Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебник'
Раздел IV. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВПодраздел 1. Регулятивные обязательстваГлава 30. Купля-продажа. Мена§ 1. Понятие и элементы договора купли-прод...полностью>>
'Автореферат'
Защита диссертации состоится: «13» «ноября» 2009 г. в « » часов на заседании диссертационного совета Центрального научно-исследовательского института...полностью>>
'Документ'
Родина – це природний осередок найглибших людських почуттів, де дитина засвоює основи моралі серцем і душею, коли розвиваються почуття доброти, чуйно...полностью>>
'Книга'
И уж конечно, различала дни недели-а что еще ей оставалось делать в этой жизни? Считать дни, ждать, когда один день сменит другой, и тут же забывать ...полностью>>

Антология мировой философии: Антич­ность

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Антология мировой философии: Антич­ность.

Мн.: Харвест, М.: ООО «Издательство ACT», 2001. — 960 с. ISBN 985-13-0103-5.

«Антология мировой философии» — уникальное изда­ние, в котором собраны воистину жемчужины философской мысли античных мыслителей' писателей, поэтов, ученых и государственных деятелей.

ЧАСТЬ I

ФИЛОСОФСКИЕ УЧЕНИЯ ГРЕКОВ

ГОМЕР И ГЕСИОД

В Древней Греции предфилософская мифология нашла свое выражение главным образом в эпичес­ких произведениях Гомера «Илиада» и «Одиссея» и особенно Гесиода (VIII—VII вв. до н. э.) — «Труды и дни» и «Происхождение богов».

Об (Kiioiux жи'пш д|кminx греков, об ихрелиги-шных и iipuiuTiu-niiiiix 111>сдставлениях мы узнаем из литератур!илх памятников, из коих гомеровские И ггс'нодоиские сланные. Первые изображают ге­роический но определению Гесиода век — четвер­тый, а вторые — пятый век людей, век железный. Точка зрения этих двух философов различная: у Ге­сиода более обыденная; но понимание нравствен­ных вопросов одно и то же. Подобно тому как в «Те­огонии» Гесиода можно видеть некоторую реакцию против антропоморфизма Гомера, точно так в его «Трудах и днях» заметна реакция поселянина и мир­ного гражданина против воинственных стремлений гомеровских героев.

И «житейском» понимании мифы — это антич­ные старинные сказания о сотворении мира и чело-иска, а также расч'камы о деяниях древних богов и ге­роев — ионтпчсс'киеи причудливые. Однако сравни­тельно-историческое изучение широкого круга мифов различных народов мира позволило устано­вить, что мифы — это не просто сумма или даже сис­тема «наивных» рассказов древних. Круг тем, сюже­тов, охватываемых ими, — вопросы происхождения мира, человека, тайны рождения и смерти и др. — за­трагивает широчайшие, буквально «глобальные» проблемы мироздания.

г

В отличие от мифов, легенды (от лат. legenda, «то, что надлежит прочитать») — фольклорные произ­ведения, объединенные наличием элементов чудес­ного, фантастического, но воспринимаемого как достоверное. Легенды менее сакральны. В них опи­сываются события более поздние, нежели в мифах, — события, происходившие на границе историческо­го и мифологического времени или в историческое время.

История человечества буквально «закодирована» в мифах. Чтобы понять ее, необходимо посмотреть на события и героев мифов сквозь призму жизнен­ных реалий. И тогда откроется любопытная вещь: бо­ги существенно отличаются от людей бессмертием. Бессмертные боги едят амброзию и запивают ее не­ктаром. Гомер в «Илиаде» недвусмысленно говорит, что морская богиня Фетида, умащивая тело погибше­го Патрокла* божественным нектаром, таким обра­зом сберегает его труп от тления. Согласно ее замыс­лу «тело его невредимо и даже прекраснее будет». «Так говорила и дух дерзновеннейший сыну вдохну­ла, другу ж его и амброзию в ноздри, и нектар багря­ный тихо вливала: тело его да невредимым будет!» Поясним еще, что Фетида — мать Ахилла. Теперь ста­новится понятным, что поступок Фетиды должен расцениваться как незаурядный даже для обитателей Олимпа. Ведь амброзия и нектар предназначались только богам.

Когда же пищу богов давали живым людям, то она служила лекарством против смертельных ран, ду­шевных расстройств и старческой немощи. В той же бессмертной поэме Гомера Бог Богов, громовержец Зевс поручает Афине (богине мудрости и справедли­вой войны) помочь Ахиллу, придать ему бодрости накануне близкой битвы: «Шествуй, Афина! Некта­ром светлым с амброзией сладкой грудь ороси Ахил­лу, да немощи он не поддастся».

Все живое на Земле не бессмертно. И, может быть,

В греческой мифологии Патрокл — друг Ахилла, прослав­ленный герой, погибший у стен Трои.

именно поэтому тема бессмертия всегда волновала умы людей. Из глубокой древности до нас дошло не­мало мифов и легенд о бессмертных богах, о раз­личных источниках вечной жизни и о людях, до­стигших вожделенной цели — физического бес­смертия.

Мысль о том, что божественная справедливость может простираться и за пределы земной жизни, бы­ла первоначально чужда грекам, по всей вероятности, потому, что сама идея бессмертия не была достаточ­но определенной (представлений о личном бессмер­тии нет ни у Гомера, ни у Гесиода).

ГОМЕР

Гомер — легендарный древнегреческий эпичес­кий поэт, которому со времен античности приписы-нается авторство «Илиады» и «Одиссеи». Легенды ри­суют Гомера слепым странствующим певцом, одним из аэдов. За честь называться родиной Гомера сопер­ничали семь городов. Легендарный образ Гомера по­родил в науке гомеровский вопрос, который из про­блемы авторства трансформировался в совокупность проблем, касающихся происхождения и развития древнегреческого эпоса.

Отрывки из Гомера приводятся в переводе В. В. Вере­саева по изданиям: Илиада. М.; Л., 1949; Одиссея. М., 1953-Пидборфрагмптж iii.ii и JiJiiieii A H. Чанышевьш.

Сон-усллдктель немедля владычице Гере ответил: «Дочь великого Крона, богиня почтенная Гера! Всякого бога другого средь всех небожителей вечных Я бы легко усыпил; и теченья реки Океана Я усыпил бы, — его, от которого все происходит. К Зевсу ж Крониону я ни за что подойти не посмел бы.

(«Илиада» XIV 242—247)

8

9

Я отправляюсь взглянуть на границы земли многодарной, Предка богов Океана проведать и матерь Тефию...

(«Илиада» XIV 200—201).

... Евринома, — Дочь Океана, в себя же текущего

кругообразно. («Илиада» XVIII398—399)

*'уЯркое солнце, покинув прекрасный залив, поднялося

- На многомедное небо, чтоб свет свой на тучную землю v Лить для бессмертных богов и людей, порожденных для

смерти. («Одиссея» III1 —3)

Либо, схвативши, швырну я ослушника в сумрачный Тартар, Очень далеко, где есть под землей глубочайшая бездна, Где из железа ворота, порог же высокий из меди, — Вниз от Аида, насколько земля от небесного свода.

(«Илиада» VIII13—16)

Арчь кознодея Атланта, которому ведомы бездны Моря всего и который надзор за столбами имеет:

•• Между землею и небом стоят они, их раздвигая.

(«Одиссея» 152—54)

Так меж собой они бились, и гром возносился железный Через пространства эфира бесплодного к медному небу.

(«Илиада» VIII13—16)

... Бессмертная кровь у богини, — Влага, которая в жилах течет у богов всеблаженных: Хлеба они не едят, не вкушают вина, потому-то Крови и нет в них, и люди бессмертными их называют.

(«Илиада» V339—342)

Сходны судьбой поколенья людей с поколеньями листьев: Листья — одни по земле рассеваются ветром, другие Зеленью снова леса одевают с пришедшей весною. Так же и люди: одни нарождаются, гибнут другие.

(«Илиада» VI146-149)

10

Меж всевозможных существ, которые дышат и ходят, Здесь, на нашей земле, человек, наиболее жалок.

(«Одиссея» XVIII130—131)

О, да погибнет вражда средь богов и средь смертных, и с нею Гнев да погибнет, который и мудрых в неистовство вводит1.

(«Илиада» XVIII107—108)

— Не утешай меня в том, что я мертв, Одиссей

благородный'.

Я б на земле предпочел батраком за ничтожную плату У бедняка, мужика безнадельного, вечно работать.

(«Одиссея» XI488^90)

К.ыл родитель Зевес золотые весы и на чашки к

1>/«'ШЛ tffti жребия смерти, несущей страдания людям, — гд

Гекнмри щтбнЛ один, а другой Ахиллеса Пелида. J\

fl.«M в середине и iwthuM. И Гекторов жребий поникнул, — -;

Книз, к Аиду, пошел. Аиолл он от него удалился. ?)

К сыну ж Пелея Афина пришла... /•>

(«Илиада» XXII209-214)*

Но и богам невозможно от смерти, для всех неизбежной, • Даже и милого мужа спасти, если гибельный жребий % Скорбь доставляющей смерти, того человека постигнет. •",

(«Одиссея» Ш 236—23&k

ГЕСИОД

Гесиод — один из древнейших греческих поэтов, представитель дидактического эпоса, жил около времени I Олимпиады. По одним свидетельствам, был современником и даже предшественником Гомера (Геродот, Эфор, Филострат и др.), по другим, осо­бенно по воззрениям александровских граммати­ков, основывавших свои доводы на данных мифа и языка, считался жившим после Гомера (Посидоний,

11

Эратосфен, Аристарх). Родиной поэта была беотий-ская деревня Аскра, куда отец Гесиода переселился из Эолийской Кимы. Умер Гесиод, по преданию, на­сильственной смертью. Останки его были погребе­ны в Навпакте (Локрида), а позднее перенесены в Орхомен.

В древности ходило множество произведений, авторство которых приписывалось Гесиоду, но подлинность большинства из них была отвергае­ма уже греческими учеными. С большим или мень­шим единодушием присваивалась Гесиоду только поэма «Труды и дни» (828 стихов), представляю­щая собой древнейший и знаменитейший обра­зец греческой дидактической поэзии и относяща­яся к концу VIII в. до н. э. Значительная часть на­ставлений, наполняющих поэму, вызвана ссорою Гесиода с братом Персом из-за наследства, при раз­деле которого Перс, благодаря подкупу, получил большую долю, после чего затеял процесс в расчете отнять у брата и остальную часть отцовского до­стояния. По этому поводу Гесиод обращается к бра­ту с увещаниями, убеждая его покончить распрю и искать себе богатства не путем сутяжничества, а честным трудом. Прежде всего поэт призывает брата к справедливости и трудолюбию (1—380); за­тем дает наставления хозяйственного характера, ру­ководствуясь порядком времен года: как обрабаты­вать землю (осень), как вести домашние работы (зима), как ухаживать за виноградником (весна) и как собирать хлеб (лето). К этой части относятся также правила, касающиеся мореплавания, отры­вочные советы относительно вступления в брак и о том, как жить с соседями и каких действий, соеди­ненных с дурными приметами, избегать (381—764). В заключение дается перечень дней месяца, счаст­ливых и несчастливых (эта часть отвечает второй половине заглавия поэмы), с указанием того, ка­кие дела в какой день можно совершать, какие нельзя.

Отрывки из Гесиода приводятся в переводе В. В. Вересаева по изданию «Эллинские поэты».

12

М., 1963- Подбор фрагментов выполнен А. Н. Чаны-шевым.

Радуйтесь, дочери Зевса, даруйте прелестную песню! Славьте священное племя богов, существующих вечно, — Тех, кто на свет родился от Земли и от звездного Неба, Тех, кто от сумрачной Ночи, и тех, кого Море вскормило. Все расскажите, — как боги, как наша земля зародилась, Как беспредельное море явилося шумное, реки, Звезды, несущие свет, и широкое небо над нами; Кто из бессмертных подателей благ от чего зародился, Как поделили богатства и почести между собою, Как овладели впервые обильноложбинным Олимпом. С самого это начала вы все расскажите мне, Музы, И сообщите при этом, что прежде всего зародилось. 11/1?.*г>|* A fin tin йсглситш Хаос, зародился, а следом

Гея, &л>Л«<1ш приют безопасный, iU Trt/Wlrt/i, в wmhmx ,\(1лешющий недрах глубоких, И, между вечными всеми Оч/ами прекраснейший, — Эрос. Сладкоистомный — у всех он боюв и людей земнородных Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает. Черная Ночь и угрюмый Эребродились из Хаоса. Ночь же Эфир родила и сияющий Аень, иль Гемеру: Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись. Гея же прежде всего родила себе равное ширью Звездное Небо, 'Урана, чтоб точно покрыл ее всюду И чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных...

(«О происхождении богов» 104—129)

... И Титанов отправили братья В недра широкодорожной земли и на них наложили Тяжкие ум, могучестью рук победивши надменных. Подзсмь их сбросили столь глубоко, сколь далеко до неба, Ибо настолько от нас отстоит многосумрачный Тартар: Если бы, медную взяв наковальню, метнуть ее с неба, В девять дней и ночей до земли бы она долетела; Если бы, медную взяв наковальню, с земли ее бросить, В девять же дней и ночей долетела б до Тартара тяжесть. Медной оградою Тартар кругом огорожен. В три ряда Ночь непроглядная шею ему окружает, а сверху Корни земли залегают и горько-соленого моря...

13

Там и от тёмной земли, и от Тартара, скрытого в мраке, И от бесплодной пучины морской, и от звездного неба Все залегают один за другим и концы и начала, Страшные, мрачные. Даже и боги пред ними трепещут.

(«О происхождении богов» 717—728,736—739)

Создали прежде всего поколенье людей золотое

Вечно живущие боги, владельцы жилищ олимпийских,

Был еще Крон-повелитель в то время владыкою неба.

Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою,

Торя не зная, не зная трудов. И печальная старость

К ним приближаться не смела. Всегда одинаково сильны.

Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили.

А умирали, как будто объятые сном. Недостаток

Был им ни в чем не известен. Большой урожай и обильный

Сами давали собой хлебодарные земли. Они же,

Сколько хотелось, трудились, спокойно сбирая богатства, —

Стад обладатели многих, любезные сердцу блаженных...

Если бы мог я не жить с поколением пятого века!

Раньше его умереть я хотел бы иль позже родиться.

Землю теперь населяют железные люди. Не будет

Им передышки ни ночью, ни днем от труда и от горя,

И от несчастий. Заботы тяжелые боги дадут им...

Аети — с отцами, с детьми — их отцы сговориться не смогут.

Чуждыми станут товарищ товарищу, гостю — хозяин,

Больше не будет меж братьев любви, как бывало когда-то.

Старых родителей скоро совсем почитать перестанут...

Правду заменит кулак. Города подпадут разграбленъю.

И не возбудит ни в ком уваженья ни клятвохранитель,

Ни справедливый, ни добрый. Скорей наглецу и злодею

Станет почет воздаваться. Где сила, там будет и право.

Стыд пропадет.

(«Труды и дни» 109-120,174-178,182-185,

189-193)

МИЛЕТСКАЯ ШКОЛА

Античная философия возникла в первой полови­не VI в. до н. э. в малоазиатской части тогдашней Элла­ды — в Ионии, в г. Милете. Поэтому первая древнегре­ческая философская школа называется милетской. К пей принадлежали Фалес, Анаксимандр, Анаксимен и их ученики. В своих философских представлениях о мире милстцы опирались на более древнее миро­воззрение Гомера и Гесиода, освобождая его от ми­фологической формы и перерабатывая в соответст­вии с философским мышлением своего времени.

О воззрениях милетских философов мы знаем главным образом из произведений более поздних греческих и римских ученых и писателей.

Перевод фрагментов (за исключением отмечен­ных особо), а также их подбор выполнен А. Н. Чаны-шевым. Ему же принадлежит авторство предвари­тельных замечаний.

ФАЛЕС

Первый древнегреческий философ Фалес (ок. 625— 547 до н. э.), причисляемый античной традицией к «семи мудрецам», несмотря на свое знатное про­исхождение, занимался одно время торговой дея­тельностью (существовала легенда, что или сам Фа-лес, или его предки были выходцами из Финикии). Фалес горячо интересовался судьбой родного горо-

15

да и всей Ионии. Он советовал ионийским полисам объединиться против персов. Фалес был знаком с ближневосточной наукой: вавилонской, египет­ской, финикийской; он учился у египетских жрецов математике и астрономии. Опираясь на ближневос­точную астрономию, которая многовековыми на­блюдениями установила периодичность затмений, Фалес предсказал солнечное затмение, которое, как высчитали современные астрономы, имело место в Ионии 25 мая 585 г. до н. э. Фалесу приписывают несколько сочинений, но ни одно из них до нас не дошло.

ДиогенЛаэртский! 22—39- Как передают Геро­дот, Дурис и Демокрит, Фалес был сыном Эксамия и Клеобулины и происходил из финикийского рода Фелидов — самого знатного во всем потомстве Кад-ма и Агенора. И, как сообщает также Платон, он при­надлежал к числу семи мудрецов. Как говорит Дими­трий Фалерский в «Списке архонтов», Фалес был на­зван первым мудрецом в тот год, когда в Афинах был архонтом Дамасия (582), при котором были назва­ны мудрецами известные семь. Принят же в число граждан Фалес был в Милете, куда он прибыл с Ней-леем, изгнанным из Финикии. Впрочем, по свиде­тельству большинства, он был природный милетец и знатного рода.

Кроме государственных дел, он занимался иссле­дованием природы. И, согласно некоторым, он не ос­тавил никакого сочинения. Дело в том, что приписы­ваемая ему «Морская астрология» принадлежит, как говорят, самосцу Фоке. Каллимах же знает, что он от­крыл Малую Медведицу, о чем сообщает в «Ямбах» таю «Говорили, что он указал созвездие Повозки, ру­ководствуясь которым плавают финикиняне».

По словам же других, он написал всего два сочи­нения: «О солнцестоянии» и «О равноденствии», при­знав все остальное непостижимым. Некоторые же полагают, что он первым наблюдал за движением светил и первым предсказал солнечные затмения и солнцестояния, — так говорит Евдем в своей «Исто-

16

рии астрономии». Вследствие этого ему удивляются Ксенофан и Геродот. Подтверждают это своим сви­детельством также Гераклит и Демокрит.

А как говорят некоторые, в том числе поэт Херил, он же первый сказал, что души бессмертны. Также, соглас­но некоторым, он первый открыл годовое движение солнца и первый сказал, что величина солнца составля­ет !^2о часть круга, проходимого солнцем, и что точно так же величина луны относится к величине круга, про­ходимого ею. Он же первый сказал, что 30-й день есть последний день месяца.

Равным образом он первый, как сообщают неко­торые, стал рассуждать о природе.

Аристотель же и Гиппий говорят, что он приписы­вал душу и неодушевленным предметам, заключая по мап шту и янтарю. Памфил передает, что, научившись у стшгпп i геомефии, он первым вписал в круг прямо­угольный треугольник и принес в жертву быка.

Кажется, что и в ixxyoapeiuci шых делах Фалес давал самые лучшие советы. По крайней мере, когда Крез об­ратился к милетцам за помощью, он воспротивился. Так как Кир победил, то это спасло город. Впрочем, сам он, как сообщает Гераклид Понтийский, вел жизнь одинокую и частную.

Началом всего он признал воду и утверждал, что мир одушевлен и полон демонов. Говорят, что он от­крыл времена года и разделил год на 365 дней.

Рассказывают о нем, что, выйдя из дома в сопро­вождении старухи, чтобы наблюдать звезды, он упал н яму, и когда он заплакал, старуха сказала ему: «Не будучи i» ссхтоянии видеть то, что у тебя под ногами, ты, Фалес, думаешь познать то, что па небе?»

Мудрец же Фалес скончался в то время, когда смо­трел гимнастическое состязание, от жары, жажды и бессилия, будучи уже престарелым. И на памятни­ке его написано:

«Взирай на эту действительно малую могилу весь­ма мудрого Фалеса (слава же его достигает небес)».

Имеется и у нас в первой из «Надписей», или в «На­писанном в различных размерах», следующая над­пись, относящаяся к нему:

Башкирский

БИБЛИОТЕКА

педагогический университет

«Некогда смотревшего гимнастическое состяза­ние Фалеса, ты, о солнце Зевс, похитил из ристалища. Я восхваляю тебя за то, что ты увел его ближе к небу, ибо в самом деле старик уже не мог более с неба ви­деть звезд».

(Пер. А О. Маковельского)

Аристотель Metaph. I 3- Из первых философов большинство полагало в виде материи единое начало всего: то, из чего все сущее состоит, из чего как перво­го оно рождается и в чем как последнем оно гибнет; то, сущность чего сохраняется, а состояния изменяют­ся; говорят, что оно и есть основа и начало сущего и что поэтому ничто не рождается и не уничтожается, так как такая природа сохраняется вечно... При этом о числе и виде такого начала не все говорят одно и то же. Фалес — родоначальник этой философии — гово­рит, что это вода (поэтому и земля из воды появилась); сделал он это предположение, вероятно наблюдая, что все питается влагой и что сама теплота из нее рожда­ется и ею живет... а еще потому, что семена всего суще­го имеют влажную природу.

Аристотель de caeloU 13. Другие же [считают]*, что [земля] лежит на воде. Об этом мы имеем древнейшее учение, которое, говорят, высказал Фалес Милетский: будто бы земля держится благодаря своей плавучести подобно дереву или чему-то в этом роде.

Аристотель de animal2. Припоминают, что Фа­лес предположил, что душа есть нечто движущее, ес­ли он действительно говорит, что камень имеет ду­шу, потому что он двигает железо.

Аэций Г/ 2,1. Фалес первый провозгласил, что природа души такова, что она находится в вечном движении или самодвижении.

* Здесь и далее слова, помещенные в квадратные скобки, со­ставляют добавление переводчика и служат для заполне­ния лакун и пояснения текста, круглые скобки, как прави­ло, находятся в самом сочинении, однако иногда в них да­ются варианты перевода слов и частей фраз.

18

Сеида. Изречения Фалеса весьма многочисленны, среди них и общеизвестное «Познай самого себя».

АНАКСИМАНДР

Анаксимандр (610—548 до н. э.) — ученик Фалеса. Об Анаксимандре мы знаем очень мало. Известно, что он первый (в середине VI в. до н. э.) написал на греческом языке прозаическое произведение, кото­рое называлось «О природе» и было посвящено на­турфилософским вопросам. Из этого сочинения до­шли до пас два-три фрагмента. Как ученый Анакси­мандр еще более значителен, чем Фалес.

ДиогенЛаэртский III —2. Как сообщает Фаворин в своей «Истории разных вещей» он первый открыл гномон (древнейший астрономический инстру­мент, состоящий из вертикального стержня на гори­зонтальной площадке, — прим. сост.), указывающий солнцестояния и равноденствия, и установил его в Лакедемоне на плоскости, схватывавшей тень, а так­же соорудил солнечные часы.

Равным образом он первым начертал поверх­ность земли и моря, а также соорудил небесную сфе­ру (глобус).

Он составил краткое описание своих положений, которое, вероятно, имел в руках еще Апполодор Афин­ский.

(Пер. А О. Маковельского)

Ипполит Ref.16,1—7 (Д. 559). Итак, у Фалеса был ученик Анаксимандр. Анаксимандр — сын Праксиа-ды, милетец. Он признал началом сущего некую при­роду Беспредельного, из которой возникают небеса и находящиеся в них миры. Эта природа вечна и не­изменна, [нестареющая] и объемлет все миры. Время же, по его учению, относится к области ограниченно-

19

го рождения существования и уничтожения. Итак, он сказал, что начало и стихия сущего есть Беспредель­ное, первый дав название началу. Кроме того он гово­рил о существовании вечного движения, в котором происходит возникновение небес. Земля же парит в воздухе, ничем не поддерживаемая, остается же на месте вследствие равного расстояния отовсюду. Фор­ма же ее кривая, закругленная, подобная [отрезку] ка­менной колонны. По одной из ее плоскостей мы хо­дим, другая же находится на противоположной сто­роне. Звезды же представляют собой огненный круг, отделившийся от мирового огня и окруженный воз­духом. Но в воздушной оболочке имеются отдушины, какие-то трубкообразные, [т. е. узкие и длинные], от­верстия, по направлению вниз от которых и видны звезды. Вследствие этого при закупорке этих отду­шин происходит затмение. Луна же кажется то пол­ной, то на ущербе в зависимости от закрытия и от­крытия отверстий. Солнечный же круг в 27 раз боль­ше (земного и в 19 раз)* лунного, и солнце находится наивыше, (за ним луна)**, и ниже всего круги непо­движных звезд (и планет)***.

Животные же рождаются из влаги, испаряемой солнцем. Человек же вначале был подобен другому животному, а именно рыбе. Ветры же возникают вследствие того, что тончайшие пары выделяются из воздуха и, скопившись, начинают двигаться; дожди же образуются из пара, испускаемого землей вверх к солнцу. Молнии же бывают, когда ветер, случайно натыкаясь, разрывает облака.

Анаксимандр родился в третьем году 42 Олимпи­ады (610 год).

(Пер. А О. Маковельского)

Симппиций Phys. 150,20. Анаксимандр первый на­звал началом лежащее в основании.

* В рукописях здесь пробел: отсутствуют слова, поставлен­ные в круглых скобках.

** Эти слова — предположительно вставка Г. Дильса.

*** Тоже вставка (прим. А. О. Маковелъского).

20

Симппиций Phys. 24,13. Анаксимандр Милетский... сказал, что начало и основа всего сущего есть апей-рон. Он первый ввел такое название для начала.

Аэций 133- [Анаксимандр] ошибается, не сказав, что такое апейрон: есть ли он воздух, или вода, или земля, или какое-то другое тело.

Симппиций Phys. 149,13. Анаксимандр говорит нео­пределенно о теле, лежащем в основании, называя его апейроном и не определяя его по виду ни как огонь, ни как воду, ни как воздух.

Аэций deplac.13,3. Апейрон есть не что иное, как материя.

Симппиций Phys. 24,13. Очевидно, что, наблюдая превращение друг в друга четырех стихий, Анакси­мандр не счел возможным взять одну из них за осно-нанис, но принял :ia него нечто от них отличное.

СимшшцшЧ th> caclo 615,13. Анаксимандр первый принял за ociioivjime и нейрон, чтобы источник рож­дения был изобильным.

Аристотель Phys-Ш 5- Некоторые считают таким на­чалом апейрон, а не воду или воздух, дабы все прочее не сгинуло в бесконечности этих стихий: ведь все они противоположны друг другу: воздух холоден, вода нлажна, огонь горяч. Если бы одна из стихий была апей­роном, то все остальные погибли бы. Поэтому говорят, что есть нечто иное, из коего все эти стихии возникают. Но невозможно, чтобы такое тело существовало.

Аристотель Phys. Ill 4. Все есть или начало, или произошло из начала. У апейрона же нет начала, ибо 01 ю было бы для него пределом... Апейрон сам кажется началом нсего другого.

Снмпыщий Phys. 1121,5. [Анаксимандр говорит, что] движение вечно.

repMUUIrris. 10. Анаксимандр говорит, что вечное движение более древнее начало, чем влага, и что бла­годаря ему одно рождается, а другое погибает.

Диоген Лаэртский! 1. [Анаксимандр утверждал, что] части изменяются, целое же неизменно.

Симппиций Phys. 24,13. Анаксимандр говорит, что из беспредельной природы рождаются все небеса и все миры в них.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Философия в мире культуры. Предмет философии. Предмет, структура, функции философии

    Документ
    Определённая часть студенчества, преимущественно техни­ческих вузов, ещё не приступившая к изучению философии, за­даётся вопросом: «Зачем нам нужна философия?» Ответ на этот вопрос по существу можно получить только в процессе серьез­ного
  2. Жильсон Этьен Философия в средние века

    Документ
    Первое издание этой книги вышло в 1922 г. Предлагая по прошествии более чем 20 лет ее значительно расширенный вариант, мы сохранили первоначальный характер книги.
  3. Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон

    Документ
    Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон. – М.: Республика, 2004. – 678 с. (ТАМ: Гл. 1. Греческие отцы и философия.
  4. Философия и методология науки

    Учебное пособие
    Философия и методология науки: Учебное пособие для аспирантов/ А.И. Зеленков, Н.К. Кисель, В.Н. Новиков и др. Под ред. А.И. Зеленкова. – Мн.: АСАР, 2007.
  5. Кафедра современных проблем философии История зарубежной философии Учебно-методический комплекс Специальность №020100 Философия Москва, 2009

    Учебно-методический комплекс
    Курс является общепрофессиональным для студентов философского факультета РГГУ. Без его глубокого изучения невозможно понимание кардинальных проблем, смысловых горизонтов и возможных перспектив развития как отдельных этапов европейской

Другие похожие документы..