Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В рамках Форума 2 декабря 2011 г. планируется проведение конференции для преподавателей: «Cоцио-гуманитарное знание в условиях трансформации общества...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится «16» марта 2012 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета Д. 212.101.03 при Кубанском государственном университете по адресу: ...полностью>>
'Документ'
Некоммерческие организации, иные лица имеют право на обжалование действий и (или) бездействия государственных служащих Минюста России (территориальны...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится «_17_» сентября 2009 г. в _14_часов на заседании Совета Д212.232.10 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петерб...полностью>>

Физика и технология

Главная > Тезисы
Сохрани ссылку в одной из сетей:



13-я НАУЧНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ ШКОЛА

ПО ТВЕРДОТЕЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОНИКЕ

ФИЗИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

МИКРО- И НАНОСИСТЕМ

Тезисы докладов

12 – 13 ноября 2010 г.

Санкт-Петербург

2010

МИНОБРНАУКИ РОСИИ



Российская академия наук



Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет “ЛЭТИ”



Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе РАН



Институт химии силикатов им. И.В. Гребенщикова РАН



13-я НАУЧНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ ШКОЛА

ПО ТВЕРДОТЕЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОНИКЕ

ФИЗИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

МИКРО- И НАНОСИСТЕМ”

Тезисы докладов

12 – 13 ноября 2010 г.

Санкт-Петербург

(г. Зеленогорск)

Санкт-Петербург

2010

13-я НАУЧНАЯ МОЛОДЕЖНАЯ ШКОЛА

ПО ТВЕРДОТЕЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОНИКЕ

ФИЗИКА И ТЕХНОЛОГИЯ МИКРО- И НАНОСИСТЕМ”

Организационный комитет:

проф. Ю.М. Таиров, д.т.н., кафедра МЭ, СПбГЭТУ - председатель,

проф. В.А. Мошников, д.ф.-м.н., кафедра МЭ, СПбГЭТУ – зам. председателя,

проф. А.Г. Забродский, д.ф.-м.н., член-корр. РАН, директор ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН,

проф. В.В. Лучинин, д.т.н., зав. кафедрой МЭ, директор ЦМИД, СПбГЭТУ,

проф. А.В. Соломонов, д.ф.-м.н., декан факультета электроники, СПбГЭТУ,

проф. Е.И. Теруков, д.т.н., зав. лабораторией ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН,

С.В. Иванов, д.ф.-м.н., ведущий научный сотрудник ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН,

проф. В.П. Афанасьев, д.т.н., зав. кафедрой КЭОП, СПбГЭТУ,

проф. Юртов Е. В., член-корр. РАН, д.х.н., РХТУ им. Д.И. Менделеева;

проф. Жабрев В.А., член-корр. РАН, д.х.н., ИХС им. И.В. Гребенщикова РАН.

Ученый секретарь конференции:

А.Н. Кривошеева, к.т.н., доцент каф. МЭ СПбГЭТУ, научный сотрудник ЦМИД.

13 я научная молодежная школа по твердотельной электронике "Физика и технология микро- и наносистем" посвящается решению актуальных задач современной микро- и наноэлектроники, микро- и нанодиагностики, микро- и нанотехнологии, физики твердого тела. Ее цель – развитие творческой активности студентов и аспирантов, сохранение и развитие единого научно-образовательного пространства, установление контактов между будущими коллегами. В рамках школы выступят ведущие специалисты Национальной Академии наук Белоруссии, Университета Париж-Суд, Института общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова РАН, ФТИ им. А.Ф. Иоффе РАН, СПбГЭТУ «ЛЭТИ», а также студенты и аспиранты, проводящие научные исследования в области микро- и нанотехнологии.

Школа проводится при поддержке гранта РФФИ в рамках программы «Мобильность молодых ученых», проект 10-08-06814-моб_г (ГРКФ/МЭ-122).

Ответственные за выпуск: проф. В.А. Мошников,

доц. А.Н. Кривошеева

Пленарные доклады

12 ноября 2010 г.

г. Зеленогорск, "Гелиос-отель", конференц-зал, начало в 10.00

В.А. Лабунов Массивы Углеродных Нанотрубок и Композитных Структур на их основе, синтезированные инжекционным CVD методом. Их магнитные, экранирующие и эмиссионные свойства

Patrick G. Soukiassian. NANOSCIENCE AT EPITAXIAL GRAPHENE/SILICON CARBIDE SURFACES AND INTERFACES

П.Н. Дьячков ЭЛЕКТРОННАЯ СТРУКТУРА НАНОТРУБОК И МОЛЕКУЛЯРНАЯ ЭЛЕКТРОНИКА

13 ноября 2010 г.

г. Зеленогорск, "Гелиос-отель", конференц-зал, начало в 10.00

А.Я. Вуль Детонационные наноалмазы как новая углеродная структура для нанотехнологии

А. Н. Алешин ПОЛИМЕРНЫЕ НАНОПРОВОДА И КОМПОЗИТЫ ПОЛИМЕР-НЕОРГАНИЧЕСКИЕ НАНОЧАСТИЦЫ: ОТ КВАЗИ-1D К 0D СТРУКТУРАМ

Ю.М. Таиров Об организации производства объемных монокристаллов карбида кремния и эпитаксиальных структур на его основе для электронной компонентной базы нового поколения

Массивы Углеродных Нанотрубок и Композитных Структур на их основе, синтезированные инжекционным CVD методом. Их магнитные, экранирующие и эмиссионные свойства

В.А. Лабунов

Белорусский Государственный Университет Информатики и Радиоэлектроники

Индустриально развитые страны связывают начало ХХI века с построением общества, основанного на знаниях (Knowledge Based Society). В этом обществе все возрастающую роль будут играть информационные технологии (ИТ). “Сердцем” ИТ является и очевидно еще несколько десятилетий будет оставаться микроэлектроника (МЭ).

Именно в начале ХХI века начался процесс перехода традиционной (кремниевой) микроэлектроники в наноэлектронику - бурно развивающуюся отрасль, которая будет играть важнейшую роль в развитии новых поколений информационных и телекоммуникационных систем. Этот переход осуществляется двумя путями:

-уменьшением размеров элементов кремниевых интегральных микросхем (ИС) (переход «сверху вниз» («top down»)) и

-добавлением специальных функций к кремниевым ИС за счет комбинации с 0D, 1D, 2D или даже 3D наноструктурами (переход «снизу вверх» («bottom up»)).

Среди этих наноструктур особый интерес представляют различные аллотропные молекулярные формы углерода, наиболее распространёнными из которых являются фуллерены (0D), нанотрубки (1D), графен (2D), графит (3D) и алмаз (3D).

Из всех аллотропных форм углерода наибольший интерес представляют углеродные нанотрубки (УНТ). Буквально в последнее время мгновенно взошедшей звездой на горизонте наноэлектроники стал графен, представляющий собой плоский монослой атомов углерода, плотно упакованных в двухмерную (2D) гексагональную решётку и обладающий высокими механической прочностью, теплопроводностью и подвижностью носителей тока при комнатной температуре. За его открытие и исследования в 2010 г. присуждена Нобелевская премия.

Различные аллотропные формы углерода рассматриваются как наиболее многообещающая альтернатива для замены ряда материалов, используемых в современной микроэлектронике, и, более того, для перехода к углеродной наноэлектронике.

В настоящем докладе излагаются результаты проведенных в Белорусском Государственном Университете Информатики и Радиоэлектроники комплексных исследований по формированию инжекционным CVD методом массивов вертикально-ориентированных УНТ, композитных наноструктур на их основе с использованием других аллотропных форм углерода и структурированных массивов УНТ, получаемых за счёт селективного роста на металл/полупроводник/ диэлектрик поверхностях. Описываются созданное специализированное оборудование; результаты исследования кинетики роста массивов УНТ, их морфологии, фазового и элементного состава и кристаллической структуры; магнитных, экранирующих электромагнитное излучение (ЭМИ) и эмиссионных свойств; установленные закономерности и развитые механизмы их формирования, для создания элементной базы новых поколений изделий микро- и наноэлектроники, МЭМС/НЭМС, в частности магнитных устройств записи, хранения и обработки информации, экранов ЭМИ и электронно-полевых эмиттеров для различных применений.

NANOSCIENCE AT EPITAXIAL GRAPHENE/SILICON CARBIDE
SURFACES AND INTERFACES

Patrick G. Soukiassian 1,2

1 Commissariat à l’Energie Atomique et aux Energies Alternatives, Saclay, France

2 Université de Paris-Sud, Orsay, France

Nanoscale defects, electronic properties and nanochemistry at epitaxial graphene/silicon carbide (SiC) surfaces and interfaces (Si and C-faces), are investigated by synchrotron radiation-based photoemission & absorption spectroscopy, scanning tunneling microscopy & spectroscopy (STM/STS) and low energy electron microscopy (LEEM). SiC and graphene are advanced semiconductors having figures of merit scaling well above those of well-established semiconductors. SiC is a wide band gap semiconductor (2.4-3.3 eV depending on the polytype). Strain/stress minimization is the driving force in SiC surface/interface organization leading to complex surface atomic structures and nano-objects, including sp2 or sp3 surface transformation. In addition to many other interesting features, SiC appears to be a very suitable substrate for epitaxial graphene growth. Graphene, a single atomic layer of graphite, is a semimetal or a “zero” band gap semiconductor. It could be exfoliated from graphite or epitaxialy grown on a substrate such as SiC by Si depletion at elevated temperatures. Graphene exhibits outstanding transport properties, with carriers moving at zero mass and constant velocity just like photons, leading to linear electronic structure dispersion forming Dirac cones. Also, graphene is the material having the highest mechanical resistance ever measured.

In this presentation, a special emphasis will be put on epitaxial graphene electronic properties, graphene/SiC interface investigation and hydrogen atoms interaction with graphene and SiC substrate surface and interface. These investigations are performed on SiC(000-1) C-face and SiC(0001) Si-face. The graphene on Si-face SiC substrate has been epitaxially grown using the furnace method (CSIC-CNM, Barcelona, Spain). Photoemission measurements (performed at the Synchrotron SOLEIL Cassiopée and Tempo beam lines) show that the electronic structure of epitaxial graphene grown on such a SiC Si-face substrate exhibits a gap. Hydrogen atoms interact at the graphene/SiC interface and at the SiC surface leading to selective doping, band-gap change and to C-layer decoupling from the SiC surface. At the graphene/SiC interface, the results reveal nano-objects forming mesas with steep sides suggestive of C nanotubes resulting in electronic interface states that could possibly be detrimental to the carrier mobility. Nano-cracks are found at the SiC surface with the graphene layer going deep into the crack without any disruption, further evidencing its high mechanical resistance. Furthermore, in strong contrast to the nano-objects, these nano-cracks do not induce electronic interface states. The different mechanisms at the origin of these features will be discussed. The results directly impact the engineering of surface/interface properties.

Program supported by Agence Nationale de la Recherche (ANR) of France and by the Partner University Funds (PUF) from the French Embassy in the U.S.A.

ЭЛЕКТРОННАЯ СТРУКТУРА НАНОТРУБОК И МОЛЕКУЛЯРНАЯ ЭЛЕКТРОНИКА

П.Н. Дьячков

Институт общей и неорганической химии РАН, 119991 Москва

Одним из наиболее привлекательных направлений использования нанотрубок является наноэлектроника. Благодаря малым размерам, разнообразным электрическим, оптическим и магнитным свойствам, механической прочности и химической стабильности нанотрубки являются уникальным материалом для производства рабочих элементов электронных устройств. В первой части лекции описаны такие устройства. В качестве двух примеров рассмотрим, как работает нанотрубка в нанодиоде и нанотранзисторе.

Нанодиод. Цилиндрические неизогнутые нанотрубки образуются из повторяющихся углеродных шестиугольников. Если два углеродных шестиугольника заменить пятиугольником и семиугольником, как показано на рис. 1, нанотрубка изогнется. С разных сторон относительно изгиба ориентация углеродных шестиугольников оказывается различной. Но с изменением ориентации шестиугольников по отношению к оси нанотрубки меняются ее электрические свойства. Как показывают квантовомеханичесие расчеты и эксперимент для приведенного на рис. 1 случая слева относительно изгиба нанотрубка должна быть металлической, а справа - полупроводниковой. Таким образом, эта изогнутая нанотрубка должна представлять собой, так называемый, гетеропереход металл-полупроводник молекулярного размера. Если рассматривать данные куски нанотрубки изолированно, с разных сторон относительно изгиба электроны обладают разной энергией. На стыке из-за нарушения регулярного повторяющегося чередования химических связей возникает барьер для движения электронов.

Рис. 1. Влияние дефекта семиугольник-пятиугольник на геометрию нанотрубки (а) и энергию подвижных электронов (б).

Электрический ток в таком переходе течет только в том случае, если электроны перемещаются из области нанотрубки с большей энергией в область с меньшей энергией. Иначе говоря, ток может течь только в одном направлении. «Одностороннее» прохождение тока через нанотрубку с изгибом используется для создания выпрямляющего диода – одного из основных элементов электронных схем (рис. 2). В таком диоде нанотрубка лежит на непроводящей (кварцевой) подложке в контакте с двумя сверхтонкими проводами из золота или платины. Вольтамперная характеристика для такой системы – нелинейная. Ток через нанотрубку резко возрастает после достижения порогового значения напряжения смещения V, равного + 2 В, приложенного к полупроводниковому концу гетероперехода, а при изменении полярности напряжения смещения ток через систему не идет (рис. 3). Если к подложке, приложить положительное напряжение Vg, пороговое значение напряжения смещения возрастет, а при отрицательном Vg – уменьшается. В целом, изменение Vg сопровождается смещением вольтамперной характеристики по оси V. Наилучшим образом такая система работает как диод при Vg =  4 В.

Рис. 2. Схема выпрямляющего диода на изогнутой нанотрубке со структурным дефектом пятиугольник-семиугольник. Нанотрубка лежит на непроводящей (кварцевой) подложке в контакте с двумя сверхтонкими проводами.

Рис. 3. Вольтамперная характеристика диода на изогнутой нанотрубке.

На основе соединения двух нанотрубок можно конструировать и нанорезисторы. Например, при соединении двух металлических нанотрубок с сопротивлением при комнатной температуре 56 и 101 кОм выпрямляющий диод не образуется, но получается нанотрубка со значительно большим сопротивлением 608 кОм и сильной температурной зависимостью сопротивления; оно возрастает на порядок при понижении температуры до 50 К.

Транзистор. На основе полупроводниковых и металлических нанотрубок удалось сконструировать транзисторы, работающие при комнатной и сверхнизкой температуре. Транзисторы (триоды)  электронные устройства, на перенос заряда через которые оказывает сильное влияние внешнее управляющее электрическое поле, что используется в усилителях электрического сигнала, переключателях и т.п.

Обсудим транзистор на полупроводниковой нанотрубке (рис. 4). В таком транзисторе электрическое поле управляет концентрацией носителей в зонах делокализованных состояний.

Рис. 4. Схема транзистора на полупроводниковой нанотрубке. Нанотрубка лежит на непроводящей (кварцевой) подложке в контакте с двумя сверхтонкими проводами, в качестве третьего электрода (затвора) используется кремниевый слой.

В полупроводниковой нанотрубке занятые электронные состояния отделены от незаполненных проводящих электронных состояний энергетической щелью  запрещенной зоной. Из-за наличия этой щели при обычных условиях концентрация носителей в зонах мала, и нанотрубка обладает высоким сопротивлением. При подаче на третий электрод (затвор) электрического потенциала Vg в области нанотрубки возникает электрическое поле, и ширина щели меняется. Включение отрицательного потенциала затвора Vg приводит к возрастанию, а положительного – к убыванию тока через нанотрубку. При Vg около  6 В нанотрубка становится металлической. При Vg = + 6 В ток через нанотрубку равен нулю. При комнатной температуре проводимость полупроводниковой одностенной нанотрубки при варьировании Vg меняется на шесть порядков.

Метод линеаризованных присоединенных цилиндрических волн (ЛПЦВ) изложен во второй части лекции. Этот метод расчета электронной зонной структуры нанотрубок развивается в лаборатории квантовой химии ИОНХ РАН, начиная с 1999 г. [1, 2]. Мы исходим из одноэлектронной модели, и задача расчета электронных уровней сводится к решению одноэлектронного уравнения Шредингера. Для построения электронного потенциала используется приближение локальной плотности для обменного взаимодействия. Каждый атом системы окружается сферой, где потенциал считается сферически симметричным, а в пространстве между сферами он считается постоянным и выбирается за начало отсчета энергии. В нанотрубках движение электронов ограничено цилиндрическим слоем толщиной порядка удвоенного атомного ван-дер-ваальсова радиуса элементов, что учитывается введением двух непроницаемых для электронов цилиндрических барьеров: внешнего и внутреннего. Электронный спектр системы определяется свободным движением электронов в межатомном пространстве между цилиндрическими барьерами и рассеянием электронов на атомных центрах [3 - 5].

В рамках метода ЛПЦВ зонные структуры и плотности электронных состояний изолированных нехиральных одностенных углеродных нанотрубок были изучены в работах [3, 4, 6, 7]. Результаты расчетов были использованы для предсказания взаимного расположения заполненных и вакантных уровней в зависимости от диаметра и ориентации углеродных шестиугольников относительно оси нанотрубок. В частности, для полупроводниковых нанотрубок (n, 0) предсказаны осцилляции ширины запрещенной зоны как функции диаметра нанотрубок, что находит подтверждение в оптических спектрах нанотрубок.

Для понимания работы электронных элементов, состоящих из одностенной нанотрубки, погруженной в полупроводниковую матрицу, в работах [8, 9] был рассмотрен вопрос о том, каким образом взаимодействие с кристаллическим окружением может изменить зонную структуру нехиральной нанотрубки. При этом учитывалась возможность туннелирования электронов из нанотрубки в матрицу, которая считалась однородной средой с постоянным потенциалом. Установлено, что делокализация электронов металлической нанотрубки в область матрицы сохраняет ее металлические свойства, но приводит к сдвигу состояний в высокоэнергетическую область и росту плотности состояний на уровне Ферми. В полупроводниковых нанотрубках под влиянием матрицы происходит их металлизация.

Двустенные нанотрубки – это простейший случай многостенных. Они состоят из двух концентрических цилиндрических графеновых слоев с сильной ковалентной связью между атомами углерода внутри каждого слоя и слабым ван-дер-ваальсовым взаимодействием между слоями. С точки зрения наноэлектроники двустенные нанотрубки интересны тем, что они являются молекулярными аналогами коаксиальных кабелей. Электронное строение нехиральных двустенных нанотрубок было изучено в работе [10]. При этом учитывалась возможность туннельного обмена электронами между стенками. Отмечено, в частности, что межслоевое взаимодействие приводит к более сильному возмущению зонной структуры внутренней стенки по сравнению с внешней.

Существенный шаг в развитии метода ЛПЦВ сделан в работе [11], где реализован метод расчета электронных спектров хиральных нанотрубок. При этом учтены их винтовая и вращательная симметрия, благодаря чему резко повысилась сходимость электронных состояний в зависимости от числа базисных функций.

Один из способов химической модификации углеродных нанотрубок – допирование, т.е. замена некоторых атомов углерода на другие элементы. Методом ЛПЦВ электронные свойства углеродных нанотрубок, содержащих в качестве примеси замещения атомы N, B, O, исследованы в работе [12], а в работах [1, 2] рассчитаны дисперсионные кривые и плотности электронных состояний нанотрубок, интеркалированных переходными металлами.

Нанотрубки на основе гексагонального нитрида бора являются широкозонными материалами, ширина запрещенной зоны которых составляет 4,5 - 5,5 эВ и почти не зависит от их диаметра и хиральности [13]. В этом состоит существенное отличие бор-азотных нанотрубок от углеродных. Однако все это справедливо для иде­альных нанотрубок – наличие дефектов упаковки, как показано в работах [14 - 16], мо­жет существенно изменить их физические свойства, иногда ограничивая, а в некоторых случаях – расширяя возможности их применения. Собственные примеси за­мещения, отвечающие присутствию атома бора в по­зиции азота BN или, наоборот, азота в позиции бора Nb, являются простейшими и наиболее важными дефектами, которые легко образуются в процессе синтеза нанотрубок. Показано, что присутствие таких дефектов оказывает существенное влияние на зонную структуру BN-нанотрубок. В области запрещенной зоны образуется полоса дефектов, приводящая к резкому уменьшению ширины запрещенной зоны. К сходному эффекту приводит и наличие изоэлектронных примесей, например, замещение некоторых атомов N на P или As.

Наши последние результаты связаны с разработкой подхода, который позволяет рассчитать электронную структуру нанотрубок с изолированными «точечными» дефектами. В зонной теории нанотрубок центральной задачей было нахождение волновых функции и собственных энергий как решений уравнения Шрёдингера. Поскольку в системе с одиночным точечным дефектом исчезает трансляционная симметрия, становится невозможно описание системы в терминах блоховских функций, целью теории становится прямой расчет плотности электронных состояний в окрестности дефектов с использованием формализма метода функций Грина в сочетании с методом ЛПЦВ [19].

Публикация [20] максимально полно отражает содержание всей лекции.

Работа выполнена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 – 2013 годы.

1. Дьячков П.Н., Кепп О.М., А.В. Николаев. // Докл. РАН. 1999. Т. 365, №2. С. 215.

2. Дьячков П.Н., Кирин Д.В. // Докл. РАН. 1999. Т. 369. №5. С. 639.

3. D’yachkov P.N., Kepp O.M. // Science and Application of Nanotubes, / Eds D. Tomanek and R.J. Enbody (Kluwer Academic / Plenum Publishers. New York, 2000), Р. 77.

4. D’yachkov P.N. and Kirin D.V. // Ital. Phys. Soc., Conf. Proc. 2000. V. 74. P. 203.

5. D’yachkov P.N. // Encyclopedia of Nanoscience and Nanotechnology, / Eds H.S. Nalwa. American Scientific Publishers, V. 1. P. 191, 2004.

6. D’yachkov P.N., Hermann H., and Kirin D.V. // Appl. Phys. Lett. 2002. V. 81. P. 5228.

7. D’yachkov P.N. and Hermann H. // J. Appl. Phys. 2004. V. 95. P. 399.

8. Дьячков П.Н., Макаев Д.В. // Докл. РАН. 2005, Т. 402, №6. С. 785.

9. D’yachkov P.N. and Makaev D.V. // Phys. Rev. B. 2005. V. 71. P. 081101(R).

10. D'yachkov P.N. and Makaev D.V. // Phys. Rev. B. 2006. V. 74. P. 1554428.

11. D'yachkov P.N. and Makaev D.V. // Phys. Rev. B. 2007. V. 76. P. 057743.

12. Никулкина А.В., Дьячков П.Н. // Журн. неорган. химии. 2004. Т. 49. 3. С. 481.

13. Кирин Д.В., Дьячков П.Н. // Докл. РАН. 2000. Т. 373, 3. С. 344.

14. Головачева А.Ю., Дьячков П.Н. // Письма в ЖЭТФ. 2005. Т. 82. С. 834.

15. Романов А.С., Макаев Д.В., Дьячков П.Н. // Письма в ЖЭТФ. 2008. Т. 87. №1. С. 56.

16. D’yachkov P.N. and Makaev D.V. // J. Phys. Chem. Solids. 70, 180 (2009).

17. Лисенко А.А., Дьячков П.Н. // Журн. неорган. химии. 2009. Т. 54 C. 1355.

18. Романов А.С., Лисенко А.А., Силенко П.М., Дьячков П.Н. // Письма в ЖЭТФ. 89, 658 (2009).

19. D'yachkov P.N., Kutlubatv D.Z, and Makaev D.V. // Phys. Rev. B. 2010. V. 82. P. 034526.

20. Дьячков П.Н. Электронная структура и применение нанотрубок. М.: Бином - Лаборатория знаний. 2010. 430 с.

Детонационные наноалмазы как новая углеродная структура для нанотехнологии

А.Я. Вуль

Физико-технический институт им.А.Ф.Иоффе РАН

alexandervul@mail.ioffe.ru

Развитие нанотехнологии требует производства дисперсных частиц материала с характерными размерами в единицы нанометров. Синтетические алмазные частицы, получаемые стандартным методом синтеза из графита позволяют получать алмазные кристаллы в диапазоне размеров от единиц до сотен микрометров. Детонационные наноалмазы (ДНА) имеют размеры кристаллического алмазного ядра около 4 нм. Они синтезируются при детонации сильных взрывчатых веществ в замкнутом объеме непосредственно из атомов углерода используемых взрывчатых веществ.

В докладе дан краткий обзор технологии, основных свойств и применений ДНА [1]

В силу хорошо известного свойства агрегации наноразмерных частиц в кластеры субмикронных размеров, вследствие высокой удельной поверхностной энергии, оказывается трудным выделить «первичные» 4 нм алмазные кластеры. Недавно был предложен эффективный метод получения стабильных водных суспензий 4 нм частиц путем размельчения ДНА агрегатов в шаровой мельнице с микроразмерными шарами двуокиси циркония. Однако в процессе такого размельчения на поверхности частицы образуется фуллереноподобная оболочка, которая объясняет необычно высокую вязкость и черный цвет суспензии [2].

Наряду с уже достаточно широким применением ДНА для финишного полирования и металл-наноалмазных покрытий, приготовления полимер-наноалмазные композиций, в последнее время все больше рассматриваются и другие возможности. К ним можно отнести: разработку композитов с высокой теплопроводностью для электронных приборов [3], полевых эмиттеров электронов [4], использование наноалмазов в качестве прекурсоров для роста CVD алмазных пленок [5], создание новых магнитных материалов и материалов для биомедицинских применений [6].

В докладе обсуждаются эти применения ДНА и анализируются их перспективы.

  1. Vul’ A.Ya., Aleksenskiy A.. E., Dideykin A.. T. Detonation nanodiamonds: Technology, properties and applications. In: Nanosciences and Nanotechnologies, Eds. V. Kharkin, Chunli Bai, Sae-Chul Kim. Encyclopedia of Life Support Systems (EOLSS) UNESCO, EOLSS Publishers, Oxford, UK () (2009).

  2. Eidelman, E.D., Siklitsky, V.I., Sharonova, L.V., Yagovkina, M.A., A. Ya Vul’, Takahashi, M., Inakuma, M., Ozawa, M., Ōsawa, E. A stable suspension of single ultrananocrystalline diamond particles. Diamond and Related Materials, 14, p.1765 (2005).

  3. Kidalov S. V., Shakhov F. M.. Thermal Conductivity of Diamond Composites. Materials 2, 2467-2495 (2009).

  4. Vul’ A. Reich K, Eidelman E. Terranova M.L., Ciorba A., , Orlanducci S., Sessa V., Rossi M. A Model of Field Emission from Carbon Nanotubes Decorated by Nanodiamonds. Advanced Science Letters, 3, 1–8 (2010).

  5. Feoktistov N A, Golubev V G, Grudinkin S A, Perova T S, Moore R A, and Vul' A Y Optical properties of diamond films grown by MPCVD method with alternating nanodiamond injection Proc. SPIE 5824, 157 – 66 (2005).

  6. Aleksenskiy A., Baidakova M., Osipov V., Vul’ A. The Fundamental Properties and Characteristics of Nanodiamonds. In: “Nanodiamonds: Applications in Biology and Nanoscale Medicine” Ed. Dean Ho. Spinger 2009.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа дисциплины ен. Ф. 8 Физика Разделы: Механика, Колебания и волны, Термодинамика для студентов специальности 140307 " Радиационная безопасность человека и окружающей среды" направление подготовки 140300 «Ядерные физика и технологии»

    Программа дисциплины
    Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по направлению подготовки 140300 «Ядерные физика и технологии»
  2. Семинар молодых ученых "Современные проблемы физики и технологии"

    Семинар
    Ляхович С. Л. Развитие теоретической физики в Академическом университете: физика фундаментальных взаимодействий, теория калибровочных полей, нелинейные явления, асимптотические методы.
  3. Магистерская программа «Физика высоких технологий в машиностроении» Присуждаемая квалификация

    Программа
    Аккредитация программы: программа аккредитована в 2008 году Ассоциацией инженерного образования России сроком на 5 лет с присвоением Европейского знака качества EUR-ACE®.
  4. Рабочая программа дисциплины методы и средства радио- и дозиметрии рекомендована Методическим советом угту-упи для направления 651000 Ядерные физика и технологии

    Рабочая программа
    Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования (ГОС 2 рег. № 150 тех/ДС от 17.
  5. Конспект лекций по направлению "Ядерная физика и технологии" для бакалавров 1 курса фти составители: Власов В. А., д ф. м н., проф зав каф. Тф фти

    Конспект
    Ядерная энергетика начиналась с атомной бомбы. Первые атомные реакторы строились для выработки оружейного плутония. Первый атомный реактор был построен Э.

Другие похожие документы..