Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Бабуцкая Л.А. Педагогика («Введение в педагогическую деятельность». «Общие основы педагогики»): учебно-методический комплекс по дисциплине «Педагогик...полностью>>
'Доклад'
Рыцари жили в эпоху средних веков, примерно с 500 по 1500 годы. Это было суровое время: люди ещё не знали, что такое электричество, водопровод и отоп...полностью>>
'Доклад'
Для меня честь представить вам доклад, содержащийся в документе 15/36, о работе 3-й сессии Экспертного механизма по правам коренных народов, которая ...полностью>>
'Документ'
Складається щоквартально та наростаючим підсумком з початку року і подається до органів Фонду за місцем реєстрації не пізніше 12 числа наступного за з...полностью>>

Шалин виктор викторович

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ШАЛИН ВИКТОР ВИКТОРОВИЧ

.ua

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

(КУЛЬТУРНАЯ НОРМА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ)

В работе, посвященной исследованию толерантности, в русле социальной философии анализируются теоретические представления о толерантности в условиях современного мира, о ее соотношении с ценностями культуры, политики, образования, с процессами глобализации.

Результаты исследования могут быть использованы в новейших исследованиях проблем толерантности и политических технологий, при разработке новой модели научной политики России, принятии политико-управленческих решений, а также при преподавании дисциплин общегуманитарного цикла в вузах: философии, социологии, политологии, культурологии, специальных обществоведческих дисциплин.

Содержание

Содержание 2

Предисловие 3

Глава I.Толерантность в условиях современного мира: теории и практика 9

1.1. Теория и проблемы толерантности 11

1.2. Социальные реалии в контексте проблем толерантности 25

1.3. Место и роль толерантности в системе либерально-демократических ценностей 53

Глава II. Мораль и политика в европейской культуре 70

2.1. «Естественный» человек и спонтанный социальный порядок 72

2.2. Соотношение интересов и принципов "моральной политики" 85

2.3. Моральный консенсус и необходимое зло политики 98

Глава III. Власть и толерантность 113

3.1. Аксиологическая пустота и природа политических объектов 115

3.2. Либеральный радикализм и концепция человеческой природы 134

3.3. Тирания большинства 152

Глава IV. Политическая культура толерантности 173

4.1. Толерантность в политической культуре 175

4.2. Политический диалог 196

4.3. Политическая толерантность в современной России: практический опыт 217

Глава V. Социальные аспекты толерантности 236

5.1. Толерантность в свете глобализации современного мира 237

5.2. Российские социальные отношения и проблема толерантности 260

5.3. Образование и формирование культуры толерантности 284

Заключение 302

Предисловие

В условиях многополярного мира, а именно - глобализации хозяйственной деятельности, создания новых видов социализации, национальной и этнической дивергенции, экологической дисблансированности и т.д., толерантность обнаруживается как интенция общечеловеческих интересов и потребностей. Она заявляет о себе в качестве необходимой предпосылки в социальных связях и новых формах коммуникативно-целесообразных отношений. Когда главной потребностью людей становится обретение мира, согласия для своего выживания и полноценной жизнедеятельности, то именно толерантность становится их фактором. Терпимое отношение к проявлениям другого, иного – это та культурная норма, которая приумножает и улучшает результаты социального сотрудничества и общечеловеческого общения.

Особенностью современного мира людей является разнообразие всех сторон его существования - социокультурных укладов, способов жизнедеятельности, социально-политических условий и т.д. Подобное разнообразие содержит в себе конфликты и напряженность. По логике же социально-исторического развития люди стремятся к целостности человеческого мира. Они осознают необходимость противостоять дезинтеграционным процессам ненасильственными способами. О результатах такого осознания могут свидетельствовать конкретные виды деятельности, практика институтов гражданско-правового регулирования общественной жизнью. Проблема толерантности, так же как и любая другая проблема, вызревает в определенном опыте людей, и только под воздействием реальной заинтересованности, прежде всего, в том опыте, где эта проблема возникла, она может быть разрешена, обретая свойства предпосылки и принципа.

Решение проблемы толерантности нужно искать в конкретных видах социализации людей, в их специфике, вырастающей из национальных социокультурных и субкультурных традиций.

На подобное методологическое основание указывают исследования ряда зарубежных и отечественных ученых, в которых анализируются особенности современной жизнедеятельности людей. Новое видение социального развития продиктовано событиями глобального кризиса. Впервые необходимость изучать человеческий мир через призму глобальности продемонстрировали участники Римского клуба в 70-е гг. На работы Д. Медоуза, М. Месарович и Э. Пестеля, А. Печчеи, Я. Тинбергена, А. Кинга и Б. Шнайдера1, ряда других зарубежных и отечественных авторов мы опирались в актуализации проблемы толерантности, использовали их научные методы и статистические данные.

Насколько важна проблема толерантности в российском общественном сознании и в реальном устройстве человеческого мира, можно понять, исследуя кардинальные изменения в нашей стране и соизмеряя их с разнообразием векторов общественного развития. Данный аспект рассмотрения не нов и в настоящее время подтверждается большим количеством предметных разработок российских ученых. Социально-философское обобщение процессов, охвативших все стороны социетального и индивидуального бытия, содержится в работах А.Г. Глинчиковой, А.А. Гусейнова, А.Ф. Зотова, Н.Н. Моисеева, А.С. Панарина, В.С. Степина, В.И. Толстых, и др. С их помощью мы попытались выделить действительные тенденции, способствующие теоретическому оформлению проблемы толерантности.

Свой посильный вклад мы оцениваем через попытку изучения проблемы толерантности как культурной нормы и политической необходимости в комплексе с анализом реальных тенденций, социокультурных предпосылок и практик гражданско-правовой легитимации. Насколько нам известно, подобных попыток в отечественном социально-философском знании предпринято не было.

Для категориального оснащения проблемы толерантности мы обратились к достижениям европейской классической философии и политэкономии, опыту философии культуры, философской антропологии, культурологии, современной социологической и политологической методологии. Большое значение для нас имели представления, с которыми работают специалисты по этике, социальной психологии, гражданскому праву. Этот формально-логический материал помог нам оформить свой рабочий инструментарий. Главными для нас стали самостоятельно описанные категории, так как нетождественность, целостность, субъективность, человеческий мир, интеграционные и дезинтеграционные процессы, движение человеческого мира к своей целостности, коммуникативно-целесообразная деятельность, символизация человеческих способностей и интересов, культура, культурогенез, культурная норма, моральная ценность, этос и мораль, нормативно-регулирующая система, принцип толерантности, либерально-демократические ценности, гражданско-правовая легитимация.

Изменения в общественном развитии коснулись каждого из нас и сделали проблему толерантности необходимым условием регулирования наших отношений с миром и природой, с неведомым и неопределенным. С нашей точки зрения, эти изменения обусловливают тенденцию толерантности стать политической необходимостью, закрепиться в процедуре гражданско-правовой легитимации и стать культурной нормой. На это указывает исторический и действительный международный и национально-культурный опыт. Особенно важной становится тенденция востребованности либерально-демократических завоеваний. Ее состояние мы проанализировали в данном исследовании на российском материале. Согласно социологическим и историографическим исследованиям, в гражданско-правовом сознании россиян заложен мощный потенциал отстаивания либерально-демократических установок и ценностей. С нашей точки зрения, реализация такого потенциала нуждается не только в научном обосновании, но и в ее превращении в публичную социально-правовую экспертизу, а также в процедуру политической легитимации.

Выдвигая положение об актуальности проблемы толерантности, мы имели в виду наличие контактных систем взглядов на современные процессы, с помощью которых проблема приобретает свое научное значение. Выбор такого рода концепций являлся для нас существенным по некоторым показателям: в определениях хода общественного развития, в позициях на условия человеческого бытия и в возможностях реализации своего идейного содержания. Репрезентирующими эти показатели являются цивилизационные, миросистемные, постиндустриальные, постинформационные, постэкономические, социоэкономические концепты и проекты. Наиболее представительные авторские системы взглядов (С. Хантигтон, И. Валлерстайн, А. Этциони, В. Иноземцев) мы использовали при разработке проблемы толерантности.

Особое внимание мы обратили на концептуальные изменения в составе этического знания, на его связь с такими прикладными дисциплинами, как социология, психология и конфликтология (Гуссейнов А.А., Апресян Р.Г., Дробницкий О.Г., Здравомыслов А.Г. и др.).

Специальной отраслью знания, где проблема толерантности является ведущей темой, в последнее время стала этика ненасилия. У нее солидная традиция теорий и практических программ, берущая начало от воззрений и политических действий многих деятелей человеческого мира, Ее выводы мы изучили и обобщили в своем исследовании.

На наш взгляд, не существует монопольной мировоззренческой системы, так же как не существует совокупности общепринятых этических и нравственных принципов. Возможен выбор различных способов и средств действия. Этот выбор диктуется объективно-историческими обстоятельствами и социокультурным потенциалом той или иной общности людей. Для того чтобы толерантность стала культурной нормой и действительным регулятор межличностного и международного движения людей к целостности человеческого мира, необходима процедура гражданско-правовой легитимации. Опыт публикации, кодификации и закрепления различных форм толерантного поведения уже есть. Этим мероприятиям необходима широкая поддержка, прежде всего, со стороны научной общественности, осмысляющей проблему толерантности в ее самых различных аспектах.

Представления о толерантности в мировой культуре имеют богатую и интересную историю. Они отнюдь не вызревали из запретов первобытных сообществ, а связаны с процессами выделения родового человека из системы традиционных норм и установок в пространство социальной истории. Конфликтность человеческого сознания и противоборство нормативно-регулирующих этнических систем, с точки зрения культуры и социальной антропологии, наиболее остро проявляются в процессе распространения религиозных вероисповеданий. Насущный интерес верующих состоял в привлечении как можно большего числа людей в новую духовную практику, а это требовало создания убедительной аргументации. Апологеты веры становились первыми в истории человечества "конфликтологами", специалистами по урегулированию напряженности и конфликтности человеческого сознания. Созданные догматы веры требовали смирения и терпения в практике вероисповедания. В наследии мировых религий мы находим образцы такого поведения. Религиозный опыт послужил в дальнейшем источником оформления новых средств регуляции, в частности, первых прав и свобод буржуазного общества. Но это был источник, а не аргумент. Последним становились реальные интересы, апеллирующие для убедительности к своим социокультурным корням.

Мы поставили своей целью теоретически разработать проблему толерантности, основываясь на анализе ее становления в качестве социокультурной нормы и выяснить ее эффективность в различных областях социетальной и индивидуальной жизнедеятельности.

В результате, на наш взгляд, нам удалось выделить и описать категории, способствующие адекватному выражению проблемы толерантности в сознании современных участников общественного развития; определить место и значение проблемы толерантности в реальных процессах; проанализировать и обобщить концептуальный опыт репрезентации проблемы толерантности; сформулировать понятие толерантности с помощью исторически преходящих способов регуляции общественной и индивидуальной жизнедеятельности; концептуализировать социокультурное наследие относительно категории терпимости и ее действительной природы с учетом потребностей людей в различных сферах общественного бытия; представить понятие толерантности в аспекте социокультурной нормы и политической стратеги; методологически связать установку терпимости с социетальной и индивидуальной мотивацией гражданского мира и согласия; выработаь рекомендации взаимодействия правовой культуры и гражданско-правовой политики.

Глава I.Толерантность в условиях современного мира: теории и практика

В значениях слова толерантность люди выразили свое отношение к действиям, которые благоприятствуют разного рода человеческим контактам, помогают достичь определенных целей. Имеющееся во многих европейских языках слово толерантность, от латинского tolerantia - терпение, связывается в представлении с терпимостью, снисходительностью к кому- или чему-либо, обозначает готовность предоставить другому человеку либо осуществить для него свободу мысли и действия2. Развитое общественное сознание оформляет в представлении о толерантности моральное качество, которое характеризует принятие одним индивидом или обществом интересов, убеждений, верований, привычек других людей или сообществ. Толерантность выражается в человеческом стремлении достичь взаимного понимания и согласования самых разных мотивов, установок, ориентаций, не прибегая к насилию, подавлению человеческого достоинства, а используя гуманитарные возможности - диалог, разъяснение, сотрудничество.

В абстрагировании такая "снятая" форма отношений людей друг с другом устанавливает процедуру взаимодействия частей со своим целым. И первое, что здесь приходится выделять, - нетождественность, с одной стороны, реально существующего человека себе самому как целостности, а с другой - человеческого мира к своей естественной среде обитания. Постоянными предикатами такого противоречия относительно человека и человеческого мира являются действительные условия его бытия и формы социального общения. Сами эти предикаты не постоянны и преходящи; они изменяются, способствуют или препятствуют появлению других, перестают существовать или сохраняются.

1.1. Теория и проблемы толерантности

В определении нетождественности человека относительно человеческого мира, а человеческого мира относительно природы мы учитываем и обобщаем закономерности социальной истории, особенности общественного развития, а также нерасторжимо связанные с ними процессы возникновения и становления специфических, присущих только человеку форм жизнедеятельности - культуры.

Природная, естественная среда обитания человеческого рода - это органическая целостность, необходимая основа их бытия. Они - зависимые части этой целостности. Но не приспособление к своей органической целостности "сыграло роковую роль" в нетождественности человеческого мира и конкретного человека к своей природе или к другим людям. Необходимость вступать в контакты с себе подобными - вот что оказалось двигателем социальной истории, общественного развития и культурогенеза.

Человеческий мир - это непрекращающееся общение и взаимодействие людей друг с другом, это использование и создание в ходе общения (и для убедительного воздействия) разнообразия предметных форм. Являясь энергетическим образованием, то есть созданным в результате жизнедеятельности людей, человеческий мир характеризуется противоречиями и напряжением.

Применительно к современной ситуации человеческий мир можно представить как противоборство интеграционных и дезинтеграционных процессов. С одной стороны, благодаря развитию и интенсификации самого широкого спектра социальных связей - хозяйственных, политических, культурных и т.д., возникновению и актуализации новых видов деятельности и коммуникаций человеческий мир приобретает свойства целостности и единства. Возрастает осознание универсальных человеческих потребностей и проблем обеспечения жизнедеятельности, общности исторических судеб и безопасности народов. Это - интеграционный, или центростремительный, процесс, в ходе которого современный человеческий мир приобретает глобальный характер. С другой стороны, под воздействием роста национального и индивидуального самосознания и их освобождения, происходит распад и дробление отдельных социумов, обособление и разъединение субъектов общественной жизни. Это - дезинтеграционная, центробежная составляющая мировых процессов. В человеческом мире она проявляется в различных формах социальной напряженности и конфликтности.

В ходе истории обнаруживаются пределы каждого из этих процессов. Человеческое существование связано как с интеграционными, центростремительными, процессами, так и с дезинтеграционными, центробежными, и люди с необходимостью регулируют эти процессы. Причинами этих процессов являются противоречия части и целого, взаимодействие разного рода субъективности со своей целостностью. Интеграция и дезинтеграция того или иного социума, по сути, имеет общечеловеческий характер, интеграционные и дезинтеграционные процессы в его производстве и воспроизводстве определяют развитие всемирной истории и трансформацию действительности.

Относительно состояния современного человеческого мира и его объективно-исторического движения к своей целостности силы дезинтеграционных процессов грозят обернуться глобальными катастрофами и прекратить всякую жизнь на земле. Отчетливое понимание реального противоборства и конкретного выражения этих процессов побуждает многих участников общественной жизни объединить свои усиления в предотвращении последствий дезинтеграции.

Участники и создатели человеческого мира - субъекты, в отношении к своим целостностям они реализуют субъективность. Она проявляется в различного рода оформленных способах и средствах воздействия людей на природу и на себе подобных. Предметные формы субъективности образуют культуру.

Культура в таком определении есть процедура и результат "переноса" и "закрепления" в предметные формы жизненно важных тому или иному сообществу людей отношений друг с другом и условиями своего бытия. Эти предметные формы фиксируют и сохраняют определенный уровень способностей человека. Востребованность тех или иных предметных форм, а значит и опредмеченных способностей человека, зависит от жизненных интересов и целей конкретного сообщества или индивида. В общественном развитии задействуются различные предметности, и они же влияют на характер человеческих потребностей и формирование их универсальных, общечеловеческих способностей. Только благодаря их воздействию на живое существо семейства гоминид, тот становится человеком.

По сути предметные формы - идеальные образования, в них не только осуществляется "перенос" конкретных человеческих действий и результатов на нечто иное, выделенное из этих действий и результатов, но и "закрепление" с помощью предметных форм значений этих действий и результатов. Благодаря своим значениям предметные формы участвуют в развитии человеческого сознания.

Известно, что результат какого-либо действия и его значение могут не совпадать. Действие людей или индивида, в ходе которого был достигнут позитивный результат, фиксируется в представлениях людей как ценность, достижение и образец, На уровне человеческого поведения этот образец может воспроизводиться в качестве регулятора межличностных и социальных отношений, восприниматься и сохраняться в культуре общества как нравственная установка, моральный критерий или ценность. Однако не всякое намерение, действие, его результат совпадают с нравственной установкой, критерием или ценностью.

Определенными намерениями и ориентацией характеризуется, например, политическая деятельность, но это вовсе не означает автоматизма ее моральности. Политическую деятельность в зависимости от социальных сфер ее реализации можно представить как различные типы этоса. Подчиняются ли эти специализированные системы определенным моральным установкам? Вопрос дискутируется на протяжении всей истории человечества. В связи с этим исследователь проблемы взаимоотношения морали и политики И.И. Кравченко замечает, что "этические начала политики - ее непосредственный атрибут, но их выражения непостоянны и временны. Вместе с изменениями политики изменяются и вдохновляющие ее идеи, настроения и волевые импульсы. Моральные же требования к политике постоянны: абсолютные принципы нравственности, принятые той или иной культурой. Их конкретные формы редуцируются в определенной реальной ситуации к отдельным требованиям"3.

Образуя две исторически автономных, но одинаковых по регулятивно-контрольным функциям системы в конкретном социуме, мораль и политика находятся в постоянном напряжении и испытывают давление друг на друга. Такой характер отношений морали и политики обусловливается социально-историческим и антропологическим параметрами. Мораль и политика развиваются вместе с другими системами общества - экономической, правовой, религиозной, идеологической и др., в которых также действуют представления о долге, границах свободы, нормах поведения и т.д. Процесс взаимоотношения морали и политики может быть обобщен в категориях общественного движения к целостности и осуществления в этом движении принципа толерантности.

Реальное противоборство моральных установок и ценностей политическому этосу - традиционная тема социальной философии. Мыслители нового времени рассматривали его как переход от естественного состояния общества и человека к культуре, цивилизации, гражданскому и политическому обществу, в которых власть и государство способны обуздать распущенные или нецивилизованные нравы4. Переход от дикости к цивилизации означал возможность нравственного совершенствования человека, общества и его политической жизни. Демократизация общественных отношений также определялась в аспекте фундаментальных социальных и моральных ценностей - справедливости, свободы, права. Демократический процесс действительно составлял одну из основ европейской цивилизации, и сама она, по убеждению классиков европейской философии, могла стать господствующим миропорядком.

Философы нового времени обратили внимание на то, что в политике используют механизмы ограничения индивидуальной свободы. Кант развил это наблюдение в своей трансцендентальной этике, постулируя добровольное самоограничение свободы, которое не позволяет нарушать границ свободы другого. Логика нравственности может присутствовать и в политической деятельности, при этом условии политика выступает как фактор цивилизованного развития.

Устойчивость и жизнеспособность любого общества зависит от готовности его членов действовать в соответствии с определенными правилами и правовыми нормами. Функция санкционирования основных регуляторов общественного производства и воспроизводства возложена на властные структуры. Власть заинтересована в публичном общественном признании таких своих полномочий. Она создает прецеденты и узаконивает свою политическую легитимации.

Научное знание располагает обширнейшим материалом формирования и изменений системы легитимации в различные исторические периоды и в конкретных социумах. В течение всей истории человечества определяющую роль в публичном признании власти играли мифология и религия. Обоснование "божественной идеи" власти до сих пор остается способом консолидации общественной жизнедеятельности. Мало того, запреты, правила, догмы, нормы, ценности и т.п., связанные с мифологией и религией, остаются в общественном сознании различных сообществ и индивидов. Эти и многие другие, созданные в определенной общественной жизнедеятельности людей, идеальные образования используются в процедуре легитимности той или иной общественно значимой деятельности.

Однако не сами по себе идеальные образования в своих предметных формах, а люди - обладатели и создатели этих форм востребуют и задействуют их в своих сознательных действиях. Именно люди для своего совместного выживания и общения создают и воспроизводят такие идеальные средства, как язык, запрет, обычай, письменность, культ и храм, норму и право. Идеальности бесконечны в своем разнообразии, потому что используемые в качестве средств воздействия на общественное и индивидуальное сознания, они способствуют их развитию и, вместе с тем, приумножают свое разнообразие. Объективной причиной разнообразия идеальности становится появление новых видов и способов жизнедеятельности, а также цивилизационная и национальная дивергенция человеческой жизнедеятельности и ее идеальностей.

Применяя этот абстрактный дискурс к значениям слова толерантность, подчеркнем, что в качестве "снятой" формы она утверждает значимые для людей действия. Свое предметное выражения толерантность обретает в различных социальных практиках, где она выступает в функции регулятора человеческой жизнедеятельности, тем самым, являясь идеальным образованием и входя в культурный арсенал того или иного сообщества. Именно в таком значении толерантность выступает как культурная норма и моральная ценность. Ее функции, или значения, актуализируются в силу ряда объективно-исторических обстоятельств.

Это - различные по уровню и степени интеграционные и дезинтеграционные процессы. В социальной истории они способствовали выделению общественной жизни, образованию цивилизаций и государств, формированию наций и их дивергенции. Сами по себе эти процессы сопряжены с противоречиями и напряженностью человеческих контактов и способов социализации, вынуждая людей регулировать эти процессы и свое отношение к ним. Тогда востребуются, создаются и используются различные нормативно-регулирующие средств. Часть этих средств приобретает относительно самостоятельный и устойчивый характер в силу того, что они специально используются в развитии человеческого сознания, обретая при этом статус культурных норм и моральных ценностей. Но вызванные к жизни конкретными обстоятельствами эти устойчивые нормы и ценности наполняются новыми параметрами и значениями. Объективность этого свойства распространяется также и на толерантность.

Взаимодействие реального сознания с конкретным бытием выводят объяснение проблемы толерантности из плоскости этики долженствования. Во-первых, ее положения не носят реального значения уже хотя бы в силу имеющегося разнообразия сфер социализации и выработки соответствующих этосов. Во-вторых, между этосом и моралью существует социокультурное противоречие, которого ни трансцендентная этика, ни ее "превращенная" форма - этика долженствования не допускают. А.А. Гусейнов аргументирует это положение так: "Люди расходятся в конкретном определении и понимании морали, но все они, пожалуй, едины в том, что этим словом обозначают самое святое, сокровенное. Мораль собственно и есть совокупность безусловных, абсолютных, категорических, непререкаемых, предельных, священных требований, от которых человек не может отступить без того, чтобы не потерять уважения к себе, не травмировать свое человеческое достоинство. Из того факта, что мораль имеет для человека особую - первостепенную - ценность, часто делают вывод, согласно которому необходимо постоянно апеллировать к морали и строить свои отношения с людьми и миром, непременно сопровождая их моральными оценками. Такой ход мысли может показаться обоснованным только на первый взгляд. В действительности все наоборот"5.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу ноябрь 2008 г

    Бюллетень
    Авторефераты диссертаций: Bibliographic Call Number: АДAuthor Number: А187Author: Авдеева, Ольга Анатольевна.Title: Сибирь в государственно-правовой системе России : автореф.
  2. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу ноябрь 2007 г

    Бюллетень
    Bibliographic Call Number: ДAuthor Number: А471Author: Алексеева, Елена Борисовна.Title: Субъектно-личностные детерминанты становления менеджера сестринского дела : дис.
  3. Информационно-экспертная группа «панорама» кандидаты-2007 Том II непарламентские партии апр, гс, дпр, Зеленые, пме, псс, пр, спс, Яблоко

    Документ
    В книге собраны федеральные партийные списки кандидатов в Государственную Думу V созыва в том виде, в каком они были заверены Центризбиркомом 26 сентября – 8 октября 2007 года.
  4. Основной список кандидатов в присяжные заседатели федеральных судов общей юрисдикции

    Документ
    Абдулина Оксана Николаевна Абдуллаева Ира Георгиевна Абдуллин Илдар Абдулберович Абдуллин Сафуан Сабирянович Абдуллина Гульназира Ахуньяновна Абдуллоев Акбар Билолович Абдуразаков Олег Халидович Абдухаев Александр Яковлевич Абедчанова Кактай
  5. Красноярский край (1)

    Документ
    ВАСИЛЬЕВИЧ БОЖЕНОВА ПАТРУШЕВА ВЕРА ТЕРЕНТЬЕВНА АБРАМОВИЧ ГАЛИНА АВГУСТАНОВНА АЗАРОВА Е Ю МИХАЙЛОВ В В РАССКАЗОВ С Д АРДАСОВА НАТАЛЬЯ ФЕДОРОВНА БАЖЕНОВА АЛЕКСАНДРА ГЕОРГИЕВНА ГЕРАСЬКОВА МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА СИДОРЧУК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ВОЙТЮКЕВИЧ

Другие похожие документы..