Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Методическое обеспечение тем лекций, вынесенных на КСР: курс лекций по частной хирургии для студентов педиатрического факультета / Под общ. ред. С.М....полностью>>
'Образовательный стандарт'
1.2. Квалификация выпускника – «Психолог. Клинический психолог. Преподаватель психологии». Нормативный срок освоения основной образовательной програм...полностью>>
'Программа'
7-Zip Архиватор с высокой степенью сжатия. Интегрируется в Windows Shell. Поддерживает ZIP, 7z, RAR, CAB, GZIP, BZIP2 и TAR архивы. Степень сжатия дл...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится « » 2012 г. в « » часов на заседании объединенного диссертационного совета КМ 737. 004. 04 по присуждению ученой степени кандидата п...полностью>>

Книга посвящается всем товарищам по несчастью тем, кто поверил А. И. Лебедю и пошел за ним

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Продвижение войск в город давалось с большим трудом. Рязанскому полку пришлось разобрать 13 баррикад. Несколько раз его пытались остановить с помощью разлитого на дороге и зажженого бензина. Дорогу преграждает моря огня, а тем временем из виноградников начинается обстрел. К утру полк вошел в город и занял назначенные районы. Операция обошлась в 37 человек ранеными пулями и камнями.

Через несколько дней, 24 января Лебедь получил приказ захватить морской вокзал в Баку и судно, где располагался штаб Народного фронта Азербайджана. Костромской полк ранним утром занял вокзал, захватил теплоход «Сабит Оруджев». Вскоре к вокзалу подошло судно «Нефтегазфлота» и с него два десятка автоматчиков начали обстреливать позиции полка. Десантники, потеряв несколько человек ранеными и одного убитым, открыли ответный огонь. Выстрелами из БМД подожгли судно. Боевики сели в моторку и ушли.

На вокзале и на теплоходе взяли в плен 20 человек из членов Народного фронта. После взятия вокзала к Лебедю приехала группа следователей Генеральной прокуратуры СССР и Главной военной прокуратуры: «Один из следователей пододвинул стопку стандартных листов, на глаз штук 150-170. Я бегло их прочитал… Все они были озаглавлены совершенно одинаково: «Перечень преступлений, совершенных военнослужащими воздушно-десантных войск на территории Баку 19-20 января 1990 года». Тексты разнились, но незначительно: убиты сотни, ранены тысячи. Украдено совершенно неимоверное количество машин, холодильников, ковров, денег, драгоценностей. И выводы были везде одинаковы: требуем немедленно разобраться и сурово наказать» [4, C. 298].

На эти абсурдные обвинения десантники ответили просто. Когда на собрание офицеров устроенное по этому случаю, прибыли следователи и потребовали выдать преступников, и пригрозили еще силой, офицеры ответили хохотом. Лебедь приказал снять охрану следователей. Через некоторое время прибыл начальник группы, принес извинения и попросил вернуть охрану. Оказалось, что несколько офицеров полка действительно взяли на вокзале несколько ящиков с пивом и растворимым кофе. После короткого разбирательства, взятое нашли и немедленно вернули. Инцидент был исчерпан.

Тем временем события и волнения продолжались уже не в Баку, а в районах. 25 января командующий ВДВ генерал-полковник Владислав Алексеевич Ачалов приказал Лебедю срочно отправить в Джалилабад ветолетный полк и восстановить там свергнутую Советскую власть: «С рассветом 26 января с аэродрома Кала снялись и взяли курс на Джалилабад 5 вертолетов МИ-8. На борту каждого находилось 15 человек: каски, бронежилеты, три ротных пулемета, три гранатомета АГС-17, автоматы с подствольниками… Задача каждой группы – перехватить в определенном месте одну из пяти входящих в город дорог. Всех впускать – никого не выпускать» [4, C. 303]. Все прошло очень хорошо. Дороги были перекрыты, в город вошел парашютно-десантный батальон и занял центр города. Оказалось, что в городе был разгромлен горисполком, сожжен горком, разогнана школа милиции. Несколько десятков человек объявили от свержении Советской власти. Батальон под командованием полковника В.И. Орлова без проблем восстановил Советскую власть, потому как никого из свергателей в городе уже не было. Жители города выбрали Орлова председателем горисполкома, секретарем горкома и начальником милиции.

В то же время отряд десантников в Нефтечале захватил в плен штаб Народного фронта Азербайджана. Немного спустя в одном из горных селений была ликвидирована большая банда боевиков. Деятельность фронта оказалась парализованной и вскоре обстановка пошла к успокоению.В феврале 1990 года Тульская дивизия была отведена в свои гарнизоны.

17 февраля 1990 года Лебедю было присвоено звание генерал-майор. В это время начиналась новая полоса выборов, на сей раз уже в народные депутаты РСФСР. Ачалов поставил Лебедю задачу обеспечить его избрание депутатом. Выборы прошли тем же темпом и методом, что и выборы генерал-полковника Моисеева. Дивизия давала многочисленные концерты, устаривала встречи и организовывала самую разнообразную помощь населению, выполняя предвыборные обещания генерал-полковника Ачалова. Дело было сделано, и Ачалов стал народным депутатом России.

После этих выборов начались другие выборы, теперь уже на XVIII съезд партии. 51-й Тульский полк выдвинул Лебедя кандидатом в делегаты. На предвыборное собрание приехал генерал-полковник В.К. Полевик и заявил, что он тоже должен был делегатом на съезд, как член Военного совета. Но при голосовании подавляющее большинство голосов получил Лебедь. Во втором туре выборов делегатами на съезд были выбраны Ачалов и Лебедь.

Первый этап партийного съезда открылся как учредительный съезд Российской компартии. Лебедь был совершенно неискушенным в партийных делах, потому просто сидел и слушал: «Вот здесь для меня впервые во всей своей неприглядности открылась очевидная истина, что единство коммунистической партии – мнимо и она не так монолитна, как нам это внушали, и что в ней есть масса подспудных течений, представители которых зачастую стоят на противоположных позициях и сплошь и рядом непримиримы» [4, C. 319].

Этот съезд был для Лебедя переломным. На нем он увидел воочию все советское руководство, всех членов всемогущего Политбюро ЦК КПСС во всем их великолепии: дряхлых стариков с явными признаками маразма, с потрясающе низкими ораторскими качествами и грубыми ошибками на съезде.

Российская делегация на съезде пригласила Горбачева прийти и ответить на вопросы. Горбачев пришел, бросил фразу о том, что говорить, мол, здесь не о чем, и ушел, оставив российскую делегацию обдумывать положение. На этом КПСС и Компартия РСФСР разошлись и теперь уже окончательно. На заседании делегации, а теперь съезда Компартии России, Лебедя выдвинули кандидатом и избрали в члены Центрального Комитета: «Я побывал на двух пленумах. Послушал бесплодную, визгливую перебранку писателей, аграриев. Понаблюдал откровенную, не гнушающуюся никакими средствами борьбу разных течений и направлений за постановку на определенную должность своего человека. Был свидетелем постыдного проигрывания сценария дележки должностей с розыгрышем: кто, когда и в какой момент какой компромат должен сбросить» [4, C. 325].

Одним словом, для генерал-майора Лебедя XVIII съезд партии был, своего рода, школой политических наук. Там ему продемонстрировали сразу, зримо и наглядно весь набор политических методов решения вопроса. Для будущего политика эта своеобразная школа очень много для понимания механизмов политики, для понимания закономерностей политической борьбы. Можно сказать, что дальнейшими своими успехами Лебедь обязан не в последнюю очередь именно партийным функционерам, которые на XVIII съезде КПСС делили власть в партии. Лебедь так пишет об этом этапе своей жизни: «Я не вернулся больше в ЦК КПР. XVIII съезд подвел в моей жизни какую-то очень важную черту, которую еще предстоит осмыслить и скоротой еще предстоит разобраться» [4, C. 326].

Будучи командиром одной из лучших воздушно-десантных дивизий в стране, Лебедь помимо своей воли втягивался в большую политику. В Советском Союзе начался большой раздел власти, и каждая из сторон надеялась на поддержку армии, в первую очередь наиболее боеспособных воздушно-десантных частей. 8 сентября 1990 года Ачалов приказал Лебедю привести Тульскую дивизию в боевую готовность по «южному варианту», то есть по порядку, каким они вылетали на ликвидацию межнациональных конфликтов. Дивизия приготовилась, но приказ поступил только вечером 9 сентября. По приказу дивизия должна была быть сосредоточенной на военном аэродроме им. Фрунзе в Москве. Лебедь привел туда Рязанский и Костромской полк, располагавшиеся ближе всего к Москве. После появления на аэродроме десантников, их стали одолевать люди с вопросами. Лебедь, после нескольких попыток прояснить ситуацию, получил приказ готовиться к параду. Тут же на аэродроме был сооружен «парк» для боевой техники, а солдаты стали готовиться к параду в честь 7 ноября. После парада полки дивизии снова были отведены в гарнизоны.

В феврале 1991 года Лебедь по приказу нового командующего ВДВ генерал-полковника Павла Сергеевича Грачева сдал дивизию и стал заместителем командующего ВДВ по боевой подготовке и вузам. В этой должности он встретил августовский путч 1991 года, в котором принял самое деятельное участие. 17 августа Лебедь был вызван из отпуска и получил приказ поднять Тульскую дивизию по «южному варианту». Два дня прошло в ожидании приказа. Он поступил 19 августа в 4 утра. Дивизии предписывалось совершить марш и сосредоточиться на Тушинском аэродроме. На подходе в Москве, когда машины Рязанского и Тульского полков уже шли по Кольцевой автодороге, Лебедь получил новый приказ: 2-й батальон Рязанского полка отправить к Верховному Совету РСФСР. Во втором часу дня Лебедь был у Дома Советов РСФСР. Демонстранты возводили баррикады. После разговоров с начальником охраны Дома Советов, переговоров с командованием, и визита в штаб ВДВ, Лебедь снова вернулся к Дому Советов, нашел свой батальон и стал готовиться к обороне.

Вскоре генерала пригласили к Ельцину, и после этого батальон стал двигаться к Дому Советов, чтобы расположиться непосредственно у его стен. В шестом часу утра 20 августа Лебедь получил новый приказ отвести батальон от Дома Советов и прибыть в Генеральный штаб. Там состоялось совещание высшего командования под председательством генерала армии Валентина Ивановича Варенникова и Ачалова. После короткого совещания Ачалов предложил Лебедю сделать реконсценировку вокруг Дома Советов.

После нее Лебедь снова приехал к Ачалову, и тот предложил составить план блокирования Дома Советов. Ачалов перечислил силы, и Лебедь набросал план взятия здания Верховного Совета в кольцо силами дивизии им. Дзержинского, Тульской дивизии ВДВ, бригады «Теплый Стан» и группы «Альфа». Нарисованный от руки план Ачалов одобрил: «Владислав Алексеевич, великолепный Владислав Алексеевич, всегда требовавший точности, четкости и культуры при работе с картой, на сей раз лишь рассеянно скользнул взглядом по моим каракулям и сразу же одобрил…» [4, C. 402]. Лебедь повез план к Грачеву. Он и генерал-лейтенант Дубиняк тоже с ходу одобрили этот план.

«С точки зрения военного человека творилось что-то невообразимое, дикое противоестественное. И у истоков этой дикости стояли самые высокие военачальники» [4, C. 403]. В управлении войсками началась невообразимая чехарда. Самые лучшие подразделения, с отличной выучкой и огромным опытом ликвидации конфликтов, куда-то терялись, рассеивались, не выполняли команды. Лебедь прибыл в штаб ВДВ и там остался до утра 21 августа.

Наступила развязка путча. Утром 21 августа руководство ГКЧП было арестовано. Выступил Ельцин, подлагодаривший генерала Лебедя за недопущение захвата Дома Советов путчистами. После этого начались бесконечные следствия, разбирательства и три парламентские комиссии. После них Лебедь был полностью оправдан. С его стороны не были никаких прегрешений и как командир части он действовал безупречно. Прошла скоротечная слава «защитника Белого Дома».

В марте-апреле 1992 года в Молдавии началось резкое обострение тлеющего приднестровско-молдавского конфликта. Приднестровье, наиболее промышленно развитяя часть республики, объявила себя независимой от Молдовы. Началось формирование вооруженных сил, стычки, которые переросли весной 1992 года в локальную Приднестровскую войну. В Молдове и Приднестровье дислоцировалась россисйкая 14-я армия, военнослужащие которой стали поддерживать приднестровские силы. 25 мая 1992 года президент Молдовы Мирче Снегур объявил о состоянии войны с Россией.

До середины июня 1992 года шли переговоры сторон. Но 19 июня ситуация взорвалась. Молдавские войска захватили Бендеры и начались крпуномасштабные бои. 21 июня командование разрешило 14-й армии отвечать огнем не обстрелы.

23 июня 1992 года Лебедь, под псевдонимом «полковник Гусев» с батальоном спецназа ВДВ высадился в Тирасполе. Ему было поручено разобраться в обстановке и заняться урегулированием конфликта: «Я туда полетел обеспечивать эвакуацию. Походил по паркам, посмотрел что они полны танками, гаубицами, боеприпасов навалом, дураков, бездельников, которых можно посадить в эти танки, гаубицы тоже хватает. Поездил по двум берегам. Пытался разобраться за что ребята воюете. Никто не знает как остановить. Я остановил… Ну все война кончилась. Отпала необходимость в эвакуации членов семей военнослужащих» [48]. 28 июня 1992 года Лебедь получил предложение занять пост командующего 14-й армией вместо генерал-полковника Юрия Неткачева. В 12 часов 27 минут Лебедь вступил в командование армией.

В Приднестровье, во главе армии, находящейся в двусмысленном положении, Лебедь становился самостоятельным политиком. Чем дальше он входил в политические процессы в Приднестровье, тем смелее делались его шаги. 14-я армия подчинялась Министерству обороны России, но стояла на территории теперь уже независимой Республики Молдова. Правительство России и министр обороны стали поручать Лебедю задачи политического свойства: переговоры с Мирче Снегуром. От Грачева поступил прямой приказ начать переговоры со Снегуром. В ответ на этот приказ Лебедь 4 июля 1992 года сдела в Тирасполе первое свое знаменитое заявление командующего 14-й армией. В нем он кратко описал положение с конфликтом между Молдовой и Приднестровьем, положение дел в Бендерах, захваченных молдовскими войсками:

«По самым последним данным, в городе Бендеры консервный завод разграблен, вывезена готовая продукция, завод сгорел. Маслоэкстрационный завод – вывезена готовая продукция, завод сожжен, заминирован. Пивзавод – вывезена готовая продукция. Биохимзавод – вывезена часть оборудования, разграблен, сожжен. Молочный комбинат – частично выведен из строя. Хлебокомбинат – разграблен. Обувная фабрика – разграблена. Магазины практически все разграблены… Все те предприятия, на которых это можно было бы сделать, разрушены, разграблены, развалены, взорваны складские помещения и производственные помещения.

Постоянно наращивается диверсионная деятельность. Основные усилия направлены на выведение из строя энергетических мощностей, линий электропередач…

Количество беженцев, по разным данным, исчисляется от 120 до 150 тысяч человек. Сосчитать более точно невозможно…

Я считаю необходимым довести до сведения всех, что ведующие сейчас переговры на самым высшем уровне – это не что иное, как попытка выиграть время, обеспечить себе время для создания наступательной группировки…» [4, C. 450-454].

Лебедь сделал ряд выводов, которые изложил, может быть, и нечетко, косноязычно, но очень точно: «Пора прекратить болтаться в болоте малопонятной, маловразумительной политики. Что же касается державы, которую я имею честь здесь представлять, могу добавить еще то, что хватит ходить по миру с сумой. Как козлы за морковкой. Хватит. Пора за дело браться, державность блюсти. Возьмемся – у нас занимать будут» [4. С. 453].

Хотел того Лебедь или нет, пытался ли он остаться генералом или все-таки лицемерил, вот факт – в этот самый день, 4 июля, он сделался не только генералом, командующим 14-й армией, но и общественным деятелем.

На следующий день Грачев запретил Лебедю выступать по радио, печати и телевидению и давать какие бы то ни было оценки ситуации и потребовал войти в связь со Снегуром. В течение нескольких дней шла переписка министра обороны Грачева и командующего 14-й армией Лебедя, который наотрез отказался начинать переговоры с президентом Молдовы.

Тем временем в переговорах удалось достичь перелома. 8 июля было подписано соглашение о прекращении огня между Республикой Молдова и Приднестровской Молдавской республикой, сокращенно ПМР. 29 июля 14-я армия получила статус миротворческих сил в Молдове. Территория, вооружение и имущество 14-й армии остались в неприкосновенности. 22 сентября 1992 года указом Ельцина Лебедю было присвоено звание генерал-лейтенант.

Помимо чисто военных и внешнеполитических дел, Лебедь, по образцу событий в Баку, стал заниматься в Тирасполе нормализацией жизни в городе и в районах республики. В июне 1992 года он расширил штат Тираспольской комендатуры, и возложил на нее задачу борьбы с преступностью: «Я развернул эту комендатуру полностью, захватил город, сразу прекратилась вся стрельба, сразу прекратились все грабежи, всех пьяных с оружием задерживали, изолировали» [48].

Активная борьба с преступностью, разоружение незаконных вооруженных отрядов и банд, с одной стороны, снискали генералу большую любовь со стороны жителей Приднестровья, особенно Тирасполя, а с другой повели к конфликтам с руководством тк и непризнанной Приднестровской республики. В конце 1992 года разразился конфликт между Лебедем и президентом Приднестровской республики Игорем Смирновым. Он обвинил генерала с сговоре с руководством Молдавии. Ряд министров правительства Приднестровья обвинили генерала во вмешательстве во внутренние дела республики. Лебедь в ответ обвинил руководство республики в разбазаривании государственных средств. Одновременно президент Приднестровья пытался выговорить у Лебедя передачу танков, грузовиков и оружия приднестровским отрядам.

В апреле 1993 года, когда в Приднестровье приехала делегация Верховного Совета России, стали активно распространяться слухи о снятии Лебедя с поста командующего армией. Жители Тирасполя, не желавшие снятия генерала, стали пикетировать здание Тираспольского горсовета. Лебедь выступил по местному телевидению, заявив, что в Приднестровье царит атмосфера бесправия и призвал жителей республики провести референдум о доверии правительству ПМР.

В августе 1993 года жители Тирасполя выдвинули Лебедя в Верховный Совет ПМР. 12 августа за него подали 87,5% голосов, и генерал был избран депутатом. Лебедь заявил о своей желании активно влиять на политические процессы в республике. МИД Молдовы выразил надежду, что российское руководство прекратит политическую деятельность генерала в ПМР.

В дни октябрьского путча в Москве в 1993 году, вице-президент Александр Васильевич Руцкой предлагал Лебедю пост министра обороны в обмен на помощь против Ельцина. Лебедь наотрез отказался от такого предложения и в события в Москве вокруг осажденного парламента не вмешивался. Зато в ПМР наступил кратковременный политический кризис. На заседании Верховного Совета Лебедь обвинил руководство республики в неспособности и нежелании бороться с преступностью, в помощи осажденным в Доме Советов России мятежникам. Это заявление чуть было не привело к снятию Лебедем с себя депутатских полномочий. Население Тирасполя выразило горячую поддержку генералу, и Лебедь передумал снимать с себя депутатские полномочия. К тому моменту он уже прочно занял место гаранта мира и политической стабильности в Приднестровье.

22 июля 1994 года Грачев подписал директиву о реформировани 14-й армией, в которой предусматривался уход Лебедя с поста командующего армией. Лебедь отказался выполнять эту директиву, обосновав отказ тем, что уход армии реко дестабилизирует обстановку в республике. Журналисты объявили о том, что представители руководства ПМР дали в министерстве обороны Росси взятку в 500 тысяч долларов за смещение Лебедя. Конфликт был разрешен заявлением Ельцина о том, что недопустимо искусственно обострять обстановку в Приднестровье.

Лебедь своими делами в Приднестровье мало-помалу становился российским политиком. Еще осенью 1993 года, на первых думских выборах, его заочно включили в список партии «Кедр». А 6 июня 1995 года Лебедь был избран заместителем председателя Конгресса Русских Общин. Надо сказать, что отношения Лебедя к Конгрессу Русских Общин, и отношение вожаков КРО к Лебедю, было достаточно определенным и далеким от теплоты и дружбы. Основатели КРО – Дмитрий Олегович Рогозин и Юрий Константинович Скоков, собирались использовать ставшего популярным в ближнем зарубежье генерала для подъема престижа Конгресса и для своего роста в политике. Аналогичного мнения придерживался и сам Лебедь. Он тоже использовал этих людей, и не раз приближенные слышали от него оценку КРО: «Трамплин…просто трамплин…».

Вскоре после этого события, 14 июня 1995 года вышел указ Ельцина о досрочном увольнении Лебедя в запас. На следующий день соответствующий приказ подписал министр обороны Грачев.

После выхода в запас Лебедь активно бросился в российскую политику. На декабрь 1995 года были назначены выборы в Госдуму второго созыва. Второй съезд Конгресса Русских Общин 2-3 сентября 1995 года сформировал список, в котором Лебедь занял второе место, уступив первенство председателю КРО Юрию Скокову. На втором съезде избирательного объединения КРО 10 ноября 1995 года была подробно оглашена предвыборная программа. Выступили с докалдами лидеры блока: Скоков, Дмитрий Рогозин, Сергей Глазьев. Лебедь выступил с докладом о создании профессиональной армии и прекращении конверсии военно-промышленного комплекса страны. 17 декабря 1995 года Лебедь был избран депутатом Госдумы от Тульского округа, собрав на выборах 43% голосов. Само же объединение не смогло преодолеть 5%-й барьер, и не смогло составить в Госдуме своей фракции.

В конце 1995 года между Скоковым и Лебедем начались конфликты. Руководство Конгресса считало, что лучшей кандидатуры на пост президента, чем Лебедь, им сейчас не найти. 26 декабря 1995 года заседание Национального Совета КРО приняло решение выдвинуть Лебедя кандидатом на пост президента. Такое мнение сильно задевало Скокова, который сам метил в кандидаты от Конгресса. На волне таких настроений и амбиций, он начала тихую аппаратную кампанию против Лебедя. Скоков сначала объявил, что Лебедь будет финансировать свою предвыборную кампанию на выборах президента самостоятельно. В ответ на происки председателя КРО, Лебедь сложил с себя полномочия заместителя.

В этот момент Лебедь стал вести самостоятельную политику. 15 октября 1995 года возникает «Честь и Родина» - движение Лебедя, выстроенное персонально для него. Основатель «ЧиР» Юрий Юрьевич Попов стал главой избирательного штаба в президентской кампании 1996 года. Тогда же вокруг Лебедя появляются люди, которые сыграют роль во всей истории Лебедя, а некоторые из них – и в красноярских событиях. Это Остроушко Дмитрий Григорьевич – главный советник ЦК ВЛКСМ в Афганистане. Это Шевцов Юрий Михайлович, генерал ВВС, человек очень тихий, скромный, никогда ничего не решавший. Это генералы со Старой площади, Владимир Петрович Петров и Виктор Алексеевич Новиков. Вокруг Лебедя возникла прочная группа соратников.

11 января 1996 года съезд предвыборного объединения КРО, несмотря на все противодействие со стороны Скокова, подтвердил решение Совета КРО. Лебедь был уже официально выдвинут кандидатом.

На этом съезде предвыборного объединения КРО Лебедь впервые огласил свою, более или менее цельную политическую программу. Именно здесь он огласил, что Россия, по его мнению, должна развиваться по «третьему пути» – пути национального прагматизма, поднятого над всеми идеологическими учениями и «измами» [49]. Программа Лебедя сильно отличалась от программы Конгресса Русских Общин. Разрыв между руководством КРО и Лебедм стал неизбежным и неотвратимым. Вскоре съезда предвыборный штаб Лебедя, по решению Юрия Скокова, был выселен из здания КРО на Новом Арбате.

В начале 1996 года Лебедь активно занимался думской политикой. Он участвовал в работе думского комитета по обороне, входил в группу «Народовластие» под руководством Николая Рыжкова, из которой вышел после поддержки Рыжковым Геннадия Андреевича Зюганова, председателя Политбюро ЦК КПРФ, как кандидата в президенты России.

19 апреля 1996 года Лебедь был зарегистрирован как кандидат на пост президента России. В его поддержку инициативная группа собрала 1 млн. 919 тысяч 913 подписей в 72 регионах России, в Эстонии и Молдове [48]. Началась его знаменитая предвыборная кампания на выборах президента, после которой он занял третье место по числу собранных голосов.

Создание из Лебедя политической фигуры российского масштаба взял на себя Алексей Головков. Еще в 1994 году он создал журнал «Медведь», на обложку первого номера поместил фотографию Лебедя. Головкову принадлежит фраза произнесенная им в Центре либерально-консервативной политики: «Только с такой внешностью можно стать в России президентом!». Близкий друг Головкова, Аркадий Мурашов, директор Центра либерально-консервативной политики, годом раньше разрабатывавший предвыборную стратегию для партии Гайдара, взялся за организацию президентской кампании Лебедя. Их усилия быстро возымели действие. В апреле 1996 года «Честь и Родина» въехала во вместительные аппартаменты в самом центре Москвы, в Лаврушинском переулке, в доме 15.

Ельцин, запланировавший перед выборами общение и «прощупывание» кандидатов на пост президента, первым делом обратил внимание на Лебедя. 2 мая 1996 года, через неделю после вручения удостоверения кандидата, состоялась встреча Ельцина и Лебедя. Судя по сообщениям, Ельцин предлагал ему поддержать политику Кремля и войти в свою команду.

Начались встречи с крупными политиками и бизнесменами. 11 мая состоялась встреча за закрытыми дверями с представителями крупного бизнеса, авторами «Заявления 13-ти». На встрече были президента группы «ЛОГОВАЗ» Борис Березовский, президент Столичного банка сбережений Александр Смоленский, президент «Мост-банка» Владимир Гусинский и глава банка «Менатеп» Михаил Ходорковский. О чем говорил Лебедь с представителями крупного бизнеса, так и осталось точно неизвестно. Однако, после встречи с ними, Лебедь заявил на пресс-конференции: «Я полностью разделяю тревогу авторов «Заявления-13». Все согласны с тем, что страна выбирает не президента, а судьбу. Я уверен, что единственный путь избежать непредсказуемого развития событий - признание всеми кандидатами, всеми ответственными политиками, что: - выборы должны состояться в установленный срок, перенос выборов неприемлем. Если выборы будут сорваны, ситуация превратится в военно- криминальную; - результаты выборов, какие бы они ни были, признаются всеми претендентами и не подлежат пересмотру» [48].

В середине мая 1996 года прошли крупные предвыборные поездки по регионам России. 20 мая в Челябинске на встрече с избирателями Лебедь изложил свою предвыборную программу. Он становился очень популярным политиком. Поездки по регионам показали все растущую поддержку со стороны населения. Но, все же, на фоне столкновения двух тяжеловесов: Ельцина и Зюганова, Лебедь пока не выглядел однозначно первоклассным политиком.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга жизни или Путь к Свету Владимир Податев предисловие к электронной версии интернет

    Книга
    Друзья! Сегодня, 15 июля 1 года, я поместил в Интернет около 60 глав из своей книги, работу над которой начал четыре года назад. И рад тому, что у меня появилась возможность поделиться с Вами своим жизненным опытом и теми сокровенными
  2. Книга вторая (5)

    Книга
    «Мне хочется как раз коснуться положения науки в России. Мне кажется, здесь не сознают того огромного дела культурного, которое сделано. Сделано при страданиях, унижениях, гибели.
  3. Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название: "Кронштадтский мятеж",

    Книга
    Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название:
  4. Книга Афанасьева выявляет живые связи языка и преданий, более того, воскрешает основы русского мышления, что особенно важно сейчас, когда язык и мышление русского человека изуродованы газетными штампами,

    Книга
    Печатается по изданию: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов.
  5. Посвящается моим сыновьям — Никите, Артему и Валерию

    Документ
    Летописи — рукотворные литературные памятники русского народа, по существу — его овеществленная и навсегда сохраненная для многих поколений историческая память.

Другие похожие документы..