Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Электрохимическими называются покрытия, наносимые электрохимическими методами на поверхность детали в результате осаждения компонентов в виде ионов и...полностью>>
'Обзор'
 31 августа 1870 года в маленьком итальянском городе Кьярвалле (Charvalle) в семье высокопоставленного государственного чиновника Алессандро Монтессо...полностью>>
'Реферат'
История экономических учений (современный этап): Учеб. для студентов эконом. спец /А.Г. Худокормов, П.А. Отмахов, В.С. Афанасьев и др.; Под общ. ред....полностью>>
'Документ'
В основе концепции образовательного процесса школы — признание необходимости включения старшеклассников в процесс актив­ного творчества через возможн...полностью>>

Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (5)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Тася МЕЙЕРХОЛЬД

Tasya MEIERHOLD

ПОЭЗИЯ. Книга 5. КАК УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ

POESY. Book 5. HOW TO

MANAGE PEOPLE

Краснодар - 2011 - Krasnodar

РОЯЛТИ - ROYALTY

УДК 67.400.7-5, 67.99(2)116-5-2, 75.023.2, 78.071.2, 82.161.1

ББК 66.3(2Рос)68, 84(2Рос=Рус) 6-5, 85.313(3)-101-33-31-14-12-11

M45

МЕЙЕРХОЛЬД Тася

Поэзия. Книга 5. КАК УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ. -

Краснодар: Роялти, 2011. - 336 с.

Tasya MEIERHOLD

Poesy. Book 5. HOW TO MANAGE PEOPLE. -

Krasnodar: Royalty, 2011. - 336 р.

Редактор-корректор - Л.И. Токарева

Дизайн, вёрстка, печать и т.д. - Автор

© МЕЙЕРХОЛЬД Тася - Tasya MEIERHOLD 2003-2011

© КОРДИКОВА Елена - Elena G. KORDIKOVA 2003-2011

История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах, песнях, баснях, притчах и переводах (английский, немецкий, французский, итальянский)

The history of many-sided and versatile soul human, during its short life instant, without vain desire to excite or to surprise someone, in verses, romances, songs, fables, parables and interpretations (Russian, English, German, French & Italian)

ISBN: ROMANOVA-BEAUHARNAIS-LEUCHTENBERG

Tasya MEIERHOLD /=Elena Georg. KORDIKOVA,

the ROMANOVA-BEAUHARNAIS, DUKES OF LEUCHTENBERG/

was born on June, 22, in Krasnodar in the highly educated and intelligent family, in which everybody, from the maternal lineage, loved music, literature, theatre, science and fine arts. She has masterfully poetic pen and mastery of impersonation. She has always loved poetry – she wrote verses in early childhood, adolescence, improving and developing herself and her life

the New (MAYA) UNIFIED SYNCHRONOUS

SCIENTIFIC SPECTRUM MOON & SUN CALENDAR

7 days a week and 28 days a month, 13 months a year

JUNE - 1st month

since June, 22, 2001 (Moon/Sun eclipse) = JUNE, 1, 2011

Вс/S Пн/M Вт/T Ср/W Чт/T Пт/F Сб/S

1=22 2 3 4 5 6 7

8 9 10 11 12 13 14

15 16 17 18 19 20 21

22 23 24 25 26 27 28

ПЛАГИАТ [1], ИЛИ СЕКС ПО-РУССКИ –

A GALLEY SLAVE or SEX IN RUSSIAN

Поэма

Содержание

Действие 1

Картина I. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg). Палата N6

Сцена 1. Какая чудная получится головка

Сцена 2. Переписка с родными “Ты передай мою всем

волю”

Сцена 3. "Роден? Так ты же умер! “

Картина II. Мастерская скульптора

Сцена 4. Пигмалеона и Галатей

Картина III. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Сцена 5. Переписка с родными “Привет, отец, и здравствуй,

мать!”

Картина IV. Мастерская скульптора

Сцена 6. Споры об искусстве

Картина V. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Действие 2

Картина VI. Выставка. Вернисаж

Сцена 7. Вернисаж. Секс по-русски

Картина VII. Мастерская скульптора

Сцена 8. Голубка

Сцена 9. Граждане Кале

Картина VIII. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Сцена 10. Переписка с родными

Картина VIII. В Салоне

Сцена 11. Мыслитель

Картина IX. Мастерская скульптора

Сцена 12. “Что хочешь ты, Роден, скажи,

Моей ли чувственной любви?”

Сцена 13. Разрыв

Картина X. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Сцена 14. Переписка с родными

Картина XI. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Сцена 15. “За что должна благодарить?! “

Сцена 16. Мальчишки Парижа

Действующие лица:

Камилла, скульптор

Роден, скульптор

Бордель, художник, друг Родена

Мать Камилы

Отец Камиллы

Поль, брат Камиллы

Луиза, сестра Камиллы

Посетитель, маклер

Краткая информация об одежде и характерах. Конец XIX века

Роден: одежда Мастера, слегка франтоватая (несколько фраков)

Камилла: одежда простая, безыскусная, 3 вида (вернисаж, мастерская, клиника)

Поль, посетитель: одежда буржуа, добротная, слегка помпезная,

Бордель, Парижская богема: народовольческое платье

Маклер: одежда продавца-покупателя, занимающегося скупкой вещей с целью их перепродажи

Родители Камиллы, зажиточные провинциальные буржуа, мать - ревностная меннонитка

Луиза, сестра - домохозяйка (опрятно одетая, в домашнем платье)

Музыка. Фрагменты из оперетты И. Кальмана “Фиалка Монмартра”, опер Дж. Пуччини, Массне “Богема”

Фрагменты из песен Французского Ренессанса, шансон.

Действие 1

Картина I. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg). Палата N6

Сцена 1. Какая чудная получится головка!..

Приют Монт-де-Берг в г. Монтпелье. Забытый Богом уголок на юге Франции. Убогая одиночная палата N6 Камиллы Клод(т)ель, талантливой и одарённой женщины-скульптора, долгие годы бывшей ученицей, моделью и

избранницей Родена, который выставлял её работы под своим именем

(Камилла сидит на стуле перед окном и что-то лепит, напевая)

Я выйти солнышко на Землю попросила,

Чтобы оно опять мне душу исцелило...

И солнышко моё ко мне пришло.

И снова с ним в душе тепло...

Камилла: Какая чудная получится головка

Ребёночка.

Того, что умер вместе с ним,

С бесчувственным Роденом...

Дорогим...

(обращаясь к глине): Какую форму голове придать?

Какой овал лица?

Какую выбрать масть?

Чьи сотворить черты?

Мои?

Или Его

Ребёночку мне дать?

Мои?

Ну отвечай же, говори,

Волшебница моя,

Ты, Глина голубая, как и я!

(обращается к ещё бесформенной головке)

Любить ли буду я тебя?

Киваешь иль молчишь?

Я не могу понять. Скажи.

А знаешь ль ты,

Что я хочу счас из тебя создать?

Пусть это будет сын.

(лепит) Вот локоны, и этот нежный ротик…

Ты кто? Как называть тебя?

Поль? Пётр ли?

А может Чарльз иль Карл?

О нет! Мой мозг от них уже устал.

В истории уж много было крови!

А я с историей не спорю.

Несчастна будет жизнь того созданья,

Которое зачато было в оправданье.

(задумывается)

… Иль лучше сотворить мне дочь, Луизу?

Так младшую мою сестру зовут. Капризу.

И будет с ней, пожалуй, меньше зла.

И мне, и всем.

Тебя б я родила!

Во всём тогда она поддержкой будет.

Кому поддержкой?

Мне? Зачем? И в чём?

В любви? В надежде? В радости? Иль горе?

Иль всё же в творческом просторе?

Опорой мне? Скажу: едва ли.

Упрямством же она в Родена станет.

Черты его надменного лица…

Быть может, бессердечна будет и она...

Но унаследует судьбу мою. Крутую.

...Опорой в долголетии моём?

Она со мной?

(качает головой)

И что ж с того?

Зато своим теплом

Согреть мне сможет душу,

Совсем окоченевшую,

Поросшую быльём...

А коли у неё самой души не будет?

Со мной жестока в обращеньи будет?

Что делать дальше с ней тогда? Скажи.

Спасать ли мне её уже сейчас? Или спасать всегда?

Ответь! Не слышу я ответ:

Спасать ли мне её иль нет?

… Ах! Одиноко что-то мне,

Моей истерзанной душе,

Кидающей меня то ввысь, то оземь,

Как я сама опережаю осень:

Падения и взлёты,

И здесь, и там.

И на Земле, и в облаках, в болоте.

Нет-нет. Я не ропщу -

Ведь мне никто и ничего не должен.

Никто, нигде и ничего.

Ни на Земле, ни в облаках.

И что с того, что ничего?

Что может возместить теперь

Тот похоронный звон монет паршивых,

Который называют люди жизнью?

Ничто.

(в сомнении)

…Иль всё же лучше сын?

Иль дочь?

Иль сын? Кого же мне лепить?

Ты, Голубая глина, подскажи!

Не Купидона же иль Ангела, того,

Что лишь махал крылами для того,

Чтобы оставить наш жестокий мир?!

...Что скажешь мне, волшебница моя?

Лепить такую же, как я?

Создать?

Или не стоит?

А буду ль я заботиться о нём,

Моём ребёночке?

Конечно!

Я позабочусь обо всём.

Учить летать его с пелёнок буду.

И ремеслу его я обучу,

И знанья дать ему смогу,

В нём Человека сотворю!

(отходя к окну)

Вот только ли захочет взять

То, что начну ему давать?

Иль будет жизнь мне всю ломать?

Ведь если будет сын - возьмёт,

А если дочь? Начнёт всё отторгать?

Всех, всё, да и меня, как мать?

...И как Париж?

Он не простит.

Внебрачный сын?

Или вне брака дочь?

Родена сын, Родена дочь… А что Роден?

Не любит он детей. Совсем!

Его скульптуры - дети все его.

(заламывая руки)

И не простил бы ни за что

Мне незаконное рождение натуры.

Ведь для него важней всего скульптура

И положенье в первобытном свете

И в улюлюкающем обществе его.

Кому нужны в безбрачье дети?

Кто перепрыгнет чрез кого?

Что скажут, а над чем смеяться будут

И кости перемалывать ему!

Родену? Мэтру? Посему...

И разве смог бы он простить

Крамольность мыслей воплотить

С его упрямством роковым

и нравом гордым и больным?

...А этот нос? И профиль в цвете?

(смотрит на создаваемую из глины воображаемую

головку - спецэффект?)

Черты его...

(любуется) все в дивном свете!

...И как ты мог предать меня?

Ту, что любила лишь тебя?!

Ту, что могла отдать всё! Жизнь!

(передразнивая) “Камилла, девочка, крепись!”

И ты, убожество моё!

Твоё я ненавижу зло!

(превращает созданную уже головку в бесформенный

кусок глины)

Вот... милый… больше нет тебя,

Его... Нет твоего лица.

Сцена 2. Переписка с родными: “Ты передай

мою всем волю

Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

Камилла (пишет письмо брату Полю в Париж):

Ты передай мою незыблемую волю:

Хочу остаток жизни провести в покое.

Вильнёвское имущество я требовать не стану.

Пускай достанется племяннику всё. Жану.

Сестре Луизе передай:

Уплата здесь за кров и чай.

Париж. Меблированная квартира

Поль (на другом краю сцены пишет ответ):

Наш дом в Вильнёве разорён.

Войну затеял граф Бирон,

И возмещения долгов

Нам, видно, ждать все сто годов.

Камилла: На жизнь уже я не ропщу -

Варю я яйца и крупу.

Картошку. Всю в мундирах.

Ещё: дышу эфиром.

Сцена 3. “Роден? Ведь ты же умер?!”

Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)

(Останавливается, прислушивается к шагам в коридоре. Говорит сама с собой. На пороге палаты появляется тень Родена)

Камилла: С ума схожу или сошла...

Роден: Камилла! Здравствуй! Как дела?

Так говоришь, что жизнь прошла?

Камилла: Роден? Ведь ты же умер?!

И для меня мир стал безумен.

Безумный этот мир... Роден...

Роден: Не видишь? Жив, Камилла, жив!

И говорю опять с тобой.

Я - твой герой!

Я - твой кумир!

Камилла: Зачем пришёл?

Роден: Я должен объяснить.

 

Камилла: Что объяснять? Как дальше жить?

Ты выбрал не меня,

А старость.

И без меня. А я осталась…

Роден: Я выбрал творчество, работу,

Камилла (с сарказмом): Ту, что давно покрыл ты потом?

Роден: Работу. Такой же выбор сделала и ты.

И на себя… голубка… посмотри.

 

Камилла: Работа? Ну, а что она?

Мне нужен ты был и семья.

Роден: Камилла! Я люблю семью.

И у неё я был в долгу.

К тому же, знай, моя жена

Была действительно больна.

 

Камилла: Мне говорил о ней всегда.

Роден: Камилла! Ты бываешь зла.

 

Камилла (с сарказмом): Твои искусные слова

Придумала, наверное, я.

Не ты ли говорил,

Что лишь со мною вдохновение постиг,

“Лепя” меня из воска и из ртути?

Роден: Отдельные слова бывают сродни мути.

Я говорил, что вдохновенья нет,

Когда картину пишешь иль сонет,

А есть работа и её признанье, воля,

Есть и наказанье. Коль мы спорим…

 

Камилла (не слушая): Не ты ли говорил, что лишь со мной

Создал ты лучшие свои скульптуры,

Которые писал с блистательной натуры?

Роден: Да говорил. Что наши “Поцелуи”...

 

Камилла: Достойны камня разного, фигуры.

Легко их можно различить.

С натуры слеплены иль без натуры...

Целую в губы я… В живот целуешь ты.

Роден (морщась): Ну, обнимала ты меня.

Когда-то, может, я тебя.

Потом же, как змея, ты стала,

И чувства робости пропало,

Я говорил и говорю

И мнения не изменю:

Есть Правда. С ней живут искусства.

В глаза мы смотрим Ей, не чувствам.

Камилла: И говорил, что в правде наши чувства,

И что должны мы веровать искусствам.

Роден: И что с того?

 

Камилла (не слушая): Не ты ли говорил,

Что я одна всё понимала с полуслова?

Роден: Тогда всё было по-другому.

 

Камилла: Не ты ли говорил, что встретил,

Наконец, Единственную в целом мире,

Ту, что спасла тебя от скуки, сделала кумиром?

Роден: Та, что спасла меня от лиры?

Быть может да. А может, нет. Кто знает? -

Давно всё было. Прошлое так манит.

Камилла (продолжая): Ты говорил,

Что для тебя,

Была единственною я.

Роден (соглашаясь): С которой мы единое звено -

В искусстве, в жизни заодно.

Камилла: В любви.

Роден: Я про любовь не говорил.

Я только секс с тобой творил.

Камилла: Что-о-о?!!! Секс? Ты шутишь?! Ну-ка, повтори!

Роден: Камилла, знаешь... видишь ли...

 

Камилла: Роден, поди-ка лучше прочь!

Роден: Меня не слышишь. Как помочь?

 

Камилла: Когда услышал ты меня?

Ах, как любила я тебя!

И почему сейчас не слышишь?

Ведь ты со мною в ритме дышишь!

Роден (со вздохом): Уж не дышу, а почиваю

И хлеб насущный добываю.

Камилла (оживляясь): И где? В саду или в аду?

И вряд ли я к тебе приду.

Ведь почишь ты на лаврах власти,

Безвкусицы, и лжи, и страсти.

Ты! Продавец мой не от скуки.

Зачем тебе такие муки?

Не ты ли говорил, что все мои скульптуры -

Творенье наших мук с натуры?

Роден (перебивая в нетерпении): Я говорил, Камилла. Говорю.

Что гипс и мрамор никогда не знали,

Изгибы тела идеальней,

Чем гибкое, послушное твоё.

(слегка раздражаясь) Я говорил и говорю ещё:
Что образ чистый, совершенный, твой.

Твои глаза, Камилла, и лицо …

Как мрамор, было холодно.

 

Камилла (с усмешкой): Тебе я в мраморе была нужна!

Роден: Скажу опять тебе: Ханжа.

Не приходилось ранее мне в бронзе воплощать

Столь идеальный звук.

Камилла: Избавь меня от грешных мук.

Ты говорил всегда о том,

Мои скульптуры - суть твоих идей!

Так знай, игрок и лицедей,

Мы обсуждали их вдвоём,

Ты их присваивал потом

И штамповал своё литьё,

То, что слепила я давно.

(крича) Ты их присваивал! Всегда!

Роден (раздражённо): Ну что ты помнишь сквозь года?!

 

Камилла (упрямо): Ты говорил, что творчество - есть воля,

А сам мою испортил долю.

И мной, как куклой каменной, хотел вертеть?

Зачем пришёл? Ты мне сейчас ответь!

Роден (предостерегающе): Камилла! Что с тобой?

Ты успокойся и постой!

Я должен объяснить… тебе... эээ... с тобой...

Камилла: Постой? И подожди опять?

Роден! Довольно! Столько врать!

Ты говорил, не терпишь ты условий...

Роден: Я лишь просил тебе не ставить их.

Работать, жить хотел я за троих.

Камилла: Похвально слышать это. И на воле.

Роден: Я лишь просил не ставить мне условий

С работой и поездками в Медон.

 

Камилла: Там, где стоял твой отчий дом,

Тот самый, что купил,

Продав меня всю за гроши?!

Там, где любовница жила и сын?!

Где мог устраивать с Борделем ты

Увеселения и оргии свои?

Меня ж обрёк на ожиданье

На краешке семейного дыханья.

Тогда.

Сейчас уж нет.

Ах! Сколько ж мучалась я лет!

И столько лет держать меня в оковах!

Ну что ж, такая сказка мне не нова.

Роден: Я ничего не обещал тебе.

 

Камилла: Твоё необещание - не ново.

Ты лжёшь опять. И это уж конец.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (6)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  2. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (3)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  3. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (4)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  4. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (1)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  5. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (2)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,

Другие похожие документы..