Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Медицинский университет Астана кафедры анатомии с курсом топографической анатомии и оперативной хирургии, клинической анатомии и оперативной хирургии ...полностью>>
'Тезисы'
Сейчас от людей нужны подвиги. Больше работать за меньшие деньги. Когда людей мотивируют на подвиги, с ними не говорят языком формальных приказов и ко...полностью>>
'Документ'
На площади перед дворцом Н.А. Дурасова гостей встретит фольклорный коллектив «Тальянка», который познакомит зрителей с традициями и различиями праздн...полностью>>
'Закон'
Дохідна частина прогнозу місцевих бюджетів на 2012 рік розроблена на основі реформованого податкового законодавства, відповідно до норм чинного Подат...полностью>>

А. И. Верховская Ведущий научный сотрудник Института (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ

Л.Н. ФЕДОТОВА

АНАЛИЗ СОДЕРЖАНИЯ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД ИЗУЧЕНИЯ

СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Издание 2-е, исправленное и дополненное

Допущено Учебно-методическим объединением вузов

Российской Федерации по образованию в области

международных отношений в качестве учебного пособия для студентов вузов, обучающихся по специальностям

«Связи с общественностью» и «Реклама»

Москва

Научный мир

2001

УДК 316.77

ББК 60.56

Ф34

Публикуется по решению Ученого совета

Института социологии РАН

Рецензенты:

Старший научный сотрудник факультета

журналистики МГУ канд. филол. наук

А.И. Верховская

Ведущий научный сотрудник Института

социологии РАН канд. филол. наук

Е.Я. Таршис

Федотова Л.Н.

Анализ содержания ¾ социологический метод изучения средств массовой коммуникации. ¾ М.: Научный мир, 2001. ¾ 214с.

ISBN 5-89176-137-8

В работе рассматриваются возможности социологического исследования массовых информационных процессов с помощью метода анализа их содержания. Монография представляет интерес для социо­логов, политологов и студентов, специализирующихся в этих областях знаний.

УДК 316.77

ББК 60.56

ISBN 5-89176-137-8

 Федотова Л.Н., 2001

 Научный мир, 2001

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Раздел 1. АНАЛИЗ СОДЕРЖАНИЯ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД СБОРА СОЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Раздел 2. ЦЕЛИ ОБРАЩЕНИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ К МЕТОДУ АНАЛИЗА СОДЕРЖАНИЯ

Раздел 3. МЕТОДИКА АНАЛИЗА СОДЕРЖАНИЯ ТЕКСТОВ

Программа исследования как жанр

Машинный способ анализа текста

Выбор единиц наблюдения

Полевой этап

Раздел 4. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ТАСС и РИА в средствах массовой информации

Комментарий автора из 1999 г.

Пресса об экологических проблемах (анализ содержания)

Знакомство с К. Боровым. Социологическое эссе

БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении XX века, который совпал с периодом становления и развития социологии как науки, в ее недрах широкое применение нашел такой метод изучения текстов, как «анализ содержания», или контент-анализ. Этим термином обозначается методика выявления частоты появления в тексте определенных, интересующих исследова­теля характеристик, которая позволяет ему делать некоторые выводы относительно намерений создателя этого текста или возможных реак­ций адресата. Применение процедуры измерения при анализе текстов сделало возможным получить точные, объективные данные о харак­тере всех видов общения по их содержанию. Действительно, в про­цессе коммуникации содержание занимает центральное место. Это и реализация намерений автора-коммуникатора и возможные реакции получателя сообщения.

Наиболее эффективным оказывается применение этого метода для анализа потоков информации, содержащейся на страницах газет, в передачах радио и телевидения, в рекламных сообщениях, но нередки обращения социологов к этому методу для анализа и менее объемно представленной информации (личных писем, дневниковых записей, речей политических деятелей и т.д.). Объективный, систематичный анализ совокупности таких текстов снабжает исследователя надежной информацией о тенденциях деятельности авторов, об эксплицитно присутствующих намерениях коммуникатора, о возможных, ожидае­мых воздействиях информации на потребителя, в определенной сте­пени о потенциальных реакциях его.

Данная работа ставит своей целью познакомить специалистов-обществоведов, социологов, а также студентов, специализирующихся в области социологии, исследований коммуникации, практиков паблик рилейшнз, рекламистов как создателей рекламных сообщений с методом, который должен входить в профессиональную копилку ис­следователя, анализирующего окружающую его социальную реаль­ность, и производителя текстов с любыми социальными функциями. Информационные потоки в человеческом социуме представляют его существенную и даже сущностную характеристику.

В разделе 1 «Анализ содержания ¾ социологический метод сбора социальной информации» анализируются отличия этого метода от других способов исследования, описывается то, что делает этот инст­рументарий социологическим.

В разделе 2 «Цели обращения исследователя к методу анализа содержания» демонстрируются возможности метода для исследова­ния отдельных частей коммуникативного процесса: в какой мере само содержание может расцениваться как свидетельство намерений коммуникатора, производителя текста, как свидетельство состояния аудитории, для которой этот текст предназначен, как реализуются такие социологические задачи в конкретных эмпирических исследованиях с применением контент-анализа.

Раздел 3 «Методика анализа содержания текстов» посвящен инструментарию исследования с помощью анализа содержания, воссоздается путь исследователя от постановки задачи до создания той мерки, с которой исследователь подходит к единичным текстам, что­бы обнаружить в них наличие или отсутствие интересующих иссле­дователя характеристик: путь от категории познания, от понятия на абстрактном уровне к его, как говорят исследователи, эмпирическим эквивалентам, его реальному лексическому носителю.

Здесь же идет обсуждение чрезвычайно важной для любого исследователя проблемы: выбора единиц наблюдения, когда решается вопрос, сколько текстов нужно проанализировать, чтобы решить те задачи, которые исследователь поставил перед собой. Особо выделен блок проблем, связанных с полевым этапом исследования, собственно анализом текстов.

Раздел 4 «Интерпретация результатов» посвящен заключительно­му этапу исследования ¾ интерпретации, комментированию данных, полученных в ходе анализа текстов, который провел исследователь.

Рассматриваются разные способы сравнения полученных результатов ¾ с ранее проведенными исследованиями, с нормативными документами, с итогами исследований, которые использовали дру­гие социологические методики.

В Приложении демонстрируются возможности контент-анализа на примерах конкретных эмпирических исследований, проведенных автором, с использованием обсуждаемого метода.

Работа снабжена библиографией наиболее важных публикаций но анализу содержания: как монографического характера, так и ста­тей из периодических профессиональных изданий, связанных с дан­ной проблематикой.

Раздел 1

АНАЛИЗ СОДЕРЖАНИЯ ¾

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД СБОРА

СОЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Названия метода в виде словосочетаний «анализ содержания» или «контент-анализ» сегодня существуют в профессиональной лексике социологов равноправно, и мы будем использовать их как синонимы. Отдать предпочтение одному из них ¾ значит, в какой-то мере дискри­минировать другой. Эти названия закрепились за особой методиче­ской процедурой анализа всех видов текстов (вербальных, визуаль­ных, и проч.), причем в первом случае название является переводом с английского, а в другом ¾ просто языковой калькой термина, кото­рым пользовались американские ученые, в чьих трудах этот метод получил принципиальную разработку и был, так сказать, ими запатен­тован. Равноправно пользуясь в данной работе как этим термином, так и его дословным переводом, мы англоязычным термином оттеня­ем специфичное в многозначности привычного русского, термином же «анализ содержания» напоминаем, что речь идет об анализе ядра коммуникации, того, что лежит между коммуникатором и аудитори­ей, между автором послания и тем, кому это послание адресовано.

В принципе в основе этой процедуры лежит тот же механизм, что и в основе ненаучного, обыденного, ежедневного нашего знакомства, например, с газетами. На основании многодневного потребления до­статочно большого числа единичных материалов газеты мы получа­ем определенное представление о ее основной стратегии, ее оператив­ности, правдивости и т.д. К выводу о том, что собой представляет этот источник информации, мы приходим на основании знакомства с про­дуктом этого источника ¾ его содержанием. За этим может последо­вать и наше решение ¾ подписываться или не подписываться на эту газету, читать ее дальше или не читать... Не ставя перед собой специальной научной задачи, мы составляем ¾ более или менее полное ¾ представление о любимой рубрике, об арсенале мимических средств у знакомого телеведущего, о приемах держать в напряжении знатоков и аудиторию, которые использует В. Ворошилов в своих передачах «Что? Где? Когда?», или об отличии подачи информации о последних событиях в Косово на двух разных телеканалах: ОРТ и НТВ. Такое, представление может стать объектом разговора критика-обозревателя на страницах газеты о той или иной передаче телевидения.

И все же ¾ социологический анализ содержания противопоставляется таким заключениям как импрессионистическим.

Если мы представим на этом месте исследователя, который специ­ально задастся целью изучить материалы газеты, с тем чтобы прийти к выводу об ее общей политике, ее авторах, ее проблемах и т.д. ¾ мы должны будем допустить, что исследователь делает это с большей строгостью, чем мы. Он точно определяет, что именно он должен фиксировать в тексте материалов, какие слова, предложения, качественные прилагательные он должен зафиксировать, чтобы выяснить, каким образом ¾ с симпатией или/и антипатией ¾ подается в этой газете фигура политика X, какая реклама идет в органах информации, основной пакет акций которых находится в руках конкретного бизнесмена, и как эти источники информации подают фигуру действующего прези­дента и отличаются ли они в этом смысле от других источников, при­надлежащих другому бизнесмену и т.п.

Суммируя свои впечатления от деятельности коммуникатора (конкретного источника информации или конкретного телеведущего), исследователь делает это буквально: он подсчитывает суждения, в которых интересующий его политический субъект подается в благоприятном или неблагоприятном свете, подсчитывает количество материалов, в которых этот политик вообще появляется (мы-то знаем, что быть «героем» журналистского материала для политика означает стать знакомым своему электорату ¾ иногда даже не важен знак, с которым подается при этом политик).

В каждом конкретном случае ¾ идет ли речь о выяснении оперативности, или о том, какие черты характера эта газета описывает, когда речь, к примеру, заходит о племени полинезийцев, ¾ исследователь разрабатывает специальную методику, которая позволяет ему по содержанию ряда материалов судить о том, что стоит за этим содержа­нием: что мы можем сказать об его авторе, о газете в целом, о читате­лях, об эпохе, к которой относится деятельность этой газеты и т.д. На основании информации о том, что есть в тексте, исследователь делает вывод, в какой мере это отражает (моделирует, модифицирует, транс­формирует, искажает) социальную реальность.

В более общем виде можно сделать вывод, что методика анализа содержания направлена на объективное изучение текстов с целью исследования социальных процессов (объектов, явлений), которые эти тексты представляют.

Если излагать историю метода анализа содержания от Адама, то надо, очевидно, обратиться к известному выражению «в начале было слово». Как известно, Гете поправил евангелиста Матфея, которому принадлежит это выражение, тем, что перевел это изречение как «в начале было дело». Известный русский психолог Л.С. Выготский, стал­кивая эти два положения, нашел выход, сказав, что слово есть конец, который венчает дело.

В качестве такового слово, тексты вообще издавна рассматрива­лись многочисленными учеными. Документы общества свидетельство­вали об обществе, но и об источнике, авторе, их написавшем. Издавна целью обращения к древним рукописям исчезнувшей цивилизации было стремление реконструировать по ним социальную наполненность этой цивилизации ¾ ее религию, историю, экономику, мораль... Но уже тогда осознавалась проблема ¾ репрезентируют ли эти тексты всю со­циальную действительность, или при отображении ее в слове авторы уже определенным образом ее интерпретировали, умалчивая об одном, восхваляя другое. И тогда возможен принципиально другой подход к этим текстам ¾ рассмотрение их с точки зрения задач человека (слоя, класса, института), воспроизводящего действительность, а также с точки зрения отношения к ним потенциальной аудитории.

В этом разделении способов использования текстов можно увидеть своеобразный водораздел между различными подходами к информационной продукции прошлого, воспроизводящими деление человеческой обществоведческой мысли на различные научные дис­циплины. Так, история всегда черпала в текстах прошлого (еще раз подчеркнем, что для истории и археологии, например, раскопки ¾ это такой же текст, как и текст летописи, равно как и другие материальные носители следов прошлой культуры) информацию о прошедших вре­менах; Ю. Лотман в своих работах о романе А. Пушкина «Евгений Онегин» (в том числе в своей телеверсии «Беседы о русской культу­ре») использует этот текст как хранилище свидетельств о быте тех вре­мен, системе взаимоотношений в обществе, текст разлагается на со­ставляющие, относящиеся к разным сторонам человеческого бытия; одновременно и однопорядково для такой информации исследователем используется эпистолярное наследие той эпохи ¾ границы текста, таким образом, автором расширяются...

Рассмотрим, например, в качестве текста... фасад монастыря: «Мы можем отметить а) красоту общего вида; б) строительную техноло­гию; в) время и стиль постройки, не забывая о географическом и исто­рическом значении; г) предполагаемые или имеющиеся в наличии культурные и религиозные ценности и т.д.»

Издавна существует лингвистический способ оперирования тек­стами. Например, когда перед Нобелевским комитетом по присуж­дению премий встала проблема идентификации шолоховских текстов (как известно, в научной литературоведческой среде существовали со­мнения в авторстве «Тихого Дона», принадлежащего М. Шолохову) в связи с предстоящим присуждением нашему писателю премии, швед­ские ученые провели скрупулезный анализ ряда текстов М. Шолохо­ва, написанных им в разные годы: сопоставлялись длина предложе­ний, особенности прилагательных оценочного характера, лексический запас разных произведений и проч.

В принципе аналогичные процедуры могут быть востребованы и литературоведом в его многолетнем исследовании пути какого-либо писателя ¾ эволюция всякого художника слова может быть отражена в его текстах и фиксация такой эволюции может служить аргументаци­ей разного рода для исследователя его творчества.

В конце концов, работа газетного (журнального и проч. других видов информационных каналов) рецензента напоминает по своей сути такой способ анализа текстов. Но что важно заметить, и к этой проблеме мы будем неоднократно возвращаться, и литературоведы, и ре­цензенты всегда подчеркивают субъективность своих выводов ¾ бо­лее того, на этом основано принципиальное многоголосие в этом хоре, на этом основана разность самих информационных источников. Най­дя положительную рецензию на свой спектакль в одной газете, режис­сер уверенно ищет и отрицательные отзывы ¾ и он точно их найдет.

В тех примерах, которые мы привели, отчетливо дифференциру­ются эти подходы к текстам - использование их как свидетельства о социальной реальности, которая стоит за текстом; отношение к анали­зируемому тексту как к самодостаточной реальности ¾ установление некоторой системы характеристик внутри этой текстовой реальности; отслеживание связей этих характеристик со структурой, производя­щей и потребляющей эти тексты.

Ясно, что с появлением в обществе массовых коммуникаций вни­мание исследователей привлекло само содержание информации, кур­сирующей по этим каналам. По-видимому, можно утверждать, что в этом возникла объективная потребность. Оформилась индустрия ин­формации ¾ сначала газет, журналов, а впоследствии радио и телеви­дения, которая производила тексты, причем в огромных количествах. По своему чисто количественному объему эта информация стала социальным фактом, мимо которого не мог пройти социальный ис­следователь. Это многообразие текстов стало по сути дела новым социальным явлением, достойным внимания социолога. Кроме того, по мере осознания влияния этой информации на потребителя тек­сты массовой информации стали объектом внимания социолога уже по этой причине.

Научная необходимость состояла также и в том, чтобы исследова­ние текстов, которое до этого было в ведении гуманитарных наук, сде­лать точным, объективным, по возможности с применением матема­тики (т.е. со всем тем арсеналом, который свойственен точным наукам).

Социология средств массовой коммуникации, которая рассматри­вает основные законы функционирования прессы: газет, радио и теле­видения, сущность воздействия на аудиторию, способы и методы прес­сы при формировании общественного мнения, формы отражения об­щественного мнения в информационных каналах СМК, активно использует разные социологические методы для изучения всех составных частей своего предмета внимания. Помимо этого она активно вклю­чает в зону своего научного интереса и все общество, в котором функ­ционирует пресса.

Действительно, природа этого социального института такова, что СМК представляют из себя чрезвычайно мобильную и по своим мас­штабам универсальную систему регуляции жизни социума. В своей содержательной плоти деятельность по осуществлению этой регуля­ции поэтому векторно целенаправленна, целеустремленна. Причем категория интенции присуща всему информационному потоку, а если и отдельному сообщению, то лишь в той мере, в какой оно является частью этого потока.

Важно отметить, что само появление социологии в лоне обществоведческих дисциплин было возможно потому, что все больше осозна­валась необходимость изучения общества как социального объекта во всем многообразии социальных связей: экономических, политических, моральных, религиозных и т.д.; рассмотрения действительности как совокупности социальных фактов, которые надо устанавливать опыт­ным, эмпирическим путем с использованием методов, ранее прису­щих только естественным, точным наукам (наблюдение, эксперимент); рассмотрения этой действительности через призму человеческой дея­тельности; связи количественной стороны общественных явлений с их качественной стороной. Социология все больше оформлялась как социальная дисциплина, которая ставит во главу угла эксперименталь­ное, количественное, статистическое описание общественной жизни, рассматривающая при этом социальный организм в его функционировании и развитии.

Имея в виду эти социологические веяния в науке об обществе, мы лучше поймем направление, в котором шли поиски методов для ана­лиза информации, составляющей содержание прессы начала XX века.

В принципе уже отмеченные нами подходы к исследованию тек­стов реализовывались и в рамках социологии: например, для получе­ния сведений о той социальной реальности, которую они репрезенти­руют (например, пытливый социолог может и сегодняшние телесери­алы использовать для определенных выводов об образе жизни разных стран и разных народов, о системе жестикуляции в разных субкульту­рах, о физиономических вариантах разных эмоций и проч.); для оцен­ки тех стандартов, пропорций, углов зрения, полноты, с которыми они воспроизводят эту реальность и т.д.

Постепенно оттачивался особый инструментарий для исследова­ния содержания прессы ¾ количественный анализ ее. Используя математический аппарат, исследователи пытались с помощью различных формализованных процедур выйти на закономерности, тенденции этого информационного потока, выяснять намерения коммуникатора при тиражировании этого потока и прогнозировать возможные реакции на эту информацию аудитории.

Текст при таком подходе рассматривается в качестве объективированного (но опосредованного) отражения интересов, запросов сторон, участвующих в процессе общения друг с другом. Соответственно, ана­лиз текста позволяет исследователю с той или иной долей увереннос­ти судить о поведении, политике и т.д. участников общения.

Начиная с самых ранних попыток тематической классификации и количественного измерения параметров содержания газеты, текст рассматривается в системе социального функционирования прессы. Так, в исследовании Г. Спида ставилась задача зафиксировать изменения в тематическом содержимом воскресных нью-йоркских газет в период в 1881 по 1893 г. А изменения такие наметились сразу после того, как крупнейшая газета «Нью-Йорк Таймс» резко подняла свои тиражи, сни­зив цену за номер с трех до двух центов и увеличив размеры. Этому примеру последовали и другие газеты, причем изменения были не просто формальными (цена, размер), но, как и показал Г. Спид в сво­ем исследовании, газеты стали больше давать места сообщениям о сплетнях и скандалах в ущерб политической тематике, сфере искус­ства и т.д.

В том разрезе содержания, который предложил Д.У. Уилкокс в своей книге «Американская газета в свете социальной психологии» мы также находим выход на функции газеты в американском обществе (исследователь проанализировал 240 ежедневных газет за один день в США): новости, иллюстрации, литература, мнения, реклама.

В одной из самых ранних работ, использующих метод анализа содержания в исследовании местной печати, ее автор, М. Уилли, поми­мо тематического анализа газетных материалов, делит всю информа­цию на местную, окружную, относящуюся к штату, общенациональ­ную, зарубежную. В гипотетическом плане выдвигалась зависимость между включенностью данной группы людей в большие по масштабу общности и между количеством информации с разным признаком ло­кальности в газетах, предназначенных для этой аудитории.

Автор усматривал влияние прессы на процесс социализации. При­чем непосредственность такого влияния казалась автору само собой разумеющейся. Такое представление о функционировании прессы в обществе было весьма характерным для начального периода развития социологии СМК. Роль установки индивида, влияние группы, лидера мнений в коммуникативном процессе выявилась теорией позднее.

Исследование М. Уилли покоилось на таких теоретических посыл­ках, которые могли утверждаться лишь с гипотетической долей уве­ренности. Однако они были очень плодотворными для более поздних исследований содержания СМК, которые строили свои программы, а значит и принципы рассмотрения текста, на тех или иных зависимо­стях между СМК и аудиторией. Об этом свидетельствуют прямые ука­зания на преемственность по отношению к М. Уилли, которая про­сматривается ч некоторых более поздних работах, например, исследо­вании В. Стерна, посвященном информации, которая содержится на страницах трех городских газет (в штате Айова), по проблемам город­ской жизни, находящимся в ведении городского самоуправления.

В исследовании С. Кингсбери, X. Харта и Лины Кларк спектр но­востей в газете раскладывается по степени социального в том интере­се читателя, к которому эти новости апеллируют. С этой точки зрения все новости делятся на три группы: новости, затрагивающие чисто потребительские интересы читателя (например, сообщения о погоде и т.п.); новости, затрагивающие читателя как члена определенной соци­альной группы, более широкой общности, нации и т.д. (таковыми яв­ляются, по этой классификации, сообщения и о выборах городских властей, и о военно-морской конференции, и о новом тарифном зако­нодательстве); сенсационные новости. Авторы ставили задачу, взве­сив долю каждой группы новостей в газете, определить социальную ценность данной газеты.

Тематическую классификацию газет, предложенную в своей рабо­те М. Уилли, использовал советский исследователь общественного мнения и прессы В.А. Кузьмичев в своем анализе двенадцати совет­ских ежедневных газет.

Исследование выявило резкую разницу между содержанием со­ветских и американских газет, о чем говорит таблица, приведенная в своей книге В. Кузьмичевым (табл. 1.1).

Таблица 1.1



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. И. Верховская Ведущий научный сотрудник Института (1)

    Документ
    В работе рассматриваются возможности социологического исследования массовых информационных процессов с помощью метода анализа их содержания. Монография представляет интерес для социо­логов, политологов и студентов, специализирующихся
  2. Институт социологии социология в россии

    Литература
    Авторский коллектив: Г.М. Андреева, В.Н. Амелин, Я.У. Астафьев, Г.С. Батыгин, И.В.Бестужев-Лада, Р.-Л. Винклер, А.А. Возьмитель, В.И. Гараджа, Я.И. Гилинский, З.
  3. Власть» иИнститута социологии ран (12 ноября 2010 г.) Научный проект «народ и власть: История России и ее фальсификации» Выпуск 2 Москва 2011

    Документ
    Тощенко Ж. Т. — чл.-корр. РАН, акад. РАЕН, д. ф. н., проф., зав. каф. теории и истории социологии и декан социолог. фак-та РГГУ, гл. ред. ж-ла «СОЦИС»
  4. Федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)"

    Книга
    Книга обобщает результаты исследований по проблеме толерантности, выполненных авторским коллективом в рамках Федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском
  5. Бурьянов Сергей Анатольевич Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 года. Вступительная статья

    Статья
    Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 года. Вступительная статья С.

Другие похожие документы..