Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
Предмет данного исследования – различные виды определе­ний в этом произведении. Тема показалась мне интересной и позволила глубже ознакомиться с инди...полностью>>
'Расписание'
1 .00 – 1 .35 Исследование конъюнктуры рынка. Лекции. Лапушинская Г.К. Ректорат, ауд. 1. 31 октября 010, воскресенье 11.00 Гражданское право. Бартков...полностью>>
'Документ'
1. Разделы курса. Статистические свойства измеряемых величин, оценка их истинных значений, анализ погрешности измерений. Методы аналитического описани...полностью>>
'Документ'
У 2007 р. колектив бібліотеки працював над виконанням важливої місії забезпечення інформаційних потреб реальних і віртуальних користувачів у сфері ос...полностью>>

Г. К. Сайкина метафизические основания нравственности введение в этику Учебное пособие

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:


КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Г.К. САЙКИНА

МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ

ОСНОВАНИЯ

НРАВСТВЕННОСТИ

Введение в этику

Учебное пособие

КАЗАНЬ

2002

Утверждена методическим советом экономического факультета

Казанского государственного университета

Рецензенты: кандидат философских наук, зав. кафедрой социально-политических дисциплин НФ ИЭУиП Агапов О.Д.,

кандидат философских наук, доцент кафедры философии КГУ Ибрагимова З.З.

В данном учебном пособии по этике затронут достаточно широкий круг важнейших этических проблем, дается анализ центральных философско-этических категорий. Этика как “практическая философия”, несмотря на ее умозрительность, метафизичность, решает проблемы, которые одновременно в реальной жизни предстают как острые, насущные проблемы каждого человека; сами же этические категории - это не только категории, имеющие узкую функциональность в пределах этики, но прежде всего ценности или понятия фактически любого человека.

Автор ставил своей целью обосновать метафизическую сущность морально-нравственного феномена, которая заключается в ее сверхчувственности, сверхприродности и недэмпиричности. Однако все эти свойства не исключают, а, наоборот, предполагают, понимание нравственности как определенного условия, основы и критерия человечности человеческого бытия. Автор решает проблемные задачи, обращаясь к программным этическим произведениям.

Данное пособие может быть рекомендовано для студентов высших заведений к курсу “Этика”. В целом работу можно использовать и как материал к общему курсу “Введение в философию”, а именно к темам: “Что такое философия?”, “Общественное бытие человека”, “Общественное сознание”, “Сущность человека”, а также к спецкурсам по “Философской антропологии”, “Социальной философии”.

Сайкина Г.К. Метафизические основания нравственности. Введение в этику: Учебное пособие. - Казань-Нижнекамск, 2002. - 92 с.

Этическое, по-видимому, - составная часть политики. В самом деле, совершенно невозможно действовать в общественной жизни, не будучи человеком определенных этических качеств, а именно человеком достойным. Быть достойным человеком - значит обладать добродетелями.

Аристотель

В древние времена этика означала учение о нравственности вообще (philosophia mo­ra­lis), которое также называли учением о долге. Позднее нашли благоразумным перенести это название на одну лишь часть учения о нравственности, а именно на учение о долге, который не подчинен внешним законам (это учение немцы предпочитают называть учением о добродетели); так что теперь система общего учения о долге делится на учение о праве (ius), которое имеет дело с внешними законами, и на учение о добродетели (Ethica), которое с ними дела не имеет.

И. Кант

Этика есть учение о человеческой деятельности. Главнейший и самый первый вопрос этики состоит в определении границы доброго и злого, в определении того, что нравственно и безнравственно.

А.Ф. Лосев

Этика есть наука о нравственном добре и зле и об осуществлении его в поведении человека. Она исследует конечную цель жизни человека и поведения его, поскольку оно ведет к достижению этой цели или отклонению от нее.

Н.О. Лосский

Этика в конечном смысле есть непосредственное, возведенное в формулу чувствование душой судьбы, искреннее, непроизвольное истолкование собственного существования.

О. Шпенглер

Этическое, как таковое, есть нечто всеобщее, а всеобщее - это то, что применимо к каждому, что может быть, с другой стороны, выражено так: оно имеет значимость в каждое мгновение.

С. Кьеркегор

Этику можно выразить так: действуй вполне сознательно, т.е. поступай так, чтобы в каждый момент ты был целиком в деле, чтобы там заключалась вся твоя индивидуальность.

О. Вейнингер

Проблема этики связана с загадкой о человеке. Этика и должна быть учением о назначении и призвании человека, и она прежде всего должна познать, что есть человек, откуда он пришел и куда он идет.

Н. А. Бердяев

Введение.

Приглашение к разговору

Данная работа начинается с рассуждений философов о том, что такое этика. Они, как мы видим, вовсе не ограничиваются традиционным пониманием этики как области философской рефлексии над моралью и нравственностью, над должным поведением человека в категориях добра и зла. Они взывают к человеческой сущности, к смыслу человеческой жизни. И не случайно проблема смысла жизни в философии имеет прежде всего нравственный оттенок. Эти определения вовсе не расширяют объема понятия “этика”, ведь в круг ее проблем входят и такие экзистенциальные проблемы, как страдание и счастье, честь и достоинство. Центром всех этических проблем является проблема человеческого достоинства, его обретения и сохранения. Этика апеллирует именно к человеческой сущности, к человеку, какой он должен быть.

В данной работе мы постараемся решить одновременно две задачи: с одной стороны, определить сущность морально-нравственного феномена (это будет главной нашей задачей), с другой стороны - обосновать философскую природу этики как учения о морали и нравственности посредством доказательства мета-физичности исследуемого феномена, а значит, возможность “схватить” его лишь философскими средствами (и недостаточность, узость, усеченность психологии и социологии морали).

Этику нередко называют практической или моральной философией. Этика как рефлексия морали уже с давних пор сделала своим основным вопросом вопрос “Как следует жить?”(Сократ). Но сколько бы ни решала философия этот вопрос, она сразу же признает свое несомненное бессилие в том, что никакая философия ничего не может сделать за человека, не может за него жить и поступать, это должен сделать сам человек. Есть реальные пределы всем рассуждениям, когда они обязательно должны переходить в фактические жизненные поступки.

Что же это за феномен такой - мораль и нравственность? Почему его осмысление, если и доступно, то только философским путем - метафизическим? Как, находясь в философии, схватить его основную особенность - долженствование?

Действительно, этика как философская дисциплина пытается понять природу нравственного закона и то, как он вообще возможен. Она исходит и из гипотетического предположения о существовании некой моральной истины.

По всем основаниям нас должно изумлять то, что мораль вообще есть. И когда Кант говорил об удивлении и благоговении перед “моральным законом во мне”, то он фактически выражал некую невероятность морали, ее метафизичность и трансцендентность. Данный феномен действительно имеет парадоксальную природу. Нравственность основана на странных с точки зрения естественной логики феноменах, как Совесть и Долг. Она не выводится из природы, противоречит психологии, несовместима с пользой, может мешать счастью. И тем не менее она существует. Удивительно, как еще получается поступать по законам морали. Она требует невозможного, чуда, создает невыносимую ситуацию (к примеру, всегда говорить правду, бескорыстно любить, заботиться о ближнем и т.д.). Этот “неписаный закон” смог невидимо держать и держит человека и его социальный организм.

Нравственность определяет принципы любого человека, независимо от его пола, возраста, социального статуса, рода деятельности. Она задает нравственный смысл жизни и человеческому предназначению. Нравственность является мерой всего.

Итак, предметом этики является мораль и нравственность. Их целостное понимание может возникнуть лишь при изучении всего круга этических проблем. В начале же данного пособия мы даем наиболее общее представление (т.н. “рабочее” определение) о морали и нравственности, чтобы впоследствии оно обогатилось полнотой содержания.

Морально-нравственный феномен - сложное образование. В истории этики поднимался вопрос о различиях морали и нравственности. Для решения наших учебных задач мы будем изучать мораль и нравственность как некий единый конгломерат. Поэтому в работе понятия “мораль” и “нравственность” будут браться как тождественные. Но здесь мы обозначим, что под моралью в узком смысле слова прежде всего понимается специфическая форма общественного сознания, а под нравственностью - само осуществление данных моралью норм поведения человека в реальной жизненной практике. Итак, мораль и нравственность - это духовно-практический, оценочно-императивный способ освоения действительности сквозь призму категорий добра и зла, выполняющий функцию регулирования поведения человека в любой сфере его деятельности в форме выдвижения норм, запретов, предписаний обязанностей людей по отношению к себе, друг к другу, к обществу в целом и природе, не имеющих юридического или административного характера, а выполняющихся по внутреннему побуждению и повелению, на основе свободной воли.

Морально-нравственный феномен - это единство морального поведения и морального сознания. Он включает в себя: 1) моральное сознание - это форма общественного сознания как отражение различных сторон нравственной жизни в виде моральных норм, принципов, идеалов, представлений о добре и зле, долге, чести, достоинстве человека; 2) моральные отношения; 3) моральную деятельность - поступки. Мораль - общественное явление, немыслимое без соотнесения индивидуальных ценностей с общечеловеческими, без прислушивания к нравственным оценкам других людей. Это действительно отношение между людьми, это отношение к людям. “Понятие нравственности изолированного человека бессодержательно” (Наука и нравственность. - М., 1971. - С. 45). В определенном смысле мораль создает особую картину мира, ценностно окрашенную, где центральной ценностью является идея высшего Блага. Возможно, именно поэтому многие исследователи в области морали отмечают ее общемировоззренческую функцию. Мораль - особый способ ориентации человека в мире; она имеет особую модальность мышления, в отличие от теоретического мышления оперирует нормативно-ценностными категориями, взывает к долгу, к моральному идеалу.

Задачей этики как образовательного курса не является какое-либо поучение, как должно поступать (это делает сама мораль), хотя такая опасность существует, ведь в морали и нравственности момент долженствования является сущностной стороной. Важно различать этику и мораль, их разную природу. Это мораль учит, а этика размышляет о поучениях морали, ее основаниях, принципах и осуществлении в поступке, о способах обоснования моральных требований, о том, чем в нравственном отношении детерминируются поступки, как возможна идея долга и т.д.

Выделение из недр философии этики как особой дисциплины, собственно говоря, условно. Специфика этики, методы изучения и исследования ею своего предмета, естественно, определяются ее принадлежностью к философии, ее философичностью. Этика, как и философия в целом, в силу своего мировоззренческого характера не дает никаких готовых и раз навсегда данных ответов. Как говорил Ясперс, философия больше ценится своими вопросами, нежели ответами. Каждый из нас должен сам найти ответы на эти “вечные” вопросы.

Задачей преподавателя этики является создание некоего проблемного поля. Поля для ваших размышлений, для поиска решений ваших личных морально-этических вопросов, которые, скорее всего, уже накопились у вас.

Что такое метафизика?

Метафизические со-бытия как родина человека

Известно, что понятие “метафизика” возникло странным - искусственным - образом: введение данного понятия связывают с именем Андроника Родосского, комментатора, классификатора и издателя книг Аристотеля, который использовал его для обозначения тех 13 книг Аристотеля, что следовали за (“мета-“) “физикой”, после “физики”. Какие же проблемы рассматривал Аристотель в этих книгах? Это прежде всего проблемы первоначала сущего (без размышления о которых, согласно Аристотелю, невозможно обрести мудрость), о том. что есть сущее как сущее (что ему само по себе при-суще). Сам Аристотель эти проблемы относил к предмету “первой философии”. Итак, с этих пор и пошла традиция обозначения исследований, выходящих за пределы данного эмпирического (физического) мира в область первоначал и высших причин сущего, как метафизических. Поэтому зачастую понятие “метафизика” употребляется как синоним философии.

Однако есть смысл выделять метафизику в узком значении данного слова. Метафизика - это учение о сверхчувственных основах и принципах бытия, обо всем, что носит вне-, над- и сверхопытный, сверхчувственный, сверхфизический, сверхприродный, всеобщий, безусловный и самоосновный характер, о том, что не наблюдаемо и не может быть наблюдаемо в опыте, что не имеет физических причин и не может быть объяснено физическими терминами.

В этом смысле мы можем говорить о существовании особого рода “явлений”, событий, имеющих определенные метафизические основания, т.е. выходящих за пределы и прерогативы Природы с ее законами, за многообразие наличных вещей. Эрнст Блох писал, что “внешнее изумление по поводу Почему, Откуда, Зачем, Куда вещей ведет к тому, что называется метафизикой” (Блох Э. Тюбингенское введение в философию. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1997. - С. 341).

Декарт предметом размышлений “первой философии” считал Бога и душу. Кант писал: “Настоящая цель исследований метафизики - это только три идеи: бог, свобода и бессмертие, причем второе понятие, связанное с первым, должно приводить к третьему понятию как к своему необходимому выводу” (Кант И. Критика чистого разума. - Симферополь: “Реноме”, 1998. - С. 217).

Сведение мира лишь к природе и к тому, что видимо и предметно, обедняет его. У человека существует еще и ощущение того, что есть что-то как будто бы “по ту сторону” природы, “по ту сторону” видимого. В природе все происходит по законам причинности, необходимости, оформляется пространственно-временным образом, но ведь есть, к примеру, и такая “координата” мира, о которой упомянуто уже в высказывании Канта, как свобода. Таким образом, метафизические “феномены” выпадают из череды природных явлений, вещественного ряда, линии повседневности; это что-то самоосновное, невидимое, непредметное. В определенном смысле о них нельзя знать, они не могут быть предметом знания как такового.

К метафизическим явлениям и событиям, кроме вышеуказанных, относят также мышление, совесть, творчество, любовь, веру, смерть. М.К. Мамардашвили считает их эмпирически неухватываемым и недоступным проверке, но решающим элементом человеческой жизни. Это нечто конструктивное по отношению к человеческому феномену, некий постулат и условие опыта, способ организации человеческого бытия как человеческого (См. о метафизике: Мамардашвили М.К. Необходимость себя / Лекции. Статьи. Философские заметки. - М., 1996. - С. 101-115).. Он называл это “путем индивидуальной метафизики”, при котором “Я” не предшествует опыту, а только в самом же опыте и рождается, это “Я” - “нечто вынутое из причинной цепи так, как говорит Декарт, как если бы до меня ничего не было” (См. : Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. М.Пруст “В поисках утраченного времени”. - СПб, 1997. - С. 82).

Сам человек есть такое существо, которое не выводится ни из чего. Он есть сверхприродное - мета-физическое - существо. Метафизические акты и события (мысль, вера, любовь, нравственный поступок) требуют предельности усилий человека и его трансценденции, а потому и являются, собственно говоря, человеческой родиной. Трансценденция - это выход за опыт, за пределы себя наличного. К чему? К самому себе. Через движение к Богу, к Бытию, Добру, Истине, Красоте, Любви я в итоге прихожу к самому себе. Зачем? Трансценденция - это всегда “ради ничего”, бескорыстно. “Трансценденция в ничто. А это вообще-то, в действительности, и есть живой центр пульсации всего человеческого мироздания... Это и есть первичный метафизический акт. Он неотъемлем от человеческой конституции” (Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. - М., 1992. - С. 336).

Метафизическим событиям, актам по сути ничто и никогда не предшествует. Это то, что не выводимо из другого момента, то, что не протягивается и не длится. Метафизические акты в силу своей беспричинности (или что то же самое - самоосновности), в силу того, что они сами себя порождают и являются причинами самих себя, никак невозможно подготовить (сделать, воссоздать искусственно, превратить в производство, конвейер и тираж) и предугадать их появление. Поэтому это - не массовые явления, они не могут быть связаны с подражанием, т.к. любое подражание, любой пример уже есть некое предопределение действий и подразумевают заранее продуманную идеальную цель, план действий. А здесь все иначе.

Так, к примеру, невозможно предугадать, куда тебя поведет ход мысли, невозможно искусственно направить ее к необходимому результату. Да и потом, если мысль уже дана, то и смысла нет о ней думать, чтобы прийти снова к ней. Ты говоришь себе: “Подумаю-ка я об этом”, а в итоге понимаешь совсем другое. Мысль приходит сразу и целиком, и только постфактум мы можем доказать и вывести определенную мыслительную цепочку.

Точно так же нельзя подготовиться, например, к любви. Она приходит и уходит, когда сама захочет. Нет причин для любви, нет оснований для того, что полюбил именно этого человека. Поэтому любовь - то, чему нет объяснений, что не объяснить рационально. Потому любят не за что-то, а просто так. И возникает трагедия человека - “любовь зла”: полюбил не того, о ком мечтал, кого “надо”. В этом смысле невозможно винить человека за то, что он любит, любит не того, не так, как надо и т.д.

Не существует доказательств того, что ты любишь, испытываешь угрызения совести, что твоя душа мучается, что ты сейчас мыслишь или веришь. Это все дается только на уровне внутренней самоочевидности (внешне, со стороны, это совсем неочевидно). Это то, что не поддается ни опровержению, ни доказательству.

Существование метафизических явлений невозможно удостоверить тем же способом, что существование каких-либо вещей. Это то, что неописуемо в физических терминах, это такие явления, которые я не могу объяснить (в принципе), не могу объяснить “со стороны”. Я только, пережив их, могу что-то понять, понять для себя. Можно ли знать любовь, никогда самому не любя? Можно ли знать совесть, будучи нравственно глухим и слепым, не испытывая ее угрызений? Можно ли знать Бога, не веря в него? Можно ли знать счастье, не испытав его? Но есть пределы этому - невозможно пережить свою смерть, как впрочем, невозможно пережить и свою жизнь.

Более того, природа этих феноменов такова, что знания о них не только не выводятся из рационального, из знания (к примеру, знать любовь из знаний о любви невозможно), но и само рационализирование по их поводу разрушает сами эти феномены. Когда любят, уже не думают, что такое любовь, а любят, когда верят, уже не разглагольствуют о том, что такое вера в Бога, когда гложет совесть, уже знают, что такое совесть, и счастье человек благополучно узнает. Это дается каким-то другим способом, и знаешь это сразу и целиком. Эти так называемые метафизические феномены несколько безразличны к самому знанию и рациональному вообще. Когда человек любит, в принципе ему не нужны рациональные доказательства того, что любимый человек - самый лучший, самый-самый. Для чистой безусловной веры излишними оказываются и рациональные доказательства того, что Бог есть. Для верующего человека Бог существует как знание. Вернее, он знает, что Бог есть, а не верит в него. Вера и есть единственный способ доказательства существования Бога. Никак не докажешь другим и то, что тебя мучает совесть. Итак, это внутренне очевидные знания, не нуждающиеся в доказательстве, безразличные к истине, изнутри человека полученные.

Метафизические явления содержат некий собственный нерастворимый, неразложимый далее остаток, делающий их самими собой, не позволяющий сводить их ни к чему другому. Итак, метафизические явления и события невидимы, беспричинны, безусловны, неописуемы, вневременны, целостны (не бывают на сколько-то процентов), неделимы (или есть, или нет). Начало метафизического феномена - в нем же самом, ему ничего не предшествует, однако, оно само может быть началом всего остального. Говоря о метафизических сущностях, невозможно исходить из признания пред-существования какого-то опыта, какого-то знания, какого-то образа, т.е. того, что Кьеркегор называл “смертельной болезнью”. К примеру, если говорить о мышлении, то именно некая “безначальность” мысли позволяла Сократу говорить: “Я знаю, что ничего не знаю”, потому что моей мысли ничего не предшествует. Метафизический феномен опирается на самого себя, основание самого себя содержит внутри себя, в себе. Он сам в начале самого себя.

Чему нас может научить метафизика? Мы не должны требовать от явлений того, чем они не могут быть, от жизни того, чего она не может дать. То есть мы должны учитывать собственную метафизику вещей и явлений, их сущность и самобытность, самоценность. Именно поэтому мы не вправе требовать от жизни вечного пребывания в счастье, в любви, в мысли, в добре, в творчестве. Жизнь конечна, а счастье, любовь, мысль, добро, творчество - из области запредельного, из области, которая не живет по физическим, естественным, природным законам, не умещается в физику, в конечное и изменяющееся. К ним неприменимы временные измерения, это - миг, но из вечности, то, что случается, но чего и вовсе могло бы и не быть.

Как ни странно, понять все это - уже есть путь к “нормальной” жизни, к счастью. То есть метафизические явления включают в себя понимание их сущности, иной - мета-физической - природы. Поняв, что такое жизнь, только и смогу жить ее. Жить, живя, а не существуя. Иначе говоря, метафизика - это еще понимание сути метафизических явлений, понимание того, кто я такой, что в определенном смысле задает и философия.

Более того, метафизика есть только там, где в человеке происходят какие-то изменения. И именно за счет этого метафизические переживания каждый раз другие. Душа - это не столько причина или их возможность, сколько результат (продукт) их самих: самой совести, любви, мышления, творения или веры. Это случание меня самого, мое с-бывание.

Нередко под опытом понимается определенный жизненный урок, извлеченный из той или иной ситуации, то есть то, что отложилось в сознании и позволяет в последующем отталкиваться от него, не делать ошибок, надстраивать над ним другие выжимки жизненных реалий. Имея опыт, мы можем что-то сделать лучше, правильнее, углубленнее, “экономнее”, целесообразнее. В метафизических (сверхопытных) событиях все несколько иначе. Можно ли иметь опыт любви, веры, добра или смерти? Нельзя любить лучше, верить правильнее, сотворить добро глубже или “экономнее” и т.д. Все эти акты каждый раз равны. Здесь не применимы какие-то пропорции, степени. А опыт смерти в принципе невозможен, да и по отношению к чужим смертям это будет обозначать некую абсурдность: еще глубже переживать смерть, еще смертельнее? Еще парадоксальнее говорить об опыте свободы. Это нечто невозможное. Свобода, как и все другие метафизические акты, не технична, не инструментальна. К метафизическому человек должен быть готов всегда. Но ничто метафизическое не может быть привычкой. Метафизические события, хоть каждый раз и равны, но не подобны, не однообразны, всегда разные; здесь уместнее говорить о равенстве самому себе. Таким образом, метафизическое нельзя сделать по привычке, так как оно предполагает трансценденцию, а значит, постоянное самоизменение и изменение чего-то в мире. Но было бы, наверно, хорошо, чтобы у людей была привычка делать добро...

Итак, посмотрим, как критерии метафизичности (безусловность, самоосновность, сверх-, вне-, надопытность, сверхприродность, невидимость, целостность, неделимость, всеобщность) проявляются в сфере морали и нравственности.

Метафизические корни нравственности,

или Сверхъестественность нравственности

Есть смысл говорить о метафизических корнях нравственности. Мораль и нравственность - это то, без чего немыслима человеческая жизнь, это условие и способ упорядочивания человеческого бытия, выводящие нас из хаоса отношений.

В обыденном понимании моральные нормы нередко принимают вид навязанных, ограничивающих свободу человека. Но попробуем посмотреть на мораль как на своего рода “спасательный круг”, гарант человеческого, на сферу, где как раз возможна свобода воли человека. Парадокс в том, что мораль как то, от чего мы иногда хотим убежать, есть некий невидимый и предметно неосязаемый устав человеческого общежития - “неписаный закон”. И почему-то этому невидимому своду моральных законов и норм удается держать и управлять человеческим миром. Мораль невидима и всеобща. Она везде и нигде. Это устав для всех и для каждого в отдельности.

Интересным может быть следующий пример. Можно верить или не верить в существование Бога, но парадоксально то, что неверующие на вопрос, во что они верят, часто отвечают: “Я не верю в Бога, но что-то такое все-таки есть, я верю, что есть Справедливость”. Ведь что собой олицетворяет Бог? Судью, не привязанного ни к чьему-либо мнению, то есть независимого, самодостаточного, а значит, Справедливого. Людям, независимо от их религиозности или атеистичности, свойственно верить, что Справедливость восторжествует. В таком аспекте всеобщнее, предельнее нравственности нет ничего в человеческом бытии. Ни религия (Бог), ни эстетика (Красота), ни познание (Истина) не имеют такой предельной степени всеобщности. Справедливость, Благо оказываются выше всех других метафизических идей. Не случайно у Платона идея Высшего Блага находится на вершине иерархии идей.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Т. М. Шатунова Социальный смысл онтологии эстетического

    Книга
    В монографии исследуется природа глобального процесса эстетизации общества и культуры, рассматриваются связанные с этим процессом бытийственные возможности и перспективы человека в эстетизированном мире.
  2. Эстетика

    Учебно-методическое пособие
    Учебно-методическое пособие по курсу «Эстетика» предназначено для студентов философского факультета, обучающихся по специальности 020100 – «Философия».
  3. М. Д. Щелкунов Задачи философской подготовки

    Семинар
    Образовательный процесс в высшей школе – не застывшая система преподаваемых структурно-содержательных знаний. Сообразно меняющимся историческим эпохам, постоянным возрастаниям объемов и глубины результатов научных исследований, их
  4. «Волгоградский государственный социально-педагогический университет»

    Автореферат
    Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный социально-педагогический университет».
  5. Михаил Петров Садовников родом из Московской губернии, Бронницкого уезда, Усмерской волости, деревни Щербовой. Сохранилось любопытное семейное предание о прадеде, рассказ

    Рассказ
    Назначение моих «записок» состоит не только и не столько в описании личной жизни как таковой, сколько в описании и оценке общественных событий, свидетелем которых мне лично довелось быть с точки зрения «шестидесятника», т.

Другие похожие документы..