Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Слияние музыки и поэзии создаёт чудесный сплав, в котором оба искусства удваивают силу своего воздействия. В этом содружестве слова, голоса и сопрово...полностью>>
'Документ'
внести на рассмотрение VIII пленума ЦС ГМПР проекты указанных документов с учетом предложений и замечаний, высказанных на заседании исполкома ЦС профс...полностью>>
'Документ'
если по дороге вам удалось дозаправиться на орбитальной станции, не разбиться при посадке, найти на Марсе воду для реакторов и избежать тысячи всевоз...полностью>>
'Анализ'
На первом заседании научного общества были определены учащиеся, которые планируют принимать активное участие в работе научного общества школы из их ч...полностью>>

Формирование рынка современного искусства в России

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Формирование рынка современного искусства в России

Начнем с того, что сегодняшний годовой оборот мирового рынка искусств составляет около 380 миллиардов долларов США. В рейтинговом ряду легальных видов бизнеса торговля картинами стоит на третьем месте - после оружия и бриллиантов. А вложения финансовых средств в произведения искусства во всех странах с развитой рыночной системой хозяйствования считаются наиболее стабильными и прибыльными. Цены на мировом рынке искусств давно уже стали исчисляться сотнями тысяч долларов, а объем финансовых средств, затраченных на приобретение произведений изобразительного искусства, в мире неуклонно увеличивается. Особенно ценятся живопись импрессионистов, полотна старых мастеров и современное модернистское искусство. Сообщения прессы о преступлениях, связанных с произведениями искусства, напоминают сводки боевых действий. По мнению экспертов, на которых ссылается газета "Герольд трибюн", оборот торговли одними только крадеными произведениями искусства составлял к 2007 году от 4,5 до 6 миллиардов долларов ежегодно1

Понятно, что предметы искусства относятся к разряду предметов роскоши. Но по сравнению с другими дорогими товарами, уникальность предметов искусства состоит в том, что наряду с их культурной, исторической, социально-психологической и художественной ценностью, они обладают, по существу, почти неограниченными возможностями в области их текущей финансовой оценки, то есть неограниченной финансовой емкостью, доступной постоянному и значительному увеличению в реально обозримой временной перспективе. Этим они принципиально отличаются от любых товаров, которые мы можем отнести к классу потребительских.

Потребительский товар имеет наибольшую цену тогда, когда он новый, когда он только что произведен и его потребительский ресурс не растрачен. Так обстоит дело, например, с машиной, обувью, одеждой и т.п. вещами. Какими бы дорогими они ни были изначально, время неизбежно и неуклонно снижает их стоимость, если только они сами не становятся музейно-коллекционными вещами, то есть не перестают оцениваться как предметы именно потребительского использования.

Другое дело - изобразительное искусство. Когда Ван Гог создавал свои картины, ему не на что было купить краски и еду. За свои произведения он получил при жизни что-то около восьмидесяти долларов. После его смерти картины его начали что-то стоить, а меньше чем через сто лет цена некоторых из них дошла до феноменальной отметки в десятки миллионов долларов США. И это только начало - можно с уверенностью предсказать, что финансовая цена произведений Ван Гога будет продолжать неуклонно расти. Такова неумолимая логика рынка искусств - системы, которая действует уже не одно столетие в странах Европы. Картины с течением времени постоянно увеличиваются в цене, тогда как потребительские товары неизбежно обесцениваются.

Но если картины - не потребительский товар, то какой же? И откуда берется их цена, чем гарантируется ее постоянное повышение и т.п.?

Нужно просто вспомнить, что кроме потребительских, есть еще и такой вид товаров, каким являются, например, ценные бумаги. Очевидное преимущество вложения денег в предметы искусства, которое обеспечивает им их ключевое отличие от предметов потребительского рынка, позволяет сопоставить живописные картины с товарами прежде всего именно этого типа. Поэтому вполне можно сказать, что во всем мире искусство, в сущности, не покупают - в него вкладывают.

Но при очевидном сходстве тут есть и важные отличия.

В основе рынка ценных бумаг, в истоках образования их цены лежит, как известно, биржевая котировка. А в ней отражается системное взаимодействие целого спектра факторов культуры и экономики. Или, как говорят, текущая конъюнктура. Поэтому текущие котировки ценных бумаг (и самих денег) всегда зависят от так называемого обеспечения. Если это национальные деньги, то их цена зависит от состояния национальных активов, если акции предприятия - от его рентабельности, конкурентных успехов и т.п.

Ценообразование на артрынке тоже определяется котировкой поступающих на рынок произведений искусства. Роль этих котировок выполняют систематические фиксации аукционных продаж на одном из 1630 престижных аукционов, которые в силу своего экспертного авторитета и объема финансового оборота определяют текущую конъюнктуру мирового рынка. Художественное произведение того или иного автора начинает иметь определенную ликвидность и переходит из состояния «сырья» в состояние «товара» только после того, как оно «продано» на одном из этих основных мировых аукционов. Все прецеденты продаж, как правило, фиксируются в сводных каталогах и становятся исходной базой для определения текущей цены произведений этого автора при продаже их дилерами. Исходя из этого, многие специалисты оправданно считают артрынок подразделением, де-факто мирового фондового рынка.

Но, в отличие от ценных бумаг и самих денег, произведению искусства, появившемуся на рынке, не нужно никакого внешнего обеспечения. В ценных бумагах их фактическая материальная наличность и их обеспечение разнесены, в картинах - нет. В деньгах и ценных бумагах их котировка, то есть их реальная текущая стоимость, зависит от текущего состояния их обеспечения активами, золотым запасом, рентабельностью производства и т.п. Произведение же искусства - при условии своей подтвержденной подлинности - не требует какого-либо дополнительного обеспечения золотом или другими гарантиями.

Все это вместе - в сочетании с другими специфическими особенностями рынка искусств - и делает предметы искусства чрезвычайно привлекательными для тех, кто их "покупает" - то есть кто вкладывает в них деньги. Вкратце эти в высшей степени привлекательные для частных лиц преимущества рынка, объясняющие и его размах, и его непрекращающееся развитие, можно свести к следующим основным факторам:

  • неизменно высокая - при надежных экспертных гарантиях - ликвидность предметов этого рынка и, следовательно, надежность вложений в них. И, напротив, - сложности для похитителей: так как имя законного владельца зафиксировано, украденная картина не может быть продана по своей цене;

  • высокая степень доходности этих вложений, обусловленная стойкой тенденцией к постоянному повышению цены на предметы искусства, что связано, в частности, с тем, что система конкуренции на артрынке противоположна конкуренции на потребительском рынке. В любой сфере потребительского рынка конкуренция приводит к падению цен на товар, тогда как увеличение коллекционеров одного и того же периода и стиля и наличие конкурентов, продвигающих того же автора, период, направление в искусстве и т.п., приводит лишь к росту котировок и объема финансовых вложений, то есть к увеличению цены;

  • вложения в этот сектор рынка - оптимальный способ легализации накоплений и снижения налоговых выплат; рост капитала, вложенного в картины, не облагается налогом, наследство в форме картин во всем мире также не облагается налогом;

  • фиксированная по принятым правилам цена произведения признается во всех регионах мира и не зависит от каких-либо политических изменений в любом из них;

  • вложения в форме картин свободно вывозятся из страны в страну и крайне мобильны при транспортировке и хранении: малый объем при большой цене;

  • поскольку предметы искусства в условиях капитализации этой сферы выступают в роли денежной массы или ценных бумаг, они могут быть использованы и как средство конвертации (например, покупка в России за рубли, продажа за рубежом за валюту), и как оборотные средства (покупка по более низкой цене, продажа по более высокой - создание капитала), и как средство оценки (залоговая стоимость при получении банковских кредитов), и как средство платежа (долевой вклад в уставной фонд предприятий, обменный фонд) и т.п.;

  • вложения в этот сектор рынка придают респектабельность капиталу (социально приемлемый уровень вложения средств) и повышают престиж инвестора (презентации себя через составленные коллекции, возникновение площадки универсальных контактов).

Не трудно понять, что все эти особенности предметов артрынка, в высшей степени привлекательные для частных вкладчиков, имеют в условиях рыночного хозяйства абсолютно универсальный характер. И потому так же значимы и в России, как и во всем мире.

Искусство и деньги - это сложное равновесие, неудобная тема для российского общественного диалога. Из - за невыработанных технологий работы в арт-сфере в России рассуждения о деньгах применительно к искусству, понимаются как намеки на сделку с совестью.

Деньги и изобразительное искусство объединяет во многом общая социальная природа. Понимание их природы возможно только в контексте выполнения ими универсальных социальных функций. Другими словами, и искусство и деньги обретают свой реальный смысл, свое бытие только как эффективные инструменты социализации. Искусство - это сфера формирования общественных приоритетов. Деньги - универсальная мера выражения общественной ценности.

Деньги уже не раз позитивно влияли на ход российских событий в области культуры. Достаточно вспомнить, как они защитили русскую икону в период богоборчества в СССР. Именно деньги остановили программу тотального уничтожения икон, когда оказалось, что икона может служить средством покрытия острого финансового дефицита2.

Деньги являются универсальным средством общественного регулирования, ими надо уметь пользоваться, не придавая им значения цели вместо значения средства. Дьявол не созидает ничего нового, он просто путает меру, подменяет понятия в сознании людей, изменяет порядок и пропорции. Именно об этой игре с человеческим сознанием сигнализирует, это иллюстрирует современное искусство, фиксируя средствами формы процессы болезненной деформации божественного образного порядка в мыслимом мире человека. Поэтому прежде всего нужно найти ту меру и то место для искусства и денег в их социальном партнерстве, которое им изначально уготовано. Все лучшее, все талантливое, самобытное в русском искусстве обречено быть дорогим.

Русское искусство должно получить возможности для равноправного включения в мировую систему рынка. Об этом сегодня много говорят и пишут. Каждая инициатива выставки, очередной артярмарки сопровождается предчувствием: вот-вот он появится - наш российский рынок искусств, а вместе с ним наладится и долгожданный процесс финансирования искусства.

Художественная общественность, как это водится в России, разделилась и живет между подобными заклинаниями об артрынке и угрожающими требованиями к государству восстановить госфинансирование Союза художников. Причем и то и другое - под разговоры о «гибели искусства и духовности».

А между тем, какое место на мировом артрынке реально принадлежит сегодня России? Если взять данные 2005 года, когда оборот мирового артрынка превышал 280 млрд долларов, то внутри России он составлял всего около 3,8 млн долларов. Правда, еще около 300 млн долларов приходилось на нелегальный антикварный рынок и столько же выручали посредники от продажи современного русского искусства за рубежом. Но и с учетом этого участие российского искусства в обороте мирового рынка ограничивалось долей примерно в 0,34%. Сегодня, правда, отдельные показатели значительно возросли, но общее соотношение принципиально не изменилось. Суммарный оборот национального артрынка ничтожно мал.

Дело не в том, что у русских богачей меньше денег, чем у их западных коллег, или они хуже умеют находить им применение. Просто ценность и интерес вложения денег в произведения искусства еще недооценено русской финансовой элитой. Это можно списать недостаточную просвещенность бизнесменов в этой области. и, если даже классическое искусство не пользуется большим спросом, то с актуальным искусством ситуация еще более удручающая. Как правило, оно не понято даже кругами к искусству достаточно близкими. Это – еще одна издержка советского времени. В Европе и Америке не было разлома традиции, искусство там имело эволюционный путь от модерна к постмодерну. В России 70 лет советской власти породили такие феномены как Грузинка, Арефьевцы, но, при этом значительное время для развития искусства ми перехода его в постмодернистские реалии было утеряно3.

Многочисленные примеры произведений русского искусства, имеющих высокую котировку на мировом арт-рынке, убеждают в том, что произведения русского искусства не хуже европейских. На рынке преимущественно присутствуют произведения искусства, созданные до начала ХХ века. К таким произведениям относятся русские иконы, русское станковое и прикладное искусство XVIII-XIX вв., начала XX в., а также произведения немногих здравствующих ныне художников - например, Ильи и Эмилии Кабаковых или Эдуарда Штейнберга. Их произведения достаточно легко переходят в форму определенной денежной суммы в любой валюте и обратно, повторяя хождение ценной бумаги4.

Но здесь вот что приходится иметь в виду. На мировом рынке искусства, высокие котировки произведений русских авторов периода XVIII-XIX веков и начала XX, а также таких современных художников, как И. Кабаков или Э. Штейнберг, - это исключительная заслуга ведущих западных аукционов и крупных галерей. Это они создали реальный рынок русскому искусству, будучи привлечены его высоким качеством, его своеобразием и перспективой будущих его продаж, прогнозируемых в размерах сотен миллионов долларов в самом ближайшем будущем.

Но то, что из русского искусства уже вышло на мировой арт-рынок, представляет собою только очень малую часть того огромного художественного богатства, которым мы в действительности располагаем. Только первоначальная цена накопленных на территории России и не введенных в экономический оборот ценностей искусства составляет, по минимальной оценке экспертов, около 30 млрд USD5. Количество до сих пор не "открытых" блестящих авторов и произведений, относящихся к началу и середине XX века, в России сегодня больше, чем где-либо еще, а ведь не надо забывать, что это искусство одной только первой половины прошлого века. И главная причина отсутствия всего этого богатства на мировом артрынке заключается только в том, что сегодняшняя Россия, имеющая великую культуру и огромное количество произведений искусства на своей территории, является единственной в мире крупной державой, оценка и переоценка художественных ценностей которой происходит за ее границами и без ее участия. Другими словами, все дело в том, что у нас нет собственного сколько-нибудь развитого национального арт-рынка. А без такого рынка ни одна страна не может рассчитывать на серьезное участие в мировом обороте произведений искусства. Поэтому и выход из той кризисной ситуации, в которой находится сегодня русское изобразительное искусство и с описания которой я начал этот очерк, может быть только один - в создании в России цивилизованного национального арт-рынка.

Но рынок начинается с создания цены, без цены нет понятия товара, без товара нет рынка. И у нас нет сегодня национального арт-рынка прежде всего именно потому, что в России до сих пор отсутствует механизм ценообразования на собственное искусство. Это начальное звено совершенно необходимо для существования национального рынка искусства.

В современной практике цивилизованных государств роль этого начального звена, этой совокупности инструментов ценообразования и регулирования выпуска предметов искусства на рынок исполняет аукционная система. Она в каждой стране имеет свои отличия, но суть от этого не меняется: именно аукцион является средством ценообразования (оценки и переоценки произведений искусства) - орудием их котировки. Это – «сердце» рынка искусств, регулятор количества входящих в оборот вещей и стремящегося к размещению в них капитала. Постоянно действующий престижный аукцион является основным механизмом существования и развития цивилизованного рынка искусств, единственным надежным условием и финансирования искусства, и ценообразования на него. Ведь аукцион - это, по сути, открытый конкурс на обладание предметами искусства. Именно тут непредвзято формируется текущая финансовая конъюнктура в области произведений культуры в условиях так называемого рыночного хозяйствования. Аукцион подкрепляет культурную значимость, актуальность данного произведения для общества прецедентом уплаченной за него денежной суммы. Это не продажа штучного произведения, как кажется на первый взгляд, но прежде всего котировка имени автора, а вместе с этим - и оценка всех его работ (авторской эмиссии), в том числе и еще не предложенных к продаже.

Эта роль аукциона выявлена и закреплена в практике всех цивилизованных стран. Именно его деятельность, связывает воедино культурно-историческую и финансовую ценность произведений искусства, отражая при этом национальную шкалу духовных, эстетических и профессиональных ценностей. И вот почему именно с создания надежной, авторитетной и престижной аукционной системы и должно начаться создание в России ее собственного национального рынка искусств. А с созданием этого рынка - и выход нашего искусства из той кризисной ситуации, в которой оно оказалось в посткоммунистической России.

На данный момент в России работают аукционы «Совком» (советское и современное искусство), «Гелос», а также русские подразделения таких титанов арт-бизнеса, как «Sotheby’s» и «Christie’s».

Создание национальной аукционной системы - одна из важнейших национально-государственных задач России области культуры. Те, у кого есть деньги и кто готов их вкладывать в такие «ценные бумаги», как произведения искусства, действительно могут и даже, наверное, должны быть заинтересованы в создании арт-рынка и национальной аукционной системы. Заинтересованы в этом, естественно, и художники, которые могут рассчитывать на кардинальное изменение ситуации с оплатой их труда. Конечно, проблема формирования арт-рынка важна в первую очередь для художников. «Спасение утопающих - дело прежде всего самих утопающих» - это глубоко неверная, наивно-обывательская точка зрения, хотя она, естественно, и может иметь хождение среди какой-то части нашей публики. И неверная по многим причинам. Для государства и общества создание аукционной системы и рыночных отношений в искусстве также может быть интересным.

Начнем с того, что национальный рынок искусства, работающий на основе принятых международных стандартов, является сегодня одним из важнейших факторов интеграции государства в мировое сообщество. Логика исторического развития в ХХ веке привела к тому, что фактор значимости национального искусства в глазах мирового сообщества выступает сегодня в неразрывной связи с остальными показателями государственной мощи. Если держава вообще не занимает места в международной сфере искусства, то перспектива ее борьбы за собственный престиж в мире очень сомнительна. Поэтому отсутствие механизмов финансовой оценки, а, следовательно - и должного подтверждения значимости духовных ценностей, чаяний и интересов современного российского общества, традиций русского искусства не может не вести нас к достаточно серьезным потерям. Причем, к потерям, в сущности, во всех областях наших взаимоотношений с зарубежными партнерами, всегда учитывающими уровень нашего культурного влияния и культурного престижа на мировой сцене.

Но дело не только в этом. Дело еще и в том, что даже и непосредственно экономически все мы - и государство, и общество, тоже можем только выиграть от создания национального рынка искусств.

Во-первых, уже потому, что тем самым появится еще один реальный демократический сектор экономики вне «сырьевой» сферы, в чем никак не может не быть заинтересовано наше государство, если только оно действительно стремится к продолжению и укреплению рыночных реформ.

В самом деле - ведь что такое «рынок искусства»? Это как раз сугубо демократическая, то есть совершенно иная, чем советская, социально-экономическая система партнерских отношений, опирающаяся прежде всего на работу собственного механизма экспертных гарантий, ценообразования и регулирования, на финансовые вложения, независимые от государства. Здесь любые попытки государства или других крупных структур подчинить себе ценообразование на произведения искусства, стать его монополистом могут привести только к самым плачевным результатам, которых не избежать, если такие попытки будут осуществлены. Мы получим опять цены, не реализуемые за пределами наших государственных границ, и этим, кстати, отдадим другим, как это не раз уже бывало, не одну только финансовую выгоду. Потому что мы отдадим ее тем, кто будет, скорее всего, заинтересован в реализации своей собственной шкалы приоритетов в культуре России, то есть завладеет реальной инициативой в нашей культурной политике.

Во-вторых, совершенно очевидно, что создание профессионально и масштабно работающего артрынка и чисто практически обещает очень серьезное увеличение бюджетных доходов России - не менее 10 % от нового оборота, если построить работу русской аукционной системы по аналогии с тем, как это происходит у французов, которые являются безусловными лидерами в этой области. Они сумели превратить полотна импрессионистов в подлинные национальные «ценные бумаги», в которых удалось поместить рекордный объем мирового капитала, исчисляющийся миллиардами долларов США. Причем, стабильно высокие цены на работы импрессионистов сделали их не только национальным достоянием Франции, но и признанным мировым приоритетом. Франция обеспечила своему искусству такой высокий статус, что оно привлекает рекордное количество иностранных инвестиций. Каждый третий продаваемый в мире предмет искусства - французский, а 7 % от общего объема сделок в мире с предметами искусства осуществляется на территории Франции. Все это обеспечивает французскому бюджету колоссальные вливания, которые может получать и наше государство, если действительно озаботится созданием цивилизованного национального рынка искусств. Достаточно указать здесь хотя бы на тот доход, который получит государство от безусловно ожидаемой в этом случае легализации основного объема оборота финансовых средств российского «черного рынка» антикварного и современного искусства, который один только составляет сегодня около 5 млрд USD. Большой интерес могло бы иметь перенесение значительной доли сделок с русским искусством на территорию России. А прогнозируемое экспертами увеличение доли участия российского искусства в обороте мирового рынка могло бы вырасти до 10 % (около 40 млрд USD) за 5 лет.

Создание условий для финансовых вложений в русское искусство, привлечение внимания и финансовых средств национального и иностранного капитала к России и русскому искусству могло бы не только улучшить имидж России, но и дало бы возможность дополнительных финансовых вливаний. Все это позволит не только получать дополнительные сборы и налоги с продаж, но создаст весьма серьезную дополнительную основу для развития страховых и банковских услуг, что обернется для государства дополнительными доходами, постоянным увеличением государственных активов и укреплением рубля.

Стоит отметить еще одну очень важную функцию артрынка в общенациональной экономике - его способность служить действенным инструментом общества в борьбе с таким злом, как инфляция национальной валюты. А это касается всех граждан России, особенно принадлежащих к наименее имущим социальным слоям.

Чтобы решить проблему инфляции, в обществах, стремящихся сохранить свою целостность, используется целый ряд специальных рыночных инструментов и сфер регулирования. Этой важной задаче регулирования инфляции национальной валюты может служить и рынок искусства6. Излишек капитала, вкладываемый в произведения искусства, цены которых постоянно растут, позволяет контролировать рынок потребительских товаров и снижает опасность социальных потрясений. В том же случае, когда такого рынка нет, то избыток денежной массы становится возможным обернуть только за счет товаров потребительского сектора: продукты, одежду, жилье, оплату транспорта, жилищно-коммунальные услуги, топливо. Цена на них будет неуклонно завышаться, что влечет за собой общее повышение цен товаров и услуг всей остальной потребительской группы. Наличие возможности размещать излишки финансовых средств в предметах искусства при условии, что цены, их рост и ликвидность гарантированы рыночной системой, позволяет сдерживать рост потребительских цен на товары и услуги, должным образом развивать область социальных льгот, материальных поддержек и гарантий для менее имущих граждан. А в этом заинтересованы все, кроме разве что откровенных противников. Кроме того, приток новой и мощной денежной массы в обращение на рынке искусств не может не влиять положительно и на серьезное снижение эмиссии национальной валюты при ее девальвации7.

Все сказанное позволяет с полной уверенностью утверждать, что в условиях свободного рынка изобразительное искусство становится одним из очень важных для государства ресурсов, разработка которого ведет к его мощному увеличению, а не к истощению, как в случае с природными ресурсами. Но все дело в том, что таким государственным ресурсом искусство становится только в условиях функционирующего рынка. Только тогда, когда его культурная и эстетическая значимость соединяется с возможностью формирования соответствующей ликвидной финансовой оценки. А такое соединение способен обеспечить только собственный, национальный механизм рыночного ценообразования, который по своим принципам работы включает региональный рынок в мировую систему. Именно, и только при этих условиях, национальное искусство страны становится одной из приоритетных форм вложения, сохранения и роста национальных финансов, одной из самых привлекательных форм инвестиций.

Важный результат, к которому должно привести создание национального рынка искусств, как восстановление единого российского культурного пространства, вовлечение в культурный российский оборот художественных ценностей, рассеянных по частным собраниям нашей страны и за рубежом. Кроме того, формируемый в процессе создания такого рынка механизм котировок и ценообразования может оказаться весьма действенным средством пропаганды и защиты традиционных отечественных ценностей, созидания и укрепления нашего национального достоинства.

Наконец, хотелось бы особое внимание уделить такому важному фактору, как приобщение к высшим художественным ценностям России представителей финансово-промышленной российской и зарубежной элиты, вовлеченных в арт-рынок в качестве его участников. Они не могут не быть заинтересованы в том, чтобы вкладывать свои средства именно в произведения подлинного искусства. А значит - обретать навыки и его понимания.

В советское время основу художественной жизни Москвы представлял Московский Союз Художников, созданный в 1933г. эта организация имеет большие ресурсы – мастерские, выставочные залы, проводит конкурсы, коллективные и персональные выставки. Но основным направлением, в котором работают художники, является «постсоциалистический» реализм. В нем ценность произведения зависит не столько от концептуальной, смысловой составляющей произведения, сколько детерминирована классической художественной репрезентационной системой.

В последние годы основную деятельность на арт-сцене ведут галереи. Они бывают двух типов – государственные, фактически представляющие собой платные площадки для проведения выставок, и частные, существующие как бизнес владельца.

За 1990-е годы на московской арт-сцене появилось еще несколько активных игроков, открылись галереи, сумевшие устроить выставки, которые можно было посчитать событием. Искусством начали торговать всерьез, но все равно российский галерейный бизнес не столько бизнес, сколько жизненное занятие галеристов.

В Москве работают сотни частных галерей. Только тех, что попадают в сферу внимания средств массовой информации, т. е. активно участвуют в художественной жизни, — десятки, не считая таких заведений, где тихо совершается очень мелкий арт-бизнес — торговля картинами без художественной ценности и качества.

Галерейный бизнес кажется привлекательным, потому что здесь и сейчас его легко можно начать с нуля. Арт-сообщество поразил грандиозный дебют «Stella Art Gallery», открывшейся два года назад и сразу же взявшей наивысшую планку. «Стелла» стала партнером Эрмитажа и Музея Гуггенхайма в проведении выставки самого знаменитого современного русского художника — Ильи Кабакова и привезла в Москву на продажу картины Энди Уорхола и фотографии Роберта Мэпплторпа. Владелица галереи Стелла Кей инвестировала в дело огромные по местным меркам средства и собрала вокруг себя круг лучших экспертов в области отечественного современного искусства. Несмотря на высокие цены (шестизначные долларовые суммы), галерея, по словам ее владелицы, выполняет и культуртрегерскую функцию — знакомит отечественного зрителя с тем, чего он еще не видел.

Некоторые галеристы начинают с малого. «Первую выставку я устроил на деньги, которые занял у мамы. Снял зал, собрал картины, две продал, вернул долг и еще заработал», — рассказывает Михаил Крокин, открывший свою галерею 16 лет назад8. Сегодня Крокин-галерея имеет небольшое, но профессионально обустроенное помещение в центре Москвы. У нее хорошая репутация у художественных критиков, круг постоянной клиентуры и полтора-два десятка здравствующих художников, московских и иностранных, которые работают в меру коммерчески, в меру творчески.

Михаил Крокин считает, что торговать художественными произведениями — это не бизнес, а жизненное занятие. Галеристу надо беспрестанно заниматься художниками, инвестировать в них средства, помогать им жить так, чтобы они могли сосредоточиваться на серьезных творческих задачах

Галерея «Наши художники» открыла в новое здание своей галереи в поселке Борки для обитателей рублевского оазиса. Хотя ее владелица Наталья Курникова и начинала заниматься арт-дилерством, опираясь на деньги мужа, она совершенно не похожа на мифических рублевских жен, описанных в поп-романах. Десять лет занятий искусством сделали ее, экономиста-международника со степенью, профессиональным знатоком живописи и экспертом по русским художникам — парижским эмигрантам. В строительство здания галереи в Борках Курникова вложила деньги семьи, а в приобретенные произведения «были инвестированы собственные и привлеченные ресурсы».

Идея арт-бизнеса проста — в условиях растущего рынка надо стараться покупать и накапливать лучшее, покупать то, что пока не интересно рынку, но качественно и перспективно”9, — считает Курникова. Пару лет назад она организовала и спонсировала две выставки в Третьяковской галерее — Николая Тархова и Маревны — русских парижан начала прошлого века, которых фактически воскресила для отечественного зрителя.

Инвестировать в арт-бизнес можно не только деньги и любовь к искусству, но и прожитые годы. Ольга Лопухова — одна из самых деятельных участниц становления и развития отечественного современного искусства. Вместе с художником Владимиром Дубосарским она открыла в канун новогодних праздников галерею «АРТстрелка Projects» в новом галерейном центре, созданном в заброшенной промзоне в центре Москвы. Десять некоммерческих и коммерческих галерей быстро превратились в любимое место обитания богемного художественного сообщества.

Галерейная деятельность таких людей, как Лопухова, не столько бизнес, сколько способ обеспечить себе жизнь в искусстве. Гари Татинцян, открывший в этом сезоне галерею в Москве, занимается именно арт-бизнесом, у него уже есть галерея в Нью-Йорке. Татинцян привозит в Москву коммерчески успешных и известных американских художников и тоже невольно действует как культуртрегер. В будущее он смотрит со спокойным оптимизмом: «Русский арт-рынок, конечно, не сравнить с американским, как и европейским. Но в Москве есть энтузиазм, есть желание. Русская публика очень любопытна, ей хочется жить в высоком стандарте и в красивом пространстве. Для русской публики, как и для американской, расходы на искусство — это траты на удовольствие. Так что здешний рынок развивается по логике американского. В России все происходит очень быстро, особенно после долгой спячки. Только недавно начали покупать картины в спальню под мебель, а теперь думают, каким строить дом для коллекции»10.

Многие наблюдатели, констатируя приход на наш арт-рынок новых участников с большими деньгами, прогнозируют их конфликт с пионерами галерейного движения, много сделавшими для отечественного современного искусства. Но за 10-15 лет пионеры русского галерейного бизнеса — «Галерея Гельмана», «XL,» «Айдан», «Риджина» — тоже поняли, что такое бизнес, и укрепились финансово. Кроме того, в этих галереях точно знают, что коммерческий успех галериста у нас невозможен без некоммерческой, культуртрегерской деятельности. Чтобы торговать искусством, приходится просвещать население11.

Коммерческие артитоги первого полугодия впечатляют и вселяют надежду. На мировом рынке случилось несколько сенсаций. Во-первых, 5 мая 2004 года на аукционе «Sotheby"s» в Нью-Йорке была продана самая дорогая в мире картина. За полотно Пикассо "Мальчик с трубкой" заплатили $104,168 млн. Во-вторых, общий итог прошедших 11 и 12 мая в Нью-Йорке трех аукционов современного искусства «Christie"s» (более 128 млн долл.) оказался абсолютным рекордом за все время проведения аукционов современного искусства. В-третьих, отмечен фантастически высокий уровень открывшейся по традиции в начале лета ярмарки современного искусства «Арт-Базель», по ценам превзошедшей все предыдущие.

Главная сенсация для России - отечественный рынок искусств стал одной из главных и успешных территорий мирового мейнстрима. Майские «Русские торги Sotheby"s» поставили рекорд в 11 млн фунтов стерлингов. Симметрично «Арт-Базелю» «Арт-Москва» вышла самой успешной в коммерческом плане ярмаркой за всю историю своего существования. То, что Россию признали полноценным и достойным уважения партнером на мировом артрынке, подтвердили визиты в Москву директоров «Sotheby"s» и проведение в столице авторитетнейшего Международного салона изящных искусств.

Сейчас все большую актуальность в трансавангарде приобретает «возвращение в лоно творческой традиции». Экспериментов – масса, но те, которые составят в дальнейшем «золотую копилку» мировой культуры можно отделить по уровню охвата проблемы, интеллектуальному,

Современный арт-рынок стремительно развивается. Ценность и понимание актуального искусства еще не осознана обществом, часто это суждения на уровне «нравится – не нравится», но бизнес-сообщество понимает, что инвестиции в искусство могут приносить значительные прибыли. Часто вложение денег в произведения искусства приносят инвестору большую прибыль, чем вклады или акции. По данным международного каталога искусства «Hislops 2003 Price Guide», за период с 2002 по 2008 год стоимость некоторых произведений выросла на 700%.

. Даже если порой шедевры появляются на рынке, то стоят огромных денег: так, стартовая цена картины Николая Рериха на аукционе «Гелос» составляет более $30 тыс. При этом эксперты часто не могут гарантировать подлинность произведения. Поэтому начинающему инвестору скорее всего придется заняться чем-то менее ценным. Например, антикварными банковскими акциями.

В среднем, современное искусство стоит меньше, чем антиквариат. Однако, как утверждают эксперты, его цена увеличивается достаточно быстро. Например, с начала 2002 года стоимость полотен Владимира Дубосарского и Александра Виноградова возросла ровно вдвое после того, как одну из их работ приобрел культурный центр Помпиду в Париже. В 2007 году их стоимость возросла в 5 раз в связи продажей их полотен на «Sotheby"s.» Цены на работы В. Дубоссарского и В. Виноградова за последние 10 лет увеличились в 30 раз. Они начинали с $3,000, а сейчас их большая работа стоит $90,000. То же с работами Кулика. Их искусство — остроумная социологическая критика вкусов класса новых русских. Сами В. Дубосарский и В. Виноградов называют себя «китчухой». Но при этом их творчество пример остроты дихотомии «массовое» и «аутентичное», выражение кризиса современного российского художника и вообще человека, который полностью утратил координаты. В их творчестве – сквозит ощущение ненужности и бесполезности - фундаментального чувства любого субъекта, многократно усиленное спецификой российской социокультурной реальности — при том что эта же реальность создает иллюзию преодолимости конфликта и затрудняет его осознание12. Европейцы не утратили культурные традиции и поэтому на европейских выставках и биеннале ими заинтересованы больше, чем другими русскими авторами. В. Дубосарский и В. Виноградов представляют достаточно точную рефлексию современного общества – не только в России, но и на Западе, обостряя проблематику кризиса самоидентификации постмодерна.

В мире современного и, особо актуального искусства сложно ориентироваться. Во-первых, это связано с отсутствием у русских людей привычки интересоваться искусством и понимать его. Многие авторы остаются не понятыми. В России парадоксальной особенностью является приоритет ценности эмоции над ценностью идеи, смысла. Для того, чтобы понять что происходит на идейном рынке стоит обратить внимание на наиболее известные галереи, специализирующихся на современном искусстве, - «XL», "Реджина", «Fine Art», «Айдан-Галерея», «Крокин» и некоторые другие.

Непосвященному человеку кажется, что механизм ценообразования на арт-рынке четко не определен. Однако, по словам куратора галереи «Fine Art» Ирины Филатовой, стоимость произведений современных художников устанавливается по вполне ясным критериям: «На цену картины влияет не ее качество, а биография художника: важно, где проходили его выставки, в каких галереях хранятся работы. Например, участие в Венецианском Биеналле - все равно, что номинация на «Оскара». А если картины художника находятся в известных музеях современного искусства, вы точно не зря тратите деньги, - считает Ирина Филатова. Чем больше «послужной список» мастера, тем выше стоимость картины». Но это – тоже очень относительная оценка – все зависит от статуса выставок и биеннале, где художник вставляется.

В любом случае специалисты не рекомендуют отправляться на улицы в поисках гениальных художников. «С середины XIX века, начала истории импрессионизма, безвестных гениев нет. Всех их уже давно нашли галереи»13, - уверена Ирина Филатова. Действительно, активны не только арт-салоны, которые постоянно ищут таланты, но и художники: они предлагают свои работы. Конечно, пока картину современного художника не так легко продать, как, например, полотно Айвазовского. Но, как полагают специалисты, русские произведения XIX века не выдерживают сравнений с европейским искусством того же периода, а цены на них завышены. Поэтому со временем инвестиции в современные картины будут более выгодными, чем вложения в живопись столетней давности.

Недавно в цене была современная фотография, теперь модной стала фигуративная живопись. Несмотря на то, что Россия считается родиной абстракционизма, частные лица покупают в основном декоративное искусство. Фотографию приобретают любители, вкладывая деньги в известные имена, такие как Борис Михайлов. Помимо биографии цену произведения определяет уровень художника: его мышление должно развиваться в контексте мировых направлений.

Западному инвестору ориентироваться легче, чем отечественному: у него, например, есть индексы доходности искусства. В России приходится ориентироваться прежде всего на аукционы. Например, если на торгах поднялась стоимость предметов из серебра, можно быстро купить их в салоне по более низкой цене и сразу же перепродать. К тому же хороший инвестор должен знать, кому предложить вещь: чтобы заработать свой процент, нужно найти коллекционера, который интересуется именно этим направлением. А в среднем, по словам игроков рынка, на искусстве можно получить прибыль в 20-30% годовых. Разумеется, чем профессиональнее инвестор - тем выше его заработок. Единственное, чего не советуют делать специалисты, так это вкладывать в произведения, которые не нравятся. Действительно, не каждый сможет терпеть в своем доме ненавистную картину только ради ожидания прибыли.

Помимо формирования рынка искусства важна профессиональная экспертная оценка. Но сегодня еще рано об этом говорить, поскольку не выявлено критериев оценки эффективности произведений визуального искусства. Отсутствие четких критериев оценки художественных произведений оставляет простор для неадекватного завышения стоимости произведений не заслуживающих особого внимания, и для недооценки произведений достойных. Таким образом, необходимость выработки таких критериев диктуется самой жизнью.

По этому возникает вопрос: какие критерии могут быть использованы для оценки актуального искусства? В общественном сознании, можно зафиксировать, по меньшей мере, два расхожих представления: «все продается и все покупается» и «искусство нетленно, вечно, а потому его нельзя измерять деньгами». Эти представления существуют как бы сами по себе, не противореча и не мешая друг другу.

Относительно искусства элитарного, возникает соблазн апеллировать к недоступности понимания искусства широкими слоями. Стремясь войти в узкий круг избранных ценителей, многие покупатели выкладывают любые деньги за чуждые им произведения искусства. Многие вещи могут быть непонятны людям в силу сложности их восприятия, но, тем не менее, являться образцами, достойными быть занесенными в сокровищницу человеческой культуры. Но кто даст гарантию, что при таком подходе на Олимп нетленных ценностей будут занесены произведения бессмысленные в принципе, а потому непонятные никому?

Эксклюзивность произведений искусства. Эксклюзивность всегда увеличивала его цену. То же можно сказать о количественных параметрах произведений искусства.

Новизна высказывания в произведении для восприятия зрителей совершенно очевидным способом влияет на его рыночную стоимость. В ряде случаев, особенно сейчас, в эпоху, когда найти что-то новое сложно, новизна сама по себе расценивается как фактор, увеличивающий стоимость произведения искусства. Причем, новизна может касаться как содержания, так и формы. В практике погоня за новизной очень часто заканчивается пустым формотворчеством.

Как видно из списка приведенных выше критериев, все они касаются в основном внешних по отношению к произведению искусства параметрам. Внутренние же, содержательные параметры (характеристики художественного образа, идейного, ценностного содержания и пр.), поддаются гораздо более сложной оценке, особенно с финансовой точки зрения, поэтому во многом игнорируются14.

Можно выделить ряд критериев, применяемых к оценке идеи:

  1. Новизна, расширение поля исследования проблемы.

  2. Потенциальные возможности. Они проявляются в способности идеи побуждать к нахождению новых решений: в искусстве это – создание перекрестных отсылок, возможность далее трансформироваться в сознании общества. С одной стороны, фокусировка авторского взгляда дает новый взгляд на проблему, новый путь ее решения, а с другой, - она и сама способна к изменению и модификации.

  3. Оригинальность и аутентичность творческого высказывания.

  4. Адекватность - достаточность идеи. Добавим, что идея, помогающая решать более сложные проблемы, будет оценена значительно выше, нежели не обладающая таким качеством.

  5. Проработанность и комплексность Логичность. Имеет смысл использовать рассматриваемый критерий для выявления того, насколько идея отвечает «правилам игры», то есть соотносится с общепризнанными феноменами.

  6. Рефлексивность как мера отстранения автора и эмпатийность как мера вчувствования.

  7. Органичность и законченность. Произведение искусства - комплексная или целостная система, замкнутая внутри себя, но открывающая себя пониманию. Все компоненты произведения являют собой единое целое.

Такой подход целесообразен в сфере искусства, например, если рассматривать произведение искусства как продукт психической (волевой, интеллектуальной, эмоциональной)15 деятельности человека.

Вывод

Рынок искусства - это очень сложная система, интегрирующая функции различных его компонентов: художников, аукционов, галерей, музеев, дилеров, коллекционеров, предпринимательских и финансовых кругов, средств массовой информации, политиков, экономистов, таможни и налоговой инспекции.

Оставшиеся от советского времени творческие объединения, равно как и созданные после 1990 года галереи и дилерские центры, музеи, экспертные группы - все эти уже имеющиеся, но, разрозненные компоненты отечественного рынка, не вписанные в отечественный экономический и социальный контекст, сами собой не способны собраться в систему. Консолидировать эти разрозненные части, придать им позитивный, общенациональный алгоритм в интересах всего общества позволит сегодня только общероссийский механизм ценообразования и регулирования рынка искусства.

Некомпетентность общества в области современного, и особенно актуального искусства неудивительна: после распада СССР экономические проблемы были актуальнее проблем культуры: «сапоги лучше Шекспира», писал Достоевский в сибирских тетрадях. В России не сформированы рыночные механизмы. Подготовка квалифицированных специалистов, умеющих профессионально действовать в современной ситуации, является тем реальным усилием, которое мы вполне можем сегодня сделать и которое со временем, обернется реальной адаптацией нашей художественной культуры к новой действительности. Это даст ей возможность не просто выжить, но и успешно развиваться, выполняя общественно значимую функцию в жизни общества. А значит - занять достойное место и в контексте единого мирового культурного процесса.

Позиционируя искусство как сферу идейного, прибегнем к практическим наработкам в сфере оценки идей. Независимо от системы критериев, любая нетривиальная, и тривиальная также, идея оценивается по одному основному признаку: насколько она эффективна для решения проблемы. В случае искусства проблемой является бытие человека в современном мире, постмодернистская специфика самоидентификации, экзистенциальная проблематика haben - sehn16, выраженная в художественном жесте. Помимо обычно выделяемых убедительности, художественности, пластических и колористических особенностей, являющихся искусствоведческими, критериями в актуальном искусстве имеют большой вес и более широкие гуманитарные критерии. Интеллигибельность, количество перекрестных отсылок, глубина анализа и объемы синтеза – то, что С. Жижек называет разрывом – в оценке искусства трансавангарда выходят на передний план. Многое из дискутируемого можно свести к пропорции «универсальность идеи - уникальность интерпретации».

Список литературы

  1. http:/ /

  2. /news/details/6370

  3. /news/details/6370

  4. http:/www / -

  5. http:/

  6. /

  7. Деготь Е. Жажда заказа.Коммерсантъ  № 213, 11 декабря 1996

  8. ИА "Альянс Медиа" газета "Ведомости" № 12 2008

  9. Интервью И. Филатовой

  10. Итоги №16 от 22 апреля 2007, стр. 65

  11. Комерсантъ деньги. №5 2008

  12. Коммерсантъ , №26 2007

  13. НОМИ. СПб, №4 2006

  14. Олива, А.Б. Искусство на исходе второго тысячелетия. М., Художественный журнал,2003

  15. Сытых Е.Л. критерии оценки идеи.

  16. Фромм Э. Искусство любить. М., Азбука-классика.2003

1 журнал "Итоги" №16 от 22 апреля 2007, стр. 65

2 /news/details/6370

3 НОМИ. СПб, №4 2006

4/ /

5 /www / -

6 /

7 /news/details/6370

8 Коммерсантъ , №26 2007

9 Комерсантъ деньги. №5 2008

10 /

11 ИА "Альянс Медиа" газета "Ведомости" № 12 2008

12Екатерина Деготь. Жажда заказа. Коммерсантъ  № 213, 11 декабря 1996

13 Интервью И. Филатовой

14 Сытых Е.Л. критерии оценки идеи.

15 Олива, А.Б. Искусство на исходе второго тысячелетия. М., Художественный журнал,2003

16 Фромм Э. Искусство любить. М., Азбука-классика.2003



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Музей современного искусства в культуре ХХ века

    Автореферат
    Защита состоится « » декабря 2009 г. в часов на заседании совета Д.212.232.55 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д.
  2. Современная семья в России, какая она?

    Документ
    Семья - важнейший институт социализации, так как является обычной средой существования и развития человека от рождения и до смерти. Стиль семейной социализации связан с национальной культурой, традициями, а в их рамках - с социальной
  3. Рынок мобильного контента в России как рекламный ресурс

    Документ
    Российский рынок мобильных телекоммуникаций — это экономический феномен наших дней. С появлением услуг мобильного контента, он получил новый импульс к развитию.
  4. Дагестан в современной кавказской геополитике россии

    Книга
    Махулова З.А. Дагестан в современной кавказской геополитике России (на материалах Республики Дагестан) / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство _ЮНЦ РАН, 2006.
  5. Современные проблемы российской ментальности

    Документ
    А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф. (бывший директор НИИКСИ ЛГУ), В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт.

Другие похожие документы..