Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В настоящее время любой университет может претендовать на высокие позиции в национальных и международных рейтингах высших учебных заведений только в ...полностью>>
'Урок'
Основные понятия и термины: Модернизация, реформа,  земства, «гласные», курия, городская управа, всеобщая воинская повинность, городская дума, городс...полностью>>
'Решение'
Докладчики из Российского общества оценщиков (РФ), Банковского института (г. Прага), Института Сертификации и оценки интеллектуальной собственности и...полностью>>
'Документ'
В настоящее время российские антиглобалисты разделены в основном на два идеологических лагеря, непримиримых и враждебных друг другу, – «левых» и «пра...полностью>>

Беда Достопочтенный

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

«Писака, которого зависть грызет неусыпно,

хулит Августина, змеиной наполненный злобой.

Откуда злосчастный сей червь головою вознесся,

надежно до этого скрытой в глубинах подземных?

Быть может, вскормили его приморской Британии хлебом,

а может, живот свой набил он кампанскою кашей».

XI.

В год от воплощения Господа 407-й, когда императором был август Гонорий,младший сын Феодосия, сорок четвертый после Августа, за два года до разоренияРима королем готов Аларихом, некий горожанин Грациан был поставлен тираном вБритании, а после убит106. В тот годаланы, свевы, вандалы и множество других народов разгромили франков, перешлиРейн107 и опустошили всю Галлию. Тогда жеКонстантин, простой солдат самого низкого звания, был вознесен в Британии безовсяких заслуг, только из-за своего славного имени. Захватив власть, он вскорепереправился в Галлию и там не раз заключал сомнительные соглашения сварварами, чем нанес немалый вред государству. Вскоре по приказу Гонория егокомит Констанций двинулся с войском в Галлию, осадил Константина в городеАрелате, взял его в плен и убил. Его сын Констант, которого он из монаха сделалцезарем, также был убит во Вьенне собственным своим приближенным комитомГеронтием108.

Рим был взят готами в году 1164-м от своего основания; после этого римскаявласть в Британии закончилась, почти через 470 лет после прибытия на остров ГаяЮлия Цезаря109. Римляне заселяли весьостров к югу от упомянутого вала, которым Север перегородил остров, и об ихпребывании до сих пор свидетельствуют построенные ими города, маяки, мосты идороги. Временами они распространяли свою власть и на другие области Британии,а также на острова, расположенные за ней110.

XII.

С тех пор населенная бриттами часть Британии, лишенная военной силы, оружияи цвета ее молодежи, который произволом тиранов был уведен за море, чтобыникогда не вернуться, осталась без защиты перед лицом разбойников, посколькужители ее утратили всякое понятие о ратном деле111. Они были быстро ввергнуты в ужас и отчаяние двумя весьмасвирепыми заморскими народами, скоттами с запада и пиктами с севера, ипродолжалось это много лет. Мы называем эти народы заморскими не потому, чтоони жили за пределами Британии, а потому, что их отделяли от бриттов двадлинных и широких морских залива, один из которых вторгается в сушу с востока,а другой с запада, хотя они и не встречаются друг с другом112. В середине восточного залива находится город Гиуди, ана правом берегу западного залива – город Алклуйт, что на языке тех мест значит«скала на Клуйте», поскольку он стоит на реке с таким именем113.

В результате этих нападений народ бриттов отправил в Рим послов с письмами,в которых слезно умолял о помощи, обещая навечно подчиниться римлянам, еслитолько они прогонят столь грозного врага. К ним быстро отправили хорошовооруженный легион, который достиг острова и обрушился на врагов, большое числоих перебив, а прочих изгнав с земель союзников114. Освободив бриттов от непосредственной угрозы, римляненаказали им построить стену через остров между двумя морями для защиты отврагов, и легион вернулся домой с великим триумфом. Островитяне сложили стену,как их научили, но только не из камня, так как у них не было навыка подобнойработы, а из торфа; поэтому от нее не было никакого проку115. Они воздвигли ее на протяжении многих миль между двумяупомянутыми каналами или морскими заливами, чтобы стена ограждала бы их отврагов там, где этого не делало море. Следы этой работы в виде остатков весьмаширокой и высокой стены хорошо видны и по сей день. Она начинается в двух миляхк западу от монастыря Абберкурниг116 вместе, которое пикты называют Пенфаэл, а англы Пеннелтун117, и тянется на запад до самого Алклуйта.

Как только их прежние неприятели увидели, что римские воины ушли, они селина корабли и перешли границы, сминая и сокрушая все, что им встречалось, какжнецы пшеницу. И вновь послы отправились в Рим с просьбой помочь, пока ихзлосчастную страну не опустошили вконец и имя римской провинции, столь долго сгордостью носимое, не оказалось оскверненным варварами-пришельцами. Был сновапослан легион, который высадился осенью неожиданно для врагов и нанес имвеликий урон; все, кто сумел спастись, в панике бежали за море, откуда до этогокаждый год беспрепятственно наносили удары118. После этого римляне известили бриттов, что не могутболее предпринимать столь трудные экспедиции для их защиты, и посоветовали имсамим взять в руки оружие и выступить против врагов, которые кажутся имнепобедимыми только из-за лени и трусости. Думая помочь оставляемым имисоюзникам, римляне решили построить от моря до моря мощную стену из камня междукрепостей, выстроенных для защиты от врагов на том самом месте, где Севернекогда воздвиг вал. Так с помощью бриттов, на общественные и частные средстваони возвели славную стену восьми футов шириной и двенадцати высотой119. Вытянутая по прямой линии с востока назапад, она и сейчас ясно видна всем. Когда стена была закончена, они дали ряддобрых советов этому праздному народу и показали ему, как изготавливать оружие.Вдобавок они построили по берегу океана к югу, где стояли их корабли и откудамогли напасть варвары, сторожевые башни с видом на море120. После этого они распрощались со своими союзниками стем, чтобы никогда уже не возвращаться.

Узнав об их отбытии и о том, что они больше не вернутся, пикты и скоттытотчас возобновили набеги с еще большей дерзостью и опустошили всю дальнююсеверную часть острова до самой стены, изгнав оттуда жителей. Бритты собралисвои силы на рубеже обороны и день и ночь в смятении сердца несли тамбесполезную стражу. Враги же неустанно крючьями стаскивали малодушныхзащитников со стен и валили на землю. Что еще сказать? Бритты бросили своикрепости, бежали от стены и рассеялись. Враги последовали за ними и учиниликровопролитие страшнее всех прежних. Они разрывали несчастных на куски, какдикие звери ягнят; жители бежали из своих домов, бросив имущество, и в попыткахспастись от голода воровали и грабили друг друга. Так они усугубили пришедшиеизвне бедствия междоусобной смутой, пока вся страна не оказалась лишенапропитания кроме того, что добывалось охотой.

XIII.

В год от воплощения Господа 423-й Феодосий Младший, сорок пятый от Августа,сделался императором после Гонория и правил двадцать шесть лет121. На восьмом году его царствования Целестин, понтификРимской церкви, послал Палладия первым епископом к скоттам, верующим в Христа122. На двадцать третьем году царствованияАэций, славный муж, бывший также патрицием, был в третий раз избран консуломвместе с Симмахом123. Злополучныеоставшиеся бритты послали ему письмо, начинавшееся словами: «К Аэцию, триждыконсулу, взывают бритты». Далее в письме они поведали о своих горестях:«Варвары теснят нас к морю, а море к варварам; между ними поджидают нас двепогибели – от меча или от воды». Однако они не смогли добиться от него никакойпомощи, поскольку он в то время был вовлечен в тяжелую войну с королями гунновБледлой и Аттилой124. Хотя в предыдущемгоду Бледла был предательски убит своим братом Аттилой, последний оставалсясмертельным врагом государства и опустошил едва ли не всю Европу, нападая нагорода и крепости и разрушая их. В то же время Константинополь постиг голод, закоторым сразу же последовала чума. Обрушились почти все городские стены и сними пятьдесят семь башен. Многие города также оказались разрушенными, в товремя как люди и скот тысячами гибли от голода и отравленного заразойвоздуха.

XIV.

Тем временем голод, оставивший потомкам живую память о своих ужасах, всесильнее терзал бриттов. Многих из них он вынудил покориться врагам; другие,положась на Божию помощь, когда веры в помощь людей уже не было, не сдались, нопродолжали сопротивляться, укрывшись в горах, пещерах и лесах. Наконец ониначали наносить тяжелый урон врагам, которые уже много лет разоряли их страну.Поэтому бесстыдные разбойники из Ибернии вернулись к себе домой, надеясь вскоревернуться; что до пиктов, то они с тех пор поселились в самой отдаленной частиострова, не переставая, однако, временами тревожить бриттов набегами125.

С прекращением вражеских нападений на острове случился такой обильный урожайзерна, какого прежде никто не помнил126.За изобилием пришла роскошь, сопровождаемая всеми видами преступлений; вособенности возросли зависть, ненависть к истине и любовь ко лжи, так что те,кто был мягче прочих и более привержен истине, без жалости оскорблялись иизбивались, как если бы они были врагами Британии. И не только простые людибыли повинны в этих преступлениях, но и паства Господня, и даже ее пастыри.Отвергая легчайшее бремя Христово127, онивзваливали на себя ношу пьянства, злобы, сварливости, раздора, зависти и другихподобных грехов. В это время на испорченный тот народ внезапно напалагубительная чума, которая весьма быстро скосила такое количество людей, чтооставшихся в живых не хватало даже на то, чтобы похоронить мертвых128. Но тех, кто выжил, ни смерть родных, нидаже страх собственной погибели не смогли излечить от чумы духовной,порожденной их грехами; поэтому вскоре на погрязший в грехе народ обрушиласьновая, еще более тяжкая кара за его преступления. Они совещались о том, чтоделать и как прекратить свирепые и весьма частые набеги северных народов, ивсе, включая их короля Вортигерна129,согласились с тем, что следует призвать на помощь саксов из-за моря130. Как показали дальнейшие события, это злобыло послано им Божьим промыслом в наказание за все их нечестивые дела.

XV.

В год от воплощения Господа 449-й Маркиан, сорок шестой от Августа, сталимператором после Валентиниана и правил семь лет131. В это время народ англов или саксов, приглашенныйВортигерном, приплыл в Британию на трех кораблях132 и получил место для поселения в восточной части острова,будто бы собираясь защищать страну, хотя их истинным намерением было завоеватьее. Сначала саксы сразились с врагами, нападавшими с севера, и одержали победу.Известия об этом вместе со слухами о плодородии острова и о слабости бриттовдостигли их родины, и вскоре оттуда отплыл много больший флот со множествомвоинов, которые соединились с теми, кто уже был на острове, в непобедимуюармию. Новоприбывшие получили от бриттов земли по соседству с ними на условиях,что они будут сражаться против врагов страны ради ее мира и спокойствия иполучать за это плату.

Они вышли из трех сильнейших германских племен – саксов, англов и ютов133. Жители Кента134 и Векты происходят от ютов, как и обитатели земельнапротив острова Векты в провинции западных саксов, до сих пор называемыенародом ютов. От саксов из области, известной ныне как Старая Саксония,происходят восточные саксы, южные саксы и западные саксы. Кроме этого, изстраны англов, находящейся между провинциями ютов и саксов и называемойАнгулус135, которая с той поры опустела,вышли восточные англы, средние англы, мерсийцы и весь народ Нортумбрии, то естьте, кто живет к северу от реки Хумбер, а также и другие племена англов.Говорят, что первыми их предводителями были два брата, Хенгист и Хорза136. Хорза позднее был убит в сражении сбриттами, и в восточной части Кента до сих пор стоит монумент с его именем. Онибыли сыновьями Витгисля, сына Витты, сына Векты, сына Водена, к которомувосходят правящие роды многих провинций137.

Не так давно упомянутые народы хлынули на остров, и вот уже число пришельцеввозросло настолько, что они начали наводить ужас на призвавших их местныхжителей. Внезапно они заключили временное перемирие с пиктами, которых до этогоразбили и прогнали, и повернули оружие против своих союзников. Сначала онизаставили бриттов снабдить их большим количеством пищи, потом же, ища предлогадля ссоры, потребовали еще припасов, угрожая иначе разорвать договор иопустошить весь остров. И они не замедлили исполнить свои угрозы; поистине,огонь, зажженный руками язычников, стал мщением Божьим тому погрязшему в грехенароду, подобно огню халдейскому, что сжег стены и дома Иерусалима138. Так и здесь праведный Судия определил,чтобы огонь этого свирепого вторжения охватил все здешние города и всюместность от восточного до западного моря и пылал, не оставляя никакогоукрытия, пока не пожрал почти весь этот обреченный остров. Частные иобщественные здания лежали в руинах, священников повсюду убивали у их алтарей,прелаты и народ равно без всякого различия предавались огню и мечу, и некомубыло даже похоронить тех, кто принял жестокую смерть. Иные из несчастныхуцелевших были загнаны в горы и безжалостно вырезаны; другие, изможденныеголодом, вышли и покорились врагу, готовые принять вечное рабство за кусокхлеба, если только их не убивали на месте. Некоторые в печали отправлялись заморе, в то время как другие остались на своей земле и влачили жалкоесуществование, охваченные вечным страхом, среди гор, лесов и высоких скал139.

XVI.

Изгнав или рассеяв жителей острова, враги вернулись домой, и бритты началимедленно восстанавливать силы и боевой дух. Выйдя из своих укрытий, они единымголосом взмолились о небесной защите, чтобы не позволено им было погибнутьвовсе. Вождем их в то время был некий Амброзий Аврелиан, почтенный муж,единственный из народа римлян переживший ту бурю, в которой погибли, междупрочим, и его родители, носившие царское имя и достоинство140. Под его водительством бритты собрали силы, вынудилисвоих победителей к битве и с помощью Божьей победили. С того времени побеждалито бритты, то их противники, до года битвы у горы Бадон, где бритты сразилинемалое число своих врагов спустя сорок четыре года после прибытия тех вБританию141. Но об этом после.

XVII.

За несколько лет до прихода англов веру в Британии поразила своим тлетворнымядом пелагианская ересь, принесенная Агриколой, сыном пелагианского епископаСевериана142. Бритты не имели никакогожелания принимать это извращенное учение и тем возводить хулу на Божьюблагодать, но были не в силах противиться хитростям зловерия; тогда они мудрорешили просить помощи в этой духовной брани у галльских предстоятелей. По этойпричине был созван большой собор, чтобы решить, кому отправиться туда дляподдержки веры; общим решением выбрали апостольских епископов ГерманаАвтисидорского143 и Лупа Треказенского144, дабы они отправились в Британию дляукрепления веры в небесную благодать. Охваченные благочестивым рвением, ониполучили благословение и наставление святой церкви и вышли в океан. Корабль ихблагополучно шел с попутным ветром, пока не доплыл до середины пролива междуГаллией и Британией; там они внезапно столкнулись с враждебной яростью демонов,разозленных тем, что столь достойные мужи посланы вновь даровать людямспасение. Демоны подняли бурю и затемнили небо, превратив с помощью туч день вночь; паруса не могли противостоять силе встречного ветра, и моряки трудилисьнапрасно, поскольку корабль спасали не их усилия, а лишь молитвы. Тут ихпредводитель епископ изнемог телесно и забылся сном; казалось, они лишилисьподдержки, и буря усилила свой гнев, так что корабль, заливаемый волнами, готовбыл затонуть. Тогда блаженный145 Луп иостальные в смятении разбудили своего вождя, дабы он мог противостоять яростистихии. Спокойный перед лицом ужасающей опасности, он воззвал ко Христу и,взяв немного воды, во имя Святой Троицы излил ее на бушующие волны. В то жевремя он ободрил и успокоил своих спутников, после чего они единым голосомстали вторить его молитвам. И Божья помощь пришла, обратив в бегство врага, ивоцарились мир и спокойствие, и встречный ветер сменился попутным и повлек ихвперед; и так, после скорого и спокойного плавания, достигли они желанногоберега. Со всех сторон сошлись люди, чтобы встретить епископов, чьего прибытиядавно ждали даже их враги; ведь злые духи возвестили им приход тех, кого онистрашились. После, изгнанные велением епископов из тех, в кого они вселились,эти злые духи обрели вид бури и унесли с собой свое зло, возглашая, что ониизгнаны силой и властью этих мужей.

Тем временем весь остров Британия наполнился славой о деяниях и чудесахапостольских епископов. Они по целым дням учили Слову Божьему не только вхрамах, но и на улицах и в полях, так что ревностные и верные католики146 укреплялись в своей вере, а уклонившиесявозвращались на правильный путь. Подобно апостолам, они стяжали себе похвалысвоим чистосердечием, знанием Писания и властью творить чудеса, дарованной импо их заслугам. И так все области с готовностью восприняли их проповедь, атворцы лжеучений попрятались и, подобно злым духам, оплакивали утрату тех, ктоизбежал гибели от них. Наконец, после долгих колебаний, они решились принятьбой и явились, кичась своим богатством, в пышных одеяниях, окруженные толпойприверженцев. Они предпочли вступить в спор, понимая, что молчание покроет ихпозором в глазах сторонников и заставит признаться в своем поражении. Тамсобралось великое множество людей с женами и детьми, которые призваны былирассудить спор двух противных сторон: на одной стороне была вера Божья, надругой – людское суеверие; на одной стороне смирение, на другой – гордыня; наодной стороне создатель ереси Пелагий, на другой – Христос. Блаженнейшиеепископы дали своим противникам возможность говорить первыми, и те долгое времязанимали собравшихся не чем иным, как пустыми словесами. После этого почтенныеепископы в потоке красноречия обратили против них речи апостолов иевангелистов, соединяя собственные слова со словами Божьими и подкрепляя своивеские доводы авторитетом Писания. Так ложь была посрамлена, а обманразоблачен, и их противникам, едва был рассмотрен последний вопрос, оставалосьлишь признать свои заблуждения. Люди, выступавшие судьями, не применили к нимнасилия, но вынесли свой приговор громкими криками.

XVIII.

Сразу же после этого из толпы вышли муж в звании трибуна147 и его супруга и подвели к епископам свою слепую дочьдесяти лет, дабы те ее исцелили. Это же предложили сделать их противникам, ноте, устрашившись, присоединились к просьбам родителей и молили епископовисцелить дитя. Видя такую покорность противников, они вознесли краткую молитву,и затем Герман, исполнившись Святого Духа, воззвал к Троице. Он снял с шеивисевшую у него близ сердца ладанку со святыми реликвиями148 и, крепко сжав ее, поднес к больным глазам девочки; и тутже глаза ее прозрели от тьмы и наполнились светом истины. Родителивозрадовались, а народ изумился чуду, и с того дня ересь исчезла изо всех душ,и все они искренне возжелали поучений епископов.

Когда постыдная ересь была повержена, ее творцы посрамлены и все души вновьобратились к чистоте веры, епископы посетили место мученичества блаженногоАльбана, дабы вознести через него хвалы Господу149. Герман же имел с собой реликвии всех апостолов иразличных мучеников; помолившись, он велел могиле раскрыться, чтобы он могпоместить туда свои бесценные дары. Он счел правильным, что части тел святых изразных стран упокоятся в одной могиле, ибо все они взошли на небо с равнымизаслугами. Поместив их там с должными почестями, он взял горсть земли с тогоместа, где пролилась кровь святого мученика, чтобы увезти ее с собой. На тойземле еще видна была кровь – алая кровь мученика рядом с бледной кровью егопалача. После этих чудес бесчисленное множество людей в тот же самый деньуверовало в Господа.

XIX.

Когда они возвращались, коварный враг, готовя западню, заставил Германаупасть и ушибить ногу, не ведая того, что, как у блаженнейшего Иова, егодобродетели лишь возрастают от телесных недугов. После этого его пришлосьотнести в дом, и тут соседнее здание вдруг загорелось. Огонь охватил и другиедома с их соломенными крышами150 и,раздуваемый ветром, приблизился к месту, где лежал предстоятель. Все бросилиськ нему, желая на руках вынести его и спасти от угрожавшей ему опасности, но вполноте веры он отверг их услуги и не дал себя унести. Тогда люди в отчаяниибросились тушить огонь, но, дабы лучше была проявлена сила Божия, все, чтопытались они спасти, сгорело; святой же, немощный и неподвижный, осталсяневредим. Его убежище было раскрыто настежь, и огонь обошел его, бушуя по обеимего сторонам, так что дом стоял нетронутым среди пламени. И все подивилисьтакому чуду и возрадовались милости Божьей. День и ночь бесчисленные множествалюдей стекались к бедному тому дому, желая излечить свою душу и исцелитьтело.

Все, что сотворил тогда Христос через своего служителя, нельзя и описать,ибо он и больной продолжал творить чудеса, не позволяя между тем лечить свойнедуг никакими лекарствами. Но однажды ночью увидел он возле себя некоего мужав снежно-белом одеянии, который, протянув к нему руку, поднял его с ложа ипоставил на ноги. С этого часа болезнь его прекратилась, и к нему вернулосьбылое здоровье, так что из своего многотрудного путешествия он вернулся полнымсил.

XX.

Тем временем саксы и пикты соединили силы и развязали войну против бриттов,которые принуждены были взяться за оружие. Боясь, что не смогут одолеть врагов,они прибегли к помощи святых предстоятелей, которые незамедлительно явились ивселили в оробевших людей такую отвагу, будто на помощь им пришла целая армия.Поистине, с этими апостольскими предводителями на сторону их встал сам Христос.В то время как раз закончился Великий пост, еще более освященный присутствиемепископов, и народ, вдохновленный их проповедями, толпами стекался к ним, чтобыпринять благодать крещения151. Крестилисьмногие и в войске, и перед днем Воскресения Господня для них выстроили церковьв поле, словно в городе. И так, едва омывшись в водах крещения, они выступили впоход; воины пылали верой и, не надеясь на силу своего оружия152, ждали помощи Божьей. Врагам стало известно оместонахождении их лагеря153, и ониустремились вперед с таким рвением, будто шли на битву с безоружными, не зная,что их уже заметили дозорные бриттов. Когда же окончились пасхальные торжестваи главная часть войска, только что из купели, взяла оружие и выступила в поход,Герман сам вызвался быть их предводителем. Осмотрев близлежащую местность, онувидел на пути предполагаемого движения врага долину, окруженную невысокимихолмами, и поместил там свое необученное войско. Там, сидя в засаде, они ясновидели приближение свирепых вражеских полчищ. Герман, несший знамя, велелостальным повторить всем вместе его клич; и вот, когда враги, уверенные в том,что их не ждут, подошли ближе, епископы трижды возгласили «аллилуйя».Повторенный всеми единым голосом, этот клич эхом отразился от окрестных холмов.Вражеских воинов сковал ужас, и показалось им, что на них рушатся не толькоскалы вокруг, но и сам небесный свод. Они так испугались, что не могли дажеотступить в порядке и разбегались кто куда, бросая оружие и будучи радыспастись хотя бы нагими. Многие из них в страхе ринулись назад и утонули вреке, через которую только что переправились. Войско бриттов, не нанеся ниодного удара, оказалось свидетелем доставшейся ему победы, и воины началисобирать брошенные оружие и доспехи, радуясь ниспосланному Небом триумфу. Такпобедоносные понтифики154 одолели врага безпролития крови, одержав победу верою, а не силой155.

На острове был восстановлен всеобщий мир, и враги видимые и невидимыесмирились; тогда понтифики стали собираться домой. Благодаря их заслугам иблагословению блаженного мученика Альбана их возвращение было успешным, икорабль благополучно доставил их к ждущей их пастве.

XXI.

В скором времени из Британии пришли вести, что среди небольшого числа людейвновь распространилось пелагианское извращение. И вновь все епископы призвалитого блаженнейшего мужа, моля его защитить дело Божье, как он делал это прежде.Он поспешил исполнить их просьбу и, взяв с собою Севера, мужа великойсвятости156, вышел в море и с попутнымветром достиг Британии. Север же был учеником святого Лупа, епископаТреказенского; впоследствии он был посвящен в епископы Тревира и учил словуБожьему народы Первой Германии157.

Тем временем злые духи облетели весь остров, возвещая, хоть и против своейволи, прибытие Германа. Узнав об этом, некий Элафий158, старший в той области, поспешил навстречу святым, хотяникакой посланец не сообщил еще о его приходе. Он взял с собой сына, который,находясь в самом расцвете юности, страдал мучительным недугом: его подколенныежилы высохли, так что он не мог ходить из-за неподвижности ноги. За Элафием шлии все жители той области, и прибывших епископов встретило множествонепросвещенных людей, которых они тут же благословили и просветили СловомБожьим. Они узнали, что в целом народ со времени отбытия Германа сохранилистинную веру; тех немногих, кто творил зло, они разыскали и осудили. Послеэтого Элафий бросился к их ногам и показал им своего сына, чей видкрасноречивей слов свидетельствовал о его беде. Увидев его, все опечалились, идвижимые жалостью епископы тут же воззвали к милости Божьей. Блаженный Германвелел юноше сесть и возложил руку на его колено, искривленное недугом.Прикоснувшись затем ко всем недужным членам, он быстро исцелил их; сухостьисчезла, жилы налились силой, и на глазах у всех здоровье было возвращено сыну,а сын отцу. Народ изумился чуду, и истинная вера, уже укорененная в сердцахмногих, еще более окрепла. Вслед за тем Герман обратился к ним с проповедью,убеждая покаяться в своих ошибках. Общим решением учителя ереси были приведенык епископам, и те изгнали их в пустынные земли159, чтобы страна могла избавиться от них, а они – от своихзаблуждений. С тех пор долгое время вера в этой области оставалась нерушимой.

Завершив все дела, святые епископы вернулись назад с еще большей славой.После этого Герман отправился в Равенну, дабы принести мир народу Арморики160. Он с великим почетом был принятВалентинианом и его матерью Плацидией161 итам же отошел ко Христу. Тело его в сопровождении почетной свиты былодоставлено в его город, и по пути его совершалось множество чудес. В скоромвремени, на шестом году правления Маркиана, Валентиниан был убит сподвижникамипатриция Аэция, которого он велел предать смерти. С ним закончилась Западнаяимперия162.

XXII.

Между тем Британия на время избавилась от внешних вторжений, но не отгражданских войн. Города, разрушенные и опустошенные врагом, лежали в руинах,в то время как их уцелевшие жители сражались между собой. Несмотря на это, покапамять о смутах и кровопролитиях была еще свежа, короли, священники, знать ипростолюдины держались положенных им правил. Когда же они умерли, имнаследовало поколение, не знавшее подобных бед и привыкшее к состоянию мира.Тогда все остатки истины и справедливости настолько истребились, что не толькослед их нельзя было обнаружить, но малое и весьма малое число людей помнило осамом их существовании. К неописуемым преступлениям бриттов, о которых состыдом пишет их собственный историк Гильдас163, добавилось еще и то, что они не научили вере народыанглов и саксов, жившие в Британии рядом с ними164. Но Бог не оставил милостью эти народы, славу которыхпрозревал в будущем, и послал к ним много лучших вестников истины, дабыпринести им веру165.

XXIII.

В год от воплощения Господа 582-й императором стал Маврикий, пятьдесятчетвертый после Августа; он правил двадцать один год166. На десятом году его царствования понтификом Рима иапостольского престола был избран Григорий, прославленный как ученостью, так исвоими деяниями, и правил он тринадцать лет, шесть месяцев и десять дней167. На четырнадцатом году правления тогоимператора, спустя 150 лет после прибытия англов в Британию, Григорий, движимыйбожественным наущением, послал слугу Божьего по имени Августин и с ним ещенескольких богобоязненных монахов проповедовать Слово Божие народу англов168. Подчинившись велению папы, ониотправились в путь и уже отошли на некоторое расстояние, когда их вдруг охватилужас. Им захотелось вернуться домой вместо того, чтобы идти к варварскому,свирепому и недоверчивому народу, говорившему на непонятном для них языке.Думая о собственной безопасности, они отправили назад Августина, которогопредполагалось посвятить в епископы в случае, если англы их примут. Августинслезно умолял блаженного Григория позволить им отменить столь опасное, трудноеи ненадежное путешествие, но тот послал им ободряющее письмо, в котором велелне ослаблять усилий в проповеди Слова Божьего и уповать на помощь Господа.Письмо это было таково:

«Григорий, раб рабов Божьих169 -слугамГоспода нашего.

Куда лучше было бы вам, любимейшие чада, вовсе не предпринимать сегоблагородного дела, чем отступаться от него в самом начале. Вам долженствует совсем прилежанием вершить ваш благой труд, начатый с упованием на помощьГоспода. Поэтому не позволяйте ни тяготам пути, ни злым людским языкам смутитьвас170, но продолжайте со всем постоянствоми рвением творить то, что начали под водительством Божьим. Верьте, что, как нивелика трудность вашей задачи, еще более будет ваше небесное воздаяние. Повозвращении Августина, вашего старшего, а отныне моим назначением вашегоаббата, повинуйтесь ему во всем с сознанием, что все, сделанное вами под егоначалом, благотворно для ваших душ. Да сохранит вас Бог Всемогущий своеюблагодатью. Молюсь о том, чтобы увидеть плоды трудов ваших в нашем ГрадеНебесном. Не могу трудиться вместе с вами, хоть и был бы рад, но надеюсьразделить с вами радость воздаяния. Да хранит вас Бог, мои возлюбленныечада.

Дано в десятый день до августовских календ171, в четырнадцатом году царствования господина нашего,благочестивейшего августа Маврикия Тиберия и на тринадцатом году послеконсульства того же нашего государя172, впятнадцатый индиктион173».

XXIV.

Тогда же почтенный понтифик отправил письмо архиепископу Арелата Этерию174, прося его радушно принять Августина наего пути в Британию. Вот это письмо:



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Жильсон Этьен Философия в средние века

    Документ
    Первое издание этой книги вышло в 1922 г. Предлагая по прошествии более чем 20 лет ее значительно расширенный вариант, мы сохранили первоначальный характер книги.
  2. Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон

    Документ
    Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон. – М.: Республика, 2004. – 678 с. (ТАМ: Гл. 1. Греческие отцы и философия.
  3. Жизнь Карла Великого соткана из мифов и истины. Говоря словами Пьера Бурдьё, судьба Карла Великого это «биографическая иллюзия». Поэтому новая биография

    Биография
    Но где заканчивается легенда о величайшем из королей франков и начинается подлинная история умного, тонкого и дальновидного политика и полководца, превратившего силой меча и дипломатии свое слабое,
  4. Рабатывал он, в частности, проблемы взаимоотношений текста с аудиторией, как на материале литературы авангарда, так и на разнородном материале массовой культуры

    Документ
    "Запуск" (так говорится в Италии) книги был умело подготовлен рекламой в прессе.
  5. Габович Евгений История под знаком вопроса. "Нева", спб-Москва, 2005

    Документ
    К сожалению, у нас нет доступа к последней, исправленной версии текста книги. Приносим извинения за встречающиеся опечатки и несоответствия с текстом печатного издания.

Другие похожие документы..