Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Задача'
Центральной задачей при планировании инвестиционной деятельности инвестиционного фонда (банка) является задача оценки прибыльности и уровня риска порт...полностью>>
'Документ'
1.1. Цей Порядок розроблено відповідно до Законів України «Про Єдиний митний тариф», «Про Митний тариф України», «Про ставки вивізного (експортного) ...полностью>>
'Документ'
Мероприятие 3-57.2. «Оказание услуг учебно-образовательного характера, направленных на профессиональное определение школьников, в т.ч. учащихся с огр...полностью>>
'Диплом'
призвал ректоров руководитель Федерального агентства по образованию На совещании, которое провел в Хабаровске руководитель Федерального агентства по ...полностью>>

Учебно-методическое пособие для студентов-бакалавров Iкурса дневного отделения и студентов-специалистов II курса заочного отделения историко-политологического факультета (специальность «История») Пермь 2010

Главная > Учебно-методическое пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В России резко возросший в конце ХVII столетия интерес к истории сопровождался большой работой по сбору фактического материала. Вместе с тем формировался и новый подход к его использованию. В немалой степени этому способствовало распространение идей рационализма, а в дальнейшем Просвещения.

Впервые в русской историографии задача критики источника как самостоятельная задача была поставлена В.Н. Татищевым. В «Предизвещении» к «Истории Российской» он писал о необходимости изучения конкретного материала с позиции «здравого смысла». Это отличный рационалистический подход. Максима даже такая существует, названная в честь английского философа-схоласта «бритвой Оккама». Она гласит, что простейшее объяснение фактов непременно является правильным. Не следует множить сущее без необходимости. Здравый смысл потому и хорош, что заранее ценен и не зависим от логики.

В.Н. Татищев подготовил первую русскую публикацию источников, введя в оборот тексты Русской Правды и Судебника 1550 года, снабдив их подробными комментариями. Сама же татищевская «История Российская» была написана на основе многочисленных русских и иностранных источников и представляла собой выдающееся событие по обилию собранных материалов. Содержащиеся в труде ссылки на некоторые несохранившиеся источники, т.н. «татищевские известия», правда, до сих пор вызывают споры и дискуссии, например, татищевские списки «Русской Правды».

Дальнейший вклад в становление источниковедения внесли такие историки как Г.Ф. Миллер, М.М. Щербатов, И.Н. Болтин, А.Л. Щлёцер. Эти историки не только ввели в оборот огромное количество источников по отечественной истории (летописей, духовных и договорных грамот, актового материала, юридических и дипломатических памятников), но они уже четко формулировали основные задачи критики исторических источников.

На рубеже ХVIII – ХIХ вв. начинается разработка методов анализа исторических источников. Это создает предпосылки для выделения источниковедения в особую дисциплину.

Так, Г.Ф. Миллер одним из первых в российской историографии сформулировал необходимость внутренней и внешней критики источника. А.Л. Шлёцер также по существу выделял такие стадии общения с документом, как «критика слов», грамматическое толкование, и «критика дел», историческое прочтение. А.Л. Шлёцер является автором книги «Нестор. Русские летописи». Полагая, что «Повесть временных лет» произведение одного человека, в своей книги он ставил цель добыть «истинного», «очищенного» Нестора. Между тем А.Л. Шлёцер стремился к главному – пониманию единого и цельного авторского замысла.

Термин «источниковедение» возникает в немецкой науке в связи с изданием знаменитой и не утратившей своего значения до настоящего времени серии «Памятники германской истории», первый выпуск которой состоялся в 1826 году. Издание преследовало цель публикаторскую, собирательскую, но решались и задача систематизации, изучения публикуемых материалов. В этой серии были опубликованы юридические документы, законы, другие памятники, в частности письма. Таким образом, понятие «источниковедение» возникло не только как термин, но и направление исторического познания.

В России в первой половине ХIХ века создаются различные археографические комиссии, в том числе министерские, которые занимались публикацией государственных документов, грамот, законов, летописей, других источников. Так, с 1837 года стало публиковаться «Полное собрание русских летописей», а еще прежде с 1830 года – «Полное собрание законов Российской империи». Это не только не утратившие своего значения до настоящего времени собрания, но вообще беспрецедентные, наиболее полные и сейчас.

В это же время решается проблема архивов, их централизации и предоставления фонтов в распоряжение граждан. Впервые к решению проблемы архивов подошли во Франции. После Великой французской революции возникла потребность упорядочить архивы прежнего политического режима. Архивные документы стали предоставляться в пользование граждан. В 1821 году в Париже открылась Школа хартий. Ее цель подготовка высококлассных архивистов и библиотекарей. В Школе начинают преподаваться специальные исторические дисциплины: палеография, дипломатика и другие.

В течение ХIХ века появляются различные методики анализа исторических источников. Таким образом, начинают складываться научные основы источниковедения как специальной дисциплины, то что называется методологические основы, методология дисциплины.

МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ. При подготовке студенческих дипломных работ от студентов требуется определить их методологию. Кроме того, что они должны четко формулировать цель своей работы, определить ее задачи, описать историографию темы, т.е. показать степень ее изученности, дать анализ имеющихся по теме документов, студенты также должны показать, на какую методологическую основу их работа опирается.

Любая научная работа и любая научная дисциплина (история, источниковедение в данном случае, равно политология, культурология, этнология и пр.) должны опираться на определенную научную теоретическую основу, некоторую систему идей, теорию. Осуществляется это для того, чтобы можно было говорить о дисциплине, а не о простом блоке знаний. Прежде была марксизм в качестве основополагающей теории научного познания, теперь исследователь волен выбирать ту или иную подходящую ему научную теорию для работы с имеющимся материалом. Таким образом, чтобы исследование было научным, не рассыпалось и не превратилось в простое описание фактов, оно должно иметь некоторую систему в своей основе, конструкцию, архитектуру. Некоторую, говорят еще парадигму, границы. Все это определяется словом «методология». Это система идей, учение о структуре.

На выпускных курсах студентам читают курс по методологии, а наша задача определить, на какую методологическую основу опирается источниковедение, как особая научная дисциплина. Дисциплина, имеющая собственный статус, нуждается в научной, методологической основе.

В учебнике по источниковедению под редакцией И.Н. Данилевского дается описание трех методологических парадигм. Одна из них была распространена в ХIХ веке, две другие получили распространение в ХХ столетии. Эти методологии приняты не только в источниковедении, но исторической науке в целом, в других гуманитарных дисциплинах. Безусловно, этих методологий не три, а множество. В учебнике «Источниковедение новейшей истории России» под редакцией А. К. Соколова представлено значительно большее число методологических парадигм. Мы обратимся трем, поскольку они наиболее приемлемые, распространенные основы для анализа исторических документов.

Итак, это позитивистская методология, далее неокантианская методологическая парадигма, наконец, очень распространенная сегодня в различных областях гуманитарного знания – феноменологическая парадигма.

Становление источниковедения как специальной дисциплины проходило в рамках позитивистской методологии. Позитивистская методология получила распространение во второй половине ХIХ века. Вторая половина ХIХ столетия, как известно, время позитивизма. Позитивизм исходит из представления, что любое знание получается и проверяется опытным путем, научное знание – опытное знание. Наука – это то, что основано на эксперименте. Позитивизм получает колоссальное распространение и оказывает влияние на все сферы человеческого знания в то время, в том числе знания гуманитарного, исторического.

Историки-позитивисты были сторонниками положительного знания, они считали, что история познаваема, знания есть. А знание истории основано на опыте (например, сравнительном) и фактах. Факты извлекаются из исторических источников. На основе фактов выстаиваются цепочки причинно-следственных связей и формулируются законы, обладавшие такой же точностью, как и законы природы. Источники рассматривались в качестве вместилища фактов.

Идеи позитивизма распространились в ХIХ веке во Франции и Германии, перекочевали в Россию. Установление подлинности источника и оценка его сведений – сердцевина такого источниковедения. В монтаже и комментировании свидетельств есть своя доля истины, поэтому такие подходы популярны сегодня. По крайней мере, это была школа. Ее адептами являлись такие историки, как Ш. Ланглуа, Ш. Сеньобос, Э. Бернгейм и др. К представителям позитивизма в исторической науке отчасти можно отнести немецкого философа, теолога, толкователя текстов Нового Завета Ф. Шлейермахера (отчасти, потому что некоторые его идеи выходят за рамки времени, например, учение о герменевтике предвосхищает появление феноменологического подхода). Среди отечественных историком мы можем назвать имя В.О. Ключевского. Им был разработан и читался уже целый курс по источниковедению.

Поскольку историки-позитивисты главное внимание уделяли историческим фактам, они исходили из представления, что факты просты, неизменны, недвусмысленны и лежат на поверхности источника. Поэтому общение с документом сводилось к необходимости проверить подлинность документа, а далее предполагалось, что факты можно брать «с листа». В. Ключевский и Ф. Шлейермахер, например, выделяли филологическую и историческую интерпретацию текста. Таким образом, источниковедческая критика сводилась: 1) к установлению подлинности источника; 2) т.н. «искусству понимать чужую речь», герменевтике, интерпретации, толкованию, описанию содержания.

Ф. Шлейермахер вводит термин «герменевтика» («искусство понимать чужую речь»). Герменевтика, неогерменевтические подходы очень популярны сегодня, как впрочем, позитивизм переживает определенный всплеск. Что такое герменевтика? Герменевтика – это учение о понимании, как основе гуманитарных наук, в отличии от объяснения в естественных. Это как бы вчувствование. Термин «вчувствование» тоже распространен в современной гуманитаристике. Однако сегодня герменевтика имеет дополнительное звучание – это всегда искусство понимать и принимать чужую индивидуальность, другого. Любая прошлая эпоха и оставленные ею документы – другие. Пожалуй, этого позитивисты не замечали.

В целом, историческое исследование по позитивизму сводилось к извлечению фактов и описанию событий. Но историки-позитивисты описывали, «склеивали» факты, порой не замечая, что смотрятся в себя, не принимая в расчет иной культурной реальности. Они «склеивали» исторические события по лекалу собственных представлений. Между тем в источнике всегда содержится собственная реальность, имманентная.

К критике позитивистских подходов также нужно заметить, что изучение отдельного источника, произведения, текста, целостного авторского замысла было отодвинуто на второй план. Документ стал рассматриваться как способ получения сведений, фактов. Текст утратил самостоятельность и самоценность. Документ изучался не в целом, а в той его части, которая интересовала историка. В свою очередь, такие исторические дисциплины, как дипломатика, сфрагистика, текстология, палеография, стали рассматриваться как вспомогательные, технические, прикладные приемы. В прошлом эти дисциплины именовали вспомогательными дисциплинами.

Однако ценность позитивистской методологии состояла в том, что она исходила, отталкивалась от фактов, документов. Текст, текст и еще раз текст, как бы говорила она. Нет текста – нет истории. Поэтому позитивистские и неопозитивистские подходы распространены сейчас. Исследователи-историки видят свою основную задачу в работе над источниками. Хотя такое историческое исследование остается на уровне эмпирического сбора данных и описательства, группировки фактов. Позитивистская методика является фактографической, описательной, ее еще называют «историей ножниц и клея».

На рубеже ХIХ – ХХ веков возникают другие методологические парадигмы, которые также способствовали развитию источниковедения и вместе с тем пытались преодолеть недостатки позитивизма. В частности, это неокантианская методологическая парадигма. Ее представляла баденская школа, одно из направлений неокантианской философии Ведущими представителями неокантианства в исторической науке были Генрих Риккерт (как раз один из лидеров баденской школы), Леопольд фон Ранке, Макс Вебер.

Неокантианцы разделяли науки на номотетические (законовыводящие) и идиографические (описывающие особенное, индивидуальное, частное, неповторимое). Таким образам, в рамках данной парадигмы отвергается позитивистская идея единства научного знания (научного знания как каки знания сугубо опытного) и предлагается иная классификация наук. Существуют науки о природе – занимающиеся познанием всеобщего, универсального, закономерного, формулированием универсальных законов; и науки о духе или культуре – имеющие дело с отдельными, единичными, особенными, неповторимыми явлениями, которые в силу своего сгвоеобразия нельзя подвести под понятие закон. История изучает мир в его конкретности и неповторимости. История действительность, но действительность духовная. Поэтому ведущая роль в познании принадлежит интуиции ученого (которая по существу есть его профессиональный опыт, эрудиция и т.д.). Признавалась многомерность исторической реальности, индивидуальный характер событий. Среди источников особая роль отводилась источникам, раскрывающим духовную жизнь людей, литературе, искусству.

Стало проявляться скептическое отношение к незыблемости исторических фактов, заключенных в тексте источника. Возникла необходимость проверять подлинность фактов в, казалось бы, достоверном, подлинном документе. Для анализа фактов историк выбирал ту или иную модель, конструкцию, идеальный тип (по М. Веберу), «духовное образование», своего рода масштаб и начинал выявлять сходства-различия показаний документа с выбранной моделью.

Особое развитие в рамках данной парадигмы получают такие методы анализа – как сравнительно-исторический анализ, типологический анализ, аналогический метод.

Еще одна методологическая парадигма возникает в начале ХХ века – феноменологическая. Феноменология является одним из ведущих направлений философской мысли столетия. Связано ее возникновение было с именем немецкого мыслителя, философа Эдмунда Гуссерля. Математик, психолог, эпистемолог, его имя фигурирует также у истоков экзистенциализма и эстетического метода в философии и познании.

Слово «феноменология» переводится с греческого как учение о феноменах. Феноменология изучает феномен сознания. Феномен – это факт, явление, данные нас в опыте, в чувственном познании. Это вещи, явления уже нашего сознания, вошедшие в структуру нашего сознания, в отличие от ноуменов, предполагаемых явлений, постигаемых лишь разумом. Феномен, в отличие от ноумена, явление, укорененное существующее в нашем сознании, у него там как бы есть место. Иными словами, это простые, ясно данные нас вещи, о которых мы знаем.

Феноменология ориентирует на изучение явлений нашего сознания, феноменов сознания, познаваемых, очевидных, ясных нам явлений, и изучает их в свою очередь как посредников между нами и непознанной реальностью.

На основе этих феноменов и возможно выстраивание отношений между человеческим сознанием и окружающим миром, нами и непознаваемым. Поскольку о них мы знаем, они познаваемы или познаны, они уже в нашем сознании, следовательно, существует общее в законах культуры и природы, логики и космоса, и феномен общения между субъектом и объектом.

Историческая феноменология исходит из признания источника, документа реальностью, данностью (рукопись, документ – данность, феномен). История также реальность, но реальность, несущая зачастую собственный и неисчерпаемый смысл. Причем историческая феноменология исходит из того, что историческое событие может конструироваться на неведомых никому и ниоткуда основаниях; исходит из признания за прошлыми эпохами собственной ментальности, собственного сознания, интерсубъективности, за автором документа – «чужой одушевленности». Но на основе документов, источников возможно восстановление еще неизвестной рам истории.

Историческая феноменология занимается не склеиванием, не объяснением и не аналогиями (она относится к числу антисциентистских школ), а реконструкцией самосознания прошлого, интерсубъективности. В первую очередь ориентирует на изучение самосознания прошлого, исследование эпох в их конкретно-историческом развитии. Она стремится не загонять их в схемы, сегодняшние системы и представления, а позволять прошлому высказываться самому (отсюда сегодня вновь очень распространено цитирование, «без комментариев»). Задача историка, работающего с документами, источниками, дать этим историческим феноменам, этим текстам возможность и право на монолог, фактам – говорить самим за себя. Здесь актуализируется как бы язык самих вещей, образов, текстов. Это не описание или интерпретация, чтобы прошлое не было создано самими историками. Этого историческая феноменология стремится избежать. Феноменологический метод открывает возможность прошлому высказываться самому.

Задача, на которую ориентирует историческая феноменология, состоит в том, чтобы постичь жизненный мир, мир в его целостности и конкретности, мир человеческой действительности, который не был прежде предметом исследования.

В рамках данной методологии особое распространение получают методы конкретно-исторического анализа, ситуационного, собственно феноменологического или герменевтического методов.

В нашей отечественной дореволюционной историографии эта концепция нашла адепта в лице известного ученого, историка А.С. Лаппо-Данилевского.

Нужно заметить, что наши отечественные историки, несмотря на распространение позитивизма, не утратили интереса к историческому тексту как самостоятельному явлению. Источник продолжал оставаться целью познания. А.А. Шахматов в это время занимался летописями, как особым жанром, феноменом истории, имеющим самостоятельное звучание. В.О. Ключевский посвятил ряд работ таким особым жанрам источников, как сказания иностранцев и древнерусские жития святых. Записками иностранцев занимался историк С.М. Середонин, К.Н. Бестужев-Рюмин – также летописями.

Так что работы А.С. Лаппо-Данилевского продолжали эту традицию. Ученый, профессор высшей школы, академик, автор многих крупных работ по проблемам общества, государства, права, руководитель ряда международных программ в области гуманитарного знания, он также был автором работ по источниковедению, дипломатике, археографии. Свою концепцию источниковедения он изложил в труде «Методология истории» (СПб., 1910-1913).

А.С. Лаппо-Данилевский отождествлял методологию истории с работой над источниками. Источник ученый рассматривал как продукт человеческого сознания, реализованный продукт человеческой психики. Важнейшим в его концепции было признание «чужой одушевленности», т.е. автора источника, реально жившего в свое время человека. На источник А.С. Лаппо-Данилевский смотрел как на явление культуры своего времени, который помогает воссоздать различные пласты этой культуры. Методология исторического построения, по его мнению, решала задачу целостной реконструкции эпохи, о которой «рассказывает» источник.

М.М. Бахтин потом назовет источниковедение феноменом человеческого общения, через произведение позволяющего наблюдать личность. Так формировался культурологический подход к источниковедению. Увидеть автора источника, говорил М.М. Бахтин, значит увидеть тот, другой мир, другую историческую реальность. Текст, источник – это всегда субъективное выражение объективного мира, всегда выражение в первую очередь сознания.

Лекция 2.

1.Тенденции развития и проблемы современного источниковедения.

2.Предмет курса. Определение исторического источника и исторической информации.

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ. В ХХ веке гуманитарные науки в целом получили огромный приток новых данных (социологических, этнологических, антропологических). Необычайно увеличился объем информации и происходит постоянное ее увеличение. Это потребовало новых подходов и методик, и они не замедлили появиться.

Одни концепции и школы признают присутствие рационального начала в общественном развитии, рационального объяснения истории, – американский прагматизм, сделавший критерием истинности полезность и успех, марксистская теория научного познания, структурализм, неоэволюционизм, неомарксизм. Другие школы и концепции – отдали дань иррационализму и исходили из амбивалентного, т.е. многозначного характера событий и их свидетельств. Это феноменология, интуитивизм, постструктурализм.

Большую роль в развитии источниковедения сыграла французская школа Анналов, названная по одноименному журналу, издававшемуся в 1920-е годы Люсьеном Февром и Марком Блоком. Они исходили из того, что источник – неисчерпаем, его познавательные возможности зависят от способностей по-новому вопрошать. Исследователи требовали расширить базу исторических источников, настаивали на использовании методов других дисциплин, особенно лингвистики, применения системных подходов. В центре их внимания оказалась необходимость изучения менталитета и языка.

Структуралистская теория предлагала изучение более глубоких общественных тенденций, малоизменчивых составляющих исторического процесса (труд, семья, домашнее хозяйство). Скрытым, неосознаваемым, глубинным структурам, а не историческим событиям, отводилась главная роль в историческом познании. Соответственно менялся и круг привлекаемых источников, выдвигались новые методы их использования. Структурализм с самого начала опирался на изучение знаковых систем, оказался связан с развитием семиотики. Интерес в исследовательской практике сместился к процессам культурной жизни; язык стал объектом структурно-семиотического анализа и выявления скрытых, бессознательных пластов культуры, менталитета, повседневного сознания, вкусов, чувств, мнений, мечтаний, умственной жизни. Это раздвигало горизонты исторического видения, раздвигало круг источников.

Все рациональные школы в методологии взывали к широким сравнительно-историческим исследованиям, междисциплинарному сближению; признавали возможность достижения объяснения; апеллировали к структурам, коллективным феноменам.

Несомненным достоинством марксистской теории научного познания была цельность и стройность. Она исходила из того, что исторический процесс закономерен и причинно обусловлен. На этом стоит историзм. Однако то, что не подчинялось т.н. законам общественного развития, прогресса, из прошлого исключалось.

В 1930-50-е годы у нас в различных областях исторической науки был распространен т.н. «иллюстративный метод», своего рода второе издание схоластики. Он сводился к подбору соответствующих источников, выборке из них нужных фактов и «подгоне» их под заранее определенные выводы.

Между тем, справедливости ради нужно заметить, что именно в 1930-м году, в период идеологизации историографии, инфляции исторического знания – открывается Московский историко-архивный институт, где источниковедение начинает развиваться как самостоятельное направление, формируется школа, представленная именами Л.В. Черепнина, Н.М. Тихомирова, А.А. Зимина и др. Источниковедение преподается, пишутся учебники, в ряде случаев не уступающие нынешним.

В настоящее время источниковедение существует как важнейшая историческая дисциплина, ведущий предмет всех факультетов исторического профиля. Это очевидно – без документа, без доказательства история, конечно, есть, но не ее познание.

Однако сегодня дисциплина имеет свои проблемы. Современное состояние цивилизации, которое называют постиндустриальное (информационное) общество, задает новые проблемы и рисует новые перспективы современной гуманитаристике (истории и источниковедению в частности).

Можно сказать, что сегодня меняется объект исторического исследования, соответственно меняется круг источников. В современной «науке-истории» возникла микроистория. Именно она необыкновенно востребована. Макроистория изучает историю государств, партий, классов, общественных движений. Микроистория фокусирует свое внимание на событиях, которые казались раньше мелкими и недостойными изучения – на истории одного дня, причем ни чем не выдающегося человека, на рассмотрении краткого периода одного провинциального города. Это отражение процесса социальной приватизации, который происходит в культуре. Частное перестает быть репрезентацией всеобщего, перестает восприниматься как недостойное отображения и изучения, досадное и неудобное исключение из общего правила. В классической гуманитарной парадигме частное, случайное, несущественное исключалось из рассмотрения. В гуманитарстике наших дней эта ситуация преодолевается.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методические указания по выполнению контрольной работы Для студентов Iкурса, обучающихся по направлениям

    Методические указания
    История экономики. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов I курса, обучающихся по направлениям 521600 – «Экономика» и 521500 «Менеджмент» (бакалавры) (первое высшее образование).
  2. Материалы для подготовки к сессии студентам Iкурса заочного обучения (1)

    Материалы для подготовки
    1. Выполнять контрольные работы следует в отдельной тетради, которая должна быть подписана (фамилия и инициалы, номер группы и вариант контрольной работы).

Другие похожие документы..