Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
Попов В. И. Современная дипломатия: теория и практика. Дипломатия - наука и искусство: Курс лекций - 2-е изд., доп. - М.: Международные отношения, 200...полностью>>
'Документ'
Одна из насущнейших задач современности, стоящих перед высшей технической школой, заключается в расширении «производства» квалифицированных инженеров...полностью>>
'Документ'
Заслухав та обговорив інформацію начальника управління міського господарства Чантая О.В. «Про підсумки підготовки житлово-комунального господарства т...полностью>>
'Закон'
Настоящий Закон разработан на основе Конституции Российской Федерации, иных законодательных актов Российской Федерации и создает правовые, экономичес...полностью>>

Источник (отрывок): Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших вре­мен до конца XX века. 10-11 кл.: Пособие для обще-образоват учреждений / Под ред. В. И. Уколовой. 8-е изд., стереотип. М.: Дрофа, 2004

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Источник (отрывок): Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших вре­мен до конца XX века. 10—11 кл.: Пособие для обще-образоват. учреждений / Под ред. В. И. Уколовой. — 8-е изд., стереотип. — М.: Дрофа, 2004. — 512 с: карт.

ISBN 5—7107—8708—6

Глава IX

Новое время:

рождение индустриальной цивилизации

(XIX - начало XX века)

...Век шествует путем своим железным, В сердцах корысть, и общая мечта Час от часу насущным и полезным Отчетливей, бесстыдней занята.

Е. А. Баратынский. Последний поэт. 1835 г.

§1

«ЖЕЛЕЗНЫЙ» ВЕК

Для Запада XIX век стал эпохой торжества индуст­риальной революции, которая одерживала одну побе­ду за другой в большинстве стран Европы, в США и в России. В конце века индустриализация проникла и на Восток, охватив Японию.

Рождение индустриальной цивилизации

С XIX в. начинается особый этап в развитии циви-лизационного процесса, который историки называют индустриальным, или машинным. Это название ука­зывает не только на то, что машины все более широко внедряются в производство и вытесняют ручной труд. Машины превращаются в некую самоценность, так как без постоянного изобретения и усовершенствова­ния машин невозможно существование такой цивили­зации. Машинная индустрия занимает едва ли не главное место в жизни общества, определяя его эконо­мическое благополучие, военный потенциал, между­народный статус.

В аграрных доиндустриальных цивилизациях важ­нейшее значение имела повторяемость, усвоение опыта предшествующих поколений, а орудия труда не менялись столетиями. Машинная цивилизация дик­тует необходимость непрерывного технологического обновления. Динамика, технический прогресс являют­ся основой жизни цивилизации нового типа. Темп из-

364

менений становится катастрофически быстрым по сравнению с прежними временами.

Было время, когда человек ощущал свой мир как непреходящий... В этом мире человек строил свою жизнь, не пытаясь изменить его. Его деятельность была направлена на улучшение своего положения в рамках самих по себе неизменных условий. В них он ощущал себя защищенным, единым с землей и небом.

К. Ясперс. Смысл истории

Такая скорость технического прогресса возможна только благодаря постепенно формирующемуся тесно­му союзу между машинной индустрией и наукой, ориентированной на практические цели. Он создавал огромные возможности для наращивания производст­ва и для удовлетворения материальных нужд в масш­табах, каких человечество еще не знало.

Машинная цивилизация, как представлялось тем, кто стоял у ее истоков, должна была освободить лю­дей, преодолеть зависимость человека от сил природы, устранить вечную угрозу неурожаев и голода, смерто­носных эпидемий, стихийных бедствий.

На самом деле зависимость от природы не исчезла, она просто стала иной. Одним из первых новые про­блемы, грозящие человечеству бедами, осознал извест­ный английский экономист Т. Мальтус (1766—1834). Его книга «Опыт о принципе народонаселения», напи­санная в 1798 г., приобрела огромную популярность в следующем столетии. У теории Мальтуса было много поклонников и не меньшее число противников.

По прогнозам Мальтуса, человечество, жизнь ко­торого определяется двумя важнейшими «интереса­ми» — влечением полов и добыванием пищи, ждет мрачное будущее. Улучшение уровня жизни большой массы людей приведет к снижению смертности и по­вышению рождаемости. Но со временем экономи­ческий рост не будет поспевать за ростом населения. А это обрекает человечество на голод и вымирание от перенаселения. Вывод экономиста получился весьма

365

суровым: необходимо ограничить рост рождаемости, прежде всего — у низших классов.

Чем же ограничиваются темпы экономического роста? И Мальтус, и другой выдающийся английский экономист Д. Рикардо (1772—1823) считали главным ограничением то, что развитие экономики зависит от одного неизменного фактора — земли. Можно, конеч­но, увеличить капиталовложения, усовершенствовать орудия труда, но все эти меры не изменят главного: наступит день, когда человек поймет, что производя­щие силы природы ограничены.

В те времена, когда Мальтус и Рикардо давали свои пессимистические прогнозы, перспективы развития индустриальной революции были еще неясны. Земля являлась тогда единственным источником не только пропитания, но и сырья. Зависимость от земли ощу­щалась очень остро. Например, чтобы увеличить про­изводство шерсти, нужно было все больше земли ис­пользовать под пастбища, а не под посевы.

Не менее важным препятствием на пути развития цивилизации была ограниченность источников энер­гии, без которой невозможно использование машин. Главным же источником тепловой энергии являлись уголь и дерево, запасы которых отнюдь не бесконеч­ны. Для того чтобы произвести одну тонну железа, требовалось сжечь четыре гектара леса. Исходя из этих цифр, разумеется, можно было сделать самые устрашающие выводы.

Наука и технический прогресс

Однако человечество нашло выход, предсказать ко­торый заранее было невозможно. Были найдены новые источники энергии и новые, более экономичные спо­собы ее использования. Во второй половине XIX в. резко возросло значение нефтяной промышленности. В 1870 г. во всем мире было добыто только 0,8 млн тонн этого ценного топлива, а в 1900 г. — уже около 200 млн тонн.

366

Последняя треть XIX в. стала эпохой освоения электричества, которое дало производству новую энергетическую базу. Источником электроэнергии стал турбогенератор; позже был изобретен двигатель внутреннего сгорания, которому предстояло совер­шить настоящий переворот в сельском хозяйстве, транспорте и военной технике. Наиболее экономичная модель, работающая на жидком топливе, была предло­жена в самом конце века немецким инженером Р. Ди­зелем и быстро получила распространение во всех об­ластях производства и на транспорте. В 1870— 1880 гг. французский ученый М. Депре и русские — Д. Лагинов и М. Доливо-Добровольский — проводили опыты, пробуя передавать электричество на расстоя­ние. 1891 год, когда Доливо-Добровольскому удалось передать переменный ток на большое расстояние — 175 км, стал переломным в развитии электротехники. Возникли новые отрасли промышленности — электро­химия и электрометаллургия, стали использоваться электросварка, изменился городской транспорт: на улицах появились первые трамваи.

Был получен новый материал, имеющий огромное производственное значение, — сталь. Она открывала большие возможности для увеличения скорости, проч­ности и мощности машин, а потому стремительно вы­тесняла железо и дерево. Уже в 1870-х гг. выплавка стали являлась важнейшим показателем промышлен­ного потенциала страны.

Успехи в области химии сделали возможным быст­рое развитие химической промышленности, которая производила красители, искусственные удобрения, резко повышавшие урожайность, синтетические (кау­чук, искусственное волокно и др.) и взрывчатые веще­ства.

Уже в конце XIX в. появилась очень важная тен­денция, которая в XX столетии будет определять практически всю индустрию: от использования орга­нических веществ перешли к минералам, которые ста­ли основной базой для промышленного производства.

367

Научные открытия, большая часть которых прихо­дилась на последнюю треть XIX и начало XX в., из­менили облик цивилизации: электрическое освеще­ние, радио, телефон, телеграф, воздухоплавание, ки­нематограф, автомобиль — это еще далеко не полный перечень всех изобретений, которыми была так богата эпоха.

«Железный», машинный век преобразил облик го­родов, быт человека и его труд, изменил представле­ния людей о расстояниях благодаря транспорту и сис­темам связи, расширил поток информации.

Человечество, обладающее важнейшей способно­стью — изобретать, успешно справилось с очередным вызовом природы. Но все-таки это не означает, что проблемы, которые английские экономисты постави­ли почти два столетия назад, ушли в прошлое. Пусть их выводы спорны, но они уловили основную особен­ность индустриальной цивилизации — ее зависимость от энергетической базы, которая нуждается в постоян­ном обновлении.

В XIX в. появилась еще одна проблема, которая и в наши дни не потеряла своей остроты. Машины изме­нили характер труда, роль человека в производстве и отношение людей к своей деятельности. Безвоз­вратно миновало время средневековых мастеров, лю­бовно и неторопливо создававших вещи, на которых лежала печать индивидуальности. Новое производст­во, с одной стороны, требовало изобретений, мобили­зации всех творческих возможностей человека, его освобождения от цеховых и корпоративных связей. С другой стороны, поточное, массовое производство превращало работника в придаток машины. Это стало очевидным в самом начале промышленного переворо­та, а особенно ярко проявилось в начале XX в., когда Г. Форд ввел конвейер на своих автомобильных заво­дах в США (1912—1913). Уровень производительнос­ти труда резко вырос, но труд был до предела механи­зирован, обезличен.

368

Воздействуя на природу посредством машин... че­ловек не освобождается от необходимости трудить­ся... Он отдаляет свой труд от природы, не проти­востоит ей как живой живому... Труд становится все более безжизненным... сознание фабричного рабочего доводится до крайней степени тупости...

Г. Гегель

Индустриализация

и монополистический капитализм

Большие изменения происходили и в организации производства. Сама природа производительных сил в ту эпоху требовала большой концентрации производ­ства и капиталов. В последней четверти XIX в. мелкие и средние предприятия стали поглощаться крупными компаниями. Зарождался монополистический капи­тализм. Формы слияния были различны: возникали картели, которые определяли цены и делили рынки сбыта; синдикаты — объединения, созданные для совместной продажи товаров; тресты, в которых про­исходило полное объединение собственности для сов­местного производства и сбыта; концерны — объеди­нения трестов или предприятий на основе финансо­вой зависимости от какой-либо монополистической группы.

Результаты этого процесса были очень неоднознач­ны. Монополии давали возможность осуществить централизованное управление множеством компаний

■ Монополия — в буквальном переводе с греческого «про­даю один». Исключительное право производства или торговли, принадлежащее одному человеку, или группе лиц, или государству. Капиталистическими монопо­лиями называют объединения капиталистов, которые сосредоточивают в своих руках производство или про­дажу какого-либо товара для того, чтобы установить свое господство в той или иной отрасли экономики.

369

и предприятий, усовершенствовать техническую базу, снизить затраты по производству и обуздать стихию рыночной конкуренции. Вместе с тем в образовании монополий таились и свои угрозы, в том числе полити­ческого характера. В руках небольшой кучки людей, владельцев гигантских промышленных империй, кон­центрировалась финансовая власть, которой могли бы позавидовать короли. Монополистическая олигархия могла влиять на внешнюю и внутреннюю политику страны. И не случайно уже в 1870—1880-е гг. в США, где процесс монополизации шел очень быстро, в этом увидели угрозу демократии.

В конце 1880-х гг. президент Кливленд заявил, что корпорации, которые должны находиться «в строгих рамках закона и служить интересам народа, вместо этого быстро превращаются в средство владычества над ним». Обуздание монополий, превратившихся в огромную экономическую и политическую силу, стало одной из важнейших проблем, не потерявшей акту­альности и в наши дни.

Итак, уже в XIX в. достаточно резко обозначи­лась грань между двумя большими цивилизационными периодами в истории человечества — доинду-стриальным и индустриальным. Вслед за изобрете­нием машин стали происходить качественные изменения, затронувшие практически все стороны жизни: от организации производства и трудового процесса до быта и психологии человека. Эти изме­нения принесли и положительные, и отрицательные результаты, но главное — поставили перед человече­ством новые проблемы, неизвестные прошлым поко­лениям.

Вопросы и задания

1. Что отличает индустриальную цивилизацию от традици­онной? Попытайтесь дать определение индустриальной цивили­зации.

370

  1. В чем выражается зависимость человека от природы на этапе индустриальной цивилизации? Как эту проблему воспри­нимали в XIX в.? Как она решалась в теории Т. Мальтуса? Кажет­ся ли вам эта теория правильной? Поясните свой ответ.

  2. Какую роль в индустриальной цивилизации играет наука? Назовите важнейшие изобретения, сделанные в XIX и начале XX в. Какие изменения в жизнь человека принесла индустриаль­ная цивилизация? Прочитайте высказывание Гегеля о механизи­рованном труде. Согласны ли вы с мнением немецкого филосо­фа?

  3. Объясните, что такое монополистический этап в развитии капитализма. Какими причинами он вызван? В чем состоят пре­имущества и недостатки монополий?

§2

СТРАНЫ «СТАРОГО КАПИТАЛИЗМА»

Развитие капитализма в XIX в., как и прежде, шло неравномерно, несинхронно в разных регионах Запа­да. В конкурентной борьбе крупных держав постоянно менялась расстановка сил. На мировую арену вышло «второе поколение» капиталистических стран, оттес­нявших на задний план державы, где капитализм и промышленный переворот начались гораздо раньше: Россия, Германия и США.

Сложные экономические процессы, определявшие место той или иной страны в мире, были неразрывно связаны с политической жизнью. В большинстве госу­дарств Европы модернизация еще не была завершена, и ликвидация остатков феодализма или самой фе­одальной системы оставалась неотложной задачей.

Европейская «периферия» и модернизация

Вы уже знаете, какое большое значение для разви­тия модернизации имеют преобразования в политиче­ской жизни.

XIX век был бурной эпохой революций: они пре­вратились как бы в норму западноевропейской жизни.

371

Пожалуй, именно в XIX в. стало очевидным, что рево­люции далеко не всегда решают все проблемы сразу, а потому могут повторяться, производя все новые и но­вые корректировки социально-политических и эконо­мических структур. Франция после Великой буржуаз­ной революции 1789 г. пережила еще три — в 1830, 1848 и 1870—1871 гг. Причем только последняя рево­люция положила конец монархическому строю.

В 1820—1821 и 1848 гг. революции произошли в Италии. Целая серия революционных взрывов вплоть до 1870-х гг. сотрясала Испанию, однако страна по-прежнему оставалась полуфеодальной. В 1848 г. началась революция в Германии, но и она не решила всех проблем: наследие феодализма продолжало ска­зываться в самых разных областях жизни.

В ту эпоху проявилась и еще одна любопытная чер­та революций — их синхронность. Роль лидера рево­люций играла Франция. В 1830 г. почти одновременно с французской вспыхнула и бельгийская революция, начались восстания в русской Польше, Италии и неко­торых государствах Германии. Революция 1848 г. вслед за Францией охватила Германию и Италию.

В жизни периферийных государств многое изме­нилось в эпоху наполеоновских войн. Захватнические войны Наполеона сыграли не только отрицательную, но и положительную роль. Страны, ставшие частью огромной империи, разумеется, испытали на себе ма­териальные и моральные тяготы побежденных. Но продвижение наполеоновской армии по Европе сопро­вождалось отменой феодальных привилегий, секуля­ризации церковных земель, установлением свободы печати и гражданского равенства. Одним словом, по­бедители пытались воплотить то новое, что принесла Французская революция. Правда, разрушение основ феодального общества в Италии, Германии, Испании осуществлялось в насильственной форме, что вызвало в этих странах национально-освободительные движе­ния. И все-таки положительные результаты преобра­зований были столь значительными, что их не смогла

372

полностью перечеркнуть даже реставрация старых по­рядков после развала империи Наполеона.

Таким образом, в развитии стран периферии насту­пил перелом, хотя его результаты были далеко не оди­наковы. Германия к концу XIX в. совершила гранди­озный скачок, заняв лидирующее положение в Европе.

Раздробленная Италия по-прежнему заметно от­ставала от крупных держав, и только после 1870 г., когда было завершено ее объединение, для модерниза­ции открылись более широкие возможности; темп раз­вития ускорился. В Северной Италии создавались крупные капиталистические хозяйства, росла про­мышленность. Аграрный Юг отставал — и из-за сла­бой промышленной базы, и из-за того, что там дольше сохранялись помещичьи хозяйства и полуфеодальные формы зависимости крестьянства. Тем не менее к кон­цу XIX в. Италия окрепла настолько, что смогла при­нять участие в борьбе за колонии.

Более печальной была судьба Испании. Несмотря на целую серию революций, абсолютистская монархия не уступала своих позиций; либеральные завоевания революций либо вообще упразднялись во время рестав­рации, либо сохранялись в крайне усеченном виде.

Растерявшая большую часть своей огромной коло­ниальной империи Испания оставалась полуфеодаль­ной страной. Промышленность развивалась крайне медленно. Хотя в начале XX в. появились первые мо­нополистические концерны, страна так и не создала своего машиностроения. Ключевые позиции в эконо­мике занимал иностранный капитал. Испания, в сущ­ности, превратилась в сырьевой придаток крупных ка­питалистических держав.

Европейский центр: перераспределение сил

Страны, составлявшие в XVIII в. центр, вынужде­ны были отступать под натиском молодых капиталис­тических стран, где индустриализация началась позд­нее, но прошла на более высоком техническом уровне.

373

Англия, родина промышленного переворота, на­чиная с 1870-х гг. утрачивает свое первенство, усту­пает его США, производившим больше стали и чугуна. В опасного конкурента превратилась и Германия. В 1890-е гг. дешевые немецкие товары проникали уже не только в Англию, но и в ее колонии. В последней трети XIX в. страна пережила первые тяжелые про­мышленные кризисы. Одним из последствий, еще бо­лее ухудшивших экономическую ситуацию, был отток капиталов: деньги стало выгоднее вкладывать в стро­ительство железных дорог и фабрик в колониях или в других странах Европы.

Франция, революционизировавшая всю Европу, продолжала развиваться весьма медленно и в резуль­тате к концу века оказалась на четвертом месте в ми­ре, в то время как еще в 1870-е гг. она занимала второе место (после Англии). Собственное машиностроение было развито слабо, станки в основном ввозились из-за границы. Уровень концентрации производства оста­вался низким: в стране сохранялось множество мел­ких и средних предприятий, на которых работало не более 100 человек. Многие из них специализировались на производстве предметов роскоши.

В деревне большинство хозяйств (71%) были мел­кими, и их владельцы не могли использовать техниче­ские и агрикультурные усовершенствования. По уро­жайности пшеницы, например, Франция стояла на од­ном из последних мест в Европе.

В этой ситуации в стране расцветал банковский ка­питал. По его концентрации Франция шла впереди других стран. К концу века 3/4 финансов держали в своих руках несколько крупных банков. Финансовая верхушка быстро богатела на займах, которые предо­ставлялись иностранным государствам, в том числе и России. Но история Голландии показала, насколь- ко опасен для страны путь финансового капитализма. Во Франции стал распространенным особый тип бур­жуа — не труженика-предпринимателя, а рантье.

3 начале XX в. в промышленности Франции насту­пило оживление, поскольку успешно стало развивать-

374

ся производство автомобилей, но общее отставание бы­ло очень заметным, особенно от Германии.

Конечно, страны «старого» капитализма — Анг­лия и Франция, несмотря на все вставшие перед ни­ми проблемы, продолжали входить в число сильней­ших стран Запада, занимали ключевые позиции в международных отношениях. Но их полное и безус­ловное лидерство было поколеблено. Индустриаль­ная эпоха требовала постоянного обновления техни­ческой базы, и в этом смысле промышленный пере­ворот нельзя было «завершить» — этот процесс мож­но сравнивать с линией, уходящей в бесконечность. Любые промедления и задержки на пути техниче­ского прогресса грозили самыми тяжелыми послед­ствиями.

Вопросы и задания

  1. Какие страны представляли «молодой» и «старый» капи­тализм? Какие проблемы стояли перед странами «молодого» ка­питализма? В чем состояли их трудности и преимущества?

  2. Какую роль в процессе модернизации играют преобразо­вания политической системы? Приведите примеры (по материа­лам данной главы). Какие страны к концу XIX в. входили в число сильнейших капиталистических держав мира? Какие среди них были наиболее передовыми?

  3. Почему такие страны, как Италия и Испания, остались на положении «периферийных»?

  4. В чем состояла особенность развития капитализма во Франции? Почему Англия утратила свое первенство в мировом экономическом развитии?

§3



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Пособие снабжено материалами источников для семинарс­ких занятий, картами и развернутым методическим аппаратом. Рекомендовано к изданию Министерством образования Рос­сийской Федерации и включено в Федеральный перечень учеб­ников

    Семинар
    ХАЧАТУРЯН В. М. ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XX ВЕКА. 10—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учеб, заведений / Под ред. В. И.
  2. Учебное пособие Божий дар красота; и если прикинуть без лести, То ведь придется признать: дар этот есть не у всех

    Учебное пособие
    Книга представляет собой антологию тематически структурированных культурологических текстов — извлечений из трудов мыслителей разных эпох, а также памятников мировой литературы.
  3. Книга эта писалась почти четверть века назад. За эти годы многое произошло: пала, казавшаяся нерушимою, коммунистическая система; распался Советский Союз.

    Книга
    Борис Вайль – участник подпольного движения 50-х, возникшем под влиянием ХХ съезда КПСС и событий в Венгрии. В 1954 г. Б. Вайль – 18-лет­ний студент Ленинградского библиотечного института был осужден на 6 лет лишения свободы.
  4. Основная образовательная программа начального общего образования Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения

    Основная образовательная программа
    планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы начального общего образования на основе ФГОС и с учетом УМК «Перспектива»;
  5. Основная образовательная программа начального общего образования муниципального общеобразовательного учреждения Поддубенская основная

    Основная образовательная программа
    Важнейшим этапом модернизации общего образования является переход массовой школы на новые стандарты образования. Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) – принципиально новый для отечественной школы документ.

Другие похожие документы..