Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Требования к студентам: общие представления о нотариате студенты ГУ-ВШЭ получили в соответствии с существующим стандартом при изучении одноименной те...полностью>>
'Документ'
Самый знаменитый и загадочный ресторан Лапландии - Сантамус, расположен в Деревне Санта Клауса на Северном Полярном круге. Этот ресторан известен не ...полностью>>
'Документ'
Коли інформація, яка має належати громадськості, постійно приховується можновладцями, люди через певний час втрачають інтерес до суспільних питань; в...полностью>>
'Реферат'
На уроках технологии девочки занимаются в своем кабинете, а мальчики у себя в мастерской. Но нас объединила любовь к декоративно-прикладному искусств...полностью>>

5 марта 2011 года в Москве умерла наша коллега и друг, заместитель директора нашего центра и один из его основателей Галя Кожевникова

Главная > Информационный бюллетень
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Хроника

Московской Хельсинкской группы

ежемесячный информационный бюллетень

3 (195)

март 2011

Памяти наших коллег

Умерла Галина Кожевникова

5 марта 2011 года в Москве умерла наша коллега и друг, заместитель директора нашего центра и один из его основателей Галя Кожевникова.

Галя была мужественным и страстным человеком. Историк-архивист по образованию, она стала уникальным исследователем национализма и ксенофобии в России.

Галя ушла после тяжелой болезни, но до последнего момента продолжала свою работу.

Центр «СОВА»

Историк, который войдет в историю

Уже несколько месяцев как я понимал, что эти слова придется написать. И утренний телефонный звонок известил меня о том, что это время пришло. Спрятаться от этой мысли невозможно, как ни хотелось бы: исследователь русского нацизма и проявлений ксенофобии в современном российском обществе, остроумная, отважная и дотошная одновременно Галина Кожевникова, умерла.

Мне очень трудно понять, что жизнь Гали закончилась: мне все время кажется, что мы же с ней только совсем недавно познакомились, хотя если раскапывать воспоминания, то окажется, что это «недавно» имело место в середине 90-х годов, когда студентка истфака Галя Кожевникова начала сотрудничать с информационно-аналитическим центром «Панорама», про который знали все, кто всерьез интересовался новой российской политической и экономической реальностью, нынче вполне сложившейся, а тогда только складывавшейся после крушения Советского Союза. Я подумал еще тогда: ну что ее сюда тянет, что историку может быть интересного в современности, тем более российской, позабыв про то, что я и сам был историком по образованию и некоторым въевшимся привычкам, и тоже занимался не далеким прошлым, а сегодняшним днем.

Узнав Галю получше, я понял прекрасно, что именно тянет. Галя, в отличие от многих выпускников и выпускниц истфака, была историком «от бога», она внимательно выкапывала факты, анализируя источники, атакуя их, проверяя на правдивость, она держала в голове, кажется, всю информацию, имеющую важное значение для ее сферы исследований (то есть буквально запоминала все), она могла цитировать на память документы или высказывания персонажей исторической драмы удивительно точно и всегда старалась, чтобы все ее оценки, все ее публичные высказывания и, уж конечно, все статьи и книги, опирались на точный фундамент из фактов и их трезвой интерпретации.

Узнав Галю получше, я не уставал удивляться, как такой страстный и живой в лучшем смысле этого слова человек, наверное, озорной даже, мог быть одновременно столь холодным и непредвзятым аналитиком. Но Галя Кожевникова умела как мало кто разделять сферу предположений, версий, игры и эмоций от сферы фактов, выводов, решений и умозаключений.

Особенно это важно было в той опасной, даже взрывоопасной, в том числе и буквально, сфере, которой она занималась. Лучшая исследовательница современного русского нацизма, она не раз получала личные угрозы расправы за то, что, будучи историком, специалистом высокого уровня, она занимала также совершенно четкую антинацистскую позицию на общественной сцене. В отличие от многих российских интеллектуалов, она не чуралась этой общественной сцены как якобы пространства «профанного», умея и в публицистическом тексте, и в выступлении на радио или на публичной дискуссии оставаться умным, последовательным и осведомленным аналитиком, то есть, по сути, настоящим ученым, не чуждым эмоциям и нравственным оценкам, но не ставящим свои научные выводы в зависимость от них.

Будучи сам антифашистом по взглядам, я, читая ее высказывания, иногда злился: ну что же она «их» жалеет, почему не вдарит сильнее, почему не очертит ярче, резче?.. А потом успокаивался и понимал: для «ярче» и «резче» не хватало фактуры, не хватало доказательной базы. И если я чувствовал что-то важное, что Галя должна была бы, на мой взгляд, сказать, но почему-то не говорила, то это значило обычно, что Галя еще не добыла достаточно фактов для подтверждения данного тезиса, либо – и это тоже бывало, – что чувства меня просто обманывали.

Не раз и не два я брался за перо, чтобы нечто сказать, нечто выразить, откликнуться по горячим следам на какую-то подлость или гадость российской ли власти или ее ультраправых ненавистников, как вдруг обнаруживал комментарий Галины Кожевниковой и понимал, что все, ничего писать не надо, все уже написано ею – и лучше не скажешь.

В московской политической, информационной и бытовой суете мы слишком мало пересекались и я теперь понимаю, что не успел научиться у нее этому ее бесценному умению – быть трезвой и вместе с тем пылающей. Я поглядывал на нее и ее тексты с восхищением и завистью в хорошем смысле, думал, вот ведь как можно, вот как надо работать, ну где она такому научилась, не в университете же, а ведь реальность у всех у нас в девяностые и нулевые была вроде бы одна и та же? Думаю, Галя Кожевникова была очень способной от рождения, просто умной очень, быстро схватывающей и быстро и надежно цементирующей, когда надо. Еще ее, безусловно, очень правильно воспитали – в настойчивости, правде и строгих моральных принципах, без каких-то поблажек и послаблений злу. Вот только здоровья, почему природа отпустила ей так мало здоровья...

Последний раз, когда мы виделись, Галя была уже фактически прикована к постели, но мы говорили с ней о политике, о меняющейся фактуре нашей и ее жизни, об искусстве, о путешествиях, и на все у нее находились какие-то поводы улыбнуться, пошутить, рассказать что-нибудь интересное и вдохновляющее – так бы и сидели мы у нее весь день, если бы вдруг она не сказала: «Извините, ребята, я очень устала, мне надо отдохнуть. Заходите как-нибудь еще». Этого «как-нибудь» так и не случилось.

От Гали осталась масса эмоций у знавших ее людей, много воспоминаний, и все это, конечно, сотрется вместе с нами и нашими жизнями, уйдет в небытие, как ушла сегодня утром в небытие жизнь самой Гали.

Но еще от нее останутся ее статьи и книги, которых она успела написать удивительно много для ее неполных 37-ми лет. Она писала историю нашей страны – честно, страстно, но при этом с точной опорой на факты. Она писала историю этой страны и, я верю, сама в ней останется.

Вечная тебе память, Галка.

Влад Тупикин, Москва, блог Влада Тупикина

Памятные даты

23 февраля – не праздник

23 февраля 2011 года, несмотря на сильный мороз, многие родители погибших солдат, живущие в Москве, в очередной раз собрались на панихиду, которую Фонд «Право Матери» ежегодно заказывает в этот день для своих подопечных. В 10 часов 30 минут они собрались вместе у метро «Красносельская», где их встречали сотрудники и волонтеры Фонда «Право Матери». Для нас день 23 февраля никогда не будет праздничным – слишком много людей обращается к нам за помощью ежегодно в связи с гибелью детей в армии. Мы знаем, как тяжело семьи погибших военнослужащих, переживают этот день – 23 февраля, они не могут смотреть телевизор и слушать радио в этот день – в эфире сплошной военный официоз и пафосные речи наделенных властью людей, а о мальчишках, об их погибших детях, навеки оставшихся двадцатилетними, никто и не вспоминает.

В этот день мы собираем осиротевших родителей вместе, чтобы они не чувствовали себя одинокими, ведь сотрудники Фонда с ними. У метро мы продолжаем составлять поминальные списки, записывая в них новые имена ребят (часть имен мы заносим в списки заранее из телефонных обращений родителей к нам). Списки останутся в Храме, за мальчиков будут читаться молитвы и после сегодняшней службы.

Накануне сегодняшнего дня мы получили письма из разных точек РФ.

Оксана Волякова: «Мы проживаем в городе Бердск Новосибирской области (к сожалению, у нас такие мероприятия не проводятся, родители оставлены один на один со своим горем). Сын моих знакомых погиб в конце октября 2010 года на о. Кунашир, его имя – Петров Алексей Александрович, если есть возможность – передайте записочку с его именем батюшке. Заранее спасибо».

Филатова Антонина Павловна, Тульская область: «Здравствуйте, Вероника Александровна и весь коллектив Фонда «Право Матери»! Мне и мужу 74 года, я ослепла, делала операцию на глаза, у мужа было два инфаркта, у нас обоих 2 группа инвалидности. В 1989 году мы потеряли сына Филатова Алексея Борисовича, офицера советской армии. До сего времени не знаем, как он умер, не знаем даже даты его смерти, одно вранье со стороны военных начальников.

Уже много времени прошло, расследование возобновить невозможно. Я прошу вас о том, чтобы вспомнили моего сына со всеми сыновьями в служении церковной панихиды».

Захарова Зоя Васильевна, Ростовская область: «Уважаемые сотрудники Фонда «Право Матери», я благодарна Вам за оказываемую вами помощь родителям, оставшимся без своих сыновей и за сохраняемую вами память о них. Обращаюсь к вам с просьбой: заказать службу в церкви к 23 февраля, чтобы Алешино имя было вместе с ребятами».

Также мы получили письмо из г. Асбеста Свердловской области – там местная организация солдатских родителей, последовав нашему примеру, тоже заказала сегодня панихиду по всем погибшим в армии ребятам.

В Москве панихида традиционно прошла в Храме Всех Святых бывшего Новоалексеевского монастыря. Сегодня поминальная служба по всем погибшим в армии прошла уже в двадцать первый раз. Отслужил ее священник отец Владимир.

В конце службы он пожелал всем родителям погибших солдат здоровья, служители храма подарили всем родителям по живому тюльпану.

Фонда «Право Матери», Москва

Непризнанный геноцид 44-го года

67 лет назад, 23 февраля 1944 года по распоряжению кремлевского руководства была произведена массовая депортация чеченцев и ингушей в другие регионы Советского Союза, в основном Казахстан и Среднюю Азию. Масштабной операцией которую издевательски окрестили «Чечевица» руководил лично Лаврентий Берия, нарком Внутренних дел СССР. В течение нескольких дней, согласно архивным данным, из тогда еще ЧИ АССР (Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика), было выселено 478 тысяч 479 человек, в том числе 387 тысяч 229 чеченцев.

Депортация чеченцев и ингушей сопровождалась не только массовым уничтожением беззащитных мирных граждан, большую часть которых составляли дети, женщины и старики, но и другими не менее чудовищными преступлениями. Достаточно вспомнить в этой связи трагедию села Хайбах, где отрядом НКВД под командованием полковника Гвешиани заживо были сожжены 700 человек. За этот «подвиг» палач Гвешиани был награжден орденом и стал генералом. Весь мир сегодня знает о трагедии небольшой белорусской деревеньки Хатынь, в которой (если верить данным советских времен), немецкие фашисты заживо сожгли 149 человек. Но почему-то о трагедии Хайбаха все предпочитают умалчивать, несмотря на то, что в чеченском селе было намного больше жертв, и что этот варварский акт был совершен не вражескими солдатами, а собственной армией.

Помимо уничтожения и депортации чеченцев, советская власть делала все возможное, чтобы стереть саму память о нашем народе. Специальные отряды взрывали многовековые башни в горной части республики (которых в одном Аргунском ущелье в то время было около 300), сравнивались с землей древние кладбища, а могильные памятники применялись для строительства свинарников, различных зданий или в качестве камней при прокладке дорог. На центральной площади Грозного сжигались старинные тептары и другие письменные документы об истории чеченского народа. Очевидцы тех событий рассказывали, что громадные костры, сложенные из книг и рукописей горели в Грозном около месяца.

Депортация чеченцев и ингушей была объяснена кремлевским руководством якобы тем, что они, чеченцы, «…присоединились добровольно к организованным немцами формированиям и выступили с оружием в руках против Красной Армии…». Еще одной пропагандистской «уткой», запущенной в то время был миф о том, что чеченцы собирались подарить Адольфу Гитлеру дорого арабского скакуна с седлом из чистого золота. Но все это было не более чем «информационным обеспечением» геноцида целого народа. Достаточно вспомнить в этой связи всемирно известного чеченского политолога Абдурахмана Авторханова, написавшего в своей книге «Убийство чечено-ингушского народа» следующее: «Прежде чем подводить задним числом обоснование под сталинские решения, в результате которых погибли сотни тысяч безвинных людей, не худо было бы заглянуть в карты военных действий на Кавказе в 1942–1944 годах и увидеть, что территория Чечено-Ингушетии вообще не была оккупирована – уже по одному этому не могло быть массового сотрудничества с немцами» (А. Авторханов. Убийство чечено-ингушского народа. Москва, 1991, стр.3-5).

Чечено-Ингушская автономная республика после депортации двух народов была упразднена, а на ее месте создана Грозненская область. За время переселения и ссылки, по свидетельству историков, погибло не менее половины представителей чеченского народа. Только в 1957 году спустя 13 лет после выселения, чеченцы получили возможность вернуться на родину своих предков.

Однако, и по возвращении из ссылки, чеченцам пришлось пережить немало. Их дома были заняты новыми «хозяевами», не было работы и средств к существованию. Тем не менее, несмотря на все нечеловеческие условия, люди возвращались домой, и заново начинали обустраиваться на своей земле.

В 1991 году в СССР были приняты законы «О реабилитации репрессированных народов» и «Реабилитации жертв политических репрессий», которые предусматривали выплату компенсаций жертвам сталинского режима. В первоначальной редакции закона «О реабилитации жертв политических репрессий» компенсация за причиненный ущерб составляла 100 минимальных размеров оплаты труда. Но в 2000 году в этот закон было внесено изменение, после чего в качестве компенсации депортированным стали выплачивать только десять тысяч рублей. В 2004 году в закон было внесено очередное изменение, которое осталось без внимания общественности Чеченской Республики – это исключение из преамбулы закона пункта, касающегося возмещения морального ущерба. Получается, что чеченскому народу высылкой, геноцидом и гибелью половины этноса моральный ущерб не был нанесен.

Республиканские власти ранее неоднократно заявляли, что размер компенсационных выплат должен быть значительно выше, поскольку в ходе депортации жители Чечни лишились всего своего имущества и жилья, не говоря уже о потере родных и близких. Но, похоже, что федеральные власти не заинтересованы в решении этого вопроса.

Европейский парламент еще в 2004 году признал депортацию чеченцев актом геноцида. Но ни российское руководство, ни тем более бывшее советское, не признавало и не признает того факта, что чеченцы и ингуши стали в 1944 году жертвами геноцида. Более того, в последние годы вновь отмечается тенденция к тому, что российские СМИ пытаются оправдать террор сталинских лет и представить чеченцев и ингушей «врагами народа» и «изменниками Родины». Поклонникам советского «вождя» и «отца народов» следовало бы вспомнить, что в СССР было депортировано 62 нации и народности, а не только народы Северного Кавказа и представители прибалтийских стран.

Союз неправительственных организаций, Грозный

Выступления и заявления

Освободите декабристов, господин Президент!

Открытое обращение к Президенту Российской Федерации

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

3 марта 2011 года в своем выступлении, посвященном 150-летию отмены крепостного права в России, Вы сказали, что образцом для проведения либеральных реформ для Вас является политика, проводимая императором Александром II, которому выпала тяжелая историческая задача по освобождению страны от деспотического, «военно-бюрократического» наследия его предшественника – Николая I.

Как Вы знаете, освобождение от крепостной зависимости было одной из важнейших мер Александра «Освободителя», но этому предшествовали и другие действия, без проведения которых не было бы возможно проведение его реформаторского курса.

Уже через год после занятия престола, император в Манифесте «О прекращении войны» от 19 марта 1856 года объявил о стремлении к реформам и к установлению равенства перед правосудием.

В России началась знаменитая «весна» – развернулась широкая и достаточно свободная общественная дискуссия о положении в стране и о путях реформ, появились массовые либеральные издания. В ознаменовании своей коронации 26 августа 1856 года император помиловал – не требуя признания вины и просьб – декабристов, участников, как бы сейчас сказали, диссидентских кружков (в основном, петрашевцев, и среди них Достоевского), участников польского национального восстания 1830-31 годов.

Если, Вы, господин Президент, действительно готовы начать новые «Великие реформы», то первыми же Вашими шагами должны стать: помилование без требования признания вины всех, преследуемых по политическим мотивам; отмена незаконных приговоров; прекращение политических репрессий против мирной оппозиции; отмена политической и идеологической цензуры в СМИ; предоставление всей конституционной политической оппозиции возможности участвовать в предстоящих выборах.

Разумеется, мы далеки от того, чтобы призывать Вас оказывать давление на правосудие, но как главе государства и гаранту конституционных прав и свобод, Вам подчинены и Генеральный прокурор, и Следственный комитет, и министр юстиции, и министр внутренних дел, и главы регионов.

У Вас есть право законодательной инициативы, о полной поддержке Вашего курса заявляет крупнейшая партия страны, имеющая квалифицированное большинство в парламенте и почти во всех региональных органах представительной власти.

Указы о помиловании политзаключенных в рамках своих конституционных прерогатив (пункт «в» ст. 89 Конституции РФ) Вы можете издать в считанные дни, внеся необходимые изменения в соответствующий Указ Президента РФ № 1500 от 28 декабря 2001 года.

Вот некоторые фамилии тех, кого мы считаем жертвами политического заказа, и кто уже долгие годы томится в заключении: предприниматели Платон Лебедев и Михаил Ходорковский и ставшие жертвой шпиономании ученые Валентин Данилов, Игорь Решетин, Михаил Иванов, Сергей Визир, Иван Петьков.

Даже участники попытки государственного переворота 1991 года (ГКЧП), приведшего к распаду СССР, были освобождены по амнистии!

Вы можете дать поручение проверить заявления помощницы судьи Васильевой, тем более что вывод об отсутствии хищений в 2000-2003 годах (основанный на показаниях подсудимого Платона Лебедева), оказавшийся в тексте обвинительного приговора (стр. 674) косвенно подтверждает ее слова о компиляторском способе изготовления приговора, оглашенного судьей Данилкиным.

Генеральная прокуратура может отказаться от поддержки обвинения на политических процессах, обратиться в кассационные и надзорные инстанции с целью отмены несправедливых – политически мотивированных и «заказных» приговоров.

Вы можете обратиться к министру юстиции с тем, чтобы новосозданным политическим партиям не препятствовали зарегистрироваться по совершенно крючкотворным предлогам.

Вы можете выдвинуть законодательные инициативы о снижении минимальной численности партий, о снижении проходного барьера на парламентских выборах, о возвращении права создавать предвыборные блоки. И тогда Госдума снова станет «местом для дискуссий».

Вы можете запросить нового мэра Москвы и губернатора Санкт-Петербурга на каком основании Тверская площадь Москвы и Гостиный двор в Санкт-Петербурге закрыты для проведения оппозиционных митингов, почему каждое проведение акций в защиту 31 статьи Конституции РФ превращается в обеих столицах в крупные силовые операции, и почему непарламентским оппозиционным партиям в столицах фактически запрещено проводить шествия в центре города.

Вы можете спросить у Сергея Собянина: зачем половина Триумфальной площади перекрыта загородками, если законно там можно поставить только бытовки и пункт мойки колес машин?

Вы можете добиться того, чтобы антиэкстремистские центры прекратили политическую травлю мирной оппозиции, провокации и незаконные обыски у гражданских активистов.

Вы можете попросить Верховный суд РФ разъяснить, может ли даже резкая и грубая критика правоохранителей и чиновников рассматриваться как разжигание «социальной вражды» и «подрыв конституционного строя», или необходимо считаться с позицией Европейского суда по правам человека по данному вопросу?

Вы можете призвать поддерживающие Вас молодежные организации прекратить нападения на представителей оппозиции, провокации в отношении гражданских активистов и правозащитников.

Вы можете пригласить лидеров мирной конституционной оппозиции высказать свою точку зрения на основные проблемы страны на федеральных каналах, и мы уверены, что после этого редакции проявят подлинное стремление к обеспечению плюрализма мнений.

Мы ждем от Вас решимости проводить либеральные реформы, как Вы сказали, с «необходимой непреклонностью».

Подписали: Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, Фонд «В защиту прав заключенных»; Сергей Ковалев, председатель Общественной комиссии по изучению наследия академика А. Сахарова; Лев Пономарев, Общероссийское движение «За права человека»; Юрий Рыжов, академик; Эрнст Черный, Общественный комитет в защиту ученых; Правозащитный совет Санкт-Петербурга ставит свою подпись под обращением, Наталия Евдокимова, ответственный секретарь Совета; Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы; Глеб Якунин, член Московской Хельсинкской группы; Борис Вишневский, писатель, член Бюро партии «ЯБЛОКО»; Борис Стругацкий, писатель, член ПЕН-клуба Санкт-Петербурга; Елена Чижова, писатель, директор ПЕН-клуба Санкт-Петербурга; Андрей Чернов, писатель, член ПЕН-клуба Санкт-Петербурга; Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, профессор Литературного института, Москва; Юрий Вдовин, «Гражданский контроль», Санкт-Петербург; Татьяна Дарутина, «Лига избирательниц», Санкт-Петербург; Михаил Шнейдер, ответственный секретарь Федерального политсовета «Солидарности»; Игорь Г. Яковенко, профессор РГГУ, докт.философ.наук, член Общественного экспертного совета ООД «За права человека», Москва; Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело»; Андрей Пионтковский, писатель, Москва; Вадим Белоцерковский, писатель, журналист; Виктор Шендерович, писатель, Москва; Евгений Ихлов, ответственный секретарь Общественного экспертного совета ООД «За права человека», Москва; Любовь Башинова, журналист, правозащитник, Москва; Анатолий Рекант, руководитель отделения «Центр» Комитета «За гражданские права»; Дмитрий Пысларь, Фонд «Право солдата»; Светлана Исаева, движение «Матери Дагестана за права человека»; Людмила Ярилина, Владимирское региональное отделение ООД «За права человека»; Руслан Бадалов, «Чеченский комитет национального спасения», Назрань; Владимир Шаклеин, Межрегиональный центр прав человека, Екатеринбург; Татьяна Котляр, депутат Обнинского городского собрания; Евгений Кислов, Бурятский республиканский правозащитный центр, Улан-Удэ; Андрей Рашевский, Воронежское региональное отделение ООД «За права человека»; Любовь Волкова, президент фонда «Социальное партнерство», член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ; Елена Гришина, Центр общественной информации и многие другие

Сбор подписей продолжается по ссылке /index.php?option=com_petitions&view=petition&id=101

Признать Ходорковского и Лебедева узниками совести!

14 марта 2011 года президент «Фонда защиты гласности» Алексей Симонов отправил нижеследующее обращение в российский офис Международной Амнистии

Глубокоуважаемые господа!

У нас нет сомнений в том, что первый процесс над Михаилом Ходорковским был инициирован властью нашей страны, в первую очередь, из-за его независимой политической позиции, убеждения в необходимости всячески препятствовать сворачиванию демократических институтов в Российской Федерации. Следствием этого явилась весьма значительная финансовая поддержка, которую он – в полном соответствии с законом, но вопреки, желанию властей – оказывал оппозиционным политическим партиям.

Очевидная политическая мотивированность первого процесса давала все основания признать Михаила Ходорковского политическим заключенным. Причиной второго суда над ним с его абсурдными до комизма обвинениями явилась его публицистическая деятельность – интервью и статьи, написанные в заключении. Эти выступления содержат не только анализ порочного, с точки зрения Ходорковского, политического и экономического курса нынешнего руководства Российской Федерации, но и предложения по его изменению. Никакие тяготы тюремной жизни, грубейшие нарушения его прав в заключении не сломили этого человека.

За годы заключения Михаил Ходорковский превратился в крупного общественного деятеля, способного стать лидером объединенной демократической оппозиции. Это хорошо понимает и правящий авторитарный режим.

В этих условиях руководство РФ провело позорный второй судебный процесс, и путем беспрецедентного давления на суд добилось вынесения нового жестокого приговора, главной целью которого было – не допустить выхода М. Ходорковского на свободу.

Мы полагаем, что любой человек, осужденный исключительно за высказывание своих убеждений, является узником совести, и именно поэтому просим Вас пересмотреть свою позицию по отношению к Михаилу Ходорковскому и признать за ним этот статус. Мы считаем необходимым признать за неправедно осужденным вместе с Михаилом Ходорковским его единомышленником и другом Платоном Лебедевым, который на ранней стадии первого процесса был использован в качестве заложника, когда власть еще не решалась арестовать Ходорковского и арестом Лебедева рассчитывала запугать его и выдавить в эмиграцию.

За последнее время мы неоднократно получали подтверждения, что Ваша уважаемая организация умеет быстро и оперативно реагировать на допускаемые российскими властями нарушения фундаментальных прав человека.

Мы не знаем, какие еще новые испытания заготовлены для Ходорковского и Лебедева, поэтому обращаемся с просьбой без лишнего промедления признать их узниками совести. Мы считаем это эффективной мерой по привлечению к судьбе этих мужественных людей дополнительного общественного внимания.

Подписали: писатели: Константин Азадовский, председатель исполкома Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, член-корреспондент Германской академии языка и литературы; Борис Акунин, писатель; Сергей Гандлевский, поэт, член Русского ПЕН-центра; Нина Катерли, писатель, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба; Алексей Симонов, вице-президент Русского ПЕН-Центра, президент Фонда защиты гласности; Борис Стругацкий, писатель, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба; Игорь Иртеньев, российский поэт; Мариэтта Чудакова, член Европейской академии, профессор Литературного института (Москва); Людмила Улицкая, писатель, член Исполкома Русского ПЕН-центра; Аркадий Ваксберг, писатель, вице-президент Русского ПЕН-центра.

Актеры и режиссеры: Лия Ахеджакова, народная артистка РФ; Олег Басилашвили, народный артист СССР; Кама Гинкас, режиссер, народный артист РФ, профессор; Алексей Девотченко, заслуженный артист РФ; Эльдар Рязанов, народный артист СССР; Наталья Фатеева, народная артистка РФ; Александр Феклистов, актер; Генриетта Яновская, главный режиссер Театра юного зрителя, народная артистка РФ; Игорь Ясулович, народный артист РФ; Михаил Казаков, режиссёр, актёр театра и кино. народный артист России; Сергей Юрский, советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр, сценарист, народный артист РСФСР.

Ученые: Сергей Белецкий, доктор исторических наук, профессор; Рафаил Ганелин, доктор исторических наук, член-корреспондент Российской академии наук; Александр Городницкий, академик РАЕН, поэт, член Исполкома Русского ПЕН-центра; Борис Егоров, доктор филологических наук, профессор; Александр Кобринский, доктор филологических наук, профессор; Александр Лавров, академик Российской академии наук, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба; Ирина Левинская, доктор исторических наук., член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба; Олег Лекманов, доктор филологических наук, профессор, МГУ; Юрий Рыжов, академик РАН; Дмитрий Зимин, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, лауреат премии им. А.С. Попова АН СССР, основатель и почетный президент АО «Вымпелком» («Би Лайн»), основатель благотворительного фонда «Династия», основатель книжной премии «Просветитель»; Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук, профессор; Марк Урнов, доктор политических наук; Ирина Ясина, экономист; Михаил Делягин, академик РАЕН, д.э.н., директор Института проблем глобализации.

Журналисты: Владимир Познер, телеведущий, первый президент Академии российского телевидения (1994-2008); Леонид Парфенов, журналист, телеведущий; Дмитрий Крылов, телеведущий; Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты», лауреат премии «Золотое перо России», член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба; Мария Седых, журналист, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов; Юрий Рост, фотограф, журналист, писатель, актер; Виктор Шендерович, писатель-сатирик, теле- и радиоведущий.

Музыканты и художники: Гидон Кремер, музыкант, лауреат премии «Триумф»; Арво Пярт, композитор; Борис Жутовский, художник, иллюстратор, писатель.

Пресс-центр Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Выборы в Орловской области: итоги

Заявление регионального офиса ассоциации «ГОЛОС» в Орле по итогам информационного наблюдения в день голосования 13 марта 2011 года за выборами депутатов Орловского городского Совета народных депутатов

Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» провела долгосрочное и краткосрочное наблюдение за избирательным процессом. Источником информации для Ассоциации послужили собственные наблюдения, корреспонденты газеты «Гражданский голос», активисты «ГОЛОСа». Ассоциация получала сведения, как из средств массовой информации, так и из экспертных интервью с представителями политических партий, лидерами НКО, членами избирательных комиссий, а также от граждан, сообщающих сведения о нарушениях в ходе избирательной кампании представителям Ассоциации и «на горячую линию».

Как организация, которая в своей работе руководствуется всемирно принятыми стандартами мониторинга выборов, ассоциация «ГОЛОС» строго соблюдает политический нейтралитет, как одно из основных условий независимого и объективного наблюдения за выборами.

Наблюдая за ходом избирательных кампаний, «ГОЛОС» руководствуется всеобщими, универсальными международными избирательными стандартами (Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., международный Пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 6 декабря 1966 года и вступивший в силу 23 марта 1976 г., декларация о критериях свободных и справедливых выборов, принятая Межпарламентским союзом 26 марта 1994 г.), а так же региональными международными избирательными стандартами и нормами российского избирательного законодательства.

Осуществляя наблюдение за избирательным процессом, организация, прежде всего, обращает внимание на: 1) соблюдение избирательных прав граждан и избирательных процедур; 2) работу избирательных комиссий; 3) использование административного ресурса в избирательной кампании; 4) соблюдение равных возможностей для ведения избирательной кампании кандидатами; 5) проведение голосования и подсчета голосов.

Данное заявление – финальное в серии заявлений, фиксирующих ход избирательной кампании по выборам депутатов Орловского городского Совета народных депутатов, и отражает результаты наблюдения за проведением голосования и подведением его итогов.

13 марта 2011 года более 400 представителей ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» вели общественный мониторинг процедур голосования, подсчета голосов на избирательных участках и подведения итогов в вышестоящих избирательных комиссиях на выборах в Республике Адыгея и Калининградской области, городах Владимире, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Кирове, Орле, Перми, Петрозаводске, Ставрополе, Сыктывкаре, Твери.

В ходе выборной кампании кандидаты от партии «Единая Россия» зачастую не указывали в своих агитационных материалах принадлежность к своей партии.

Члены Орловского отделения ассоциации «ГОЛОС» работали 13 марта 2011 года в нелегких условиях.

В отношении команды «ГОЛОСА» была проведена провокация. На сотовый телефон регионального координатора «ГОЛОСа» Вероники Катковой и представителя «ГОЛОСА» Дмитрия Краюхина поступили смс-сообщения о том, что на избирательном участке № 106 избиратель обнаружил, что в ведомости выдачи избирательных бюллетеней за него уже поставлена подпись о получении бюллетеня для голосования, несмотря на то, что избиратель еще не голосовал. Представители «ГОЛОСА» выехали на избирательный участок для выяснения обстоятельств произошедшего, но как члены избиркома, так и наблюдатели от КПРФ, «Единой России», «Справедливой России» опровергли данную информацию

На телефоны регионального координатора «ГОЛОСА» Вероники Катковой, бригадира Сергея Леонова и руководителя группы операторов постоянно поступали смс-сообщения, отправляемые через интернет. Сообщения носили характер спама и поступали ежеминутно, что не позволило нормально пользоваться услугами связи и затрудняло работу отделения «ГОЛОСа».

13 марта 2011 года корреспонденты газеты «Гражданский голос» в Орле посетили более ста участковых избирательных комиссий, а также все четыре территориальных избирательных комиссии и Муниципальную избирательную комиссию города Орла.

В ходе наблюдения выявлены многочисленные факты нарушений избирательного законодательства. Некоторые из них можно назвать системными, потому что их массовое нарушение не только меняет ход выборов и искажает их реальную картину, но и меняет отношение избирателей, партий, кандидатов к закону о выборах и процедурам, прямо прописанным в законе.

К таким системным нарушениям можно отнести следующие.

Отсутствие в информационных плакатах о кандидатах информации об имуществе. О доходах, как правило, информация присутствует, об имуществе – представлена в крайне редких случаях. Наши корреспонденты отметили наличие информации об имуществе у кандидата Рыбакова. В связи с этим Дмитрий Краюхин подал в МИК жалобу на отсутствие этих данных в информации о кандидатах, а после отказа МИК рассмотреть ее – обратился в суд.

Присутствие сотрудников правоохранительных органов в помещениях для голосования, сотрудников МЧС, курсантов ОрЮИ МВД РФ. На вопросы наблюдателей и корреспондентов сотрудники полиции отвечали, что на совещаниях, прошедших накануне выборов, руководство дало прямые указания находиться не только на территории участковой избирательной комиссии, но и непосредственно в помещении для голосования. Нельзя забывать, что генетическая память в нашей стране такова, что граждане традиционно боятся представителей власти, особенно полицию.

Прибывший на избирательный участок № 23 заместитель председателя МИК г. Орла Геннадий Хряков дал указание председателю УИК не удалять сотрудников полиции с избирательного участка. При этом Хряков пытался воспрепятствовать работе представителя СМИ, заявляя, что фото- и видеосъемка может быть осуществлена только с его согласия.

Некоторым наблюдателям и представителям СМИ было отказано в праве вести фото и видео съемку – в том числе участки № 49, 38.

На участке № 42, 793 произошел следующий инцидент – наблюдатели от кандидата Власовой пришли и стали производить фото- видео съемку. Другой наблюдатель от другого кандидата заявил, что это незаконно, т. к. наблюдатели не имеют такого права, только корреспонденты. Ранее МИК утвердил методичку, в котором разрешалось вести фото- видео съемку не только корреспондентам, но и наблюдателям. Тем не менее, наблюдателям было запрещено вести съемку, и их удалили.

Кроме того, на отдельных избирательных участках корреспондентам и наблюдателям было запрещено свободно передвигаться по участку.

«ГОЛОС» отмечает большое количество нарушений по процедуре голосования на дому. Например, на участке № 812 реестр заявок для голосования на дому был предоставлен наблюдателям только после возвращения. На 821 избирательном участке члены комиссии с переносным ящиком для голосования уехали в больницу им. Семашко, чтобы предоставить больным возможность проголосовать. Просьбы о выезде из больницы поступили после 18 часов. Напомним, заявления на выезд должны приниматься до 16.00. Отметим массовость голосования вне помещения для голосования.

Приведем только несколько примеров – на участке № 80 были внесены в список голосования на дому 53 человека, участок № 19 – 50 человек, участок № 12 – 132 человека.

Многих наблюдателей задерживали при попытке вынести с избирательного участка бюллетень с применением силы и заставляли голосовать. Такие случаи наши корреспонденты отмечают на участках № 32, 81 и других.

На многих избирательных участках наблюдатели не имели возможности полностью следить за ходом голосования, некоторые участки были неудобно расположены из-за новой нарезки округов, отсутствовали указатели о местонахождении УИК, указатели маршрута на избирательный участок. Происходила путаница среди избирателей, когда в одном здании находилось по две-три участковых избирательных комиссии. На избирательных участках № 60, 45, 43 переносные ящики для голосования находились вне зоны видимости наблюдателей – под столом.

Несколько раз наших корреспондентов отказывались допускать на участки, изымали документы, не предоставляли запрашиваемую информацию.

Корреспонденты «ГОЛОСА» отмечают большое количество нарушений процедур голосования и, особенно, подсчета голосов.

Не соблюдалась последовательность процедур при подсчете голосов. Наши корреспонденты обращали на это внимание членов УИК, однако, лишь не во многих комиссиях их доводы были приняты. В лучшем случае, просьбы просто игнорировались, на избирательном участке № 819 на нашего корреспондента накричали, председатель УИК в грубой форме отказала в просьбе соблюдать законодательство.

Во многих избирательных комиссиях не вносились вовремя данные в увеличенную форму протокола, не проводилось в установленном законом порядке итоговое заседание. Создается такое впечатление, что сами члены комиссии не знают этих норм права.

На избирательном участке № 115 произошло вопиющее нарушение процедуры подсчета голосов – бюллетени гасились в отдельном помещении, на другом избирательном участке протокол составлялся в отдельном помещении. Наблюдатели не могли следить за соблюдением процедур.

«ГОЛОС» отмечает и другие серьезные нарушения. Рядом с избирательным участком № 110 раздавались агитационные материалы. На избирательном участке № 86 бюллетень с тремя отметками был признан действительным.

На избирательном участке № 111 несколько дней назад в списки для голосования было внесено 400 курсантов Орловского юридического института МВД, которые зарегистрированы в других населенных пунктах и обучаются в ОрЮИ по очной форме обучения и якобы проживают в общежитии, но информации, о которых еще месяц назад не имелось. На 818 участке не хватило листов в дополнительном списке избирателей. Это произошло из-за того, что количество студентов-избирателей, проживающих в общежитии Орловского государственного института экономики и торговли, превысило число свободных строк в дополнительном списке. После этого из ТИК были доставлены дополнительные листы, Дополнительный список был расшит, вставленные новые листы, заново сшит и опечатан.

На 820 участке был зафиксирован вброс бюллетеней. Женщина, осуществлявшая вброс, напала на сотрудника милиции, который пытался ее задержать, и покусала его. Вброс пытался предотвратить наблюдатель от кандидата Дорофеева Дениса Игоревича (КПРФ). Через несколько часов этот наблюдатель был удален с участка.

В Знаменском районе Орловской области на участке № 740 произошел вброс бюллетеней. Этот факт зафиксировал наблюдатель от партии «Справедливая Россия» с правом совещательного голоса.

Результаты голосования в городской Совет народных депутатов говорят сами за себя – фракция КПРФ численно увеличилась более чем в три раза, партия власти сильно сократила свое влияние среди «электората». Это объясняется тем, что понятно теперь многим гражданам – обещаний много, а живем мы все хуже и хуже год от года.

Ассоциация «ГОЛОС» отмечает резкое увеличение количества сообщений о нарушениях по сравнению с предыдущей избирательной кампанией.

Выделения в тексте принадлежат авторам

Общественная организация «В защиту прав избирателей «ГОЛОС», Москва

Глава Карелии дискредитирует должность Уполномоченного по правам ребенка

Обращение к президенту Д.А. Медведеву

Уважаемый господин президент!

24 февраля 2011 года Законодательное собрание Карелии единогласно приняло в третьем чтении законопроект «Об Уполномоченном по правам ребенка в Республике Карелия». Мы считаем, что данный закон принят, во-первых, без широкого общественного обсуждения, во-вторых, исключает общественные правозащитные организации из процесса принятия решений относительно кандидатуры Уполномоченного, и, в-третьих, являясь очень затратным, не наделяет Уполномоченного по правам ребенка всеми необходимыми полномочиями для защиты детей в Карелии.

Начнем с финансовой стороны. За возможность «запрашивать и получать информацию от органов государственной власти и должностных лиц», то есть писать обращения, из бюджета только на зарплату омбудсмену планируется израсходовать около миллиона рублей, не считая всех сопутствующих трат, в том числе на содержание аппарата. Мы не хотим плодить бюрократию, ведь оплачивать придется это бумагомарательство нам, карельским налогоплательщикам. У нас есть уже один Уполномоченный по правам человека, от которого мало проку, зато он дорого обходится и без того дефицитному бюджету. На каком основании Уполномоченному по правам ребенка будет начисляться зарплата больше 80 тысяч рублей в месяц при средней зарплате в Карелии 17 тысяч и при колоссальной безработице в регионе? Вместо обещанного сокращения госаппарата, происходит его увеличение г-ном Нелидовым. Подобная несправедливость лишь усиливает ненависть общества к власти. Подобные неосмотрительные шаги чреваты социальным взрывом.

Уполномоченный избирается на безальтернативной основе путем тайного голосования депутатов по представлению главы Карелии А. Нелидова. То есть, кого назовет глава, за того и будут голосовать карманные депутаты.

Законом не предусматривается никакого конкурса, никакого участия в выборах Уполномоченного представителей общественных правозащитных организаций. Все 18 поправок в закон, предложенные общественниками, были отклонены без всякого обсуждения. Все поправки, которые предусматривали реальное участие общественности в процессе выдвижения и обсуждения кандидатов на этот пост, отклонялись. Одна депутатская поправка вроде бы номинально предусматривает какое-то участие общественности в этом процессе, но не прописывает никакой процедуры этого участия. Каков порядок внесения кандидатур общественными организациями, каковы сроки, каков порядок рассмотрения? Неизвестно. Сама процедура обсуждения поправок была обставлена так, чтобы обсуждения как такового не было.

Поправки даже не оглашались. Депутаты явно бездумно, автоматически голосовали. Закон принят в таком варианте, что глава республики может внести кандидатуру Уполномоченного в парламент, ни с кем не считаясь.

Безальтернативность, игнорирование мнения общественных правозащитных организаций и единовластие в назначение главой Карелии А. Нелидовым на должность Уполномоченного своего человека наводит на нехорошие мысли о том, что займет ее человек, выгодный губернатору. Нет ли здесь признаков коррупции? Не будет ли и эта должность, так же как и некоторые другие в Карелии, продана по выгодной для продавца цене? В условиях отсутствия в Карелии гласности, имитации гражданского общества и демократии, всевластия бюрократии, разгула криминала, такие мысли вполне естественны.

На наш взгляд, услышанная в Карелии, Ваша рекомендация органам государственной власти субъектов Российской Федерации учредить должность Уполномоченного по правам ребенка, как и многие другие хорошие инициативы, превратилась в обузу для бюджета и профанацию самой идеи Уполномоченного по правам ребенка. Вместо реальной защиты детей в Карелии появилась декоративная, фиктивная должность, позволяющая приближенному к главе Республики человеку легко обогащаться за государственный счет. А кто действительно позаботится о детях, неизвестно.

Просим Вас также задуматься о том, кого вы назначили на должность главы Карелии!

Карельское отделение «Молодежной правозащитной группы»

В регионах

«Календарь гражданских достижений россиян – 2010»

Добрый день, уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию «Календарь гражданских достижений россиян – 2010» – новый раздел на сайте Пермской гражданской палаты, подготовленный по материалам раздела «Гражданские успехи в России», где в течение двух лет было собрано более 1000 успешных историй о защите прав и общественных интересов из 76 регионов России.

«Календарь гражданских достижений россиян – 2010» – это подборка информации, позволяющая узнать, кто, в каком месяце, в каком регионе, как и в каком количестве в 2010 году смог добиться успеха сам или с чьей-то помощью, защищая те или иные права или общие интересы. 

Для начала в календаре представлены ТОП-10 регионов, где, по информации, собранной в нашей коллекции, в 2010 году количество гражданских успехов пока является наибольшим. Собранные в календарях случаи, конечно, не исчерпывают всего списка гражданских побед в том или ином регионе. В них представлены пока те из побед, которые оказались в поле нашего зрения. 

Мы уверены, что историй гражданских успехов в России гораздо больше, потому что не каждый, кто одержал победу, хочет или имеет возможность сказать о ней громко и не стесняясь. А надо было бы! Ведь успешный опыт одного может быть интересен и полезен кому-то другому. Если получилось у кого-то, значит, шансы есть у каждого.

Мы хотим, чтобы людей, победивших нерадивых чиновников, милиционеров, работодателей, продавцов, было много, чтобы все знали их имена и истории, чтобы удачный опыт в этом деле становился нашим общим достоянием и гордостью. Давайте попробуем вместе сделать карту гражданской активности России!

Приглашаем вас к участию в наполнении «Календаря гражданских достижений россиян» по итогам прошедшего года и в течение 2011 года. 

Поучаствовать в формировании календаря можно просто и по-разному:

распространив данное сообщение по имеющимся у вас контактам;

направляя нам истории гражданских побед в письмах на адрес palata@;

разместив на вашем сайте или в корпоративном блоге баннер календаря, который можно взять здесь;

внося записи о любых фактах успешной защиты прав и интересов в блог «Журнал гражданских успехов» ob_uspehah и/или ЖЖ-сообществе tvoi_uspehi; 

делясь информацией о гражданских достижениях и победителях, имеющихся в нашей коллекции, с теми, кто попал в аналогичные ситуации и не знает, как поступить (среди более 1000 историй вполне может быть нужный алгоритм или контактная информация тех людей, которые могут помочь) любыми доступными и удобными для вас способами.

С уважением и надеждой на сотрудничество, коллектив Пермской гражданской палаты

/

Губернатор Мезенцев готовит для иркутской области «тунисско-египетский сценарий»

16 марта 2011 года в Москве в Независимом пресс-центре прошла совместная пресс-конференция председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой и депутата Государственной думы, главы иркутской КПРФ Сергея Левченко под названием «Правовой и административный беспредел в Иркутской области» (О ситуации с отставками мэров Братска и Усолья-Сибирского, с покушением на заместителя мэра Ангарска, с «закручиванием гаек» для оппозиции).

Факт участия в одном мероприятии ветерана диссидентского движения и одного из лидеров российских коммунистов стал своего рода сенсацией. Что же заставило их объединить усилия?

Речь на пресс-конференции шла о ситуации, которая сложилась сегодня в Иркутской области. В 2010 году «Единая Россия» проиграла на территории Приангарья выборы во всех крупных городах. Однако, проиграв на выборах, единороссы пытаются «взять реванш» путем административного давления и «правоохранительного» произвола.

В марте 2010 года на всенародных выборах мэра Иркутска победил официальный выдвиженец КПРФ Виктор Кондрашов (62,3%), который оставил далеко позади кандидата «Единой России» (ЕР) вице-губернатора области Сергея Серебренникова (27,2%), а в Усть-Илимске – «эсер» Владимир Ташкинов (72,3% против 20,2% у кандидата ЕР). На выборах главы поселка Ербогачен официальный выдвиженец «Единой России» Александр Исаков и вовсе занял 5-е место из 6-ти возможных, набрав лишь 8,9%; проиграл единоросс и на выборах главы поселка Борисово.

На выборах мэра Братска 23 мая 2010 года единороссы уже не решились официально выдвигаться от «Единой России» и пошли на выборы, замаскировавшись под «самовыдвиженцев». Однако и здесь выдвинутый КПРФ Александр Серов набрал вдвое больше голосов избирателей, чем два кандидата-единоросса вместе взятые. И, наконец, в октябре 2010 года в крупном промышленном центре Ангарске в Городскую думу не прошел ни один официально выдвинутый «Единой Россией» кандидат.

В течение первых месяцев работы мэр Братска Александр Серов провел капитальный ремонт теплотрасс, находившихся в аварийном состоянии и не ремонтировавшихся 20 лет, вернул городу ряд детских учреждений, заключил соглашение о социальном партнерстве с компанией «Илим Палп», по которому она должна была выделить городу 100 млн. рублей, а также вернул в муниципальную собственность «Тепловодоканал», владелец которого, предприниматель А. Гаськов, вместе с прежней администрацией города трижды банкротил предприятие (при этом исчезло более 230 млн. рублей).

2011 год начался с ответной атаки «партии власти». 2 февраля 2011 года, всего лишь через 8 месяцев после вступления в должность главы Братска, мэр-коммунист Александр Серов был задержан сотрудниками силовых ведомств по обвинению в получении взятки все от того же Гаськова. Ночью квартира мэра была взломана бензопилой, был проведен «обыск», который не дал никаких результатов. Несмотря на это, милиционеры не постеснялись лживо заявлять СМИ, что мэр якобы «заперся, сжигал в своей квартире (!) и выкидывал в окно полученные деньги», не представив никаких доказательств этому абсурдному и лживому заявлению – в обыске участвовало много милиционеров, которые вели видеосъемку с нескольких видеокамер и они запросто могли бы всё это заснять, если бы этот бред на самом деле имел бы место. Более того, на видеозаписи отчетливо видно полное отсутствие какого-либо дыма и гари в квартире мэра.

В это же время под предлогом «проведения учений ГО и ЧС» другая группа проникла в служебный кабинет Серова, ворвались силовики и в квартиру его сына, изъяв принадлежащий ему ноутбук.

На следующий же день Александр Серов был увезен в Иркутск. Сейчас мэр Братска находится в тюремной больнице, при этом его жене и дочери не дают разрешения на свидание. Все обвинения в свой адрес Александр Серов отвергает.

– В устранении сильных, пользующихся поддержкой населения мэров крупных городов региона заинтересованы власти Иркутской области и лично губернатор Дмитрий Мезенцев, – заявил на пресс-конференции Сергей Левченко. – Что касается Братска, то здесь просматривается заинтересованность и крупных корпораций, прежде всего – «Русала» Олега Дерипаски. Известно, что Братск – один из самых неблагополучных в экологическом отношении городов России. Людьми, которые возглавляли городскую администрацию до Серова, Дерипаска был вполне доволен. Так вот, есть информация, что сразу после ареста мэра временной администрацией были приняты решения ослабить мониторинг экологической обстановки в городе, что позволит снизить платежи Братского алюминиевого завода в бюджет.

По мнению Сергея Левченко, роль непосредственного исполнителя губернаторского заказа играет региональное управление Следственного комитета по Иркутской области, которое несколько раз грубо нарушило закон в «деле Серова».

Остается добавить, что после ареста Александра Серова исполняющим обязанности мэра Братска стал бывший сотрудник дерипасовского «Русала» Александр Туйков.

– «Единой России», она терпеть не будет, – подчеркнула глава МХГ Людмила Алексеева. – Ведь скоро выборы в Думу, а там и президентские. Я уверена, что мэр Братска оказался в тюрьме не за какие-то свои грехи. Просто губернатору и «Единой России» нужно, чтобы город голосовал «как положено». Надежды на граждан у партии власти нет, остается надеяться на административный ресурс. А какой административный ресурс, если мэр – коммунист, или в «Справедливой России», или вообще какой-то независимый?

Вслед за Братском пришла очередь Усолья-Сибирского. Под давлением областных властей и правоохранительных органов ушел в отставку глава администрации города Евгений Кустос, против которого возбуждено уголовное дело. В Усолье-Сибирском действует новая схема управления городом – мэр избирается не на прямых выборах, а из числа депутатов Городской думы, но все дело в том, что прошедшие в 2009 году муниципальные выборы «единороссы» проиграли местному внепартийному блоку «Усольчане» и городским головой стал не имеющий отношения к партии власти Кустос.

В Ангарске после полного провала на местных выборах кандидатов-единороссов, за которых губернатор Дмитрий Мезенцев агитировал лично, было совершено покушение на вице-мэра города Дмитрия Чернышова, многократно отстаивавшего интересы КПРФ в судах (он чудом выжил).

Стоит ли удивляться тому, что после событий в Братске, Усолье-Сибирском и Ангарске выдвиженец КПРФ мэр Иркутска Виктор Кондрашов и член партии «Справедливая Россия» мэр Усть-Илимска Владимир Ташкинов вынуждены были спешно написать заявления о вступлении в «Единую Россию». Впрочем, дивидендов всё это губернатору Мезенцеву не принесло – откровенно силовые действия властей вызывают возмущение жителей этих городов, которые голосовали именно за альтернативу нынешней власти. Особенно неспокойно сегодня в Братске. В поддержку отстраненного от должности мэра Александра Серова почти ежедневно проходят митинги и пикеты, а новая администрация города пытается запретить массовые акции протеста.

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и депутат Государственной думы Сергей Левченко сходятся во мнении: власти Иркутской области будут стараться затянуть «дело Серова» и другие аналогичные «дела» и использовать их в ходе предвыборной кампании в Государственную думу.

Однако не получится ли ровно наоборот? Не обернутся ли политические амбиции губернатора Дмитрия Мезенцева ростом протестных настроений, массовыми акциями и, в конечном итоге, дестабилизацией ситуации в крупных городах Иркутской области накануне парламентских и президентских выборов?

Независимый пресс-центр, Москва

Мнения

Раб

Открытое обращение «пятидесяти пяти» в защиту того, чего у нас нет, то есть правосудия, не сильно меня возбудило – мало ли наши кукловоды производят всякой жвачки. Но, увидев пятым в списке заступников правосудия президента Общероссийской общественной организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России» Сергея Ренатовича Борисова у меня вырвалось очень звонкое слово на букву «б»!

Основанием для этого послужило обращение в конце октября 2003 года общественных организаций российских предпринимателей и институтов гражданского общества к президенту РФ В. Путину. Причиной обращения стал арест Михаила Ходорковского. Авторы выражали обеспокоенность попыткой нового массового передела собственности и угроза демократическим завоеваниям. Страх и произвол, подавляющие деловую и гражданскую инициативу, свободу предпринимательства, возможность возврата России к опасности оттока капитала и самых инициативных людей…

К сожалению, призыв шести подписантов: А.И. Вольского, С.Р. Борисова, В.А. Фадеева, Л.М. Алексеевой, А.А. Аузана, А.К. Симонова, остался тогда проигнорированным. И то, чего опасались – произвол и запугивание, не только не прекратилось, но и рассвело пышным цветом, а идея авторов реализовать потребность страны в новом общественном договоре, была цинично убита «Байкалфинансгрупп».

Много воды утекло с тех пор, но никогда не забуду своих многократных бесед с Евгением Ясиным по поводу оппортунизма Борисова, на что с завидным постоянством получал в ответ: «Сереженька молодец – заступился ведь за Михаила, подписал обращение!» И это как будто перевешивало закрытие Борисовым Интернет-форума ОПОРы из-за всплывшего конфликта интересов его бизнеса в Орловской области и интересов самого массового на то время, Орловского отделения ОПОРы России, травли руководством ОПОРы руководителя отделения Марины Ивашиной – Лауреата премии А.Д. Сахарова и лауреата премии «Предприниматель года» за 2004 год.

Мы знаем еще очень много мелких и крупных мерзостей, произошедших под руководством Борисова за последние годы, главным результатом которых стало содействие (не препятствование) почти полному уничтожению независимого малого предпринимательства в стране!

И вот, наконец, свершилось!

Наш Борисов выступил против беспрецедентного давления на правосудие, связанное с делом Ходорковского и Лебедева, против давления на судью Данилкина и, видимо, за продолжение травли его помощницы – Натальи Васильевой! Как это соответствует предоставленной властью возможности для избранных идти «по трупам» к вершинам этой власти, оставаясь ее самым преданным рабом и при этом являясь апологетом рабства!

Илья Хандриков, предприниматель, Москва

Не разоряйте семейные гнезда

Госдума решила внести поправки в Семейный кодекс. На основании поправок будет вводиться обязательный уровень материального благополучия, наличие определенного количества квадратных метров жилой площади на человека. Если метраж семьи не соответствует данному стандарту, будут отбирать ребеночка, отправлять его в детские дома, особенно это коснется малообеспеченных слоев населения, которые в основном и живут в нашей стране, Только в общежитиях до сих пор обитает сотни тысяч человек. Будут, очевидно, запрещать плодиться этим неудачникам, может быть, даже станут оскоплять их, таким образом оздоровлять нацию, избавляться от нищеты!

Как убеждают наши рафинированные политики, бедность осложняет воспитание, ограничивает родительские возможности по созданию насыщенной развивающей среды вокруг ребенка. Так сделайте людей состоятельными, благополучными, нет, будут спасать детей от малообеспеченных родителей, забирать их в детские дома. Наши новаторы, как бы живут на небесах, очевидно, не знают, как калечат детскую психику подобные дома, какая трагическая судьба у их выпускников. Все свои молодые годы они борются с чиновниками за жилье, которое полагается им по закону, живут как бомжи в ночлежках, поэтому не могут устроить свою жизнь. Продолжительность жизни у них от этой неустроенности короче, чем у остальных, многие даже не доживают до сорока лет. Теперь хотят увеличить количество этих несчастных, растить, воспитать детей в казенном доме, наподобие овощей на грядках. У нас не реформы, а сплошные эксперименты. Особенно губительны эти испытания для подрастающего поколения, оно для власти, как подопытные кролики, их уже коснулись невразумительные перемены в образовании и так далее.

Вороны привыкли разорять гнезда других птиц, а чем лучше наши чиновники, которые начали разрушать семьи, в том числе изнутри. Ребенок получает право доносить на своих родителей в суд и жаловаться на них по телефону. Детей будут убеждать, что родители обязаны до 18 лет содержать своих детей, кормить, поить, они же своим родителям ничем не обязаны. Если у приятеля крутой мобильник, а тебе не могут купить такой, то нужно жаловаться на своих предков. Не обеспечивают, ущемляют. Все это будет называться ювенальной юстицией.

В какую голову смогла попасть такая ювенальная дурость, такие фантазии? Как говорят эксперты, ювенальная юстиция пока неприемлема для России, у нас другой уклад жизни. Посмотреть бы на работу этих ювенальщиков на Кавказе, как они смогут там уводить детей от родителей? Если доверить такой деликатный вопрос нашим коррумпированным чиновникам, то они будут изымать детей из семей, как живой товар, продавать их, в том числе и на Запад. Новый вид бизнеса, широкое поле для произвола, расправляться будут с теми, кто неугоден, начнут отбирать детей по политическому признаку. Журналистку Галину Дмитриеву за то, что она написала правдивую статью о положение на АвтоВАЗе, попытались лишить детей. Можно только добавить, что геноцид российского народа вышел на завершающий виток.

Как, например, совместить ювенальную юстицию и судьбу обыкновенной российской женщины Нины Галкиной. Таких, как она, тысячи в нашей обездоленной России. Живет Галкина в Хабаровске, шанс стать матерью выпал ей только в 46 лет. Ни мужа, ни доброй родни, крохотная комнатка в общежитие и зарплата дворника. Думала, что справится, государство, которое день и ночь говорит о демографии, не оставит ее в беде.

Помогло, выделило пособие по уходу за ребенком в размере 2 тысячи рублей в месяц. Как одинокая мать умудрялась на эти деньги кормить малыша, питаться сама и еще платить за комнату по 1200 рублей в месяц, остается загадкой? Когда сыну Филиппу исполнилось полтора года, выплаты пособия прекратились, наступила настоящая нищета. Маленькая семья оказалась на гране смерти. Какое-то время помогали соседи: кто хлеба даст, кто крупы отсыплет.

Пошла Нина с протянутой рукой по инстанциям, сначала в опеку. Надеялась, что там окажут ей какую-то помощь. Прямо у порога ее завернули, сказали, что она пришла не по адресу, отправили в соцзащиту. Оттуда опять «турнули» в опеку. Долго женщина ходила по кругу, пока не вмешалась детский врач. У Филиппа от недоедания обнаружился целый букет заболеваний. Галкину пригласили на беседу в органы опеки и предложили отправить временно мальчика в Дом ребенка. Закон разрешает помещать «домашних» детей в социальные учреждения.

Как говорит сотрудник этого дома, Елена Корсакова, когда мальчика забирали, то он был худенький, вялый. Дома была только бутылочка разбавленного молока. Да и сама мама, от недоедания похожа на тень, в чем только душа держится. Нина начала искать работу, перспектив у нее было мало, женщине 50 лет, со средним образованием, да еще с маленьким ребеночком на руках. Место уборщицы или дворника за мизерную зарплату – предел мечтаний для таких соискательниц. Нина тяжелой работы не боится, а на зарплату в 5 тысяч рублей была уверена, что сможет прокормить ребенка.

Нина сменила несколько мест. Была разнорабочей в магазине, мыла полы в учреждении. Встала на учет в центре занятости. Получила место дворника в конторе недалеко от дома. Параллельно хлопотала о детском садике. Нашлось место в одном из них, она здесь работала до беременности. Ее знали с положительной стороны. Получила путевку, обратилась в опеку с заявлением, чтобы забрать ребенка. Ей отказали.

Специальная комиссия обследовала жилище Галкиной и сделала неутешительные выводы. Постельное белье ветхое, мебель старая, ремонт давно не производился. Откуда взять средств для обновления при зарплате в 5 тысяч рублей в месяц? Самое страшное, что она официально, как бы, не была трудоустроена. Где взять Нине этот злосчастный документ, если на других условиях ее не брали? Возвращать ребенка Нине отказались.

Мальчику исполнилось уже три года, из Дома ребенка его нужно было возвращать в семью, либо переводить в детский дом. Администрация не нашла ничего лучшего, как выйти с исковым заявлением в суд о лишении Галкиной родительских прав. Повод приводится все тот же – отсутствие официального трудоустройства.

Хочется сказать особое слово о наших соцработниках, об опеке. У них нет чувства гражданственности, сочувствия к людям, они приходят в квартиру к подопечным, перебирают белье, прицениваются к мебели. Выносят свой приговор о неспособности человека нести родительские обязанности. Вернее эти служивые творят беспредел, рвут живые души. Здесь есть юристы, разве они не могли подать заявление в соответствующие департаменты, в трудовую инспекцию, даже в суд. Заявить от лица государства, что в такой-то конторе людей оформляют на работу без подписания трудового договора.

Да, Галкина в одиночку не может «перевернуть эту машину», которая работает на коррупционной смазке. Ведь ее ни то, что официально не трудоустроили, ей, очевидно, не доплачивали за работу, не отчисляли налоги в социальные фонды. Беззащитные, затурканные люди. Вместо того, чтобы помочь им, у них отбирают детей. Только за 9 месяцев прошлого года в Хабаровске были лишены родительских прав 164 родителя, 174 ребенка переехали жить в социальные учреждения.

Интересные нестыковки получились в нашем законодательстве. Если Нину Галкину лишат родительских прав, Филиппа отправят в детский дом, а там его могут взять в приемную семью совершенно чужие люди. Им на содержание ребенка будут доплачивать хорошие деньги. Например, в Тверской области размер пособия приемным семьям на ребенка составляет 7916 рублей, плюс единовременно 10 тысяч рублей. Родной матери не помогают, дают деньги чужим теткам и дядькам. Государство стало активно пропагандировать эту идею. Берите сирот из детского дома, государство вам поможет. В одном из регионов призыв был еще откровенней: «Потерял работу – возьми ребенка». В детские дома потянулись семьи со средним и низким достатком. Не все шли туда, сгорая от отцовских и материнских чувств.

За период с 2007 по 2010 годы в приемные семьи было устроено около 90 тысяч сирот. 30 тысяч из них возращены в детские дома обратно. Хочешь – бери, надоел – возвращай, и ничего за это тебе не будет. Тем более оформление очень простое. Процесс идет, а детскую психику калечат.

Органы опеки превратились в коллекторы по выбиванию долгов для других организаций. Московская семья Кузнецовых задолжала по коммунальным услугам, из ЖЭКа позвонили в опеку, оттуда сразу в семью Кузнецовых нагрянула делегация, составили акт о том, что в квартире не сделан ремонт. На основании этого акта забрали четверо детей, одного, как безнадзорного взяли с поличными, прямо на уроках в своем классе. После того, как история Кузнецовых вызвала большой общественный резонанс, детей вернули, но пригрозили: «Не заплатите, заберем обратно».

Также за неуплату коммунальных услуг пытались отобрать восьмерых детей у семьи Афанасьевых в Барнауле. Им отключали тепло, воду свет, канализацию, охлаждали многодетную семью в 20 градусный мороз. Каждый год по решению суда отправляется в детские дом около 60 тысяч детей.

Если отбросить телевизионные призывы и лозунги, всякую другую трескотню, можно на примере семьи Вики Спициной из Архангельска оценить не показную горячую любовь к детям наших властей. В нынешние беспокойные дни эта молодая женщина умудрилась родить семерых, беременна восьмым, Вику многие осуждают, а она любит детей, это ее жизнь. Она не стремилась к карьере менеджера в захудалой конторе, она стала топ-менеджером по семейным делам, настоящей матерью. Сама она из многодетной семьи, усвоила уроки семейной коммуны, дети помогают друг другу, играют весело.

Иные скажут, что она рожает из-за желания получить большой материнский капитал. Как многодетная мать, она получает всего 260 рублей в месяц, плюс 2788 рублей выделили из материнского капитала на пятого ребенка, Софье, младшей, платят 4 тысячи, но только один год. Материнский капитал у нее есть, но она не может им распорядиться.

В квартире Спициных бедно, но чисто. Шторы, цветы в горшочках. Голые стены без обоев, тусклый свет. Свисающая с потолка проводка, вот-вот замкнет. Самая большая комната детская, двухъярусные кровати, несколько шкафчиков, стол, кроватка для самой младшей, нехитрая полочка, вот и вся мебель. Рядом с кухней еще маленькая комната, там вновь детская кроватка, для двухгодовалого Севы. Диван для Вики и ее старшей дочки. Третья комната закрыта, там живет отец, когда появляется дома. На кухне старшая Саша делает уроки. Напротив дырка в стене, цемента нет, чтобы заделать. Дети в садик не ходят, нет статуса малоимущей семьи, а так нужно платить по 1800 рублей за человека.

У каждого ребенка в этой семье свой характер, свои обязанности. Софья самая маленькая, за ней присматривает Саша. Все дети ухоженные, веселые, ласковые, иногда драчливые. У Вики одна мечта, чтобы у детей было комфортное жилье, хорошая одежда. Государство провозгласило материнство национальной идеей. Превратить бы эту идею в конкретные дела, помочь той же Вике с ремонтом квартиры, оформлением документов для статуса малоимущей семьи. У молодой мамы нет времени куда-то ходить, стоять в очередях, она ложится спать примерно в три часа ночи, когда переделает все дела. Это уникальная семья, которую согревает не богатство, а материнская любовь. В Архангельске, наверняка, подобных семей нет, а саму Викторию Спицину можно назвать национальной героиней.

Мне удалось побывать по профсоюзной линии в США, там организовали для нас встречу с рабочими. Одна женщина стала рассказывать о себе. Разведенка, трое детей, работает на конвейере. Я ее спросил, с кем она оставляет детей, когда уходит на работу. Работница посмотрела на меня, словно я с луны свалился: «Как с кем, государство мне нянечку выделило».

У нас проблемы в семьях, подобных Викиной, государство стало решать по-другому – забирают детей в детдом, так требует ювенальная юстиция. В лучшем случае они попадут в приемные семьи. Звучит странно, но чтобы о Викиных детях вспомнили, они сначала должны стать сиротами. А потом попасть в приемную семью. И с финансовой поддержкой будет все в порядке. Получала бы новая мать тысяч семьдесят на детей, да еще зарплату по уходу за ними. И все бы ее уважали, благородное дело – воспитание чужих детей. Но когда детей тянет, надрываясь, родная мать, ни денег тебе, ни уважения. Потом говорим, что для ребенка главное мама, песни об этом сочиняем.

Так уж получилось, что с мужем Вика порвала, но дети в этом не виноваты. Она их любит, за них борется, стала оберегать даже от отца, который на них руку стал поднимать. Работает он художником-гравером, но семье материально не помогает. Чтобы не пускать мужа в дом, Вика на последние деньги поставила железную дверь, но он регулярно эту дверь вышибает. Вика здесь никто, квартира принадлежит ему, он здесь хозяин. На материнский капитал она хотела бы купить хоть какой-то угол, чтобы уехать отсюда, но боится, что ее обманут, не знает, как все это делать. Бывший муж твердит, что материнский капитал принадлежит ему.

Над Викой взяла шефство редакция газеты «Правда Севера», написала о ней несколько статей. Люди узнали про Вику, привозят теперь этой семье подарки, приходят в гости. Вся прихожая заставлена коробками. Хотелось бы, чтобы кто-нибудь навестил эту семью из представителей власти, органов опеки, соцзащиты, не стыдно побывать в этой убогой квартире и депутатам. К сожалению, таких гостей здесь никто не видел. Чиновники на просьбы о помощи реагируют раздраженно. Отгораживаясь мизерными пособиями и дежурными отписками. Никто не спешит поинтересоваться, как живет эта семья. Если ли у детей теплая одежда, обувь?

Бывшего мужа злит популярность Вики, недавно он при детях стал душить ее ремнем. Его забрали в милицию, но через три часа отпустили. И так уже несколько раз. Не будем говорить о материальной помощи для этой семьи, от нашей власти пряников не дождешься. Разговор о другом, на виду у всех происходит насилие, избиение беременной женщины, которая одна тянет тяжелый воз. Рядом чиновники, депутаты, органы правопорядка, и как в диком лесу – никто не слышит, никто не видит, никто не бросается на помощь. Ау, власть, где ты?

P. S. Нынешний Новый год в семье Виктории Спициной, наверное, встречали, уже не семь, а восемь детей. Пускай этой необычной семье сопутствуют счастье и удачи, и помощь от неравнодушных людей.

Альберт Сперанский, Совет общественной организации «Рабочие инициативы», Москва

Террористократия. Будет ли ей конец?

В последнее время в Интернете довольно регулярно фигурируют разные как бы самодеятельные и вроде бы оппозиционные «Трибуналы» – в частности, некий «Военный Трибунал» генерал-лейтенанта Илюхина и генерал-майора Копышева. На мой взгляд, раз уж назвала себя данная общественная организация «Военным Трибуналом», то и интересоваться она должна в первую очередь военными преступлениями, особенно – участием людей в погонах (даже если они для маскировки часто снимают их, превращаясь в «товарищей в штатском») в планировании и осуществлении террористических актов и прочих кровавых злодеяний. Однако, почему-то данная тема вроде бы вообще не интересует создателей и участников данного «Трибунала», которые предпочитают обличать путинскую власть и лично Путина почти исключительно в развале, мол, доблестной российской армии (от которой молодежь «косила» и «косит» сильнее, чем когда-то крестьяне от «барщины»), да еще в ликвидации российских военных баз во Вьетнаме и на Кубе... Неужто им, как и организаторам других подобных «Трибуналов», ничего неизвестно про уже давным-давно очевиднейшие факты прямой террористической деятельности путинской «вертикали власти», регулярно создающей себе таким образом поводы для «закручивания гаек»?.. Или по каким-то причинам им эти факты просто неинтересны?..

Об участии российских «спецслужб» в организации крупных терактов можно прочитать, например, в моих материалах, названия которых и ссылки на некоторые из публикаций которых прилагаю. (Кстати, по большинству этих ссылок имеются и весьма интересные комментарии читателей). Кроме того, немало материалов на эту тему можно найти и в старых номерах «Новой газеты», и кое-где еще...

Нередко случаются такие теракты, из которых, как говорится, просто торчат «уши» этих «спецслужб» или «органов», да и выгода российских властей от тех терактов – довольно очевидна. Например, свою первую, построенную на общеизвестных фактах, статью о том, что этими «органами» был организован теракт в «Норд-Осте», я опубликовал еще в начале 2003 года, в январе – в кенигсбергской (калининградской) самиздатской газете «Вестник «Солидарности», а в середине апреля – с небольшими дополнениями – в воронежской, тоже самиздатской, выходящей тысячным тиражом «Крамоле» (эта статья называется «Трагедия «Норд-Ост». Чей сценарий?»). Через две недели после выхода того номера «Крамолы» – т.е. 28 апреля 2003 г. – огромный материал на эту же тему и с точно такими же выводами вышел в «Новой газете». Он назывался «Кто остается в живых», его автором была Анна Политковская. Кстати, теперь никакие поисковые системы не находят этот материал в Интернете, поскольку не так давно – думаю, что под давлением властей – его название с соответствующей интернет-страницы было удалено, и в данный момент он хотя и «висит» пока там, но в качестве названия используется его бывший подзаголовок – «ОДИН ИЗ ГРУППЫ ТЕРРОРИСТОВ УЦЕЛЕЛ. МЫ ЕГО НАШЛИ». На всякий случай прилагаю ссылку на ту публикацию: /data/2003/30/00.html.

Кроме того, прилагаю ссылку на опубликованную в «Новой газете» 22-го декабря 2003 года статью Анны Политковской «ПРОГРАММА ЗАЩИТЫ ОТ СВИДЕТЕЛЕЙ», посвященную убийству сотрудника «органов» и участника террористического захвата «Норд-Оста» Ханпаша Теркибаева, на подробных свидетельствах которого был основан тот материал Политковской, опубликованный 28 апреля 2003 года: /data/2003/96/00.html.

Что касается теракта в Беслане, послужившего «основанием» для отмены губернаторских выборов, то моя первая статья в «Крамоле» (за февраль 2005 г.) о том, что он был организован российской властью, – «Это не терроризм. Это террор» – также была в дальнейшем подтверждена несколькими подробными публикациями в «Новой газете», например – «ЧЬИ ПРИКАЗЫ ИСПОЛНЯЛ ПОЛКОВНИК» (1.08.2005 г.) и «ТЕРРОРИСТЫ-АГЕНТЫ».

Неизвестные подробности бесланской трагедии (20.11.2008г.), прилагаю ссылки на них:

/data/2005/55/01.html, /data/2008/86/00.html.

Кстати, автор второй из них – возглавляющая организацию «Голос Беслана» Элла Кесаева, потерявшая в том теракте нескольких родственников...

Помимо этого, не так давно «Грани.ру» опубликовали статью о соучастии российских агентов в терактах 11.09.2001 г. в США («Таиландское ТВ: Бут причастен к терактам 11 сентября»)... Для полноты картины можно вспомнить еще и понадобившиеся ради путинского «рейтинга» и развязывания второй чеченской войны известные взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года, приписанные кавказским «боевикам», а также неудавшийся гексогеновый взрыв 12-этажного дома в Рязани («учения» ФСБ).

Однако, о них уже столько написано, сказано и даже показано по телевидению, когда еще был настоящий телеканал «НТВ», что, думаю, едва ли здесь имеет смысл углубляться в подробности (одну знаменитую подробность все же напомню – объявленный главой Госдумы Селезневым теракт в Волгодонске за 3 дня до его осуществления!).

Желающие могут, например, прочитать в Интернете фактически запрещенную в России известную книгу убитого гэбистами в Лондоне Александра Литвиненко (написанную в соавторстве с Юрием Фельштинским) под названием: «ФСБ взрывает Россию» (/book.htm ).

Можно прочесть в Интернете и некоторые мои материалы на эту тему (например, позапрошлогоднюю статью «К 10-летию рязанских «учений». Один забытый факт» или более давнюю – под названием «Путь России в сортир. К Путину»), но, разумеется, в вышеназванной книге – еще больше убедительных фактов, полностью доказывающих, что те взрывы жилых домов были организованы российскими «органами»...

По поводу прошлогодних мартовских взрывов в московском метро тоже можно кое-что вспомнить, например – то, что коротко изложено в последней из моих публикаций, на которые здесь приложены ссылки. Кроме того, «Новая газета» еще весной несколько раз писала, что одна из тех вроде бы взорвавшихся в метро «шахидок» – Марьям Шарипова – была, по многим свидетельствам (в частности, ее родителей), в Махачкале примерно часов за 15 до тех московских взрывов, хотя по официальной версии она, мол, прибыла в Москву из Дагестана на автобусе, который идет оттуда около полутора суток... А насчет недавнего взрыва в Домодедово пока полной ясности нет, так что не буду сейчас строить разные версии по этому поводу. «Лидер сепаратистов» Доку Умаров вроде бы «взял на себя ответственность» за это злодеяние, но почему-то лишь спустя две с лишним недели (уж не торговались ли с ним так долго?)...

Впрочем, насколько я помню, когда-то Д. Умаров «брал на себя ответственность» даже за известную катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС (тогда, в итоге, даже российские власти решили не «раскручивать» эту слишком уж фантастическую версию). Так что, на мой взгляд, в любом случае относиться к его заявлениям надо, исходя из имеющихся фактов, со значительной долей сомнения... Однако, даже если, вдруг, к организации этого отдельного теракта российские «органы» непричастны, то уже всего вышеперечисленного, по-моему, более чем достаточно для того, чтобы понять, что за ... ... ... ..., извиняюсь, правят в России, и куда они ее могут привести, если мы им это позволим...

А вот – и обещанные ссылки на кое-что из моих публикаций по данной теме:

ПРАВДА О БЕСЛАНЕ ЕЩЕ СТРАШНЕЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЛИ /News/Detail/id/358336/cat/10/

/visit/407711?url=/news/43516; /news/2009/9/3/320181.htm

К 10-ЛЕТИЮ РЯЗАНСКИХ «УЧЕНИЙ». ОДИН ЗАБЫТЫЙ ФАКТ

/docs/841; /material/kompromat/1372024.html

/366117.html; /News/Detail/id/413641/

ТАК КТО ВСЕ-ТАКИ ОРГАНИЗОВАЛ ТЕРАКТ В «НОРД-ОСТЕ» ?

/news/2009/10/23/328710.htm; /News/Detail/id/354253/cat/10/

/content/view/5954/48/; /material/kompromat/795900.html

БЕН-ПУТИН И АЛЬ-КГБ. ТОЛЬКО ФАКТЫ

/inostrannaya_pressa/ben-putin_i_al-kgb_tolko_fakty/

/News/Detail/id/359297/; /News/Detail/id/558071/

/material/fpolitic/816948.html; /nurnberg_article23112010.php

ПОХОЖЕ, ОНИ ВЗЯЛИСЬ ЗА СТАРОЕ... ВОТ И ВСЯ ИХ «МОДЕРНИЗАЦИЯ»...

/content/view/7042/48/; /article.php?code=1240

/News/Detail/id/485359/cat/94/; /new.html (Здесь можно найти данную статью, дополненную присланным мне заявлением Аллы Дудаевой.)

P.S. Убедительные свидетельства участия российских «спецслужб» в организации ряда терактов – в первую очередь «Норд-Оста» – можно найти также в довольно известном письме мне от Михаила Трепашкина, прилагаю пару ссылок на это письмо: /2007/02/blog-post_3020.html , /perepiska.html.

Выделения в тексте принадлежат автору

Дмитрий Воробьевский, газета «Крамола», Воронеж

Периодика

Политтехнолог всея Руси

Владислав Сурков – человек с тысячью лиц

Кремлевский виртуоз. Принято считать, что российскую политику создают серые кардиналы. Отечественными Ришелье в свое время называли и Бориса Березовского, и Александра Волошина. Но истинным мастером своего дела, великим и ужасным царедворцем, о могуществе которого слагают легенды и чье имя иные актеры кремлевской политической сцены боятся произносить вслух, за последние годы стал Владислав Юрьевич Сурков, 46-летний первый заместитель руководителя администрации Кремля. Одни называют его циничным интриганом, манипулятором, способным на самые грязные провокации. Другие считают талантливым креативщиком, умеющим не только генерировать блестящие идеи, но и успешно организовать процесс их реализации. Who is Mr. Surkov? – спрашивал The New Times

«Сурков – человек закрытый, с кучей бесов. Он очень трудно выстраивает отношения с людьми, всегда старался быть или «над», или в худшем случае «под». Или хозяин, или раб» (Леонид Невзлин, экс-руководитель нефтяной компании ЮКОС).

«Слава был одним из лучших. Сильнейший ученик. Вел себя скромно, не обращал на себя внимания» (Лидия Знаменская, преподаватель математики в школе № 62 города Скопина).

«Это человек, у которого есть политическая концепция и философия, он реальный исполнитель, кто бы ни был его начальником» (Глеб Павловский, политолог).

«Я удивилась, когда он сказал о решении поступать в Московский институт стали и сплавов. У него же творческая душа – какие там сплавы! Но Слава сказал, что нужна конкретная специальность, чтобы помогать маме и семье» (Вера Рожко, преподаватель литературы в школе № 1 Скопина).

«Сурков – прирожденный манипулятор. Он делает примерно то же, что делали чекисты в 20–30-х годах. У каждого есть слабое место, за которое можно зацепить. Страх, жадность, личные пороки. Такой подход разрушает не только объект вербовки, но и самого вербующего» (Дмитрий Орешкин, политолог).

«Его щупальца, паутина, которой он оплел сегодняшний культурный и политический мир России, так или иначе касается каждого. Мало кто так активно, мощно и странно влияет на сегодняшний контекст» (Александр Проханов, писатель).

«У Суркова много масок» (Владимир Лукин, Уполномоченный по правам человека при президенте России).

The New Times искал эти маски: в городе Скопине, где вырос Сурков, у владельцев компаний, где он работал, у его друзей и врагов.

Капитальные достижения

Послужной список Владислава Суркова выглядит просто: банк МЕНАТЕП – Альфа-Банк – Кремль. Последнее десятилетие – вершина карьеры Суркова. В 2000-х именно он, бессменный замглавы президентской администрации (и при Путине, и при Медведеве), сформировал и контролирует внутреннюю политику страны. Он был проводником важнейших инициатив Владимира Путина, направленных на выстраивание вертикали власти, таких как ликвидация реальной многопартийности, отмена выборов глав регионов, тотальный контроль над прессой и телевидением. Рожденный Борисом Березовским политический блок «Единство» он превратил в главную партию страны «Единая Россия», которая пользуется поддержкой 45% россиян (Данные январского опроса «Левада-Центра»). Он изобрел «суверенную демократию», он главный заказчик и цензор основных информационных и аналитических передач на главных телеканалах страны. До последнего времени руководители и главные редакторы ведущих СМИ каждый четверг собирались у Суркова на совещания-инструктажи в Кремле. И теперь им уже не надо «вводных»: они уже сами знают, что можно писать, кого показывать в эфире и сколько секунд, а кого – никогда. И именно этот человек в ближайший год будет делать нового (старого?) президента.

Что движет Сурковым? Идея, но чья, коли все, у кого он работал, говорят о нем как об абсолютно лояльном исполнителе («диктатор по отношению к подчиненным, лоялист – к начальникам», сказал один из тех, кто платил ему зарплату), и что это за идея? Жажда власти мальчика, из Богом и людьми забытого городка, из неполной семьи да еще с папой – «лицом кавказской национальности» репрессированного советской властью народа, который пробивался по жизни сам, карабкался как умел? Страсть к деньгам, как память молодого человека, мотавшегося по общагам, зарабатывавшего везде и чем придется и отчисленного из двух институтов? «Слава себя уважает: ему нельзя взять и занести миллион», – уверен один из источников The New Times, у которого Сурков работал в 90-е годы. «Сурков очень богатый человек: он заработал еще у Ходорковского и Фридмана, и он управляет «черной кассой» Кремля, – утверждает политик Борис Немцов. – Но для него власть на первом месте».

Детство

Городок Скопин в Рязанской области, где учился и вырос Владислав Сурков, – местечко в 284 км от Москвы. Он с севера отрезан от внешнего мира шестиметровой железнодорожной насыпью, напоминающей крепостную стену. Через нее проложен узкий туннель, который местные называют просто – «труба». С других сторон граница города защищена древней засечной полосой. Внутри этой фортеции карта города расчерчена стандартным социалистическим набором улиц: Ленина, Карла Маркса, Орджоникидзе, Лермонтова, Комсомольская. Исторический центр – сплошь одно- и двухэтажные дома, замерзшие улицы и много брошенных зданий. Сбербанк, полузаброшенный кинотеатр с ЗАГСом на втором этаже, много автомастерских, кафе и продуктовый магазин «Колос», ювелирный «Царь Мидас». Живет здесь всего чуть больше 30 тысяч человек.

Как рассказали корреспондентам The New Times земляки матери Суркова, будущий теоретик суверенной демократии родился в 1964 году в городе Чаплыгин Липецкой области (70 км от Скопина). Его мать, Зоя Антоновна Суркова, окончив чаплыгинский пединститут, работала по распределению в Чечено-Ингушской АССР в сельской школе Дуба-Юрта. Вернулась на родину беременная, родила сына и опять уехала учительствовать. Славу воспитывали бабушка с дедушкой, у которых была пасека в деревне Солнцево Чаплыгинского района. «Я его помню хорошо, – вспоминает земляк матери Сергей Каверин. – Понятливый был, смышленый. Тракторист наш, когда я Владислава к нему приводил, говорил: «Какой парень! Этот будет какой-нибудь особый грамотный».

В Скопине мать с сыном жили скромно, помогал брат матери Иван, руководитель местного совхоза. Он и устроил сестре с племянником комнату в общежитии (учительском доме), а уже позже получили они и квартиру – короче, обычные проблемы матери-одиночки.

Впрочем, выходцы из села Дуба-Юрт утверждают, что Сурков родился именно в Чечне, в Шалинской районной больнице. И до пяти лет жил в Дуба-Юрте вместе с матерью и отцом, Андарбеком Данильбековичем Дудаевым, принадлежавшим к редкому горному тейпу зандаркъой. Отец и мать преподавали в одной школе. Но, как говорят дубаюртовцы, Андарбек бросил семью, уехал в Ленинград и в Чечню не вернулся. Так что пришлось матери и сыну возвращаться в Липецкую область. «О том, что Сурков чеченец, я узнал от него самого, когда мы с ним встретились на одном из приемов в Альфа-Банке много лет назад, – вспоминает член Совета Федерации, бывший советник президента Путина Асламбек Аслаханов. – Он представился и сказал, что его отцом был чеченец, которого он практически не помнит». Рассказывают, что в 90-х, работая в Альфа-Банке, Сурков иногда бравировал тем, что является, мол, родственником Джохара Дудаева и привлекал чеченскую диаспору для решения каких-то денежных споров. Короче, где бы он ни родился, в 1971 году маленький Слава поступил в первый класс школы-восьмилетки № 62 в городе Скопине, где его мать уже работала учителем ИЗО и географии.

Школа

Свежевыкрашенный зеленый фасад школы № 5 (бывшая 62-я) резко выделяется на фоне тусклого Скопина. В продолговатом одноэтажном строении угадываются черты бывшего вокзала. Внутри хорошо отремонтированные коридоры, стены увешаны детскими картинками и информационными плакатами. На одном из стендов – «Гордость школы» – фотография и биография первого заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова. И немудрено: как здесь говорят, именно благодаря ему школа получила 9 млн рублей на полную реставрацию и ремонт.

Учителя охотно вспоминают мать Суркова: писала стихи и сценарии, ставила танцы, заменяла учителя истории, вязала, шила, воспитывала двоих детей. «Трудолюбивая и порядочная русская женщина, – подчеркнула учительница химии Валентина Андросова. – Это она и передала своим детям». Зоя Суркова/Подсветова (фамилия второго мужа) проработала здесь 25 лет и до сих пор регулярно шлет в школу письма, звонит, присылает свои картины. Сейчас десятки этих картин, на которых изображены корзинки с цветами и ночные небеса, развешаны в актовом зале. В кабинете директора хранится самостоятельно изданный Сурковыми 230-страничный сборник стихов Зои Антоновны «Мечты и надежды» с дарственной надписью. Под стихами указаны места их написания: Москва, Скопин, Дуба-Юрт, Успенское, Воскресенск, Москва «Аэропорт».

О школьнике Славе говорят как о «первом ученике»: прилежный, талантливый, внимательный, играл на баяне, строил железнодорожные модели, был авторитетом в классе, не грубил, обладал уникальной работоспособностью, девушкам нравился, умел дружить, рассказывает Лидия Знаменская, преподававшая Суркову математику. Директор школы Михаил Сивцов отмечает, что и в юные годы Сурков подавал признаки лидерства: собрал любительскую команду по хоккею и сказал как-то маме, «мол, ребята за него в огонь пойдут».

Чтобы поговорить с учителями, корреспондентам The New Times пришлось получить разрешение в городской администрации, у некоего Николая Анашкина, который раньше здесь был управделами, а сейчас названия его должности нет: по его словам, он просто «решает вопросы». Чиновник дал «добро», пожелал всяческих успехов и попросил не писать, что Сурков – чеченец.

После окончания восьми классов с отличием будущий кремлевский идеолог перешел в школу № 1, которая находится в самом центре Скопина. Школа, кстати, теперь тоже отремонтирована.

Как вспоминают однокашники Суркова, «Славка считался красавцем, за ним постоянно гонялись поклонницы». Он увлекался музыкой, слушал Pink Floyd и Deep Purple, старался хорошо и модно выглядеть, носил вельветовые джинсы, писал много стихов и рассказов. По воспоминаниям учительницы литературы Веры Петровны Рожко, держался сдержанно, а выглядел взрослее прочих. Впрочем, его компанию из троих ребят сейчас вспоминают как «веселых хулиганских шалопаев». Был ироничным, любил пошутить. Человек, который создал движение «Наши», в молодости с юмором относился к комсомольским собраниям и однажды за это, по жалобе комсорга, был вызван к директору. Писал отличные сочинения: их зачитывали в учительской. Прочитал почти всего Достоевского: «Наверное, его привлекло то, что у Достоевского все герои с надрывом, совершенно ему противоположные», – говорит Вера Петровна. Она до сих пор держит у себя дома в синей папочке пожелтевшую от времени ветхую тетрадку с сочинениями Суркова, к которой она относится почти с религиозным трепетом – неохотно показывает, не выпуская из рук, и не разрешает фотографировать: «Только с его разрешения». Высокий, плотный почерк, аккуратное письмо, кое-где проскакивает ирония: «Маяковский писал: «И жизнь хороша и жить хорошо», правда, через несколько лет он, несмотря на это, застрелился». Или вот в сочинении о Есенине: «Есенин пишет, что ничего в прошлом ему не жаль, но ясно, что что-то в жизни его не удовлетворяет. Может, надо было быть в жизни поубежденнее, поточнее определиться?» – с юношеской легкостью судит будущий автор «Околоноля»: ход и наличие мыслей, как говорится, налицо. «Квазироман, кукла, чучело. Фикция» – написано в предваряющем тексте ко второму изданию «Околоноля».

Первая любовь

В школе № 1 Сурков, как тогда говорили, «ходил» с девушкой Натальей Егановой, которая училась на класс младше его. Скопин – город маленький, об этих отношениях все знали. «Красивая любовь была», – вспоминает Екатерина Тихонова, бывшая в те годы пионервожатой. Сейчас Наталья носит фамилию Римская, работает редактором на местном телевидении, а ее отец – мэр города на втором сроке. Про бывшего ухажера говорит неохотно, но явно дает понять: есть что рассказать. «Жизнь у него была совсем непростая, я рада, что он выбился, хотя и не очень разделяю ситуацию в стране».

Молодых людей связала музыка: Наталья играла на расстроенном пианино и пела «Есть в графском парке черный пруд // там лилии цветут», будущий кремлевский идеолог подпевал, писал стихи и красивые письма. «Ходили в кинотеатры и на вечера. Нами весь город любовался», – вспоминает Римская.

Едва Сурков окончил среднюю школу (на пятерки, всего три четверки: за труд, физкультуру и черчение) – они расстались. Он отправился покорять Москву, поступать в Институт стали и сплавов. В Скопине у Суркова остались только сестра матери Надежда и ее муж Михаил Яшкин, бывший военный. Они живут в скромной деревянной избе и заметно нервничают, разговаривая с корреспондентами. Переживают, как бы не повредить карьере племянника. Родственники им гордятся: «Мы его изменения видим по телевизору – возмужал сильно, солидно выглядит, всего сам добился». На столе у Яшкиных лежит книга «Владислав Сурков. Тексты 97–07». Эту книгу в Скопине ценят. В городе есть политический клуб «Ориентир», книга Суркова – и там один из культовых объектов. Заседание клуба происходит раз в месяц, на этих собраниях обсуждаются различные общественно-политические вопросы. Заветная мечта клуба – позвать Владислава Суркова на одну из таких встреч.

Университеты

В 1981 году Владислав Сурков поступил в МИСиС на факультет черных металлов и сплавов. Его сокурсники вспоминают, что на летние каникулы он ездил к родственникам в Чечню. На металлурга он проучился неполных два года. По словам одного из сокурсников, Сурков вылетел, потому что не технарь, довольно часто прогуливал занятия и вообще был хиппи. 2 июня 1983 года он подал заявление об отчислении по собственному желанию «в связи с затруднительными семейными обстоятельствами». В заявлении указал, что мать и сестра находятся на его иждивении, так как отец с ними не живет. Приказ об отчислении был подписан, и Сурков отправился служить в Советскую армию. Через 20 лет он напишет в песне для группы «Агата Кристи»: «Я буду, как ты // Ты будешь, как он // Мы будем, как все». Согласно официальной биографии первого замглавы администрации президента, долг Родине он отдавал в артиллерийской части Южной группы войск, базировавшейся в Венгрии. Правда, в 2006 году тогдашний министр обороны Сергей Иванов сообщил программе «Вести», что Сурков на самом деле служил срочную в спецназе ГРУ. Сам Владислав Юрьевич этого не подтвердил и не опроверг. Хотя мог бы: The New Times направил официальный запрос об интервью, но ответа до сих пор не получил.

Демобилизовавшись, наш герой в 1986 году поступил в Московский институт культуры («Кулек») на режиссерско-актерский факультет. Но после первого курса его отчислили. Об этой странице в жизни Суркова наотрез отказываются говорить и его сокурсники, и его преподаватели. Официальная версия: ушел из института по «семейным обстоятельствам». Неофициальная – отчислили за драку в общежитии. «Слава вернулся из армии, и, видимо, это наложило на него отпечаток, – рассказала The New Times одна из выпускниц Московского института культуры. – Тот парень, которого он избил, был противником службы в армии, и они жестоко поспорили. Кончилось дракой, вызвали милицию. Одна из педагогов пошла в деканат: такой случай был неординарным для факультета, и Славу отчислили».

Как вспоминает еще один его однокурсник, Сурков был очень противоречивым человеком: увлекался контркультурой, любил абстракционистов, Кандинского, но утверждал, что все должны есть одну и ту же колбасу и жить общей судьбой. При этом актерское амплуа у него было скорее героическое. Стремление обеспечить согражданам одну и ту же колбасу у Владислава Суркова с годами только окрепло, впрочем, и контркультурой он изредка балуется. «Время угрюмое, кончились праздники, мир и покой. // Ломятся в дверь эти черные всадники. Это за мной», – поет «Агата Кристи» песню на слова бывшего студента «Кулька». Больше в институты Сурков не поступал. А в конце 90-х годов неожиданно стал обладателем диплома Международного университета в Москве: «Купили для солидности», – сказал The New Times один из бывших сотрудников ЮКОСа.

Лихие 90-е

Неизвестно, как сложилась бы судьба Суркова, если бы в конце 80-х годов он вместе с бывшим однокурсником Александром Косьяненко не стал заниматься рукопашным боем у тренера Тадеуша Касьянова, у которого занимался и Михаил Ходорковский. «Слава появился у нас в 1989 году. В тот момент мы почувствовали, что нужны охранники, и Тадеуш порекомендовал Ходорковскому этих двух ребят, – вспоминает Леонид Невзлин, в начале 90-х – один из директоров банка МЕНАТЕП. – Ребята оказались толковые, а охрана оказалась не так нужна, и Ходорковский взялся за выращивание талантов».

Невзлин вспоминает, что в ту пору Сурков был «стеснительным интеллигентным парнем, который смущался и краснел». «Быстро раскрылись его способности в области рекламы и вообще креатива, – продолжает Невзлин. – Он не только придумывал идеи, но и умел их проталкивать. Пробил рекламу логотипа банка на программе «Время» на Первом канале. До нас там красовался логотип итальянской фирмы «Оливетти». Он умел убеждать в своей правоте. Плакаты на дорогах, разрисованные троллейбусы с логотипами, статьи в газетах, интервью топ-менеджеров – это все его деятельность».

Меньше чем за десять лет Сурков дорос до должности вице-президента, начальника департамента по связям с государственными организациями компании ЗАО «Роспром» (Одна из структур МЕНАТЕПа) и стал членом совета директоров банка МЕНАТЕП.

Менатеповцы вспоминают и о слабостях Суркова: мог уйти в загул до потери чувств, не знал меры, приходилось вытаскивать его из милиции, из больницы, дрался с сослуживцами, бывал вспыльчив до жестокости.

В 1996 году Сурков ушел из МЕНАТЕПА: его больше не устраивало положение просто наемного менеджера, его цель была – стать партнером и получить долю акций. Но менатеповцы не захотели его принять. «Мы обсуждали это в своем узком кругу и не хотели этого, – объясняет Невзлин. – Мы ему доверяли, он многое знал, участвовал в самых чувствительных проектах. Но партнерство – это следующий уровень доверия, это как близкая дружба. А другом он не был». Впрочем, Невзлин уверен: Сурков не в обиде. «В бизнесе он мог стать вторым или третьим партнером, но то, чего добился сегодня, – гораздо выше. Политический менеджер всея Руси – это звание».

На пути в Кремль

Из одного банка Сурков перешел в другой – в Альфа-Банк: с его главой и основателем Михаилом Фридманом они учились вместе в Институте стали и сплавов, хотя и на разных факультетах. В конце 90-х Сурков считался одним из самых эффективных российских лоббистов. Эта репутация обеспечила ему не только должность первого заместителя председателя совета Альфа-Банка, но и в скором времени – место первого заместителя гендиректора и директора по связям с общественностью ОРТ (ныне Первый канал). «Там Сурков познакомился со всеми важными игроками политического поля, – вспоминает один из людей, знавший его с 1992 года. – Поначалу Сурков в этой «труппе», где были Березовский, Волошин, Абрамович, Юмашева, был никто, но постепенно его способности стали ценить». Борис Березовский, владелец крупнейшего пакета акций ОРТ в конце 90-х, рассказал The New Times, что Сурков был «хорошим, даже отличным исполнителем, работал на нас с Бадри (Бадри Патаркацишвили, деловой партнер Березовского) в ОРТ и на меня в СНГ». (В 1998–1999 гг. Борис Березовский был исполнительным секретарем СНГ).

И уже в 1999 году Владислав Сурков оказался в администрации президента. На должность своего помощника его позвал глава администрации Александр Волошин. «Он тогда отличался от всех остальных крайне небюрократическим видом, был похож скорее на дизайнера, чем на чиновника, – говорит политолог Глеб Павловский. – У него много ярких качеств. Он всегда сам определял идею и концепцию самой работы, сам придумывал элегантные решения». Один из пиарщиков, хорошо знавший Суркова в конце 90-х годов, говорит, что тот «не понимал, что такое договариваться, и привнес в политику методы, которыми успешно пользовался в бизнесе. Этих методов было два, и оба простые и эффективные: либо человека надо сломать, либо купить. Сразу деньги в конверте – и все».

Мечты сбываются

В августе 1999 года Владислав Сурков стал заместителем главы администрации президента. В это же время на политический Олимп взлетел и Владимир Путин. Как так, столь удачно для обоих и чуть менее удачно для страны, совпало? Борис Березовский утверждает, что «не играл никакой роли в продвижении Суркова в Кремль: насколько мне известно, его лоббировала «Альфа»».

В любом случае с этого момента началось превращение Суркова в того, кто он есть сейчас, – главного кремлевского идеологического манипулятора. «Слава, что называется, принимает форму сосуда, – говорит Борис Немцов. – С Ельциным он был демократом, а с Путиным он стал автократом. У него есть своя система, которая отражает точку зрения начальства».

О новом Суркове говорить в открытую боятся почти все, кто с ним соприкасался в бизнесе и политике и до сих пор от него зависят. Ссориться не хотят: отмечают, что он злопамятный и жесткий, не дай Бог стать его врагом. Если кто-то когда-то его в чем-то обидел, он может крепко насолить человеку.

С разными людьми разговаривает по-разному. На кого-то может кричать и материться, меняет интонации. С кем-то будет говорить мягко, обволакивать, спокойно и с улыбкой, как будто с ленцой. Рассказывают, что может заказать журналисту статью о каком-то оппозиционере, но если имярек откажется написать слишком «грязно», согласится на более цивильный вариант, лишь бы публикация появилась. Другие утверждают, что в методах он не стесняется. Борис Немцов, например, уверен, что его арест на 10 суток 31 декабря 2010 года и все последующие провокации в отношении него были санкционированы Сурковым. «Митинги 31-го числа, провокации – по этим вопросам московские милицейские генералы подчиняются Суркову. Я не думаю, что он давал команду подсаживать ко мне в камеру туберкулезного больного, но вот то, что моим сокамерникам предлагали $3 тыс. за то, что расскажут, как меня якобы насиловали, – он на это давал «добро», – сказал Борис Немцов The New Times.

И противники, и сторонники Суркова, знавшие его в 90-х или столкнувшиеся с ним в 2000-х, сходятся в одном: он очень изобретателен в интригах, по-настоящему в этом креативен.

Богатство или власть?

Согласно официальной налоговой декларации Владислав Сурков за 2009 год заработал 6 млн 325 тыс. 286 рублей. Жилой недвижимостью он не владеет. Землей тоже. За ним числится одна квартира – 59,4 кв. м.

Кремлевский фэн-шуй. Кабинет Владислава Суркова глазами политологов и специалистов по фэн-шуй

Люди, хорошо знавшие Суркова в 90-х, рассказали The New Times, что уже тогда он щеголял золотыми кредитками, что по тем временам было редкостью. Впрочем, данных о банковских счетах Суркова в официальной декларации нет.

Зато есть сведения о доходах его нынешней жены Натальи Дубовицкой. За 2010 год она заработала 56,4 млн рублей (Наталья Дубовицкая – заместитель гендиректора по связям с общественностью ОАО «Группа промышленных предприятий РКП». Группа занимается крахмальным бизнесом). Известно, что в 2006 году Дубовицкой принадлежало 18,47% ОАО «Ибредькрахмалпатока», которое занимается выпуском патоки и крахмала, а также 16,1% ОАО «Партнер-Гарант». В свободное от бизнеса время она родила Владиславу Юрьевичу троих детей. Сурков также воспитывает сына своей первой жены Юлии Вишневской, создательницы музея уникальных кукол, которая с 2004 года живет в Лондоне.

«Сурков отличается от коррупционеров: не пытается набивать карманы», – говорит Борис Немцов. «Для Суркова важны деньги, – возражает политолог Станислав Белковский, – и ему тоже «заносят». Он работает с теми людьми, для которых деньги являются главной ценностью. Остальные люди его смущают или раздражают. Главная его человеческая трагедия в том, что по меркам системы он небогат. Абрамович и Тимченко гораздо богаче его».

Референтная группа

Близко знающие Суркова люди отмечают, что у него есть свой кодекс чести. Условно говоря: семья, дети, друзья, которым ты, поднявшись наверх, должен помогать. Рассказывают, что в сентябре 2009 года близнецов Михаила Ходорковского Илью и Глеба отказались принять в одну из школ Москвы. Позвонили Суркову и тот пристроил мальчиков в хорошую школу. Как сочетается этот вполне понятный поступок с письмом против Ходорковского членов «Единой России» (которую курирует и наставляет на семинарах именно Владислав Сурков) или арестом Немцова на десять суток в новогоднюю ночь?

«Сурков сам для себя хочет казаться порядочным человеком, – говорит один крупный бизнесмен на условиях анонимности. – У него есть референтная группа, и ему хочется, чтобы она не считала его плохим». Правда, добавил: «Но с Немцовым он переступил черту».

Глава «Евросети» Евгений Чичваркин считает Суркова гениальным человеком. В московских бизнес-кругах упорно ходит слух, что именно Сурков остановил «охоту» на Чичваркина. Присяжные оправдали сотрудников «Евросети», и Верховный суд утвердил этот приговор. Дело против Чичваркина было закрыто. «По интеллекту он превосходит всех, кого я когда-либо видел из тех, кто состоит на госслужбе, – сказал бывший владелец «Евросети» The New Times. – Когда мне кто-то сказал, что одна из ветвей власти им недовольна и может так получиться, что он уйдет, я расстроился. Сурков – это штурман, выравнивающий самолет, который летит сквозь грозу на гору. Он делает все, чтобы этот самолет не упал».

Сурков, впрочем, не всегда «выравнивает тонко и аккуратно». Искусствовед Андрей Ерофеев (Осужден к штрафу 150 тыс. рублей за организацию выставки «Запретное искусство» в Сахаровском центре) рассказал: его брат писатель Виктор Ерофеев и галерист Марат Гельман с разницей в один час, не сговариваясь, ходили к Суркову просить, чтобы уголовное дело о выставке, как абсолютно абсурдное и наносящее урон имиджу страны, было закрыто. «Сурков их внимательно выслушивал, говорил, что ничего не знает об этой истории, разглядывал картинки и обещал помочь. Дело не закрыли, и вместо одного прокурора у меня на суде их оказалось целых два».

Чужой

В последнее время первый замглавы администрации стал больше появляться на публике. Он ходит на выставки в модную галерею «Гараж», в клуб «Цвет ночи», где собирается модная и богатая тусовка. Он опубликовал в журнале «Русский Пионер» две искусствоведческие колонки. Первая – об испанском художнике-сюрреалисте Хоане Миро, книжка о котором случайно попалась Суркову-школьнику в Скопинской библиотеке. Вторая – о модном российском художнике Николае Полисском. «Быть непонятым – трагедия для художника, – пишет первый замглавы президентской администрации. – Быть понятым – простое человеческое счастье. Быть понятым неверно – привилегия гения».

Драма Суркова, считают знающие люди, в том, что он амбициозен и честолюбив, мнит себя умнее, лучше многих, в том числе и своих начальников, но всегда – на вторых ролях. «Путин понимает, что Сурков способен на очень многое, и поэтому всегда ставит над ним человека менее креативного, но зато более лояльного. Чтобы не было соблазна начать самостоятельную игру. Тем более Сурков – «чужой». Не из кооператива «Озеро», – считает политолог Дмитрий Орешкин (Дачный кооператив в Приозерском районе Ленинградской области, где в 1996 году располагалась дача Путина и там жили его ближайшие друзья, сделавшие потом карьеру: Владимир Якунин, Юрий Ковальчук, Андрей Фурсенко и др).

«Я заметил, что ему очень трудно любить тех людей, которым он подчиняется, – говорит Невзлин. – Но он каким-то образом научился с собой справляться». «Сурков – исполнитель, – убежден источник The New Times, хорошо знавший Суркова по бизнесу. – Он всегда будет работать на хозяина». «Закомплексованное чмо. Когда не исполняет, а пытается рулить, – предельно резок и презрителен Березовский. – Поэтому неинтересен».

Свой роман, а теперь спектакль, который играют на первой сцене страны, Владислав Сурков назвал «Околоноля»: как читать – «около ноля», в смысле около «нолей» – это о стране? о людях, которыми вертит, которых ломает и покупает? о начальниках? или о себе: «Я не ноль»?

Зоя Светова, The New Times, 7 марта 2011 года

За рубежом

Новый доклад о торговле людьми в Казахстане

публикуется в сокращении

В конце ноября 2010 г. Общественный фонд «Международная правовая инициатива» (Алматы), Женский ресурсный центр (Шымкент), и Международное партнерство по правам человека (Брюссель) опубликовали доклад, который анализирует текущее положение дел в сфере противодействия торговле людьми в Казахстане. Он оценивает достигнутый прогресс, и отмечает проблемы, которые необходимо решить.

Доклад был подготовлен к третьей сессии Конференции ОБСЕ по обзору 2010 года, которая проходила в Астане 26-28 ноября 2010.

Доклад был подготовлен Общественным фондом «Международная правовая инициатива» (МПИ) (г. Алматы), который является некоммерческой неправительственной организацией, зарегистрированной в 2010 г. с целью продвижения прав человека в Казахстане. Фонд проводит просветительскую деятельность; подготовку и распространение информации, докладов и анализов; лоббирование и взаимодействие с органами власти; реализацию разных программ в области защиты прав человека, в том числе программ для поддерживания правовых реформ; и оказание помощи уязвимым слоям населения.

Женским ресурсным центром (г. Шымкент) – некоммерческой организацией, которая работает с 1998 г. Деятельность организации направлена на продвижение прав женщин, в частности права на свободу выражений, права на личную безопасность и запрещения дискриминации, и также на развитие лидерства и участия женщин в жизни общества. Организация проводит обучающие мероприятия и оказывает помощь пострадавшим в рамках программы по предотвращению торговли людьми и борьбы с насилием против женщин.

А также Международном партнерством по правам человека (МППЧ) – некоммерческой неправительственной организацией, расположенной в Брюсселе, чья цель состоит в том, чтобы оказывать поддержку местным общественным организациям и помогать им прилечь внимание международного сообщества к проблемам соблюдения прав человека. В частности, МППЧ сотрудничает с местными партнерами, чтобы продвигать права уязвимых групп лиц, являющихся объектом дискриминации и нарушений прав человека.

Анализ был подготовлен Айной Шорманбаевой, президентом Общественного фонда «Международная правовая инициатива» и Гульнарой Каракуловой, директором «Женского ресурсного центра» и отредактирован МППЧ.

Введение

Одна из целей, выдвинутых Казахстаном для саммита ОБСЕ в Астане, который прошел 1-2 декабря 2010 года, состоит в том, чтобы договориться об увеличении прилагаемых усилий в борьбе с транснациональными угрозами, включая торговлю людьми. Эту инициативу Казахстана, которая заключается в поиске путей более эффективного взаимодействия и сотрудничества стран-участниц ОБСЕ в борьбе с торговлей людьми, можно только приветствовать. Как председательствующая страна в ОБСЕ, Казахстан имеет также хорошую возможность служить примером для других стран ОБСЕ, особенно для стран Центральной Азии, в том, что касается принятия действий на национальном уровне по борьбе с торговлей людьми.

Настоящий доклад рассматривает меры, принятые властями Казахстана в последние 10 лет для противодействия торговле людьми, и анализирует текущее положение дел в этой сфере. Проводя анализ существующего законодательства и правоприменительной практики, а также результатов мониторинга НПО, доклад оценивает достигнутый прогресс, отмечает вопросы и проблемы, которые необходимо решить, и определяет шаги, которые необходимо сделать для того, чтобы повысить эффективность борьбы с торговлей людьми и улучшить защиту пострадавших. Доклад содержит ряд рекомендаций властям Казахстана.

Краткое содержание

Проблема торговли людьми стала актуальной в Казахстане в последние десять лет. Казахстан является страной назначения для жертв торговли людьми из других стран центрально-азиатского региона, и ежегодно тысячи человек попадают в трудовую и/или сексуальную эксплуатацию на территории страны.

В целом национальное законодательство по торговле людьми, принятое в 2006 году, позволяет применение эффективных мер для наказания виновных за преступления, связанные с торговлей людьми. В последние годы все больше проводится расследований, предъявляется обвинений и назначается наказаний по уголовным делам, относящимся к торговле людьми. Однако правоприменительный подход в этой сфере нельзя назвать всесторонним, что уменьшает действенность принятых мер. Во многих случаях только в отношении некоторых элементов процесса торговли людьми проводятся расследования, а уголовное наказание несут лишь непосредственные исполнители. В этих случаях истинные организаторы торговли людьми привлекаются лишь к административной ответственности или вообще уходят от наказания.

Еще одним поводом для беспокойства является то, что власти не предоставляют адекватной защиты жертвам торговли людьми до, во время и после судебных процессов по их делам. Это особенно касается жертв торговли людьми из других государств, которые часто выдворяются за нарушение миграционного законодательства вместо того, чтобы получить помощь и защиту в качестве пострадавших от преступлений.

Несмотря на возрастающее число уголовных дел и судебных процессов, относящихся к торговле людьми, в отношении большинства фактов торговли людьми так и не были проведены расследования или судебные разбирательства. Одна из причин, объясняющих такую ситуацию, – это отсутствие методического подхода к выявлению жертв торговли людьми. Другой причиной является нежелание жертв торговли людьми обращаться или сотрудничать с правоохранительными органами из-за их недоверия к этим органам и боязни за свою безопасность или безопасность своих семей. Для улучшения ситуации требуются более эффективные меры по подготовке и оснащению правоохранительных органов для того, чтобы они могли своевременно выявлять и заниматься жертвами торговли людьми. Также необходимо принимать более эффективные меры по искоренению коррупции в правоохранительных органах в этой области и для защиты пострадавших от торговли людьми.

Для того чтобы усилить борьбу с торговлей людьми, очень важно, чтобы власти Казахстана более близко сотрудничали с представителями гражданского общества в том, что касается помощи и содействия жертвам торговли людьми, особенно в предоставлении приютов этим жертвам. Сотрудничество в правоохранительной сфере между властями Казахстана и властями стран региона, из которых жертвы торговли людьми приезжают, находится на данный момент на неудовлетворительном уровне и должно развиваться.

Обзор ситуации с торговлей людьми в Казахстане

Проблема торговли людьми стала актуальной в Казахстане с начала нового века, и по оценкам ежегодно около 50 тысяч человек становятся жертвами трудовой и сексуальной эксплуатации в Казахстане.

Из-за достаточно высокого уровня экономического развития по сравнению с другими странами Центральной Азии Казахстан является страной назначения для жертв торговли людьми из других стран этого региона. Алматы, численность населения которого составляет более миллиона жителей, является не только самым большим городом Казахстана, но и региональным финансовым и деловым центром, что делает его особенно привлекательным местом назначения.

Хотя Казахстан является преимущественно страной назначения для жертв торговли людьми, в силу своего географического положения он также является страной транзита для жертв торговли людьми, т.е. через его территорию их переправляют в Россию и другие третьи страны. Казахстан вместе с тем продолжает оставаться и страной происхождения жертв торговли людьми, иначе говоря, граждане страны вывозятся за рубеж с целью их продажи и эксплуатации в других странах. Помимо этого, проблема внутренней торговли людьми, когда граждане Казахстана становятся объектом торговли и эксплуатации внутри страны, достигла серьезных масштабов.

Согласно ООН, наиболее распространенным видом эксплуатации в мире является сексуальная эксплуатация, в которую чаще всего попадают женщины и дети. Эта форма эксплуатации также особенно характерна для торговли людьми, местом назначения которой является Казахстан. Однако в то же время торговля людьми с целью трудовой эксплуатации также очень распространена. Сталкиваясь с бедностью и безработицей, многие жители других стран Центральной Азии стремятся приехать в Казахстан и найти там работу, даже если им приходится соглашаться на такие зарплаты и условия, на которые граждане Казахстана не согласились бы. Во многих случаях эти люди становятся жертвами торговцев людьми. Экономическое неравенство и безработица в сельских районах Казахстана также является главной причиной внутренней торговли людьми. Из-за недавнего глобального экономического кризиса ситуация с торговлей людьми с целью трудовой эксплуатации ухудшилась, так как стало меньше возможностей найти работу и люди отчаянно пытаются прокормить свои семьи.

Есть основания полагать, что в Казахстане имеют место и другие виды эксплуатации, чем сексуальная и трудовая эксплуатация, например, торговля детьми с целью незаконного усыновления, принудительное попрошайничество, торговля органами и их незаконная трансплантация. Однако существует мало информации о таких случаях, либо потому что их немного, либо потому что они попросту не выявляются.

Когда проблема торговли людьми стала актуальной в Казахстане, эту проблемы полностью не хотели признать. Однако в последние годы власти приняли важные меры по противодействию торговле людьми. Казахстан присоединился к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющему ее Протоколу о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, который содержит наиболее полное на сегодняшний день определение торговли людьми в международном праве. Также разрабатывалось новое внутреннее законодательство (закон «О внесения изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия торговле людьми» от 2 марта 2006 г.) и был принят план мероприятий правительства Республики Казахстан по борьбе, предотвращению и профилактике преступлений, связанных с торговлей людьми. Этот план мероприятий закрепил меры, которые необходимо предпринять каждому государственному ведомству в 2009-2011 годах. Однако, несмотря на большой прогресс, сделанный в этой области, продолжают существовать серьезные пробелы и недостатки в том, как казахские власти решают проблему торговли людьми. Этот вопрос будет обсужден в следующих разделах доклада.

Более того, хотя торговля людьми является по большому счету трансграничной проблемой в Средней Азии, и все страны региона выразили намерение бороться с ней (в том числе подписав и ратифицировав Протокол ООН о предупреждении и пресечении торговли людьми), на практическом уровне сотрудничество стран в этой сфере развивается очень медленно. Этот фактор также негативно влияет на борьбу с торговлей людьми в Казахстане.

Национальная правоприменительная практика в области борьбы с торговлей людьми

Число открытых уголовных дел в отношении преступлений, связанных с торговлей людьми, значительно увеличилось в последние годы.

По данным МВД РК, за 2009 г. в республике было возбуждено 271 уголовное дело по фактам, относящимся к торговле людьми, в том числе 20 уголовных дел – по ст. 128 Уголовного кодекса РК («Торговля людьми»), 16 уголовных дел – по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними»), 8 уголовных дел – по ст. 125 («Похищение людей с целью эксплуатации»), 8 уголовных дел – по ст. 126 («Незаконное лишение свободы с целью эксплуатации»), 7 уголовных дел – по ст. 270 («Вовлечение в занятие проституцией»).

Основная масса дел возбуждается по ст. 271 («Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество»): в прошлом году было возбуждено 212 дел по этой статье. Из общего количества возбужденных дел окончено производством и передано в суд 265 дел.

По последним данным МВД РК, за первое полугодие 2010 г. органами полиции было возбуждено 18 уголовных дел по ст. 128 Уголовного кодекса РК («Торговля людьми»), 10 уголовных дел – по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними»), 8 дел – п.б ч. 3 ст. 125 («Похищение людей с целью эксплуатации»), 10 дел – п.б ч.3 ст. 126 («Незаконное лишение свободы с целью эксплуатации»), 4 уголовных дела – по ст. 270 («Вовлечение в занятие проституцией»). Подавляющее большинство уголовных дел (110 дел), относящихся к торговле людьми, было снова возбуждено по ст. 271 («Притоносодержание и сводничество»).

Число обвинительных приговоров за преступления, связанные с торговлей людьми, также возросло в последние годы, хотя остается на явно более низком уровне по сравнению с числом возбужденных дел. За 2009 г. 198 человек было осуждено за преступления, относящиеся к торговле людьми. Из общего числа по ст. 128 («Торговля людьми») было осуждено 7 человек, по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними») – 9 человек, по ст. 271 («Притоносодержание и сводничество») – 182 человека. Из тех, которые были осуждены по ст. 271, только 8 были осуждены по второй части этой статьи, которая относится к деяниям, совершенным организованной группой либо неоднократно.

Из общего числа осужденных 21 человек было осуждено за торговлю людьми с целью сексуальной эксплуатации (увеличение по сравнению с 18 в 2008) и 3 за торговлю людьми с целью трудовой эксплуатации (снижение по сравнению с 6-ю в 2008). 14 человек было приговорено к 5-10 годам лишения свободы и 9 человек к 2-5 годам лишения свободы. Только один человек получил условный приговор. Для сравнения, в 2003-2006 гг. (перед тем, как в Уголовный кодекс были внесены изменения, о которых шла речь выше), в среднем осуждалось по 5-6 человек в год за преступления, относящиеся к торговле людьми, и 11 из 22 приговоров за этот период содержали меры наказания, не связанные с лишением свободы. Как уже отмечалось, подавляющее большинство уголовных дел, относящихся к торговле людьми, возбуждается по ст. 271 УК РК, предусматривающей наказание лишь за отдельные этапы многомерного процесса торговли людьми, а не по статье 128 УК, которая касается торговли людьми в целом. Это вызывает беспокойство не только потому, что максимальная мера наказания, предусматриваемая ст. 271 (до пяти лет лишения свободы), значительно менее суровая, чем по ст. 128 (до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества), но и потому, что применение статьи 271 часто означает, что уголовную ответственность несут лишь исполнители процесса торговли людьми (например, администраторы борделей). Истинные же владельцы притонов и других мест, где сексуальная эксплуатация жертв торговли людьми имеет место (в большинстве случаев они являются членами организованных криминальных группировок), привлекаются лишь к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства (касательно использования иностранной рабочей силы) или полностью уходят от ответственности.

Еще одна проблема заключается в том, что жертвы преступлений, связанных с торговлей людьми, часто остаются без адекватной защиты и помощи. Согласно существующему законодательству меры государственной защиты могут быть применены уже до возбуждения уголовного дела в отношении лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступлений, при наличии реальной угрозы совершения в отношении их насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния. Однако на практике меры защиты обычно предоставляются только после того, как пострадавшие от преступлений, связанных с торговлей людьми (или свидетели по таким уголовным делам, кем во многих случаях и являются жертвы торговли людьми), признаются участниками уголовного процесса и должны подать специальные заявления о применении в отношении них мер защиты. Эта защита действует только на время уголовного процесса, что означает, что по окончании уголовного процесса жертва остается без защиты.

Более того, во многих случаях жертвы торговли людьми, которые были привезены в Казахстан нелегально из других стран, обвиняются в нарушении миграционного законодательства и впоследствии выдворяются из страны по постановлениям административных судов. Это означает, что они подвергаются наказанию вместо того, чтобы получить помощь и защиту в качестве пострадавших от преступлений. Согласно существующему законодательству, иностранные граждане, заявившие о совершении против них тяжкого или особо тяжкого преступления (к которым относится торговля людьми), имеют право оставаться в стране до завершения уголовного процесса по их делам. Однако это положение редко применяется на практике.

Хотя число уголовных дел и обвинительных приговоров касательно торговли людьми в последнее время увеличилось, по большинству фактов торговли людьми так и не было проведено судебных процессов или расследований. Существует много причин, способствующих развитию такой ситуации. Однако среди наиболее существенных можно назвать отсутствие систематической работы по выявлению случаев торговли людьми, а также нежелание жертв торговли людьми обращаться к правоохранительным органам, потому что они не верят, что эти органы могут им помочь, и/или они боятся за свою собственную безопасность или безопасность своих близких. Эта проблема будет освещена в следующем разделе.

Выводы по результатам интервью, проводимых с жертвами торговли людьми

В рамках проекта, осуществляемого общественным Фондом «Хартия за права человека», и при финансовой поддержке Центра ОБСЕ в Астане, один из авторов данного доклада проводил мониторинг по выявлению жертв торговли людьми в г. Алматы и Алматинской области в апреле-июле 2010 г.

Хотя мониторинг проводился в небольшом масштабе, он привел к нескольким важным наблюдениям, которые могут помочь пролить свет на ситуацию с торговлей людьми в Казахстане и разработать дальнейшие стратегии по противодействию торговле людьми и выявлению и оказанию помощи пострадавшим.

Мониторинг проходил 1) в комнатах для временно задержанных при районных управлениях внутренних дел (РУВД)), 2) в приемнике-распределителе г. Алматы для лиц, не имеющих документов и постоянного места жительства, 3) в центрах временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних (ЦВИАРН) департаментов внутренних дел (ДВД) г. Алматы и Алматинской области. Целью мониторинга было проведение опросов среди людей, содержащихся в вышеуказанных учреждениях, по специально разработанным анкетам, которые позволяли выявить жертв торговли людьми.

Были опрошены 390 человек, в том числе 100 детей. Из общего числа опрошенных 29 взрослых и 7 детей оказались пострадавшими от торговли людьми. Среди пострадавших – граждане Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Российской Федерации, а также лица без гражданства. Из выявленных пострадавших – 24 человека попали в сексуальную эксплуатацию, 12 – в трудовую или смешанную эксплуатацию.

Всем была оказана правовая и другие виды помощи в соответствии с их нуждами. 17 пострадавших являлись участниками уголовного процесса, который проходил против владельцев притона в гостинице г. Алматы и закончился для притоносодержателей обвинительным приговором.

Результаты мониторинга подтверждают мнение о том, что реальное количество пострадавших от торговли людьми превышает количество пострадавших, выявленных правоохранительными органами, а также необходимость принятия системных мер для выявления жертв торговли людьми.

В ходе опроса пострадавших было видно, что они запуганы и что они получили инструкции от своих эксплуататоров о том, как отвечать на вопросы со стороны полиции или других людей. Например, они отвечали одинаково, когда шла речь о документах, удостоверяющих личность и о том, кто их вербовал, и предоставляли вымышленные данные о себе. Только тогда, когда они стали доверять людям, проводившим мониторинг, они согласились сообщить достоверные сведения.

Стоило больших трудов объяснить пострадавшим, что обращение в полицию будет для их же блага. Многие пострадавшие не хотели обращаться за помощью к правоохранительным органам из-за страха и недоверия к властям, которые часто возникали из-за предыдущего негативного опыта общения с этими властями. В ходе опросов ряд пострадавших сообщали, что сотрудники полиции покровительствуют владельцам притонов. Эти сотрудники предупреждают их о рейдах полиции, возвращают убежавших жертв обратно их эксплуататорам. Более того, судя по рассказам жертв, в некоторых случаях полицейские были сами вовлечены в процесс торговли людьми. Эти наблюдения еще раз подчеркивают необходимость принятия более эффективных мер для противодействия коррупции в правоохранительных органах в рамках борьбы с торговлей людьми.

Мониторинг показал, что основным фактором риска попасть в ситуацию торговли людьми является отсутствие документов, удостоверяющих личность. Часто бывает, что жертвы торговли людьми, которые приезжают из других стран, лишились своих документов еще на родине, затем их нелегально привезли в Казахстан. Поскольку они пересекли границу незаконно, этих людей официально не существует для правоохранительных органов Казахстана. Среди выявленных жертв торговли людьми были и граждане Казахстана, оставшиеся по разным причинам без документов, и оказались в руках эксплуататоров, потому что не могли работать легально.

Мониторинг также показал, что дети из группы риска, в том числе дети-сироты, дети с отклонениями в умственном развитии, и друге воспитанники детских домов, особенно сильно находятся под риском попасть в число жертв торговли людьми. Было бы необходимо более пристально изучить эту проблему и уделять больше внимания защите детей из группы риска.

Мониторинг также показал, что очень важно принять во внимание тот факт, что дети по-другому воспринимают то, что они стали жертвами торговли людьми, нежели взрослые, и не всегда могут это осознать. В ходе мониторинга лишь одна несовершеннолетняя пострадавшая четко осознавала, что является жертвой сексуальной эксплуатации.

Однако в общем, можно отметить, что центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних находятся на особом месте для выявления и оказания юридической и психологической помощи детям, пострадавшим от торговли людьми. В этой связи, выявление несовершеннолетних жертв торговли людьми происходит на более системной основе, нежели выявление взрослых.

Необходимость системного подхода в выявлении жертв торговли людьми

Для того, чтобы усилить борьбу с торговлей людьми в Казахстане, очень важно обеспечить своевременное и планомерное раскрытие этих дел. Это обязательно предполагает развитие и внедрение более эффективных механизмов выявления жертв торговли людьми, особенно граждан других стран, которые часто выдворяются из страны за нарушения миграционного законодательства.

Сотрудники полиции, к которым обращаются за помощью пострадавшие, должны быть подготовленными и четко знать, что собой представляет торговля людьми. В обязанности полицейских, работающих в общих и специальных местах содержания на территории Казахстана, должно также входить опрашивание потенциальных пострадавших на предмет того, действительно ли они являются жертвами торговли людьми. При опросе необходимо использовать уже разработанные анкеты, применяемые на практике в работе международных организаций и правоохранительных органов других стран (например, США или Латвии).

Кроме того, система выявления жертв торговли людьми должна быть частью программы защиты жертв торговли людьми. Для этого требуется обеспечить более слаженную и скоординированную работу правоохранительных органов и гражданского общества. Примеры успешного сотрудничества правоохранительных органов и НПО уже есть, в частности, на неформальном уровне, когда сотрудники полиции знают неправительственные организации, занимающиеся оказанием прямой помощи пострадавшим от торговли людьми, и сами направляют их в эти организации.

Еще одним важным шагом станет увеличение государственной поддержки приютов (шелтеров) для жертв торговли людьми. В этих местах жертвы могут получать правовую и иную помощь и находиться в безопасности даже в случае отказа от сотрудничества с правоохранительными органами, ведь такой отказ не означает, что жертва не нуждается в помощи и защите. Три таких шелтера уже существуют в Казахстане – в гг. Алматы, Астана и Кокшетау. Среди этих шелтеров, управляемых НПО, только шелтер в Астане частично финансируется государством. Очень важно, чтобы государство выделяло больше средств на обеспечение работы таких приютов и чтобы такое финансирование осуществлялось на постоянной основе. Данный шаг будет соответствовать обязательству государства оказывать помощь жертвам торговли людьми.

Рекомендации властям Казахстана

– Использовать саммит в Астане как возможность взять на себя обязательство стать страной, лидирующей в борьбе с торговлей людьми;

– продолжить улучшение национального законодательства в области торговли людьми и обеспечить его полное соответствие международным стандартам, а также отсутствие пробелов, позволяющих виновным в торговле людьми избежать ответственности за свои преступления. В частности, нужно четко разграничить уголовную и административную ответственность за деяния, связанные с трудовой эксплуатацией, а также ужесточить наказание за притоносодержание и сводничество, совершенное в составе организованной группы (по ч. 2 ст. 271);

– обеспечить, чтобы существующее законодательство о торговли людьми применялось адекватным и последовательным образом, и чтобы уголовные дела, относящиеся к торговле людьми, на сколько это возможно, возбуждались по базовой статье УК о торговле людьми (по статье 128);

– выработать и осуществлять более систематический подход по идентификации жертв торговли людьми. Для этого нужно обеспечить, чтобы сотрудники правоохранительных органов, работающие в местах содержания под стражей, регулярно проводили опросы среди задержанных, используя специально разработанные анкеты, на предмет выявления среди задержанных жертв торговли людьми;

– проводить специальный инструктаж для сотрудников правоохранительных органов с целью их обучения навыкам работы и особенностям расследования дел, связанных с торговлей людьми;

– принять адекватные меры для защиты потерпевших и свидетелей в процессах по уголовным делам, связанным с торговлей людьми, в том числе и применяя правовые нормы, позволяющие гражданам других стран, ставшим жертвами торговли людьми, оставаться в стране пока продолжается судебный процесс по их делам;

– не ограничивать оказание помощи со стороны государства только для тех жертв торговли людьми, которые сотрудничают с правоохранительными органами;

– принять эффективные меры для противодействия и искоренения коррупции в правоохранительных органах в этой сфере, в том числе своевременно и основательно расследовать все подозрения в том, что сотрудники правоохранительных органов сотрудничают с торговцами людьми, и привлекать к суду всех тех, кто является ответственными за это;

– тесно сотрудничать с представителями гражданского общества при принятии мер в борьбе с торговлей людьми, в особенности в идентификации и помощи жертвам;

– осуществлять на постоянной основе государственную финансовую поддержку специализированным приютам (шелтерам) для пострадавших от торговли людьми;

– усилить трансграничное сотрудничество с другими государствами Центральной Азии по делам, связанным с торговлей людьми.

Айна Шорманбаева, Общественный фонд «Международная правовая инициатива»,

Гульнара Каракуловай, «Женский ресурсный центр», Казахстан

Азербайджан: аресты во время разгона мирной акции

14 марта 2011 года Международная Амнистия осудила жестокий разгон мирного оппозиционного митинга в столице страны городе Баку. По сообщениям, сотрудники полиции задержали свыше 100 человек. Многие демонстранты оказались избиты, в том числе и ногами.

Приблизительно 300 человек собрались на площади Фонтанов в Баку на митинге, организованном оппозиционной партией «Мусават». Кроме того, нескольких человек полиция задержала на пути к месту проведения мероприятия.

«Применению столь грубых методов к совершенно мирным демонстрантам нет оправданий», – сказала Наталья Нозадзе, исследователь Международной Амнистии по Азербайджану, присутствовавшая на митинге.

«Все, кого задержали исключительно за то, что они воспользовались своим правом на мирный протест, должны быть немедленно освобождены».

«В соответствии со своими международными обязательствами, азербайджанские власти должны разрешать мирные акции протеста. Недопустимо, чтобы они и дальше лишали граждан права на свободу выражения мнений и свободу собраний».

Демонстранты кричали «Свобода!» и призывали к отставке президента. Кроме того, они требовали освободить активистов, томящихся в тюрьмах.

Некоторые из присутствовавших наблюдателей говорили, что поддерживают участников митинга, но боятся присоединиться к ним.

Площадь оцепили свыше сотни сотрудников полиции. Они хватали тех, кто выкрикивал лозунги, зажимали им рты и силой уводили из толпы в полицейские фургоны.

После задержания некоторым людям полицейские били по голове. Кроме того, полицейские избивали ногами демонстрантов, журналистов и одного из сотрудников Международной Амнистии, когда прогоняли их с площади.

Полиция также нападала на многих из тех, кто присутствовал на площади, когда разгоняла собрание. В результате митинг перешел в преследование полицией молодежи по улицам Баку.

Партия «Мусават» обратилась к властям за разрешением провести митинг, но получила отказ.

Как сообщила Международной Амнистии партия «Мусават», власти задержали свыше 100 человек, в том числе ведущих активистов партии и, как минимум, одного журналиста. Местные активисты рассчитывают, что большинство из задержанных освободят, но некоторым может грозить административный арест.

«Мы призываем к радикальным переменам. Мы хотим истинной демократии. Нам нужен роспуск парламента и новые, демократические выборы», – сказал Международной Амнистии лидер партии «Мусават» Иса Гамбар.

Краткая справка. Эти аресты продолжают целый ряд арестов активистов.

11 марта в ходе массовой операции полиции Баку были задержаны 43 человека, направлявшиеся к месту проведения акции протеста, участники которой призывали к свободе и искоренению коррупции в органах власти и выступали против правительственного гнета.

23 человека вышли на свободу после того, как их официально предупредили о том, что им не следует участвовать в акции протеста. Остальные предстали перед судом вечером 11 марта по обвинениям в мелких правонарушениях. Не менее девяти из них признали виновными в неподчинении полиции и приговорили к аресту на срок от пяти до восьми суток.

8 марта полиция задержала 27-летнего Рашадата Ахундова, ведущего активистскую деятельность в социальных сетях, который одним из первых призвал к проведению акции протеста 11 марта. Его приговорили к пяти суткам административного ареста по обвинению в неподчинении приказам полиции.

Сахавата Солтанлы – члена молодежной организации партии «Мусават» – также арестовали 8 марта после того, как он разместил на своей странице в сети Facebook информацию об оппозиционном митинге 12 марта. Его обвинили в нарушении правил дорожного движения и приговорили к пяти суткам административного ареста.

Бахтияра Хаджиева – молодежного активиста и единственного из организаторов акции 11 марта в сети Facebook, проживающего в Азербайджане, – взяли под стражу 4 марта. Его обвинили в нарушении правил условного освобождения по обвинению в уклонении от военной службы.

На прошедшем в тот же день судебном заседании он передал своему адвокату письмо, в котором утверждал, что во время нахождения под стражей один из старших офицеров полиции его пытал и угрожал ему изнасилованием.

Представителя молодежного комитета партии Народного фронта Азербайджана Даяната Бабаева, который участвовал в организации акции протеста, также задержали 4 марта. В течение двух дней его удерживали под стражей без права общения с внешним миром и приговорили к 10 суткам административного ареста за сопротивление сотрудникам полиции.

Еще один активист – студент Этибар Салманлы, распространявший листовки с призывом к участию в акции протеста 11 марта, – начал скрываться, поскольку утром 7 марта к нему домой явились сотрудники полиции якобы для того, чтобы допросить его в связи с утверждениями о том, что тот оскорбил на улице женщину. В тот момент его не оказалось дома.

Международная Амнистия

Беларусь: власти должны прекратить
массовые репрессии

Сотни людей подверглись произвольному задержанию и недозволенному обращению в связи с массовой акцией протеста против переизбрания Александра Лукашенко 19 декабря 2010 года. С этих событий в центре Минска по всей стране началось очередное «закручивание гаек», направленное на удушение гражданского общества и свободы выражения мнений, говорится в публикуемом 14 марта 2011 г. докладе Хьюман Райтс Вотч «Несбывшиеся надежды: репрессии в Беларуси после президентских выборов 2010 г.».

34-страничный доклад документирует нарушения прав человека в период после выборов, в том числе преследование оппозиционных кандидатов и активистов, недозволенное обращение с задержанными, закрытое рассмотрение административных дел и обыски в правозащитных организациях. В публикации приводятся свидетельства неудовлетворительных условий содержания в изоляторе, отказа в доступе к адвокату, а также рассказывается о давлении на адвокатов, которые занимаются уголовными делами в связи с событиями 19 декабря 2010 г. Эти и другие нарушения серьезно осложнили и без того далеко не простую ситуацию с правами человека в Беларуси, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Доклад написан по материалам исследования, проведенного сотрудниками организации в Минске в феврале 2011 г.

«На протяжении больше десяти лет белорусские власти последовательно усиливали давление на гражданское общество, – говорит Анна Севортьян, директор российского офиса Хьюман Райтс Вотч. – Волна репрессий, начавшаяся в стране после декабрьских выборов, создала кризисную ситуацию с правами человека, которая требует решительного реагирования со стороны ООН».

Хьюман Райтс Вотч и еще больше сотни правозащитных организаций и активистов призвали Совет ООН по правам человека, очередная сессия которого проходит сейчас в Женеве, принять резолюцию с осуждением нарушений в Беларуси и обозначить шаги, которые правительство должно предпринять для улучшения ситуации.

19 декабря 2010 года на улицы Минска вышли до 30 тысяч человек в надежде не допустить фальсификации результатов выборов. Когда итоги голосования были объявлены, и демонстранты узнали, что, согласно официальным подсчетам, Лукашенко намного опередил всех своих конкурентов, несколько десятков людей в масках начали бить стекла в Доме правительства на площади Независимости. Хотя остальные демонстранты вели себя мирно, сотрудники правоохранительных органов предприняли силовой разгон демонстрации, избивая всех без разбора, включая упавших на землю, и хватая даже случайных прохожих на прилегающих к площади улицах.

Вечером 19 декабря и в последующие дни властями были задержаны сотни людей. В течение примерно двух недель по меньшей мере 725 человек получили от 10 до 15 суток административного ареста за участие в несанкционированной демонстрации. На административные суды, которые продолжались, как правило, не более 10-15 минут, не допускали ни журналистов, ни родственников. В большинстве случаев дела рассматривались без адвоката и свидетелей защиты.

Административный арест люди отбывали в переполненных камерах, где им приходилось спать на полу, спать в порядке очередности или по несколько человек на одной койке. Многие страдали от холода, отсутствия в камере туалета и проблем с доступом к медицинской помощи.

Под следствием по уголовным делам об организации или участии в массовых беспорядках находятся больше 46 человек, в том числе семеро экс-кандидатов в президенты, лидеры и активисты оппозиции, сотрудники избирательных штабов. Четверо осуждены и приговорены к срокам лишения свободы до четырех с половиной лет, двое – к штрафам. На конец февраля по меньшей мере 30 человек, в том числе двое экс-кандидатов, содержались под стражей и не имели возможности общаться с адвокатом наедине – заключенные видятся с адвокатами только на допросах, и то не всегда. Нескольким адвокатам, по их словам, советовали не распространяться о подробностях дела. Четверых адвокатов, представлявших интересы обвиняемых по уголовным делам, лишили лицензии, а одного исключили из коллегии адвокатов.

«Давление на адвокатов носит беспрецедентный характер и служит для всего адвокатского сообщества недвусмысленным сигналом о том, что с резонансными делами лучше не связываться, – говорит А. Севортьян. – Адвокаты должны иметь возможность работать, не опасаясь давления или последствий».

В ночь с 19 на 20 декабря в офисе Правозащитного центра «Весна» и в редакции сайта «Хартия’97» прошли обыски с изъятием компьютеров и средств связи, десять сотрудников «Весны» были задержаны. В разных местах были также задержаны главный редактор сайта «Хартия’97» и несколько известных оппозиционных активистов. Впоследствии в этих и других организациях неоднократно проводились новые обыски и допросы сотрудников. При этом большинство белорусских НПО не могут получить официальную регистрацию (власти отказывают им в этом под разными предлогами), а участие в деятельности незарегистрированной организации чревато в Беларуси уголовной ответственностью. В такой ситуации положение многих активистов, и так годами находившихся под угрозой уголовного преследования, после 19 декабря стало еще более уязвимым.

Обыски с изъятием оргтехники прошли также в редакциях четырех независимых СМИ и на квартирах 12 журналистов. По меньшей мере у одной радиостанции была отозвана лицензия. Недавнее ужесточение контроля над интернетом дает белорусским властям дополнительные возможности подавления сетевых информационных ресурсов и сайтов неправительственных организаций.

«В условиях, когда государство уже многие годы контролирует печатные и вещательные СМИ, сайты неправительственных организаций остаются единственным источником независимой информации, – отмечает А. Севортьян. – Теперь и они оказались в группе риска».

Хьюман Райтс Вотч призвала белорусские власти:

– провести тщательное и беспристрастное расследование событий 19 декабря 2010 г.

– Немедленно освободить всех тех, кто не причастен к противоправным действиям.

– Обеспечить всем задержанным беспрепятственный доступ к адвокату и возможность конфиденциального общения с ним.

– Прекратить давление на адвокатов и гонения на гражданское общество.

Выступить с такими же рекомендациями Хьюман Райтс Вотч и еще 130 международных и национальных НПО и активистов призывают и Совет ООН по правам человека.

«Власти создали в Беларуси серьезный кризис, и Совет по правам человека не должен оставить это без внимания, – говорит А. Севортьян. – Его резолюция послужила бы для Минска убедительным сигналом о необходимости прекращения репрессий».

Текст доклада: http://www.hrw.org/node/97155

Материалы по ситуации в Беларуси: /ru/europecentral-asia/belarus

Хьюман Райтс Вотч

Представляем новые издания

Зоя Светова о правосудии и вере в справедливость

Недавно в книжных магазинах, в том числе в интернетовских, появилась повесть Зои Световой «Признать невиновного виновным», выпущенная издательством «Время». Ее герои – московский ученый и чеченская девушка, ставшие жертвами неправого суда. Известный журналист, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Зоя Светова отвечает на вопросы о своей книге корреспонденту портала Вере Васильевой.

Жанр Вашей книги определен издателем как «документальный роман». А в преамбуле Вы отметили, что написанное в ней «стоит рассматривать как плод фантазии автора, который позволил себе использовать факты и события, произошедшие в действительности». Что это значит? Так это документальная или художественная литература?

– Я определила жанр книги как «записки идеалистки». И для меня это очень важно, поскольку, несмотря на все те ужасы, с которыми сталкиваются мои герои, и те испытания, которые выпадают на их долю, я остаюсь идеалисткой и оптимисткой, я верю в то, что справедливость на этом свете существует. Я надеюсь на чудеса и думаю, что те невиновные, о которых я пишу в книге, и сотни других подобных им людей, пострадавших от российской правоохранительной и судебной системы, способны выжить, только надеясь на чудо и веря в справедливость. Что же касается того, что издательство опубликовало мою книгу в серии «документальный роман», так это воля издателя, который, вероятно, решил, что этот текст – документ эпохи.

Почему Ваша книга называется «Признать невиновного виновным»?

– Первоначально она называлась «Невиновные». Издателям это название не понравилось. Тогда я предложила другое: «Именем Российской Федерации». Ведь именно эти слова говорит судья, когда провозглашает приговор. Но издатель Борис Натанович Пастернак меня переубедил. Он предложил назвать книгу: «Признать невиновного виновным». Это название одной из глав. Это фраза из последнего слова одного из героев моей повести, которое тот произносит на суде. Он объясняет присяжным, что не совершал тех преступлений, в которых его обвиняют, и что суд делает все, чтобы обвинить его в том, в чем он не виноват. Когда я только начинала писать эту повесть, я задумывала ее, как историю российского судьи. Мне хотелось попробовать влезть в их шкуру и почувствовать, что они ощущают, мне хотелось понять, что они чувствуют, когда выносят заведомо несправедливые приговоры, нет ли у них угрызений совести, как они успокаивают свою совесть. Не знаю, получилось, это или нет. Судить читателю.

Вы журналист, уделяющий в своей работе большое внимание проблемам российской судебной системы. Почему помимо статей, репортажей и интервью Вы решили написать еще и роман?

– Моя книга – это, конечно, не роман. Это повесть. У меня слишком короткое дыхание, чтобы писать большие вещи. Мне захотелось написать non fiction, потому что в статьях не всегда возможно передать то, что чувствуешь, когда сталкиваешься с той или иной ситуацией. Кроме того, в книге я описала несколько ситуаций, о которых я никогда бы не смогла написать в статьях, потому что я не смогла бы подтвердить некоторые свои догадки, предположения фактами, которые обязательно должны быть в журналистской статье. Я написала о двух судебных делах, которые подробно отслеживала как журналист. Присутствовала на судебных заседаниях, общалась с адвокатами, родственниками подсудимых. Я не смогла никак помочь этим людям как журналист, и мне захотелось рассказать их истории в книге – в надежде на то, что о том судебном беспределе, который творится в России, узнают как можно больше людей. И, возможно, другая публика. Не та, что читает газеты и Интернет.

Герои Вашей книги легко узнаваемы, несмотря на то, что реальные прототипы большинства из них носят другие имена. Что «зацепило» Вас именно в этих судьбах: ученого – жертвы шпиономании спецслужб и чеченской девушки, осужденной по сфабрикованному обвинению в терроризме?

– История ученого, обвиненного в шпионаже, хотя он не имел доступа к секретным сведениям, осужденного на 15 лет управляемым судом присяжных, в котором решения принимали бывшие сотрудники спецслужб, – это абсолютно детективный сюжет, и он, конечно, просится в роман. С некоторыми присяжными, которые судили этого ученого, я встречалась и разговаривала, поэтому могу сказать, что жизнь посильнее чем любой роман. Мне было очень интересно писать об этих людях, пытаться понять их мотивацию. Следить за тем, как они позволяют себя использовать и превращают обязанность присяжных «судить по совести» в «дурную повинность». Это очень грустно, как люди позволяют собой манипулировать и обрекают невиновного человека на 15 лет лишения свободы. Что касается чеченской девушки, то о ней мне хотелось рассказать, потому что в этой истории меня поразила циничность, с которой можно абсолютно невиновного человека посадить в тюрьму на 9 лет. Потом я сталкивалась с другими делами, когда показания свидетелей и экспертизы фабриковались в угоду обвинению, и невиновные люди получали большие сроки. От разных людей я слышала одинаковые цифры: в российских тюрьмах и колониях сидит 20–30 процентов невиновных людей.

О плачевном состоянии современного российского правосудия наблюдателями – в том числе и Вами – написано немало статей. Но в книге – например, с помощью образов председателя горсуда Филипповой, «спецсудьи» Мухиной, видящей «неприятные сны», – Вы предоставляете читателю уникальную возможность посмотреть на то, что скрыто от глаз посетителей судебных процессов. Как может работать так называемое «телефонное право», что может происходить в совещательной комнате, как председатель суда может поручать заказные дела судьям, и т.п. Была ли какая-либо реакция со стороны судебных или иных властей на Вашу столь нелицеприятную картину?

– Пока никакой реакции со стороны судебных властей не было. Книга только недавно вышла. Я думаю, они ее еще не прочитали. Когда я писала книгу, я давала ее читать судьям, адвокатам и даже одному бывшему прокурору. Мне была важна их реакция, и они говорили, что все, что написано в книге, похоже на правду. И точно написано. Мне это было очень важно.

В Вашей книге приговор ученому Алексею Летучему, обвиненному ФСБ в шпионаже, выносит управляемый суд присяжных. Так, может, правы те, кто утверждает, что нужно вывести из компетенции судов присяжных «шпионские» и некоторые другие дела, как Вы считаете?

– Конечно, нет. Ни в коем случае нельзя сужать компетенцию суда присяжных. Суд присяжных сегодня в России – это единственный настоящий справедливый суд. Другое дело, что спецслужбы и судьи научились манипулировать этим судом в своих интересах, и об этом нужно говорить, и этому нужно ставить заслон, предавая гласности подобные злоупотребления. Об этом очень хорошо в послесловии к моей книге написал Борис Золотухин, известный адвокат, исключенный в 1968 году из коллегии адвокатов, потому что на судебном процессе по делу Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Алексея Добровольского и Веры Лашковой («дело «Белой книги») Золотухин, защищая Гинзбурга, потребовал его оправдания. Речь Золотухина цитировалась зарубежными радиостанциями, и этого допустить советская власть не могла. Золотухина исключили из партии и адвокатуры. Но после перестройки он был восстановлен в адвокатуре, был избран депутатом Верховного Совета и был одним из авторов судебной реформы в 90-х годах. А также одним из авторов закона о суде присяжных. Поэтому ему эта тема хорошо известна.

В Вашей книге чеченская девушка Фатима попадает в колонию в результате спецоперации ФСБ, по сфабрикованному обвинению. Зачем ФСБ это нужно?

– Это очень простая история. ФСБ, как мы это видим на протяжении последних лет, совершенно не занимается своим непосредственным делом – сотрудники ФСБ не ловят шпионов и не умеют предотвращать террористические акты. Они «крышуют» бизнес, берут взятки и занимаются «приписками». В частности, отчитываются о раскрытых преступлениях, в том числе и связанных с поимкой террористов. История Фатимы Мухадиевой основана на конкретной истории Зары Муртазалиевой, которая не имела никакого отношения к террористичесому подполью, но ее обвинили в подготовке теракта, и она была приговорена к 9 годам лишения свободы. Срок отбывает до сих пор. В ее невиновности я уверена на сто процентов. К сожалению, все усилия правозащитников добиться оправдания Муртазалиевой или хотя бы ее освобождения по УДО не увенчались успехом.

Вы посвятили свою книгу Анне Политковской. В ней есть сюжетная линия Анна Политковская – Рамзан Кадыров и даже фрагмент статьи Анны Степановны «Центровой из Центороя» о встрече с президентом Чечни, где присутствовала и сотрудница грозненского отделения ПЦ «Мемориал» Наталья Эстемирова, убитая в июле 2009 года. Совсем недавно на судебном процессе по обвинению председателя совета «Мемориала» Олега Орлова в клевете на Рамзана Кадырова об этой встрече рассказывала замдиректора московского представительства организации Human Rights Watch Татьяна Локшина. По ее словам, Наталья Эстемирова буквально встала между Анной Политковской и Рамзаном Кадыровым, когда тот замахнулся на журналистку. Данная сцена есть и в Вашей книге. Почему Вы решили ввести в роман этот документальный материал?

– Если Вы заметили, в моей книге только один из героев назван своей реальной фамилией. Это Рамзан Кадыров. Остальным героям я дала другие имена и фамилии. Все, что написано о Кадырове, происходило в реальности. Я действительно ездила к нему в Грозный, когда работала на французском телевидении. Я была там через месяц после гибели Анны Политковской. И все время думала о ней. Я старалась увидеть Чечню ее глазами. Поэтому мне показалось очень важным процитировать в книге фрагмент статьи Политковской о Кадырове. Я считаю эту статью одной из лучших из написанных Анной. Тем более что она очень точно передает сущность Кадырова. А посвятила я повесть Политковской, потому что, когда я ее писала, меня занимала еще одна тема: «Что может журналист? Может ли журналист своими статьями повлиять на судьбу людей, о которых он пишет?» Анна своей жизнью и судьбой показала, что журналист может сделать то, чего не может сделать государство. Анна была из тех редких журналистов, кто не просто информирует общество о том, что происходит, но и реально помогает людям. А к ней, как известно, очень многие приходили в редакцию как в «последнюю инстанцию».

Вы изобразили очень мрачную картину российского правосудия. Как вы считаете, что же нужно делать, чтобы этот кошмар прекратился? Есть ли выход – или все безнадежно?

– Все не безнадежно. Но должно пройти время, чтобы ситуация изменилась. Я верю, что среди судей есть порядочные люди, которые однажды взбунтуются, протестуя против того, что власть их использует в качестве своего инструмента. Я верю, что мы станем свидетелями судейского бунта, когда в стране найдется хотя бы один судья, для которого честь и репутация окажутся важнее материального благополучия. И потом другие судьи последуют его примеру и, возмутившись, раскроют обществу глаза на то, что творится в стенах российских судов. И то, что они расскажут о том, как вершится правосудие в нашей стране, окажется намного страшнее и грустнее, чем то, что я написала в своей повести.

Беседовала Вера Васильева, Грани.ру

Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.

Адрес редакции: 107045, Москва, Большой Головин переулок, дом 22, строение 1

Тел. (495) 607-7404, тел./факс (495) 607-6069. E-mail: elgricpi@

Сайт

Редактор Елена Гришина

Информационный бюллетень выходит при поддержке National Endowment for Democracy

Распространяется бесплатно

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мережі Ініціатива розмаїття

    Документ
    Слово «коли» у цьому заголовку не дуже доречне – мистецтво завжди, хай і опосередковано, говорить про націоналізм та інші домінантні ідеології, натомість теорія – історія, філософія – не готова ці метафоричні розмови помітити.
  2. Материалы 3-й региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов (16–17 октября 2007 года, г. Петрозаводск)

    Документ
    Православие в Карелии: Материалы 3-й региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов / Отв. ред. В. М. Пивоев. Петрозаводск: Изд-во Карельского научного центра РАН, 2008.
  3. Азования и науки кыргызской республики II том "зачем нам чужая земля " русское литературное зарубежье хрестоматия учебник. Материалы. Бишкек 2011

    Учебник
    Работа создана в помощь изучающим литературу русского зарубежья, необычна и отличается от аналогичных работ. Ее охват – от посланий князя Курбского до наших дней – дает возможность представить многообразие русской литературы, существующей
  4. Российская благотворительность в зеркале сми (41)

    Документ
    Кому досталось наследство Эми Уайнхаус? Недавно поклонники певицы разразились гневными высказываниями в адрес Митча Уайнхауса после того, как он продал одно из платьев дочери, хотя вся прибыль от него пошла на благотворительность.
  5. Наталья Богатырёва свято дружеское пламя интервью с выпускниками Московского государственного педагогического института

    Интервью
    От автора, 2002-2011 г. С момента выхода первого издания сборника интервью с выпускниками МГПИ им.Ленина прошло три года. За это время практически все герои этой книжки стали для меня очень близкими людьми.

Другие похожие документы..