Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Перечень профессий и должностей работников, обеспечивающих движение поездов, подлежащих обязательным пред­варительным, при поступлении на работу и пе...полностью>>
'Реферат'
В данном сборнике представлены промежуточные результаты работ сотрудников Казахской академии образования им.Ы.Алтынсарина по проблеме развития станда...полностью>>
'Программа курса'
Требования к студентам: Студенты, приступающие к изучению курса, должны иметь базовые знания в области экономической теории в объеме «Микроэкономика-...полностью>>
'Конкурс'
В целях распространения наиболее эффективных форм и методов торговли, повышения культуры обслуживания населения, профессионального мастерства обслужи...полностью>>

Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества» Сборник научных статей Омск 2011

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СЕТЕВОЙ ТЕОРИИ

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ

Сетевая теория, безусловно, большее распространение получила в зарубежной общественной науке. Родоначальником сетевой теории, в её современном варианте считается американский политолог М. Кастельс [1]. Он вывел понятие социальная сеть из экономики, где они получили более раннее распространение. Но сетевая теория возникла не на ровном месте. Ей предшествовал долгий путь становления.

Первым шагом к сетевому обществу считается создание теории открытых систем Л. Берталанфи [2]. Он предложил универсальную структуру, систему, которая существует во всех сферах, от неживой природы до общества. Всё подчиняется структуре, которая существует по универсальным законам. Л. фон Берталанфи вывел концепцию теории систем к философии Г.В.Лейбница [3] и Н. Кузанского [4]. Но одним из главных предшественников Берталанфи был, в частности, А. А. Богданов [5] и его научное направление «тектология». Богданов сделал попытку найти и обобщить организационные законы, проявления которых прослеживаются на неорганическом, органическом, психическом, социальном, культурном и прочих уровнях. Основная идея «тектологии» заключается в единстве строения и развития самых различных систем («комплексов») независимо от того материала, из которого они состоят. Это системы любых уровней организации – от атомных и молекулярных до биологических и социальных.

Вторым и самым главным шагом к сетевой теории является создание Н. Винером [6] науки кибернетики. Винер переносит законы, по которым функционирует машина (ЭВМ), на общество. По его мнению, общество должно перенять законы функционирования от сложных механизмов. Суть функционирования всех сложных систем одинакова.

Также на сетевую теорию повлияли работы американского социолога Т. Парсонса [7]. Он разделил общество на системы, что впоследствии упростило внедрение сетевой теории.

Так же следует отметить ученика Т. Парсонса, Н. Лумана [8], который уделил большое значение коммуникации, как главному критерию современного общества, что легло в основу сетевой теории.

В отечественной науке сетевая теория получила довольно широкое распространение. В формирование теоретической базы исследования сетевых связей, немалый вклад внесли представители социологии, среди которых можно выделить: В.В. Радаева, Г.В. Градосельскую, А.Дугина, А. Н. Чуракова, Н.Л. Моисеенко.

В.В. Радаев [9] понятие «сетевые связи» развивает в терминах «хозяйственное поведение», что согласуется с концепцией домохозяйства и ориентирует развитие посредством уточнения понятия «деловые сети», которые выполняют несколько взаимосвязанных функций, а именно: распространение общедоступной и конфиденциальной информации; рейтингование (ранжирование) предприятий и формирование репутаций; установление доверительных отношений и уменьшение степени неопределенности; оказание взаимопомощи на формальных и неформальных основаниях; снижение трансакционных издержек. Все характеристики, которые перечисляют при анализе сетей, описывают сеть как определенную форму связи, эта форма определяет конфигурацию сети в целом, структурирует позиции экономических агентов, и направляет определенным образом их действия.

Г. Градосельская [10], занимаясь проблемой сетевых структур и сетевого моделирования, определила предпосылки возникновения и место сетевых связей в общей системе социологической методологии, установив возникновение основных положений сетевой теории с быстро изменяющейся социальной ситуацией, текучестью, неустойчивостью социальных институтов, размыванием их границ. Увязывая исследование сетей с современными концепциями социального капитала, Градосельская предлагается новый метод исследования процесса обмена частными трансфертами между домохозяйствами. Применение понятия «сетевые связи» в исследовании российских бизнес-сетей, домохозяйств, путем их включения в страты разного типа, что дает возможность изучения таких общественных явлений, природа которых не выводима из логики других методов познания.

Целое направление для развития сетевой теории развивает, в частности Н.Л. Моисеенко [11]. Социолог применяет сетевой метод к изучению локально-территориальных общностей. Интерес вызван сложным административно-территориальным делением России. Под территориальной общностью, понимается самостоятельная структурная единица. На основании данной структурной единице строится вся структура территориального деления государства. Это фундамент, который в свою очередь имеет сетевую структуру. Данный подход помогает нам выделить большое количество латентных территориальных групп, которые совершенно выпадают из традиционной иерархичной структуры. Сюда можно отнести всевозможные религиозные объединения, неформальные политические объединения, криминальные структуры. Но самым главным критерием выделения, у Моисеенко, является территориальное закрепление данных структур. Данная концепция показывает прикладной характер сетевого подхода. Это, безусловно, может повлиять на характер социологических исследований в ближайшем будущем.

Совершенно другой путь развития сетевой теории выбрал А. Дугин [12]. Он применил понятие «сеть» в рассмотрении современной геополитической ситуации. В частности сетевая теория, по его мнению, полностью описывает новый уровень ведения военных действий. Современные войны получили названия «сетецентричных». «Сетецентричная» теория войны основана на фундаментальном делении циклов человеческой истории на три фазы – Аграрная, Промышленная и Информационная эпохи, каждой из которых соответствуют особые модели стратегии. Этим эпохам строго соответствуют социологические понятия – предмодерн, модерн и постмодерн. Информационная эпоха – это период постмодерна, который проходит сегодня, когда развитые общества Запада (в первую очередь, США) переходят к качественно новой фазе. Теория «сетецентричных» войн представляет собой модель военной стратегии в условиях постмодерна. Как модели новой экономики, основанные на информации и высоких технологиях, сегодня доказывают свое превосходство над традиционными капиталистическими и социалистическими моделями промышленной эпохи, так и «сетецентричные» войны претендуют на качественное превосходство над прежними стратегическими концепциями индустриальной эпохи (модерна). Теория сетецентричных войн представляет собой перенос основных моментов постмодернистского подхода на сферу военной науки. Основная задача данного подхода, показать необходимость быстрого перехода к сетевой организации общества. Это сразу же повысит обороноспособность государства. Вся суть «сетевой войны» – она не имеет начала и конца, она ведется постоянно, и ее цель обеспечить тем, кто ее ведет, способность всестороннего управления всеми действующими силами человечества. Это означает, что внедрение «сети» представляет собой лишение стран, народов, армий и правительств мира какой бы то ни было самостоятельности, суверенности и субъектности, превращение их в жестко управляемые, запрограммированные механизмы. Это вывод, который Дугин выводит из своей концепции, которая показывает нам возможности широкого применения сетевой теории.

Существуют в отечественной науке подходы, которые пытаются раскрыть сущность социальной сети через математическую модель. В русле такого подхода работает российский социолог А.Н. Чураков [13]. Главная цель «математического» подхода, назовём его так, показать вероятность контакта между акторами одной сети. Определив вероятность, мы сможем говорить о характере сети. Вообще сама социальная сеть предстают перед нами как математическая модель, набор формул, описывающих вероятность взаимодействия акторов. Такие «вероятностные» модели помогают нам выделять сети из всего массива социальных связей. Отметим, что, несмотря на активное развитие вероятностных подходов для анализа и моделирования социальных сетей, до сих пор недостаточно разработанной остается проблематика вероятностных моделей разнотипных взаимодействий и анализ индивидуальных и групповых свойств акторов и их влияния на структуру социальной сети, анализа влияния системы принятых норм на структуру взаимодействий. Особо важными представляются задачи построения вероятностных моделей для социальной сети с пропусками в данных и определения наилучших методов заполнения пропущенных значений, поскольку вышеуказанные задачи типичны для анализа социальных сетей, построенных по результатам, например, опроса респондентов.

Резюмируя выше предложенные подходы к применению сетевой теории, следует сказать следующее. Первое, на сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что в России сложилась своя школа по изучению сетевой теории и сетевого подхода. Во-вторых, следует отметить, что отечественные специалисты почти сразу отошли от простого перевода работ западных «сетевиков» и перешли к интерпретации и быстрому пересмотру сетевой теории. Отличительной чертой российской школы является направленность на практическое применение сетевого подхода на практике. Кроме того, сетевая теория используется в изучении деловых связей, локально-территориальных групп, а также при рассмотрении современной геополитической ситуации. Это показывает, что сетевая теория не только органически вписалась в отечественную науку, но и заняла в ней достойное место.

Развитие изучения сетей является неотъемлемой частью надвигающейся информационной эпохи, основанной на знаниях. Сетевой подход является перспективным направлением развития для российской социологии. Уже большинство наших крупных корпораций, финансово-промышленных групп, строят и реализуют организационные структуры сетевому типу, которые более приспособлены для работы в условиях постиндустриальной экономики и помогают развитию конкурентоспособности, как отдельных элементов корпораций, так и корпорации в целом. Глобальная экономика диктует свои правила игры и требует большей гибкости от крупных промышленных предприятий и государственных учреждений. Это всё, безусловно, требует создания и развития новых научных теорий, а также поиска направлений их практического внедрения. Следовательно, переход на новые сетевые формы организации является важным и перспективным направлением развития современной России.

Библиографический список

    1. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Электронный ресурс] : в кн.: Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс. – Электрон. дан. – Режим доступа : /kastels_informepoch

    2. Берталанфи, Л. Общая теория систем – критический обзор [Электронный ресурс] : в кн.: Исследования по общей теории систем / Людвиг фон Берталанфи. – Электрон. дан. – М. : Прогресс, 1969. – С. 23-82. – Режим доступа : http://macroevolution.narod.ru /bertalanfi.htm

    3. Лейбниц, Г.В. Монадология [Электронный ресурс] : соч. в 4 т. / Г. В. Лейбниц. – Электрон. дан. - М. : Мысль, 1982.— 636 с. – Режим доступа : /books

    4. Кузанский, Н. Об учёном незнании [Электронный ресурс] : соч. в 2 т. / Н. Кузанский. – Электрон. дан. – Режим доступа : /kuzanskiy

    5. Богданов, А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука [Текст] : в 2 кн. / А. А. Богданов. - М. : Издательство «Экономика», 1989. – 304 с.

    6. Винер, Н. Кибернетика [Текст] / Н. Винер. – 2-е изд. – М. : «Наука», 1983. – 344 с.

    7. Парсонс, Т. Система современных обществ [Текст] : сборник / Т. Парсонс; [пер. с англ. Л.А. Седова, А.Д. Ковалева, под ред. М.С. Ковалевой]. – М. : Аспект Пресс, 1998. – 270 с.

    8. Луман, Н. Теория общества (вариант San Foca '89) [Текст] : сборник / Н. Луман; [пер. с нем., англ.; вступ. статья, сост. и общая ред. А. Ф. Филиппова]. – М.: КАНОН-пресс-Ц, Кучково поле, 1999. – С. 196-235.

    9. Радаев, В. В. Экономическая социология [Текст] : учеб. пособие для вузов. / В. В. Радаев. – М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. – 603 с.

    10. Градосельская, Г. В. Сетевые измерения в социологии [Текст] : учебное пособие / под ред. Г. С. Батыгина. – М. : Издательский дом «Новый учебник», 2004. – 248 с.

    11. Моисеенко, Н. Л. Локальные территориальные общности: социально территориальная структура и реальные границы [Текст] / Н.Л. Моисеенко // Социс. – 2007. – № 5. – С. 25-30.

    12. Дугин, А. Сетецентричные войны [Электронный ресурс] : Евразия информационно-аналитический портал / А. Дугин. – Электрон. дан. – Режим доступа : http://evrazia.org/ modules.php?name

    13. Чураков, А. Н. Вероятностные модели социальных сетей [Текст] / А.Н. Чураков // Социс. – 2001. – № 9. – С. 28-34.

И.А. Журавлева, А.И. Черных

Омская гуманитарная академия

АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ РОССИИ С ПОЗИЦИИ

ПОСТРОЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ

ГОСУДАРСТВОМ

С древнейших времен и до наших дней проблема власти привлекает пристальное внимание мыслителей, ученых и политических деятелей. Проблемам власти посвящено огромное количество исследований. Вместе с тем, некоторые авторы порой придерживаются не только разных, но взаимоисключающих позиций. «Путаница вокруг понятия власти достигла такой степени, что некоторые ученые предложили изгнать его из научного дискурса. В какой-то степени сказанное относится и к понятию публичной власти. Это понятие, пришедшее к нам в переводе с немецкого языка (а перевод допускает различные толкования) остается достаточно неопределенным, что отражается не только на теоретических разработках и взглядах ученых, но и на практическом решении некоторых принципиальных вопросов российского конституционного права [2, с. 8].

Так, провозгласив федеративное устройство и местное самоуправление в качестве основ конституционного строя, Конституция Российской Федерации задала ключевые параметры организации публичной власти на всех ее уровнях [1, с. 28]. В связи, с чем возникла необходимость определения основных функций публичной власти и их содержания с позиции построения эффективной системы управления государством.

Итак, проанализируем основные, на наш взгляд, функции. Организационно-управленческая функция публичной власти предполагает права и обязанности публично-властных структур по организации общественных отношений и управлению подчиненными объектами. В системе организационно-управленческих отношений, составляющих содержание этой функции, независимо от различий деятельности различных форм публичной власти необходимо выделить основные звенья, образующие механизм реализации рассматриваемой функции. Ими являются: статус публично-властных структур, то есть статус институтов и органов известных форм публичной власти; организационно-правовые формы реализации соответствующими институтами и органами власти своего статусного положения; способы осуществления публичной власти; принципы функционирования публично-властных структур [3].

Статус публично-властной структуры представляет собой сложную общетеоретическую и общеправовую категорию, содержащую две доминанты: социальную и правовую. Социальное содержание феномена «статус» включает в себя несколько элементов. Во-первых, это цель создания или образования соответствующей публично-властной структуры. Во-вторых, это задачи, для решения которых создаются соответствующие властные подразделения. Например, Конституционный Суд РФ создан для гарантированного обеспечения соблюдения норм Основного закона всеми участниками общественно-правовой жизни. В-третьих, это социальная роль и ценность публично-властной единицы как участника общественной жизни. В-четвертых, это место данного субъекта публично-властных отношений среди других участников публичной власти и в общей системе демократии в стране. Скажем, место органов местного самоуправления в иерархии органов публичной власти обусловлено подзаконным характером их деятельности, они обязаны действовать, не нарушая федерального законодательства, но вместе с тем составляют одну из конституционных основ российского общества.

Отметим, что правовое содержание статуса имеет свою структуру. Во-первых, это система свойств или признаков публично-правового состояния и публично-правовая деятельность данного субъекта как участника публично-властного отношения. Во-вторых, это компетенция конкретного субъекта публичных властеотношений. Компетенция как исторически сформировавшееся универсальное социальное и правовое явление существует в виде системы функциональных характеристик субъекта публично-властной деятельности. В числе таких признаков необходимо назвать права и обязанности субъекта публичной власти, предметы ведения (сферы деятельности) субъекта, гарантии его прав и обязанностей, юридическую ответственность, территориальный и временной масштаб действия.

Предложенная интерпретация понятия «компетенция» субъекта публичной власти значительно шире существующих традиционных представлений о компетенции органа государственной власти. Так, практика показывает, что наиболее высокий результат функционирования публичной власти обеспечивает использование таких организационно-управленческих методов, как выработка и принятие рациональных решений, прогнозирование, планирование работы публично-властных учреждений, создание формальных и неформальных управленческих структур, оценка результатов деятельности субъектов власти, поощрение, стимулирование инициативы, воспитание дисциплины и ответственность участников публичных властеотношений.

Следующей функцией публичной власти выступает социальная. Это особая функция, конкретизирующая результаты деятельности всех публично-властных институтов, органов и учреждений. В известном смысле это защитная функция, которая указывает на обязанность власти защищать права, свободы и законные интересы человека и гражданина, а также запросы и потребности политических, экономических и духовно-культурных ассоциаций и союзов людей. Содержание социальной функции дает ответ на вопрос о том, на достижение каких целей направлена вся деятельность институтов и органов публичной власти. Осуществлять публичную власть – значит, прежде всего, разумно учитывать и адекватно воспринимать разнообразные запросы, знать и понимать естественные потребности человека и удовлетворять духовные и экономические интересы людей.

Выделяя контрольную функцию публичной власти, мы делаем акцент на ее общеобязательность, так как эффективное выполнение управленческих решений, исходящих от институтов и органов публичной власти, немыслимо без системной работы по контролю, учету и подведению итогов уже осуществленных мероприятий. Поэтому контрольная функция наиболее продолжительна во всем процессе реализации управленческого решения, в том или ином виде присутствует в каждой форме публичной власти. Соответствующие публично-властные структуры выполняют полномочия контрольной функции непосредственно. Для осуществления контрольной функции органы публичной власти используют такие методы, как контроль, надзор, наблюдение и учет. Контроль в сфере публичной власти – это активная проверка выполнения решений (в том числе в форме законов, постановлений, заданий, планов, стандартов, программ) непосредственно в процессе их реализации, предполагающая право требовать и добиваться устранения выявленных нарушений. Надзор как одна из наиболее эффективных форм осуществления контрольной функции представляет собой наблюдение за выполнением обязательных управленческих решений и предполагает обязанность надзирающего органа своевременно принимать меры по устранению недостатков в специфической форме.

Функция принуждения как существенное свойство публичной власти была присуща всегда и сохраняется в настоящее время, поскольку невозможно решить все задачи публично-властных структур только методами организации, обучения и воспитания; в необходимых случаях институты и органы власти вынуждены применять насильственные меры. Это исходит из функций самого государства, как особого вида организации общества. По своему содержанию публично-властное принуждение означает как установление, так и применение к соответствующим участникам общественной жизни, нарушающим правила нормативно определенного поведения, мер, предусматривающих негативные последствия либо предполагающих создание условий, ограничивающих естественное и свободное поведение индивида.

Современное состояние функции принудительной функции публичной власти характеризуется использованием в нормотворческой и организационно-управленческой практике различных методов публично-властного принуждения, таких как запрещение, охрана, требование, установление и применение санкций. Ответственность в сфере осуществления публичной власти в самом широком смысле и есть принуждение аппаратом публичной власти к исполнению требований, исходящих от власти. Но ответственным должно быть и поведение и действия самих властных структур, что отражено в нормативных актах (отчетность должностных лиц, приостановление или запрет деятельности общественных объединений, досрочный отзыв депутатов и т.д.). Важно подчеркнуть, что в системе публичной власти используются все меры ответственности: моральные, политические и юридические. Их применение исходит из целевого назначения. Следовательно, разные формы публичной власти опираются в своей деятельности на разные меры ответственности.

Особенность принуждения в сфере публичной власти состоит в использовании насилия в наиболее резко выраженном виде, что проявляется в широте масштабов применения насилия и особо жестких формах его реализации, которые могут носить массовый вооруженный характер. Нередко именно насилие становится главным средством завоевания, сохранения и укрепления власти. Это ярко проявляется в процессе осуществления государственной власти, так как способы применения принуждения непосредственно влияют на политический режим и форму правления государства. Насильственные методы установления политического и экономического властвования нередко выливаются в войны, революции, мятежи и другие массовые движения населения, имеющие целью ликвидацию существующих институтов власти и замену их новыми. [3]

Таким образом, очевидно, что учет и анализ представленных функций публичной власти в условиях такого сложного, прежде всего, с точки зрения административно-территориального устройства, государства как федерация будет способствовать установлению эффективной системы менеджмента, как на федеральном, так и региональном уровнях власти, тем более, что в современной России давно назрела необходимость переосмысления сложившегося в теории и практике понимания соотношения государственной власти и местного самоуправления.

Библиографический список

      1. Гриценко Е.В. Организация публичной власти в городах федерального значения: в поиске оптимальной модели.// Конституционное и муниципальное право. 2007. №15.

      2. Чиркин В.Е. О публичной власти (Постановка проблемы).// Государство и право. 2003. № 10.

      3. Югов А.А. Понятие и система основных функций публичной власти.// Российский юридический журнал. 2008. № 1.

В.С. Шмаков

Институт философии и права Сибирского отделении РАН



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. С. Пушкина Информационно-библиографический отдел Омские книги (июль сентябрь 2011 г.) Выпуск 3 Ежеквартальный библиографический указатель

    Библиографический указатель
    Омские книги : ежекварт. библиогр. указ. Вып. 3 (июль-сент. 2011 г.) / Ом. гос. обл. науч. б-ка им. А. С. Пушкина ; сост. Е. В. Шарамеева; редкол.: Л. Г.
  2. Чтение на евразийском перекрестке международный интеллектуальный форум 27-28 мая 2010 г материалы форума Челябинск 2010

    Документ
    Ч 69 Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения : сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) / сост.: В. Я. Аскарова, Ю. В. Гушул ; М-во культуры Челяб.
  3. Впомощь библиотекам и библиотечным системам (Информационный список литературы по основным направлениям библиотечно-библиографической деятельности) Вып. 40 Омск 2010

    Документ
    В помощь библиотекам и библиотечным системам : информ. список лит. по основным направлениям библ.-библиогр. деятельности. Вып. 40 / сост. Л. Ю. Зозуля; отв.
  4. Новости 4 (2)

    Документ
    В начале апреля Страховая компания «Лойд-Сити» получила лицензию на страхование гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору 5
  5. О финансовом мошенничестве февраль 2010

    Документ
    Глава отделения Пенсионного фонда России (ПФР) по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Наталья Гришкевич, обвиняемая в получении взяток в размере 18 млн руб.

Другие похожие документы..