Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
Участники, награжденные дипломами за лучшую научную работу, представленную на Всероссийскую электронную научно-практическую конференцию-форум молодых...полностью>>
'Решение'
В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Рос...полностью>>
'Кодекс'
Раздел 1. Общие положенияГлава 1. Семья. Регулирование семейных отношений Глава 2. Осуществление семейных прав и выполнение семейных обязанностей. Защ...полностью>>
'Документ'
Авторы настоящей статьи представляют московскую среднюю общеобразовательную школу № 218, имеющую статус городской экспериментальной площадки. Коллект...полностью>>

Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (5)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Роден (поднимая руку): Камилла! Перестань!

Послушай, наконец!

Ведь ты всегда была красива.

Любезна. Нова.

Оковы ж ты надела как обнову.

 

Камилла: Вот я их добровольно и сняла.

Сняла и полетела, как могла.

Зачем пришёл? Ведь ты же умер!

(помолчав) Любовь не может без надежды жить,

В раздвоенности, ханжестве и во лжи!

Роден: Любовь не может жить в быту и в браке.

Об этом говорила ты. Неоднократно!

В обязанности тягостно любить.

Как я могу тебя забыть?!

Была мне больше, чем жена.

Я говорил о том всегда.

(подходя ближе) Камилла! Девочка моя…

Камилла (передразнивая):

Ты говорил… Ты говоришь… Камилла…

(ожесточаясь)

Когда ты думал обо мне?

Всегда ты думал о себе,

О моде, быть может, даже о погоде,

Когда в оковы ты заковывал меня.

Да и тогда,

Когда мои ты чувства облекал все в мрамора.

А может быть тогда,

Когда неделями жила

Я в душной мастерской твоей,

Не видя никого, одна и без друзей,

Работая в одном изнеможенье,

Ты присылал своих лишь подмастерьев

Чтобы скульптуры все мои забрать…

Любил ли ты меня тогда?

Хотел накрыть мою всю неземную сущность

Могильной мраморной плитой. И сплющить.

Иль гипсовой плитой -

Всегда был жаден ты (усмехаясь) -

Чулки, конфеты и цветы...

Покой мой… Сам хотел свободы!

Ты… Ты… Ты…(сжимает кулаки)

Тебя я ненавижу!

(затем смеётся) Мой родной!..

(отходит и заговаривается, как в бреду)

Ты говорил, всегда мы будем вместе,

А сам решил избавиться на месте,

Меня в мешок холодный заточил

И пылью серою от всех прикрыл,

Чтоб от меня избавиться на век…

(с сарказмом) Да, мой мыслитель. Человек!

(с негодованием)

В мешок холодный! В пыльный гипс!

Чтоб выполняла твой каприз!

И сделал как!? Руками Поля. Брата!

Меня боготворившего когда-то!

(окончательно смешивается; молчит).

Роден (насмешливо): И что ж, скажи на милость,

Ты делаешь сейчас?

(Камилла кашляет)

Не простудилась?

 

Камилла (с едва заметной иронией): Леплю (пауза).

Тебя (пауза).

Мыслителя Родена (пауза). Вот голова твоя,

(Руки её начинают быстро двигаться)

Вот череп, волосы и борода.

Роден (с изумлением): И кто же этот твой герой?

 

Камилла: Роден, кумир, Мыслитель мой,

Который мной руководил.

Цветы красивые дарил.

Сон этот помню, как в бреду:

(цитируя слова Родена) “Любовь не может жить в быту,

Грех встретим мы вдвоём в аду,

В цепях нам тягостней любить,

Не суждено нам гнезда вить,

Позволь любить тебя, как я.

Чтобы гордилась вся Земля!” -

Так говорил ты! Говорил!

Роден: Тебя тогда боготворил…

 

Камилла: Роден! Послушай! Замолчи!

Ты не хотел бы прочь уйти?!

Роден (кивает на начатый бюст): А что Мыслитель, твой герой?

Камилла (поправляет голову скульптуре): Ещё мазок. А так? Постой!

Роден (осматривая Мыслителя критически):

Да не похож он на меня!

Скорей, похож на медведя!

Камилла: Такая ж шея. Мускулиста (усмехается)

Роден: Она же бычья! Вот артистка!

Камилла (со смехом): Она твоя была всегда.

И профиль горбоносый этот...

Расскажет о тебе планете.
Роден: А где же лоб? И где глаза?
 
Камилла: Того давно не знаю я,
Глаза где были у него?
Не видела я! Ни-че-го!

Одну лишь глину, мастерскую.
Роден (слегка устало): Я о тебе, поверь, тоскую.

Дерзила мне ты невсегда!
(подходит к появляющимся, словно по волшебству, очертаниям лица)
Нет! То не я. Нет, нет! Не я!

Весь образ безобразен, дик...
 
Камилла (насмешливо): Сейчас случится нервный тик?
Роден: Да, он и вправду безобразен!
И к слову, тип лица неясен
Мыслитель твой и твой герой...
(Роден обводит взглядом палату)
Гулять пойдёшь ли ты со мной?
 
Камилла (не слышит, продолжая лепить):
А коли так, то что с того,
Что назову Роденом всё?
Роден: Его? Роденом?! Нет - не сметь!
Какой ты стала! Не привесть!

Камилла: Конечно, я уже не та,
Камилла, девочка твоя.
Не та Камилла-ученица,
Что над тобой порхала, словно птица.
Всё это был ужасный сон!
(внезапно озлобляясь)
Скажи, зачем опять ко мне пришёл?

Роден (хватается за голову): Камилла!

Что же происходит!

Во сне как будто всё проходит...

Была ты, словно как, из воска!

И говорить мне было просто!

Сейчас ты вся из стали ровно,

Лепил тебя ж из ртути, словно…

 

Камилла (горестно усмехаясь):

Гордись трудом своим, создатель,

Теперь плодов на всех вас хватит!

Тогда всё было очень просто?

(обвиняя) Сейчас вы воспалили мозг мой...

Роден: Не я один тому виной.

Камилла: Ты первым был скупец-герой.

Кто говорил мне про любовь,

Наивной девочке Камилле?

Желавшей создавать цветы,

Фиалки, незабудки и венки…

Из ничего. Из воздуха и мыслей…

Ты продавал её творенья быстро.

Роден: А разве их с тобой не обсуждал

И не дарил тебе я вдохновенья?

(пожимая плечами) И что с того,

Что на твоих лепнинах

Писал и я свою фамилью?

И что с того?

Соавторами были мы давно.

Камилла: И для кого?!

И как могла поверить я

Тому, что говорил мне ты

О нашей жизни и любви?

О единеньи душ, законах красоты,

О нашем назначении, скажи!

Никак не мог понять,

Кем был ты до меня.

Роден: Пришёл. Хотел забрать назад -

Я думал, ты - другая.

(с горечью) Ан нет… Ты всё такая

Камилла (горячо): Какая-нетакая?

Что объяснять теперь,

Коли тогда меня никак понять не мог,

Ни с полутакта ты, ни с оборота

Не мог понять моей распахнутой души…

Что говорить? (угрожая) Послушай: Уходи!

Роден: Так я уже ушёл?

 

Камилла (твёрдо): Да. Уходи.

(Роден уходит. Камилла продолжает

мысленно лепить, лаская вылепленную

голову и тихо напевая):

“Некогда, милые дети,

Фея Фиалок жила,

Маленькой палочкой в свете

Делав большие дела.

(Роден уходит)

Только махнёт она ею -

Счастье сияет везде.

Добрая фея, скажи нам,

Где твоя палочка? Где?

Милая фея, скажи мне,

Где твоя палочка? Где?!”

(Камилла от отчаяния и безысходности

заливается слезами

и в изнеможении падает на кровать).

Картина II. Мастерская скульптора

Сцена 4. Пигмалеона и Галатей

Воспоминания. В Мастерской Мастера

(Камилла рисует, временами задумчиво смотрит в окно. Входит Роден)

Роден: Камилла?

Здравствуй! Как дела?

На пять минут пришёл сюда!

Что происходит?

(отступая назад)

Плачешь ты?

О доме загрустила ты?  

Камилла (вытирая слёзы):

Внимания не стоит.

Опять, как видно, всё пустое

(сосредоточенно рассматривая свои рисунки)

Хочу нарисовать цветы,

Картон мне нужен и листы.

Роден: Зачем они тебе, скажи?

Камилла: Нарисовать мои мечты.

Фиалки, незабудки, … розы.

Роден: Зачем они среди морозов?

Ведь денег нет. И знаешь ты.

Фиалки? Лучше не проси.

(смягчаясь)

Ты плачешь. Что здесь происходит?

Камилла (задумчиво): Весна приходит и уходит.

(через некоторое время)

Тогда хотела бы чулки.

Роден: Ведь никуда не ходишь ты!

Зачем чулки тебе, скажи?

(За окном, с набережной Сены доносятся куплеты

“Девчонки Монт-Мартра прекрасны как день,

Ты только девчонку получше одень”

из дуэта Нинон и Марселя из

Оперетты “Фиалка Монт-мартра” И. Кальмана)

Роден: Что происходит? Плачешь ты?

Нет! Ты рыдаешь?!

Камилла: Роден! Как всё же ты не понимаешь!

Сижу я взаперти, как птица.

Роден: Хотела б, верно, порезвиться?

 

Камилла: Прикована цепями я.

Роден: Так быть должно, Любовь моя.

Камилла: Хотела бы с тобой я выйти в свет.

Роден: Свет - это я. Другого больше нет.

 

Камилла: Скажи, что любишь.

Роден: Разве нет? (подходит)...Камилла, девочка моя!

Опять доказывать всё должен я?

 

Камилла: Ты знаешь, вся моя семья...

Все говорят...

Роден: Пустое. Ты и я -

Вот наша главная семья.

Любовь даёт над миром власть.

И предадимся ей мы всласть.

Камилла: И всё же. Все мои мечты...

Роден: Любовью правлю я. А ты...

Твори пока мечты мои.

Запомни. Ну-ка повтори!

Камилла: Как счастлива, должно быть, я?

Роден: Вот видишь (слегка поддразнивая),

Ты же всё “семья”, “семья”...

Другого жду я от тебя.

 

Камилла: Чего же?

Роден: Оковы сбрось, Любовь моя!

Позволь любить тебя всегда!

 

(Приглушается свет; слышны голоса)

Камилла, девочка моя...

Камилла: Любовь моя,

Моя мечта...

Твой образ чистый, идеальный

И торс породистый из стали!

Роден: Твой образ чистый, совершенный

И взгляд такой проникновенный...

Гипс с мрамором давно не знали

Изгибы тела идеальней,

Чем первозданное твоё!

Твои глаза, твоё лицо …

Лепить хочу тебя! Ещё!

Чтоб в глине мне тебя обнять

И гибкий стан твой утешать.

...Проснись, Камилла, наконец!

Люблю творений я венец!

Хочу любить! Лепить тебя!

Моя Любовь! Моя Судьба!

Картина III. Приют Мондеберг (Mond-de-Berg)

Сцена 5*: Переписка с родными “Привет, отец, и

здравствуй, мать!

Психиатрическая клиника. Камилла сидит за столом и

пишет письмо отцу с матерью

Камилла: Привет отец

И здравствуй мать!

Как я хочу вас всех обнять!

Родительский дом в Вильнёве. Семья меннонитов

Мать: Не дочь она уж нам давно!

(показывая на письмо) Забудь и выброси в окно.

Отец: Но всё же дочь. И ты ей мать.

 

Психиатрическая клиника. Камилла сидит на кровати

Камилла: Мне плохо здесь! Скрипит кровать!

Могли б меня забрать домой?

Хочу увидеть садик мой.

 

Мать: Домой? Зачем?

Отец: Так ты же мать!

Свихнулась, коль, совсем… Что взять…

 

Мать: Довольно! Хватит! Я устала!

Вчера к заутренне проспала.

 

Психиатрическая клиника. Камилла пишет письмо брату Полю

Камилла (Полю, в Париж): Пишу тебе, чтобы сказать:

Разворовали мастерскую воры

Украли все мои скульптуры.

Роден, Бордель и их друзья

Они ограбили меня,

Всё это ясно вижу я,

Присвоили мои труды.

Проверил вещи ли мои?

Теперь преследуют меня.

И это тоже вижу я.

Украли все мои скульптуры!

Все те, что писаны с натуры!

И лучше проследи ты сам,

Чтоб негодяев миновал

Виктор Гюго. В нём был изъян.

Поль: Изъян в Гюго? (хмыкает)

Так ты про бюст иль про него?

(решительно) Кому здесь нужен этот хлам?!

Родительский дом

Мать: С ума давно она сошла.

Отец (подслеповато жмурится): А может, нет.

Так кто был пьян?

 

Мать: Да говорю тебе «изъян»!

Безумна, как кафе «Шайтан»!

 

Камилла (грустно): А в мусор выкинули гипс...

 

Отец: Кафе “Шайтан”?

Там был стриптиз?

 

Камилла (с грустной усмешкой):

«Болтушек» группу разогнали.

Мать: Её характер невменяем.

Отец: Ведь не преступница она.

Зачем в тюрьму заключена?

 

Мать: Безумна. Пишет: “Негодяев

Привлечь к суду...”

(мужу) А раньше вся была в блуду.

Отец (вздыхая): Покинул дуэнью и ангел.

Мать: Не властен с бредом и архангел!

Как лицемерила она!

И принимала у меня

И негодяя, и его жену.

Отец: А в чём проблемы? Не пойму.

Мать: Как в чём?! В жене. В надменной Розе.

Теперь нам пишет “Жизнь вся в прозе”.

Отец: Она просила нас простить!

Мать: Хотела ангела родить.

Увещевать имело смысл?

Её бес-искуситель быстр!

*Картина происходит попеременно на разных концах сцены с пульсирующим освещением.

Картина IV. Мастерская скульптора

Сцена 6. Споры об искусстве

В Мастерскую быстрыми шагами входит Роден

Роден: Камилла? Здравствуй! Как дела?

Есть час, пожалуй, для тебя.

Камилла: Прости! Я сильно занята.

Роден: Камилла! Ты так холодна!

Как понимать могу тебя?

Камилла: Как знаешь

Иль как не знаешь ты.

Роден (подходя к столу): Как будто вижу я цветы?

(примирительно) Камилла, девочка моя,

Любил ли кто-нибудь тебя?

Любил ли кто тебя, как я?!

Камилла: Как ты?

(передразнивает, вспоминая слова Родена)

Пустое. Все мои мечты...

Роден: Видать, совсем оледенела ты.

 

Камилла: Сказал ли ты хоть раз слова:

“Камилла! Я люблю тебя!

Ты жизнь моя, судьба моя

И выйди замуж за меня?”

Роден: К чему хвататься за слова?

Ведь жизнь дана у нас одна!

Камилла, ты поди сюда!

Как соблазнительна, мила,

Подействуй благом на меня.

И я хочу тебя опять

Лепить, этюды создавать.

 

Камилла: Роден, тебя забыть давно должна.

Роден: Не будем жизнь всю омрачать!

Что хочешь ты?

 

Камилла: Семью. И мать.

Роден: По дому стала ты скучать...

 

Камилла: Роден! Не знаю, что сказать!

Любовь испепеляет мозг!

Роден: Пожалуй, не любовь, а злость.

Я нарисую Евою тебя

И ей придам черты твого лица.

Камилла! Как ты холодна.

Как лёд, как мрамор, как ... зима

(рисует) Рисунок списан здесь с тебя.

Закончен. Посмотри себя.

 

(Камилла подходит, смотрит рисунок)

Камилла: Роден! Да это же змея!

Роден: Рисунок списан весь с тебя.

Камилла! Ты так холодна...

(Пауза)

Камилла: А эти груди и глаза?

Роден: Глаза? А что глаза?

И груди тоже не беда.

Борделю нравятся стога.

 

Камилла (в бешенстве рвёт рисунок): Ты - извращенец!

Всё твоё искусство! Да чтоб вам всем там стало пусто!

(указывает в сторону Борделя)

Роден: А что искусство?

 

Камилла (одеваясь): Сродни пещерных королей!

Взглянуть и убежать скорей.

Да знал бы ты, что римляне и греки

Ваяли нам совсем не для потехи!

Роден (небрежно): Да знаю это я. И знал.

Искусства в Риме изучал.

Скульптуры с Донателло, Микеланджело ваял.

Основы готики я тоже постигал.

 

Камилла (насмешливо): Ага. С собою новое искусство нёс -

Картинки с выставок,

Как пёс.

Роден: Молчи! Мы создавали новую культуру.

Камилла: Ваяли лучше бы с натуры!

Роден: Я отражаю в камне собственные чувства.

И медитирую лишь из любви к искусству!

 

Камилла: Изображаешь ты контрасты

В рисунках ранних, поздних. В масках...

Роден: Я кончиками пальцев чувствую фактуру.

 

Камилла: Ну и лепил бы ты её с натуры.

Роден: К чему с тобой мне обсуждать свою скульптуру?

Обсудим лучше мы твою культуру!

 

Камилла: Ты упрощаешь всё и видишь в тёмном цвете.

Рисуя в памяти своей паучьи сети.

Взгляни на греко-римское искусство!

Роден: Античность презираю я.

И чтоб ей было пусто!

 

Камилла (насмешливо): Твой юноша... из бронзового века

Быть может создан был для смеха?

Роден (уязвлённо): Что хочешь ты сказать своей культурой?

 

Камилла: Мне ближе эллинизм. С его натурой.

Классически рисует он скульптуры,

Описывает суть вещей и мифы,

Слагает сказки, а не лепит грифы.

Роден: Отбросим философию, академизм,

А лучше вспомним про классический стриптиз.

Камилла (удивлённо): Он целомудрен, непорочен,

А ваш, бордельный, просто склочен.

Сравним хотя бы “Поцелуй”. Мой, ... твой.

Любви желала б я совсем иной.

Роден: Что “Поцелуй”? Ведь я мужчина.

 

Камилла: Поэтому ведёшь, как та скотина?

(входит Бордель)

Роден: И секс мне нужен.

И гротеск. А впрочем, что тут обсуждать?

При всех.

Скажу одно. Высокую поэзию в шедеврах я не вижу.

Сплошной натурализм. И для престижа.

Другое дело наш авангардизм,

Импрессия - модерн и чувств каприз.

Бордель (нетерпеливо): Роден, сегодня вечеринка.

(машет на Камилу) Оставь её.

(рисует в воздухе очертания женской фигуры)

Такая есть картинка!

 

Камилла (Родену, кивая на Борделя): Иди же с ним! Иди!

Пойду сама по своему пути!

(передразнивая Борделя) Секс европейский на свободе.

И от любви большой свободен.

Таким любовь всю не понять,

Не оценить...

Бордель: Ну хватит, мать!

(обращаясь к Родену) Так мы идём?

Звать мне других?

(машет, кивая на Камилу) Забудь, пошли!

(уходят)

Издалека слышен голос Родена: Как эээ... даму звать?

Я очень рад.

Камилла остаётся одна в мастерской.

Картина V. Приют Монтеберг (Mond-de-Berg)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (6)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  2. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (3)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  3. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (4)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  4. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (1)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  5. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (2)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,

Другие похожие документы..