Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Вы насладитесь панорамой Барселоны, открывающейся с горы Тибидабо и полюбуетесь Храмом Святого Сердца. Во время этой экскурсии Вы увидите уникальные ...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
П Анатомия, физиология и патология органов слуха, зрения и речи [Текст]: Учебно-методический комплекс дисциплины / Сост.: Н.Б. Шевченко; Бийский пед....полностью>>
'Публичный отчет'
Подготовка дипломированных специалистов по основной образовательной программе (ООП) по специальности 060105 «Стоматология» ведется в Северном государ...полностью>>
'Документ'
Стамбул– Анталия – Фаселис – Мира – Демре – Кекова – Капуташ – Ксантос – Фетхие – Олюдениз – Дальян – Каунос – Истузо – Мармарис – Бодрум – Милет – Д...полностью>>

В опросы духовной культуры – исторические науки (8)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

133

В опросы духовной культуры – ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Непомнящий А. А.
КРЫМОВЕДЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОДЕССЕ В СЕРЕДИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В XIX веке в Европе сложилось несколько крупных центров, объектом изучения которых стала история и этнография народов Крыма. Особенное развитие исследование различных аспектов истории Крыма получило в Одессе, где ещё в первые десятилетия XIX века оформился кружок ученых, увлеченных изучением полуострова. В середине XIX – первые два десятилетия XX века развитие исторического краеведения Крыма в Одессе было связано с именами П.В. Беккера, Ф.К. Бруна, В.И. Григоровича, Н.П. Кондакова, Ал.И. Маркевича, Ф.И. Успенского, Э.Р. Штерна, В.Н. Юргевича.

Международное признание как специалист по классической археологии получил Павел Васильевич Беккер (1807-1881), уроженец Саксонии. Получив подготовку в немецких университетах, он прибыл в Россию со званием доктора Иенского университета. После магистерского экзамена в Киевском университете Св. Владимира он с марта 1837 г. был определен адьюнктом латинской и греческой словесности Ришельевского лицея. С января 1838 г. П.В. Беккер работал в должности профессора. С марта 1839 г. он читал римскую словесность, с 1838 по 1850 г. заведовал основной библиотекой лицея. Одновременно он служил директором 2-ой Одесской гимназии (с 1857 г. – лицея). В 1858 г. П.В. Беккер в звании заслуженного профессора вышел в отставку (1) и переехал в Дрезден, где прожил до своей смерти в апреле 1881 г. (2, л.139). После отъезда в Германию связи П.В. Беккера с ООИД не прекращались. Научные интересы ученого целиком сосредотачивались на изучении античной истории Северного Причерноморья. Он опубликовал ряд научных работ, связанных с проблемами античной нумизматики и эпиграфики Крыма (3; 4; 5). П.В. Беккеру удалось собрать обширную нумизматическую коллекцию монет греческих городов-колоний Северного Причерноморья, большая часть которых были крымского происхождения. Это уникальное для I пол. XIX в. собрание было увезено им в Германию.

Для истории изучения Крыма в середине XIX в. большой интерес представляет работа П.В. Беккера "Керчь и Тамань в июле месяце 1852 года" (6). (В отдельном издании этой публикации слово "месяц" опущено). Автор справедливо говорит о том, что Восточный Крым обделен вниманием исследователей. Это тем более прискорбно, так как "в тени ученых путешествий" остается Керчь – город с богатой историей и обилием археологических памятников. Затем П.В. Беккер представил подробное описание географического положения и памятников Пантикапея: гробниц, курганов, катакомб; описал способы ведения "разрытий", раскопки, произведенные при нем. Описанию древностей Херсонеса, в частности попытке расшифровать знаки-символы на монетах этого города, посвящено отдельное исследование антиковеда (7). На основе изучения нумизматических знаков разных эпох П.В. Беккер проанализировал состояние торговли Херсонеса. Историк пользовался большим авторитетом среди коллег. По справедливому замечанию академика Л.Э. Стефани, научную значимость работам П.В. Беккера придавало доскональное знание им описываемых мест и то, "что автор не только тщательно изучал древнейшие источники, но и знакомит нас с самой местностью" (8, С.2-3).

Изучение статистики, истории и культуры Северного Причерноморья и Крыма в XIX веке неразрывно связано с именем известного европейского ученого из Одессы Филиппа Карловича Бруна (1804-1880). Ф.К. Брун родился 18 августа 1804 года в финском городке Фридрихсгаме в семье богатого купца. В возрасте 9 лет Филипп остался сиротой, хотя и не был лишен материальных средств. Старшие братья поместили его в известный петербургский пансион, организованный реформаторским пастором Муральтом, педагогом школы Песталоцци. Будущий историк окончил пансион с отличием. В 1821 году юноша стал студентом философского факультета Дерптского университета (9). Получив кандидатскую степень, он поступил на службу в канцелярию Министерства финансов. В этот период своей жизни Филипп Карлович был лично знаком со многими декабристами, о чем он неохотно делился воспоминаниями в дальнейшем. Чиновничья работа не приносила Ф.К. Бруну удовлетворения, и он решил посвятить себя исключительно науке и преподавательской деятельности. В декабре 1825 года он совершил поездку за границу, где провел два с половиной года. В Берлине, Лейпциге, Бонне, Париже и Швейцарии Ф.К. Брун, как и в Дерпте, изучал преимущественно политическую экономию и статистику (10). В Иенском университете он защитил докторскую диссертацию.

В 1829 году Брун возвратился на родину и некоторое время работал в департаменте мануфактур и внутренней торговли, а затем окончательно ушел на преподавательскую работу. В 1830-1831 гг. он преподавал немецкий язык в Витебской гимназии, а в 1832 году переехал в Одессу, где его брат Генрих занимал должность профессора физики и математики в Ришельевском лицее (11, с.446-447).

Филипп Карлович вступил в профессорскую корпорацию лицея с 1 апреля 1832 года (утвержден профессором истории и статистики 29 июня 1836 года). С 23 июня 1832 года по 24 октября 1835 года он также заведовал библиотекой лицея. Одновременно Ф.К. Брун преподавал в Одесском институте благородных девиц. (12, л.1 об, 2 об.). В 1865 году Ришельевский лицей был переименован в Новороссийский университет. Ф.К. Брун работал профессором этого высшего учебного заведения до последних дней жизни. Он читал курсы по исторической географии, историческому землеведению, этнографии Скифии, истории древнего Востока, истории средних веков. Его учебно-педагогическая деятельность вызывала уважение его коллег. Н.Н. Мурзакевич отмечал, что "это был человек, каким должен быть профессор или учитель: непрерывное усовершенствование в избранном предмете… Умение пробудить интерес в своих слушателях…" (11, с.446). С 1841 г. Филипп Карлович не переизбирался на новый пятилетний срок, а согласился работать только по найму (13, л.59, 70, 73). Но к нему обращались из года в год с просьбой еще поработать, даже когда он вступил в преклонный возраст, в связи с тем, что заменить его на кафедре древней и всеобщей истории и географии было более чем трудно. Его студенты с глубоким почтением вспоминали своего преподавателя: "… это был работник по своей специальности, работник, не знавший ни удовольствия и развлечения, ни покоя и отдыха… его единственное удовольствие было издать книгу, статью, реферат… Не без основания [его] называли студенты живым каталогом всего, что есть по его предмету…" (14).

Богатая, малоисследованная история Новороссийского края заинтересовала Ф.К. Бруна, когда он был еще молодым ученым. Он занимался изучением экономики, статистики, истории Северного Причерноморья и Крыма. С 5 ноября 1840 года Филипп Карлович – действительный член ООИД, а с 14 ноября 1842 года – казначей Общества (12, л.5). Разнообразные труды по истории, археологии, этнографии, древней и средневековой географии этого региона доставили Ф.К. Бруну лестное имя в Европе, почетную известность в Российской Академии наук (15).

Ф.К. Брун принимал активное участие в работе Одесского статистического комитета, где ему было поручено вести отчетность о торговле Новороссийского края и Бессарабии (16, л.365-386), которые ежегодно печатались в историко-статистическом сборнике “Новороссийский календарь” и еженедельно в газете “Одесский вестник”. В этих публикациях, основанных на официальных данных, полученных от правительственных учреждений, освещалось состояние экономики края в 40-50-х годах XIX века. Со временем Ф.К. Брун стал достаточно критично относиться к данным статистики, считал, что она не отражает реального положения дел. По воспоминаниям современника, "он был ученым прежнего типа: глубоко по отношению к себе добросовестный, ничего самому себе не прощавший. Знаток статистики… он вдруг разочаровался в ней, отказался от ее преподавания и впоследствии в течение всей своей жизни никак не мог простить себе, что он не только сам думал, но и другим говорил, что статистика – наука."(17, с.325)

Постепенно определились основные научные интересы ученого: область топографии и исторической географии. Филипп Карлович вспоминал: “Только с находкой одной древней надписи в селе Коротком в 1856 году деятельность моя была направлена на исследование исторической географии Новороссийского края” (18). Вот как: одна надпись – и открылся новый мир! В 1857-1858 годах в “Новороссийском календаре” появляются публикации краеведа по древней топографии Северного Причерноморья и Крыма (19). Ученый привел названия всех крымских городов в разные эпохи, которые ему удалось выявить на различных картах и атласах, сохранившихся в Европе и России.

Среди многочисленных ученых штудий Ф.К. Бруна явственно вырисовывается интерес к Крыму, его истории, географии, этнографии. Краевед занимался переводами записок путешественников, посетивших Крым. Историк был уверен, что разработка мелких вопросов по древней истории и исторической географии только пока еще не привлекла внимания ученой общественности, а со временем приоритет будет отдан исследованиям отдельных вопросов, а не написанию общеисторических очерков. В “Новороссийском календаре на 1868 (високосный) год” была опубликована статья Ф.К. Бруна “Крымский полуостров около половины XVIII столетия”, которая вышла затем отдельной книгой (20). Основу очерка составляет перевод Ф.К. Бруном статьи из “Записок Венской Академии наук”, где, в свою очередь, был помещен перевод на немецкий язык впечатлений турецкого чиновника, побывавшего в Крыму, о природе края и этнографии крымских татар. Совместно с известным краеведом Крыма Г.Э. Карауловым Ф.К. Брун отредактировал перевод сочинения П.С. Палласа о поездке в Крым, сделанный М.А. Сосногоровой-Славич (21), который затем появился на страницах “Записок Одесского общества истории и древностей” с комментариями Ф.К. Бруна.

Специальные научные исследования историк посвятил крымским городам. В “Материалах для истории Сугдеи” (22), будучи мастером исторического описания, Ф.К. Брун придал специальному на первый взгляд вопросу широкое историческое значение. С Сурожем у него связываются полузабытые предания о крещении здесь какого-то князя руссов, в котором Ф.К. Брун усматривал Владимира, рассматривается и подтверждается так любимая им тема о сношениях Руси с Азовским морем и Крымом. История господства в Крыму греков, татар, итальянцев освещена любопытными фактами, заимствованными у средневековых писателей и путешественников. Открытые в Судаке надписи позволили автору нарисовать живыми красками внутренний строй генуэзских колоний. Обстоятельное сообщение об итальянских колониях в Крыму ученый поместил в "Записках" С.-Петербургской Академии наук (23). На русском и немецком языке был опубликован и его доклад, прочитанный на заседании историко-филологического отделения Академии наук 16 апреля 1874 г.. В этой работе, касающейся истории готов в Черномории, раскрыты сюжеты политической истории генуэзских владений, княжества Феодоро, история Готской епархии в Крыму (24). Истории древней Керчи Ф.К. Брун посвятил статью “О разных названиях Керчи и ее окрестностей в древности и в средних веках” (25). Объяснения различных запутанных сюжетов крымской истории содержит и переписка Ф.К. Бруна с ведущими европейскими и отечественными учеными, которая сохранилась в его личном фонде в Государственном архиве Одесской области. В письмах Корнелио Десимони (26, л.1-33) и Вильгельма Гейда (27, л.1-8) к Ф.К. Бруну, датированных концом 1860-х – 1870-ми годами, – ответы на его библиографические запросы, характеристика источников, отзывы о работах современников. Письма известных исследователей Крыма Г.И. Караулова (28, л.1-4), П.И. Кёппена (29, л.1-13) содержат разнообразную библиографическую информацию, рассуждения по топонимике Крыма. Изучение личной переписки Ф.К. Бруна открывает нам новое имя краеведа Крыма корреспондента ООИД из Судака Ильи Паскевича, сообщавшего Филиппу Карловичу о своей деятельности по поиску и извлечению из моря памятников и передаче их в музей общества (30, л.1). Письма члена ООИД М.Волкова содержат критический разбор некоторых работ Н.Н. Мурзакевича (31, л.1-2). Различные вопросы истории Крыма Ф.К. Брун обсуждал и в переписке с профессорами университета в Германии (32).

В последние годы своей жизни ученый задался целью собрать в одном сборнике все свои многочисленные публикации по исторической географии Северного Причерноморья и Крыма, которые были написаны им в разные годы и затерялись в различных изданиях. Увидевшая свет в 1879 году I часть собрания сочинений Ф.К. Бруна “Черноморье. Сборник исследований по исторической географии Южной России (1852-1877 годы)” получила престижную в России Уваровскую премию. Книга редактировалась Н.А. Головкинским – автором многих работ, связанных с крымоведением. В рецензии на издание, подготовленное В.Г. Васильевским, хотя и указаны некоторые замечания конкретно-исторического характера, отмечается, что "сборник занял достойное место в ряду трудов по изучению края" (33, с.84-112). Вторая часть этой работы увидела свет уже после смерти Ф.К. Бруна. Она была опубликована в “Записках императорского Новороссийского университета” в 1880 году.

Учеником Ф.К. Бруна был и известный в будущем историк Алексей Иванович Маркевич. В воспоминаниях об учителе он отмечал, что "профессора Бруна все студенты очень любили за его бесконечную доброту и вообще в высшей степени симпатичный характер. Стоило Бруну выйти из аудитории, его окружала толпа студентов всех факультетов с самыми разнообразными вопросами… Вера в его знания была у нас беспредельна. Подумав 2-3 секунды, Брун отвечал на какие угодно вопросы или, по крайней мере, называл книги, где можно было узнать то, о чем спрашивали… сведениями он обладал громадными и умел их группировать превосходно. В исторической географии Южной России, собственно Черноморья, он был, без сомнения, первым специалистом в свое время, да такого и теперь нет…" (34, с.190-192)

Внезапная смерть ученого была следствием чрезмерно усидчивых работ, преждевременно истощивших организм. Заболев весной 1889 г., он отправился на лечение на курорт Славуту (Волынской губернии), где скончался 3 июня 1880 года. На смерть Ф.К. Бруна откликнулись почти все одесские газеты, периодические научные издания Европы (35). По воспоминаниям современников, посвятив себя всецело науке, полностью жертвуя собой для нее, Ф.К. Брун отличался большим бескорыстием, не гонялся за личными выгодами, за внешними знаками отличия и умел довольствоваться наслаждением, которое доставлял ему научный труд. Он находил полное удовлетворение в решении самых запутанных вопросов истории, археологии, исторической географии. Филипп Карлович был, несмотря на мировую известность, далеко не обеспеченным человеком (36).

В качественно новый период вступает развитие исторических исследований в Одессе во второй половине XIX века в связи с открытием в 1865 году на базе Ришельевского лицея Новороссийского университета.

Первым деканом историко-филологического факультета был Виктор Иванович Григорович (1815-1876), один из первых отечественных профессиональных славистов и византинистов. В.И. Григорович родился в г. Балте, Подольской губернии. После окончания в 1833 г. этико-филологического отделения философского факультета Харьковского университета, оставаясь не удовлетворенным уровнем полученного образования, молодой филолог с 1834 г. решил ехать в Дерптский университет – гнездо настоящей науки, где занимался классической филологией. Для приготовления к занятию кафедры славянской науки В.И. Григорович с апреля 1839 г. был командирован в Казанский университет, где в октябре 1842 г. он защитил магистерскую диссертацию, а затем работал профессором славянских наречий (37, с.2-4). Переводясь в 1865 году в Новороссийский университет, он представлял себе Одессу как возможное средоточие исследований в области византиноведения и славяноведения (в т.ч. балканские исследования). Ученый изучал памятники Северного Причерноморья (от первобытнообщинного периода до средневековья).

В богатом научном историко-филологическом наследии В.И. Григоровича (38) выделяется крымоведческий аспект. В статье "Исторические намеки о значении Херсона и его церкви в VIII, IX, X столетиях" (39) автор на основе русских летописей, писем патриарха Николая показал значение города для развития культуры восточных славян. Отдельные эпизоды истории православной церкви в Крыму на начальных этапах её существования раскрыты В.И. Григоровичем также в рецензии на публикацию известного крымского краеведа-популяризатора В.Х. Кондараки (1868 г.) (40), выявленной нами в Отделе рукописи Российской государственной библиотеки. Насыщенные личными впечатлениями о поездках по христианским центрам Крыма (Херсонес, Инкерманские пещеры, Чуфут-Кале), путешественные записки ученого (41, 42) являются историческими источниками и собранием легендарных сюжетов о деяниях в Тавриде апостолов Кирилла и Мефодия. В них – и анализ наиболее популярных сочинений по истории полуострова, и призыв к изучению памятников христианства в Крыму. В этих работах В.И. Григорович остановился на находках, сделанных им при сборе лингвистического и фольклорного материала, памятников христианского искусства среди потомков "крымских старожилов" – мариупольских греков. Эти исследования входили в первую часть задуманной ученым программы изучения древнего населения Крыма (43). В течение десятидневной поездки по селам Мариупольского уезда филолог зафиксировал этнонимы и экзоэтнонимы греко- и татароязычной частей этноса, собрал глоссарий. В результате поездки он констатировал, что попытка "осуществить свою задушевную мечту, открыть следы древней письменности Тавриды в Приазовье" успехом не увенчалась. Тем не менее, ученый собрал небольшую коллекцию рукописей XVIII - середины XIX века на крымскотатарском и греческом языках. Много внимания профессор уделил также изучению церковной утвари и икон, хранящихся в храмах г. Мариуполя, вывезенных в 1878 г. из Крыма. С докладом по истории раннесредневекового Херсонеса ученый выступил на II Археологическом съезде в С.–Петербурге в 1871 году (44).

Изучение и популяризация истории Новороссии и Крыма пронизывала все творчество Алексея Ивановича Маркевича (1847-1903). Его разносторонние труды, связанные с изучением юга Украины, в последние годы все более обращают на себя внимание отечественной историографии (45). Ал. И. Маркевич родился 17 марта 1847 г. в с. Смоше, Прилуцкого уезда, Полтавской губернии. В начале 1850-х гг. семья переехала в Киев. Семилетним ребенком Алексей остался круглым сиротой. Он бросил Первую киевскую гимназию и в дальнейшем, перебравшись в Москву, среднее образование получал самостоятельно (46, с.220). В многочисленных статьях-воспоминаниях, которые в 1890-х гг. были опубликованы историком в одесских газетах, в автобиографических очерках он упорно обходит этот период своей биографии (34, с.182). По справедливому замечанию М.С. Грушевского, "наука його йшла дуже неправильно, з вічними скоками й перемінами і треба було незвичайних здібностей і енергіі, аби в кінці по тих всяких періпетиях виробитися на фахового вченного" (47, с.22-23). В 1861-1862 г. А.И. Маркевич обучался в школе межевых топографов Константиновского межевого института. Это учебное заведение Алексей Иванович оставил, не окончив курса. Затем он стал вольным слушателем физико-математического факультета Московского университета, а в 1867-1868 гг. – студентом юридического лицея князя Безбородко в Нежине (46, с.221). Большое влияние на развитие молодого человека оказали преподававшие в лицее Н.Г. Александрович и И.В. Лашнюков. Отъезд последнего из Нежина делал пребывание в лицее для Ал. И. Маркевича "вовсе не заманчивым" (48, с.25). Для продолжения образования молодой человек решил выбрать Новороссийский университет в Одессе, где фактически за полтора года он изучил четырехлетний университетский курс и в декабре 1869 г. получил диплом кандидата "по разряду исторических наук" (48, с.26-27). После окончания университета, с конца 1869 по июль 1871 года Алексей Иванович некоторое время преподавал историю и географию в Таганрогской гимназии, но вскоре вернулся в Одессу (49, л.120 об.). Дальнейшая научно-педагогическая жизнь историка прошла в Одессе, сначала как преподавателя средних учебных заведений (Мариинской женской гимназии, Одесского института благородных девиц) (49, л.121 об.– 125), затем – профессора Новороссийского университета.

Магистерскую (1879 г.) и докторскую (1888 г.) диссертации, посвященные истории местничества в Московском государстве в XV-XVII веках, Ал. И. Маркевич защитил в Киевском университете Св. Владимира. Значительную поддержку Алексею Ивановичу на его пути к ученым степеням оказал В.С. Иконников.

24 декабря 1895 г. Ал. И. Маркевич был вынужден оставить Новороссийский университет в связи с подозрениями властей в его сочувствии к движению народников и следственным делом, которое было возбуждено по факту провоза им из-за границы запрещенной революционной литературы. В последние годы жизни ученый посвятил себя широкой общественной деятельности в городском управлении и развитии общественных учреждений в Одессе.

В обширном историко-краеведческом наследии Ал. И. Маркевича (50), где история Московии так и осталась, по меткому выражению М.С. Грушевского, лишь "официальной специальностью" (51, с.5), четко прослеживается увлечение историей и библиографией Крыма. Не случайно председатель Таврической ученой архивной комиссии Арс. И. Маркевич отмечал, что Алексей Иванович был "хороший знаток Крыма, его истории и памятников древности" (52, с.27-28). 9 сентября 1887 г. Алексей Иванович стал действительным членом ООИД, а 23 февраля 1889г. – действительным членом ТУАК (53).

Научная деятельность Алексея Ивановича Маркевича, в том числе анализ его разнообразного литературного наследия, выявление и составление полного списка публикаций, докладов, только становится объектом специальных исследований (54, с.164). Уже сейчас выявлены несоответствия названий некоторых научных исследований ученого, приведенных им в рукописном варианте "Списка…" его работ, со списком работ Ал. И. Маркевича, опубликованным И.А. Линниченко (55). Их значительно дополняют новые библиографические находки. Кроме того, по свидетельству современников, "в литературе он если и выступал, то больше анонимно" (56, с. 112). Упоминаются его многочисленные статьи для словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Тем более интересно представить полную картину крымоведческих исследований Алексея Ивановича с учетом определенной путаницы при сборе библиографий Алексея и Арсения Маркевичей, живших в одно и тоже время.

Значительная часть крымоведческих публикаций историка носит археографический характер. Это публикации с комментариями тех документов, которые он выявил в московских архивах, когда исследователь занимался там с источниками по истории местничества в Московском государстве. На страницах ИТУАК он опубликовал сведения о дипломатических контактах Москвы и Крымского ханства в XVII веке (57), о восстановлении в Севастополе коммерческого порта после Крымской войны (58), в ЗООИД была представлена подробная публикация документа о мирных переговорах Москвы и Бахчисарая в 1692-1695 гг. (59), а также анализ подаренного Обществу А.Л. Бертье-Делагардом рескрипта Павла I (60). На основе публикации и анализа документов о деятельности А.В. Суворова на юге Украины ученый раскрыл его роль в исторических событиях последней трети XVIII века (61).

Вопросам камеральной археографии посвящены публикации Ал. И. Маркевича, связанные с разбором им личных архивов, оставшихся после смерти историков П.О. Бурачкова и Г.И. Спасского, чье творчество также неразрывно связано с изучение Крыма: черновиков рукописей, дневников, писем. В предпринятом Ал. И. Маркевичем описании научного архива П.О. Бурачкова для нынешнего поколения краеведов небезынтересен будет обзор писем директора Керченского музея древностей А.Е. Люценко, его брата, археолога-любителя Е.Е. Люценко, а также письма, где рассматриваются разные аспекты изучения Крыма Н.Н. Мурзакевичем и А.В. Орешниковым (62). Безусловно, интересен и опубликованный Ал. И. Маркевичем "Дневник" Г.И. Соколова (63). Корректура этой публикации хранится в личном архивном фонде Ал. И. Маркевича в ГАОО (64).

Историк с пристрастием изучал материалы о развитии Новороссии в эпоху Екатерины II, чему посвятил обстоятельное специальное исследование (65). Эта тема была продолжена им в сообщении, сделанном на заседании Крымского горного клуба, административный центр которого находился в Одессе. Была рассмотрена роль "блистательной императрицы" в присоединении к России и в хозяйственном освоении Крымского полуострова (66). В полном виде доклад был опубликован год спустя на страницах ИТУАК (67). Его рукопись сохранилась в фондах Крымского республиканского краеведческого музея (68). Специальное исследование Ал. И. Маркевич посвятил изучению памятников городища Неаполь в Симферополе (69). Событиям этой же эпохи, связанной с присоединением Крыма и окончательным утверждением Российской империи на Черноморских берегах, связано исследование историка о возобновлении в конце XVIII века российского торгового судоходства на Черном море (70).

Отдельным направлением краеведческой деятельности Алексея Ивановича являлась работа по обследованию, описанию и организации охраны памятников на юге Украины. Менее известно его участие в сохранении крымских древностей: Неаполя Скифского и Судакской крепости, в судьбе которых историк принимал живейшее участие. В составе специальной комиссии ООИД в 1897 г. он выезжал в Судак для осмотра генуэзской крепости – памятника средневековой истории Крыма. Итогом стал совместный отчет членов этой комиссии (71), в котором предлагался ряд первоочередных мер для спасения этого уникального памятника от разрушения.

К крымоведческому кругу публикаций краеведа относится ряд некрологов, посвященных историкам, биографам, чье творчество было тесно связано с вопросами прошлого Крыма: В.Г. Васильевского (72), А.А. Скальковского, Н.Ф. Фан-дер-Флита (73), П.О. Юрченко (74), В.А. Яковлева (75), В.Н. Ястребова (76).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В опросы духовной культуры – Философские науки (1)

    Документ
    Проблема вырастает из отсутствия в тексте Писания, по словам автора, “прямых указаний” на то, какой должна быть христианская культура. И. Ильин берет на себя смелость не только обосновать проблему, но и решить ее в публицистическом аспекте.
  2. В опросы духовной культуры – исторические науки (3)

    Документ
    К началу 1917 года православная церковь, являвшаяся частью государственной системы Российской империи, оказалась на пороге сложных исторических событий, обусловленных противоречивым развитием российского общества в условиях кризиса,
  3. В опрос духовной культуры – Филологические науки

    Документ
    Во всех сферах современного феминизма – политической, литературной, культурной – широко присутствует тема языка. Она утвердилась к окончанию так называемой первой волны феминизма в Европе и США в 1920-х годах, когда основные цели
  4. В опросы духовной культуры – исторические науки (7)

    Документ
    Крымскотатарский этнос сформировался в результате слияния мигрировавшего в Крым кочевого тюркоязычного населения и оседлых жителей горных и прибрежных частей полуострова (тавров, греков, аланов, готов и др.
  5. В опросы духовной культуры – философские науки (2)

    Документ
    Иерархический структурно-уровневый подход к познанию бытия и включенного в него планетарного мира живого (далее "ПМЖ") имеет многовековую историю и тысячелетние традиции.

Другие похожие документы..