Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Муниципальное казенное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад п. Нидым» Эвенкийского муниципального района Красноярского края является об...полностью>>
'Документ'
В стоимости тура: Очаровательная Прага, Легенда Баварии- Мюнхен. Изысканная Женева, Жгучая Барселона, Красавица – Ницца, Верона-столица влюблённых, И...полностью>>
'Документ'
Перечислите функциональные блоки, эффективность системы управления которыми вы хотите повысить. Например, «Финансы», «Маркетинг», «Продажи», «Закупки»...полностью>>
'Документ'
Список литературы «В союзе звуков, чувств и дум» адресуется, прежде всего, молодым учителям-словесникам, работающим в V-ХI классах. Его цель – помочь...полностью>>

Водка-лимон

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

«Артхаус трафик» представляет:

Горная романтическая любовная история,

снятая режиссером курдом

и решенная в эстетике грузинского кинематографа 60-х годов XX века

ВОДКА-ЛИМОН

Режиссер Хилер Салеем

Приз «Святого Марка»

Хинеру Салеему

(официальная конкурсная программа «Против течения»)

на Венецианском кинобиеналле 2003

Смотрите в кинотеатрах в мае 2004г.

www.arthousetraffic.com

О ФИЛЬМЕ

Режиссер: Хинер Салеем

В ролях: Ромен Авинян (Хамо), Лала Саркисян (Нина), Иван Франек (Дилован), Рузанна Месропян (Зина), Захал Кариелашвили (Джано), Армен Марутян

Сценарий: Леи Динети, Паулин Гузенн, Хилер Салеем

Оригинальная музыка: Майкл Корб, Рустам Садоян

Опреатор: Кристоф Поллок

Производство: Франция-Италия-Швейцария, 2003 г.

Продолжительность: 84 мин.

Награды и номинации: Приз «Святого Марка» Хинеру Салеему (официальная конкурсная программа «Против течения») на Венецианском кинобиеналле 2003, Приз жюри Ромену Авиняну как лучшему комедийному актеру на фестивале в Ньюпорт Бич (США) 2004, фильм-участник официальной программы кинофестиваля в Бангкоке 2004.

Кадры полиграфического качества: /photos-press.asp?id=77

Синопсис

Горная романтическая любовная история, снятая режиссером курдом и решенная в эстетике грузинского кинематографа 60-х годов XX века

Действие происходит в курдских деревнях на Кавказе. Хамо — отставной офицер советской армии, ему за шестьдесят. Он вдовец, все, что у него осталось, это старый гардероб, советский телевизор, военная форма и ежемесячная пенсия в семь долларов. Каждый день Хамо идет на кладбище и сметает снег с портрета жены на ее могиле. Чуть подальше сметает снег с могилы мужа Нина — красивая пятидесятилетняя вдова. В старом автобусе, который везет их в их деревни, они сидят всего в трех рядах друг от друга. Хамо смотрит на Нину. Она смотрит на него. Пейзаж за окном совершенно белый, за исключением камней, которых так много в этой стране. Когда Хамо возвращается к себе в деревню, его ждет письмо от одного из сыновей, живущего в Париже. Вся деревня судачит: "Наверное, конверт полон 100-долларовыми купюрами". Но все мысли Хамо отданы красивой незнакомке с кладбища...

О съемках


Юмор перед лицом трагедии

Хинер Салеем любит цитировать фразу своего деда о курдском народе: "Наше прошлое печально, наше настоящее катастрофично, но, к счастью, у нас нет будущего". Оружие, которым пользуется режиссер "Водки Лимона", чтобы противостоять несправедливостям, жертвой которых стал его народ — это юмор: "Я человек сдержанный, — признается режиссер, — я не люблю говорить о драмах. Если говорить о курдах, или евреях, или армянах, или о других народах, узнавших страшные беды, то если бы у них не было чувства юмора, если бы они не умели немного отстраняться, они бы никогда не выжили".


Выпадет ли снег в Армении?

То, что в этом заснеженном фильме, снятым режиссером, который хорошо знает Францию, звучит хит Сальваторе Адамо "Падает снег", нет ничего удивительного. Эту песню уже использовала Сандрина Вейсе в семейной деревенской хронике "Выпадет ли снег на Рождество?" /Will It Snow for Christmas?/ (1996). А в 2003 году Шанталь Лоби даже пригласила Адамо участвовать в своем фильме, названным по имени другого хита певца "Твои руки на моей заднице" /Leave Your Hands on My Hips/ (2003).

Ледяная водка

Режиссер хорошо запомнил эти съемки, которые велись в тяжелых климатических условиях и в жестких временных рамках (семь недель): "В течение шести недель днем было около 25 градусов мороза, ночью еще хуже! Часто мы даже не могли поставить декорации. Я снимал в полярном капюшоне, в очках, надев 2 или три пары перчаток. Уже в 9 часов мы были готовы снимать, но начинали только в 14. Потому что ничего не было готово. Иногда приходилось полчаса протирать камеру. Однажды актриса стала вся красная из-за мороза. У нас было множество проблем такого рода".

Курдистан и кино

До "Водки Лимон" во Франции выходило мало фильмов курдских режиссеров. Среди них картины турка Ильмаса Гюнея (умер в изгнании во Франции в 1984), в частности "В увольнении" /Yol/ (1982) ("Золотая пальмовая ветвь" Каннского фестиваля-1982), и иранца Бахмана Гхобади, в частности "Время опьянения лошадей" /Time for Drunken Horses, A/ (2000) ("Золотая камера" в Канне-2000). "Ветер нас унесет" /Wind Will Carry Us, The/ (1999) Аббаса Киаростами и "Черная доска" /Blackboards/ (2000) Самиры Макхмальбаф были сняты в иранском Курдистане.

Опьянение лошадей

В фильме несколько раз появляется всадник, что заинтриговало многих зрителей. "Я никогда не задавался этим вопросом. Но после отбора фильма в Венеции все журналисты спрашивали меня: "Что означает эта лошадь?" Поставленный перед необходимостью отвечать, я начал об этом размышлять и нашел ответ в своем бессознательном, в детской памяти. На нас совершала налеты иракская армия, и нам часто приходилось бежать в горы; в этих случаях отец бросал нас вместе с пропитанием на спину лошади".

Главный оператор — Поллок

Хинер Салеем обратился к известному французскому оператору Кристофу Поллоку /Christophe Pollock/, который, в частности, работал с Жаком Дуайоном (среди прочих картин — "Молодой Вертер"), с Жаком Риветтом ("Верх, низ, бьется"), с Жан-Люком Годаром ("Моцарт навеки"), с Клодом Миллером ("Бетти Фишер и другие истории").

Место съемок

"Водка Лимон" снималась у подножья самой высокой горы в Армении. Зимой, когда снег делает невозможным доступ к деревням, жители живут в полной изоляции. Когда приходит весна и тает снег, то дома, хлева, дороги — все за несколько часов оказывается затопленным потоками грязи и льда. Фильм был снят именно в эти два сезона, когда было очень холодно и когда вода уносит все. Курды деревни, где происходили съемки, не христиане и не мусульмане, они верны верованиям, вышедшим из зороастризма. Их называют "почитателями Солнца", они поддерживают в храмах езидов вечный огонь. Всего их около 35.000, они с XV века обитают в недоступных долинах юга Кавказа, скрываясь от репрессий оттоманов. На этом краю света они сохранили нетронутыми свои религиозные обычаи и свою духовность, несмотря на то, что их включили в кавказскую мозаику, а затем в СССР. Во время съемок жители деревень были ошарашены появлением целой колонны грузовиков бывшей Красной Армии, за рулем которых были бывшие партизаны войны в Карабахе, а в них ехали армяне, иракские курды, грузины и французы...

Несколько слов о курдах

Севрский мирный договор 1920 г. на практике никогда не соблюдался, и в 1923 году на Лозаннской мирной конференции Курдистан был поделен на четыре государства: Турция (проживает 20 млн. курдов), Иран (9 млн. курдов), Ирак (6 млн. курдов) и Сирия (2 млн. курдов). Существуют также курдские общины на постсоветском пространстве (Армения и Грузия: 320 тыс.), в Ливане (100 тыс.) и сильная диаспора в Западной Европе (650 тыс.). В целом можно оценить число курдов по всему миру примерно в 28 млн. человек. Курды были коренным населением Западной Азии, потомками античных мидийцев, говорили на индоевропейском языке и имели письменность с VII века. В настоящее время в большинстве своем они мусульмане-сунниты, небольшая часть — шииты. Существуют также совсем маленькие группы христиан и приверженцев езидизма. Курды, несомненно, в настоящее время представляют собой самую большую нацию, которая не имеет своего независимого государства. Сейчас во Франции живет 150 тыс. курдов.

"Ружье моего отца" — повесть Хинера Салеема

"Меня зовут Азад Схеро Селим. Я внук Селима Мале. У моего деда было большое чувство юмора. Он говорил, что родился курдом, на свободной земле. Потом пришли оттоманы и сказали деду: ты оттоман, и он стал оттоманом. После падения Оттоманской империи он стал турком. После ухода турков он опять стал курдом при правлении шейха Махмуда, вождя курдов. Потом пришли англичане, и мой дед превратился в подданного Ее Величества и даже выучил несколько английских слов. Англичане придумали Ирак, и дед стал иракцем, но он так и не понял загадку этого слова: "Ирак". И до самой своей смерти он не гордился тем, что был иракцем, и его сын, Схеро Селим Мале, тоже нет. Но я, Азад, тогда еще был маленьким".

Так начинается рассказ "Ружье моего отца". В котором Хинер Салеем рассказывает о своем детстве и историю семьи, начиная с захвата власти Саддамом Хусейном и заканчивая тем днем, когда в 17 лет он бежал из Ирака. Эта повесть переводится сейчас в нескольких странах.

ПРЕССА

Диалог минимален. Лаконизм, безусловно, работает. Здесь слишком холодно, чтобы попусту тратить слова, и, черт побери, режиссер и сценаристы это понимают. (Далавста, IOFilm.co.uk)

Добрая трагикомедия Хинера Салеема рассказывает о престарелом вдовце, который находит любовь... на кладбище. Плюс это история его крошечной курдской деревушки — далеком от цивилизации, занесенном снегом поселении, где мирно сосуществуют реальное и сюрреальное. (Нил Смит, "BBC")

"Водка лимон" — потрясающий фильм о тяжелом бремени бедности, которое несут те, у кого очень мало выбора. Но и в их жизни бывают светлые моменты... (Фредерик и Мэри Энн Брюса, "Spirituality & Health")

Покрытая снегом Армения, печальный пейзаж, ослепляющий и захватывающий взгляд зрителя. "Водка Лимон" иногда кажется документальной картиной, настолько потенциально насыщены ее персонажи. (Кьяра Ф., CеntralDoCinema.it)

Салеем смотрит на пейзажи и персонажей, пропуская реальность то через фильтр иронии, то через фильтр драмы, перемежая то и другое, как это бывает в настоящей жизни. (Анджела Пруденци, Cinema.libero.it)

Фильм "Водка лимон" можно было бы назвать вариацией на тему пьесы Беккета, которая находится под полным контролем группы опытных, хотя и скромных и склонных к наигрышу актеров. (Элвис Митчелл, "The New York Times")

Эта нежная сказка, исследующая одиночество страны, не попадается в ловушки назидательных нравоучений и предпочитает улыбку кислой роже. (Ромен ле Верн, )

Этот фильм — смесь Каурисмяки и Магритта. Каурисмяки — из-за холодного юмора, который постоянно сохраняет их достоинство и человечность в самых худших ситуациях. Магритт — из-за тех находок, которые поднимают фильм над реализмом, не лишая его почвы под ногами. (Жан Лодс, )

Несколько забавных эпизодов иногда разбавляют чувство отчаяния у зрителя, который выходит из зала морально потрясенным. (Валерио Сальви, )

Соединяя романтическую историю, комедию и трагедию, Салеем не попал в ловушку мелодрамы и глянцевой этнографии в духе журнала "National Geographic" потому, что сосредоточил рассказ на героях и выстроил мир их существования так, что вы верите в его реальность, хотя он и отмечен элементами абсурда. (Нил Янг, "Jigsaw Lounge")

В суровом пейзаже "Водки лимона" таится поэзия столь необычная, что кажется почти извращенной. (Джоселин Щепаняк-Гиллис, )

"Водка Лимон" — это печальная, но исполненная достоинства элегия о людях, брошенных в умирающей горной армянской деревне, которая лишилась советских субсидий, рабочих мест и молодежи. (Джошуа Тэнзер, , 27.03.2004)

...Как это всегда и бывает, и в этом случае любовь правит миром. Или точнее, поднимает дух в замерзших деревнях сельской Армении. (Майлз Филдер, "The Herald", 30.09.2004)

Некоторая сюрреалистическая тональность и доля оптимизма напоминают "Человека без прошлого" Аки Каурисмяки и какие-то эпизоды из фильмов Эмира Кустурицы". (Доната Феррарья, "Cineclique")

"Взбадривающая, как стакан водки, терпкая и витаминизированная, как лимон, ледяная, как пейзаж и чистая, как нежность этих обделенных людей, "Водка лимон" представляет собой сверкающую поэму печали и любви". (Мари-Ноэль Траншан, "Le Figaroscope")

"Если юмор — это вежливость отчаяния, то курдский режиссер Хинер Салеем — самый куртуазный из людей, а его фильм — самый элегантный праздник, который можно себе устроить". (Мари-Ноэль Траншан, "Le Figaro")

"Жизнь курдов, показанная с сумасшедшим и взбадривающим юмором. Маленькая драгоценность без подделки". (Жан-Батист Морэн, "Les Inrockuptibles")

"Фильм обладает очевидной самобытностью, это не простое желание быть странным или насмешить. Это почти трагедия, одновременно прозаичная и лирическая, народа, который оказывает яростное сопротивление, стоя на краю пропасти". (Венсан Табурэ, "Positif")

"Из этого поэтического и крепленого фильма, в котором присутствуют и смешная история, и трагикомический памфлет, и сюрреалистическая хроника а-ля Кустурица, исходит оригинальное и пьянящее очарование". (Мишель Ребишон, "Studio Magazine")

"Нежная история, исследующая заброшенность одной деревни. "Водка Лимон" избежала ловушки поучающего дидактизма и предпочитает улыбку мрачной физиономии. Хороший выбор". (Ромен ле Верн, )

"После "Да здравствует новобрачная... и освобождение Курдистана" и "Перевозчиков снов", Хинер Саалем, иракский беженец, живущий в Париже, подписывается под своим лучшим фильмом, составленным из восхитительных маленьких сюрреалистических картин". (Филипп Арденн, "Aden")

"Хинер Салеем лепит фрагменты жизни, часто даже не имеющие драматической важности, демонстрируя умение излагать и особый тон, составленный из мягкой иронии, горечи и нежности. К этим качествам добавляется визуальное чутье, которое позволило ему вытащить самое лучшее из этого весьма необычного пейзажа". (Флоранс Коломбани, "Le Monde")

"Суть этого благородного фильма — встреча двух одетых в траур одиночеств, в которых сплелись сомнения, целомудрие и под конец даже веселье". (Кристоф Нарбонн, "Premiere")

"Маленькая историйка экзотического и подчеркнуто поэтического выживания, автором которой является Хинер Салеем, подчиняется канонам авторского кино с малым бюджетом из далекой страны. Кому это нравится, могут выпить это не без удовольствия, но без опьянения". (Арно Малерб, "L'Express")

"Хинер Салеем снимает обрывки истории, кусочки событий. Он снимает также свадьбу, попытку убийства и унижение молодой женщины. И, главное, он с нежностью, поднимаясь над отчаянием, показывает жизненные перипетии". (Пьер Мюра, "Telerama")

"Он с воодушевлением, приправленным бурлеском, снимает на фоне заснеженных армянских гор. Но фильму, часто трогательному, недостает того яростного юмора, который так ярко проявился в его книге о своем детстве "Отцовское ружье". (Марк Семо, "Liberation")

"Милая ностальгическая сюрреалистическая баллада о крае света, которую не удалось испортить пунктирному сценарию". (Грегори Александр, "Cine Live")

"Если вам надо немного воспрянуть духом, глоток "Водки лимона" вам прекрасно поможет". (Джин Лоуерисон, "San Diego Metropolitan")

"Сдержанная, мрачная комедия". (Фил Холл, "Film Threat")

"Положение в этих бывших республиках СССР действительно тяжелое, но оно служит питательной почвой для потрясающего кино". (Кен Фокс, "TV Guide's Movie Guide")

"Водка Лимон" — работа уверенного в своих силах мастера, которая преодолевает невзгоды существования с юмором и без пошлости". (Билл Чамберз, "Film Freak Central")

"Этот мрачный, но сделанный с любовью, фильм придает теплое, человеческое лицо тому, что в действительности является колоссальной трагедией". (Джошуа Танзер, )

"Необычный и построенный на атмосфере рассказ". (Нил Смит, "BBC")

"Яркость и терпкость фильма подчеркивают сдержанный и тенденциозный взгляд режиссера на жизнь". (Доналд Манро, "Fresno Bee")

"Существует особого рода юмор, который расцветает перед лицом чрезвычайных лишений, и он в высшей степени присущ фильму "Водка Лимон". (Уэнди Айд, "Times of London")

"Любой, кто может столь убедительно передать экстаз акта любви с помощью кадра спокойно падающего снега, является талантливым человеком, который достоин внимания". (Эд Гонсалес, "Slant Magazine")

"В этой чрезвычайно сдержанной, точной и неспешной комедии, действие которой происходит в бедной деревушке на севере постсоветской Армении, Хинер Салеем достигает забавной абсурдности народной сказки с оттенком магического реализма".
(Дейвид Шют, "LA Weekly")

"Водка Лимон" — потрясающий армянский фильм о тяжелом бремени бедности и о том, как оно изматывает душу". (Фредерик и Мэри Энн Брюса, "Spirituality and Health")

"Мрачный по теме, но полный тонкого юмора фильм". (Дессон Томсон, "Washington Post")

"Водка Лимон" — трогательно насмешливый небольшой фильм, столь же вкусный, как и его название". (Кевин Томас, "Los Angeles Times")

"Маленький шедевр, в котором потенциально мрачная тема максимально насыщена юмором и глубоким пониманием". (Дэвид Стрэттон, "Variety")

"В его замерзших панорамах можно найти немало великолепия, а в специфической манере повествования — очарования". (Лайза Роуз, "Newark Star-Ledger")

"Он не спешит рассказать историю, и зрители, очарованные доброй сказкой и прелестными эксцентрическими героями, не станут с нетерпением ждать финальных титров". (В.А.Музетто, "New York Post")

"Этот фильм обладает шутовской, язвительной визуальной поэзией, под стать озлоблению и чувству в душах его героев". (Элвис Митчелл, "New York Times")

"Салеем наполняет свою повесть о вдовце Хамо и вдове Нине набухающими почками романтической истории. И ему хватает остроумия и тепла, чтобы поделиться со всеми героями фильма". (Лайзе Кеннеди, "Denver Post")

"Водка Лимон" обходится без традиционных приемов, присущих большинству фильмов, которые показываются в мультиплексах на праздники". (Энн Хорнадей, "Washington Post")

"События в фильме развиваются так же быстро, как тают далекие ледники в горах". (Роберт Домингес, "New York Daily News")

"Заставляет вас промерзнуть до костей и в то же время доставляет наслаждение той части вас, которая находит удовольствие в абсурде". (Роберт Денерстайн, "Denver Rocky Mountains News")

"... комическое красноречие выглядит в фильме непринужденным". (Майкл Аткинсон, "Village Voice" )

ХИНЕР САЛЕЕМ

Родился в 1964 г. в Южном Курдистане, Ирак

Хинер Салеем родился в "иракском" Курдистане в 1964 г. В 17 лет он был вынужден бежать из своей страны от режима Саддама Хусейна. Он всегда боролся против этого режима и за признания прав курдского района. По его словам, 9 апреля 2003 г., день падения режима Саддама Хусейна, стал самым прекрасным в его жизни. Как политический беженец, он в течение 23 лет не мог приехать в родную страну. В Париже он живет уже 10 лет. "Водка Лимон" — его третий фильм. Хинер Салеем не только режиссер, но еще и писатель.

"В моих бумагах написано, что я родился в "иракском" Курдистане. Потому что есть Курдистан иракский, турецкий, иранский и даже сирийский. Но нет курдского Курдистана. Когда я был ребенком, мой отец все время слушал новости BBC. Когда моя мать спрашивала его, не надеется ли он на то, что радио сообщит, что королева Британии собирается стирать белье, он тихо отвечал: "Нет, я жду что-то хорошего для курдов". Позже, когда я снимал свою первую короткометражную картину, я попросил его играть там. Согбенный, он повернулся к моей матери и сказал ей: "Я это сделаю, может быть, это хорошо для курдов".

"В 1997 году в курдских кварталах Парижа я снял свой первый полнометражный фильм "Да здравствует новобрачная... и освобождение Курдистана" /Vive la mariee... et la liberation du Kurdistan/, а второй, "Перевозчик снов" /Passeurs de reves 2000/, в курдских деревнях Армении. В этих фильмах я заново придумывал свою страну, и, возможно, это тоже было хорошо для курдов. Первый день съемок моего третьего полнометражного фильма "Водка Лимон" практически совпал с вторжением союзных войск в Ирак. В деревнях, где мы снимали, ни радио, ни телевидение ничего не принимало. Каждый вечер, после последнего хлопка хлопушки, я поднимался на саму высокую точку в округе, чтобы поймать радио на языке, который я бы понимал. В вечер вторжения я включил радио и, наконец, услышал что-то хорошее для курдов..."


Полнометражные фильмы:

2003 Водка Лимон / Vodka Lemon
2001 Абсолютное одиночество /Absolitude (для телеканала "Arte")
1999 Перевозчики снов / Passeurs de reves
1997 Да здравствует новобрачная... и освобождение Курдистана / Vive la mariee... et la liberation du Kurdistan – Премия за лучший сценарий на МКФ в Анжере; Премия за лучший европейский фильм на МКФ в Виареджо; Большой приз международной критики

Хинер Салеем о фильме «Водка Лимон»:

"В 1999 году я снял свой второй фильм "Перевозчики снов" в курдских деревнях Армении. Как только я туда приехал, я понял три важные вещи: Если тебе говорят "проблем нет", значит, впереди тебя ждет масса проблем. Если тебе говорят "одну минутку", это значит два или три дня. Если тебе говорят "завтра", это значит "никогда". После первого дня съемок я дал себе слово, что больше никогда не вернусь сюда по профессиональным причинам. Но потом люди и пейзажи, окружавшие меня, стали меня все больше и больше восхищать. Это была страна, как две капли воды похожая на мой родной Курдистан, куда мне тогда было запрещено возвращаться и который я мечтал увидеть после многих лет разлуки. По-моему, все армяне — волшебники, потому что я не понимаю, как им удалось выжить. Думаю, они и сами не понимают. Этот абсурд и их оптимизм, эта нищета и эта любовь, эти жизни, в которых трагедия оборачивается комедией, — все это заставило меня делать кино и заставило вернуться в эту страну, чтобы снять фильм "Водка Лимон".

ИНТЕРВЬЮ С ХИНЕРОМ САЛЕЕМОМ О ФИЛЬМЕ "ВОДКА ЛИМОН"


Вы часто цитируете очень красивую фразу вашего деда о несчастиях курдов, он говорил: "Наше прошлое печально, наше настоящее катастрофично, но, к счастью, у нас нет будущего". Ваш фильм — это юмористический ответ на трагическую ситуацию?

Я очень сдержанный человек. Я не люблю говорить о драмах. Если говорить о курдах, евреях, армянах или о других народах, переживших трагедию, то если бы у них не было юмора, если бы они не умели делать все относительным, они бы не смогли выжить. Даже в самые тяжелые, трагические моменты всегда есть нечто, что заставляет нас рассмеяться. Мне нравится рассматривать трагедию как некий период, некий этап, который пройдет. Я не люблю разыгрывать жертву. Когда я говорю что-то серьезное, мне необходимо тут же сказать какую-нибудь глупость, чтобы сделать высказывание относительным.

Этот фильм — нежная сказка о любви, о нищете, о нищенском существование в белом, если сравнивать с жизнью в розовом. Какова была отправная идея?

Я уже давно хотел снять Курдистан, горы, деревья, гранатовые деревья, свою мать, курдов! До недавнего времени у меня не было на это возможностей. Мне хотелось снять историю о дружбе или о любви в своей стране, но я не мог этого сделать. Тогда я стал представлять эту историю по-другому, приложив ее к курдам в Армении. Потом я поехал на постсоветские развалины. Я немного расширил рамки этой истории, она стала как курдской, так и универсальной.

Это ваш второй фильм в Армении...

Да. Когда в 1999 году я снимал свой второй фильм "Перевозчики снов" в курдских деревнях Армении, я сразу же усвоил три основные вещи: когда вам говорят "нет проблем", это значит, что их будет несть числа; когда вам говорят "минутку", это значит через два-три дня; а когда вам говорят "завтра", это значит никогда. С первого же дня я поклялся себе, что больше никогда не приеду сюда по профессиональным делам. Но потом начал узнавать окружающих меня людей. Я был очарован этими величественными пейзажами, неизвестными в Европе. Страна, похожая на Курдистан. Лица женщин похожи на лицо моей матери. Их музыка напоминает мне наши колыбельные. На рынке продают кучей все, что осталось: советские фотоаппараты, одну поношенную и порванную туфлю, старые и поржавевшие хирургические инструменты. Продают даже использованные батарейки. Пациенты ложатся в больницы со своими бинтами и дезинфицирующими средствами, если не с операционными инструментами. Они расплачиваются чаще всего сыром или курагой. Мне кажется, что все армяне волшебники, потому что я не понимаю, как им удается выживать (возможно, они сами не понимают!). Несмотря на это, они остаются невероятными оптимистами. Это напоминает мне курдский анекдот, который мне рассказали: однажды один человек был вынужден продать свой цветной телевизор, но он не хотел оставлять своих детей совсем без телевизора, и тогда он, продав большой цветной телевизор, купил маленький черно-белый. Его пятилетняя дочка спросила его: "Папа, почему теперь у Катерины не красные губы? Они стали совсем черными". Этот абсурд и этот оптимизм, эта нищета и эта любовь, эта жизнь, балансирующая на грани трагедии и комедии, эти красные губы, ставшие совсем черными — вот причины, которые толкают меня заниматься кино и сделать "Водку лимон" в курдских деревнях Армении.

Снег присутствует в фильме от начала до конца...

Я изначального представлял эту историю в снегу. Но я не ожидал столько снега! Я приезжал в эти места летом. Это было божественно. Незадолго до начала съемок пошел снег, и весь регион очень быстро покрылся снегом метровой толщины. Какое безумие я затеял! Каждый раз, чтобы попасть на кладбище, нам был необходим бульдозер, чтобы расчистить путь.

Эти люди, сидящие часами на улице, рассуждающие под падающим снегом, курящие сигареты под звездами — это поэтическая вольность?

Если я скажу, что все там все время так делают — это будет преувеличение. Но дома практически не отапливаются. В советское время газ был бесплатным. Люди даже оставляли окна открытыми. Сегодня они могут позволить себе открыть газ не более, чем на десять минут. Они согревают только одну комнату, где все и собираются. Между отопляемой комнатой и туалетом разница бывает в тридцать градусов! Люди неожиданно садятся и долгое время проводят на улице. Мне эта идея очень понравилась. Мы были окружены такими прекрасными пейзажами, зачем снимать в домах людей, сидящих в комнатах!

В фильме часто появляется всадник. Начинаешь спрашивать себя: "Это мимо скачет опасность? Садам Хусейн? Казак?"

Я никогда по-настоящему не задавался таким вопросом. Но, начиная с Венецианского фестиваля, все журналисты спрашивают меня: "Что это за лошадь?" Так что, чтобы им ответить, я начал размышлять о ней. И нашел ответ в своем подсознании, в детской памяти. Иракская армия постоянно нам угрожала, нам часто приходилось бежать в горы, и наш отец закидывал нас с провизией на спину лошади.

В картине перекликаются два образа: начальный, со старым музыкантом, прибывшего на кровати, и конечный, когда пианино делает вид, что убегает. Это сделано намерено?

На самом деле нет. Я не заметил, что в первой сцене приезжает кровать, а в последней уезжает пианино. Изначально фильм начинался по-другому. Возможно, что в моем отсутствии логики присутствует некая логика, которая проявляется при монтаже. Мы видим нищую страну. Но, несмотря ни на что, есть надежда: пианино не продается, достоинство не продается. В последней сцене с пианино речь идет в основном о любви, о зарождающейся любви между Хамо и Ниной, об этой потрясающей силе, которая позволяет им сопротивляться и находить решения вместе.

Это пианино кажется несколько нелепым в этих убогих джомах, где уже ничего не осталось.

В бывшем Советском Союзе, как во многих коммунистических странах, большое внимание уделялось спорту и искусствам. Дети в школе изучали музыку. Наличие пианино в доме было свидетельством некого социального и интеллектуального статуса.

А кладбище?

У курдов свое отношение к мертвым. Для них мертвые не совсем мертвые. Они не видны людям, но они постоянно присутствуют в повседневной жизни. Люди идут на кладбище с водкой и едой. Семья, друзья рассаживаются там. Они пьют за здоровье усопшего, разговаривают с ним. Кладбище для них не печальное место. Однажды я увидел там двух молодых людей. Я спросил их: "Что вы здесь делаете?" Они ответили: "Курим, болтаем". Я удивился: "Болтаете здесь?" Они сказали: "А куда нам идти? Кафе у нас нет. А это наш приятель, он умер. Здесь стоит стул. Мы садимся на него и составляем ему компанию".

Кто он, главный персонаж — армянин, курд?

Для меня Хамо, Нина и все жители деревни — курды. Я не наделял национальностью каждого персонажа, курд он, или армянин, или русский, это не имеет значения.

Сын Хамо живет в Альфорвиле. Почему Альфорвиль?

Это не какое-то богатое, красивое или сексуально-притягательное место. Но там живет много армян. Там этот город называют Армен или Арменивиль, а не Альфорвиль. Он практически целиком армянский. В Армении Альфорвиль более известен под именем... Авиньон. Родители посылают туда своих детей. Это своего рода далекий рай!

А песня Адамо?

Это находка в стиле Арменивиля! В Армении, как и во многих восточных странах, есть свой репертуар французских и итальянских песен 60-ых годов. Адамо и другие французские певцы, уже не говоря об Азнавуре, там всегда в моде. Армяне делают свою аранжировку и поют эти песни на каком-то непонятном французском!

Почему название фильма "Водка лимон"?

Когда говорят о водке, в народном сознании она связана с этим регионом. Там все пьют водку: курды, армяне, русские... Лично я люблю водку! Когда я писал сценарий, я обозначил его кодовым названием "Водка лимон". И рассказывал о нем на телевидении и продюсерам как о "временном". Фильм был закончен, и надо было "раскодировать" это название. Мы начали думать, но ничего лучше не придумали. И потом, оно понятно на всех языках мира.

Два месяца съемок в снегах. Это долго?

Это очень долго. Как только начались съемки, мы уже не могли себе сказать: "Сегодня слишком сильный ветер или слишком много солнца, снимать не будем!" У нас было всего семь недель на съемки. В течение шести недель днем было около 25 градусов мороза, ночью еще хуже! Часто мы даже не могли добраться до места съемок... Я снимал в полярном капюшоне, в очках, надев 2 или три пары перчаток. Уже в 9 часов мы были готовы снимать, но начинали только в 14. Потому что ничего не было готово. Иногда приходилось полчаса протирать камеру. Однажды актриса стала вся красная из-за мороза. У нас было множество проблем такого рода.

А фильм на каком языке?

В фильме говорят на курдском, русском и армянском. На трех языках. Это тоже реальность. Живущие там курды говорят по-курдски. Они живут в Армении и, значит, учат армянский. А русский до сих пор очень распространен, хотя он уже не официальный язык. Однако эти деревни на 100% курдские.

Ваши персонажи или в ваших краях испытывают тоску по советскому режиму?

Я никогда слепо не верил советскому режиму. И если бы мне пришлось вступать в какую-нибудь партию, я бы вступил в партию, выступающую за признание национальных прав курдов, а не за борьбу классов. Мне нравится идея классовой борьбы, но есть более важные проблемы. У меня на первом месте — право на жизнь. Естественно, на меня какое-то влияние оказывала "левая" культура, Режи Дебре и подобные люди... Но у меня нет никакой ностальгии по тем временам. Напротив, падение советского режима стало благословением для таких народов, как мой. Мы были жертвами логики двух блоков. Курдистан был поделен на четыре части: две находились под американским влиянием, а две — под советским, и между ними было молчаливое соглашение: никто не трогает курдов, и, в конечном счете, нам никто не помогал. Вьетнамцы были против американцев: Советский Союз и весь восточный блок помогали им. Афганские моджахеды воевали против советских: американцы и весь Запад помогали им. А мы никогда напрямую не воевали ни с русскими, ни с американцами. Нас оккупировали вульгарные диктаторы третьего мира. Но с этой логикой теперь покончено. Я говорю о позитивных моментах конца логики двух блоков. Но есть и негативные стороны. Некоторые персонажи фильма тоскуют по тем временам. Но не я.

Это очень хорошо чувствуется.

Я не сужу. Я знаю, что когда ты голоден, тебе нужен хлеб. Но я также знаю, что когда есть хлеб, но нет свободы, это все равно, что у тебя ничего нет.

В детстве кем вы хотели стать?

Не я определял свой путь, а иракцы или турки. Моя мать мечтала, чтобы я стал учителем. Отец же хотел, чтобы я был адвокатом или судьей. Мои старшие братья воевали. Они не смогли получить университетское образование. Так что мне было уготовлено стать гордостью семьи. Когда я в следующий раз увижу свою мать, она мне скажет: "Сын, какая у тебя работа?" Я ей отвечу: "Мама, я снимаю фильмы". Она скажет: "Понятно, понятно... Но ответь мне серьезно: какая у тебя работа?" Даже если я буду делать лучшие в мире фильмы, она всегда будет сожалеть, что я не учитель.

У вас есть проект следующего фильма?

Да. Естественно, я мечтаю снять его в Курдистане. Но, думаю, это будет трудно. Потребуется переправлять туда оборудование. Но через какую страну? Кто будет нас страховать? Но я, конечно же, сниму этот фильм. Действие его происходит в Курдистане. Если я не смогу сейчас снять его там, возможно, я сниму его в другом месте.

ООО «АРТХАУС ТРАФИК»

Тел.: +38 (044) 233 45 57

Тел./факс: +38 (044) 573 96 21

01011 г.Киев, ул. Гусовского 2, оф. 13

Денис Иванов, продюсер

Моб.: +38 (066) 710 65 20

E-mail: producer@

Олекса Новосад,

исполнительный директор

Моб.: +38 (067) 230 30 40

E-mail: novosad@

Марина Шух, координатор проката

Моб.: +38 (066) 299 49 05

E-mail: 35mm@

Юля Сердюкова, пресс-секретарь

Моб.: +38 (068) 701 65 60

E-mail: press@

Александр Чепига,

креатив и веб-поддержка

E-mail: creative@

Юлия Левина, главный бухгалтер

E-mail: : levina@



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Где мы проводим основную часть своей жизни

    Документ
    Где мы проводим основную часть своей жизни? Где находим и теряем друзей, учимся сами и учим других, реализуем свои социальные амбиции и приобретаем жизненный опыт? Конечно, на работе.
  2. Алкогольные напитки

    Документ
    Алкогольные напитки – жидкие пищевые продукты (напитки), содержащие не менее 9 % этилового спирта, образующегося при сбраживании сахаров, которые извлекаются из углеводсодержащего продовольственного сырья.
  3. Благодарю своего любимого сына

    Документ
    Коммунисткой я была с пеленок. Это потом уже, вылезши из пеленок, я коммунисткой быть перестала. А тогда Жутко вспоминать. Год где-то 1968. Жуткая старина, даже древняя.
  4. Пицца. Маленькая -(26см) Большая -(36см) Очень большая -(40см)

    Документ
    Канапэ Разнообразные канапушки (с салями, ветчиной, нежной сёмгой, ветчиной & сыром) не только украсят и разнообразят Ваш праздничный стол, но и помогут разогреть аппетит в ожидании гостей!
  5. История водки

    Обзор
    Часть вторая. Создание русского вида хлебного вина (водки) в истории России и его эволюция с XIV века до появления промышленного (заводского) винокурения во второй половине XIX века (1377-1861 гг.

Другие похожие документы..