Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Статья'
Статья 1. Ввести в действие Кодекс Республики Казахстан "О налогах и других обязательных платежах в бюджет" (Налоговый кодекс) с  1 января 2...полностью>>
'Программа дисциплины'
Целями дисциплины являются раскрытие сущности и значения информационной безопасности и защиты информации, их актуальность в условиях современного раз...полностью>>
'Документ'
- заместителю руководителя Н.О. Шенгелия разработать и утвердить план мероприятий по реализации Системы классификации гостиниц и других средств разме...полностью>>
'Документ'
На основании пункта 11 Положения о Министерстве юстиции Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 31 ...полностью>>

К. К. Матвеев Пожалуй, только сейчас, отметив 125 годовщину со дня рождения К. К. Матвеева, уральская научная общественность может объективно оценить значение его подвижнического труда по созданию уральской минералог

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ МАТВЕЕВ –

ОСНОВАТЕЛЬ КАФЕДРЫ МИНЕРАЛОГИИ

УРАЛЬСКОГО ГОРНОГО ИНСТУТУТА

Других чрезвычайных способов убеждать, чтобы улучшить условия моего исследовательского и научного труда, как открывать новые месторождения полезных ископаемых и обнаруживать новые их полезные свойства у меня, как минералога, нет.

К.К. Матвеев

Пожалуй, только сейчас, отметив 125 годовщину со дня рождения К.К.Матвеева, уральская научная общественность может объективно оценить значение его подвижнического труда по созданию уральской минералогической школы. Имя Матвеева вновь зазвучало на семинарах по истории уральской науки, ему посвящают статьи и книги, наконец, его именем называют вновь открытый минерал.

Матвеевит – (K,H3O) Ti(Mn2+,Mg)2(Fe3+,Al)2[PO4](OH)3 .15H2O; найден в 1989 г. Б.В. Чесноковым в жиле гранитного пегматита (копь 232 Ильменского Государственного заповедника) среди продуктов изменения триплита (Mn,Fe2+, Mg, Ca)2[PO4](F,OH) и франконита Na2 Nb4O11 .9H2O.

Чем это объясняется?

Прежде всего – значительностью вклада К.К.Матвеева в организацию и развитие уральской минералогии и геохимии, а также общим ростом интереса к истории нашего края и к уральскому камню вообще. Кроме того, судьба К.К. Матвеева, личности незаурядной и противоречивой, отмечена социальными и научно-технической революциями, и в этом смысле представляет общий интерес.

1.

Константин Матвеев родился 5 марта 1875 года. Вырос он в семье менее чем скромного достатка: его родители были учителями в народных начальных школах г. Камышлова. «Семья была бедная. Мать сама подготовилась и сдала экзамен на сельскую учительницу. Отец имел самый низкий чин (чиновник XIV класса – коллежский регистратор)».Отец Константина Матвеева - Константин Никанорович был сыном «мастерового монетной команды» Екатеринбурга Никанора Семёновича.

Константин Никанорович в начальной школе занимался «весьма усердно и с успехом». Это было замечено горным начальством, и успевающий в науках мальчик в 1859 году был направлен в Петербургский технологический институт стипендиатом горного ведомства. В технологическом институте он за три года окончил сокращённый гимназический курс и в 1862 году был переведён в специальный класс по механическому отделению. По специальности К.Н. обучался два года, но в 1864 году «по болезни, вследствие собственного прошения был уволен из числа стипендиатов горного ведомства в технологическом институте и получил средства для возвращения на родину». С 1864 по 1867 год служил на заводах и приисках. В августе 1867 г. «в службу вступил в Верхотурское приходское училище». В мае 1870 г. К.Н. «по испытанию, произведённому в педагогическом совете Екатеринбургской гимназии, …удостоен звания учителя арифметики и геометрии в уездных училищах». В сентябре 1870 года приступил к работе в Камышлове.

Мать, в девичестве Смирнова Мария Степановна, дочь поручика, рано осталась с тремя детьми без поддержки мужа, который умер в 1910 г. Энергичная и волевая женщина самостоятельно добилась права быть учительницей. Всех детей поставила на ноги. Дочь – Мария – учила детей, Владимир стал учёным лесоводом. Константин - студентом Санкт-Петербургского Университета. Мать скончалась в 1922 г.

К.К. окончил курс в Тарасковском начальном училище, в августе 1888 года поступил в Екатеринбургское четырёхклассное училище. Отмечено его отличное поведение, впрочем, и по всем другим предметам в аттестате – только отлично. В Екатеринбурге приобрёл свой первый опыт естествоиспытателя: определял растения по руководству Кюри. Летом работал, нуждаясь в материальной поддержке, на золотых приисках – простым рабочим.

После завершения обучения в Екатеринбурге К.К. поступил в Оренбургский учительский институт, где воспитывался за казённый счёт.

Ему на роду было написано повторить судьбу своего отца, коллежского регистратора, чиновника Х1 - разряда, подрабатывающего в уездных школах. Так оно и случилось: после окончания 1-го Екатеринбургского училища и Оренбургского учительского института двадцатилетний Матвеев стал преподавать в двухклассном училище на Мотовилихинском заводе, на окраине Перми.

1895-1898 г.г. К.К. – три года служил заведующим и старшим преподавателем в Мотовилихинском одноклассном училище Пермского уезда.

В Перми Константин Матвеев получил место, женился, в1899 г. у него родился сын Лев.

. Казалось бы, его судьба определилась. Но молодой учитель честолюбив. Кроме того, даёт о себе знать тяга к естественным наукам. Он начал готовиться к экзаменам за гимназический курс обучения, изучает два древних языка: латинский и греческий и один живой – немецкий. Позже, в своей анкете в графе «знание языков» он напишет: «немецкий – говорит, фр., англ., нем.. – читает».

В 1898 г. К.К. работает контролёром Пермской железной дороги; живет на на Мотовилихе,

В 1900 году сдаёт экзамен на свидетельство зрелости. Это дало ему право поступить в любой университет России.

Но в Санкт-Петербургский Университет К. Матвеев принят не был «по причине политической неблагонадёжности».

Матвеев свидетельствует, что, будучи учителем, в Мотовилихе 21 лет от роду, «я сделал в одном из революционных кружков г. Перми доклад-реферат с только что появившейся в городе книге Плеханова (Бельтова) «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю». Мой доклад привлёк к себе внимание молодёжи, и мне известно, что в течение десяти лет 1896-1906 г.г. конспект моего доклада продолжал передавться из рук в руки в кружках пермской молодёжи!».

2.

В 1900 году 25 лет от роду Константин Константинович Матвеев сдаёт экзамены в Пермской гимназии на свидетельство зрелости, и его зачисляют студентом естественного отделения физико-математического факультета Киевского университета.

Год Матвеев учился в Киевском университете, но уже в 1901 году добился перевода в Петербургский, на естественнонаучное отделение физико-математического факультета. Учился опять на казённый счёт, как стипендиат Пермского губернского земства. Пришлось давать уроки и зарабатывать «выполнением студенческих работ».

В 1903 г. студентом третьего курса, определив специальность – геология, «совершил своё первое образовательное путешествие по красивой и геологически очень образовательной реке Чусовой». Собирает коллекцию образцов битуминозных мерегелей странного сроения. Изучению текстуры cone-in-cone и явлений «нарушенной кристаллизации» он «посвятил большую часть своего жизненного труда».

1905 г. по поручению Общества Естествоиспытателей при Университете совершил экскурсию в Западном Приуральсе, где собрал материалы по ледниковым отложениям (этому содействовал А.А. Иностранцев).

Наблюдения и образцы, собранные во время этих путешествий, послужили основой первых научных работ:

1. Дипломная работа, посвящённая описанию фауне девонских и каменноугольных отложений р. Чусовой.

2. Отчёт о поездке в Закаспийскую область.

3. Статья «следы ледниковых отложений в Западном Приуралье (с одобрением профессора Казанского университета П.И. Кротова.

В Университете учился на стипендию Пермского Губернского земства, а также жил уроками и выполнением студенческих работ. Какие события в жизни К.К. Матвеева наиболее значительны? Конечно же поступление в Санкт-Петербургский университет. Без этого вся жизнь его имела совсем другое содержание. Многое в его судьбе и деятельности научной и педагогической является отражением университетских традиций, идей и мыслей.

К.Матвеев застал университетскую минералогию на крутом повороте. Кафедрой заведовал П.А. Замятченский, ученик В.В. Докучаева. Увлечённый исследованием глинистых минералов, он более чем скептически относился к своим обязанностям излагать основы классической кристаллографии и минералогии, по поводу которой Докучаев говаривал: «Надоело, знаете, вертеть в руках какую-нибудь чурбашку и кричать по этому поводу «караул»!». На кафедре минералогии рождалась и набирала силу новая наука – почвоведение, предвестница революционных потрясений естествознания. Среди внимательных слушателей исследователя русского чернозёма был и В.И. Вернадский.

Противоречивость периода становления новых идей и методов отражается и в судьбе исследователей. А.Н.Карножицкий, основоположник науки о реальном кристалле, умирает в нищете и забвении. А он один из первых понял принципиальную важность изучения дефектов кристаллов; это впоследствии составило суть новых исследований кристаллического вещества и управления его свойствами. На минералогии к недоумению многих специалистов активно исследуются почвы, глинистые минералы, не обладающие конституцией классического минерального индивида: у них ни состав, ни свойства не являются постоянными.

В этом трудно разобраться и правильно оценить, начинающему свой путь, в геологии К.Матвееву. Поэтому в Университете Матвеев ближе связан с кафедрой А.А. Иностранцева – геолога широкого , как бы сейчас сказали, профиля. Иностранцев ближе всего отвечает стереотипу петербургского профессора, созданному в провинции: он богат, импозантен, ездит за границу. Широк круг его геологических интересов: палеонтология и учение о фациях осадочных горных пород, полезные ископаемые и минераграфия, динамическая геология и петрография. Иностранцев один из основоположников фациального анализа, предвестник знаменитого закона фациальных смен и последовательности фаций в разрезе, фундаментальны его исследования ледниковых отложений в Европейской России, он один из первых стал применять микроскоп при изучении руд и пород.

Становление К.К. Матвеева, как самостоятельного исследователя, с обширными геологическими интересами, происходило под влиянием А.А. Иностранцева. Матвеев унаследовал от своего учителя постоянный интерес к экзогенным процессам и склонность к детальному микроскопическому исследованию.

Второй, не менее решительный фактор, определяющий круг интересов К. Матвеева – это родной Урал. «В 1903 году, - пишет он – будучи студентом Петербургского университета, я совершил первое образовательное путешествие по красивой и очень интересной р. Чусовой в сопровождении своих бывших учеников по заводской школе братьев Григория и Фёдора Ильиных. Мы прошли пешком от ст. Чусовской вверх по реке до деревни Чизмы и отсюда, приобретя лодку, спустились вниз по течению до Мотовилихинского завода на Каме».

«..Я встретил близ села Верейно темно-серый «шестоватый» известняк, который и занимал моё внимание в течение многих последующих лет… Несмотря на очевидные трудности, изучение этого известняка мне всегда представлялось заманчивым, обещающим раскрыть что-то новое и важное в науке, и я, под влиянием охватившего меня чувства и интереса, с увлечением отдался его исследованию..».

«Несмотря на свою как бы чеканную внешность и прекрасное сохранение, привезенный мною образец оказался для всех крайне смущающим, и каждым осматривающим толковался по-своему. В нем последовательно видели коралл, окаменелое дерево, ониксовый мрамор, стилолит, обычный антраколит и пр. (известные уже с 1882 г.)» «…Замечательные особенности Веренейской cone-in-cone приковали к себе мое внимание, которое еле более увеличилось, когда я узнал, что природа этих, уже давно известных образований, не выяснена, и они все еще остаются загадочными и проблематичными. С этих пор мысль и желание разрешить вопрос о cone-in-cone не покидала меня, и досуги своей дальнейшей жизни я часто посвящал исследованию различных, относящихся сюда вопросов.» [5]

Но в 1903 году Матвеев взял несколько привлекших его внимание образцов, и они ждали своего часа семь лет, до 1909 года.

Дело в том, что уже в 1904 году Матвеев был «командирован Отделением Геологии и Минералогии в Закаспийскую область для собирания геологических коллекций».

В 1904 г. по поручению Университета совершил большое путешествие в Закаспий и Северную Персию «для сбора геологических материалов» в сопровождении проводника-туркмена и конвойного казака, заручившись в Асхабаде открытыми листами на лошадей».

25 марта 1904 г. выехал из Петербурга и 31 был в г. Асхабаде. «Заинтересовался некоторыми вопросами геологии пустыни». И вот петербургский студент, в сопровождении конвойного казака и проводника туркмена, заручившись в Ашхабаде «открытыми листами на лошадей» и правом следования по русско-персидской границе, выехал по маршруту: от ст. Теджент вверх по р. Теджент до г.Серакса, далее до Пуль-и-Хартун на Герируде. В этом путешествии принял участие и г.Ангер, секретарь Общества исследователей Закаспийского края, «специалист по энтомологии, а также и механик правительственного телеграфа».

Пустыня поразила Матвеева: он описывает эоловые формы выветривания песчаников, замеряет трещины усыхания в такырах, наблюдает движение барханов.

К середине апреля Матвеев опять в Ашхабаде: посетил музей Общества Исследователей Закаспийского края, а 17 апреля 1904 г. – снова в пути – со станции Бахарден совершает экскурсии «в предгорья и самыя горы Копет–Дага». Здесь собрана коллекция третичной фауны, уточнён возраст железистых песчаников на правом берегу р. Герируда, исследовано подземное Бахарденское (Дурунское) озеро. Но более всего привлекают внимание глинисто-карбонатные конкреции, септарии и их формы выветривания «часто курьёзные и странные по виду».

1 июня 1904 г. в сопровождении небольшого каравана К.Матвеев путешествует по юго-западной части Закаспийской области: из Кизил – Арвата (станция Средне – Азиатской железной дороги) через Камышлы и Ходжа – Кала (р.Сумбарь), затем по реке на Терсокан,Дузлу – Озум, Чат и наконец, по Артеку на Яглы – Озум, Чатлы и Чикишляр на Каспийском море. Этот путь прошли форсированным маршем по 20 – 25 верст в день, что конечно же сказалось на сборе палеонтологических коллекций. Из Яглы – Озума Матвеев уже без заболевшего г-на Ангера верхом добрался до Чатлы (на р.Артек) и оттуда отправился в Северную Персию через Гумбет – Кабуз в Пассенг. Благодаря разрешению российского пограничного комиссара подполковника К.В. Лаврова, Матвеев смог продолжить путешествие далее в сопровождении проводников и конвоя по горам северо–восточного Эльбруса к г. Шахруду через кенты Парсиан, Чиманы, Мушек, Чинаш, Космабар, Чортак. Из Шахруда через горное селение Абр и Даркала Матвеев вернулся в Гумбет – Кабуз. Всё это заняло около двух недель: холера, распространявшаяся по северному Хороссану и Мазандеранской провинции, поторопила путешественников. «Из роскошных горных лесов, степных лугов северной Персии по унылым, бесплодным, глинистым солончакам я вернулся в Чатлы, - пишет Матвеев в своём отчёте – и затем по Артеку и его старым руслам через посты Кара–таш, Беум- таш проехали в Гассан–Кули (на Каспийском море) и в Чикишляр, где во второй половине июля, в разгар летнего сезона в пустыне, посетив грязевые вулканы,…закончил свои экскурсии.»

В отчёте приводятся данные о геологических наблюдениях, палеонтологических и петрографических коллекциях, а в заключение Матвеев высказывает мысль, очень близкую к идеям В.И. Вернадского:

«Флора и фауна Закаспия настолько интересны и своеобразно привлекательны, так стройно гармонируют в биологическом отношении с его пустынным характером, составляют такое единое целое с его современным геологическим обликом, что при экскурсиях мне всегда было трудно удержаться в рамках специального геологического исследования, трудно было отказаться от наблюдений над привлекшим меня миром живых существ. И тогда, в эти моменты, мне всегда казалось, что изучение живого мира, его исторической арены и современных геологических явлений, все эти отдельные задачи, должны слиться, отождествиться в моём сознании в одну, но уже более острую проблему естествознания, проблему изучения природы в ея целом и во взаимоотношении ея отдельных, естественных или искусственно нами выделенных и разрозненных частей».

За этим стоило съездить так далеко. Именно идея единства геологических процессов и живого вещества сближает студента четвёртого курса К.К. Матвеева с В.И.Вернадским, тогда ординарным профессором Московского университета. И того и другого глубоко волновала идея живого и неживого, так блестяще воплотившаяся в трудах Вернадского по биологии и получившая отзвук в поздних работах Матвеева о битумах и минералах.

В оттиске «Предварительный отчёт о поездке в Закаспийскую область летом 1904 г.», наряду с благодарственной надписью матери, сохранился трогательный отчёт сына о текущих расходах. Этот отчёт свидетельствует о том, что молодого магистранта поддерживало материально не только Санкт-Петербургское Общество Естествоиспытателей.

«Отчёт мамусе от сына»

Сахару 10 ф. (фунтов) 1 р. 70 к.

Чаю ½ ф. 1 – 20

Песку сахарн. 5 ф. 70

Башмаки Глебу 3 – 95

Сыру 1 ф. 40

Колбасы 1 ф. 25

Залог в библиот. 2 – 00

Яиц 100 1 – 10

Хлеба - 37

Лампа 7 (нрз) - 75

Лампа 5 (нрз) - 20

Рубль ямщику 1 – 00

Фильтровальная бумага - 3 к.

Пластинок (нрз) 70

Марок 7 штук 50

Промокательная бумага 1

2 книжки Глебу и Лёве 15

Тетрадка бумаги 3

_______________

15-59

Получено 31 р. 33 к.

- 15 - 59

15 - 74

Глеб Константинович, сын, погиб в гражданскую (воевал в армии белых)

Программа полевых работ следующего сезона была контрастна с пустынями Закаспия. По поручению Общества естествоиспытателей при университете Матвеев в 1905 году описывает ледниковые отложения в Западном Приуралье. Он шёл по следам своих находок: ещё в 1903 году близ деревни Турбиной им были обнаружены крупные эрратические валуны. Сейчас обследовалась местность к западу от Уральского хребта до Камы: посещены деревни по тракту Пермь – Соликамск (Турбинно, Дивья, Левшино, Полесны, Перемский, Романовский и Губдо); затем по железной дороге до станции Чусовской и оттуда по Луньевской ветви в Солеварни, бегло осмотрены окрестности Комарихинской и Селянки, села Верейно, Чусовского завода и Веретья. На обратном пути Матвеев посетил окрестности Троицкого рудника на Косьве, оттуда на лодке спустился до ст. Губаха. В результате были уточнены границы постплиоценового оледенения и окончательно установлена ледниковая природа валунов, которых такие авторитеты как Мурчисон, Карпинский, Чернышёв и Никитин считали остаточными, накопленными при выветривании пермских конгломератов.

В 1907 году К. Матвеев, защитив дипломную работу с отличием, (посвящённую изучению фауны, собранной на Каме и Чусовой), получил диплом первой степени и «был оставлен на кафедре геологии «для подготовки к профессорскому званию» у А.А. Иностранцева. Импозантный профессор спросил у Мавтеева: «Как же вы решились наукой заниматься – у вас нет средств, а научные занятия разорительны». Некоторое время он преподаёт (видимо по совместительству) естественную историю в 1-ом реальном училище в Петербурге. 1907 г. – окончил Университет, выполнив дипломную работу по изучению фауны девона и карбона, собранной на Каме и Чусовой. Получил диплом первой степени физико-математический факультет по естественному разряду в июне 1907 года, № 15170.

Оставлен в магистратуре «для подготовки к профессорскому званию» при кафедре Минералогии и Геологии у А.А. Иностранцева. Занимался всем сразу: публикация отчётов о летних экспедициях, описание минералогии гранитов, изучение структуры cone-in-cone. Так что интересы Иностранцева были широки – от ледниковых отложений России, до вулканизма, от последовательности фаций до рудной микроскопии. Матвеев унаследовал от учителя и интерес к ледниковым отложениям и к микроскопическому исследованию осадочных образований.

Изменилось и его семейное положение. Вторая жена К.К. Матвеева – Ксения Михайловна Левшина получила образование в Женеве, знала все европейские языки (французский, немецкий, английский, испанский, потугальский, шведский), кроме того, греческий и латинский.

Но уже в 1908 – 1909 годах К.Матвеев заявил о себе, как геофизик. В эти годы он командирован Университетом для научных занятий на Нобелевские сейсмические станции в Баку. Удивительно как дотошно и оперативно он там действует. Отмечая недостатки в устройстве и расположении станций, Матвеев, по возможности, устраняет их, или вносит дельные и конкретные предложения: произведена точная и новая установка прибора на фокус,…объективы из перевёрнутого положения возвращены в нормальное. Цилиндрическая линза приведена в параллельное положение к образующей барабана. Старые зеркала были заменены новыми, выписанными от Реслольда. Вместо полусгнивших деревянных столов…заказаны новые, более удобные, массивные столы, по образцу виденных на сейсмостанции в Юрьеве. Для уменьшения влажности воздуха в подвал Бакинской станции помещён в плоских сосудах хлористый кальций.

В Баку Матвеевым собран научный материал по следующим вопросам:

«Особенности движения земной коры на Апшероне».

«О регистрации сейсмическими приборами тепловых колебаний в земной коре».

«Сообщения по этим вопросам, - продолжает Матвеев – были доложены мною Сейсмической комиссии в заседании 8 мая 1909 года…Данные же относительно весьма неблагоприятных социальных условий при которых функционировали до сих пор сейсмические станции в Баку и в Балаханах, были доведены мною в марте 1909года в особом докладе до сведения учредителя станций г. Э.Л.Нобель». Эммануэль Нобель (1859-1932) управлял предприятиями Нобелей в России (1988-1917 г.г.), основавших в Баку в 1879 г. нефтяное предприятие «Товарищество братьев Нобелей».

Три отчёта Матвеева о сейсмических наблюдениях в Баку были опубликованы Академией Наук в 1911 году. Особый интерес представляет наблюдение явлений, связанные с сезонными изменениями и температуры, а также первая регистрация, как мы бы сейчас сказали, техногенных землетрясений на Апшероне, обусловленных действием нефтяных и газовых скважин. Многоминутные микросейсмические колебания вызываются резкими понижениями температуры наружной среды, а распространяющиеся при этом в земной коре медленные «длинные» волны могут быть названы «тепловыми колебаниями».

В 1913 году Матвеев сдал экзамены на степень магистра, но магистерской диссертации не составил.

В 1913 г., после сдачи магистерских экзаменов Матвеев уже минералог Радиевой комиссии.

В 1913 году К.К. Матвеев приглашён в Академию наук и, не оставляя своих работ над нарушенной кристаллизацией, под руководством В.И. Вернадского занялся исследованием радиоактивных минералов в Забайкалье.

Совсем недавно сам Д.В. Менделеев отнёсся недоверчиво к идее бренности атомов, пока лично не познакомился с Марией Склодовской и её опытами с радием в Париже, а Константин Константинович уже участвует в новом драматическом повороте русской геологической науки – в рождении ядерной геологии. Он вместе с Вернадским и Ферсманом оказывается у начала великого дела он ученик и сотрудник. Радиевая комиссия – звёздный час Константина Матвеева: более уже никогда ему не доведётся работать сколько-нибудь продолжительно в коллективе, объединяющем ученых такого уровня.

Основными носителями радиоактивных изотопов, прежде всего урана и тория являются монациты и ортиты – очень редкие минералы, которые встречаются в гранитах.

Монацит устойчив при выветривании и поэтому накапливается в россыпях, ортит же легко разрушается. Поэтому на начальном этапе поисков перспективным казалось монацитовое направление. Наиболее простым и оперативным решением проблемы – опробование уже известных золотоносных россыпей: так и было сделано в Забайкалье.

К.К. Матвеев становится членом комиссии сырья при комитете Военно-технической помощи в Петрограде (1914-1915 г.г.) и в этом качестве производит оценку минеральных ресурсов титановых руд России. Титановая тематика значительно позже будет продолжена Г.Н. Вертушковым, Б.В. Чесноковым, В.И. Якшиным, сотрудниками кафедры минералогии Уральского горного института .

В течение 1914-1917 г.г. К.К. Матвеев работает в Забайкалье и Амурской области (его сын и дочь остались в Хабаровске).

В начале июля 1914 г. состоялся краткий визит К.К. на Урал с А.Е.Ферсманом, они посетили Гору Хрустальную и определили целесообразность обследования Верх-Исетского гранитного массива к северу от ст. Хрустальной.

К.К. Матвеев, непосредственный участник исследований Радиевой комиссии Академии Наук может быть представлен как активный популяризатор геохимических идей В.И. Вернадского и А.Е. Ферсмана на Урале. Во всяком случае исследование радиоактивных минералов и редких элементов на Урале связано с именем К.К. Матвеева.

Монацит Барщовочного кряжа, шеелит Гумбея, асболаны Елизавета, целестины, пириты, кальциты Верейно – эти минеральные образования занимали его всю его жизнь: он занимался исследованием и мифотворчеством.

В 1915-1917 г.г. был членом комиссии сырья при комитете Военно-Технической помощи в Петрограде и членом редакционной коллегии редакционного совета КЕПС (Комиссии по изучению производительных сил России).

В июле 1918 г. командирован Академией Наук до 1 сентября на Урал, «совершал экскурсии недалеко от Екатеринбурга». Описаны ортит и цеолиты в Верх-Исетских гранитах. Установлен ортит в шарташских гранитах. Так начинается исследование радиоактивных минералов на Урале. Ортит (р-н. оз. Шиты. Цеолиты в виде тонких (несколько мм) жилок по трещинам: ломонтит (красный, прозрачный), β-леонгардит (бледно-зелёный, порошковидный), десмин.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. В. Дранишников Проблема создания национальной школы

    Документ
    Седьмой номер журнала «Наука и образование», подготовленный Мурманским отделением Академии педагогических и социальных наук, посвящен актуальным вопросам воспитания, обучения школьников, проблемам регионального компонента в гуманитарном

Другие похожие документы..