша страна не сможет наслаждаться мирной жизнью, если остальной мир будет охвачен войной. Мы понимали это с тех пор, как подписали в 1929 году Пакт Келлога-Бриана, провозгласивший отказ от войны как инструмента национальной политики. Мы не признали завоеваний Японии, Италии и Германии, нарушивших это положение. Снова и снова наша страна подчеркивала стремление к миру и мирному разрешению международных проблем.

По мере углубления мирового кризиса в 30-х годах для нас становился все очевиднее тот жестокий факт, что три страны стали на путь агрессии. Если бы наша страна начала сотрудничать с другими миролюбивыми нациями, чтобы остановить агрессоров, прежде чем они смогут угрожать нам самим, это в конце концов могло вовлечь нас в войну против этих агрессоров. Однако если сидеть сложа руки, предоставив агрессорам возможность продвигаться вперед победным маршем, то это может закончиться необходимостью воевать в одиночку против целого мира, чтобы защитить собственную страну. Пока мы таким образом колебались, неуклонно росла мощь держав оси и, соответственно, возрастала угроза нашей собственной безопасности.

Теперь, задним умом, мы понимаем, что если бы у нас, американцев, как и у других демократических стран, достало политической воли остановить Японию в 1931-м, Италию в 1935-м, а Германию в 1936 году, даже если бы потребовалось применить силу, то нам не пришлось бы теперь сражаться в величайшей войне, какую знала история. Но в то время нам трудно было принять тот факт, что в мире существуют могущественные державы, ставшие на путь неограниченных захватов с помощью обмана, коварства, экономической и политической экспансии и, наконец, военным путем.

Когда в 1937 году агрессия началась по-настоящему, наш президент сказал: "Пусть никто не воображает, что американцам удастся остаться в стороне, что Америку никто не тронет, что Западное полушарие не подвергнется агрессии". Я думаю, тогда большинство американцев смогли как следует обсудить и продумать проблему собственной безопасности в мире, который стал очень опасным. В дебаты была вовлечена едва ли не вся страна. Дискуссии носили острый, подчас ожесточенный характер, но это и есть демократический способ обсуждения спорных вопросов в обществе.

Через три месяца мы были уже готовы к принятию решения, и состоялось голосование в Конгрессе. Программа ленд-лиза была одобрена подавляющим большинством депутатов. Закон о нем был подписан 11 марта 1941 года. Публично рассмотрев эту проблему с разных сторон, мы приняли свободное решение о том, что отныне наша безопасность тесно связана с безопасностью других свободолюбивых народов мира. Их оборона имеет жизненно важное значение для нашей собственной обороноспособности.

Таким образом, мы стали создавать как бы двойную линию обороны США. С одной стороны, мы отправляли оружие тем странам, которые продолжали бороться с Германией и ее союзниками, а с другой —у себя в стране мы получили возможность вооружить и обучить мощную военную силу, на тот случай, если бы мы сами подверглись нападению.

Программа ленд-лиза, полагали мы, может и вовсе отвратить агрессию от нашей собственной территории, но даже если это не выйдет, благодаря новой программе мы выиграем драгоценное время, столь необходимое нам для создания нашей собственной обороны.

И вот мы стали поставлять вооружение Великобритании, Китаю, а также Советскому Союзу, после того как он подвергся вероломному нападению. У русских теперь была гарантия, что они получат от нас гораздо больше, чем уже поступило прежде. Они несли на себе основную тяжесть агрессии держав оси и продолжали храбро сражаться, когда пришел наш черед.

7 декабря 1941 года угроза, исходившая от наших врагов, внезапно материализовалась в небе над Пёрл-Харбором. К тому времени мы, правда, еще были недостаточно вооружены, чтобы сразу начать контрнаступление, но были куда лучше прежнего подготовлены к тому, чтобы защитить самих себя. У нас уже было под ружьем около 2 миллионов человек, а наша военная промышленность росла огромными темпами начиная с 1938 года, сначала благодаря военным поставкам Франции и Англии, потом —благодаря нашим собственным военным заказам и ленд-лизу.

Самое главное: теперь у нас были союзники по общей борьбе, составившие вместе с нами Объединенные Нации, так что около полутора миллиардов человек участвовали теперь в борьбе против агрессоров.

Теперь притча о шланге приобрела уже всеобъемлющий характер. Пожар постепенно распространялся с дома на дом, пока не запылал уже весь город. В этой беде жители города объединили и усилия, и часть своего имущества ради победы над пожаром, понимая, что только в таком единстве их спасение. А у того человека, который некогда одолжил соседу шланг, теперь загорелся его собственный дом, и все соседи пришли ему на помощь.

Первоначально срок действия Договора о ленд-лизе должен был истечь 30 июня 1943 года. В январе этого года Конгресс стал рассматривать проект закона о продлении этого договора. К тому времени операции по ленд-лизу настолько тесно переплелись с нашими военными операциями в целом, что потребовались усилия чиновников многих ведомств, чтобы объяснить, что уже сделано согласно программе ленд-лиза и почему следует продлить этот договор. Мне выпала честь открыть слушание в Комитетах по иностранным делам и Сената, и Палаты представителей, чтобы рассказать обо всем, что связано с ленд-лизом, —я должен спокойно взглянуть на пройденный путь, то есть сделать то, что редко бывает возможно в Вашингтоне в военное время.

Вспоминая историю ленд-лиза, я понимаю, что должен рассказывать почти обо всех театрах военных действий: в Египте, Китае и России, а также о воздушных боях над Европой, о Новой Гвинее, об Индии и, наконец, о большом наступлении союзников в Северной Африке. Речь пойдет о маршрутах, проложенных в Китай через Южную Атлантику, в Африку через африканские пустыни; о портах, построенных на Красном море; о железнодорожных маршрутах в Иране, о военных складах Египта, о военно-морских базах Северной Ирландии; о шоссейных и железных дорогах, проходящих через Бирму в Китай. Наш рассказ коснется пушек, танков, самолетов, кораблей, машин, стали, меди, продовольствия, ремонта кораблей и обучения летчиков.

Ленд-лиз превратился в важнейший механизм, давший США возможность сконцентрировать все людские и материальные ресурсы, необходимые для борьбы со странами-агрессорами. Американское оружие в руках наших союзников поражало врага точно так же, как и в руках наших солдат. Союзники помогали нам одержать победу ради нашего с ними общего блага. Наши усилия в этой борьбе были взаимосвязаны. В Великобритании американские солдаты получали многие тысячи тонн военного снаряжения без всякой от нас оплаты. Наши войска отправлялись за море на огромных английских лайнерах, превращенных в транспорты. Американские корабли ремонтировались во всех британских портах мира, и это нам тоже ничего не стоило. В Австралии и Новой Зеландии наши солдаты почти полностью питались за счет этих стран. В Северной Африке английские и американские войска, орудия, корабли, самолеты превратились в единую ударную силу.

Мы и наши союзники предоставляли друг другу все необходимое для совместной борьбы. Как и следовало предполагать, мы черпали силы в этом единении. Помогая другим, сами мы сберегли многие тысячи жизней и миллиарды долларов, а вместе с тем приблизили нашу общую победу.

Собственно, необходимость продления Закона о ленд-лизе в то время не требовала особых аргументов. Победы Объединенных Наций, как и переход по всему миру Германии и ее союзников к обороне, говорили сами за себя. 9 марта 1943 года Палата представителей проголосовала за его продление 407 голосами против 6. Через два дня, во вторую годовщину подписания Закона о ленд-лизе, и Сенат единогласно высказался за продление его действия. По моему мнению, это было голосование доверия не только ленд-лизу, но и самому принципу военного союза Объединенных Наций.

Через несколько месяцев, 9 июля, я присутствовал на ужине в честь генерала Анри Жиро в Белом доме. Почти все гости были либо французскими, либо нашими офицерами. Офицеры-французы с благодарностью говорили о военных поставках по ленд-лизу, позволивших возродиться французской армии.

В конце ужина наш президент произнес краткую речь в честь французского народа. Затем он сделал небольшую паузу и заговорил снова:

Я только что получил важное сообщение. Подверглось нападению "мягкое подбрюшье" держав оси. Англоамериканские и канадские войска высадились на Сицилии, в их составе находятся также французские наблюдатели. Это —начало нашего наступления в Европе и освобождения Франции...

То был новый успех союзников. Вражеская цитадель в Европе дала трещину.

Я снова вспомнил один день трехлетней давности. Тогда мы еще не пришли к мысли о том, что оборона стран, воюющих против агрессора, жизненно важна и для нас самих. Тогда мы все еще не были Объединенными Нациями. Только что капитулировала Бельгия, англичане попали в ловушку во Фландрии, а Франция находилась накануне падения. Возникла реальная опасность, что Америка окажется один на один против врага, покорившего мир.

Часть 2.Жизненно важно для нашей обороны

Глава 2.

За наличный расчет, без доставки

28 мая 1940 года в моем рабочем кабинете в Нью-Йорке зазвонил телефон и мне сообщили деловым тоном:

Мистер Стеттиниус, вам звонят из Белого дома. С вами хочет поговорить президент.

Мистер Рузвельт был краток. Он сообщил, что перед Конгрессом поставлен вопрос об удвоении ассигнований на армию и флот. Предстоит огромная работа по реорганизации американской промышленности в соответствии с новой оборонной программой, и президенту нужны люди для работы в Консультативной комиссии при Совете национальной обороны.

Эд, — сказал президент, — я хотел бы видеть вас в числе советников по вопросам промышленных материалов.

В тот же день я подал в отставку с поста председателя совета Американской стальной корпорации и поспешил закончить все дела, связанные с бизнесом.

Когда я шел с работы, все газеты на уличных стендах сообщали о капитуляции бельгийской армии. Большая часть британского экспедиционного корпуса, как и французских войск, сражавшихся вместе с англичанами, попала в ловушку во Фландрии, и только через Дюнкерк они еще могли спастись.

Следующим вечером я прибыл в Вашингтон, а 30 марта, в День поминовения, я прибыл в Белый дом вместе с шестью вновь назначенными членами Консультативной комиссии при Совете национальной обороны. У. С. Кнадсен был ответственным по делам промышленности, С. Хилмэн — по вопросам труда и занятости, Ч. Дэвис — по вопросам сельскохозяйственного производства, Р. Бапд — по делам транспорта, Л. Хендерсон — по вопросам цен, а мисс Харриетт Эллиот представляла интересы потребителей. Мы застали там также большую часть членов кабинета министров, а также генерала Джорджа Маршалла — начальника Генерального штаба и адмирала Харольда Старка — командующего флотом.

Президент был очень серьезен, но спокоен. Он говорил о насущной необходимости ускорить выполнение программы вооружений. Необходимо было мобилизовать национальные материальные ресурсы как для обеспечения наших собственных оборонных нужд, так и для поставок оружия, в котором отчаянно нуждались страны, стоявшие сейчас между нашим государством и нацистскими агрессорами. Более часа продолжалась дискуссия по этим проблемам.

После этого заседания в Белом доме генерал Маршалл пригласил мистера Кнадсена и меня к себе домой, в Форт-Майер. За обедом он, как военный специалист, во многом дополнил мрачную картину, нарисованную ранее президентом. В дальнейшем, за последующие три года нашего сотрудничества нам с генералом не раз приходилось обсуждать деловые вопросы. Его участие и дружеские советы были для меня постоянным источником поддержки во время моей службы в Вашингтоне.

Как сказал генерал Маршалл год спустя в своем докладе военному министру, для нашей страны чрезвычайная программа обороны "явилась великим испытанием демократии, проверкой того, как государство, подобное нашему, может в мирное время подготовиться к защите от жестоких и безрассудных действий других государств, руководители которых делают все, что считают нужным, и наносят удары где и когда им вздумается, подчас внезапно, действуя с беспощадной жестокостью".

Оборонная программа была принята 16 мая, когда нацисты начали сокрушительное наступление во Франции и Нидерландах. Тогда-то президент обратился со специальным посланием к Конгрессу.

Его первыми словами были: "Наступают тяжелые времена". Президент обращался к Конгрессу с просьбой о двух особых ассигнованиях на нужды расширения армии и флота, всего на сумму около 2,5 миллиарда долларов. Судьба линии Мажино, как и пяти наций, которые за последние пять недель на собственном опыте узнали, что нейтралитет и добрые намерения не спасают от агрессии, заставила президента заявить: "Нет старых способов обороны, которые были бы сегодня достаточными и не нуждались в улучшении. Никто и ни в какое время сегодня не может игнорировать угрозу нападения". Затем он назвал цифру, вызвавшую возбуждение в Конгрессе и во всей стране: "Я хотел бы, чтобы наша страна была в состоянии производить по крайней мере, 50 000 самолетов в год".

За предшествующий 1939 год мы произвели 2100 военных самолетов, преимущественно учебно-тренировочных, и 50 000 в год — это тогда казалось просто фантастическим числом. Но эта цифра захватила американцев, которые всегда верили, что они способны на невозможное. Однако оставался вопрос: сколько лет для этого понадобится? Сможем ли мы выполнить эту задачу достаточно быстро?

В первые недели пребывания в Вашингтоне, после того как я узнал от адмирала Старка, генерала Маршалла, Гарри Гопкинса, Уильяма Кнадсена и других государственных лиц о тех мерах, которые предпримет правительство, чтобы быстрее довести уровень производства самолетов до 50 тысяч в год, на меня все большее впечатление стали производить слова президента из указанного послания о том, что удвоение производства самолетов в прошлом году произошло "в значительной мере благодаря размещению у нас иностранных заказов". Я нашел записи, относящиеся к весне 1938 года, когда мы делали первые, еще пробные шаги в деле взаимопомощи перед лицом агрессии.

В марте 1938 года грохот нацистских сапог на улицах Вены, когда Гитлер захватил Австрию, тревожным эхом отозвался в столицах западных демократий. В Лондоне английское правительство сразу же приняло программу значительного расширения производства самолетов в своей стране. Тогда же британская военно-воздушная миссия была отправлена в Америку. В составе этой миссии были никому еще в то время не известный коммодор авиации А. Т. Харрис, в настоящее время командующий английской бомбардировочной авиацией, и сэр Генри Селф, который был у нас также главой Британской военно-воздушной комиссии.

Эта миссия весной 38-го застала американское самолетостроение лишь в стадии становления. Многие компании едва справлялись с небольшим количеством заказов той поры. Армия имела лишь 2300 самолетов, а на флоте их было всего около тысячи. На 30 июня того же года армия и флот имели средства для приобретения только 900 самолетов.

После посещения большинства крупных компаний британская миссия разместила у нас всего два заказа, но это имело далеко идущие последствия. Первым был заказ на 400 новых учебно-тренировочных самолетов, которые разработала для ВВС США Североамериканская авиационная корпорация. С этого началась целая серия английских заказов на многие тысячи этих учебных самолетов, которые использовались при подготовке десятков тысяч британских летчиков во всем мире, согласно программам Британского Содружества.

Второй заказ касался легких бомбардировщиков дальнего действия. Посетив завод компании "Локхид" в Бербанке, представители британской миссии не нашли там ничего, что соответствовало бы их требованиям. Но "Локхид", как и большинство американских компаний, очень нуждался в заказах. Президент компании Р. Гросс попросил 48 часов, чтобы его инженеры смогли адаптировать одну из их коммерческих моделей для военных целей. Англичане отнеслись к этому скептически, но возражать не стали.

Через 48 часов им была представлена модель бомбардировщика дальнего действия в натуральную величину. Инженеры и конструкторы работали не зная отдыха. Обычно на такую работу уходят многие недели. Представители миссии, проинспектировав модель, нашли, что у нее большие возможности, и сделали заказ на 200 таких самолетов.

Так родился знаменитый бомбардировщик "Локхид-Гудзон", сослуживший англичанам хорошую службу в первые годы войны. Прежде чем его сменил "Локхид-Вентура", британцы купили более 1300 таких самолетов. Недавно Селф говорил мне, что теперь, когда "Локхид" производит огромное количество самолетов для Объединенных Наций, он, "видя любой из них, всегда вспоминает тех молодых инженеров и конструкторов, которые так превосходно сумели использовать предоставленную им возможность".

Заказы на самолеты Североамериканской корпорации и "Локхид" повлекли за собой большие заказы на авиационные моторы, размещенные в течение ряда лет в двух наших крупнейших компаниях, производящих моторы: "Райт корпорейшн" и "Прэтт и Уитни".

Почти одновременно с англичанами разместили у нас первые авиационные заказы и французы. Они заказали 100 истребителей Пи-36 — предшественник ныне всемирно известного Пи-40.

Американское правительство практически не играло роли в этих сделках, хотя по традиции представители официальных иностранных миссий наносили визиты вежливости генералу X. Арнольду, командующему ВВС, а также другим официальным лицам в Вашингтоне.

Однако в сентябре-октябре 1938 года в Америку прибыли гости из других частей мира, и их миссия завершилась тем, что американцы сделали первый шаг в организации активной помощи народам, борющимся против агрессоров.

Из Китая генералиссимус Чан Кайши послал советника по финансам Чена в надежде получить заем для приобретения припасов, в которых нуждался Китай, продолжавший оказывать сопротивление японским агрессорам, а из Франции прибыл хорошо известный у нас банкир Жан Моне, чтобы по поручению французского правительства изыскать возможности приобретения в США значительного количества самолетов и авиационных моторов.

Для Европы то была эпоха Мюнхена, когда Англия и Франция, совершенно не подготовленные к войне, дали возможность Гитлеру захватить единственную реальную помеху нацистской агрессии в Центральной Европе — хорошо защищенную Судетскую область Чехословакии. Опыт Мюнхена укрепил в европейских демократических странах веру в то, что единственной надеждой на неподчинение господству нацистов и мир является быстрое перевооружение, которое заставит Гитлера задуматься, прежде чем решиться на новый акт агрессии.

В Азии Китай вот уже полтора года продолжал оказывать сопротивление японцам, и хотя китайцы сдавали город за городом, провинцию за провинцией, это не уменьшало их воли к сопротивлению. Теперь китайцы старались развить свои малоразвитые западные районы, превратив тогдашнюю столицу Чунцин в центр борьбы против агрессора. Легкое вооружение из оккупированных районов перевозилось за тысячи миль по рекам на лодках или по суше вручную или на тележках, запряженных осликами, чтобы составить основу новых арсеналов для сражающейся китайской армии. Но Китаю явно нужно было получить как можно больше военных припасов из внешнего мира, от тех, кого их генералиссимус назвал "дружественными нациями и противниками агрессии во всем мире". К последним принадлежали и Соединенные Штаты, которые с января 1932 года проводили политику непризнания любых территориальных изменений, произведенных военной силой. Однако наши апелляции к "силе морали" и призывы к японцам разрешать спорные вопросы мирным путем не имели успеха, хотя мы продолжали эти свои усилия вплоть до Пёрл-Харбора. Но в 1938 году мы перешли к мерам более практического характера. Летом госсекретарь Халл обратился к авиакомпаниям с призывом не продавать самолетов странам, которые неправомерно используют их для атак на мирное население, как, например, японцы в Китае. Хотя у этого "морального эмбарго" не было юридического подкрепления, экспорт американских самолетов в Японию прекратился. И вот, с прибытием к нам посланца Чан Кайши, мы сделали первые реальные шаги, чтобы помочь Китаю.

Эмиссар Чан Кайши прибыл к министру финансов Моргентау для переговоров о возможности предоставления правительством США кредита Китаю, для того чтобы сделать у нас необходимые покупки. Хотя Закон о нейтралитете не запрещал подобных сделок, у нас было немало людей, противившихся такого рода государственной помощи Китаю. Однако стараниями президента и министра финансов 15 декабря 1938 года Китаю Экспортно-импортным банком был предоставлен кредит в 25 миллионов долларов. Кредит этот, по существовавшим правилам, не мог быть использован для приобретения оружия, но на эти деньги можно было купить другие товары, необходимые сражающемуся Китаю. Выплаты должны были производиться в течение пяти лет поставками тунгового масла — важного промышленного сырья.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Невидимая рука

    Книга
    Эта книга вышла в США первым изданием в 1985 г., и за семь лет была тринадцать раз переиздана (1992 г.). Её автор окончил университет штата Аризона и является специалистом по политическим наукам.
  2. Ерсон, специалист по политическим наукам, видит историю не как безумную игру слепого случая, а как заранее спланированные и целесообразно организованные события

    Документ
    Автор книги Р.Эпперсон, специалист по политическим наукам, видит историю не как безумную игру слепого случая, а как заранее спланированные и целесообразно организованные события.

Другие похожие документы..