Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Краков - Прага – Дрезден - Нюренберг – Мюнхен – Баварские замки - Боденское озеро - Цюрих - Люцерн - Женева - Швейцарская Ривьера - Берн - Инсбрук - ...полностью>>
'Документ'
На XII съезд Союза писателей России избрано 180 делегатов. Они представляют около 7 тысяч членов нашего Союза. Зарегистрировано 163 делегата. Это дае...полностью>>
'Закон'
1)Синергия, синергизм - от греч. Synergeia - совместное, содружественное , взаимозависимое действие двух или нескольких сил, агентов, факторов в како...полностью>>
'Темы рефератов'
Темы рефератов для сдачи экзамена кандидатского минимума по «Истории и философии науки» (разделы II - V) Понятие «наука», ее основные гносеологически...полностью>>

Одлинном пути 75-летнего спортсмена-любителя

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Леонид Подушков

6 0 в с п о р т е

Удомля, 2010 год

Аннотация

О длинном пути 75-летнего спортсмена-любителя. Обременённый обычными для среднего жителя нашей страны проблемами он выработал метод попутных тренировок, позволяющих поддерживать себя в спортивной форме. Стал свидетелем и непосредственным участником организационной революции в любительском спорте и, кроме того, технической - в лыжном спорте.

Все возрастные «болячки» предпочитает преодолевать в активном содружестве с медициной, выбирая за основу физические движения.

Для широкого круга читателей, а также любителей физкультуры и спорта.

Предисловие

Силы сберегши спортом смолоду...

В. Маяковский

.

В своё время Пушкин, создавая повести Белкина, написал уже все их составляющие («Выстрел», «Метель» и другие) и только потом засел за предисловие, названное им «От издателя». Так и я закончил в основном предлагаемое эссе, после чего, пытаясь осознать созданное, засел за предисловие. Впрочем, совершенно не претендую на прямую параллель с творением моего любимого писателя и поэта.

Изложенное далее - о спортивном пути среднестатистического любителя спорта, коих тысячи и тысячи в нашей большой стране. Оно - об активном любителе спорта, который не только созерцает спортивные баталии на экране телевизора, но и сам занимается им. И приобщался он к спорту давным-давно, в провинциальном городишке, где в те годы не только телевидения не было, но и проводное радио не всегда было доступно.

В основе данного эссе лежит одно из приложений к моему опусу «Мой ХХ век», и это приложение называется «Спорт в моей жизни». И подвинуло меня к написанию этого эссе важные, считаю, даты в моей жизни: 2010 год для меня многократно юбилейный; в частности - год моего 75-летия и 60-летия моего пребывания в спорте.

При создании данного эссе опирался я не только на свои воспоминания, но и на документальный материал – что-то из периодической печати (спортивные газеты и журналы), дневниковые записи, фотографии, полученные грамоты или дипломы, протоколы результатов спортивных соревнований, мои публикации в газетах или журнале «ФИС» и т.п.

Пишу в надежде, что кто-то сможет почерпнуть что-то интересное для себя; быть может, что-то полезное – из опыта любителя, профессионально относящего к спорту. Того любителя, которому посчастливилось выступать на одной лыжне с легендами отечественного лыжного спорта Кузиным, Колчиным, но выступать, правда, не в качестве «оппонента», а в качестве «статиста». Такого любителя, который занимался спортом в свободное от учёбы, а потом и работы время, а с появлением собственной семьи – и с учётом исполнением своих семейных обязанностей. Другими словами – это история в спорте обычного гражданина нашей страны, у которого, помимо его прямых гражданских обязанностей, было сильное увлечение, страсть, как у других рыбалка, или охота, или собирание почтовых марок…

И теперь вкратце мои автобиографические данные.

Родился в 1935-ом году в небольшом – тогда - городе Мелекесс Ульяновской области. В 1974-ом году он был (считаю, по недоразумению) переименован в город Димитровград - в честь болгарского коммуниста Димитрова. Ныне этот город известен специалистам, работающим в атомной энергетике, поскольку в городе находится научно-исследовательский институт атомных реакторов - НИИАР…

Хорошо помню военное лихолетье 1941-45 годов. И не только в День Победы вспоминаю (со слезами на глазах) отца моего, который прошёл войну «от и до», награждён орденами «Красной Звезды» и «Славы 3-ей степени», медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу»; который был четырежды ранен и принёс в качестве военных трофеев два осколка в своём теле – в лёгких и в ноге. На отца которого дважды приходила «похоронка». Пройдя через такую «мясорубку», он оставался человеком и в годы послевоенной разрухи. Вспоминаю и тётку Нину, и других родственников, прошедших по военной дороге…

После окончания мужской средней школы я поступил в Московский энергетический институт (МЭИ), по окончании которого добровольно отправился в Сибирь, в «закрытый» город Красноярск-26. Здесь начал свою трудовую деятельность на уникальном предприятии – подземной атомной ТЭЦ, единственной в Союзе и в мире. Продукция АТЭЦ, кроме тепло- и электроэнергии, - оружейный плутоний, используемый в качестве начинки в ядерном оружии. Здесь отработал 16 лет, из них 15 на оперативной работе, в смену.

В 1962 году женился, родились два сына, а позже – четыре внука. С женой Ниной идём по жизни вместе вот уже почти 48 лет, в надежде справить и золотую свадьбу.

В 1976 году перебрались семьёй в посёлок городского типа - в Удомлю (тогда Калининской, а ныне Тверской области). В Удомле проживало тогда около 5 тысяч жителей и уже два года велось строительство Калининской АЭС. По мере строительства и ввода в эксплуатацию энергоблоков АЭС росла Удомля и со временем приобрела статус города. На этой АЭС отработал 19 лет, после чего вышел на пенсию.

Характер моей работы в атомной промышленности и энергетике – инженерный труд. Когда я работал начальником смены АТЭЦ, в моём оперативном управлении было более пятидесяти человек. Основная тяжесть в оперативной и сменной работе – это работа в ночное время, когда организм всё же спит, и требуются очень большие усилия по поддержанию себя в работоспособном состоянии (не зря немецкие врачи называют ночные смены «кладбищенской сменой»). А, кроме того, присутствует постоянное подсознательное ожидание возможного возникновения аварийной ситуации, когда потребуется срочное вмешательство, чтобы ликвидировать её - в условиях дефицита времени. Это большая психологическая нагрузка.

На КАЭС, перед оформлением пенсии по так называемому первому списку работы в особо вредных условиях, я работал начальником производственно-технического отдела, в подчинении которого более двадцати сотрудников. В основном – это специалисты с высшим или техническим образованием.

Существовало в своё время такое расхожее мнение: работают только рабочие, а «инженера» лишь «командуют».

Я хорошо, не понаслышке знал и знаю так называемый физический труд. Двухручной пилой(!) с напарниками перепилил и разрубил сотни кубометров дров; разгружал баржи или вагоны на протяжении нескольких часов подряд; прорыл простой лопатой траншеи протяжённостью в несколько десятков метров и т.п.

И хорошо освоил так называемый инженерный труд и знаю, что такое «командовать» другими. Человек, который руководствуется морально-нравственными принципами, понимает, что власть – это не подарок, а тяжёлая ноша, это ответственность не только за свои, но и за деяния подчинённого персонала. И в любом деле самое сложное – это организовать дело. И инженер в производстве – это, прежде всего, организатор трудового процесса. И скажу честно: я любил и до сих пор люблю работать в одиночку, и отвечать только за себя и за результат своего труда.

И со всей ответственностью заявляю: реабилитация после физической работы происходит проще и быстрее, чем после напряжённой инженерной. Когда вроде бы закончился рабочий день, а ты мысленно всё ещё в производственных заботах и не можешь отключиться от них. И вот здесь мне очень помогли регулярные занятия физкультурой и спортом, как, впрочем, помогали они ранее в процессе учёбы в школе и в институте.

К своей работе я относился всегда очень серьёзно и ответственно. Должно быть, эта ответственность, выработалась, в числе прочего, и в результате занятия спортом. Испытывал (да и сейчас испытываю) гордость и моральное удовлетворение от результатов своего труда - нужного и значимого для моей страны. Моя так называемая производственная деятельность отмечена правительственными наградами – медалями «За трудовое отличие» и «За трудовую деятельность» и званиями «Заслуженный энергетик Российской Федерации» и «Ветеран труда»; корпоративными медалями «Ветеран атомной энергетики и промышленности», «Ветеран атомной энергетики», «50 лет атомной энергетике России». Поскольку работал всегда «не за страх, а за совесть», дорожу всеми этими наградами – для меня не формальными.

О своих весьма скромных спортивных достижениях расскажу далее. Здесь же упомяну, что в своё время выполнял норматив первого спортивного разряда по лыжам. Ныне являюсь действующим ветераном спорта, то есть регулярно выступаю в спортивных соревнованиях.

Дважды был избран депутатом местного самоуправления и являюсь таковым и в настоящее время, стараюсь внести посильный вклад в развитие любительского спорта и физкультуры. Чётко осознаю, что для здоровья нации нужен массовый охват спортом и физкультурой, как, например, в Норвегии. Вместе с тем понимаю, что Россия – не Норвегия, особенно в настоящее смутное время. Мой возраст и жизненный опыт позволяют мне с горечью повторить слова Некрасова: «Бывали хуже времена, но не были подлей. И в этой ситуации спорт является для меня (как, полагаю, и для других) той психологической нишей, в которой я обретаю оптимизм, а вместе с ним и здоровье. И это не во вред окружающим. Считаю, мой оптимизм и моё здоровье - наше общее достояние…

В разное время сыновья мои и внуки приобщались к спорту, прошли по спортивной стезе любителя. Ни для кого из них спорт не стал профессией или такой же страстью, как для меня.

Старший из сыновей в качестве боевого офицера прошёл Афганистан, был награждён двумя орденами, один из них – орден «Красной Звезды», как и у деда его, Подушкова Ивана Михайловича…

Увлечение спортом, как говорится, было написано мне на роду. Спорт стал неотъемлемым элементом моего бытия, моей страстью. Как истинный спортсмен-любитель сохранил преданность ему, не смотря на свой уже «солидный» возраст.

Начало пути. Мелекесс

В спорт пришел я по нынешним меркам поздно, когда мне было уже 15 лет. Случилось это теперь уже в далеком-далеком 1950-ом году в городе Мелекессе.

Если оглянуться назад, можно заметить цепочку событий и фактов, совершенно разных по значению, но как бы подвигающих меня к принятию определенного решения. Вот эта цепочка:

- Дата моего рождения 21 июня 1935 год. И гороскопы, по которым я близнец и кабан, утверждают: любит спорт, аристократ в спорте.

- По магическому квадрату Пифагора (журнал «ФИС» № 9 – 1999) рекомендованы мне для укрепления здоровья плавание и бег. Вполне вероятно, если бы Пифагор жил там, где в зимний период лежит снег, рекомендации эти включили бы и лыжи.

- Первые, еще довоенные кинокадры, запечатлевшиеся в моей памяти, - лыжник на лыжне, он демонстрирует технику передвижения. Мне почему-то запомнилось даже время, затраченное на преодоление одного километра. Диктор назвал 3 минуты с секундами. Секунды я не запомнил, а минуты как-то врезались в память. Вообще у меня есть способность фиксировать в памяти спортивные результаты. Например, со школьных годов я запомнил: в 1936 году Оуэн выиграл на Олимпиаде золотые медали, пробежав 100 м за 10,2 сек., а 200 м за 20,3 сек.; Фёдор Терентьев первым из советских лыжников преодолел 18 км быстрее часа – 59 мин. 59 сек.

- Будучи третьеклассником, беседовал я как-то с соседом по двору. Он с увлечением рассказывал о школьных соревнованиях по лыжам. Дистанция проходила по скверу, что недалеко от нашего дома.

- В Мелекессе, когда учился в пятом или шестом классе, на общешкольной линейке одного ученика наградили ценным подарком (книгой), как победителя городских лыжных соревнований на приз газеты «Пионерская правда».

- В седьмом классе однокашник иногда рассказывал о прошедших лыжных соревнованиях, а я зачарованно слушал его. Вот он, герой! А я на уроках физкультуры на лыжах замыкал цепочку однокашников…

От этого однокашника узнал, что существует так называемая лыжная секция, где тренируются, а затем выступают в соревнованиях: кто быстрее?.. Все это новые, необычные слова: секция, тренировка, соревнования, общий старт, спортивный разряд...

- В 1950 году я продолжил учёбу в мужской средней школе № 8. Уроки физкультуры вёл Канашков Виктор Васильевич. Он вёл уроки не формально, по-настоящему и пробудил у меня любовь к спорту. В значительной степени сказалась близость стадиона, буквально забор отделял его от школьного двора. На стадионе проводились уроки физкультуры осенью и весной. От Канашкова узнал я, что такое баскетбол и освоил эту игру. Он ввёл в практику добротную разминку перед бегом или спортивной игрой. От него, полагаю, научился я ориентироваться в спортивных результатах, например, время преодоления «сотки» или 1000 метров. Ученики нашей школы показывали весьма приличные результаты для того времени. Например, десятиклассник Вадим Поляков преодолевал по прыжкам в высоту 190 см1, а 100 м – за 11,0 секунд. Позже он закончил Ленинградский институт физкультуры имени Лесгафта и стал одним из сильнейших десятиборцев Союза (об этом узнал я в своё время из газеты «Советский спорт»), а другой выпускник нашей школы являлся призёром МГУ по метанию копья. Два ученика школы были ведущими лыжниками города. А в городе были педагогический институт, ветеринарный техникум, крупные промышленные предприятия2.

- В 1950 году голод, мучивший меня, как и подавляющее большинство жителей нашей страны, почти десять лет, отступил. В достатке стал хлеб, появился на столе сахар (так называемый сахарный песок) к чаю, полная тарелка супа картофельного или щей, хотя и без мяса, была постоянно к обеду... И, стало быть, не все силы можно было направлять на борьбу за выживание и выполнение «святых» обязанностей (учеба, дела по дому). Появился какой-то резерв сил, энергии – ситуация, характерная не только для меня в то время, не только для нашего семейства, но и, определенно, для жителей нашего городка. В те годы не пришло еще время садам и дачным домишкам, поскольку горожанам землю выделяли только под огород, без закрепления участка на какое-то время, и каждый год – новый участок. Не появились автомобили в индивидуальном пользовании по причине скромного достатка подавляющего большинства, а, стало быть, не было и гаражей. Не было еще повального увлечения алкоголем, повальной пьянки, как позже, в так называемые застойные годы и годы около перестроечные. Отсутствовало телевидение, за книжками гонялись, но не очень, кинофильмы шли в кинотеатрах неделями. Спортом увлекались не только подростки, но и взрослые, зрелые мужчины. Хотя, если быть точным, мужчин таких в нашем провинциальном городишке было немного, буквально единицы. Но они, как закваска в тесте... Может быть, большинство взрослых смотрели на них, как на чудаков, но для нас, для меня и моего старшего брата Юрия, они точно явились маяками, ориентирами.

Среди них живой легендой был Фирфаров Александр Алексеевич (1910 – 1991 гг.), увлекающийся лыжным спортом. Ему было около 40 лет, когда он попал в поле моего зрения. Для мужчины возраст цветущий, а как спортсмен – это уже ветеран. Тем не менее, он продолжал выступать в лыжных соревнованиях и своим примером увлекал нас, подростков. А мы, подростки, знали, что у него нет части ступни на одной ноге. Лишился он её в 1939 году во время советско-финской войны после обморожения ног и последующей ампутации… В 1946-ом году Фирфаров вместе с другими энтузиастами спорта добились открытия в нашем городе детско-юношеской спортивной школы (ДЮСШ). В 1947 году он выигрывает лыжный кросс на первенстве района, преодолев дистанцию 10км за 55 мин. 25 сек., а в 1948 году выступал во всесоюзных лыжных соревнованиях в составе команды Ульяновской области. Где-то года с 1995-го в память о нём в Мелекессе - Димитровграде стал проводиться лыжный марафон…

Не тогда, а много позже, вроде бы понял я причину того спортивного «бума»3 – именно как бум, как мощную волну оценил я ситуацию, сложившуюся в те годы. Она, причина, не только в том, что появилась какая-то материальная возможностъ, о чем я упомянул выше (отступил голод, появился некоторый достаток во времени). Полагаю, люди, помимо прочего, соскучились по праздникам, по интересным событиям. А хорошо организованное и проведенное спортивное состязание – это волнующий праздник и для участников, и для болельщиков, если таковые имеются. Кроме того, состязательность вообще присуща человеку. И это проявляется сызмальства. Обогнать другого, забросить камень дальше, попасть точнее в цель – это двигает нами с детских лет.

А, кроме того, – и это очень важно! – любительский спорт – это то, где в ходу честность, где достигнутый тобою результат в основном зависит от тебя лично, а не от чьей-то протекции или чьего-то авторитета. Конечно, есть судейские ошибки, промашки, подтасовки, подставки. Но в целом в спорте в те годы господствовала честность...

В те годы о спорте, как о средстве укрепления здоровья, не говорили. В школе была физкультура. Вот она, может быть, для здоровья. А в спорте обязателен элемент состязательности, обязательно участие в спортивных соревнованиях, чтобы зафиксировать достижение какого-то результата. Быстрее, выше, дальше – в соответствии с одним из спортивных принципов. Получить спортивный разряд, повысить разряд. Обыграть, обогнать друга, товарища, однокашника. Занять призовое место. Выиграть первенство, забить тол, выиграть футбольную встречу. Как предел мечтаний – выступить за сборную команду области, выиграть первенство Союза. Впрочем, оговорюсь сразу, об этом я даже не мечтал… А заниматься спортом для того, чтобы укрепить свое здоровье, не говорили тогда так. Это позже, в 70-80-ые годы прокатилась еще одна волна, которая выплеснула на берег оздоровительный бег, клубы любителей бега. Принципиальное различие в мотивации: 50-ые годы – состязательность, зрелищность, а 70-80-ые – оздоровление в условиях недостатка физических движений, физического напряжения...

И все же почему выбрал я лыжный спорт? Определенно не могу ответить на этот вопрос. Может быть, подсознательно повлияло то, с чего я начал этот рассказ. А, кроме того, как обычный российский мальчишка я довольно рано познакомился с лыжами. Существенно раньше, чем с футболом или гимнастикой, или такими диковинными для провинции тех лет дисциплинами, как баскетбол или водное поло. Что же касается, например, большого тенниса, то о существовании такового узнал я позже, когда стал учиться в московском институте. А на лыжи встал еще до войны, до 1941 года. И свои первые шаги проделал я на лыжах, которые были для меня явно длинны. Скорее всего, они принадлежали тетке Нине, тогда ученице старших классов школы… Я встаю на лыжи и скатываюсь с горки. Это мне тогда так показалось: я скатываюсь с горки. Позже, уже после войны, где то году в 1948 не нашел я близ «нашего» дома этой «горки». С большой натяжкой можно говорить о некотором, еле заметном уклоне. А в 1948 году, а, может, годом ранее, мальчишками прыгали мы с «трамплина» в одном из оврагов. Прыгал и не падал. Стало быть, к этому времени научился передвигаться на лыжах устойчиво, научился координировать свои движения. Скатывались с горки, сердце замирало. А вот чтобы на скорости перемещаться-скользить, до этого как-то ещё не доходило.

Следующее отрывочное воспоминание. Я прокатываюсь вдоль нашей улицы на лыжах. Увидев родителей, приближающихся к «нашему» дому, я «помчался» навстречу, чтобы показать, как быстро я бегаю на лыжах. Воистину меня в этот момент можно было назвать лыжебежцем. Как ещё в двадцатые годы прошлого века называли тех, кто занимался лыжным спортом. Они, те лыжники, не просто катались, но стремились перемещаться быстрее, быстро скользить, как бы бежать. Они всё же скользили на лыжах, а я просто бежал, используя лыжи и палки, элемент скольжения у меня почти что отсутствовал. А на ногах – валенки, лыжные крепления - простейшие.

И отложились в памяти две-три лыжные вылазки на уроках физкультуры, когда я учился в семилетней школе. Лыжня наша пролегала вдоль сквера на улице Третьего Интернационала. От здания школы по правой стороне, мимо драмтеатра, мимо пединститута, до стадиона, перед ним левый поворот и опять вдоль сквера, но уже по другой стороне – назад к школе. На одном из таких занятий «бежали» на время. В кавычках потому, что в моем исполнении это был не бег, а шлепанье на лыжах. Победитель преодолел круг минут за семь с секундами, я – минут за девять-десять. Какой протяженности был круг, сейчас, пожалуй, и не скажу…

В начале зимы 1950-го года, когда выпал снег, я заявился в лыжную секцию при стадионе, что рядом со школой, в которой продолжил учёбу в восьмом классе. Почему в эту секцию, а не в ту, что при ДЮСШ? Вполне вероятно потому, что стадион - это совсем близко к нашему дому. Очень даже может быть, что не знал о существовании лыжной секции при ДЮСШ, хотя о самой школе, может быть, что-то и слышал… Мне, как и другим, выдали спортивный инвентарь: лыжи, лыжные палки. Лыжных ботинок я не получил. Лыжи крепились на валенки. Старший брат подтвердил: да, вначале лыжи на валенках, а уж потом, когда выполнишь норматив третьего разряда, получишь лыжные ботинки с жесткими креплениями. Получил лыжи деревянные цельные. Позже, года через три, появились у меня так называемые клееные, многослойные лыжи.

Первые занятия проводились на заснеженном стадионе. Разучивали ходы, учились скользить. Подсказал тренер о необходимости утеплить переднюю часть трусов... Вскоре занятия в секции фактически прекратились. А я продолжил так называемые тренировки самостоятельно, без тренера. И так все четыре сезона подряд, пока не попал в лыжную секцию МЭИ. Без тренера, без каких-либо методических пособий или подсказов со стороны. Помня первые совместные занятия, старался не бежать, а скользить на лыжах. Перемещался стилем, который меж собою мы называли «вперекидку». Много позже встретил более строгое название – «норвежский ход». В журнале «Лыжный спорт» мне попала фотография легендарного «лыжебежца» 20-х годов XX века норвежца Хауга. Он преодолевает дистанцию именно таким стилем. В книге «Лыжный спорт» (Масленников, Капланский, изд. ФиС, 1988 г.) этот стиль называется попеременным четырехшажным ходом: на четыре шага два попеременных толчка палками. Но тогда, в 1950-ом году я не знал, что перемещаюсь на лыжах, используя норвежский или попеременный четырёхшажный ход. И узнал об этом в возрасте «более сорока лет» - как тот мольеровский Журден4, который с удивлением заявил: «Честное слово, я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю прозой».

Применяемый мною ход был естественен, и он тем более естественен и эффективен при движении по снегу без лыжни, при преодолении крутого подъема. И был уместен в те годы в провинции, имея в виду качество лыжни той поры. Поскольку лыжню для соревнований прокладывали тогда без применения какой-либо механизации. Прошло несколько лыжников – и лыжня готова, а для лыжных палок – уж как получится при этом. И кольца на лыжных палках были «солидные», чтобы палки не проваливались в снег. Это уж потом, когда учился я в московском вузе, стали проминать снег и для палок. Прокладывающие лыжню двигались тройками. Четыре лыжни появлялись за ними: две в середине собственно для лыж, крайние слева и справа – для палок. Механизированный способ подготовки лыжни в провинции появился не ранее 90-х годов ХХ века…

Со временем мне больше полюбился так называемые одно - и двухшажные ходы. Накачав - относительно - мышцы рук, плеч, спины, освоил эти ходы основательно. На жесткой, накатанной лыжне, при хорошем скольжении преодолевал дистанцию эффективно. А вот на мягкой лыжне, при тяжелом скольжении смотрелся слабее, потому как попеременный ход не освоил должным образом. Кроме того, конструкция моего тела больше напоминает тяжелоатлета, что ярко выражается в соотношении рост – вес. В возрасте 25-30 лет, в период максимума функциональных возможностей, мой вес составлял 64-65 кг при росте 165 см. Это далеко от пропорций таких ярко выраженных лыжников, как, например, Зимятова (обладателя трех золотых медалей на Олимпиаде 1980 г. и одной – на Олимпиаде 1984 г.): 181 – 70 или Рочева: 178 – 665. Я помню, Павел Колчин – моего роста – смотрелся просто худосочным. Кстати, Колчин, будучи на пять лет старше меня, как и я, тоже дебютировал тогда. Но он, будущая «звезда» в плеяде советских лыжников, дебютировал на чемпионате Союза, то есть входил в большой спорт, а я – просто в любительский лыжный спорт, в провинции…

А мой вес с возрастом увеличился до 70 кг – с таким весом при таком росте трудно порхать по лыжне. В 1989 году, беседуя с Мильнером (это врач из Смоленска, кандидат медицинских наук, специалист спортивной медицины, автор книги «Выбираю бег», изд.1984 г.), я посетовал на свой относительно большой вес. Он разъяснил: у тебя широкая кость…

Определил я себе периодичность тренировок – через день. Взял за правило строго соблюдать принятый график. Лишь какое-то чрезвычайное происшествие может привести к отмене тренировки. Продолжительность тренировки? – То время, которое затрачу на преодоление проложенного круга в районе Горки. (Так назывался лесной массив в северной части нашего города). Первое время не знал протяженность лыжного круга… Постепенно – где-то по наитию, где-то перенимая у других, с учетом уже своего опыта – я сформулировал свой принцип тренировок: регулярность и постепенность. Регулярность – это без пропусков, не искать причин, чтобы нарушить принятый график. А постепенность – не форсировать продолжительность и интенсивность занятий. В 1969 году из статьи, опубликованной в газете «Советский спорт», узнал я, что в кругу специалистов ведутся споры о методах тренировок: интервальный или система Лидьярда? В основе последнего – постепенное увеличение объема, выработка выносливости. Автор статьи предлагает взять на вооружение систему новозеландского тренера Лидьярда. Так я узнал, что почти двадцать лет я тренировался по системе Лидьярда 6… Мой первый тренер Георгий Михайлович Спиридонов – это когда я учился уже в МЭИ – исповедовал что-то похожее. Это соответствовало особенностям моего организма: мне нужно время, чтобы достичь так называемого пика спортивной формы; относительно более длинный период, чем другим, тем, кто мог довольно быстро набрать форму…

Если со сменой одежды и обуви - спортивной и повседневной - вопрос в принципе, не смотря на ограниченность дензнаков, как-то решался, то с помывкой после тренировок или соревнований было сложнее из-за отсутствия дома горячей воды. И приходилось мыться в тазу холодной водой. А в баню ходили регулярно, как это заведено на Руси, но лишь один раз в неделю – в субботу или в воскресенье.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сменила другую и вернулась к свободе античного ми ра

    Документ
    Так говорилось в старину. И сейчас еще живы почтенных лет люди, которые были когда-то воспитаны на этой абстрактно-метафизической концепции двух культур, из которых одна-де резко сменила другую и вернулась к свободе античного ми ра.
  2. © Мальцев Сергей Александрович, 2003. Все права защищены

    Документ
    Те, кто совместными усилиями подводили Пушкина к дуэли, принадлежали к одной могущественной религиозно-политической организации. Это был "самоотверженный" труд целого коллектива единомышленников
  3. А. Г. Кучерена адвокатура второе издание, переработанное и дополненное Допущено Учебно-методическим объединением по юридическому образованию вузов Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    § 2. Предмет судебного спора и основания к рассмотрению делав Конституционном Суде Российской Федерации.Основания участия адвоката в конституционномсудопроизводстве 391
  4. Чарльз Тарт Пробуждение. Преодоление препятствий к реализации возможностей человека содержание

    Реферат
    Эта книга посвящена всем тем, кто стремится найти большее понимание самих себя и других людей и кто пытается пробудиться от того суженного и искаженного состояния сна, которое называется "обычным сознанием".
  5. Прийма Алексей Мир наизнанку глава 1 мозговая атака

    Документ
    С кислой миной на лице он потянулся правой рукой к бутылке дешевого портвейна, стоявшей перед ним на журнальном столике. Длинные жилистые пальцы крепко обхватили бутылку.

Другие похожие документы..