Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Курсовая работа является самостоятельной научной работой студента и должна отражать приобретенные им знания и результаты исследования по общим и спец...полностью>>
'Документ'
Наказом Державного комітету України з будівництва та архітектури від 24 вересня 2003 р. № 160 і введені в дію з 1 червня 2004 р. наказом Державного к...полностью>>
'Документ'
Шивалингам — древний символ Бога. Этот овальный камень с его «бесформенной формой» обозначает Парашиву, Того, Кто никогда не может быть описан или изо...полностью>>
'Документ'
Имевший возможность в течение длительного времени близко наблюдать деятельность П.А. Столыпина, сменившего на посту председателя Совета министров И.Л...полностью>>

Е. Ю., Ульянова О. В. Чили во второй половине ХХ века

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Между тем успехи первого этапа импортозамещающей индустриализации сменились нарастающими проблемами, особенно явно обозначившимися к концу 50-х – началу 60-х годов. Главным источником валюты продолжала оставаться горнодобывающая промышленность, с той разницей, что место селитры после второй мировой войны заняла медь, основные месторождения которой находились в руках американских компаний. Используя конъюнктуру, сложившуюся в годы холодной войны, США под лозунгом своих стратегических нужд поддерживали «договорные» цены на чилийскую медь на уровне гораздо ниже мировых. Правительство Чили попыталось разрешить эту проблему установлением высоких налоговых пошлин на продукцию медных корпораций. С тех пор высокие налоги на медь стали основным источником поступлений в госбюджет, от них зависело и дальнейшее развитие индустриализации. Поэтому колебания международных цен на медь сразу же отражались на способности Чили закупать за границей промышленное оборудование.

Наиболее ощутимой для населения экономической проблемой Чили в 50-е годы была инфляция. На ее рост повлияли различные факторы, среди них проводившаяся кейнсианская политика стимулирования потребления, рост государственных расходов как в производственной, так и в социальной сфере, а также постоянное создание новых рабочих мест в госсекторе при нестабильности доходов госбюджета. В 1936-1940 гг. ежегодный рост инфляции в среднем составлял 8%, в следующее пятилетие – 16%, в 1946-1950 гг. он превысил 20%, продолжая увеличиваться24. В Чили резко возросла внешняя задолженность (в 5 раз за 1952-58 гг.), а ввоз в страну капиталов и технологий усугублял зависимость страны от экспорта сырья. Все это тормозило развитие промышленности и в конечном счете привело к истощению возможностей импортозамещающей индустриализации.

Другой проблемой, обострившейся в 50-е годы, был аграрный вопрос. Чилийское сельское хозяйство было неспособно удовлетворить нужды страны в области ее обеспечения продовольствием. Ежегодное увеличение сельскохозяйственного производства на 1,7% в 50-е годы отставало от прироста населения (1,8% в год), в то время как промышленный рост в этот период составлял в среднем 7% в год25. Еще в 1942 г. Чили начала импортировать продовольствие, тратя на это валюту, необходимую для завершения индустриализации страны.

Кроме того, крайняя нищета большинства сельского населения не позволяла создать внутренний рынок, отвечающий потребностям развития национальной промышленности. Аграрная реформа стояла еще в программе Народного Фронта в 1938 году, наряду с программой импортозаменяющей индустриализации. Оба процесса должны были быть взаимосвязаны. Политическая конъюнктура не позволила этим планам осуществиться. Радикальная партия, ведущая сила Народного Фронта, опиралась на две социальные силы: средние городские слои и городскую буржуазию с одной стороны и помещиков юга Чили (не старую колониальную олигархию, а новых капиталистических хозяев, зачастую иммигрантов), ведущих крупное рыночное хозяйство на территориях, завоеванных у индейцев в конце ХIХ века. Их противодействие планам аграрной реформы вынудило правительства радикалов отложить эти планы на неопределенное время.

В 1962 г. в Чили был принят первый закон об аграрной реформе, который предусматривал экспроприацию необрабатываемых, заброшенных и плохо обрабатываемых земель. Принятием этого закона правые надеялись, с одной стороны, удовлетворить интересы традиционной олигархии, опоры правых партий, а с другой, ответить требованиям программы «Союз ради прогресса». Из всех земель, разделенных между крестьянами в период правительства Алессандри, 70% являлись государственной собственностью и лишь 30% составили частные угодья, проданные их хозяевами государству для этой цели. Поэтому осуществление этой мини реформы, получившей название «реформы цветочного горшка» практически не затронуло помещичье землевладение и привело к усилению движения за аграрную реформу в Чили. Ускорение темпов миграции из села в город в 50-е годы не позволяло развивавшейся промышленности поглощать новые рабочие руки, что вело к обострению социальных проблем в городах, усиливало неравенство в доходах населения. Итоги экономического развития Чили к концу 50-х годов оценивались в стране довольно пессимистически26, кризис модели импортозамещающей индустриализации заставлял правительство задуматься о поисках альтернатив.

В 1958-1960 гг. правительство Х. Алессандри предприняло некоторые попытки либерализации экономики, отменив контроль КОРФО за внешней торговлей и ее монопольное право решать, на какие цели использовать валюту от экспорта. Однако эти шаги, а также некоторое привлечение иностранных инвестиций, не улучшили ситуации в экономике. Проблемы нарастали, в последний год правления Алессандри, 1964 г., рост инфляции в Чили достиг 50%. В итоге правое правительство было вынуждено вернуться к прежней модели экономики и снова уповать на государство.

Победа в 1959 г. кубинской революции оказала огромное влияние на политическую ситуацию в Латинской Америке, и Чили не стала исключением. Однако в отличие от большинства стран региона, где в 60-х годах стали создаваться революционные движения, которые стремились повторить кубинский опыт партизанской войны, основные левые партии Чили, коммунисты и социалисты, остались верными своей стратегии мирного парламентского пути победы на выборах. В 1964 г. в г. Консепсьоне было создано Левое Революционное Движение (МИР), уповавшее на «кубинский путь» и вооруженную борьбу, но в целом эта стратегия не была поддержана другими левыми силами. Влияние Кубы на чилийский социализм было весьма значительным и потому, что речь шла не только о путях революции в Латинской Америке, важна была сама идея о вступлении континента в революционную эпоху, т. о. революция в Чили становилась реальной и возможной. Таким образом, кубинский опыт вдохновлял и сторонников «чилийского пути к социализму».

С другой стороны, центристские политические силы Чили, бывшие сторонниками социальных перемен, но противниками революции, понимали необходимость срочных действий, чтобы не допустить повторения в Чили кубинского опыта. Это понимали и в США, где администрация президента Кеннеди начала осуществление континентальной программы «Союз ради прогресса», целью которой было осуществление реформ во избежание революции. Высокий процент проголосовавших за левых в Чили на выборах 1958 г. вызвал беспокойство американской администрации, и ее взоры обратились к чилийским христианским демократам, в которых виделась альтернатива приходу к власти левых сил.

В конце 50-х – начале 60-х годов в Чили наблюдался головокружительный рост влияния ХДП. На парламентских выборах 1957 г. она получила 9,4% голосов, а в 1961 г. – уже 15, 4%, на муниципальных выборах 1963 г. – 22,8%, а на парламентских выборах 1965 г. – 42,3%27. За ХДП голосовали католики, ранее отдававшие свои голоса консерваторам. Партия пользовалась поддержкой чилийской католической церкви, находившейся в тот период под влиянием идей второго Ватиканского собора, который поставил акцент в деятельности церкви на социальные задачи28. Чилийская христианская демократия вышла на политическую арену страны с программой «революции в условиях свободы», представ перед избирателем альтернативой как капитализму, так и коммунизму. В программе ХДП говорилось о построении в Чили «коммунитарного общества» как миссии партии, в ней звучало христианское обращение к человеку как личности, а не просто потребителю или производителю29. Эти лозунги отвечали и общей религиозности чилийского народа, и ожиданиям общества. ХДП смогла уловить умонастроения многих социальных слоев, особенно недавно перебравшихся в города крестьян, женщин, среднего класса, а также части молодого поколения традиционной элиты.

На президентских выборах в Чили в 1964 г. ХДП пользовалась решающей поддержкой США. В расследовании американского сената «Тайная деятельность ЦРУ в Чили. 1963-1973», известном как доклад комиссии Черча, приводились следующие цифры: в 1963-64 гг. США потратили в Чили около 4 млн. долларов на различные акции с целью избежать победы Альенде30. Чтобы оценить масштабы этих трат, стоит напомнить, что душевой доход в Чили в то время составлял около 400 долларов. Большая часть денег ЦРУ была потрачена непосредственно на поддержку демохристианского кандидата в президенты Эдуардо Фрея, что составило около половины всех средств, потраченных на его избрание. Впервые в истории Чили президентские выборы стали ареной прямой идеологической конфронтации, политической битвой холодной войны, где США оказали столь мощную поддержку своим ставленникам. Финансирование СССР Коммунистической партии Чили в то время не превышало 200 тыс. долларов в год31. Этих денег хватало на содержание партийного аппарата и неотложные нужды компартии, но они не могли повлиять на исход президентских выборов.

Впервые во время президентской кампании в Чили демохристианский кандидат использовал современные избирательные технологии. С помощью американских экспертов была развязана кампания запугивания чилийских избирателей коммунистической угрозой. Однако было бы упрощением считать, что вся кампания Фрея была построена на антикоммунизме и выиграна благодаря этому, она несла в себе большой положительный заряд – идея «революции в условиях свободы» пробудила энтузиазм в самых широких слоях чилийского общества, особенно среди молодежи.

Система «равновесия трех третей» чилийской политической системы серьезно пошатнулась на выборах 1964 г., когда правые партии основательно потеряли свои позиции. В марте 1964 года в сельском округе Курико, где правые были традиционно сильны, состоялись дополнительные парламентские выборы в связи со смертью действующего депутата. Правые надеялись придать этим выборам характер общенационального плебисцита накануне президентских, но их кандидат неожиданно потерпел поражение от социалиста Оскара Наранхо. После этого правые партии решили отказаться от выставления собственного кандидата на президентских выборах и поддержали Э. Фрея. По словам самого победившего в Курико депутата-социалиста, левые «получили одного депутата, но проиграли борьбу за президентское кресло». Таким образом, если в ситуации «трех третей» у левых был реальный шанс победить, при исчезновении одного из полюсов у избирателей осталась альтернатива выбора между социалистом Альенде и кандидатом ХДП, поддержанным правыми, что предопределило победу Фрея. Его программа имела много общих пунктов с программой социалиста С. Альенде, но была более умеренной и потому привлекла более широкие слои населения.

Чилийская христианская демократия одержала победу на выборах с помощью правых, после чего начала осуществлять широкую программу реформ, идущую вразрез с их интересами. Э. Фрей получил на президентских выборах абсолютное большинство голосов – 54%32, что позволило ХДП отказаться от поддержки правых партий и перейти к реализации реформ в интересах самых широких слоев населения. Кандидат левых партий С. Альенде получил 38,6% голосов, т.о. результаты выборов отразили дальнейший сдвиг чилийского общества влево. По мере углубления преобразований росла поддержка ХДП средними и малоимущими слоями, и христианские демократы стали править в одиночку, оказавшись от традиционной для Чили политики союзов и коалиций.

Годы президентства Э. Фрея (1964-1970) стали серьезной попыткой чилийской христианской демократии решить стратегические проблемы развития страны реформистским путем. Политика замещения импорта исчерпывала себя, экономика страны развивалась неустойчиво. Программа экономических реформ ХДП предусматривала продолжение индустриализации Чили и расширение внутреннего рынка, ее ключевыми пунктами стали медная промышленность и сельское хозяйство. Эта программа стала основой глубоких преобразований чилийского общества, провозглашенных Э. Фреем как «революция в условиях свободы».

В 1966 г. началось осуществление программы «чилизации» меди, за счет реализации которой правительство Чили надеялось получить значительные доходы, необходимые для осуществления социальных программ христианской демократии. Правительство Фрея намеревалось увеличить участие чилийского государства в медной промышленности путем создания смешанных предприятий с американскими компаниями и постепенного выкупа их акций. В 1964 г. г. 85% производства чилийской меди находилось под контролем двух американских компаний, «Анаконды» и «Кеннекотта». Медь составляла 61% чилийского экспорта33. Компания «Кеннекотт», владевшая крупнейшим в Чили подземным рудником «Эль Теньенте», предложила свой план передачи 51% акций в собственность чилийского правительства. Однако стоимость этих акцией устанавливалась самими владельцами американской компании и была значительно выше рыночной. Кроме того, правительство Чили снизило с 80% до 40% налог на продажи компании, что значительно увеличило ее прибыль. И, наконец, административный контроль над предприятиями продолжал осуществляться американцами, что сводило к нулю результаты реформы. Столь невыгодная для Чили ситуация вызвала бурю недовольства в стране, включая саму ХДП, в итоге на выборах 1970 г. ее кандидат Р. Томич включил требование национализации меди в свою программу.

Вторым важным пунктом «революции в условиях свободы» было осуществление аграрной реформы. С начала 60-х годов одним из главных тормозов развития экономки стало сельское хозяйство, где господствовала система латифундий, приводившая к низкой производительности труда и фактически исключавшая крестьян из внутреннего рынка, а землю из активного оборота капитала. Идея необходимости проведения аграрной реформы охватывала все более широкие слои чилийского общества – левые и центристские партии, просвещенную часть горожан, католическую церковь, движимую социальной доктриной, а также международные организации, работавшие в Чили – ЭКЛА и ФАО. В свою очередь США в рамках программы «Союз ради прогресса» увязывали оказание своей финансовой помощи стране с реализацией аграрной реформы, стремясь не допустить социального взрыва в деревне.

В 1967 г. в Чили был принят новый закон об аграрной реформе, предусматривавший экспроприацию за выкуп помещичьих земель сверх лимита, эквивалентного по продуктивности 80 га орошаемых земель, а также неэффективных хозяйств. В ходе проведения аграрной реформы в 1965-1970 гг. было экспроприировано 1134 поместья общей площадью 3,4 млн. гектаров34. Тем самым был положен конец господству латифундий в чилийской деревне, но новые формы землевладения и землепользования были не вполне определены. После экспроприации земля не передавалась крестьянам в личную собственность, вместо этого создавались сельские кооперативы, так называемые «асентамьенто», где земля находилась в коллективном владении в соответствии с идеалами «коммунитарного социализма».

Аграрная реформа в Чили быстро принесла плоды. Несмотря на засуху 1968 г. рост продукции земледелия в 1965-1970 гг. составил около 5% в год по сравнению с 2,3% в предшествующее пятилетие. Продукция животноводства в 1965-1970 гг. росла ежегодно на 5,5% (в предыдущее пятилетие – на 2%)35. Однако этого увеличения производительности чилийского сельского хозяйства было недостаточно для обеспечения страны продовольствием, его импорт продолжался. На экспроприированных землях было создано более 900 асентамьенто, но лишь немногие из них превратились в успешные предприятия, большинство же сталкивалось с отсутствием опыта управления, нехваткой денег на закупку техники.

Аграрный кризис ускорил процесс миграции сельского населения в город, разрушил привычный крестьянский мир. Вчерашние инкилино искали себя в новых ролях членов кооперативов или сельских наемных рабочих, а традиционная сельская элита, латифундисты, теряли экономическую опору, а вместе с ней и смысл собственного существования. Дети экспроприированных землевладельцев в 60-е годы были вынуждены искать новые источники доходов в сфере политики, предпринимательства, образования, составив конкуренцию средним слоям. Новое поколение традиционной элиты36 сохранило верность католическим убеждениям и впоследствии, став органичной частью новой власти при военном режиме, сделало католический консерватизм в духе Опус Деи37 одной из важнейших идеологических опор авторитарного режима.

Другой стороной аграрного кризиса и массовой миграции безработных крестьян в города стали маргинализация и обеднение значительной части городского населения, ускорившиеся в середине 60-х годов. В 1970 г. городское население Чили составило уже 75%, в одном лишь Сантьяго была сосредоточена треть населения страны. Хронический дефицит жилья привел к образованию на городской периферии «грибных поселков» нищеты, промышленность не успевала поглощать новые рабочие руки, обострились проблемы в социальной сфере. В чилийских городах резко увеличилось число так называемых новых бедных, занятых в основном на небольших предприятиях и в неформальном секторе экономики. Политические взгляды этих слоев характеризовались крайней неустойчивостью и радикализмом, новые бедные лишь частично восприняли традиционную рабочую культуру.

В их интеграции в городскую среду большую роль сыграла политика «социальной мобилизации», проводимая правительством ХДП. Христианские демократы способствовали созданию и развитию соседских и кооперативных организаций, обучали домохозяек основам домашней культуры и гигиены, проводили культурные мероприятия в маргинальных поселках. Таким образом, новые городские жители обретали традиции солидарности и социальной организации, после военного переворота сыгравшие важную роль амортизатора приспособления населения к неолиберальной экономической модели (организация общих котлов в поселках бедноты и пр.).

Скорость перемен, начавшихся в стране при правительстве христианских демократов, превосходила способность основных социальных групп адаптироваться к ним. Политические силы Чили, привыкшие к установившимся формам представительства и взаимодействия с избирателями, не могли в полной мере ответить на это новое состояние общества. Кроме того, в западном мире происходили серьезные потрясения, приведшие к выступлениям протеста молодежи в 1968 г. Их откликом в Чили стало движение за университетскую реформу, начавшееся в Консепсьоне в 1967 г. и охватившее большинство студентов страны. Все эти новые социальные, политические и культурные явления дали начало радикальным молодежным политическим движениям как левого, так и правого толка.

Демохристианское правительство привело чилийское общество в движение, пробудив в самых широких слоях населения надежды на скорейшее улучшение их социально-экономического положения, но не смогло осуществить их в полной мере. Общий сдвиг общества влево принимал все более радикальный характер, во многих умах господствовала идея революции, что отразилось в результатах следующих президентских выборов в Чили. Христианская демократия открыла дорогу к власти Народному Единству, за что Э. Фрей получил от правых прозвище «чилийского Керенского». Итоги экономического развития Чили в этот период показали, что проводимые ХДП преобразования не позволили преодолеть внутренних противоречий модели импортозамещающей индустриализации. Фактором, усугубившим ситуацию, стало прекращение целенаправленной американской помощи христианской демократии в 1968 г. после прихода к власти администрации Р. Никсона, проводившей более прагматическую политику по отношению к латиноамериканским странам.

Опыт несбывшихся надежд 60-х годов привел к значительным внутренним сдвигам среди политических сил Чили. Сгруппировавшиеся вокруг фигуры Х. Алессандри правые провозглашали необходимость разгосударствления экономики и передачи инициативы частному сектору, левые и значительная часть ХДП видели причину неудач в половинчатом характере реформ и выступали за их углубление. Это поставило на повестку дня в Чили вопрос о социализме.

  1. Социалистическая альтернатива развития Чили – правительство Народного единства (1970-73).

На президентских выборах 1970 г. чилийский политический спектр снова был представлен традиционными «тремя третями». Радикализация правых и сдвиг влево большинства христианских демократов вместе с полевением общества сделали невозможным новый избирательный альянс правых с ХДП. Вместе с тем, несмотря на близость программ христианской демократии и Народного Единства, их союз также оказался невозможен. Христианские демократы не имели опыта политических союзов, победили в свое время на выборах 1964 и правили в одиночку (поддержка, оказанная им правыми на выборах 1964 года была односторонней и не означала обязательств ХДП по отношению к правым). Умеренные лидеры ХДП Э. Фрей, П. Эйлвин и А. Сальдивар ставили под вопрос саму возможность союза с левой коалицией, а сами левые, имевшие большой опыт и традиции соглашений с центристскими политическими силами, увидели реальную возможность победить на этот раз без союза с центристами и отказ от собственного кандидата в президенты в пользу более широкого союза был на этот раз невозможен.

Для этого были основания, ибо в 1970 г. левым силам Чили удалось объединить вокруг себя самую широкую за всю историю коалицию, включавшую 6 политических партий и организаций – Народное единство. Его ядром были Социалистическая и Коммунистическая партии, значительно расширившие свой электорат за 60-е годы: СПЧ – с 10,6% голосов на парламентских выборах в 1965 г. до 12,8% в 1969 г. и КПЧ – с 12,7% голосов до 16,6% за тот же период.38 Больший рост влияния КПЧ за эти годы по сравнению с социалистами являлся показателем того, что относительно умеренная позиция коммунистов находила больший отклик среди сторонников левых партий, чем ультралевые, прокубинские настроения социалистов.

В Народное единство вошла также обновленная Радикальная партия, чье влияние в чилийском обществе постепенно уменьшалось,39 особенно после раскола РП в 1969 г., когда вскоре после выборов от нее откололась правая фракция, создав Радикально-демократическую партию. Движение Единого Народного Действия (МАПУ), созданное в 1969 г. после откола от ХДП ее небольшой левой фракции, также стало членом коалиции. Кроме того, в нее вошли 2 небольшие левые группировки - Независимое Народное Действие (АПИ), объединявшее бывших сторонников К. Ибаньеса и Социал-демократическая партия, осколок бывшей Демократической партии Чили, участвовавшей в Народном фронте 30-40-х годов. Народное единство провозгласило своим лозунгом построение «социализма по-чилийски» – мирным путем, после победы на выборах. Кандидатом коалиции после долгих внутренних дискуссий стал социалист Сальвадор Альенде, участвовавший в президентских выборах уже четвертый раз, начиная с 1952 г.

Христианская демократия выдвинула кандидатом лидера своего левоцентристского крыла Радомиро Томича, бывшего посла в США. Предвыборная программа Томича имела много общих пунктов с программой Народного единства, что давало ему надежду на поддержку левых партий. За несколько месяцев до президентских выборов Томич совершил поездку в СССР, где вел негласные переговоры о возможности поддержки своей кандидатуры чилийскими коммунистами,40 а лидеры ХДП зондировали этот вопрос с советскими дипломатами в Сантьяго. Это вызвало крайнюю обеспокоенность ЦРУ, ибо успех переговоров мог бы привести к созданию в Чили правительства большинства во главе с демохристианином и при поддержке левых. Однако левые не пошли на этот союз, представ революционной альтернативой реформизму ХДП.

Среди чилийских правых также шел процесс реорганизации и обновления. После неудачи на парламентских выборах 1964 г., где правые получили лишь 12,5% голосов, Либеральная и Консервативная партии были распущены. Вместе с националистическими силами либералы и консерваторы Чили создали в 1966 г. Национальную партию, быстро набиравшую силу и динамизм. Вместе с небольшой Радикально-демократической партией она выдвинула на президентских выборах 1970 г. своим кандидатом 74-летнего бывшего президента Хорхе Алессандри, в основном повторявшего лозунги своей прошлой избирательной кампании о сокращении роли государства в экономике, сдерживании коммунизма и т.п.

Предвыборная кампания началась задолго до дня голосования, полемика кандидатов проходила в накаленной атмосфере, что вело к дальнейшей поляризации чилийского общества. Итоги выборов были объявлены 4 сентября 1970 г.: за С. Альенде проголосовали 36,3% избирателей, за Алессандри – 34,9% и за Р. Томича – 27,8%41. Таким образом, Альенде получил лишь относительное большинство, причем меньшее, чем на выборах 1964 г. (38,9%). По действовавшей конституции Чили в этом случае президента должен был избрать конгресс, проголосовав за одного из двух кандидатов, набравших наибольшее количество голосов. В прошлом в подобных ситуациях голосование в конгрессе было чисто формальным утверждением кандидата, занявшее первое место, но сейчас речь шла о возможности слома всей политической и экономической модели развития страны, поэтому парламентское голосование стало важнейшим политическим сражением.

Христианская демократия, от которой в первую очередь зависело парламентское голосование, переживала острые внутренние разногласия. Молодежь и левое крыло ХДП праздновали победу Народного единства, в то же время представитель правого крыла партии А. Сальдивар заявил, что приход левых в президентский дворец Ла Монеда грозит Чили экономическим хаосом42. Во избежание внутреннего раскола христианские демократы согласились поддержать в конгрессе избрание Альенде, взамен потребовав от него подписать так называемый Статут о конституционных гарантиях. Это документ несколько ограничивал власть будущего правительства, но соответствовал конституции и открывал возможности сотрудничества левых с умеренными политическими силами.

США не остались безучастными к происходящему, открыто вмешавшись в чилийские события, чтобы воспрепятствовать приходу к власти президента-социалиста. ЦРУ срочно разработало и начало реализовывать особые планы действий в Чили, куда входили различные варианты вмешательства. Первый план, известный под названием Траектория-1, ограничивался политическими, экономическими и пропагандистскими действиями типа помощи правой прессе и подкупа парламентариев для голосования против Альенде. Важно отметить, что как свидетельствуют ныне рассекреченные документы ЦРУ, агентам этой организации не удалось найти в демохристианской фракции парламентариев, готовых за крупное вознаграждение сменить свою политическую позицию. Ситуация, которая в целом говорит о высокой степени идеологизации и низкой коррумпированности чилийской политики в 1970 году. План Траектория-2, одобренный президентом Никсоном 15 сентября 1970 г., дал ЦРУ санкции на прямые действия с целью подготовки в Чили государственного переворота, причем оба плана продолжали осуществляться параллельно43.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государство Израиль в системе международных отношений второй половины XX века

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре международных отношений факультета международных отношений Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им.
  2. Программа: И. В. Михутина, д и. н., Инслав ран. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX начало XX вв

    Программа
    И.В. Михутина, д.и.н., Инслав РАН. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX - начало XX вв.
  3. Внутренний Предиктор СССР иудин грех ХХ съезда (1)

    Документ
    © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим
  4. Внутренний Предиктор СССР иудин грех ХХ съезда (2)

    Документ
    © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим
  5. Теория и практика иноязычного образования в отечественной педагогике второй половины XIX начала XX века 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования

    Автореферат диссертации
    Актуальность исследования. В XXI веке в связи с глобальными изме­нениями в политической и экономической жизни российского общества суще­ственно изменился социокультурный контекст изучения иностранных языков.

Другие похожие документы..