Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
После сканирования фотографии, слайда или журнальной иллюстрации редко удается сразу же получить достаточно качественное изображение. Возникает необх...полностью>>
'Документ'
Цель. Дать представление о казачестве, познакомить с традициями казаков; прививать любовь к малой Родине и её прошлому, развивать интерес учащихся к и...полностью>>
'Документ'
«Управление проектами» как самостоятельная дисциплина и сфера профессиональной деятельности складывалась в течение более чем сорока лет. В течение св...полностью>>
'Документ'
Руководящий документСредства вычислительной техники. Межсетевые экраныЗащита от несанкционированного доступа к информацииПоказатели защищенности от не...полностью>>

Е. А. Климов введение в психологию труда рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебник

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Педагогика трудового обучения и профессиональная педагогика:

"трудовое воспитание", "трудовое политехническое образование", "трудовое обучение", "производственное обучение", "общественно полезный труд учащихся" (как средство воспитания), "нравственный смысл труда детей", "трудовые дела" (например, школьников), "посильность труда для детей", "труд детей по самообслуживанию", "педагогическое руководство выбором профессии", "система производственного обучения", "формирование творческого отношения к труду", "учебный труд учащихся", "подготовка учащихся к труду".

Палеоантропология – специалисты этой области изучают развитие физического типа ископаемых людей и в связи с этим стремятся мысленно реконструировать процесс возникновения, развития труда и даже некоторые явления его психической регуляции, особенности интеллекта древнего человека и др. Об этой области знания мы еще будем иметь повод сказать ниже.

Связи психологии труда со смежными областями знания и практики. Помимо простого перечня областей знания, представители которых изучают, рассматривают труд, и некоторых соответствующих понятий полезно рассмотреть вопрос о характере связей психологии труда со смежными непсихологическими отраслями знания и практики. Этим мы как бы ориентировочно очертим место психологии труда среди соответствующих конкретных наук.

Связи и взаимоотношения психологии труда с философией принципиально аналогичны тем, которыми характеризуется любая конкретная наука и, в частности, психология в целом, а именно она опирается на систему хорошего философского знания как на методологию, с одной стороны, и предоставляет конкретно-научный материал для развития философии, с другой (вопрос о том, какую философию считать хорошей и для чего она вообще нужна, выходит за рамки темы данной книги; он сложен, но нам придется оставить его на разумение, вкус и бескорыстную интеллектуальную инициативу читателя).

Конкретные непсихологические науки и области научно обоснованной практики, связанные именно с психологией труда (мы здесь выйдем за рамки рассмотрения "психологии" как множества психологических наук и места этого целого вообще в системе наук), можно сгруппировать в следующие три категории.

1. Области знания и практики, имеющие первую степень родства с психологией труда, – философия (в аспекте не только общего понимания труда в развитии и существовании человека, но также и профессиональной этики и деонтологии – учения о долге и должном), экономика труда, социология труда, физиология труда, гигиена труда и та часть медицины, которая связана с анализом профессиональных заболеваний, с вопросами эксперти

зы трудоспособности, профессиональная педагогика (педагогика профтехнической школы, средней специальной и высшей школ), педагогика трудового обучения и воспитания, частные методики профессиональной школы. Следует также указать на историю техники и палеоантропологию в тех их частях, которые посвящены анализу орудий, средств труда и реконструкции, оценке соответствующей деятельности человека. Так, анализируя предметы, которыми пользовались люди каменного века, палеолита, историки отмечают осколки камня со следами преднамеренных ударов одного камня о другой, а преднамеренность поведения – это чисто психологическая характеристика человека.

Границы психологии труда и указанных областей науки и практики подчас настолько размыты, что иногда невозможно ответить на вопрос, "чьими", например, являются те или иные термины, понятия, проблемы, методы. Например, метод наблюдения, некоторые методы функциональной диагностики относительно свободно "кочуют" из науки в науку. То же можно сказать и о некоторых проблемах, таких, как проблемы работоспособности, профилактики травматизма, утомления, улучшения профессиональной адаптации, вопросы профессионального отбора, формирования навыков и др. Разумеется, в разных науках имеется своеобразие подхода к определению предметной области, интерпретации фактов, своеобразие языка. Ни из таких важных принципов, по-видимому, не следует, что обсуждаемые границы должны быть обязательно четкими, а области знания – полностью взаимоисключающими, "закрытыми" друг для друга. Наоборот, общепризнано, что "стыки" наук – это точки, зоны их роста.

2. Области знания и практики второй степени родства с психологией труда – те отрасли технического знания и практики, предметом которых является внешнее орудийное оснащение трудовых процессов, – теория, расчет и конструирование машин, приборов (о внутренних – психологических – средствах деятельности речь пойдет в своем месте). К рассматриваемой области активности людей можно отнести те образования, которые сложились на стыках техники и искусства – техническую эстетику, художественное конструирование. Психология труда в лице ее представителей должна здесь считаться с тенденциями технического прогресса, ориентироваться в мире технических средств труда, используя информацию, производимую в технических науках. В то же время она с позиций гуманизации труда призвана вносить свою лепту в оптимистическую тенденций технического прогресса, в процессы проектирования внешних средств и условий труда. Имеется некоторый положительный опыт в этом направлении.

3. Области знания и практики третьей степени родства с психологией труда – о тех объективных системах, которые доставляют множество объектов человеческой деятельности, т. е. о системах биологических, технических, о неживых природных системах, о социальных, социально-исторических, социально-экономических процессах, о знаковых системах (являющихся предметами математики, математической логики, лингвистики, семиотики), о явлениях, процессах художественного отображения и преобразования мира человеком. Без ориентировки в областях знания и практики названного рода невозможно правильно понять деятельность соответствующих разнотипных специалистов, профессионалов, а тем более стать им полезными или хотя бы ориентировать подрастающих людей в мире труда в связи с вопросами проектирования жизненных путей ("выбора профессии"). Например, профессиональная ориентация молодежи может оказаться ее дезориентацией, если человек, берущийся знакомить молодежь с возможными вариантами трудовых жизненных путей, сам не имеет обзорной ориентировки в мире профессий, а знает только названия двух-трех десятков разнотипных занятий. Сходная ситуация возникает, когда от имени науки берутся помогать людям при вынужденной перемене труда (в связи с так называемой безработицей или частичной утратой человеком трудоспособности). Психологу (как профконсультанту) приходится вникать в разные предметные области труда. Здесь психология чаще всего, по-видимому, почтительно берет информацию и мало что может дать в ответ.

Связи психологии труда с психологическими науками прояснятся несколько ниже.

Упражнение

Ниже приведены описания действий специалистов-человековедов. Постарайтесь проранжировать эти описания, поставив на первые места те, которые, по вашему мнению, в наибольшей степени характеризуют работу, относящуюся к психологии труда.

1. Специалист сталкивается со следующей ситуацией: в цехе, где завершается изготовление больших бидонов (сорокалитровых фляг), имеются рабочие места двух видов. На одном рабочем месте к бидону привариваются две ручки, а на другом – два кронштейна для крепления

крышки. Обе операции весьма сходны по отдельным движениям работниц ("взять" ручку или кронштейн, "приставить" к нужному месту, "нажать педаль" сварочного аппарата, "отложить" изделие), и в результате на них были установлены одинаковые нормы выработки. Однако работницы утомляются, раздражаются и плохо справляются с нормой, когда приваривают кронштейны; в то же время они себя удовлетворительно чувствуют и хорошо зарабатывают при приварке ручек. В чем дело?

Специалист проводит исследование, в ходе которого выясняется, что работница должна различать кронштейны по неброским признакам (кронштейны разные: одни предназначены для шарнирного соединения с крышкой, а другие – для фиксации крышки посредством "застежки"); приварив один кронштейн, нужно удерживать в памяти, какой именно из двух возможных кронштейнов приварен, и выбрать из ящика кронштейн другого типа. Что касается ручек, то они одинаковы. Таким образом, рассудил специалист, операция приварки кронштейнов регулируется мысленной схемой действия (нужно помнить очередность постановки нечетко различающихся кронштейнов), а операция приварки ручек в значительной степени регулируется легко воспринимаемыми внешними сигналами. Нужно либо пересмотреть норму выработки на операцию приварки кронштейнов, либо ввести в практику броские сигнальные раздражители (яркую маркировку видов кронштейнов). Специалист выбрал второй путь. В итоге жалобы работниц на утомление при приварке кронштейнов прекратились, отношение к этой операции улучшилось, норма стала выполняться (по Г.З. Бедному [23]).

2. Специалист сталкивается со следующей ситуацией: когда рабочий пользуется стрелочным измерительным прибором высокой точности (так называемым прецизионным прибором), то субъективная погрешность отсчета (неточное считывание показаний прибора) имеет существенное отрицательное значение для производства. При отсчете показаний по шкале такого прибора рабочий (оператор) должен "на глаз" оценивать десятые доли расстояния между двумя соседними штрихами шкалы. Если деления можно подсчитать, то для ориентировки в ненанесенных на шкале долях деления (а наносить их уже некуда – штрихам уже слишком тесно) нужны какие-то другие средства. Проведя исследования, специалист предложил средство для формирования у оператора навыка точного считывания показаний прибора, сводящееся к следующему: оператор некоторое время тренируется с набором карточек, на каждой из которых изображено то или иное положение стрелки между линиями (0,1; 0,2; 0,3 и т.д.). После тренировок по специальной системе (карточки предъявляются в случайном порядке и каждый раз оператору сообщается истинное значение видимого положения стрелки) все операторы стали производить считывание с более высокой, чем прежде, точностью (по Ф.С. Пинскому [259]).

3. Группа специалистов провела в цехе замеры освещенности и уровня громкости шума на различных участках. Для улучшения освещения было предложено изменить конструкцию оконных переплетов. В целях снижения шумов предложили разместить в центральной части цеха инструментальную кладовую, промежуточные склады, пульты управления и другие вспомогательные службы, помещения которых было предложено отделить стеклянными перегородками. В результате повысилась освещенность в цехе и снизился уровень шумов (по Е.В. Батенину [333]).

4. Специалисты убедились, что при очистке пассажирских вагонов, производимой вручную, создаются крайне неблагоприятные условия труда (большое пылеобразование при очистке от грязи пола, продувке сжатым воздухом вентиляционных каналов вагона, надоконных ниш, подоконных карманов и т.п.). После необходимых теоретических и экспериментальных поисков была создана эффективная пылеотсасывающая установка, позволяющая успешно решить вопрос о нормализации условий труда при очистке и разборке вагонов (по Б.Я. Кругляку [333]).

5. Специалисты изучили изменения показателей выносливости правой руки работниц (сборщиц на конвейере) в течение рабочего дня. В результате были разработаны рекомендации такого рода: время обеденного перерыва целесообразно назначать в середине дня так, чтобы первая половина дня была на час дольше второй (так как вторая половина дня более трудная). При этом для одной разновидности конвейера желательно делать до обеда два перерыва (5 и 7 мин), для другой разновидности конвейера – три перерыва по 10 мин и т.д. (по З.М. Золиной [333]).

6. Ручная щипка слюды – особо монотонный вид работы. Она вызывает у человека неприятное ощущение "топтания на месте", "движения по кругу", ряд неблагоприятных состояний, сопровождающих подобные виды труда. Специалист, разобравшись в ситуации, предложил всю дневную норму слюды полуфабриката разбивать на отдельные часовые порции с таким расчетом, чтобы работница ясно видела объем сырья, которое необходимо перерабатывать в течение каждого часа. Кроме того, приняв во внимание нормальный, естественный ход развития работоспособности в течение дня, а также учтя индивидуальные особенности работниц, установленные в специальном обследовании, специалист составил для каждой из них персональный почасовой график выработки продукции.

В результате уменьшилась утомляемость, понизилось нервное напряжение щипалыциц, возрос интерес к трудовой деятельности, перестали возникать и остро переживаться состояния пресыщения работой, скуки. Выработка повысилась и стала более устойчивой (по В.Г. Асееву [15; 16]).

Вопросы и темы для размышления и разработки

1. Полезно ли психологу "растекаться мыслью по древу" и знать о непсихологических подходах к явлениям труда?

2. Полезно ли непсихологу знать о психологических подходах к труду?

3. Не следует ли отвлечься от столь нечеткой области, как психология, и относиться к явлениям труда как объектам естественно-научным, инженерно-техническим?

Тема 1. Возможные последствия игнорирования субъектной составляющей процессов труда (варианты: при расстановке кадров, руководстве выбором профессии, профессиональном самоопределении, овладении профессиональным мастерством).

Тема 2. Психологические знания о труде в контексте непсихологических дисциплин (варианты: философии, экономики, производственных технологий, юриспруденции).

Тема 3. Непсихологические знания (термины, "слова", представления, понятия) в контексте данного пособия по психологии труда.

1.2. Некоторые предрассудка о труде и психике

Как свидетельствует опыт, среди тех, кому приходится обращаться к вопросам "человеческого фактора" труда, иногда складываются определенные подходы к делу, имеющие небезупречные основания. Опираясь в каждом случае на более или менее своеобразную "точку зрения", эти подходы как бы обрастают такими личностными образованиями, как "привычные ходы мысли", "склад ума", способы решения типичных задач, соответствующая убежденность, специфические эмоциональные отношения к тем или иным сторонам действительности, касающиеся людей, групп, коллективов, процесса и средств труда. В конечном счете на первый план у специалиста может выступать не сама по себе общая идея, а эмоциональная реакция на то или иное явление, событие или, наоборот, безучастное отношение и пр. Полагаем, что кратко характеризуемые ниже и очень условно обозначенные варианты указанного рода подходов помогут изучающему психологию труда лучше осознать основания и точнее выстраивать тактики, стратегии своей деятельности по оптимизации "человеческих факторов" в жизни общества.

1. Идеал "легкого труда". История труда есть, в частности, история освобождения человека от "пота", тягот, "докуки"

(вопросы эксплуатации человека человеком относятся к области социально-экономических наук; нашему читателю они должны быть достаточно ясны, и мы здесь их не рассматриваем). Труд всегда был труден, а подчас и невыносимо тяжел. И не случайно распространенная картина управляющего общественного идеала, например, в христианской религии – картина загробного "рая", рисует людям блаженную жизнь вообще без труда. Для человека, принужденного к тяжелой, изматывающей работе, такой идеал может быть привлекательным.

Но странное дело: будучи высвобождены от борьбы за кусок хлеба, люди начинают "просто так" штурмовать горные вершины, спортивные снаряды, лезть на скальные стенки, "до седьмого пота" репетировать концертный гопак или готовиться к полету в космос. А специальные гиподинамические эксперименты (связанные с вынужденным многосуточным "бездельем", ограничением движений) показывают, что в отсутствии труда нет ни малейшего "блаженства". Наоборот, состояние бездеятельности психологически невыносимо для нормального здорового человека, не говоря уже о том, что оно вредно для здоровья в целом. Поэтому не следует думать, что задача психологии труда и связанных с ней областей науки и техники, стоящих на страже благ для "человеческого фактора", состоит именно в поисках путей и средств бесконечного "облегчения труда", изживания его как чего-то нежелательного.

Так, например, известно, что после существенной автоматизации рабочего места станочника труд его, конечно, облегчается. Но иному человеку становится при этом работать невмоготу:

неинтересно, не о чем самостоятельно подумать, не к чему руки приложить – станок с числовым программным управлением почти все делает "сам" и притом быстрее человека. Скучно, даже обидно: для чего столько лет учился, набирался опыта, становился "асом"? И человек рвется на другое рабочее место – в инструментальный, ремонтный цех, в гараж, туда, где ему придется думать над нестандартными и, следовательно, интересными задачами, хотя это и трудно. Не трудности и тяжести работы сами по себе, а ее психологическая бессодержательность и субъективная бессмысленность, отсутствие возможности "подумать и сделать" отталкивают человека, снижают его трудовую активность. Поэтому, замышляя, проектируя новое оборудование, новые трудовые посты, рабочие места, важно позаботиться о той зоне самостоятельности – зоне неопределенности, оставляемой на здравое разумение работника, без которой работа не может быть привлекательной.

Основные составляющие психологической "начинки" труда – обдумывание, построение образа будущего продукта, результата, эффекта, способов его получения в наилучшем варианте, положительные эмоциональные переживания и от сознания ценности результата труда, и от самого процесса работы, от своих умелых действий (пусть это действия по наблюдению, как, скажем, у летчика-наблюдателя лесного или рыбного хозяйства или контролера ткани на ткацкой фабрике), удовлетворение от личного вклада в общее дело и от складывающихся межлюдских отношений в связи с трудом (будь то улыбка мастера или штамп контролера ОТК, если речь идет о токаре, или аплодисменты слушателей, если речь идет о труде пианиста-исполнителя).

Материальное производство входит в систему жизнеобеспечения общества, и логика его подчас сурова – есть необходимость и в тяжелых так называемых "физических" работах (на самом деле любое исполнение обслуживается познанием, и чисто "физической" работы быть не может), и работах в условиях тягостного однообразия. В этом случае перед психологом могут стоять двоякого рода задачи. Важное значение имеет тщательное изучение действий, операций, функций работающего человека, чтобы, в частности, на этой основе можно было выделить те, которые целесообразно в будущем передать машине, технике. Вопрос о распределении и перераспределении функций между человеком и техническими средствами его труда далеко не прост, и мы к нему не раз вернемся. В первую очередь передают технике функции человека, требующие больших затрат физической силы, энергии, однообразно и часто повторяющиеся, выполняемые в неблагоприятной среде. Наряду с изучением операционального состава трудовой деятельности важная задача психолога состоит в том, чтобы помогать работникам, в особенности начинающим, насыщать труд полезным внутренним смыслом: промежуточными привлекательными целями, умственными операциями по анализу способов своей работы, положительными эмоциональными переживаниями в связи с перспективным и системным осмыслением тех или иных сторон работы, трудового жизненного пути.

И еще: в психологии доказано и приобрело силу аксиомы утверждение о том, что психика проявляется и формируется в деятельности. Развитие личности и, в частности, способностей

человека происходит не в любой активности, но в деятельности, нормально напряженной за счет инициативы, мотивов (простая внешняя стимуляция такого эффекта не дает, ибо в таком случае труд "из-под палки" был бы благоприятным для развития личности, а это не подтверждается историей). Под нормально напряженной деятельностью мы понимаем здесь такую, которая осуществляется глубоко заинтересованным, "любящим дело" человеком (напряженность здесь – следствие не стечения внешних обстоятельств или чьего-либо "нажима", но оптимального сочетания мотивов разного уровня – от переживания приятности самого процесса, например труда, до понимания его значения для человечества). "Легкий труд", граничащий с бездельем, был бы условием, крайне неблагоприятным для решения задач разностороннего, гармоничного развития человека. Идеал "легкого труда" не согласуется с идеалом человека будущего. Одна из задач психологии состоит в том, чтобы исследовать и помогать человеку строить оптимальную мотивацию и содержательную насыщенность своего труда (подчеркиваем: речь идет не об утонченном искусстве "погонять других", а о путях и средствах регуляции мотивов, которыми психолог помог бы вооружиться человеку как субъекту труда, т. е. системе саморегулирующейся, "самочинной").

2. Наивный антиэнтропизм. Человеку свойственно упорядочивать, перестраивать окружающую среду по своему разумению, замыслу, "образу и подобию". Более того, поскольку психика возникла в ходе эволюции живых существ как регулятор взаимодействия организма и сложной изменчивой среды, как регулятор поведения в такой среде, то совершенно не случайно, что акты успешного регулирования и управления, принятия и реализации хороших решений разных уровней сопровождаются положительными эмоциональными переживаниями. Даже если общаясь с двухлетним ребенком, вы будете в ответ на какие-либо его движения или звуки совершать всякий раз определенные действия (скажем, выглядывать из-за шторки или прятаться, вставать, садиться или просто явно "вздрагивать"), то дитя непременно будет много раз повторять свои "управляющие команды" и обнаруживать признаки несказанного удовольствия от их успеха. Фигурально выражаясь, нервная система не только может (для того она природой и создана), но и "любит" управлять, преодолевать неопределенность.

В отношении мира вещей идея господства, власти человека над природой с давних времен культивировалась людьми как в высшей степени ценная, стимулирующая естествоиспытателей, работников науки и техники. Лишь в самое последнее время это "господство" стало давать опасные видимые многим следствия экологического порядка, и стали говорить о том, что лучше бы "сотрудничать" с природой, чем господствовать над ней, ибо ее, оказывается, можно и погубить; в результате возникло, как всем известно, мощное общественное движение, направленное на охрану природной среды и связанное с терминами "экология", "экологичность".

Что касается управления людьми, то "удовольствию власти" давно уже ставятся разного рода идеологические, научные, моральные и юридические пределы, и высшей ценностью людей труда была и остается борьба за свободу, свободный труд. Мы не будем здесь касаться социально-экономической и политической стороны дела, относительно которой, полагаем, читатель имеет свою точку зрения. Однако заслуживает внимания чисто психологическое обстоятельство, состоящее в том, что в условиях стихийного развития личности как подрастающего, так и взрослого человека могут очень легко сложиться, закрепиться нежелательные черты характера, связанные с отношением к людям, к стороннему человеку и проявляющиеся в недостаточно осознанном ("натуральном") властолюбии. Оно обнаруживается вовсе не обязательно в стремлении к роли официального или как-то признанного руководителя, организатора, а просто в "наивно-честной" позиции по отношению к любым сторонним людям: в попытках бесконечно упорядочивать, регламентировать поведение, например, детей или взрослых, вводить не оправданные целью "порядки", "запреты" и "разрешения", культивировать и ценить стихию послушания и единообразия людей, навязывать им цели, предписывать правила, принципы поведения и хотя бы "ворчать" при их нарушении и т.п.

Оборотной стороной такого типа активности является душеведческая слепота (о ней подробнее будет сказано чуть ниже) – неспособность взглянуть на мир с какой-либо иной позиции, кроме своей, которая интуитивно понимается как единственно возможная и верная, "истинная". С этим не случайно связаны недоверие к разуму и самостоятельности других людей, недооценка самой идеи о том, что другие люди нуждаются в определенной "зоне самостоятельности" и что без этого им просто трудно жить. Применительно к области собственно труда это проявляется в неуемной жажде составлять предписания, полностью регламентирующие не только действия, но и отдельные движения работающих, например, в материальном производстве. Великий сатирик XIX в. М.Е. Салтыков-Щедрин едко высмеял "непреоборимую наклонность к законодательству" в образе одного из своих отрицательных персонажей, составлявшего по всякому поводу предписания – "о добропорядочном пирогов печении" и др. Социальной нормой, ставящей пределы тенденции описанного рода, должно быть формальное признание некоторой "зоны неопределенности" в труде, оставляемой на "произволение" "смышленого" (М.В. Ломоносов) человека, занятого тем или иным делом. Без этого не только закономерно губится актуальная (в данный момент) инициатива, активность занятого трудом человека, но и создаются неблагоприятные предпосылки развития подрастающих поколений, ведущие к возникновению либо пассивности, либо ложнонаправленной активности. Одна из задач психологии в связи со всем сказанным – находить и помогать строить условия, способствующие социально ценной инициативе, самоопределению и самостоятельности человека в труде.

3. Душеведческая "слепота". Чтобы думать о психике стороннего человека, принимать ее в расчет (не говоря уже о том, чтобы "сопечалиться человеку и совеселиться ему" – А.Н. Радищев), надо ее, как минимум, мысленно выделять, а также "удерживать в голове" представление о ней. Это отнюдь не просто и это не простая функция от чтения научных психологических текстов. Даже образ вещественного наглядного предмета, отсутствующего перед глазами, представить себе не всегда легко, если он нам более или менее безразличен (попробуйте, не глядя на ваши часы, изобразить форму и детали циферблата, форму каждой цифры, цвет его элементов – не все получится точно, правдиво, а кое-что и не вспомнится совсем). Еще труднее построить в голове – в своем сознании – образ ранее не виденного предмета, который только еще предстоит сделать (как будет выглядеть комната, если переставить или заменить в ней мебель, как будет выглядеть и будет ли удобна не сшитая еще пока рукавица и пр.). И уже совсем нелегко детально, ясно и правдиво представить такую реальность, как психика, внутренний мир другого человека. Психика (и, в частности, область психических регуляторов труда) имеет по крайней мере три особенности, делающие ее не слишком удобным и легким предметом рассмотрения. Они состоят в следующем (читатель, имеющий общепсихологическую подготовку, может перейти далее сразу к п. 4).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ю. Г. Волков И. В. Мостовая социология под редакцией проф. В. И. Добренькова Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Учебник отличается интегральным решением учебных задач, мотивационным построением текста, современным «многослойным» изложением, позволяющим последовательно и углубленно формировать тезаурус в области социологического зна­ния Содержание
  2. Е. Л. Григоренко психогенетика под редакцией И. В. Равич-Щербо Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    ISBN 5-75 7-0 3 - Первый на русском языке учебник по психогенетике для студентов университетов и пединститутов. В доступной и систематизированной фор- ме излагаются необходимые базовые сведения по общей генетике, эмпи- рическим и
  3. Учебник (4)

    Учебник
    Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности «Социальная работа»
  4. Р. С. Немов основы психологического консультирования рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник (1)

    Учебник
    Книга является первым издаваемым в нашей стране вузовским учебником по психологическому консультированию и соответствует курсу по данной дисциплине, на базе которой готовят практических психологов.
  5. Р. С. Немов основы психологического консультирования рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник (2)

    Учебник
    Книга является первым издаваемым в нашей стране вузовским учебником по психологическому консультированию и соответствует курсу по данной дисциплине, на базе которой готовят практических психологов.

Другие похожие документы..