Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Несмотря на окончание «холодной войны» и продолжающиеся процессы роста взаимозависимости и глобализации мир становится более сложным и жестким. Идет ...полностью>>
'Анализ'
ru Борисов Илья Валерьевич Управление дебиторской задолженностью предприятия Королева Анастасия Андреевна a_koroleva@ Бутаров Антон  Владимирович Анал...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного...полностью>>
'Расшифровка'
Тыс.руб 1 Коммунальные услуги-всего 5,7 в том числе: -ОАО «Белгородская сбыт.компания» 5,7 -ОАО «Теплоэн.компания» - Задолженность пред-тиям поставщи...полностью>>

Нейромоделирование для заикающихся

Главная > Документ #
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Нейромоделирование для заикающихся

Ниже представлен сокращенный перевод материала, размещенного на сайте Ричарда Харкнесса и посвященного его методу лечения заикания. Автор называет метод Neuropatterning, что по сути означает создание в своем мозгу новых устойчивых динамических контуров, участвующих в производстве речи, путем систематических упражнений. Не придумав приличного перевода на русский (нейроразметка? нейроорганизация?), переводчик использует нейтральный термин "нейромоделирование". В послесловии переводчик, испытавший данную методику на себе, делится впечатлениями.

О себе

Какова моя квалификация? Я – заикающийся (в последнее время в принято использовать политкорректный термин PWS – "person who stutters"), нашедший путь достижения такого уровня плавности речи, о котором не мог и мечтать несколько лет назад. Мое образование: фармакология со специализацией по языковым функциям мозга. Список моих публикаций включает в себя три медицинские книги и кучу статей, включая еженедельную колонку на медицинские темы в газете. Я также был разработчиком медицинского программного обеспечения. С тех пор, как я достиг нынешнего уровня плавности, я неоднократно соглашался на публичные выступления с ликованием, незнакомым для тех, кто не заикался.

Далее излагается история того, как возникла моя ново обретенная плавность речи.

В конце 1991 года я записался на лечение по программе Холлинс. В сущности, идея программы состоит в "реконструировании" речи, начиная с основ. Это навело меня на мысль о чем-то хорошо знакомом: о методах, используемых для того, чтобы помочь детям и взрослым с травмами мозга восстановить потерянные мозговые функции. Я знал, что заикание вызвано мозговым нарушением. И удивился, почему мне никогда не приходило в голову использовать эти методы в связи с речевой функцией – вместо того, чтобы пребывать в бездействии все эти годы.

План действий созрел сразу. Я составил список трудных слов. Я "практиковал" эти слова и звуки, используя техники, которые разработал на основе методов, используемых для людей с травмами мозга. Тогда я еще не знал, что некоторые из моих техник подобны техникам Холлинс. Я не был уверен в том, что то, что я делаю, окажется полезным. Я просто делал это, зная что собираюсь пройти программу Холлинс и поэтому особо не беспокоясь, работает ли моя "программа".

Несколько недель спустя случилось нечто удивительное. Как-то утром мой автомобиль не захотел ехать (это как раз не удивительно). Я позвонил в ремонтную мастерскую, и вскоре приехала машина. Парень сказал, что даст мне завестись от своего аккумулятора. Однако, раньше я заметил признаки неполадок в двигателе, и опасался, что застряну по дороге, если проблема не сводится к севшему аккумулятору. Итак, я должен был сказать парню примерно следующее: "Уверяю Вас, проблема не в электрике". Из прошлого опыта я знал, что запнусь на слове "электрика" и, возможно, на каких-то еще. Заикающиеся знают это чувство. Я всегда запинался на словах, начинающихся с гласного звука. К тому же, "электрика" имеет проклятый звук "Л" следом за гласным. Но никакого слова для замены не пришло мне в голову.

Необходимость сказать то, что я хотел, была важнее дискомфорта от заикания, поэтому я начал говорить выше указанное предложение. Прежде, чем я что-то осознал, слово "электрика" проскочило без запинки, а затем и все остальные слова. Хотя это не выглядит как нечто выдающееся, большинство заикающихся знает, что каждый из нас – первый в мире авторитет по условиям своего заикания. Так что поверьте мне, это было действительно выдающееся событие. Для меня было неслыханным делом говорить совершенно плавно в такой ситуации.

Удивительные события продолжались. Я последовал за парнем до авторемонта и механик подошел осмотреть мою машину. Чтобы проверить свою плавность (я подозревал, что произошла счастливая случайность), я решил сказать то же самое механику. И снова свободно произнес все слова. Заметьте, что все это время моя голова была занята автомобилем, и я даже не думал о своих речевых упражнениях. Когда я все же подумал об этом, то помню свою мысль: Неужели я случайно наткнулся на то, что действительно способно помочь моей речи?

Все, что я говорил в тот день, было сказано без заикания. Будьте уверены, я ставил себя в разные ситуации, включая один настоящей тест на плавность: сидя за столом во время ланча и ведя беседу с несколькими людьми – ситуация, требующая быстроты реакции, многословности и разных интонаций. Я ловил себя на том, что после такого долгого голода веду себя как "пожирать разговоров". Я с трудом сдерживал себя! Впервые в жизни я чувствовал себя так, как чувствует незаикающийся. Когда-то в школе, друг сказал мне, что говорить также легко как дышать. И это правда! Для того, кто не заикается, речь действительно происходит без усилий.

Я решил прервать свои занятия. Я хотел проверить связь между ними и моим новым уровнем плавности и, кроме того, я боялся сделать что-то, что бы нарушило возможно хрупкий баланс в том механизме, который позволял мне так хорошо говорить. Эта почти полная плавность продолжалась около двух недель. Затем я начал чувствовать появление запинок, но не таких сильных, как те, что были раньше. Я начал заниматься по своей программе снова. Через несколько дней я снова вернулся к уровню почти полной плавности. Тогда я стал думать, что возможно в самом деле нахожусь на правильном пути.

Программа нейромоделирования, представленная в курсе, имеет своим предком ту первоначальную программу, которую я придумал для себя.

Главный парадокс заикания и как он нас обманывает

То, что я называю Главным Парадоксом, больше других аспектов заикания отвечает за ужасную неразбериху вокруг этого сложного нарушения. Вот этот парадокс: Если заикающийся может не заикаться в некоторых ситуациях, почему он не может не заикаться всегда? Нам кажется, что причина здесь – эмоциональная или психологическая, и именно в этом пункте мы позволяем себя обмануть. На самом деле, парадокс можно объяснить нейрологически – с учетом обратной связи возбуждения – этот вопрос обсуждается позже.

Этот парадокс обманывал заикающихся и логопедов (многие из которых сами являются заикающимися) во все времена. Литература по заиканию переполнена ошибочными теориями и идеями из-за непонимания этого ключевого элемента заикания.

Когда я начал общаться с другими заикающимися на собраниях, проводимых НСП (National Stattering Project), я встретил сильнейшее сопротивление многих тому, чтобы признать или хотя бы допустить биологическую/нейрологическую основу заикания. Похоже, многие заикающиеся изо всех сил держатся за идею о том, что заикание является благоприобретенным эмоциональным или психологическим нарушением. Они полагали, что если могут говорить нормально в некоторые моменты (Главный Парадокс), то это доказывает эмоциональную природу. И многие думали, что если природа – эмоциональная, то решение спрятано где-то совсем рядом, и все, что им нужно, это найти подходящий ключ, чтобы приоткрыть свою душу – и ответ сразу выскочит оттуда. Меня это очень расстроило, потому что они гонялись за призраком. Они гонялись за тем, чего не существует. Я хотел встряхнуть их и сказать: "Послушайте! Я знаю что-то, что может вам помочь." Это чувство неспособности повлиять на ситуацию стало толчком к созданию Домашнего Курса по нейромоделированию.

Я понял: то, что кажется очевидным для меня – нейрологическая основа заикания – не столь очевидно для многих других. Я вспомнил, что раньше я тоже бывало склонялся к мифу об эмоциональной природе. Но затем я начал изучать мозг. Я узнал, что для многих нарушений, которые когда-то считались "эмоциональными" или "психологическими", была вскрыта истинная природа: биологическое расстройство, имеющее в основе физическое нарушение в мозгу.

Пусть не складывается ложное впечатление – на самом деле многие заикающиеся и исследователи признают нейрологическую/биологическую основу заикания. Просто их голоса заглушаются более громогласными защитниками "эмоционального" взгляда. Одна из причин, по которой я раньше заблуждался и многие заблуждаются сейчас – почти все, что я читал, говорило о заикании как об эмоциональном расстройстве. Только недавно появились серьезные исследования физических основ заикания. Другая причина – чертовски сложная природа заикания, особенно Главный Парадокс.

Две составляющие заикания

Моя модель заикания состоит из двух основных составляющих: нейрологического речевого блока и обратной связи возбуждения. Такая "двухъярусная" модель способна объяснить ключевые проявления заикания, включая Главный Парадокс.

1). Нейрологический речевой блок. Его причина – наследственная недостаточность в работе мозга, проявляющаяся в нарушении производства речи (моторный выход). Выходной мозговой сигнал, говорящий артикуляторным мускулам как двигаться для производства речи, прерывается или искажается каким-то образом. (Слово должны найти выход из мозга прежде чем оно сможет выскочить изо рта.)

Недавние исследования показывают, что блок у заикающихся может возникать вследствие такого нарушения, при котором в мозгу имеются конкурирующие участки, производящие речь. Тогда, вместо производства речи в одном доминирующем полушарии мозга (обычно левом), как это обычно происходит у незаикающихся, оба полушария одновременно активизируются и начинают конкурировать за выходной сигнал. Это может создавать "пробку", приводящую к характерной запинке у заикающегося.

Причина всех избыточных движений и борьбы во внешних частях тела (рот, лицо, гортань и т.д.) – то, что ты пытаешься заставить артикуляторные мышцы говорить, а сигнал из мозга не поступил или искажен. А мускулы сами по себе, без должной электрической активации со стороны мозга, ничего не могут. Проблема – в мозгу, а не во внешних частях.

2) Обратная связь возбуждения (excitation feedback). Это – непроизвольный физиологический ответ, инициированный осознанием того, что кто-то слушает твою речь. Он, по-видимому, является спусковым курком для нейрологического речевого блока. Именно эта составляющая может объяснить Главный Парадокс.

Обратная связь возбуждения у заикающегося может возникать из-за нарушения в лимбической системе мозга. Лимбическая система модулирует то, что Магуир (автор недавних исследований мозга методом изображений) назвал нашим уровнем "внутренней тревоги (страха)". Магуир отмечает, что "внутренняя" тревога – это не то же самое, что тревога, вызванная внешним фактором вроде необходимости просить о повышении зарплаты или выступить с важной речью. Наш уровень внутренней тревоги не поддается произвольному контролю, и мы даже не можем его осознать.

Исследования показали, что лимбическая система участвует в активации речевой моторики. Это указывает на возможную связь между лимбической системой мозга и областью мозга, ответственной за речь.

Лимбическая система является тормозящей областью. В таком случае, чем меньше ее активность, тем выше уровень внутренней тревоги. Чем более активна лимбическая система, тем ниже внутренняя тревога. В течении нормальной речи (например, при хоровом чтении) лимбическая система заикающихся более активна, что указывает на пониженную внутреннюю тревогу. Во время речи с заиканием лимбическая система менее активна.

Сознание присутствия другого человека может автоматически и непроизвольно повысить уровень внутренней тревоги (обратная связь возбуждения). Это повышение уровня тревоги, будучи передано в корковые области, может инициировать нейрологическую составляющую речевого блока.

По-видимому, существует пороговый уровень, что может служить объяснением Главного Парадокса. Когда заикающийся находится один или с близкими, внутренняя тревога остается ниже порогового уровня, необходимого для инициирования речевого блока. Казалось бы, так просто представить себе, разговаривая с кем-либо, что находишься один или с близкими. Сделав это, мы бы могли обходить нейрологический блок и не заикаться. Однако, как уже сказано выше, обратная связь возбуждения является непроизвольной реакцией подкорковых областей мозга, и это не поддается нашему сознательному контролю.

Курс нейромоделирования помогает компенсировать и уменьшить первопричину заикания: нейрологическую составляющую блока. По мере того, как вы достигаете большей плавности и начинаете больше взаимодействовать с людьми, вы становитесь и менее чувствительны к действию обратной связи возбуждения.

Нейромоделирование – что это?

Нейромоделирование работает на уровне основного источника проблемы – оно прокладывает новые пути в мозгу для плавной речи, тем самым убирая или уменьшая нейрологическую составляющую заикания. Работа с людьми, имевшими мозговые травмы, показала, что мозг лучше отвечает на "избыточную" стимуляцию, совершаемую определенными, ключевыми для успеха, способами. Нейромоделирование использует техники "частоты, длительности и интенсивности", основанные на результатах этих исследований, в сочетании с некоторыми известными в логопедической практики приемами.

Использование этих техник заключается в определенным образом организованном многократном произнесении отдельных звуков, слогов и слов с увеличенной (по сравнению с нормальной речью) длительностью и интенсивностью. "Частота" – это использование повторения. "Длительность" – это использование техники растягивания звуков. "Интенсивность" – это использование резкого начала, активной артикуляции и громкого голоса.

Этот метод работает не с симптомами, а непосредственно с мозгом. В процессе занятий мозгу ничего не остается, кроме как реагировать. Не имеет значения, верите вы в метод или не верите. Если вы затратите необходимое время и усилия, вы измените свой мозг.

Обычно практикование (повторяющееся действие) используют для того, чтобы помочь мозгу освоить и автоматизировать какие-либо умения или способности. Поскольку речевая функция имеет более глубокую основу, чем те умения, которым вы обычно обучаетесь, нейромоделирование применяет специальные техники, чтобы помочь укоренить в схеме работы мозга то, что вы практикуете.

Техники частоты, длительности и интенсивности помогают мозгу сформировать новые пути быстрее и эффективнее.

Традиционные логопедические курсы пытаются научить сознательному управлению речевыми артикуляторами. Но это недостижимо. Это – работа мозга. Мозг создан природой следить за этими деталями автоматически.

Важны не внешние движения мускулатуры, а мозговые динамические структуры, которые производят сигналы, активирующие эти мускулы для речи. Проблема – не в двигательных функциях мускулов, а в мозговых процессах и сигналах к мускулам. Прежде, чем мозг посылает мускулам управляющий сигнал, в мозгу возникает программа для моторного производства слов. Синхронизация и координация между мозговыми и мускульными системами должна быть очень точной. Нарушение, вызывающее заикание, как-то нарушает этот процесс.

Домашний Курс призван перепрограммировать мозг так, чтобы он производил естественную плавную речь. Вы заставляете мозг выдавать сигнал для правильного производства звуков слов систематическим и последовательным образом, снова и снова, используя принципы частоты, длительности и интенсивности для того, чтобы создать в мозгу новые речевые контура. Другими словами, требуются сконцентрированные усилия для того, чтобы обойти старые пути плохой речи и проложить новые пути.

Используя этот метод, вы не должны "следить за речью". В обычных разговорах думайте о том, что говорить, а не о том, как говорить – и позвольте мозгу делать то, что он делает лучше всего: управлять деталями речи автоматически. В повседневной речи, пока вы не достигли достаточного уровня плавности, есть смысл обращать внимание только на мягкое начало и некоторое замедление речи, если ваша естественная речь слишком быстра.

В общем, вы обеспечиваете свой мозг средствами для плавной речи и затем позволяете ему делать все самому.

Послесловие переводчика

Этот материал заинтересовал меня не потому, что я согласен со всеми утверждениями автора, а потому, что он резко отличается от остальных англоязычных материалов, в которых на разные лады повторяется по сути одно и то же (подход такого рода изложен в книге Фрэйзера "Как избавиться от заикания", перевод которой существует в сети). Взгляды автора кажутся разумными, к тому же он упоминает результаты некоторых новых исследований. В общем, материал вполне достоин внимания российской заикающейся общественности.

Я также решил испытать нейропаттернинг на себе. Но прежде, чем делиться впечатлениями об этом методе, я должен, чтобы было понятно, коротко рассказать об истории своих отношений с заиканием.

В детстве я бесконечно лечился от заикания без успеха. Затем в студенческие годы попал случайно к Стрельниковой, научился "опираться на диафрагму" и затем благодаря этому кое-как существовал многие годы. Правда, научился я преодолевать слова буквально с помощью физической силы, говорение требовало огромного физического напряжения. С годами речь только ухудшалась, и в конце 80-х я снова начал пытаться что-то с собой сделать. Занятия с логопедами в Питере оказались опять бесполезными. Начал заниматься сам, читать литературу. На семинаре по НЛП встретил человека, который тогда работал в Речевом центре в Самаре. В 1992 году прошел курс в Самаре. О методе Андроновой, который там используется, можно прочитать на нашем сайте. Но дело не только в методе, а в том, что в Самарском центре работают замечательные люди. То, что я получил там от общения с Вадимом Рябиковым, Галиной Кирилловной Соловьевой, Ольгой Дмитриевной Ждановой – просто бесценно. После Самары я, несмотря на то, что говорил "с рукой" и медленно, смог даже начать читать лекции студентам.

Со временем я частично растерял свои успехи – отчасти по своей вине, отчасти из-за того, что оставались проблемы с голосом – я очень быстро уставал говорить, быстро появлялось напряжение, начинало болеть горло, а самое плохое – заикание усиливалось. С другой стороны, я научился, благодаря контролю дыхания, уменьшать фатальное действие страха речи, что сильно облегчило жизнь.

В прошлом году занялся голосом. Полезной оказалась система BreathMaker. Она действительно помогает развить голос, снять лишнее напряжение с голосовых связок. Правда, существенного улучшения речи мне добиться после почти года занятий не удалось. BreathMaker ругать тут не приходится – я не сумел добиться того качества голоса (30% высокой форманты в течении получаса ), который, по заверениям авторов системы, обеспечивает речь без заикания. И тут мне попалось на глаза Neuropatterning. Многие соображения автора мне показались разумными и находящими подтверждение в моем собственном опыте. Не скрою, произвело впечатление и эффектное описание результата, неожиданно полученного автором после нескольких недель занятий. В общем, я написал Харкнессу и после некоторых переговоров получил от него Домашний Курс. В конце 2000 года я отзанимался по программе Курса (это заняло около месяца) и сейчас время от времени проделываю некоторые из упражнений.

О результатах могу сказать следующее. Чудесного исцеления не произошло (а так хочется чуда!), но постепенно проявились существенные положительные сдвиги. Мне кажется, в моем случае они связаны с тем, что благодаря занятиям удалось автоматизировать правильное речевое дыхание (диафрагмальное) и мягкое начало речи (с опорой на диафрагму). Например, раньше я часто захватывал слишком много воздуха (кажется, это свойственно и многим другим заикающимся) и… Сознательно контролировать вдох практически невозможно в живом общении, но теперь это получается само собой.

В заключении – адреса. Сайт, содержащий открытые материалы по нейромоделированию: /rharkn/index.htm

Адрес Ричарда Харкнесса: <Rharkn@>

Получить Домашний Курс от Харкнесса стоит $99. Если кто заинтересовался, но не имеет денег или достаточного знания английского (или и того, и другого), пишите мне – постараюсь помочь.

Николай Золоторевский

<zolotorevskii@>



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа москва 2004 Адреса и телефоны для контактов Адрес

    Программа
    Проход в университет по спискам при предъявлении паспорта и приглашения.
  2. Кафедра: "ВТ"

    Доклад
    Научно - технический прогресс и бурное развитие технологии, изменение и расширение структуры общественных потребностей ставят перед обществом ряд задач, решение которых проблематично или невозможно в рамках существующих традиционных методов решения.
  3. Р. А. Тикиджи-хамбурьян нии нейрокибернетики им. А. Б. Когана Южного федерального университета, Ростов-на-Дону ischenko I. a@gmail com, vva@nisms krinc ru, rth@nisms krinc ru Исследование

    Исследование
    Представлены результаты численного исследования нейронной сети, имитирующей промежуточную обработку сигнала в слуховом пути. Целью работы является исследование характеристик «фазового» шума, вызванного наличием внутренних стохастических
  4. К дипломной работе (1)

    Диплом
    Нейросетевая методология находит все новые успешные применения в практике управления и принятия решений, в том числе - в финансовой и торговой сферах.
  5. К дипломной работе (2)

    Диплом
    Нейросетевая методология находит все новые успешные применения в практике управления и принятия решений, в том числе - в финансовой и торговой сферах.

Другие похожие документы..