Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Организационно-правовая форма Банка России. Участие Банка России в капиталах кредитных организаций. Единая денежно-кредитная политика. Эмиссия наличн...полностью>>
'Диплом'
У 2010-2011 навчальному році діяльність СЗОШ № 1 була спрямована на роз­роблення програмного та навчально-мето­дич­но­го забезпечення сла­віс­тич­ної...полностью>>
'Доклад'
Доклад - один из видов монологической речи, публичное развёрнутое официальное сообщение по определённому вопросу, основанное на привлечении документа...полностью>>
'План урока'
Цель: показать исторические предпосылки политических перемен в стране, альтернативы развития СССР после смерти И.В.Сталина, борьбу за власть между па...полностью>>

История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в период с 1860 по 1917 гг. (на примере Восточной Сибири и русского Дальнего Востока)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Коробченко Андрей Иванович

История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в период с 1860 по 1917 гг. (на примере Восточной Сибири и русского Дальнего Востока)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Иркутск 2011

Работа выполнена на кафедре политологии и отечественной истории Иркутского государственного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Синиченко Владимир Викторович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

кафедры мировой истории и международных

отношений исторического факультета ИГУ

Дятлов Виктор Иннокентьевич

кандидат исторических наук, младший

научный сотрудник Бурятского научного

центра СО РАН

Башкуева Елена Юрьевна

Ведущая организация: Восточно-Сибирская государственная академия

образования

Защита диссертации состоится 16 июня 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.074.05 при Иркутском государственном университете по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1, каб. 410.

С диссертацией можно ознакомиться в региональной научной библиотеке Иркутского государственного университета (г. Иркутск, ул. Гагарина, 24) и на сайте университета

Автореферат разослан «16 » мая 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Г. В. Логунова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В настоящее время наблюдается определенное сходство дореволюционной и современной ситуаций в правоохранительной сфере. Так, на территории Дальнего Востока присутствует большое число иностранных граждан, происходит рост контрабанды, незаконной миграции.

Вместе с тем, в нашей стране, и в частности на Дальнем Востоке, был накоплен значительный положительный опыт деятельности правоохранительных органов в сложной экономической и политической обстановке и борьбы с преступностью. Одним из таких периодов является вторая половина XIX – начало ХХ вв.

Обращение к историческому опыту борьбы полицейских служб с преступлениями и правонарушениями подданных Цинской империи и республиканского Китая (с 1911 г.) на российском Дальнем Востоке и в Восточной Сибири во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. представляется важным, поскольку позволяет на современном этапе организации противоборства преступным посягательствам, глубже понять причины возникновения противоправного поведения со стороны этнических преступных группировок, определить роль тех или иных силовых структур в борьбе с различными формами правонарушений. Обобщение этого исторического опыта актуально для подготовки и воспитания кадров силовых структур, призванных защищать национальную безопасность России.

Степень научной разработанности темы. Анализ юридической и исторической литературы показывает, что вопрос о правоохранительной деятельности полицейских служб по контролю за китайским населением напрямую не рассматривался в отечественной и зарубежной литературе.

В основном объектом исследования дореволюционных исследователей стали правонарушения, совершаемые китайцами на восточных окраинах Российской империи1.

Общим для рассматриваемых работ, которые содержат несомненный богатый фактический материал, является их описательный характер. По своему социальному статусу авторы этих работ были не склонны анализировать результативность правоохранительной системы государства в регионе. Это не удивительно. В основном дореволюционные исследования принадлежат перу военных и гражданских чиновников, служивших на Дальнем Востоке и понимавших, что негативные заключения могут обозначать или их некомпетентность, или желание дурно отозваться о начальстве. А это могло отразиться на их карьере.

Весомый вклад в изучение деятельности правоохранительных органов в отношении иностранных подданных был внесен обобщающей работой чиновника Министерства иностранных дел В. В. Граве «Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье» (СПб., 1912), выполненной в рамках Амурской экспедиции. Автор был независим в суждениях как по факту своей должностной задачи – комиссия прибыла «снимать» генерал-губернатора приамурского края П. Ф. Унтербергера, ни по ведомственным причинам – он не принадлежал к правоохранительной системе. Поэтому выводы, сделанные В. В. Граве в отношении эффективности деятельности правоохранительных органов в целом и полицейских служб в частности, были достаточно правдоподобны и резко контрастировали с ведомственной отчетностью.

По своей сущности работа В. В. Граве носила аналитико-рекомендательный характер и позволяла чиновнику рекомендовать модернизировать систему управления азиатскими обществами в крае и активизировать противодействия преступным посягательствам со стороны иностранцев.

Отметим, что в этом труде была проанализирована деятельность приамурской администрации по созданию паспортно-визовой системы в регионе, выделены причины неудач полицейского надзора за иностранным населением.

После Октябрьской революции 1917 г. исследование деятельности правоохранительных органов Российской империи в отношении китайского населения утратило свою актуальность. Среди работ историков отметим в советском периоде историографии труд Ф. В. Соловьева, в котором автор впервые дал анализ экономико-правового статуса китайцев в России. Однако автор уделил вопросам борьбы с правонарушениями китайцев лишь несколько страниц своего труда2.

Постсоветский период знаменует собой важный этап в изучении истории мигрантов на российском Дальнем Востоке. Интерес историков к исследованию проблем иностранного населения многократно возрастает. Это было связано с активным развитием международных отношений на межгосударственном и межрегиональном уровнях, притоком мигрантов на российский Дальний Восток, открытием ранее недоступных для исследователей фондов архивов.

Прежде всего, на этом этапе отметим работы, посвященные структурно-функциональному анализу системы правоохранительных органов России в Восточной Сибири и на русском Дальнем Востоке3.

А. А. Кузнецову, А. М. Буякову, Е. В. Гамерману, В. А. Черномазу и другим удалось воссоздать стройную картину функционирования системы МВД в России и крае.

Им удалось выявить особенности государственного управления Восточной Сибири и Дальнего Востока в дореволюционный период, обусловленные всей совокупностью географических, социально – экономических, политических, демографических и иных факторов; проанализировать организационно-правовые основы деятельности общей полиции в крае; исследовать систему организации общей полиции, ее кадровое, финансовое и материальное обеспечение; охарактеризовать основные направления деятельности общей полиции региона и оценить ее эффективность; изучить правовые основы регулирования взаимодействия общей полиции с другими органами власти и управления.

В конце ХХ в. появляется целый ряд работ, посвященных изучению государственных служб по охране русско-китайской границе. Так, большой фактический материал о таможенной политике России в регионе в целом и структурных характеристиках российской таможни и пограничной охраны на Дальнем Востоке собрали В. Ф. Печерица и В. В. Писаренко. А. В. Попенко посвятил свои статьи анализу организационно-штатного расписания корчемной стражи и акцизного надзора, действовавшего как в России, так и на Дальнем Востоке4.

Вопросы таможенной политики России на Дальнем Востоке, виды таможенных правонарушений в крае были описаны в работах Н. А. Беляевой и И. Г. Матвиенко5.

В целом можно сказать, что история дальневосточной таможни, функционирования таможенных и пограничных служб получила достаточное освещение в исторической литературе. Однако за рамками внимания исследователей осталась тема взаимодействия государственных органов в деле противостояния таможенным и уголовным (в целом трансграничным) преступлениям. Одна статья И. Г. Матвиенко, в которой была только обозначена проблема, не способна решить весь комплекс вопросов связанных с темой6.

Таким образом, система взаимодействия полицейских служб осталась вне внимания историков, анализировавших структуру и функции правоохранительных органов.

Вопросы противоправного поведения подданных Цинской империи и республиканского Китая, противодействия полицейских служб экономической преступности иностранных подданных рассматривались в работах А. Г. Ларина, В. И. Дятлова, Т. Н. Сорокиной, А. В. Алепко, Т. З. Позняк, В. В. Синиченко, Е. Ю. Башкуевой, О. В. Залесской, Ю. Н. Ланцовой и др.7

В этих исследованиях описаны случаи налоговых и трансграничных правонарушений иностранцев на востоке страны, факты межведомственного взаимодействия по выработке правовых норм противодействия контрабанде на русско-китайской границе, случаи контрабанды китайцами золота и спирта в Россию в конце ХIХ – начале ХХ вв.

Вопрос участия китайцев в контрабанде освещался и в статьях М. В. Кротовой и Н. А. Макуха8. Но наиболее полно и развернуто вопросы контрабанды на Дальнем Востоке России в конце ХIХ – начале ХХ вв. получили освещение в последние годы.

Много нового материала введено в научный оборот исследователем С. Н. Ляпустиным9. По мнению автора, основными причинами массовой контрабанды китайцами природных ресурсов на Дальнем Востоке России в конце XIX – начале ХХ вв. были: слаборазвитая промышленность и экстенсивное использование природных ресурсов; слабая защищенность государственной и таможенной границы России на Дальнем Востоке; широкий размах незаконной, хищнической промысловой деятельности иностранцев на территории и в прибрежных водах Дальнего Востока Российской империи; влияние и последствия проводимой политики беспошлинной торговли10.

Большой фактический материал был собран авторским коллективом дальневосточных исследователей, в который вошли Н. А. Беляева, Л. А. Лаврик, С. Н. Ляпустин, А. В. Попенко, Н. А. Шабельникова, Е. М. Щербина.
В их работе «Дальневосточная контрабанда как историческое явление (Борьба с контрабандой на Дальнем Востоке России во второй половине XIX – первой трети ХХ века)» описываются многочисленные случаи контрабандных операций, осуществляемых китайцами на сухопутной и морской границе Российской империи11.

Вопрос контрабандного провоза товаров в Восточную Сибирь с китайской территории в конце XIX – начале XX вв. нашел отражение и в работах В. Г. Дацышена, В. В. Синиченко, И. А. Решетнева, П. П. Худякова. В них рассматривались формы и методы контрабанды, анализировались объемы нелегально провозимых товаров, характеризовались меры по борьбе с этим явлением. В целом исследователи придерживаются единого подхода в освещении контрабанды как одной из особенностей дальневосточной экономики в начале XX в. и отмечают наличие тесного взаимодействия русского и китайского населения в процессе нелегального провоза товаров12.

Проблема уголовных правонарушений, совершаемых китайцами, освещалась в работах Г. А. Сухачевой, В. Г. Дацышена, В. В. Синиченко, И. А. Решетнева и др.13 Следует отметить, что общим подходом для всех исследований данного направления является признание обусловленности криминогенных факторов несовершенством управления и правового регулирования в отношении китайского населения.

Подводя итог историографическому анализу, отметим, что вопрос борьбы полицейских служб с правонарушениями, совершаемыми в Российской империи китайцами, достаточно подробно рассмотрен в исторической литературе. Вместе с тем практически нет исследований, посвященных изучению практики взаимодействия полицейских служб различных ведомств в отношении контрабандных и уголовных преступлений совершаемых подданными других государств на востоке Российской империи во второй половине ХХ – начале ХХ вв.

В зарубежной научной литературе правоохранительная деятельность полицейских служб в отношении китайского населения в дореволюционной России также не стала предметом специального исследования.

Мы можем выделить только обобщающие работы описывающие пребывание иностранцев в русских дальневосточных и сибирских пределах14.

В произведении Г. Морзе «Международные отношения в Китайской империи»15 рассматривается сюжет, связанный с особым правовым статусом китайцев «Зазейского района». Л. Томас описывал историю китайского коммерческого проникновения на русский Дальний Восток. Однако им исследуются в основном ограничительные положения российского дореволюционного законодательства, и изложенный в работе материал, как и у Г. Морзе, не является новым для отечественной историографии16.

В целом в историографии имеется солидное количество работ, посвященных истории правонарушений иностранцев в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России в дореволюционный период. Исследователи разработали различные стороны проблемы, провели глубокий научный анализ аспектов экономической и бытовой преступности среди иностранного населения и соответствующего правового реагирования со стороны российских властей. Однако собственно история правоохранительной деятельности полицейских служб в отношении китайцев так и не стала предметом специального обобщающего исследования.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является исследование правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке Российской империи (1860–1917 гг.).

Задачи работы заключаются: во-первых, в анализе миграционного законодательства Российской империи, с целью определения ее провинциальной специфики, в рамках которой действовали правоохранительные органы.

Во-вторых, в выявлении роли полицейских служб Российской империи, действовавших на территории Восточной Сибири и русского Дальнего Востока во второй половине XIX – начале XX вв., в реализации политики царизма в отношении китайского населения.

В-третьих, в изучении правоохранительной практики полицейских служб в отношении китайского населения, анализе их взаимодействия по противодействию правонарушениям со стороны китайцев.

Обзор привлеченных источников. Для решения поставленных в диссертации задач использован широкий круг источников.

К опубликованным источникам относятся:

  1.  Законодательные акты и акты систематизации законодательств Российской империи: узаконения, вошедшие в Полное собрание законов Российской Империи (1–3 собрания), Свод законов Российской Империи (изд. 1832, 1842, 1857 гг., Т. 1–15), Продолжения Свода законов Российской империи, Собрание узаконений и распоряжений правительства, Свод военных постановлений (Т. 1–15), а также различного рода сборники узаконений, изданные государственными органами и частными лицами17.

Анализ этих нормативно-правовых актов позволил выделить особые права китайцев в режиме пребывания на территории России, в праве на владение и распоряжение имуществом, в семейном праве (праве на брак в России и получение российского подданства).

2. Международные документы: трактаты, конвенции, договоры и соглашения, заключенные Россией с другими государствами (о высылке и выдаче иностранцев, о торговом мореплавании и судоходстве, о границах, по отдельным вопросам гражданского судопроизводства и др.)18. Анализ этих нормативно-правовых актов позволил выделить особые юридические права китайского населения на территории России в 1861–1882 гг. в сфере уголовного судопроизводства (выдворение, для отбытия наказания, из России в Цинскую империю).

  1.  Ведомственные нормативные акты Российской империи: циркуляры и разъяснения различных ведомств (Министерства внутренних и иностранных дел, финансов, департамента торговли и мануфактур, таможенных сборов, хозяйственного департамента, Главного штаба, генерал-губернатора) – позволили уяснить более точный смысл законов Российской империи, описывающих права и обязанности иностранных подданных на востоке страны19.

  2.  Документы органов местного самоуправления. Отметим, что в компетенции городских дум была возможность влиять на поведение мигрантов посредством налогообложения. Поэтому в этих документах также отражено обсуждение местными властями проблем применения норм имперского законодательства и находятся акты, вводящие специальные налоговые сборы для китайцев за ту или иную промысловую деятельность20.

  3.  Периодическая печать. В процессе изучения темы исследованы публикации в столичных и провинциальных журналах и газетах: «Далекая окраина», «Вестник Азии», «Известия Сибирского отделения Императорского российского географического общества», «Вопросы колонизации», «Современник», «Русский вестник», «Русское богатство», «Сибирские вопросы», «Сибирь», «Вестник Европы», «Военный сборник», «Вестник Азии», «Золото и платина»21. В этих источниках содержались сведения о противоправном поведении китайцев, о видах полицейских акций проводимых российской администрацией. Приводятся и сведения об успехах и провалах региональной администрации по противодействию трансграничной преступности.

  4.  Мемуары и воспоминания современников: мемуары представителей центральной, столичной администрации и общественности, посетивших край и оставивших свои воспоминания22. Мемуары и воспоминания – это дополнительный источник информации, который содержит массу дополняющих и корректирующих сведений о положении китайцев в России и политики российского государства в отношении китайского присутствия.

  5.  Другим дополнительным источником информации являются статистические источники и справочники, изданные различными ведомствами. Из документов таможенного ведомства можно получить информацию об объемах контрабанды. Из документов судебной системы о структуре правонарушений в крае23.

Неопубликованные источники представлены документами из центральных и местного архивов.

Прежде всего, при написании работы использовались документы Архива внешней политики Российской империи Министерства иностранных дел Российской империи (АВПРИ). Здесь изучены фонды, в которых содержатся сведения о деятельности китайских подданных на реке Амур, китайских промысловиков в Приморье в конце ХIХ – начале ХХ вв.

Материалы о переговорах провинциальных российских и китайских властей по вопросу взаимодействия вдоль границы находятся в фонде 143 (Китайский стол). Сведения о функционировании судебной системы России в крае и деятельности полицейских служб по контролю за китайскими правонарушителями собраны в фонде 148 (Тихоокеанский стол).

Наибольшее значение для исследования темы имеют документы, хранящиеся в Ф. 148 «Тихоокеанский стол». Они позволили в полной мере реконструировать историю девиантного поведения населения приграничной зоны.

В фонде 1573 (Войсковое правление Амурского казачьего войска) Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) находятся сведения о пребывании иностранцев в зоне управления Амурского казачьего войска. Здесь почерпнуты материалы о контрабанде по русско-китайской границе, об участии в контрабандных операциях местного населения. В фонде 1558 (Приамурский военный округ. 1884–1917) хранятся материалы об эксплуатации иностранного труда и случаях противоправного поведения азиатских рабочих, а в фонде 2000 (Главное управление Генерального штаба) – проекты по регулированию правового статуса пребывания иностранцев в крае.

Кроме того, в фондах РГВИА почерпнуты сведения о борьбе военных и казачьих органов с иностранными правонарушителями.

Материалы Российского государственного исторического архива (РГИА РФ) помогли как при анализе оценки российскими властями миграционной ситуации на Дальнем Востоке (Ф. 1315 – Комиссия для обозрения состояния Приамурского края), так и проектов МВД по паспортно-визовому надзору (Ф. 1284 – Департамент общих дел МВД).

Большинство архивных материалов использованных в настоящем исследовании, было взято из фондов Государственного архива Иркутской области (ГАИО).

Фонды 24 (Главное управление Восточной Сибири) и 25 (Канцелярия Иркутского генерал-губернатора) дали возможность оценить эффективность деятельности местной администрации по управлению китайским населением. Ф. 153 (Иркутская таможня) позволил, во-первых, ввести в научный оборот ряд ранее не использованных исследователями источников, а во-вторых, изучить историю борьбы ведомственных полицейских служб с контрабандными операциями. Из фонда 91 (Иркутское полицейское управление) в работе использованы материалы, посвященные административной практике управления китайским населением на территории Восточно-Сибирского и Иркутского генерал-губернаторств.

Много материалов взято из Ф. 245 – «Прокурор Иркутской судебной палаты». Так, ежегодно прокурорами окружных судов Иркутского судебного округа (который простирался от Иркутска до Владивостока) направлялись отчеты о правонарушениях со стороны китайцев по строго установленным формам прокурору Иркутской судебной палаты. Затем в положенный срок просмотренный отчет направлялся Министру юстиции, который контролировал деятельность подчиненных.

Так, в январе 1914 г. прокурором Иркутской судебной палаты был направлен в адрес I Департамента МЮ отчет. В нем отражена статистика формальных дознаний по преступлениям иностранцев в каждом из окружных судов палаты за 1909–1910 гг., а также количество формальных дознаний, переданных с 1909 по 1913 гг. судебным следователям для производства предварительного следствия по делам иностранных подданных. Кроме того, дано заключение о том, как успешно эти дознания осуществляются офицерами отдельного корпуса жандармов и целесообразность возложения производства предварительных расследований по государственным преступлениям на судебных следователей, а розыска – на чинов общей полиции24.

В Ф. 32 «Иркутское губернское управление», Ф. 245 «Министерство Юстиции. Прокурор Иркутской области», Ф. 243«Министерство Юстиции. г. Иркутск. Иркутская губерния. 1897–1918 гг.», Ф. 246 «Министерство Юстиции. Иркутская судебная палата», Ф. 600 «Иркутское губернское жандармское управление» содержатся многочисленные материалы, описывающие правовую практику противодействия органов власти Российской империи правонарушениям среди подданных Цинской империи, а с 1911 г. республиканского Китая.

Методологической основой исследования являются принципы диалектики и историзма, научности и объективности. Применение принципов диалектики и историзма позволило исследовать исторический процесс формирования и модернизации правоохранительной деятельности полицейских служб на русско-китайской границе в динамике, проследить происходившие явления в конкретно-историческом контексте. Объективность и научность исследования проявились в критическом анализе используемых источников, формулировании итоговых положений и выводов на основе фактической источниковой базы с позиций объективного изучения факторов, обусловивших правоохранительную практическую деятельность полицейских служб России в отношении китайского населения на Дальнем Востоке России в исследуемый период.

При проведении исследования широко использовался структурно-функциональный подход, позволивший проанализировать объект исследования как единое целое. Так, с точки зрения функциональности, одним из регуляторов системы правоохранительной деятельности выступает правовое положение мигрантов на российском Дальнем Востоке. Структурность потребовала анализа институтов правоохранительных органов Российской империи, действовавших в отношении китайцев.

Одним из приемов изучения архивного материала в работе является использование законов и принципов формальной логики (дедукция, индукция, анализ, синтез, гипотеза и т. д.). Для выявления отдельных закономерностей использовались частнонаучные методы: сравнительно-правовой, системно-структурный, статистический и т. д.

Научная новизна диссертационного исследования обусловлена как выбором темы, так и подходом к ее исследованию. Она состоит в том, что в диссертации впервые описана не только совокупность полицейских служб, чьей задачей было противодействие правонарушениям со стороны китайских подданных, но и проанализированы результаты деятельности полицейских служб по противодействию правонарушениям со стороны китайцев на востоке страны с 1860 по 1917 гг.

Новизна диссертации состоит также в том, что в процессе исследования в отдельной работе было обобщено значительное количество законодательных актов, касающихся сферы ответственности полиции в отношении китайского населения.

Кроме того, впервые в научный оборот вводятся архивные материалы всех полицейских служб, дислоцировавшихся на территории приграничных с Китаем генерал-губернаторств.

Территориальные рамки исследования представлены регионом, занимаемым в настоящее время Иркутской, Амурской областями, Приморским, Хабаровским, Забайкальским, Камчатским краями и республикой Бурятия. В изучаемый период эти территории восточной части России наиболее активно осваивались иностранным капиталом и трудом. Административно они входили в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства (далее ВСГГ), образованного в 1822 г. и просуществовавшего до 1884 г. С 1884 г. из ВСГГ было выделено Приамурское генерал-губернаторство, в состав которого и был передан изучаемый регион, за исключением Иркутской губернии, которая осталась разделенной в правовом отношении: ее западная часть попала в зону таможенного досмотра, а восточная – безтаможенного режима. В 1906 г. Забайкальский край был передан в ведение Иркутского генерал-губернаторства (куда входила Иркутская губерния) с сохранением, однако, для него (равно как и для восточной части Иркутского генерал-губернаторства) особого правового режима для иностранных подданных. Другие вышеназванные территории находились в ведении Приамурского генерал-губернатора до конца исследуемого периода.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1860 по 1917 гг. Выбор нижней хронологической рамки исследования обусловлен тем, что в 1860 г. были приняты законы по изменению правового статуса иностранцев в Российской империи, направленные на уравнивание прав иностранцев и россиян. Одновременно с изменениями правового положения иностранцев в Российской империи происходило и изменение правового статуса иностранных подданных в регионе. В 1860 г. на востоке России в Приморье свои особые права получили купцы (беспошлинная торговля вдоль русско-китайской границы), а китайское сельское население («зазейские манзы») приобрело даже юридический иммунитет в России. В 1917 г. после Февральской и особенно Октябрьской революций, в связи с ликвидацией старых институтов власти и отмены ранее сложившихся норм права, правоохранительная деятельность новых властей на востоке страны радикально изменилась.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что оно, восполняя пробел в изучении истории Российского государства и истории его органов внутренних дел, является вкладом в углубление знаний о структуре, правовых основах организации и правоохранительной деятельности полицейских служб на востоке России в отношении китайского населения, может явиться основой дальнейшего исследования развития российской государственности второй половины XIX – начала XX вв.

Материалы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории полицейских служб Российской империи, а также в учебном процессе, при чтении курсов лекций по истории России.

Объектом исследования является система полицейских служб Российской империи, обеспечивавшая реализацию уголовных и административных правовых норм в отношении подданных Цинского и республиканского Китая в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.

Предметом исследования является деятельность полицейских служб Российской империи по правоприменению сложившегося законодательства в отношении подданных Цинской империи и республиканского Китая.

Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 11 работ, в том числе статьи в реферируемых журналах по списку ВАК: «Восток. Афро-азиатские общества», «Вестник ИрГТУ». Полученные в ходе работы результаты исследования были апробированы на научных международных и научно-практических конференциях, в Иркутском государственном университете, в Восточно-Сибирском институте МВД России, Байкальском государственном университете экономики и права, Иркутском государственном университете путей сообщения, Восточно-Сибирской государственной академии образования.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Деятельность органов государственной власти Российской империи по борьбе с правонарушениями подданных азиатских стран в дальневосточном регионе (1858-1917 гг.)

    Диссертация
    Деятельность органов государственной власти Российской империи по борьбе с правонарушениями подданных азиатских стран в дальневосточном регионе (1858-1917 гг.
  2. 10000 изданий по истории государственного управления и самоуправления в России

    Исторический очерк
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  3. Образ сибири в русской журнальной прессе второй половины XIX начала ХХ в

    Диссертация
    Актуальность темы. Образ Сибири в общественном сознании россиян – тема, которая в большей степени обсуждается на уровне обыденного сознания, достаточно редко привлекая внимание исследователей-гуманитариев.
  4. Русская доктрина андрей Кобяков Виталий Аверьянов Владимир Кучеренко (Максим Калашников) и другие. Оглавление введение

    Документ
    ВВЕДЕНИЕЗАЧЕМ МЫ СОЗДАЕМ ДОКТРИНУВ ЧЕМ НАШ ШАНС?ОБРЕСТИ СЕБЯЛОЖНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬСТЯГИВАНИЕ СМЫСЛОКРАТИИНЕ ДАТЬ “ЗАКРЫТЬ ЛАВОЧКУ”СЕТЕВАЯ СВЯТАЯ РУСЬЧАСТЬ I.
  5. Беляков Александр Петрович, капитан I ранга всок вмф РФ история флотского духовенства и его роль в воспитании военных моряков дореволюционной России

    Документ
    Доброклонский А. Руководство по истории Русской Церкви. - Вып. 1-й и 2-й – Изд. 2-е. - Рязань: Типография наследников З.П. Поздняковой, 1889. – С. 144 -146.

Другие похожие документы..