Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Изобретатель электрической лампочки потратил огромное количество времени на ее изобретение. По слухам, он провел 2 экспериментов, прежде чем создать ...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится «30» мая 2007 года в 15-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.029.01 по экономическим наукам в ГОУ ВПО «Волгоградский ...полностью>>
'Документ'
в преломлении социальных практик ее участников Журнал исследований социальной политики, 2008, Т.6, № 3. С.295-318. Адрес статьи: /data/285/941/1223/S...полностью>>
'Программа'
III Международный конгресс "Россия и Польша: Память империй / империи памяти", посвященный проблемам и перспективам, трудным вопросам и точ...полностью>>

Е. Ю., Ульянова О. В. Чили во второй половине ХХ века

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

За 2 дня до голосования в парламенте группа крайне правых заговорщиков во главе с отставным генералом Р. Вио при поддержке резедентуры ЦРУ в Сантьяго запланировала похищение главнокомандующего чилийской армии Рене Шнейдера, известного как сторонник невмешательства военных в политику и уважения конституции. Генерал Шнейдер оказал сопротивление заговорщикам и был убит. Похищение, запланированное с целью обвинить в нем левых, спровоцировать ситуацию неуправляемости в стране, потребовать новых выборов и воспрепятствовать передаче власти Альенде, привело к обратному результату. Это преступление вызвало глубокое возмущение во всех слоях чилийского общества и окончательно склонило симпатии членов Национального конгресса в пользу С. Альенде: за него проголосовали более ¾ парламентариев.

24 октября 1970 г. Сальвадор Альенде был провозглашен президентом Чили. Это событие имело большой международный эффект, ибо в условиях противоборства двух блоков на мировой арене создавало серьезный прецедент прихода социализма к власти мирным путем. Чилийский опыт дал новые аргументы латиноамериканским сторонникам московской линии и «мирного пути» революции в их идеологических дискуссиях с прокубински настроенными проводниками стратегии создания «партизанского очага». Но гораздо важнее был тот факт, что попытка левых Чили начать революционные преобразования в рамках существующей законности нашла особый отклик в Италии и Франции, где влиятельные компартии проводили политику союзов с центристскими силами и имели реальные шансы победить на выборах. Таким образом, речь шла не только о судьбе латиноамериканской революции, но и о стратегии «мирной революции» в Западной Европе.

Победа С. Альенде означала первую в мировой истории попытку осуществления социалистических преобразований мирным путем, и программа Народного единства предполагала постепенность этого процесса44. Его правительство начало свою деятельность в обстановке нарастающего кризиса, вызванного экономическим саботажем иностранного и местного капитала и растущей поляризации чилийского общества. Осуществлению глубоких реформ мешало отсутствие у левых парламентского большинства, что вынуждало Народное единство действовать с осторожностью, но эта медлительность сталкивалась с разбуженными народными ожиданиями и вызывала острые дискуссии внутри партий, входящих в коалицию.

Переход собственности в руки государства должен был осуществляться путем выкупа акций частных предприятий, а также на основе закона, принятого в 1932 г. во время существования эфемерной социалистической республики45, но никогда ранее не применявшегося. Скупка государством акций частных предприятий вызвала ожесточенные дебаты в чилийском обществе. Правые настаивали на незаконности этих действий, в то время как адвокаты правительства выдвигали противоположные аргументы46.

Через год после прихода к власти левого блока в госсектор уже входили 80% банков, большая часть предприятий обрабатывающей промышленности и 30% сельскохозяйственных. Правительство Народного единства, действуя в рамках кейнсианской логики, стимулировало спрос: за первый год зарплата выросла на 35% в госсекторе и на 50% в частном секторе экономики. ВВП Чили вырос на 8,6%, а инфляция снизилась с 34,9% в 1970 г. до 22,1% в 1971 г47. Таким образом, несмотря на кампанию запугивания и террора, развязанную чилийскими правыми при помощи США, за первый год пребывания у власти правительства Народного единства в Чили были достигнуты хорошие экономические результаты, события развивались по восходящей линии. 15 июля 1971 г. чилийский конгресс единогласно одобрил законопроект о национализации меди, этот день в Чили был провозглашен Днем национального достоинства.

Муниципальные выборы в апреле 1971 г. показали значительное увеличение поддержки Народного единства, за которое проголосовали около 51% чилийцев48. Расширение социальной базы коалиции открывало возможность проведения референдума с целью изменения конституции, что позволило бы продвигаться вперед в осуществлении реформ более быстрыми темпами, оставаясь при этом в рамках законности. Но партии Народного Единства и сам президент Альенде не решились на проведение плебисцита в этот момент, так как электоральный перевес был минимальным, а по их оценкам, поддержка правительства должна была и далее расти. Однако в дальнейшем стало ясно, что левыми был упущен наиболее благоприятный для изменения конституции момент. В последующие месяцы ухудшение экономического положения в стране привело к ослаблению народной поддержки левой коалиции, оппозиция воспользовалась этим для мобилизации своих сил, что оставило Народному единству весьма узкое пространство для маневра.

Уже в начале 1972 г. проявились негативные тенденции в развитии экономики страны, вызванные как внешними, так и внутренними факторами. Положение в Чили ухудшилось из-за экономического и торгового бойкота США, совпавшего с резким снижением мировых цен на медь, а надежды Альенде на то, что СССР окажет помощь чилийской революции, как ранее кубинской, не сбылись. С другой стороны, давление снизу привело к тому, что в руки государства быстро перешло большое число предприятий, в том числе средних и мелких, и оно оказалось неспособным к эффективному управлению ими. Сказалась нехватка опыта у новых директоров и завышенные требования рабочих, что привело к забастовкам в госсекторе и падению производства. Особенно критическим было положение в национализированной медной промышленности49. Быстрый рост покупательной способности малоимущих слоев населения в результате роста заработной платы и социальных программ правительства, вызвал нехватку товаров первой необходимости, что вынудило правительство тратить последние валютные резервы на закупку продовольствия. Перераспределение доходов в масштабах страны увеличило расходы государства, внешние кредиты были заморожены. В Чили начался резкий рост инфляции – 28% в первой половине 1972 г., 100% во второй половине 1972 г. и 353% в первой половине 1973 г50.

Правительство попыталось ввести централизованное снабжение продовольствием, но это не решило проблемы нехватки продуктов, очередей, черного рынка, что привело к росту недовольства населения. Теперь оно охватило не только верхушку общества и средние слои, но и часть народных масс, только начавших ощущать улучшение своего положения. Образ правительства Народного единства, создавшего экономический хаос и ведшего страну к краху, впоследствии активно насаждался пропагандой военного режима, и эта идея до сих пор господствует среди значительной части чилийского населения.

Серьезной политической проблемой для Народного единства стали разногласия внутри коалиции, где сложились две непримиримых группировки. С одной стороны, коммунисты, радикалы и рабоче-крестьянское МАПУ, отколовшееся от МАПУ в 1972 г.,51 говорили о необходимости постепенного осуществления социально-экономических реформ при укреплении их народной поддержки. Эти партии выступали за переговоры с христианской демократией и не исключали возможности потери власти на следующих выборах. Даже накануне военного переворота они пытались найти взаимопонимание с ХДП во избежание кровопролития52. С другой стороны, социалисты, МАПУ, Левые христиане (ИС)53, а также МИР, не входящий в коалицию, стали «революционным полюсом» Народного единства. Они критиковали «реформизм» коммунистов, считая неизбежным переход к насильственным революционным действиям, поэтому пытались форсировать преобразования, создавали военизированные формирования своих партий, надеясь на раскол в армии и поддержку ею революции, и ни при каких условиях не были готовы отказаться от уже завоеванной власти. Президент С. Альенде был вынужден постоянно искать компромисс между двумя этими полюсами и, если политический опыт приближал его к более умеренной позиции коммунистов, то партийное членство накладывало на него обязанности по отношению к социалистам.54

ХДП также переживала сложный период, усилилась ее внутренняя радикализация. После выхода из партии левых фракций, образовавших МАПУ в 1969 г. и ИС в 1971 г., в христианской демократии произошел сдвиг вправо, нарушивший ее внутреннее равновесие. В то же время деятельность Народного единства (экспроприация малых предприятий, растущий дефицит продуктов) шла вразрез с интересами среднего класса, бывшего основной опорой христианской демократии. Оппозиция ХДП правительству резко усилилась после убийства в июне 1971 г. Э. Переса Суховича, бывшего министра внутренних дел в правительстве Фрея членами небольшой ультралевой группировки ВОП (Организованный Авангард народа). Это покушение привело к провалу переговоров, которые велись между правительством Народного единства и христианской демократией, подтолкнув ХДП к сближению с Национальной партией.

С переходом Христианской Демократии в жесткую оппозицию правительству, Народное единство оказалось в меньшинстве в конгрессе и лишилось возможности проводить через парламентскую инстанцию какие бы то ни было законодательные инициативы. С институционной точки зрения политический конфликт в Чили приобретал форму конфликта между Президентом (исполнительной властью) и Конгрессом (законодательной). В 1972 году к опозиции присоединился и Верховный Суд (судебная власть).

Важным компонентом оппозиционного блока были предпринимательские организации Чили. В основном им направлялась американская финансовая помощь, их действия, в особенности забастовка хозяев-водителей грузовиков в октябре 1972 г., парализовавшая страну, стали мощным ударом по Народному единству. К этой забастовке вскоре присоединились хозяева-водители автобусов, мелкие торговцы и профессиональные коллегии, чьи интересы оказались затронуты проводимыми в Чили реформами55. Общая сумма, отпущенная правительством США на помощь оппозиции Альенде, включая подрывную деятельность, в 1970-1973 гг., составила 7 млн. долларов56.

Народное единство пыталось разрешить возникшие проблемы парализации транспорта и торговли двумя путями: призывами к народной мобилизации, что вело к радикализации процесса реформ, одновременно прибегнув к помощи военных в организации снабжения населения основными продуктами и услугами. В ноябре 1972 г. Альенде включил трех генералов в состав своего кабинета. Главнокомандующий армии К. Пратс занял важнейший пост министра внутренних дел, контр-адмирал И. Уэрта стал министром Общественных работ, генерал К. Сепульведа – министром горнодобывающей промышленности. В министерстве экономике был создан Национальный секретариат по распределению и коммерциализации, который возглавил генерал ВВС А. Бачелет57. Таким путем левая коалиция пыталась восполнить недостаток поддержки на уровне политических партий и общественных организаций, обеспечить функционирование государственных институтов и снабжения населения, а заодно заручиться поддержкой военных, или хотя бы их части.

С момента прихода к власти Народного единства ключевым стал вопрос о роли армии: сохранят ли военные верность конституции в случае внесения в нее изменений или прибегнут к силе для защиты существующего буржуазного строя? Чили выделялась среди большинства стран Латинской Америки своими демократическими традициями, преемственностью исторического развития страны, стабильностью ее политической системы, вследствие чего армия не была активным действующим лицом политики. В ХХ веке чилийские военные находились у власти лишь в 1925-32 гг., вмешательство военных в политику в тот период носило ярко выраженный антиолигархический характер, будучи направлено на модернизацию государства и экономики, способствовало вовлечению во власть средних слоев. В 1933-38 годах, не доверяя радикализированной армии, выходцы из олигархических и привилегированных сорев чилийского общества организуют вооруженные добровольческие отряды «Республиканской милиции». Социалистическая партия Чили в некотором роде возникла в результате отпочкования левых течений от популистского движения ибаньизма. Среди основателей СПЧ было много военных, отношения СПЧ и Ибаньеса были неоднозначны. В последующий период вооруженные силы Чили действовали в рамках демократических институтов, чилийское офицерство в большинстве своем принадлежало к среднему классу, разделяя его менталитет и социально-экономические интересы, единственным выражением недовольства со стороны армии были требования повышения зарплаты58.

Во время выборов 1970 г. в чилийских вооруженных силах господствовала так называемая «доктрина Шнейдера»59, провозглашавшая невмешательство военных в политику, уважение конституции и демократических институтов. В тот момент даже аналитики ЦРУ, готовившие вмешательство в Чили, сделали вывод о невозможности использования чилийской армии для совершения переворота с целью воспрепятствовать приходу левых к власти. Однако по мере того, как проводимые Народным единством реформы стали затрагивать не только интересы крупных предпринимателей и иностранного капитала, но так же и средних слоев, их недовольство нашло свое отражение и в среде военных. Важную роль в изменении позиции армии сыграл внешнеполитический фактор, идеологическое влияние США, где проходили подготовку чилийские офицеры.С 60-х годов они воспитывались там в духе «доктрины национальной безопасности», по которой латиноамериканские военные должны были защищать «западные ценности» от коммунистической угрозы, в том числе и в лице «внутреннего врага»60. Другим серьезным фактором политического давления на армию было общее усиление оппозиции Народному единству в стране, особенно сдвиг вправо ХДП.

После включения генералов в кабинет в 1972 г. возникло еще одно противоречие: в то время как умеренное крыло Народного единства, коммунисты и С. Альенде апеллировали к традиционному конституционализму военных, их участие в правительстве неизбежно означало втягивание армии в текущую политику. Кроме того, свою работу непосредственно в армейских рядах вели социалисты и миристы, а также крайне правые чилийские группировки («Патриа и либертад»). Леваки делали ставку на раскол армии и переход ее на сторону народа и революции, правые же призывали военных «воспрепятствовать установлению в Чили марксистской диктатуры»61.

В итоге сторонники верности конституции внутри чилийских вооруженных сил остались в меньшинстве, ибо на деле эта позиция постепенно превращалась в участие в политике на стороне левого правительства, что все более противоречило настроениям большинства офицерства. Поляризация внутри армии стала очевидной после демонстрации, которую устроили жены армейских офицеров в июле 1973 г. у дома главнокомандующего К. Пратса, ставшей формой выражения неподчинения офицерства главнокомандующему. Последний был вынужден подать в отставку, надеясь тем самым предотвратить раскол внутри вооруженных сил62, и место Пратса чуть более чем за месяц до переворота занял генерал А. Пиночет, также считавшийся сторонником конституционалистской линии в вооруженных силах. В кратчайшие сроки все ключевые посты армейской иерархии перешли к сторонникам отстранения Альенде от власти путем переворота, и первым делом они начали устранять своих противников внутри армии. Чилийская армия не только не раскололась, но, уничтожив или отстранив своих противников внутри ВС, объединилась вокруг заговорщиков при молчаливом одобрении правой и демохристианской политической оппозиции, а также большинства предпринимательских, гремиальных и профессиональных организаций страны.

Идея свержения Альенде путем переворота стала назревать в среде оппозиции с марта 1973 года, когда на парламентских выборах Народное Единство получило 43,4% голосов63 (меньше, чем на предыдущих муниципальных, но больше, чем на президентских 1970). Правительство не получило абсолютного большинства, которое могло бы позволить ему провести референдум и изменить конституцию. Но и объединенной опозиции не удалось получить 2/3 парламентских мест, чтобы конституционным путем отстранить Альенде от власти. Проанализировав ситуацию, группа антикоммунистически настроенных высших офицеров чилийского флота и армии приняла решение о начале подготовки государственного переворота. Среди армейских заговорщиков ключевыми фигурами являлись генералы А. Бонилья и Арельяно Старк, близкие по своим позициям к христианской демократии. Главнокомандующий армией А. Пиночет присоединился к сторонникам переворота перед самым его началом, но после быстрой победы возглавил военную хунту, отодвинув в сторону или физически уничтожив своих бывших соратников, ставших соперниками во власти. Так, вскоре после переворота генерал Бонилья погиб в авиакатастрофе при невыясненных обстоятельствах, а Арельяно Старк был отправлен с карательной миссией по территории Чили, причем информация об этой экспедиции быстро просочилась в прессу из правительственных источников64.

  1. Военный авторитарный режим – начало экономической модернизации в Чили (1973-1989).

Военный переворот в Чили произошел 11 сентября 1973 г. С. Альенде отказался сложить свои полномочия по требованию хунты, после чего президентский дворец Ла Монеда подвергся бомбардировке авиацией. В стране было объявлено осадное положение, рабочие окраины Сантьяго оцеплены войсками, но перевороту почти нигде не было оказано вооруженного сопротивления. Видя безвыходность ситуации, С. Альенде обратился по радио к чилийскому народу с прощальной речью, после чего покончил с собой в рабочем кабинете.

В попытках оправдать свои действия по захвату власти чилийская военная хунта заявила о раскрытии так называемого «плана Зет»65, о якобы готовившемся само-перевороте Альенде, о якобы находившихся в Чили сотнях и тысячах кубинцев и латиноамериканцев, о тоннах оружия. Однако существование этого плана никогда не было документально подтверждено, он был лишь пропагандистским ресурсом хунты. Нынешние признания участников переворота говорят о том, что для них стало неожиданным практически полное отсутствие сопротивления военным66. После переворота были запрещена или приостановлена деятельность всех политических партий, профсоюзов, распущен Национальный конгресс, ликвидированы все институты представительной демократии. Вся власть перешла в руки правительства военной хунты во главе с генералом Пиночетом. Военные были назначены на все ключевые министерские посты, под их контроль перешли органы региональной и местной власти, государственные предприятия и университеты.

Масштаб репрессий после переворота оказался невиданным для страны с глубокими демократическими традициями, они затронули не только левых, но и умеренную оппозицию, среди пострадавших были представители всех классов чилийского общества. В первые дни переворота стадионы, а затем заброшенные поселки горняков и другие объекты были превращены в концентрационные лагеря. За два-три года после переворота в результате репрессий диктатуры были физически уничтожены либо эмигрировали руководство и активные члены основных левых партий, и деятельность этих партий в Чили фактически прекратилась.

После массовой волны всеобщего подавления в сентябре-октябре 1973 года первые операции направленных репрессий поразили в 1974-1975 годах партии левого «революционного полюса» – СПЧ, МИР, МАПУ, т.к. именно с их стороны военные больше всего боялись вооруженного сопротивления, кроме того, в структуры этих партий было внедрено больше агентов службы безопасности.

В 1976 г. пришел черед коммунистов. В течение этого года в результате репрессий КПЧ потеряла один за другим три нелегальных ЦК, возглавляемых бывшими коммунистическими депутатами и лидерами профсоюзов. После этого удара на несколько лет была прервана связь между коммунистами внутри Чили и партийной эмиграцией, прекратилась материальная помощь нелегальным организациям КПЧ со стороны КПСС и других зарубежных компартий.

КПЧ в 60-х-70-х годах была одной из самых массовых и влиятельных компартий западного мира, глубоко укоренилась в чилийском обществе, под ее влиянием находился единый профцентр КУТ и самые различные организации гражданского общества: университеты, профессиональные ассоциации писателей, художников. Не менее прочные корни в гражданском обществе Чили имела Социалистичекая партия. Будучи запрещены военной диктатурой, левые партии потеряли все эти каналы связи со своей социальной базой. Более того, деиндустриализация страны, затронувшая в 70-х годах в основном импортозамещающие отрасли, разрушила главные бастионы чилийского синдикализма, что привело к структурной безработице и маргинализации рабочего класса и других социальных групп, где традиционно сильным было влияние левых партий.

Надежды христианской демократии и правых на то, что армия «восстановит порядок» и уйдет в казармы, не оправдались. Военные не собирались отдавать власть «политиканам», и если изначально переворот носил превентивный характер и его основной целью было воспрепятствовать социалистической революции в Чили, то после прихода к власти военные занялись глубокой перестройкой всего общества, что, в конечном счете, привело к смене политико-экономической модели развития страны. ХДП, потеряв надежду на диалог с военными, в 1975 г. перешла в оппозицию к режиму, но до начала взаимопонимания левых и умеренных сил было еще далеко.

Единственной открыто противостоящей режиму силой, традиционно обладавшей большим авторитетом в чилийской обществе, стала католическая церковь. Важную роль в складывании оппозиции военному режиму сыграл архиепископ Сантьяго кардинал Р. Сильва Энрикес, вокруг которого объединились сторонники теологии освобождения и социальной доктрины церкви, составлявшие тогда большинство чилийских католиков. В то время как католическая группировка, близкая к Опус Деи, создавала идеологическую основу военного режима, чилийская церковь во главе с архиепископом стала на позиции защиты прав человека. Первой правозащитной экуменической организацией Чили стал Комитет за мир, созданный представителями различных конфессий в 1973 году сразу после переворота. После его запрещения и роспуска в 1975 году кардинал Р. Сильва Энрикес создал Викариат солидарности как официальную структуру католической церкви. Его военные не могли запретить, не вступая в открытый конфликт с Ватиканом67. Правозащитная деятельность церкви способствовала воссозданию разрушенной социальной ткани чилийского общества, позднее открыв путь возобновлению подпольной деятельности оппозиционных политических партий. Оппозиционная деятельность католической церкви в период военной диктатуры превратила ее в ключевой политический фактор, способствовала укреплению авторитета церкви в чилийском обществе.

В свою очередь, усилия левых партий и христианских демократов в миграции сосредоточились на международной кампании солидарности и разоблачении преступлений военной диктатуры. Здесь были достигнуты важные успехи: администрация Картера приняла санкции против чилийского режима, он был осужден международным сообществом, в Европе имя Пиночета надолго стало символом диктатуры и нарушений прав человека, что много лет спустя привело к аресту престарелого диктатора в Лондоне.

Чилийская диктатура, боясь укрепления оппозиции внутри страны в результате международной кампании солидарности, прибегла к физическому устранению наиболее активных руководителей чилийской оппозиции в эмиграции. Наиболее нашумевшим стало убийство в Вашингтоне в двух кварталах от Белого дома Орландо Летельера, бывшего министра иностранных дел Народного единства68. Были организованы, но не удались покушения на коммуниста В. Тейтельбойма и радикала А. Суле. Страх диктатуры перед контактами левых и христианских демократов в эмиграции привел к покушению в Риме на лидера ХДП Б. Лейтона, он был тяжело ранен. В результате даже правоцентристские европейские партии осудили пиночетизм, а контакты оппозиционных чилийских партий в эмиграции продолжились.

Анализ причин своего поражения привел чилийские левые партии к поиску новой стратегии. С одной стороны, руководители СПЧ, МАПУ и МИР в европейской эмиграции оказались под влиянием еврокоммунизма69, переходного процесса в Испании, деятельности французского социалистического правительства, что привело их к осознанию своих левацких ошибок, повороту к идеям демократического социализма и поискам альянса с христианской демократией, чилийского варианта «исторического компромисса». В свою очередь ХДП к началу 80-х годов оставила иллюзии о возможности замены диктатуры на демохристианское правительство без союза с другими оппозиционными силами. В 1982 г. чилийская христианская демократия разработала «Демократический проект», где говорилось о необходимости союза с так называемыми «демократическими левыми»70. Так были заложены основы нового политического альянса, позже возглавившего процесс перехода к демократии и пришедшего к власти в Чили после победы над диктатурой на выборах.

В то же время руководство КПЧ, находившееся в эмиграции в Москве и других столицах социалистических стран, восприняло напоминание Брежнева на XXVI съезде КПСС в 1976 г. о том, что «революция должна уметь защищать себя», как руководство к действию и ужесточило свою позицию в борьбе с военной диктатурой. Формально до 1980 г. компартия Чили придерживалась стратегии антифашистского фронта, пытаясь найти взаимопонимание с ХДП. Вместе с тем чилийские коммунисты настаивали на неизбежности диктатуры пролетариата и считали своей ошибкой отсутствие у партии военной политики71. Под прямым воздействием травмы поражения КПЧ приняла в 1974 году предложение Фиделя Кастро о прохождении партийными кадрами военной подготовки на Кубе. В конце 70-х годов эти кадры уже начали нелегально возвращаться в Чили, их лидером стала Гладис Марин, бывший секретарь молодежной организации КПЧ.

Это новое поколение коммунистических руководителей, пережившее репрессии и прошедшее военную подготовку, возглавило КПЧ внутри страны, став на более жесткие, непримиримые позиции борьбы с диктатурой. Изменилась и социальная база компартии: ее основой стали уже не организованные в профсоюзы рабочие, а молодые безработные маргинальных городских окраин. Боевые настроения нового руководства и рядовых партийных членов компартии, а также принятие пиночетовской конституции в марте 1980 г. привели к изменению стратегии КПЧ и провозглашению линии на «народное восстание»72. Помимо акций гражданского неповиновения вкупе с широкой мобилизацией масс, важнейшей частью новой стратегии стало создание коммунистических военизированных организаций. В 1982 г. был создан формально независимый Патриотический фронт Мануэля Родригеса (ФПМР), ставший «вооруженной рукой» компартии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государство Израиль в системе международных отношений второй половины XX века

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре международных отношений факультета международных отношений Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им.
  2. Программа: И. В. Михутина, д и. н., Инслав ран. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX начало XX вв

    Программа
    И.В. Михутина, д.и.н., Инслав РАН. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX - начало XX вв.
  3. Внутренний Предиктор СССР иудин грех ХХ съезда (1)

    Документ
    © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим
  4. Внутренний Предиктор СССР иудин грех ХХ съезда (2)

    Документ
    © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим
  5. Теория и практика иноязычного образования в отечественной педагогике второй половины XIX начала XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования

    Автореферат диссертации
    Актуальность исследования. В XXI веке в связи с глобальными изме­нениями в политической и экономической жизни российского общества суще­ственно изменился социокультурный контекст изучения иностранных языков.

Другие похожие документы..