Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
-Раскрыть возможности концепции Гражданского Общества как инструмента анализа политического развития современного российского общества на основе изуч...полностью>>
'Литература'
1.1. Преподавание всех дисциплин учебного плана должно осуществляться по учебным программам, которые разрабатываются в порядке, установленном требова...полностью>>
'Документ'
Диспансеризация представляет собой комплекс организационных, лечебно-диагностических, профилактических и оздоровительных мероприятий, который включае...полностью>>
'Документ'
В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С — м переулке, на ули...полностью>>

Германия: от кайзеровской империи к

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

274







Г.М. САДОВАЯ

ГЕРМАНИЯ: ОТ КАЙЗЕРОВСКОЙ ИМПЕРИИ К

ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

(1914 – 1922)

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГООБРАЗОВАНИЯ

«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ГАЛИНА САДОВАЯ

ГЕРМАНИЯ: ОТ КАЙЗЕРОВСКОЙ ИМПЕРИИ

К ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (1914 – 1922 гг.)

САМАРА

ИЗДАТЕЛЬСТВО «САМАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

2008

Аннотация

Исследование выполнено на основе архивных и опубликованных документов. Особый интерес представляют материалы фонда В. Ратенау, хранящиеся в бывшем особом архиве министерства иностранных дел СССР, а также фонд Красина министерства иностранных дел Российской Федерации (открытый в 1998г.). Множество фактов извлечено из опубликованных документов, изданных в ФРГ, ГДР, СССР, РФ. Автор анализирует круг вопросов и проблем, практически не затрагиваемых в отечественной исторической литературе. Впервые предпринята попытка анализа переходной эпохи от империи к республике от авторитаризма к демократии и соответственно пути такого перехода, проблема смены парадигмы политического мышления и политического менталитета в период войны и революции, большое место в исследовании заняли вопросы, связанные со взаимоотношениями Веймарской республики и республики Советов. Монография предназначена для студентов исторического факультета специальностей: «история», «международные отношения» дневного и заочного отделений, для научных работников, преподавателей высшей школы и всех интересующихся проблемами зарубежной и отечественной истории ХХ века.

Рецензент

Д-р ист. наук, профессор, зам. Директора филиала городского педагогического университета г. Москвы Семенов С.Б.

Оглавление

Стр.

  1. Введение: Немецкие историки о проблемах войны, 4

  2. революции и демократии

Часть 1. Либеральные интеллектуалы и планы преобразования 32

Германии

Глава 1. Бетман Гольвег – автор политики 32

«диагонали» или «неоориентации»

Глава 2. Фридрих Науман – либерал и националист, 54

республиканец и демократ

Глава 3. Вальтер Ратенау – идеолог социального 71

государства. «О проблемах будущего»

Глава 4.Экономика и война. Программа Гинденбурга 97

Глава 5. Деятельность Кригсамта. Закон о 112

вспомогательной службе отечеству. Крах империи

Часть II. Республика между капиталистическим Западом и 136

социалистическим Востоком

Глава 1. Либералы и революция. Рождение республики 136

Глава 2. Проблема репараций. Создание правительства 150

Вирта – Ратенау

Глава 3. Зимние переговоры с Советами 176

Глава 4. Берлинские переговоры 210

Глава 5. Генуэзская конференция и Рапалло. Конец политики 222

выполнения

Заключение 253

Список использованных источников и литературы 259

ВВЕДЕНИЕ

Немецкие историки о проблемах войны, революции и демократии

Изучение истории Германии в первой мировой войне вседа было приоритетной темой немецкой историографии. В центре внимания находятся как традиционные аспекты экономической, политической и духовной жизни Германии так и вопросы, поставленные новейшим временем. Отечественные и зарубежные исследователи справедливо считают, что война все более представляется как политическое и экономическое событие, «приведшее в движение многие внутренние проблемы по всей Европе», когда «общественные системы стран начали разрушаться под воздействием страшных военных перегрузок». (Э.Хобсбаум)

Применение военной силы в массовых масштабах, введение чрезвычайного законодательства с применением принудительных мер изменило менталитеты воюющих и невоюющих народов, а также вызвало серьезные сдвиги в массовом сознании гражданского населения, что естественно привело к изменению парадигм мышления идеологов, политиков и государственных деятелей.

До Второй мировой войны немецкие ученые и марксисты и немарксисты изучали проблемы происхождения, причины поражения Германии в войне характер и результаты революции 1918-1919 гг. Главными были вопросы: о вине Германии за развязывание войны и характер военных действий, много внимания уделялось военным деятелям Гинденбургу, Людендорфу, значительно меньше в поле зрения ученых попадал канцлер Т. Фон Бетман Гольвег и практически не писали о кайзере Вильгельме II. Марксисткие авторы изучали по-преимуществу рабочее и социалистическое движение, причины неудачи социалистической революции, а социал-реформистские и буржуазные ученые сосредотачивались на изучении Веймарской республики и причин ее падения.

Взрыв интереса к первой мировой войне был связан с выходом работ Фрица Фишера, представителя «злого поколения», переживших вторую мировую войну и фашизм. В конце 50-х гг. ХХ века он произвел буквально ревизию немецкой исторической науки по вопросам Первой мировой войны. Его работы вызвали большой отклик не только в Германии, но и во всем мире. Ф.Фишер поднял две очень болезненные проблемы для германской истории – вопрос ответственности за развязывание мировых войн и исторической преемственности Кайзеровской Германии, Веймарской республики и фашистской Германии. Родилась Гамбургская историческая школа во главе с Ф. Фишером, в 60-70-е годы стоявшая особняком, ее боялись и неолибералы и неоконсерваторы. Положение выравнялось после окончательной победы неолибералов на исторических конгрессах в начале 70-х годов.

После Второй мировой войны между учеными Восточной и Западной Германии сложилось своеобразное «разделение сфер влияния и труда». В ГДР разрабатывались проблемы, решение которых обосновывало объективную закономерность Ноябрьской революции и становление государственно-монополистического капитализма как кануна социалистической революции. Ученые ГДР критически оценивали создание Веймарской республики как следствие предательской политики социалистов и происков реакционных империалистов. Исследователи ФРГ большее внимание уделяли проблемам парламентаризма, истории политических партий и Веймарской республике, выявляя причины гибели немецкой демократии в условиях наступления правого и левого радикализма.

Среди прочих проблем истории Германии в годы первой мировой войны учёные – марксисты разрабатывали вопросы политического и экономического статуса буржуазии, её отношений с государственными институтами, военными, рабочим движением, особенно профсоюзами и социал-демократией. Особое внимание они уделяли проблемам становления государственно-монополистического капитализма, характеризовавшегося необычными для того времени масштабами регулирования экономической и политической жизни, неизвестными не только в Германии, но и в других странах. Учёные ФРГ в 70-е годы прошлого века признавали, что «западногерманская историография в своём современном виде не в состоянии конкурировать в освещении ряда вопросов новейшего времени с исторической наукой ГДР».

Вершиной становления организованного капитализма историки ГДР считали программу Гинденбурга и все свои изыскания сосредоточили на проблемах изучения положения буржуазии и её взаимодействия с государственным аппаратом. Историки пытались определить причины превращения буржуазии в самостоятельную политическую силу, ведущий господствующий класс. В монографиях А. Шрётера, Г. Вебера, К. Госвайлера, В. Гутше значительное место занимают вопросы борьбы в лагере монополистической буржуазии по экономическим и политическим вопросам.

Новым в оценке расстановки классовых и политических сил учёными ГДР явился подход к буржуазии, как самостоятельной, ведущей, экономической и политической силе в годы первой мировой войны. По-новому оценивалась и расстановка политических сил в стране. Если в советской литературе было принято считать, что в годы 1-ой мировой войны оппозицию правительству Бетман Гольвега составила справа – пангерманско-прусская группировка, а слева – либерально-монархическая и социал-демократическая, то немецкие историки иначе поставили проблему. Советские историки главным водоразделом между главными группировками считали различное отношение к методам ведения войны и рабочему классу, что выражалось в основном во внутрипарламентских противоречиях. Историки ГДР делали упор на различиях в отношениях буржуазии и юнкерства к государственным институтам, экономическим проблемам и внешней политике. Они считали, что стержнем политической борьбы в Германии были противоречия в лагере буржуазии, поскольку интересы аграриев учитывались меньше. В частности, В. Гутше выделяет в германской буржуазии консервативно-империалистическое и либерально- империалистическое направления, возглавляемые соответственно магнатами тяжёлой промышленности и «капитанами» так называемых современных отраслей индустрии. Оба направления имели связи с различными частями государственного аппарата, с канцлером, кайзером или ставкой верховного командования. Четко провести границу между этими течениями оказалось затруднительно. К. Госвайлер и В. Гутше, например, относят представителей одной и той же отрасли, например, химической, к различным группировкам. Учёные ГДР были едины в том, что механизм складывания государственно-монополистического капитализма в Германии был крайне противоречив: отдельные монополисты, представители госаппарата, в частности, канцлер и группа военных, выступали за государственное регулирование. Другие, не менее влиятельные элементы, выступали против. Поэтому этот процесс шёл зигзагообразно, в зависимости от того, какая группировка побеждала на отдельных этапах войны. По-разному историки ГДР оценивали степень влияния различных группировок монополистической буржуазии на государственный аппарат. Так Гутше считал, что группа Ратенау (электропромышленность, судостроение, часть химической промышленности) имела сильные позиции благодаря влиянию на канцлера.

К. Госвайлер утверждал, что, напротив, магнаты стальной и добывающей промышленности имели больший вес благодаря влиянию на Верховное главное командование. А. Шрётер категорично заявлял, что главным инициатором регулирования выступило государство, необоснованно преувеличивая, на наш взгляд, роль этого фактора. Он ссылался на тот факт, что в условиях войны государство превратилось в главного потребителя готовой продукции, «…идёт передвижка в рыночных отношениях: а именно прекращает действие механизм спроса и предложения». Военное хозяйство в капиталистических условиях, по мнению Шрётера, превращается в принудительное хозяйство: «Без государственных мер принуждения нормальное функционирование хозяйственного механизма становится невозможным, как невозможно было бы вообще ведение войны». Поэтому регулирование, в основном, исходило от государственных органов. Разошлись немецкие историки и в том, какая группировка буржуазии была больше заинтересована в регулировании – магнаты тяжелой промышленности и связанные с ней финансисты или представители отраслей современной индустрии. А. Шрётер пишет, что процесс складывания ГМК ускорялся благодаря натиску первой группы и её влиянию на военщину, которая торопилась получить высокие прибыли. К этой точке зрения примыкает и К. Госвайлер. «Дивиденды величиной 25% и более были не редкостью, а даже курьёзом. 100% дивиденды были обычным явлением».

Несколько другой точки зрения придерживались Г. Вебер, В. Гутше, Д. Баудис, Ф. Клейн, Х. Нуссбаум. Они полагали, что государственное регулирование до 1916 г. внедрялось крайне медленно ввиду сопротивления со стороны, прежде всего, военного министерства и связанных с ним магнатов тяжёлой промышленности. Военное руководство, по их мнению, не спешило с увеличением производства, так как преобладали старые взгляды на войну и её потребности. Открытые аннексионисты требовали контрибуции, оккупации, передела колоний, т.е. старого способа получения прибылей и не видели оснований спешить с внедрением новых форм хозяйствования. Так продолжалось до 1916 года, пока положение на фронтах было сносным.

Группировка В. Ратенау, В. Гвиннера, А. Баллина стояла сразу же за государственное регулирование, что соответствовало их довоенным представлениям, и видела в нём не только военную меру, но и начало новых форм хозяйствования. Ещё более важны соображения Госвайлера относительно группы Ратенау, которая, как утверждает историк, видела, что капитализм вступил в явное противоречие с массами и потому в прежних формах становится неприемлемым.

Историков не смущал разнобой в оценках идей и позиций двух мощных группировок, ибо они делали общий вывод о значительном усилении позиций буржуазии в годы войны, считая, что было достигнуто равновесие между двумя группировками с помощью правительства, прежде всего канцлера Бетман Гольвега. Соперничество группировок помогло их быстрому внедрению в государственные органы. Ярким примером качественных изменений в положении буржуа стал неслыханный статус Вальтера Ратенау. «Впервые в истории Германии буржуа, кроме всего прочего еврей, был облечён доверием в военном министерстве, домене юнкерства».

Несмотря на сохранение традиционных марксистко-ленинских подходов в освещении сущности процесса становления регулируемого капитализма, историкам ГДР удалось поднять и решить ряд важнейших проблем по-новому и расширить исследовательские рамки темы первой мировой войны. В 50-е годы упор делался на выявление роли военщины, кайзера, канцлера в формировании и осуществлении аннексионистских планов и подавлении всех оппозиционных настроений внутри страны, а освещение политической роли буржуазии не выходило за рамки парламентской деятельности, то, начиная с середины 60-х годов, учёные активно занялись проблемами взаимоотношений буржуазии и государства, буржуазии и рабочего класса, буржуазии и военщины. Показ борьбы внутри монополистической буржуазии по вопросам не только экономическим, но и политическим и социальным позволяло говорить ученым об особенностях складывания регулируемого капитализма в Германии.

Особое место в разработке проблем становления организованного капитализма в Германии в годы 1-ой мировой войны принадлежит немецкому историку Вилибальду Гутше, бывшему руководителю отдела центрального института истории Академии наук ГДР в Берлине. После объединения Германии (1990) многие историки ГДР вынуждены были уйти в отставку по идеологическим соображениям. На руководящие посты исторических кафедр и институтов были приглашены учёные из ФРГ. На наш взгляд, исследования марксистских учёных по Первой мировой войне сохраняют определенную академическую ценность, и это в полной мере относится к трудам В. Гутше.

Ещё в 1965 году учёный заметил, что историческая литература о германском империализме периода первой мировой войны, как в ГДР, так и в ФРГ, концентрируется преимущественно на проблеме ответственности за войну, что явно недостаточно при современном уровне исследования. Пробел становился ощутимее при анализе внутренней политики канцлера Бетмана Гольвега, ибо «нельзя получить объективной оценки канцлера и его внешнеполитической линии, не объединив оба аспекта».

Практически уже в первой статье «Сначала Европа, а потом мир» Гутше очерчивает круг проблем, которые станут центральными в ходе его последующего исследования. Это - роль германской монополистической буржуазии в войне, её экономические и политические позиции, её отношение к государству, пролетариату, выработка господствующим классом новой внутриполитической концепции в условиях войны и складывания механизма государственно-монополистического капитализма. Гутше принадлежит первая в марксистской литературе политическая биография канцлера Бетман Гольвега.

Для Гутше исходной посылкой при объяснении характера изменений, происходивших в германской буржуазии и государстве, является превращение монополистической буржуазии в решающую политическую силу Германии. Именно это обстоятельство является главным фактором складывания механизма ГМК. Процесс вытеснения юнкеров с экономической арены начался значительно раньше, однако определяющие шаги были сделаны в Первой мировой войне. В. Гутше наглядно показывает процесс превращения юнкерско-буржуазного государства в буржуазно-юнкерское, который шёл по пути сращивания монополистического капитала с государственной властью. Процесс сращивания государства с монополиями сопровождался борьбой конкурирующих монополистических групп, которые, соперничая между собой, позволяли правительству сохранять известную самостоятельность в решении многих политических, военных и экономических вопросов. Гутше считает, что более быстрый, чем в других капиталистических странах процесс складывания механизма ГМК в Германии объясняется как раз борьбой двух главных групп германской буржуазии, сложившихся во время войны. Гутше отметил особую роль В. Ратенау в продвижении идей государственного капитализма. «Государственный деятель и монополист, - пишет Гутше, - были схожи в своих взглядах, кроме того, они были чужаками внутри господствующего класса. Оба они лучше других понимали необходимость соблюдения обще-империалистических интересов, поступаясь некоторыми частными, ради расширения господства германского империализма».

Гутше указывал: «По мере того, как военно-экономическое регламентирование постепенно охватывало все сферы экономической жизни, финансовые и промышленные магнаты с помощью военного и правительственного аппарата обеспечили себе командные посты во всём хозяйстве». Автор настойчиво подчёркивал, что процесс сращивания государства и монополий был трудным и противоречивым. До 1916 г. монополисты, за исключением группы Ратенау, очень настороженно относились к попыткам правительства в направлении централизации. Монополистические группы выступали за объединение монополий и государства, если это было выгодно именно этим отраслям. Они же были противниками всякого регулирования, если оно могло быть полезно их конкурентам. Монополисты боялись (не без оснований), что регулирование - мера не только военная, а долговременный фактор. «Действительно, стала общепринятой идея, - пишет Гутше, - что при переходе от войны к миру без переходных мероприятий не обойтись». 19 сентября 1918 г. бундесрат принял закон о полномочиях «Об экономических мероприятиях для переходного хозяйства», сохранявший контроль государства за важнейшими хозяйственными мероприятиями.

В целом выводы историков марксистов относительно причин появления, сущности и специфических особенностей складывания механизма государственно-монополистического капитализма в Германии не вызывают возражений. Авторы убедительно показали роль и могущество монополистической буржуазии, тем самым доказав важный тезис, что ГМК не является порождением войны. Опираясь на выводы экономистов, Гутше утверждал, что ГМК есть результат развития производительных сил, ведущего к огромному обобществлению производства, когда механизм воспроизводства капитала не может нормально функционировать без вмешательства государства. Он считал, что «государственно-монополистическое регулирование стало прочной составной частью экономической жизни Германии».

Но в сложнейшем процессе становления ГМК Гутше, на наш взгляд, переоценил фактор организующего начала в лице государства и лично канцлера Бетман Гольвега. Создаётся впечатление, что механизм регулирования капитала складывался не стихийно, а целенаправленно.

Исследователи ФРГ подвергли острой критике концепции марксистов в той части, где они утверждают, что монополисты подмяли под себя государство и в военных условиях диктовали свои условия ведения войны и последующего мира. Социально-критическое направление немецкой историографии практически отвергло концепцию государственно-монополистического капитализма, созданную историками ГДР.

Одним из лидеров этого направления выступил профессор Билефельдского университета Ханс-Ульрих Велер, к нему же принадлежат профессор социальной истории берлинского Свободного университета Ю. Кокка, с 1993 г. директор Исследовательского центра современной истории в Потсдаме и один из соучредителей Берлинско-Бранденбургской Академии наук Генрих Август Винклер, профессор Фрейбургского университета, а с 1992 г. директор Института исторических наук Берлинского университета им. Гумбольда. Начиная с 70-х гг. ХХ в. историки ФРГ осуществили прорыв в изучении первой мировой войны: нет ни одной темы, которая бы с немецкой скрупулезностью и профессионализмом не была бы подвергнута тщательному анализу. Созданы комплексные комиссии по изучению истории парламентаризма, политических партий, социалистического и рабочего движения. Особо изучалась история Ноябрьской революции и Веймарской республики. В 90-е гг. после объединения Германии по истории первой мировой войны выходят коллективные монографии и обобщающие труды. Среди всех публикаций достойное место занимают труды Вейлера, Моммзена, Кокки, Винклера. Этих историков объединяет общий подход к изучению процессов, происшедших в Германии под влиянием первой мировой войны. Первостепенное место в их работах занимают вопросы, связанные с изучением экономических, политических, социальных тенденций, а в последние годы появились исследования, освещающие духовные изменения, связанные с позицией художников, писателей, интеллектуалов Германии во время и после первой мировой войны.

Необходимо заметить, что Вейлер является создателем собственной концепции «особого пути» германской истории от создания единой империи до её крушения. Патрушев считает, что концепция Вейлера «особого пути» Германии «базируется на неповторимости социополитических и социокультурных процессов, тогда как социально-экономическое развитие носит сугубо общий характер и на его абсолютизированном основании невозможно объяснение именно конкретного хода событий в каждый из моментов истории». В 2003 году был опубликован четвертый том пятитомной истории Германии – «От начала Первой мировой войны до основания двух немецких государств. 1914-1949». Публикация отразила многолетние изыскания крупного ученого в области социальной и экономической политики кайзеровского режима. Как и в прежних работах Вейлер утверждает, что крах Германии в войне был обусловлен бездарной политикой режима в решении финансовых, экономических, социальных проблем. Экономически и финансово Германия не могла выиграть войну, «поскольку в последний год войны половина народного достояния шла на покрытие долгов».

Фактически Вейлер не смог отойти от прежней своей трактовки истории кайзеровской империи как социально-экономической истории, он не уделяет внимания ни культурным, ни в должной мере политическим процессам и утверждает объективную неспособность кайзеровской империи к необходимой модернизации. Вейлер считает, что кайзеровская империя не смогла своевременно провести необходимую модернизацию - это и предопределило ее крушение в дальнейшем. В настоящее время не существует общепринятого термина модернизации. По Вейлеру модернизация означает содержание истории с начала нового времени и связывается с возникновением капиталистической общественно-экономической системы. Европейский и североамериканский вариант капитализма понимается как норма и образец процесса модернизации. Как и Фишер Вейлер проводит четкую линию преемственности истории Германии от образования империи на консервативной основе до фашизма. Но мы согласны с отечественным историком А.И. Патрушевым (к сожалению рано умершим) в том, что Вейлер начертил слишком «жесткую линию преемственности с элементами фатального предопределения и роковой неизбежности нацизма», хотя в статье о Вейлере Патрушев не использует такой жесткой критики. Более мягко Патрушев оцевает общую концепцию Вейлера Германской истории как концепцию «оборонительной модернизации» для своевременного предотвращения насильственного революционного переворота. Вейлер, на наш взгляд придерживается слишком категоричной оценки политического режима кайзеровской империи, неспособной к реформированию и зашедшей в тупик.

Другие представители социально-критического направления Кокка Ю., А.Винклер, В.Моммзен, Х.Хомбург, Г.Д.Фелдман доказывают, что «организованный капитализм» стал альтернативой социализму, а в годы 1-ой мировой войны в Западной Европе сложилась новая социальная структура, характерная для развитых капиталистических стран с прочными демократическими традициями. Учёные ФРГ считают, что первая мировая война «революционизировала отношения экономики и государства», обострила внутренние противоречия, изменила статус буржуазии, увеличила политическое влияние социал-демократии и профсоюзной бюрократии.

В 1973 году на Регенсбурском симпозиуме историков ФРГ развернулась острая полемика по проблемам организованного капитализма. Её результатом явилась публикация «Организованный капитализм. Предпосылки и начала», изданная Генрихом Августом Винклером в 1974 г., а две исторические школы ФРГ (Фрейбургский и Геттингенский университеты) стали специализироваться по проблемам рабочего и социалистического движения Германии. Результаты исследований, опубликованные во множестве монографий, привели учёных к выводу о том, что в годы первой мировой войны в Германии процесс интеграции рабочих в капиталистическую систему поднялся на такую высоту, что «профсоюзы и предприниматели как равноправные партнёры объединились в глубоком недоверии к бюрократическому аппарату и добились успехов».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Германская военная элита периода первой мировой войны и россия: восприятие и взаимовлияние

    Автореферат
    Защита диссертации состоится 3 ноября 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Саратовском государственном университете им.
  2. Указатель (1)

    Библиографический указатель
    Быть японцем : история, поэтика и сценография японского тоталитаризма / А.Н. Ме­щеряков. – М. : Наталис, 2009. – 591 с. : ил. – (Восточная коллекция).
  3. Огерманском императорском (кайзеровском) военно-морском флоте конца XIX начала XX в

    Документ
    О германском императорском (кайзеровском) военно-морском флоте конца XIX - начала XX в. и его влиянии на международную ситуацию перед первой мировой войной написано большое количество книг и статей.
  4. Россия и Германия: стравить! От Версаля Вильгельма до Версаля Вильсона

    Документ
    Об авторе: Родился 7 октября 1951 года в Днепропетровске в семье инженера-железнодорожника. Окончил среднюю школу в г. Керчи и двигателестроительный факультет Харьковского авиационного института им.
  5. Религиозно-политическая пропаганда среди российских военнопленных-мусульман в германии (1914 1922)

    Автореферат
    Защита состоится «20» октября 2011 г. в « » часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.01 при ФГАОУВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420045, Республика Татарстан, Казань, ул.

Другие похожие документы..