Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
По определению Ленина, идеализм находит благоприятную почву там, где не учитывается все многообразие реальных процессов, происходящих в природе, когд...полностью>>
'Документ'
В економічній науці про гроші найбільш поширеною і відомою є кількісна теорія. Хоч сформувалася ця теорія як обгрунтування зміни рівня товарних цін з...полностью>>
'Закон'
{ Із змінами, внесеними згідно із Законами N 414-XIV ( ) від 03.02.99, ВВР, 1 , N 9-10, ст.69 N 466-XIV ( ) від 03.03.99, ВВР, 1 , N 17, ст.112 N 177...полностью>>
'Пояснительная записка'
Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке вопросов): 1.Задачи статистики в исследовании занятости и безработицы; 2.Статистичес...полностью>>

5 марта 2011 года в Москве умерла наша коллега и друг, заместитель директора нашего центра и один из его основателей Галя Кожевникова

Главная > Информационный бюллетень
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Национальная правоприменительная практика в области борьбы с торговлей людьми

Число открытых уголовных дел в отношении преступлений, связанных с торговлей людьми, значительно увеличилось в последние годы.

По данным МВД РК, за 2009 г. в республике было возбуждено 271 уголовное дело по фактам, относящимся к торговле людьми, в том числе 20 уголовных дел – по ст. 128 Уголовного кодекса РК («Торговля людьми»), 16 уголовных дел – по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними»), 8 уголовных дел – по ст. 125 («Похищение людей с целью эксплуатации»), 8 уголовных дел – по ст. 126 («Незаконное лишение свободы с целью эксплуатации»), 7 уголовных дел – по ст. 270 («Вовлечение в занятие проституцией»).

Основная масса дел возбуждается по ст. 271 («Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество»): в прошлом году было возбуждено 212 дел по этой статье. Из общего количества возбужденных дел окончено производством и передано в суд 265 дел.

По последним данным МВД РК, за первое полугодие 2010 г. органами полиции было возбуждено 18 уголовных дел по ст. 128 Уголовного кодекса РК («Торговля людьми»), 10 уголовных дел – по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними»), 8 дел – п.б ч. 3 ст. 125 («Похищение людей с целью эксплуатации»), 10 дел – п.б ч.3 ст. 126 («Незаконное лишение свободы с целью эксплуатации»), 4 уголовных дела – по ст. 270 («Вовлечение в занятие проституцией»). Подавляющее большинство уголовных дел (110 дел), относящихся к торговле людьми, было снова возбуждено по ст. 271 («Притоносодержание и сводничество»).

Число обвинительных приговоров за преступления, связанные с торговлей людьми, также возросло в последние годы, хотя остается на явно более низком уровне по сравнению с числом возбужденных дел. За 2009 г. 198 человек было осуждено за преступления, относящиеся к торговле людьми. Из общего числа по ст. 128 («Торговля людьми») было осуждено 7 человек, по ст. 133 («Торговля несовершеннолетними») – 9 человек, по ст. 271 («Притоносодержание и сводничество») – 182 человека. Из тех, которые были осуждены по ст. 271, только 8 были осуждены по второй части этой статьи, которая относится к деяниям, совершенным организованной группой либо неоднократно.

Из общего числа осужденных 21 человек было осуждено за торговлю людьми с целью сексуальной эксплуатации (увеличение по сравнению с 18 в 2008) и 3 за торговлю людьми с целью трудовой эксплуатации (снижение по сравнению с 6-ю в 2008). 14 человек было приговорено к 5-10 годам лишения свободы и 9 человек к 2-5 годам лишения свободы. Только один человек получил условный приговор. Для сравнения, в 2003-2006 гг. (перед тем, как в Уголовный кодекс были внесены изменения, о которых шла речь выше), в среднем осуждалось по 5-6 человек в год за преступления, относящиеся к торговле людьми, и 11 из 22 приговоров за этот период содержали меры наказания, не связанные с лишением свободы. Как уже отмечалось, подавляющее большинство уголовных дел, относящихся к торговле людьми, возбуждается по ст. 271 УК РК, предусматривающей наказание лишь за отдельные этапы многомерного процесса торговли людьми, а не по статье 128 УК, которая касается торговли людьми в целом. Это вызывает беспокойство не только потому, что максимальная мера наказания, предусматриваемая ст. 271 (до пяти лет лишения свободы), значительно менее суровая, чем по ст. 128 (до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества), но и потому, что применение статьи 271 часто означает, что уголовную ответственность несут лишь исполнители процесса торговли людьми (например, администраторы борделей). Истинные же владельцы притонов и других мест, где сексуальная эксплуатация жертв торговли людьми имеет место (в большинстве случаев они являются членами организованных криминальных группировок), привлекаются лишь к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства (касательно использования иностранной рабочей силы) или полностью уходят от ответственности.

Еще одна проблема заключается в том, что жертвы преступлений, связанных с торговлей людьми, часто остаются без адекватной защиты и помощи. Согласно существующему законодательству меры государственной защиты могут быть применены уже до возбуждения уголовного дела в отношении лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступлений, при наличии реальной угрозы совершения в отношении их насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния. Однако на практике меры защиты обычно предоставляются только после того, как пострадавшие от преступлений, связанных с торговлей людьми (или свидетели по таким уголовным делам, кем во многих случаях и являются жертвы торговли людьми), признаются участниками уголовного процесса и должны подать специальные заявления о применении в отношении них мер защиты. Эта защита действует только на время уголовного процесса, что означает, что по окончании уголовного процесса жертва остается без защиты.

Более того, во многих случаях жертвы торговли людьми, которые были привезены в Казахстан нелегально из других стран, обвиняются в нарушении миграционного законодательства и впоследствии выдворяются из страны по постановлениям административных судов. Это означает, что они подвергаются наказанию вместо того, чтобы получить помощь и защиту в качестве пострадавших от преступлений. Согласно существующему законодательству, иностранные граждане, заявившие о совершении против них тяжкого или особо тяжкого преступления (к которым относится торговля людьми), имеют право оставаться в стране до завершения уголовного процесса по их делам. Однако это положение редко применяется на практике.

Хотя число уголовных дел и обвинительных приговоров касательно торговли людьми в последнее время увеличилось, по большинству фактов торговли людьми так и не было проведено судебных процессов или расследований. Существует много причин, способствующих развитию такой ситуации. Однако среди наиболее существенных можно назвать отсутствие систематической работы по выявлению случаев торговли людьми, а также нежелание жертв торговли людьми обращаться к правоохранительным органам, потому что они не верят, что эти органы могут им помочь, и/или они боятся за свою собственную безопасность или безопасность своих близких. Эта проблема будет освещена в следующем разделе.

Выводы по результатам интервью, проводимых с жертвами торговли людьми

В рамках проекта, осуществляемого общественным Фондом «Хартия за права человека», и при финансовой поддержке Центра ОБСЕ в Астане, один из авторов данного доклада проводил мониторинг по выявлению жертв торговли людьми в г. Алматы и Алматинской области в апреле-июле 2010 г.

Хотя мониторинг проводился в небольшом масштабе, он привел к нескольким важным наблюдениям, которые могут помочь пролить свет на ситуацию с торговлей людьми в Казахстане и разработать дальнейшие стратегии по противодействию торговле людьми и выявлению и оказанию помощи пострадавшим.

Мониторинг проходил 1) в комнатах для временно задержанных при районных управлениях внутренних дел (РУВД)), 2) в приемнике-распределителе г. Алматы для лиц, не имеющих документов и постоянного места жительства, 3) в центрах временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних (ЦВИАРН) департаментов внутренних дел (ДВД) г. Алматы и Алматинской области. Целью мониторинга было проведение опросов среди людей, содержащихся в вышеуказанных учреждениях, по специально разработанным анкетам, которые позволяли выявить жертв торговли людьми.

Были опрошены 390 человек, в том числе 100 детей. Из общего числа опрошенных 29 взрослых и 7 детей оказались пострадавшими от торговли людьми. Среди пострадавших – граждане Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Российской Федерации, а также лица без гражданства. Из выявленных пострадавших – 24 человека попали в сексуальную эксплуатацию, 12 – в трудовую или смешанную эксплуатацию.

Всем была оказана правовая и другие виды помощи в соответствии с их нуждами. 17 пострадавших являлись участниками уголовного процесса, который проходил против владельцев притона в гостинице г. Алматы и закончился для притоносодержателей обвинительным приговором.

Результаты мониторинга подтверждают мнение о том, что реальное количество пострадавших от торговли людьми превышает количество пострадавших, выявленных правоохранительными органами, а также необходимость принятия системных мер для выявления жертв торговли людьми.

В ходе опроса пострадавших было видно, что они запуганы и что они получили инструкции от своих эксплуататоров о том, как отвечать на вопросы со стороны полиции или других людей. Например, они отвечали одинаково, когда шла речь о документах, удостоверяющих личность и о том, кто их вербовал, и предоставляли вымышленные данные о себе. Только тогда, когда они стали доверять людям, проводившим мониторинг, они согласились сообщить достоверные сведения.

Стоило больших трудов объяснить пострадавшим, что обращение в полицию будет для их же блага. Многие пострадавшие не хотели обращаться за помощью к правоохранительным органам из-за страха и недоверия к властям, которые часто возникали из-за предыдущего негативного опыта общения с этими властями. В ходе опросов ряд пострадавших сообщали, что сотрудники полиции покровительствуют владельцам притонов. Эти сотрудники предупреждают их о рейдах полиции, возвращают убежавших жертв обратно их эксплуататорам. Более того, судя по рассказам жертв, в некоторых случаях полицейские были сами вовлечены в процесс торговли людьми. Эти наблюдения еще раз подчеркивают необходимость принятия более эффективных мер для противодействия коррупции в правоохранительных органах в рамках борьбы с торговлей людьми.

Мониторинг показал, что основным фактором риска попасть в ситуацию торговли людьми является отсутствие документов, удостоверяющих личность. Часто бывает, что жертвы торговли людьми, которые приезжают из других стран, лишились своих документов еще на родине, затем их нелегально привезли в Казахстан. Поскольку они пересекли границу незаконно, этих людей официально не существует для правоохранительных органов Казахстана. Среди выявленных жертв торговли людьми были и граждане Казахстана, оставшиеся по разным причинам без документов, и оказались в руках эксплуататоров, потому что не могли работать легально.

Мониторинг также показал, что дети из группы риска, в том числе дети-сироты, дети с отклонениями в умственном развитии, и друге воспитанники детских домов, особенно сильно находятся под риском попасть в число жертв торговли людьми. Было бы необходимо более пристально изучить эту проблему и уделять больше внимания защите детей из группы риска.

Мониторинг также показал, что очень важно принять во внимание тот факт, что дети по-другому воспринимают то, что они стали жертвами торговли людьми, нежели взрослые, и не всегда могут это осознать. В ходе мониторинга лишь одна несовершеннолетняя пострадавшая четко осознавала, что является жертвой сексуальной эксплуатации.

Однако в общем, можно отметить, что центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних находятся на особом месте для выявления и оказания юридической и психологической помощи детям, пострадавшим от торговли людьми. В этой связи, выявление несовершеннолетних жертв торговли людьми происходит на более системной основе, нежели выявление взрослых.

Необходимость системного подхода в выявлении жертв торговли людьми

Для того, чтобы усилить борьбу с торговлей людьми в Казахстане, очень важно обеспечить своевременное и планомерное раскрытие этих дел. Это обязательно предполагает развитие и внедрение более эффективных механизмов выявления жертв торговли людьми, особенно граждан других стран, которые часто выдворяются из страны за нарушения миграционного законодательства.

Сотрудники полиции, к которым обращаются за помощью пострадавшие, должны быть подготовленными и четко знать, что собой представляет торговля людьми. В обязанности полицейских, работающих в общих и специальных местах содержания на территории Казахстана, должно также входить опрашивание потенциальных пострадавших на предмет того, действительно ли они являются жертвами торговли людьми. При опросе необходимо использовать уже разработанные анкеты, применяемые на практике в работе международных организаций и правоохранительных органов других стран (например, США или Латвии).

Кроме того, система выявления жертв торговли людьми должна быть частью программы защиты жертв торговли людьми. Для этого требуется обеспечить более слаженную и скоординированную работу правоохранительных органов и гражданского общества. Примеры успешного сотрудничества правоохранительных органов и НПО уже есть, в частности, на неформальном уровне, когда сотрудники полиции знают неправительственные организации, занимающиеся оказанием прямой помощи пострадавшим от торговли людьми, и сами направляют их в эти организации.

Еще одним важным шагом станет увеличение государственной поддержки приютов (шелтеров) для жертв торговли людьми. В этих местах жертвы могут получать правовую и иную помощь и находиться в безопасности даже в случае отказа от сотрудничества с правоохранительными органами, ведь такой отказ не означает, что жертва не нуждается в помощи и защите. Три таких шелтера уже существуют в Казахстане – в гг. Алматы, Астана и Кокшетау. Среди этих шелтеров, управляемых НПО, только шелтер в Астане частично финансируется государством. Очень важно, чтобы государство выделяло больше средств на обеспечение работы таких приютов и чтобы такое финансирование осуществлялось на постоянной основе. Данный шаг будет соответствовать обязательству государства оказывать помощь жертвам торговли людьми.

Рекомендации властям Казахстана

– Использовать саммит в Астане как возможность взять на себя обязательство стать страной, лидирующей в борьбе с торговлей людьми;

– продолжить улучшение национального законодательства в области торговли людьми и обеспечить его полное соответствие международным стандартам, а также отсутствие пробелов, позволяющих виновным в торговле людьми избежать ответственности за свои преступления. В частности, нужно четко разграничить уголовную и административную ответственность за деяния, связанные с трудовой эксплуатацией, а также ужесточить наказание за притоносодержание и сводничество, совершенное в составе организованной группы (по ч. 2 ст. 271);

– обеспечить, чтобы существующее законодательство о торговли людьми применялось адекватным и последовательным образом, и чтобы уголовные дела, относящиеся к торговле людьми, на сколько это возможно, возбуждались по базовой статье УК о торговле людьми (по статье 128);

– выработать и осуществлять более систематический подход по идентификации жертв торговли людьми. Для этого нужно обеспечить, чтобы сотрудники правоохранительных органов, работающие в местах содержания под стражей, регулярно проводили опросы среди задержанных, используя специально разработанные анкеты, на предмет выявления среди задержанных жертв торговли людьми;

– проводить специальный инструктаж для сотрудников правоохранительных органов с целью их обучения навыкам работы и особенностям расследования дел, связанных с торговлей людьми;

– принять адекватные меры для защиты потерпевших и свидетелей в процессах по уголовным делам, связанным с торговлей людьми, в том числе и применяя правовые нормы, позволяющие гражданам других стран, ставшим жертвами торговли людьми, оставаться в стране пока продолжается судебный процесс по их делам;

– не ограничивать оказание помощи со стороны государства только для тех жертв торговли людьми, которые сотрудничают с правоохранительными органами;

– принять эффективные меры для противодействия и искоренения коррупции в правоохранительных органах в этой сфере, в том числе своевременно и основательно расследовать все подозрения в том, что сотрудники правоохранительных органов сотрудничают с торговцами людьми, и привлекать к суду всех тех, кто является ответственными за это;

– тесно сотрудничать с представителями гражданского общества при принятии мер в борьбе с торговлей людьми, в особенности в идентификации и помощи жертвам;

– осуществлять на постоянной основе государственную финансовую поддержку специализированным приютам (шелтерам) для пострадавших от торговли людьми;

– усилить трансграничное сотрудничество с другими государствами Центральной Азии по делам, связанным с торговлей людьми.

Айна Шорманбаева, Общественный фонд «Международная правовая инициатива»,

Гульнара Каракуловай, «Женский ресурсный центр», Казахстан

Азербайджан: аресты во время разгона мирной акции

14 марта 2011 года Международная Амнистия осудила жестокий разгон мирного оппозиционного митинга в столице страны городе Баку. По сообщениям, сотрудники полиции задержали свыше 100 человек. Многие демонстранты оказались избиты, в том числе и ногами.

Приблизительно 300 человек собрались на площади Фонтанов в Баку на митинге, организованном оппозиционной партией «Мусават». Кроме того, нескольких человек полиция задержала на пути к месту проведения мероприятия.

«Применению столь грубых методов к совершенно мирным демонстрантам нет оправданий», – сказала Наталья Нозадзе, исследователь Международной Амнистии по Азербайджану, присутствовавшая на митинге.

«Все, кого задержали исключительно за то, что они воспользовались своим правом на мирный протест, должны быть немедленно освобождены».

«В соответствии со своими международными обязательствами, азербайджанские власти должны разрешать мирные акции протеста. Недопустимо, чтобы они и дальше лишали граждан права на свободу выражения мнений и свободу собраний».

Демонстранты кричали «Свобода!» и призывали к отставке президента. Кроме того, они требовали освободить активистов, томящихся в тюрьмах.

Некоторые из присутствовавших наблюдателей говорили, что поддерживают участников митинга, но боятся присоединиться к ним.

Площадь оцепили свыше сотни сотрудников полиции. Они хватали тех, кто выкрикивал лозунги, зажимали им рты и силой уводили из толпы в полицейские фургоны.

После задержания некоторым людям полицейские били по голове. Кроме того, полицейские избивали ногами демонстрантов, журналистов и одного из сотрудников Международной Амнистии, когда прогоняли их с площади.

Полиция также нападала на многих из тех, кто присутствовал на площади, когда разгоняла собрание. В результате митинг перешел в преследование полицией молодежи по улицам Баку.

Партия «Мусават» обратилась к властям за разрешением провести митинг, но получила отказ.

Как сообщила Международной Амнистии партия «Мусават», власти задержали свыше 100 человек, в том числе ведущих активистов партии и, как минимум, одного журналиста. Местные активисты рассчитывают, что большинство из задержанных освободят, но некоторым может грозить административный арест.

«Мы призываем к радикальным переменам. Мы хотим истинной демократии. Нам нужен роспуск парламента и новые, демократические выборы», – сказал Международной Амнистии лидер партии «Мусават» Иса Гамбар.

Краткая справка. Эти аресты продолжают целый ряд арестов активистов.

11 марта в ходе массовой операции полиции Баку были задержаны 43 человека, направлявшиеся к месту проведения акции протеста, участники которой призывали к свободе и искоренению коррупции в органах власти и выступали против правительственного гнета.

23 человека вышли на свободу после того, как их официально предупредили о том, что им не следует участвовать в акции протеста. Остальные предстали перед судом вечером 11 марта по обвинениям в мелких правонарушениях. Не менее девяти из них признали виновными в неподчинении полиции и приговорили к аресту на срок от пяти до восьми суток.

8 марта полиция задержала 27-летнего Рашадата Ахундова, ведущего активистскую деятельность в социальных сетях, который одним из первых призвал к проведению акции протеста 11 марта. Его приговорили к пяти суткам административного ареста по обвинению в неподчинении приказам полиции.

Сахавата Солтанлы – члена молодежной организации партии «Мусават» – также арестовали 8 марта после того, как он разместил на своей странице в сети Facebook информацию об оппозиционном митинге 12 марта. Его обвинили в нарушении правил дорожного движения и приговорили к пяти суткам административного ареста.

Бахтияра Хаджиева – молодежного активиста и единственного из организаторов акции 11 марта в сети Facebook, проживающего в Азербайджане, – взяли под стражу 4 марта. Его обвинили в нарушении правил условного освобождения по обвинению в уклонении от военной службы.

На прошедшем в тот же день судебном заседании он передал своему адвокату письмо, в котором утверждал, что во время нахождения под стражей один из старших офицеров полиции его пытал и угрожал ему изнасилованием.

Представителя молодежного комитета партии Народного фронта Азербайджана Даяната Бабаева, который участвовал в организации акции протеста, также задержали 4 марта. В течение двух дней его удерживали под стражей без права общения с внешним миром и приговорили к 10 суткам административного ареста за сопротивление сотрудникам полиции.

Еще один активист – студент Этибар Салманлы, распространявший листовки с призывом к участию в акции протеста 11 марта, – начал скрываться, поскольку утром 7 марта к нему домой явились сотрудники полиции якобы для того, чтобы допросить его в связи с утверждениями о том, что тот оскорбил на улице женщину. В тот момент его не оказалось дома.

Международная Амнистия

Беларусь: власти должны прекратить
массовые репрессии

Сотни людей подверглись произвольному задержанию и недозволенному обращению в связи с массовой акцией протеста против переизбрания Александра Лукашенко 19 декабря 2010 года. С этих событий в центре Минска по всей стране началось очередное «закручивание гаек», направленное на удушение гражданского общества и свободы выражения мнений, говорится в публикуемом 14 марта 2011 г. докладе Хьюман Райтс Вотч «Несбывшиеся надежды: репрессии в Беларуси после президентских выборов 2010 г.».

34-страничный доклад документирует нарушения прав человека в период после выборов, в том числе преследование оппозиционных кандидатов и активистов, недозволенное обращение с задержанными, закрытое рассмотрение административных дел и обыски в правозащитных организациях. В публикации приводятся свидетельства неудовлетворительных условий содержания в изоляторе, отказа в доступе к адвокату, а также рассказывается о давлении на адвокатов, которые занимаются уголовными делами в связи с событиями 19 декабря 2010 г. Эти и другие нарушения серьезно осложнили и без того далеко не простую ситуацию с правами человека в Беларуси, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Доклад написан по материалам исследования, проведенного сотрудниками организации в Минске в феврале 2011 г.

«На протяжении больше десяти лет белорусские власти последовательно усиливали давление на гражданское общество, – говорит Анна Севортьян, директор российского офиса Хьюман Райтс Вотч. – Волна репрессий, начавшаяся в стране после декабрьских выборов, создала кризисную ситуацию с правами человека, которая требует решительного реагирования со стороны ООН».

Хьюман Райтс Вотч и еще больше сотни правозащитных организаций и активистов призвали Совет ООН по правам человека, очередная сессия которого проходит сейчас в Женеве, принять резолюцию с осуждением нарушений в Беларуси и обозначить шаги, которые правительство должно предпринять для улучшения ситуации.

19 декабря 2010 года на улицы Минска вышли до 30 тысяч человек в надежде не допустить фальсификации результатов выборов. Когда итоги голосования были объявлены, и демонстранты узнали, что, согласно официальным подсчетам, Лукашенко намного опередил всех своих конкурентов, несколько десятков людей в масках начали бить стекла в Доме правительства на площади Независимости. Хотя остальные демонстранты вели себя мирно, сотрудники правоохранительных органов предприняли силовой разгон демонстрации, избивая всех без разбора, включая упавших на землю, и хватая даже случайных прохожих на прилегающих к площади улицах.

Вечером 19 декабря и в последующие дни властями были задержаны сотни людей. В течение примерно двух недель по меньшей мере 725 человек получили от 10 до 15 суток административного ареста за участие в несанкционированной демонстрации. На административные суды, которые продолжались, как правило, не более 10-15 минут, не допускали ни журналистов, ни родственников. В большинстве случаев дела рассматривались без адвоката и свидетелей защиты.

Административный арест люди отбывали в переполненных камерах, где им приходилось спать на полу, спать в порядке очередности или по несколько человек на одной койке. Многие страдали от холода, отсутствия в камере туалета и проблем с доступом к медицинской помощи.

Под следствием по уголовным делам об организации или участии в массовых беспорядках находятся больше 46 человек, в том числе семеро экс-кандидатов в президенты, лидеры и активисты оппозиции, сотрудники избирательных штабов. Четверо осуждены и приговорены к срокам лишения свободы до четырех с половиной лет, двое – к штрафам. На конец февраля по меньшей мере 30 человек, в том числе двое экс-кандидатов, содержались под стражей и не имели возможности общаться с адвокатом наедине – заключенные видятся с адвокатами только на допросах, и то не всегда. Нескольким адвокатам, по их словам, советовали не распространяться о подробностях дела. Четверых адвокатов, представлявших интересы обвиняемых по уголовным делам, лишили лицензии, а одного исключили из коллегии адвокатов.

«Давление на адвокатов носит беспрецедентный характер и служит для всего адвокатского сообщества недвусмысленным сигналом о том, что с резонансными делами лучше не связываться, – говорит А. Севортьян. – Адвокаты должны иметь возможность работать, не опасаясь давления или последствий».

В ночь с 19 на 20 декабря в офисе Правозащитного центра «Весна» и в редакции сайта «Хартия’97» прошли обыски с изъятием компьютеров и средств связи, десять сотрудников «Весны» были задержаны. В разных местах были также задержаны главный редактор сайта «Хартия’97» и несколько известных оппозиционных активистов. Впоследствии в этих и других организациях неоднократно проводились новые обыски и допросы сотрудников. При этом большинство белорусских НПО не могут получить официальную регистрацию (власти отказывают им в этом под разными предлогами), а участие в деятельности незарегистрированной организации чревато в Беларуси уголовной ответственностью. В такой ситуации положение многих активистов, и так годами находившихся под угрозой уголовного преследования, после 19 декабря стало еще более уязвимым.

Обыски с изъятием оргтехники прошли также в редакциях четырех независимых СМИ и на квартирах 12 журналистов. По меньшей мере у одной радиостанции была отозвана лицензия. Недавнее ужесточение контроля над интернетом дает белорусским властям дополнительные возможности подавления сетевых информационных ресурсов и сайтов неправительственных организаций.

«В условиях, когда государство уже многие годы контролирует печатные и вещательные СМИ, сайты неправительственных организаций остаются единственным источником независимой информации, – отмечает А. Севортьян. – Теперь и они оказались в группе риска».

Хьюман Райтс Вотч призвала белорусские власти:

– провести тщательное и беспристрастное расследование событий 19 декабря 2010 г.

– Немедленно освободить всех тех, кто не причастен к противоправным действиям.

– Обеспечить всем задержанным беспрепятственный доступ к адвокату и возможность конфиденциального общения с ним.

– Прекратить давление на адвокатов и гонения на гражданское общество.

Выступить с такими же рекомендациями Хьюман Райтс Вотч и еще 130 международных и национальных НПО и активистов призывают и Совет ООН по правам человека.

«Власти создали в Беларуси серьезный кризис, и Совет по правам человека не должен оставить это без внимания, – говорит А. Севортьян. – Его резолюция послужила бы для Минска убедительным сигналом о необходимости прекращения репрессий».

Текст доклада: http://www.hrw.org/node/97155

Материалы по ситуации в Беларуси: /ru/europecentral-asia/belarus

Хьюман Райтс Вотч

Представляем новые издания

Зоя Светова о правосудии и вере в справедливость

Недавно в книжных магазинах, в том числе в интернетовских, появилась повесть Зои Световой «Признать невиновного виновным», выпущенная издательством «Время». Ее герои – московский ученый и чеченская девушка, ставшие жертвами неправого суда. Известный журналист, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Зоя Светова отвечает на вопросы о своей книге корреспонденту портала Вере Васильевой.

Жанр Вашей книги определен издателем как «документальный роман». А в преамбуле Вы отметили, что написанное в ней «стоит рассматривать как плод фантазии автора, который позволил себе использовать факты и события, произошедшие в действительности». Что это значит? Так это документальная или художественная литература?

– Я определила жанр книги как «записки идеалистки». И для меня это очень важно, поскольку, несмотря на все те ужасы, с которыми сталкиваются мои герои, и те испытания, которые выпадают на их долю, я остаюсь идеалисткой и оптимисткой, я верю в то, что справедливость на этом свете существует. Я надеюсь на чудеса и думаю, что те невиновные, о которых я пишу в книге, и сотни других подобных им людей, пострадавших от российской правоохранительной и судебной системы, способны выжить, только надеясь на чудо и веря в справедливость. Что же касается того, что издательство опубликовало мою книгу в серии «документальный роман», так это воля издателя, который, вероятно, решил, что этот текст – документ эпохи.

Почему Ваша книга называется «Признать невиновного виновным»?

– Первоначально она называлась «Невиновные». Издателям это название не понравилось. Тогда я предложила другое: «Именем Российской Федерации». Ведь именно эти слова говорит судья, когда провозглашает приговор. Но издатель Борис Натанович Пастернак меня переубедил. Он предложил назвать книгу: «Признать невиновного виновным». Это название одной из глав. Это фраза из последнего слова одного из героев моей повести, которое тот произносит на суде. Он объясняет присяжным, что не совершал тех преступлений, в которых его обвиняют, и что суд делает все, чтобы обвинить его в том, в чем он не виноват. Когда я только начинала писать эту повесть, я задумывала ее, как историю российского судьи. Мне хотелось попробовать влезть в их шкуру и почувствовать, что они ощущают, мне хотелось понять, что они чувствуют, когда выносят заведомо несправедливые приговоры, нет ли у них угрызений совести, как они успокаивают свою совесть. Не знаю, получилось, это или нет. Судить читателю.

Вы журналист, уделяющий в своей работе большое внимание проблемам российской судебной системы. Почему помимо статей, репортажей и интервью Вы решили написать еще и роман?

– Моя книга – это, конечно, не роман. Это повесть. У меня слишком короткое дыхание, чтобы писать большие вещи. Мне захотелось написать non fiction, потому что в статьях не всегда возможно передать то, что чувствуешь, когда сталкиваешься с той или иной ситуацией. Кроме того, в книге я описала несколько ситуаций, о которых я никогда бы не смогла написать в статьях, потому что я не смогла бы подтвердить некоторые свои догадки, предположения фактами, которые обязательно должны быть в журналистской статье. Я написала о двух судебных делах, которые подробно отслеживала как журналист. Присутствовала на судебных заседаниях, общалась с адвокатами, родственниками подсудимых. Я не смогла никак помочь этим людям как журналист, и мне захотелось рассказать их истории в книге – в надежде на то, что о том судебном беспределе, который творится в России, узнают как можно больше людей. И, возможно, другая публика. Не та, что читает газеты и Интернет.

Герои Вашей книги легко узнаваемы, несмотря на то, что реальные прототипы большинства из них носят другие имена. Что «зацепило» Вас именно в этих судьбах: ученого – жертвы шпиономании спецслужб и чеченской девушки, осужденной по сфабрикованному обвинению в терроризме?

– История ученого, обвиненного в шпионаже, хотя он не имел доступа к секретным сведениям, осужденного на 15 лет управляемым судом присяжных, в котором решения принимали бывшие сотрудники спецслужб, – это абсолютно детективный сюжет, и он, конечно, просится в роман. С некоторыми присяжными, которые судили этого ученого, я встречалась и разговаривала, поэтому могу сказать, что жизнь посильнее чем любой роман. Мне было очень интересно писать об этих людях, пытаться понять их мотивацию. Следить за тем, как они позволяют себя использовать и превращают обязанность присяжных «судить по совести» в «дурную повинность». Это очень грустно, как люди позволяют собой манипулировать и обрекают невиновного человека на 15 лет лишения свободы. Что касается чеченской девушки, то о ней мне хотелось рассказать, потому что в этой истории меня поразила циничность, с которой можно абсолютно невиновного человека посадить в тюрьму на 9 лет. Потом я сталкивалась с другими делами, когда показания свидетелей и экспертизы фабриковались в угоду обвинению, и невиновные люди получали большие сроки. От разных людей я слышала одинаковые цифры: в российских тюрьмах и колониях сидит 20–30 процентов невиновных людей.

О плачевном состоянии современного российского правосудия наблюдателями – в том числе и Вами – написано немало статей. Но в книге – например, с помощью образов председателя горсуда Филипповой, «спецсудьи» Мухиной, видящей «неприятные сны», – Вы предоставляете читателю уникальную возможность посмотреть на то, что скрыто от глаз посетителей судебных процессов. Как может работать так называемое «телефонное право», что может происходить в совещательной комнате, как председатель суда может поручать заказные дела судьям, и т.п. Была ли какая-либо реакция со стороны судебных или иных властей на Вашу столь нелицеприятную картину?

– Пока никакой реакции со стороны судебных властей не было. Книга только недавно вышла. Я думаю, они ее еще не прочитали. Когда я писала книгу, я давала ее читать судьям, адвокатам и даже одному бывшему прокурору. Мне была важна их реакция, и они говорили, что все, что написано в книге, похоже на правду. И точно написано. Мне это было очень важно.

В Вашей книге приговор ученому Алексею Летучему, обвиненному ФСБ в шпионаже, выносит управляемый суд присяжных. Так, может, правы те, кто утверждает, что нужно вывести из компетенции судов присяжных «шпионские» и некоторые другие дела, как Вы считаете?

– Конечно, нет. Ни в коем случае нельзя сужать компетенцию суда присяжных. Суд присяжных сегодня в России – это единственный настоящий справедливый суд. Другое дело, что спецслужбы и судьи научились манипулировать этим судом в своих интересах, и об этом нужно говорить, и этому нужно ставить заслон, предавая гласности подобные злоупотребления. Об этом очень хорошо в послесловии к моей книге написал Борис Золотухин, известный адвокат, исключенный в 1968 году из коллегии адвокатов, потому что на судебном процессе по делу Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Алексея Добровольского и Веры Лашковой («дело «Белой книги») Золотухин, защищая Гинзбурга, потребовал его оправдания. Речь Золотухина цитировалась зарубежными радиостанциями, и этого допустить советская власть не могла. Золотухина исключили из партии и адвокатуры. Но после перестройки он был восстановлен в адвокатуре, был избран депутатом Верховного Совета и был одним из авторов судебной реформы в 90-х годах. А также одним из авторов закона о суде присяжных. Поэтому ему эта тема хорошо известна.

В Вашей книге чеченская девушка Фатима попадает в колонию в результате спецоперации ФСБ, по сфабрикованному обвинению. Зачем ФСБ это нужно?

– Это очень простая история. ФСБ, как мы это видим на протяжении последних лет, совершенно не занимается своим непосредственным делом – сотрудники ФСБ не ловят шпионов и не умеют предотвращать террористические акты. Они «крышуют» бизнес, берут взятки и занимаются «приписками». В частности, отчитываются о раскрытых преступлениях, в том числе и связанных с поимкой террористов. История Фатимы Мухадиевой основана на конкретной истории Зары Муртазалиевой, которая не имела никакого отношения к террористичесому подполью, но ее обвинили в подготовке теракта, и она была приговорена к 9 годам лишения свободы. Срок отбывает до сих пор. В ее невиновности я уверена на сто процентов. К сожалению, все усилия правозащитников добиться оправдания Муртазалиевой или хотя бы ее освобождения по УДО не увенчались успехом.

Вы посвятили свою книгу Анне Политковской. В ней есть сюжетная линия Анна Политковская – Рамзан Кадыров и даже фрагмент статьи Анны Степановны «Центровой из Центороя» о встрече с президентом Чечни, где присутствовала и сотрудница грозненского отделения ПЦ «Мемориал» Наталья Эстемирова, убитая в июле 2009 года. Совсем недавно на судебном процессе по обвинению председателя совета «Мемориала» Олега Орлова в клевете на Рамзана Кадырова об этой встрече рассказывала замдиректора московского представительства организации Human Rights Watch Татьяна Локшина. По ее словам, Наталья Эстемирова буквально встала между Анной Политковской и Рамзаном Кадыровым, когда тот замахнулся на журналистку. Данная сцена есть и в Вашей книге. Почему Вы решили ввести в роман этот документальный материал?

– Если Вы заметили, в моей книге только один из героев назван своей реальной фамилией. Это Рамзан Кадыров. Остальным героям я дала другие имена и фамилии. Все, что написано о Кадырове, происходило в реальности. Я действительно ездила к нему в Грозный, когда работала на французском телевидении. Я была там через месяц после гибели Анны Политковской. И все время думала о ней. Я старалась увидеть Чечню ее глазами. Поэтому мне показалось очень важным процитировать в книге фрагмент статьи Политковской о Кадырове. Я считаю эту статью одной из лучших из написанных Анной. Тем более что она очень точно передает сущность Кадырова. А посвятила я повесть Политковской, потому что, когда я ее писала, меня занимала еще одна тема: «Что может журналист? Может ли журналист своими статьями повлиять на судьбу людей, о которых он пишет?» Анна своей жизнью и судьбой показала, что журналист может сделать то, чего не может сделать государство. Анна была из тех редких журналистов, кто не просто информирует общество о том, что происходит, но и реально помогает людям. А к ней, как известно, очень многие приходили в редакцию как в «последнюю инстанцию».

Вы изобразили очень мрачную картину российского правосудия. Как вы считаете, что же нужно делать, чтобы этот кошмар прекратился? Есть ли выход – или все безнадежно?

– Все не безнадежно. Но должно пройти время, чтобы ситуация изменилась. Я верю, что среди судей есть порядочные люди, которые однажды взбунтуются, протестуя против того, что власть их использует в качестве своего инструмента. Я верю, что мы станем свидетелями судейского бунта, когда в стране найдется хотя бы один судья, для которого честь и репутация окажутся важнее материального благополучия. И потом другие судьи последуют его примеру и, возмутившись, раскроют обществу глаза на то, что творится в стенах российских судов. И то, что они расскажут о том, как вершится правосудие в нашей стране, окажется намного страшнее и грустнее, чем то, что я написала в своей повести.

Беседовала Вера Васильева, Грани.ру

Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.

Адрес редакции: 107045, Москва, Большой Головин переулок, дом 22, строение 1

Тел. (495) 607-7404, тел./факс (495) 607-6069. E-mail: elgricpi@

Сайт

Редактор Елена Гришина

Информационный бюллетень выходит при поддержке National Endowment for Democracy

Распространяется бесплатно



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мережі Ініціатива розмаїття

    Документ
    Слово «коли» у цьому заголовку не дуже доречне – мистецтво завжди, хай і опосередковано, говорить про націоналізм та інші домінантні ідеології, натомість теорія – історія, філософія – не готова ці метафоричні розмови помітити.
  2. Материалы 3-й региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов (16–17 октября 2007 года, г. Петрозаводск)

    Документ
    Православие в Карелии: Материалы 3-й региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов / Отв. ред. В. М. Пивоев. Петрозаводск: Изд-во Карельского научного центра РАН, 2008.
  3. Азования и науки кыргызской республики II том "зачем нам чужая земля " русское литературное зарубежье хрестоматия учебник. Материалы. Бишкек 2011

    Учебник
    Работа создана в помощь изучающим литературу русского зарубежья, необычна и отличается от аналогичных работ. Ее охват – от посланий князя Курбского до наших дней – дает возможность представить многообразие русской литературы, существующей
  4. Российская благотворительность в зеркале сми (41)

    Документ
    Кому досталось наследство Эми Уайнхаус? Недавно поклонники певицы разразились гневными высказываниями в адрес Митча Уайнхауса после того, как он продал одно из платьев дочери, хотя вся прибыль от него пошла на благотворительность.
  5. Наталья Богатырёва свято дружеское пламя интервью с выпускниками Московского государственного педагогического института

    Интервью
    От автора, 2002-2011 г. С момента выхода первого издания сборника интервью с выпускниками МГПИ им.Ленина прошло три года. За это время практически все герои этой книжки стали для меня очень близкими людьми.

Другие похожие документы..