Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
методическим объединениям учителей проанализировать причины невыполнения задачи по достижению запланированных результатов обучения, оптимизировать раб...полностью>>
'Документ'
Повышение кредитоспособности компании за счет максимизации денежных поступлений, внедрения международных стандартов бухгалтерского учета, повышения п...полностью>>
'Документ'
152200 «Наноинженерия». Профиль «Инженерные нанотехнологии в машиностроении». Нанотехнологии – это прорыв в обработке металлов к новым свойствам мате...полностью>>
'Документ'
ПРОФИЛАКТИКА НАРКОМАНИИ В Молодежной среде подразумевает работу в двух направлениях: 1) улучшение информированности подростков о факторах риска, созд...полностью>>

Дагестан в политике противоборствующих держав на кавказе от Петербургского договора до Гюлистанского трактата (1723-1813)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Однако дело до войны не дошло. Твердая позиция России вынудила Порту быть более сговорчивой. 12 (23) июня 1724г. был подписан Константинопольский русско-турецкий договор, определивший сферы влияния между ними следующим образом:

- к России отходили те области, которые она получила у Ирана по Петербургскому договору 1723г. Кроме того, сверх феодальных владений Дагестана, находившихся в ее подданстве, она обретала 2/3 приморской полосы Ширвана и часть земель в верховьях Самура, находившихся под протекцией Сурхая.

- к Османской империи переходили бывшие иранские владения в Азербайджане (кроме Ардебиля), Грузии, Армении и часть западных областей Ирана. На 1/3 территории Ширвана учреждалось отдельное Шемахинское ханство во главе с Давуд-беком под османским сюзеренитетом. В Дагестане под власть султана отходили Ахты, Рутул, Цахур и часть лезгинских земель, считавшиеся под покровительством Сурхая.

Вторая половина 1725-начало 1726г. прошли под знаком переговоров для реализации статей Константинопольского договора. Но процесс разграничения проходил болезненно, так как Турция стремилась занять побольше территорий, явно нарушая его условия. В июле 1725г. турецкие войска захватили Тебриз, в декабре – Ардебиль. Наступательные действия Турции активно поддерживались английской и французской дипломатией. Взятие турецкими войсками Тебриза отозвалось эхом в самой Англии: получив письма Стеньяна от 23 июля и 21 августа 1725г., английский король составил план похода турецкой армии в Ширван для устрашения российских деятелей, надеясь заставить их отказаться от своих приобретений на побережье Каспия.

Но ситуация в Дагестане и прикаспийских областях менялась не в пользу Турции. Местное население оказывало серьезное сопротивление захватническим устремлениям османов. Учитывая этот фактор, российские представители твердо заявили, что ни при каких обстоятельствах не допустят Турцию к Каспийскому морю. Это заявление было направлено на то, что бы удержать Порту в рамках Константинопольского договора. Оно, вместе с тем, выглядело предупредительным в отношении Франции, которая «из стадии неопределенно благожелательных отношений и склонности к союзу…перешла в стадию определенной и длительной вражды к России. Инструкция государственного секретаря Морвиля, – как подчеркивает Маркова, – посланная в начале февраля 1726г. послу Андрезелю, явилась поворотным пунктом от русофильской политики Константинополя к русофобской».

В такой ситуации на состояние российско-турецких отношений заметное влияние оказывала реакция местного населения на политику противоборствовавших сторон. Коренные жители Дагестана и Ширвана не признавали власти турок, обращались вместе с армянами и грузинами к русским властям с просьбой о защите от давления со стороны Порты. Как свидетельствуют источники, российские военачальники в Дербенте и Низовой не раз оказывали им свое покровительство.

Эти меры усиливали влияние России, способствовали принятию ее подданства владетелями и старшинами прикаспийских областей. Поэтому попытки Порты присоединить к владетелям турецкого султана отходившие в турецкую сторону территории встретили активное противодействие горцев, особенно Дагестана. Как доносили в конце декабря 1727г. турецкие комиссары в Стамбул, использовав силы и «иные способы», они укротили жителей Ширвана, но «дальше наступила дагистанская земля, которую мерить невозможно, яко мерить не дают, противятся оружием».

В такой ситуации Давуд-бек не смог выполнить задач, возложенных на нее Портой, и стал терять ее доверие. В конце 1727г. султан Ахмед III отвернулся от него и принял в свое подданство в качестве верховного правителя Дагестана и Ширвана Сурхай-хана Казикумухского, вставшего на путь временного сотрудничества с Турцией, что сказалось на развитии русско-дагестанских и русско-турецких отношений. С принятием Сурхай-хана в подданство Порты в тактике турецкой дипломатии появился новый акцент – категорическое утверждение об окончании разграничения в Дагестане и Ширване, надеясь с его помощью вытеснить русские войска из занятых ими областей, а «Сурхаево владение (Казикумухское ханство – Р.К.) с Шемахою соединить и тем сильнее свою партию в той стране утвердить».

§4 «Дагестан в кавказской политике противоборствующих сторон от Рештсткого договора до Гянджинского трактата (1732-1735г.г.») посвящен освещению роли Дагестана в указанном аспекте. Описывается процесс возрождения Ирана под руководством Надир-хана, сумевшему к началу 1730г. изгнать афганцев из столицы и возвратить шахский трон наследнику Сефевидов Тахмаспу II. Показывается новый виток османо-иранского противоборства, в ходе которого весной того же года Надир изгнал турок из Хамадана, Ардагана, Керманшаха и Тебриза.

В этой борьбе обе стороны старались использовать в своих интересах людские и материальные ресурсы Дагестана. Так, согласно указу султана Ахмеда III от 2 июля 1730г. Сурхай-хану предлагалось выступить для поддержки турецких войск к Хамадану с условием: «ежели храбростию и трудом ево возымеет Порта счастие Испаганью овладеть, в таком случае учинить ево в Испогани ханом своим». Аналогичные предложения Сурхаю делали и с иранской стороны. Как доносил 3 августа 1730г. генерал Веденигер из Дербента, ссылаясь на сведения, поступившие от посланных в Шемаху «лазутчиков», после взятия иранскими войсками Тебриза, «Сурхай-хан получил от шаха (Тахмаспа – Р.К.) подарки и указ, чтоб он Сурхай пребыл в его верности за что учиняет его визиром, над Шемахою командиром и дает ему шемхальство тарковское и над всеми горскими учиняет ево владельцом».

Вслед за этим, воспользовавшись отъездом Надира в Хорасан, шах Тахмасп попытался восстановить свой престиж самостоятельными действиями. Выступив весной 1731г. из – под Тебриза, в начале апреля он нанес частичное поражение османам. Правительство султана Махмуда I вступило в переговоры с Тахмаспом, стараясь восстановить его против России. В сложившейся ситуации русское правительство решило сохранить дружественные отношения с Ираном и не допустить Турцию в Дагестан и прикаспийские провинции, хотя бы ценой возвращения Ирану части этих областей. Этот акцент во внешней политики России обуславливался тем, что потерпевший в апреле и октябре 1731г. крупные поражения от османов шах Тахмасп полностью стал на путь капитуляции перед требованиями Порты. Конкретное выражение это нашло в ирано-турецком Керманшахском договоре от 12 января 1732г., по которому шах Тахмасп уступал султану Махмуду Тбилиси, Ереван, Шемаху с Ширванской областью и Дагестан. Тебриз и Керманшах возвращались Ирану; р. Аракс признавалась пограничной линией.

Керманшахский договор и подрывные действия Турции на Кавказе угрожали интересам России. Правильно оценив сложившуюся обстановку, российские дипломаты решили действовать через Надира, тайно мечтавшего захватить власть в Иране. Став всесильным регентом при малолетнем сыне Тахмаспа Аббасе III, 21 января 1732 г. он подписал с Россией Рештский договор, предусматривающий возвращение Ирану провинций Астрабад, Мазендеран и Гилян, но с обязательным условием, чтобы эти земли «ни под каким образом, в другие державы (Турции – Р.К.) отданы не были». Но Россия соглашалась возвратить их Ирану через 6 месяцев после ратификации договора, если Надир возвратит себе отнятые турками у Ирана территории в Ширване, Армении и Грузии. В трактате содержалось обещание возвратить Ирану Баку и Дербент, когда Надир полностью очистит страну от турок и прочно утвердится на престоле.

Подписание Рештского договора изменило соотношение сил в регионе в пользу Ирана. Надир отказался признать Керманшахский договор и стал готовиться к войне с Турцией. В двух противоположных сражениях в Ираке осенью 1732г. Надир нанес крупное поражение объединенным силам турок под командованием Топал Осман-паши и Ахмед-паши. Предпринимая лихорадочные действия, султан Махмуд повелел крымскому хану Каплан-Гирею отправить отборный корпус конницы через Кабарду, Чечню и Дагестан в Закавказье на помощь турецким войскам в Азии.

Не остались в стороне от этих событий и западные державы, в частности, Франция. Находившийся на французской военной службе майор Тотт, направленный в Крым со специальным заданием из Версаля, принял активное участие в подготовке этого корпуса. Французский посол в Стамбуле Луи де Вильнев энергично настраивал против России великого визир Али-пашу Хакимоглу. Вопрос о походе крымского корпуса через Северный Кавказ в Закавказье детально обсуждался великим визиром с участием французского посла. По признанию руководителя внешней политики Франции кардинала Флёри, Франция настраивала Порту против России, используя в своих интересах как шахматную фигуру.

В конце мая 1733г. в Стамбуле официально признали, что 25-тысячный крымский корпус под командованием калги Фетхи-Гирея двинулся через Кубань, на Кабарду, Чечню и Дагестан, который, как и соседние территории региона, выдвинулся на передний план кавказской политики России, Ирана и Турции. Протесты российской дипломатов в Стамбуле о нарушении условий Константинопольского договора 1724г. остались без последствий: высшие османские и крымские сановники не вняли этим предупреждениям, имея заранее полученный указ султана Махмуда «...выступить против персов и привлечь к себе горские племена Северного Кавказа от устья Кубани до русской границы и идти к Дербенту».

В начале июня Фетхи-Гирей приблизился к границам Дагестана и, проигнорировав вторичное предупреждение российского командования, попытался пробиться силой у деревни Горячевской в подножье Гюрзели, но был разбит и отброшен назад, потеряв 1000 человек и 12 знамен. Крымцы остановились в Чечне, призывая жителей Дагестана и Чечни поддержать Фетхи-Гирея и выступить против России. Русско-турецкие отношения резко обострились. Пользуясь поддержкой французской дипломатии, великий визир возобновил требования о пропуске корпуса Фетхи-Гирея, угрожая войной. Положение осложнилось тем, что принц Евгений в качестве главнокомандующего русскими войсками проявил полную бездарность. Запершись в крепости Святой Крест с основными силами, он выставил небольшую команду, которая не смогла остановить противника.

Пользуясь этим, при поддержке старшего чеченского мурзы А. Бартыханова и кайтагского уцмия Ахмед-хана, в двадцатых числах июня Фетхи-Гирей добрался до горы Тарки-Тау, откуда двинулся в сторону Дербента. На подступах к Дербенту русские войска снова атаковали противника, нанесли ему существенный урон, но часть крымцев прорвалась через заслон в количестве 3-4 тыс. человек добрались до расположения турецких войск на берегу Куры.

Разумеется, что такие результаты нашествия Фетхи-Гирея, свидетельствующие о его провале, вызвали недовольство Порты и западных держав, особенно Англии и Франции. При поддержке послов этих стран великий визир заявлял протест российскому правительству, обвинив его в нарушении Константинопольского договора и уничтожении корпуса Фетхи-Гирея. Особое рвение в этом проявила Англия, о действиях которой Неплюев доносил: « Английский посол лорд Кинуль…обращается с нами…волком в овечьей шкуре, отдавшись туркам и французскому послу в руки: нам дал знать, что вел разговор с визирем в оправдание поступков вашего величества (императрицы Анны Ивановны – Р.К.), а на самом деле Россию во всем обвинял, Порту во всем оправдывал; только уговаривал ее…обратиться во всех делах письменно к английскому королю, который по своему могуществу держит всю Европу в равновесии и в старании заставить одуматься и Россию».

Осложняя положение России, Англия и Франция усердно добивались совместного выступления против нее Ирана и Турции. Но достигнуть этой цели им не удалось. Поражение турок под Багдадом в декабре 1733г. вынудило губернатора Багдада Ахмед-пашу подписать договор с Надиром о возвращении к границам Касре – Ширинского договора 1639г., закреплявшего переход Дагестана, Азербайджана, Восточной Армении и Восточной Грузии к Ирану, а Западной Грузии и Западной Армении – к Османской империи.

Багдадский договор, предусматривающий возвращение Турцией Ирану всех территорий, захваченных османами со времени Касре-Ширинского договора, в том числе и на Кавказе, настроил Надира против России, дав повод требовать того же от российского правительства. Обеспокоенный стремлением Англии и Франции добиться скорейшего заключения сепаратного ирано-турецкого договора против России, петербургский кабинет ускорил переговоры с Надиром, в результате которых 10 марта 1735г. был подписан русско-иранский Гянджинский договор о возвращении Ирану прикаспийских областей и части Дагестана с отводом русских войск за р. Сулак.

Третья глава «Дагестан в кавказской политике соперничавших сторон от Гянджинского договора до распада державы Надир-шаха» освещает роль Дагестана в международной политике в указанный период, героическую освободительную борьбу дагестанских народов против владычества Надир-шаха, оказавшей существенное влияние на кавказскую политику соперничающих держав.

В §1 «Гянджинский трактат 1735г. и его последствия для Дагестана» на конкретных примерах освещены тяжелые последствия этого договора для дагестанских народов. Отмечается, что прикаспийские области и Дагестан, входившие в состав России со времени Каспийского похода Петра I, отходили от нее и снова попадали под власть Ирана. Этот процесс происходил в ожесточенной борьбе Надира с народами Кавказа, с одной стороны, и острых столкновениях с Турцией, с другой, стремившейся занять место уходившей из региона послепетровской России. Повторился по существу сценарий послерештского периода, но с гораздо масштабными и далеко идущими последствиями, определившими характер международных отношений в регионе до конца 30-х гг. Ввиду указанных причин выполнение условий Гянджинского договора резко ухудшило внутриполитическое состояние и внешнеполитическое положение Дагестана.

По мере перемещения русских войск на Сулак и на Терек соперничество между Ираном и Турцией за обладание указанными территориями продолжало усиливаться. Оставление русскими войсками прикаспийских областей развязало руки иранским и турецким завоевателям. Надир добился нейтрализации России для покорения горцев силой оружия, но в связи с выводом русских войск Турция выступила с претензиями на Дагестан под видом защиты единоверных мусульман- суннитов. Сближение Ирана с Россией и угроза нашествия иранских завоевателей усилил протурецкую ориентацию отдельных владетелей, возродив реваншистские устремления османской верхушки на овладения Кавказом.

Но расчеты Стамбула не оправдались. 8 июня 1735г. Надир нанес сокрушительное поражение 40- тысячной турецкой армии под Эрмнадзином. Вновь возникла необходимость спасения турецких сил путём организации похода хана Каплан - Гирея по маршруту калги Фетхи - Гирея. С весны 1735г. Дагестан снова занял исключительное место во внешнеполитических планах Порты. Неслучайно в своем донесении из Стамбула Неплюев подчеркивал, что Порта решила «Дагестанов всех без изъятия в протекции своей объявить и туда хана крымского … со осмью десять тысячами (войска - К.Р.) послать …понеже за дальностию всеми силами своими кроме дагестанского пути их покорить не могут».

В ответ Неплюев заявил решительный протест, предупредив турецких министров, что «двор его никогда татарам прохода чрез свои области не позволит, а меньше ещё согласится на принятие Портого в подданство дагестанцев». Поддерживая Неплюева, вице- канцлер А.И.Остерман заявил великому визиру о нарушении Константинопольского договора 1724 г., согласно которому «границы Порты в Персии распространяются не далее Ширвана, и Порта вступаться в дагестанские народы ни малейшего права не имеет».

Однако эти протесты были проигнорированы Портой, продолжавшей подготовку к предстоящей операции. Пользуясь нерешительностью русского двора и неизменной поддержкой Англии и Франции, в середине мая 1735 г. султан Махмуд I (1730-1754) принял решение направить 80- тысячную крымскую конницу Каплан - Гирея через Северный Кавказ (Кабарда, Чечня, Дагестан) в Закавказье на помощь турецким войскам, терпящим поражение от Надира. Это решение турецкого монарха было встречено по-разному в дипломатических кругах заинтересованных стран. «И все здешние чужестранные министры, кроме неприятеля французского и предателя английского посла,- доносил из Стамбула 15 мая Непмоев, - настоящее турецкое послание нам и другим министрам торжественное объявление за манифест, а ханский действительный поход за разрыв мира почитают».Оно резко обострило русско-турецкие отношения и привело к войне, продолжавшейся пять лет (1735- 1739).

В §2 «Дагестан в русско-турецкой войне 1735-1739 гг. Белградский договор 1739г. и его влияние на позиции России в регионе» показывается, что, хотя Дагестан и не был длительно и активно втянут в эту войну, но его влияние на ход событий, так же как и этих событий на Дагестан, оставались значительными, что подтверждается конкретными фактами. С получением донесения Неплюева 15 июня о предстоящем походе Каплан - Гирея, российское правительство приняло срочное решение о вооруженном отражении османо - крымской агрессии. Находившемуся в Польше графу Б.-Х. Миниху отправили указ начать движение с 80-тысячным корпусом в сторону Крыма, чтобы задержать поход крымского хана. Одновременно находившемуся в Кизляре генералу В.Я.Левашову дали предписание преградить путь Каплан- Гирею на Кабарду и Дагестан. Тем временем Каплан - Гирей завершил подготовку и в конце июля 1735г. выступил в поход по согласованному со Стамбулом маршруту.

Наступательные действия Турции и Крыма вновь заинтересовали иностранных дипломатов. «Если движения русских войск не изменят его (крымского хана – Р.К.) планов, доносил 20 августа английский посол К.Рондо из Петербурга в Лондон, - то намерен …оттуда двинуться в Кабарду, и далее, через Дагестан в Персию». Двигаясь в основном по этому маршруту, хан пересёк Кабарду, вторгся в Чечню, откуда обратился к «чеченскому народу», требуя перехода на сторону Крыма и беспрекословного признания своей власти.

Но на этот раз османо - крымские войска встретили серьёзное сопротивление. Попытка Каплан-Гирея беспрепятственно пройти по ущелью, расположенному между аулами Алды и Чечен, полностью провалилась, сохранив для истории примечательное название «Наn Bоdasi» (ханская глотка – К.Р.) , поглотившая, по некоторым данным, до 10 тысяч крымцев.Однако при содействии эндиреевских владельцев Айдемира и Алиша Хамзиных и кайтагского уцмия Ахмед - хана двум корпусам крымского войска удалось обойти это ущелье и подойти к границам Дагестана, где обстановка благоприятствовала крымскому нашествию.

13 сентября 1735г. русские войска оставили Сулакскую линию и перешли на Терек, где была основана крепость Кизляр во главе с В.Я.Левашовым. 28 сентября в станицу Старогладковскую прибыл ханский курьер, потребовавший свободного пропуска крымской конницы. По словам очевидца Лерха, генерал ответил, что «он имеет повеление от двора, дабы хана через наши границы не пропускать, в противном же случае он должен ему сопротивляться».

Но Левашов не имел достаточных сил для сопротивления. Основная русская армия направилась из Кавказа в Крым для войны против Турции. Под командой Левашова оставалось 8000 человек против 80000 войска крымских татар. Поэтому он вынужден был пропустить их без сопротивления, которые двинулись к Дербенту выше гребенских городков, Аксая и Эндирея.

Продвижение татарского корпуса и угроза нашествия со стороны Надир-шаха обострили внутриполитическую обстановку, вызывая различную внешнеполитическую ориентацию местных владетелей и старшин. Пользуясь этим, Каплан- Гирей дважды обращался к ним с воззваниями стать под своё знамя, уверяя в том, что «по договору все дагестанские народы уступлены Порте от российского двора, а вместо оных … отданы России некоторые завоеванные турецкие земли». Однако эта попытка не увенчалась успехом. Местное население не оказало поддержки крымцам, на которое рассчитывали в Стамбуле и в Крыму. На подступах к Дербенту произошло сражение между сторонником Ирана шамхалом Хасбулатом и крымскими войсками, в котором Хасбулат был разбит и бежал в горы, но крымский хан вынужден был отступиться ввиду изменения соотношения сил между Россией, Ираном и Турцией.

Суть этих изменений состояла в том, что в середине июля 1735г. иранские войска разгромили турок под Карсом и Ереваном, заставили капитулировать их гарнизоны в Тбилиси, Ереване, Гяндже и Тебризе. В начале октября в Крым был отправлен 40- тысячный корпус под командованием генерала А.Леонтьева. Узнав об этих событиях, султан отправил указ Каплан-Гирею, «дабы он в Персию не ходил и от того походу удержался». Но прежде чем отступить из Дагестана, Каплан- Гирей пытался принять меры для сохранения в Дагестане влияния Турции и Крыма. Загнав в горы сторонника Ирана Хасбулата, он назначил шамхалом настроенного против Хасбулата Эльдара, Сурхая оставил правителем Ширвана, а уцмия Ахмед- хана назначил губернатором Дербента.

Отступление крымских войск из Дагестана не принесло спокойствия этому краю. Вторжение крымцев в Кабарду, Чечню и Дагестана ускорило нашествие иранских завоевателей. Разгромив турок в Закавказье летом1735 г., Надир снова двинул свои войска на Ширван и Дагестан. Так началась вторая «Шемахинская» экспедиция Надира, направленная на ликвидацию последствий нашествий Каплан - Гирея и демонстрации своей военной мощи России и Турции. По мнению К. Рондо, исходя из таких расчетов, 21 ноября Надир появился у Дербента, чтобы «принудить всех князей дагестанских покориться ему». Итогом этой операции стало вторичное взятие Кумуха с изгнанием Сурхай-хана в Аварию, подчинение своей власти части лезгинских старшин, владетелей Табасарана, акушинского кадия Гаджи Аюба и уцмия Ахмед-хана, после чего Надир направился на Мугань, где был коронован шахом Ирана.

Русско-турецкая война 1735-1739г.г. закончилась победой России, но подписанием невыгодного для неё Белградского договора из-за поддержки Турции западными державами. Как отмечал С.М. Соловьев, подтвердилась надежда Порты на то, что «Франция, Англия, Голландия и Швеция… до окончательного разрушения Турции не допустят, ибо интерес их требует не допускать Турцию до разрушения, а Россию до великих завоеваний». По мнению другого известного исследователя, упомянутые страны опасались «не столько падения этой империи, сколько усиления тех, кто поделит обломки».

Белградский договор 1739 г., узаконив принцип «нейтрализации» Кабарды, давно вынашиваемый Османской империей, заметно ослабил позиции России в этой части Кавказа, что не могло не сказаться и на положение в Дагестане. «Белградский трактат1739 г. был опасен для Петербурга и тем, что осложнял наладившиеся экономические и политические связи с Северным Кавказом и Закавказьем»,обострил ситуацию в регионе накануне новых нашествий Надир-шаха.

В §3 «Антииранские восстания в регионе во второй половине 30-х гг. Подготовка Дагестанской кампании шаха Надира» показано влияние антииранских восстаний в регионе на политику Ирана, Турции и России, как одной из форм влияния на международные отношения кавказского региона. Отмечается стремление соперников России сохранить и укрепить здесь собственные позиции на основе подписанного в сентябре 1736г. Эрзерумского договора, который, по верному определению К. Рондо, не мог «не быть крайне неприятным русскому двору». Возвращая шаху прежние иранские владения в Азербайджане, Армении и Грузии, Порта добивалась нейтрализации условий Гянджинского трактата 1735г., предусматривающего ирано-российское взаимодействие в борьбе против османской экспансии. Эрзерумский договор, по мнению Надира, должен был содействовать стабилизации положения в Иране и подвластных кавказских землях. Но этого не случилось: как только основные силы иранцев отошли за Аракс в 1736 г., в Дагестане (особенно в Дербенте), Азербайджане и др. местах начались массовые антииранские восстания с участием Сурхай-хана, его сына Муртузали, джарских старшин Диване и Халила Магомеда. Находясь на пути в Афганистан, в 1736-1737 г.г. шах направил серию указов уцмию Ахмед-хану, как «хранителю печати Дагестана», своему брату Ибрагим - хану и грузинскому царю Теймуразу «наказать это племя», обеспечить в тех краях «мир и спокойствие», чтобы выступили вместе «для наказания чарцов (джарцев-Р.К.) и дагестанцев».

В августе 1738г. шах послал уцмию новое послание, в котором подчеркивалось, что народы Дагестана, обязанные повиноваться ему по Гянджскому трактату1735 г., стали отходить от него, попали под влияние Сурхая, за что с возвращением в Дагестан он будет преследовать их «до пределов аваров и черкесов, чтобы сохранить об этом память до конца света в горах Эльбруса.». В двух других посланиях от 14 сентября и 28 ноября 1738 г., отправленных во время штурма Герата и Кандагара, он повелевал уцмию вместе с Хасбулатом наказать Сурхая, арестовать его сына Муртузали, отправить его в Исфахан, а потом «подготовиться и подумать о наказании казикумухцев». Чтобы сломить волю горцев к сопротивлению, их запугивали угрозами о том, что «шах пойдёт к туркам близ кумык и остановиться в Кабарде и будет…с турками договору иметь, чтоб ему, шаху, идти к Астрахани, а когда де Астрахань возьмёт, то, далее в Россию пойдёт». До исполнения этой угрозы иранские завоеватели потерпели ряд крупных поражений. Самое значительное из них произошло в сентябре 1738 г. на территории джарских джамаатов, где было уничтожено 32-двухтысячное войско во главе с братом Надира Ибрагим - ханом. Попытка Порты воспользоваться этим и перетянуть на свою сторону предводителей джарцев не увенчались успехом. Обернулась неудачей и попытка шаха склонить к покорности главу Джаро - Талийского союза Ходжи ага Муртуза эфенди путём угроз и подкупа. Покорив Афганистан, Индию и Среднюю Азию, в мае 1740 г. Надир отправил из Хивы авангардные части, чтобы подавит джарские джамааты и подготовить плацдарм для наступления на Дагестан.

Подготовка к столь масштабной операции шла в военном, дипломатическом, политическом и др. аспектах. 20 ноября 1740 г. шах известил своего посла в Петербурге, что иранская армия выступила из Хивы, а «по прибытии в Хорасан в Дагестан идти имеем», повелев ему «ехать к дагестанским границам и там с нами видится и також о русских поведениях обстоятельно доносить».

Несмотря на поразивший многих исследователей героизм джаро - белоканцев, весной 1741 г. многократно превосходившие силы врага разорили эти джамааты, истребили поголовно захваченных жителей. Как верно заметил Левпатов, «эти области, будучи смежными с Дагестаном, имели многочисленные и разнообразные связи с населением гор». Опустошая их, «военноначальники Надир- шаха преследовали политическую цель: заморить голодом население непокорного им Дагестана».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гази-кумухское ханство в системе социально-политических образований дагестана и во взаимоотношениях мировых держав на кавказе (середина хvii-середина XIX вв.)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «27» апреля 2012 г. в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Кабардино-Балкарском государственном университете по адресу: 36 4, г.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. В то время когда император отправился с войском против агарян, у стен Константинополя явились на двухстах ладиях новые враги империи, скифский народ руссы

    Документ
    У византийских летописцах написано: «В царствование греческого императора Михаила III, в то время когда император отправился с войском против агарян, у стен Константинополя явились на двухстах ладиях новые враги империи, скифский народ руссы.
  4. Нагорный Карабах: факты против лжи. От автора от

    Документ
    «Никто не обнимет необъятного!» - гласил афоризм Козьмы Пруткова, мифического персонажа, рожденного творческой фантазией группы талантливых русских поэтов и сатириков середины XIX века.
  5. История Отечества", выпускаемый издательством "

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды

Другие похожие документы..