Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Выступление-презентация «Автоматизация процессов ведения кадрового делопроизводства. Ресурсное и кадровое обеспечение программы «АВЕРС: заведующий ДОУ...полностью>>
'Методическая разработка'
Напомнить ветеранам ВОВ важнейшие события, связанные с боевыми действиями советских войск по защите города и его освобождению от блокады и осады неме...полностью>>
'Руководство'
Муниципальное автономное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №43 с углублённым изучением предметов художественно – эстетичес...полностью>>
'Программа'
В основу программы положены следующие дисциплины Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 0...полностью>>

Конспект лекций по культурологии Для студентов всех специальностей

Главная > Конспект
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Д.Н. Павлюченков

Конспект лекций

по культурологии

Для студентов всех специальностей

Всех форм обучения

Вязьма

2006 г.

Содержание

Тема 1: Введение в предмет 6

Понятие культура 6

Область изучения и цель предмета 7

Функция культуры 9

Материальная и духовная культура 11

Периодизация культуры 16

Определение цивилизации 17

Характерные черты цивилизации 18

Влияние религиозного представления о мире на развитие общества 19

Конфликт цивилизации и технического прогресса 20

Тема 2: Первобытное общество 22

Теории происхождения человека: 22

Периодизация первобытности 22

Искусство первобытного общества 25

Ранние формы религии: 27

Тема 3: Культура Древнего Египта 29

Основание Египетского государства 29

Культурные и исторические периоды 30

Представление о загробном мире 31

Культ фараона 33

Религия и её формирование 33

Миф об Осирисе 34

Религиозная и культурная реформа Эхнатона 34

Изобразительное искусство 36

Письменность и литература 37

Развитие строительства гробниц 39

Храмовое строительство: 43

Металлургия 45

Тема 4: Культура Междуречья 46

Религия Шумера 46

Зороастризм 48

Храмовая архитектура 49

«Вавилон» - врата бога 51

Персеполь 52

Письменность и литература: 52

Законы Хаммурапи: 57

Тема 5: Культура Древней Греции 58

Крито-микенская культура 58

Периоды древнегреческой цивилизации: 58

Полисная система 64

Греческая демократия 66

Социальое устройство 66

Рабовладельчество 68

Религия: 69

Загробный мир 70

Греческая мифология 71

Архитектурные ордера 72

Литература и драматургия: 73

Драматургия 74

Скульптура 75

Геродот – отец Истории 79

Философия 80

Философские школы Древней Греции 81

Тема 6: Культура Древнего Рима 85

Периоды древнеримской цивилизации 85

Религия 86

Культ мертвых и домашние божества 89

Римская мифология 91

Римское право 95

Римская архитектура 97

Литература. 100

Скульптура. Римский портрет 106

Наука 106

Свободное время у римлян 108

Музыка, пение и танцы 109

Гладиаторские игры 111

Раннехристианская культура. Эпоха гонений 111

«Миланский эдикт» 112

Тема 7: Культура Древнего Востока 113

Ведизм 113

Индуизм 113

Буддизм 114

Философия, литература 114

Архитектура, скульптура, живопись Древней Индии 115

«Махабхарата» 117

Рамаяна 118

Культурные особенности Японии и Китая 120

Конфуцианство 122

Даосизм 122

Моизм 123

Легизм 123

Буддизм Китая 123

Литература и живопись Китая 123

Архитектура и искусство Китая 125

Синто: 125

Тема 8: Византийская культура 127

Античные традиции в византийской культуре 128

Государственное устройство Византии 134

Философия Византии 136

Иконоборчество 138

Великий Раскол 1054 года: 139

Тема 9: Средневековая западноевропейская культура 142

Периоды средневековья 142

Влияние Римо-католической Церкви на формирование и развитие западноевропейских государств 142

Церковь и ереси 144

Инквизиция 145

Крестовые походы 145

Университеты 149

Развитие схоластики 150

Литература 151

Предпосылки научного переворота 155

Эпоха великих географических открытий 158

Тема 10: Культура Древней Мексики 165

Тема 11: Возрождение - эпоха гуманизма 169

Натурфилософия и наука 169

Наука и философия . Проблемы теории познания мира 171

Характер художественной литературы Возрождения 174

Треченто 175

Кватроченто 175

Высокий Ренессанс в Средней Италии 176

Роль искусства 178

Реформация в Англии: 182

Лютеранство 183

Английская революция 184

Французская революция 185

Войны Наполеона 185

Тема 12: Культура Руси 187

Дохристианская Русь 187

Древнерусское государство 187

Славянская мифология 188

Храмы 189

Земледельческий религиозный культ древних славян 189

Зодчество Древней Руси 192

Народный костюм 193

Крещение Руси 194

Феофан Грек 200

Андрей Рублёв 201

Татаро-монгольское нашествие и его влияние на культуру Руси 203

Автокефалия 203

«Москва- третий Рим» 204

Конфликт патриарха Никона и царя Алексея Михайловича 204

Реформы Петра I 205

Русские первооткрыватели: 206

Особенности русской религиозной философии 207

Тема 13: Культура Ислама 209

Шариат 209

Коран 209

Арабская философия 209

Литература 210

Архитектура 211

Изобразительное искусство 211

Скульптура 212

Литература 213

Тема 1: Введение в предмет

Понятие культура

Слово “культура” происходит от латинского слова культивировать, или возделывать почву. В средние века это слово стало обозначать прогрессивный метод возделывания зерновых, таким образом возник термин agriculture или искусство земледелия. Но в XVIII и XIX вв. его стали употреблять и по отношению к людям, следовательно, если человек отличался изяществом манер и начитанностью, его считали “культурным”. Тогда этот термин применялся главным образом к аристократам, чтобы отделить их от “некультурного” простого народа. Немецкое слово Kultur также означало высокий уровень цивилизации.

Понятие культуры может употребляться в нескольких значениях. Во-первых, оно может служить для обозначения какой-либо конкретной культурно-исторической общности,- характеризуемой определенными пространственно-временными параметрами (первобытная культура, культура Древнего Египта, культура Возрождения, культура Средней Азии и т.п.). Во-вторых, термин культура используется для обозначения специфики жизненных форм отдельных народов (этнические культуры). В-третьих, под культурой может пониматься некоторое обобщение, модель, построенная по определенному принципу. Культурные модели могут создаваться не только на уровне целого, но и на уровне элементов: политическая культура, правовая культура, художественная культура, профессиональная культура и т.п."

Современное научное определение культуры символизирует убеждения, ценности и выразительные средства (применяемые в литературе и искусстве) , которые являются общими для какой-то группы; они служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Верования и взгляды подгруппы часто называют субкультурой.

Культура формирует личности членов общества, тем самым она в значительной степени регулирует их поведение.

Другая важная часть культуры состоит в том, что культурные ценности формируются на основе отбора определенных видов поведения и опыта людей.

В теориях культуры всегда важное место отводилось языку.

Язык можно определить как систему коммуникации, осуществляемую с помощью звуков и символов, значения которых условны, но имеют определенную структуру.

Язык - явление социальное. Им нельзя овладеть вне социального взаимодействия, т.е. без общения с другими людьми. Хотя процесс социализации в значительной мере основан на имитации жестов - кивков, манеры улыбаться и хмуриться, - язык служит основным средством передачи культуры. Другой его важной чертой является то, что на родном языке практически невозможно разучиться говорить, если его основной словарный запас, правила речи и структуры усвоены в возрасте восьми или десяти лет, хотя многие другие аспекты опыта человека могут быть полностью забыты. Это свидетельствует о высокой степени приспособляемости языка к потребностям человека; без него общение между людьми осуществлялось бы значительно примитивнее.

Третий вид культурного конфликта, вызванного господством чужой культуры, наблюдался в доиндустриальных обществах, которые подверглись колонизации со стороны народов Европы.

Культура — это неотъемлемая часть человеческой жизни. Культура организует человеческую жизнь. В жизни людей культура в значительной мере осуществляет ту же функцию, которую в жизни животных выполняет генетически запрограммированное поведение.

Область изучения и цель предмета

В широком смысле культура - это совокупность проявлений жизни, достижений и творчества отдельных людей, народов и всего человечества. «Культура” - это специфика человеческой деятельности, это то, что характеризует человека как вид. Напрасны поиски человека до культуры, само появление его на арене естественной истории надлежит рассматривать как культурный феномен".

Рассматривая какую-либо культуру, нельзя вырвать ее из того контекста времени и пространства, в котором она существует. В прошлом веке культурологи считали, что можно говорить только об одной культуре, которая олицетворяет конкретные стадии единого духовного процесса, так сказать, "культурную лестницу". С этой точки зрения все патриархальные (а тем более матриархальные) культуры классифицировались в рамках единого первобытнообщинного строя и однозначно оценивались как примитивные, то есть подлежащие.

Однако в том же столетии возникла противоположная мысль – что эти культуры на самом деле имеют принципиальные различия, они предельно самобытны, и не имеют друг с другом ничего общего. Тогда-то и родилась культурология как наука об уникальности и несхожести культур.

Культурология рассматривает свой предмет внутри пространственно-временного континуума, обладающего культурно-историческим единством. Такой смысл культурологи вкладывают в слово "эон". Интересно первоначальное значение этого слова: греки именовали им очень длительный период в развитии мира. Гностики называли этим, словом божественные силы, исходящие от Абсолюта. Мистический шлейф смыслов окутывает - это культурологическое понятие.

Возьмем, к примеру, понятие "Западная Европа". Один из самых интересных культурологов А.Дж. Тойнби присваивает Западной Европе статус цивилизации, что для него означает не просто целостность географическую, историческую, общий генезис и историю, но, конечно же, все это в нераздельной слитности - единый мир, в котором люди способны понять друг друга. Общая культура как раз и означает возможность взаимопонимания, когда в слова и поступки вкладывается понятный и общий для носителей этой культуры смысл, то есть присутствие культурной идентичности. Западная Европа, родившаяся из разрозненных колоний Римской империи первых веков нашей эры, утратившей свое былое могущество и доставшейся готским завоевателям, ставшая единой благодаря Карлу Великому и Римской Церкви, впитала в себя наследие эллинской культуры и христианскую религию. Родились совершенно новые нации и языки, а главное - люди с абсолютно новым самосознанием.

Термин "культура" (от лат. cultura - возделывание, обрабатывание) издавна применяется для обозначения того, что сделано человеком. В таком широком смысле данный термин употребляется как синоним общественного, искусственного в противоположность природному, естественному. Однако этот смысл слишком широк, расплывчат и поэтому нуждается в уточнении. Само по себе это уточнение - достаточно сложное мероприятие. Ведь в современной научной литературе встречается более 250 определений культуры. Специалисты по теории культуры А. Кребер и К. Клакхон проанализировали свыше ста основных определений и сгруппировали их следующим образом.

1. Описательные определения, восходящие в своей основе к концепции основоположника культурной антропологии Э. Тейлора. Суть таких определений: культура - это сумма всех видов деятельности, обычаев, верований; она как сокровищница всего созданного людьми включает в себя книги, картины и т. п., знание путей приспособления к социальному и природному окружению, язык, обычай, систему этикета, этику, религию, которые складывались веками.

2. Исторические определения, подчеркивающие роль традиций и социального наследия, доставшихся современной эпохе от предшествовавших этапов развития человечества. К ним примыкают и генетические определения, утверждающие, что культура является результатом исторического развития. В нее входит все, что искусственно, что люди произвели и что передается от поколения к поколению - орудия, символы, организации, общая деятельность, взгляды, верования.

3. Нормативные определения, акцентирующие значение принятых правил и норм. Культура - это образ жизни индивида, определяемый социальным окружением.

4. Ценностные определения: культура - это материальные и социальные ценности группы людей, их институты, обычаи, реакции поведения.

5. Психологические определения, исходящие из решения человеком определенных проблем на психологическом уровне. Здесь культура есть особое приспособление людей к природному окружению и экономическим потребностям и складывается из всех результатов такого приспособления.

6. Определения на базе теорий обучения : культура – это поведение, которому человек научился, а не получил в качестве биологического наследства.

7. Структурные определения, выделяющие важность моментов организации или моделирования. Здесь культура представляет собой систему определенных признаков, различным образом связанных между собой. Материальные и нематериальные культурные признаки, организованные вокруг основных потребностей, образуют социальные институты, являющиеся ядром (моделью) культуры.

8. Идеологические определения: культура - это поток идей, переходящих от индивида к индивиду посредством особых действий, т. е. с помощью слов или подражаний.

9. Символические определения: культура – это организация различных феноменов (материальных предметов, действий, идей, чувств), состоящая в употреблении символов или зависящая от этого.

Каждая из перечисленных групп определений схватывает какие-то важные черты культуры. Под типологией в современной научной литературе понимается метод расчленения систем изучаемых объектов и их группировки с помощью обобщенной модели. Данный метод используется в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, функций, отношений, уровней организации объектов.

Ответить на вопрос, по каким закономерностям развивается культура, нелегко. В западной социологии существует по крайней мере три альтернативных теории культуры. Это пользовавшаяся большой популярностью в ХIХ в. теория одно линейной эволюции, утверждающая, что все общества проходят одни и те же стадии культурного развития; теория культурного релятивизма, исходящая из положения о том, что пути развития отдельных культур уникальны, и потому настаивающая на том, что прежде всего необходимо изучать индивидуальные черты; теория многолинейной эволюции, допускающая, что хотя некоторые типы культур могут развиваться в сходных условиях близкими путями, регулярная последовательность всех известных культур устанавливается лишь в очень незначительной степени и только для ограниченного множества культурных компонентов.

Культурология имеет, как и каждая наука, свои теории, которые объясняют мир.

В культурологии выделяется две основные теории.

1. Игровая теория.

Игра предшествует культуре. Все в культуре существует в форме игры. Играют люди, животные. Игра - это всегда правила. В этом смысле функции игры те же, что и функции культуры. Эти функции связаны с развитием общества и развитием личности.

2. Эволюционная теория.

Культура рассматривается в этом случае как развивающаяся. Каждая культура развивается в сторону цивилизации. Тогда возникает оппозиция между культурой и цивилизацией. Цивилизация губит культуру.

Каждая цивилизация имеет свои технологии. А всякая технология имеет две стороны: как идея, образ, открытие - это явление культуры, но как практика - это явление цивилизации.

Выделяется 4 типа технологий.

1. Технологический.

С помощью него человек устанавливает связь с природой.

2. Социальные технологии.

Позволяют выстраивать экономические и политические технологии.

3. Социологические.

Они связаны с воздействием на человеческие убеждения.

3. Теория "Восток-Запад".

Эта теория актуальна сегодня, так как повысилась роль человека. Человек - носитель культуры.

Функция культуры

Функции в самой культуре не познаются, так как функция - это отношение, деятельность. Исходя из этого- функции культуры рассматриваются по отношению к группе (сообществу) и по отношению к человеку.

Функции культуры по отношению к человеку:

1. Личностная.

Культура делает человека личностью, рассматривает его как личность, возвышает его.

2. Эмоциональная.

Культура помогает человеку найти выход накопившейся энергии, эмоций. Это выражается в искусстве, музыке, поэзии и т.п.

3. Идентифицирующая.

Благодаря культуре, человек познает себя, решает для себя вопросы: кто я? для чего я? и др.

4. Творческая.

Каждая личность творит себя, отражает себя в творчестве.

Функции культуры по отношению к группе:

1. Регулятивная.

Она регулирует поведение человека, складывает культурные стереотипы.

2. Оценочная.

На основании этой функции мы получаем основание для оценки тех или иных событий, феноменов.

3. аккумулятивная.

Собираются все ценности, накапливаются сокровища языка, опыт человечества и передаются следующим поколениям.

4. Преемственность.

Люди разных поколений могут понимать друг друга.

5. Этническая.

Народ осознает себя как общность.

В культуре закреплена функция познания. Она отражает то, как человек познает мир.

Контркультура связана с разрушением ценностей норм и правил. Это выражено в вандализме (разрушение того, что наработано культурой).

1. Материальный вандализм: разрушение церквей и т.п.

2. Духовный вандализм: разрушение веры.

3. Системный вандализм: разрушение устоявшихся систем.

4. Физический вандализм

Контркультура несет и отрицательное и положительное. Она помогает активному началу культуры. С одной стороны, контркультура принимается, с другой, отрицается.

Функциональный анализ культуры предполагает наличие явлений, которые выполняют определенные функции (нормы, ритуалы, общение, производство и т.п.).

Преобразующая функция культуры.

Освоение и преобразование окружающей действительности являются фундаментальной потребностью человека, поскольку "сущность человека не исчерпывается склонностью к самосохранению и соответственно склонностью к созданию удобств, более того, специфически человеческая сущность выражается в чем-то ином, по отношению к чему созидаемые удобства и обусловленное этим самосохранение составляют лишь необходимую базу"'.

Если рассматривать человека только как существо, стремящееся к максимальным удобствам и самосохранению, то тогда на каком-то историческом этапе его экспансия во внешнюю среду должна была прекратиться, так как в процессе освоения и обустройства мира всегда есть определенная доля риска, сохраняющаяся с увеличением размеров преобразований. Однако этого не происходит. Ведь человеку имманентно присуще стремление к выходу за пределы наличной данности в преобразовании и творчестве.

Защитная функция культуры

Является следствием необходимости поддержания определенного сбалансированного отношения человека и окружающей среды, как природной, так и социальной. Расширение сфер человеческой деятельности неизбежно влечет за собой появление все новых и новых опасностей, что требует от культуры создания адекватных механизмов защиты (медицина, органы общественного порядка, технические и технологические достижения и т.п.). Причем необходимость одного вида защиты стимулирует появление других. Например, истребление сельскохозяйственных вредителей наносит ущерб экологии и требует, в свою очередь, средств экологической защиты. Угроза экологической катастрофы в настоящее время выводит защитную функцию культуры в разряд первостепенных. Коммуникативная функция культуры.

Коммуникация - это процесс обмена информацией между людьми с помощью знаков и знаковых систем. Человек как существо социальное для достижения различных целей нуждается в общении с другими людьми. Именно с помощью коммуникации происходит координация сложных действий. Основными каналами коммуникации являются зрительный, речевой, осязательный. Культура продуцирует конкретные правила и способы коммуникации, адекватные условиям жизнедеятельности людей.

Познавательная функция культуры.

Потребность в этой функции вытекает из стремления любой культуры создать свою картину мира. Процесс познания характеризуется отражением и воспроизведением действительности в мышлении человека. Познание выступает необходимым элементом и трудовой, и коммуникативной деятельности. Существуют как теоретические, так и практические формы познания, в результате которых человек получает новое знание о мире и самом себе.

Информационная функция культуры

Обеспечивает процесс культурной преемственности и различные формы исторического прогресса. Она проявляется в закреплении результатов социокультурной деятельности, накоплении, хранении и систематизации информации. В современную эпоху каждые пятнадцать лет происходит доение информации. С. Лем обращал внимание на то, что объем изученных проблем, увеличивается прямо пропорционально объему накопленных знаний. Ситуация "информационного взрыва” потребовала создания качественно новых способов обработки, сохранения и передачи информации, более совершенных информационных технологии.

Нормативная функция культуры

Обусловлена необходимостью " поддерживать равновесие и порядок в социуме, приводить в соответствие с общественными потребностями и интересами действия различных социальных групп и индивидов. Функция общезначимых норм, признанных в той или иной культуре, направлена на обеспечение определенности, понятности, предсказуемости поведения. Можно назвать юридические нормы, регулирующие взаимоотношения между людьми, социальными институтами, отдельными людьми и социальными институтами; технические нормы, вызванные производственной практикой, этические нормы регламентации повседневной жизни, экологические нормы и др. Многие нормы тесно связаны с культурной традицией и укладом жизни народа.

Особое внимание следует обратить на то, что каждому элементу культуры (морали, праву, экономике и др.) могут быть свойственны различные функции. Так, мораль, регулируя человеческое поведение, пронизывает практически все сферы жизнедеятельности человека, нравственный аспект присутствует в каждом элементе культуры. Например, искусство, наряду с художественно-эстетической, гедонистической, выполняет и духовно-нравственную, воспитательную роль. Нравственность становится основой построения религиозных систем. В экономической культуре, предпринимательстве, политике также существуют свои "моральные заповеди".

Материальная и духовная культура

Материальная культура более непосредственно и более прямо обусловлена качествами и свойствами природных объектов, той разновидностью форм вещества, энергии и информации, которые используются человеком в качестве исходных материалов или сырья при создании материальных предметов, материальных продуктов и материальных средств существования человека.

Материальная культура включает в себя разнообразные по типам и формам артефакты, где природный объект и его материал трансформированы так, что объект превращен в вещь; то есть в предмет, свойства и характеристики которого заданы и продуцированы творческими способностями человека так, чтобы они более точно или более полно удовлетворяли потребности человека как "homo sapiens", а, следовательно, имели культурно целесообразное предназначение и цивилизационную роль.

Материальная культура, в другом смысле слова - это человеческое "Я", переодетое в вещь; это духовность человека, воплощенная в форму вещи; это человеческая душа, осуществленная в вещах; это материализовавшийся дух человечества. В материальную культуру входят, прежде всего, разнообразные средства материального производства. Это энергетические и сырьевые ресурсы неорганического или органического происхождения, геологические, гидрологические или атмосферные составляющие технологии материального производства. Это орудия труда - от простейших орудийных форм до сложных машинных комплексов. Это разнообразные средства потребления и продукты материального производства. Это различные виды материально-предметной, практической деятельности человека. Это материально-предметные отношения человека в сфере технологии производства или в сфере обмена, то есть производственные отношения. Однако следует подчеркнуть, что материальная культура человечества всегда шире существующего материального производства. В нее входят все виды материальных ценностей: архитектурные ценности, здания и сооружения, средства коммуникации и транспорта, парки и оборудованные ландшафты и т.п.

Кроме того, материальная культура хранит в себе материальные ценности прошлого - памятники, археологические объекты, оборудованные памятники природы и т.п. Следовательно, объем материальных ценностей культуры шире объема материального производства, и уже, поэтому нет тождества между материальной культурой в целом и материальным производством в частности. Кроме того, само по себе материальное производство можно характеризовать в терминах культурологии- то есть говорить о культуре материального производства, о степени его совершенства, о степени его рациональности и цивилизованности, об эстетичности и экологичности тех форм и способов, в которых оно осуществляется, о нравственности и справедливости тех распределительных отношений, которые в нем складываются. В этом смысле говорят о культуре технологии производства, о культуре управления и организации его, о культуре условий труда, о культуре обмена и распределения и т.п..

Материальная культура в целом, как и материальное производство в частности, оценивается культурологией с точки зрения создаваемых ими средств и условий для совершенствования жизнедеятельности человека, для развития его "Я", его творческих потенций, сущности человека как разумного существа, с точки зрения роста и расширения возможностей реализации способностей человека как субъекта культуры. В этом смысле понятно, что как на различных этапах эволюции материальной культуры, так и в конкретно-исторических общественных способах материального производства, складывались различные условия и создавались различные по уровню совершенства средства для воплощения творческих идей и замыслов человека в стремлении улучшить мир и самого себя.

Гармоничные отношения между материально-техническими возможностями и преобразующими замыслами человека в истории существуют не всегда, но когда это объективно становится возможным, культура развивается в оптимальных и сбалансированных формах. Если гармонии нет - культура становится неустойчивой, несбалансированной, и страдает либо инерционностью и консервативностью, либо утопичностью и революционизмом.

Духовная культура

Развитие культуры сопровождается возникновением и становлением относительно самостоятельных систем ценностей. Вначале они включены в контекст культуры, но затем развитие приводит к все более глубокой специализации и, наконец, к относительной их самостоятельности. Так случилось с мифологией, религией, искусством, наукой.

В современной культуре можно уже говорить об относительной их самостоятельности и о взаимодействии культуры с этими институтами.

Понятие духовной культуры: — содержит в себе все области духовного производства (искусство, философию, науку и пр.), — показывает социально-политические процессы, происходящие в обществе (речь идет о властных структурах управления, правовых и моральных нормах, стилях лидерства и пр.).

Разновидности духовной культуры

1. Миф

Миф - наиболее древняя система ценностей. Миф в современной культуре создает средства и способы символического мышления, он способен ценности современной культуры интерпретировать через идею "героического", что, скажем недоступно науке. В ценностях мифа чувственное и рациональное даны синкретно, слитно, что мало доступно другим средствам культуры XX века. Фантазия и вымысел позволяют легко преодолевать несовместимость смыслов и содержания, ибо в мифе все условно и символично.

В этих условиях выбор и ориентация личности раскрепощается и, следовательно, используя условность, она может достигать высокой гибкости, что, например, почти недоступно религии.

2. Религия

Религия, как и миф, выражает потребность человека в ощущении своей причастности к основаниям бытия. Однако теперь свои основания человек ищет уже не в непосредственной жизни природы. Боги развитых религий находятся в сфере потустороннего (трансцендентного). В отличие от мифа, здесь обожествляется не природа, а сверхъестественные силы человека, и, прежде всего, дух с его свободой и творчеством. Помещая божественное по ту сторону природы и понимая его как сверхъестественный абсолют, развитая религия освобождала человека от мифологической слитности с природой и внутренней зависимости от стихийных сил и страстей.

Религия стала доминировать в культуре вслед за мифом. Ценности светской культуры и ценности религии часто не гармоничны и противоречат друг другу. Например, в понимании смысла жизни, в миропонимании и т. д. Главное почти во всякой религии - это вера в Бога или вера в сверхъестественное, в чудо, что непостижимо разумом, рациональным путем. В этом ключе и формируются все ценности религии. Ценности религии принимаются сообществом единоверцев, поэтому религия действует, прежде всего, через мотивы консолидации, за счет единообразной оценки окружающей действительности, жизненных целей, сущности человека. Религия устанавливает градацию ценностей, придает им святость и безусловность, что затем ведет к тому, что религия упорядочивает ценности по "вертикали" - от земных и обыденных до божественных и небесных. Требование постоянного морального совершенства человека в русле предлагаемых религией ценностей создает напряжения смыслов и значений, попадая в которое человек регламентирует свой выбор в границах греха и справедливости. Это порождает тенденцию к консервации ценностей и культурных традиций, что может вести к социальной стабилизации, но за счет сдерживания светских ценностей.

Светские ценности более условны, они легче подвергаются преобразованиям, и интерпретации в духе времени. Общая тенденция проявляется здесь в том, что в развитии культуры постепенно усиливаются процессы секуляризации, то есть освобождения культуры из-под влияния религии.

3. Искусство

Параллельно с мифом и религией в истории культуры существовало и действовало искусство. Искусство есть выражение потребности человека в образно-символическом выражении и переживании значимых моментов своей жизни. Искусство создает для человека "вторую реальность" - мир жизненных переживаний, выраженных специальными образно-символическими средствами. Приобщение к этому миру, самовыражение и самопознание в нем составляют одну из важнейших потребностей человеческой души.

Искусство продуцирует свои ценности за счет художественной деятельности, художественного освоения действительности. Задача искусства сводится к познанию эстетического, к художественной интерпретации автором явлений окружающего мира. В художественном мышлении познавательная и оценочная деятельность не разделены и используются в единстве. Работает такое мышление с помощью системы образных средств и создает производную (вторичную) реальность - эстетические оценки. Искусство обогащает культуру духовными ценностями через художественное производство, через создание субъективных представлений о мире, через систему образов, символизирующих смыслы и идеалы определенного времени, определенной эпохи.

Роль искусства в развитии культуры противоречива. Оно конструктивно и деструктивно, оно может воспитывать в духе возвышенных идеалов и наоборот. В целом же искусство, благодаря субъективации, способно поддерживать открытость системы ценностей, открытость поиска и выбора ориентации в культуре, что, в конечном счете, воспитывает духовную независимость человека, свободу духа. Для культуры это важный потенциал и фактор ее развития.

4. Философия

Рассуждая о духовных составляющих культуры, нельзя не упомянуть философию. Философия стремиться выразить мудрость в формах мысли (отсюда и ее название, которое буквально переводится как "любовь к мудрости"). Философия возникла как духовное преодоление мифа, где мудрость была выражена в формах, не допускающих ее критическое осмысление и рациональное доказательство. В качестве мышления философия стремится к рациональному объяснению всего бытия. Но, будучи одновременно выражением мудрости, философия обращается к предельным смысловым основам, видит вещи и весь мир в их человеческом (ценностно-смысловом) измерении. Таким образом, философия выступает как теоретическое мировоззрение и выражает человеческие ценности, человеческое отношение к миру. Поскольку мир, взятый в смысловом измерении мира культуры, то философия выступает как осмысление, или, говоря словами Гегеля, теоретическая душа культуры. Многообразие культур и возможность разных смысловых позиций внутри каждой культуры приводят к многообразию спорящих между собой философских учений.

5. Наука

Наука имеет своей целью рациональную реконструкцию мира на основе постижения его существенных закономерностей. Она неразрывно связана с философией, которая выступает в качестве всеобщей методологии научного познания, а также позволяет осмыслить место и роль науки в культуре и человеческой жизни.

Наука - один из новых институтов в структуре культуры. Однако значение ее быстро растет, а современная культура воспитывает глубокие изменения под влиянием науки.. Наука существует как особый способ производства объективных знаний.

Объективность не включает в себя оценочного отношения к объекту познания, то есть наука лишает объект какого-либо ценностного значения для наблюдателя. Наука, давая знания человеку, вооружает его, дает ему силы. "Знание - сила!" - утверждал Ф. Бекон.

Гуманистическая ценность, культурогенная роль науки неоднозначны. Если ценность науки измерять практическими последствиями, то она, с одной стороны, дала компьютер, а с другой - ядерное оружие. Высшая ценность для науки - истина, в то время как высшая ценность для культуры - человек. Наука, будучи мощным средством рационализации человеческого труда, может с успехом "роботизировать" человека. Подавляя другие формы истин, наука ограничивает возможности духовного развития. Стремясь контролировать содержание образования, наука косвенно контролирует систему человеческих ориентиров, что ведет в дальнейшем к созданию условий для формирования одномерного человека, то есть узкого и глубокого специалиста.

Познание, будучи жизненно важной потребностью человека, приобрело вид отчужденной силы человеческого прогресса, когда оно стало развиваться в форме науки. Н. Бердяев подчеркивал, что жажда познания, оторванная от ценностей, идеалов Добра и Красоты, оборачивается роком в судьбе человечества. Поскольку главная социальная функция науки - усовершенствовать средства жизнедеятельности человека, то есть задача повышения эффективности, постольку она порождает прагматизм как стиль жизни. Постоянное стремление рационализировать, улучшать и обновлять технику, материалы, технологию закрепило в общественном сознании идеалы прогресса, которые все более ощутимо довлеют над другими смыслами и установками жизни человека. Тот же Н. Бердяев замечал по этому поводу: это идея прогресса превращает каждое поколение, каждого человека, каждую эпоху в истории человечества в средство и орудие достижения некой "окончательной цели".

Самый важный результат научного прогресса - возникновение цивилизации, как системы рационализированных и техноциализированных форм бытия человека. В определенном смысле, цивилизация и культура несовместимы. Технофицированные формы бытия человека противостоят внутренним началам духовной сущности человека. Эти начала культура воплощает в ценностях и идеалах. Культура - это скорее творческая лаборатория человеческого духа, в то время как науку скорее можно понимать как творческую лабораторию только разума. Первое следствие разрыва культуры и науки проявляется в нарастающей подмене духовных смыслов и ценностей жизни материальными результатами прогресса.

Современная история человечества без науки не представима. Наука принадлежит современной культуре, порождает цивилизацию и, таким образом, связывает их в целостное образование. Наука превратилась в фундаментальный фактор выживания человечества, она экспериментирует с его возможностями, создает новые возможности, реконструирует средства жизнедеятельности человека, а через это она изменяет и самого человека. Творческие возможности науки огромны, и они все более глубоко преобразовывают культуру. Можно утверждать, что наука обладает некоторой культурогенной ролью, она придает культуре рационалистические формы и атрибуты. Идеалы объективности и рациональности в такой культуре приобретают все более важную роль. Но это ведет к тому, что вытесняются ценности субъективности: личностные, эмоциональные и чувственные компоненты культуры, без них нет реального человека. Культура всегда нравственно нагружена, она в этом смысле более органична сущности человека, а наука более отчуждена, она более условна. Ценность научного знания пропорциональна его полезности, но это по существу, технократическая характеристика. Наука расширяет пространство для технократических атрибутов, обогащает сознание человека технократическими смыслами и значениями, но это все элементы цивилизации. Можно утверждать, что в истории человечества наука действует как цивилизирующая сила, а культура - как одухотворяющая сила.. В культуре XX века борьба здесь идет с нарастанием, и неясно как разрешится эта ситуация. По этой причине современная культура не является гармоничной и сбалансированной. Скорее всего, противоречие между рациональностью и нравственностью не разрешится до тех пор в истории человечества, пока оно не выполнит древний завет: "Познай самого себя!" Наукоемкость культуры возрастает и это показатель прогресса человеческой истории. Но "гуманность" тоже должна расти, ибо это показатель человечности исторического прогресса. Только синтез того и другого дает надежду, что будет построена гуманистическая цивилизация.

6. Идеология

До недавнего времени особое внимание уделялось еще одному компоненту духовной культуры - идеологии. Следовательно, идеология представляет собой самосознание социального субъекта: социальных групп, национальных и иных общностей, класса. Только в идеологии специфические интересы социальных групп, классов и общностей находят свое осознание, обоснование и систематизированное выражение. Следует также иметь в виду, что те или иные формы общественного сознания принимают идеологический характер только в рамках определенных социальных институтов и представляющих их социальных организаций: государства, политических партий, церкви, корпоративных объединений и т.д. Следует отметить, что противоположную тенденцию выражает гуманизм. В качестве примера идеологического направления - можно привести метод социалистического реализма - это определенный художественный канон. Но этот канон носит ярко выраженный идеологический характер. В характеристике этого метода содержатся сформулированные идеологические установки на процесс художественного творчества, а также предъявляемые к этому творчеству определенные социальные оценки и критерии. Метод социалистического реализма выступал как догматический и потому, что трактовался как единственно верный, закрывающий возможности проявления всех остальных творческих методов.

Таким образом, нельзя рассматривать идеологию только как отдельную составляющую культуры - это, скорее всего больше своеобразная надстройка над самой духовной культурой, так как она пронизывает все области духовной культуры.

7. Нравственность.

Нравственность возникает после того, как уходит в прошлое миф, где человек внутренне сливается с жизнью коллектива, и контролировался различными магическими табу, программировавшими его поведение на уровне бессознательного. Теперь человеку требуется самоконтроль в условиях относительной внутренней автономности от коллектива. Так возникают первые нравственные регулятивы - долг, стыд, честь. С повышением внутренней автономности человека и формированием зрелой личности возникает такой нравственный регулятив как совесть. Таким образом, нравственность появляется как внутренняя саморегуляция в сфере свободы, и нравственные требования к человеку растут по мере расширения этой сферы. Развитая нравственность есть реализация духовной свободы человека, она основана на утверждении самоценности человека независимо от внешней целесообразности природы и общества.

Возможно, мною было уделено чрезмерное внимание духовной составляющей культуры, в ущерб материальной, как известно, согласно марксистско-ленинской философии именно бытие определяет сознание, и этот факт, как правило, актуален, но не стоит забывать и многовековую мудрость: "Вначале было слово...". Поэтому, по-моему, именно духовная составляющая является основополагающим приводным механизмом развития культуры и общества.

Периодизация культуры

Культура – это процесс и продукт духовного производства как системы по созданию, хранению и распространению культурных ценностей.

Культура имеет определённую структуру, включающую взаимосвязанные и взаимодействующие элементы, стороны, которые занимают определённое место в системе и развиваются вместе с ней.

Культура как духовное производство имеет свою историю. Было время, когда ее не было, потом она появилась и затем прошла длинный путь развития. Понятно, что формы самой культуры меняются с течением времени, поэтому можно говорить об исторических типах культуры. Каждый из них существует определенное время и его характеризует. Это позволяет оперировать понятием культурно-историческая эпоха. Смена одного господствующего типа культуры другим означает наступление новой эпохи.

Еще в древности люди задумывались о том, когда появился человек и все то, что мы сегодня называем культурой. Ответы на эти вопросы сначала не выходили за рамки мифологии и религии. Так, в христианской традиции начало истории связано с моментом сотворения Богом первого человека - Адама, а вся история человечества делится на два периода - до и после Рождества Христова.

В современной науке существуют различные подходы к этой проблеме и соответственно отличающиеся друг от друга культурно-исторические периодизации, как правило, связанные с общеисторическими. Уже давно всемирную историю принято делить на - древнюю, среднюю и новую. В XVIII-XIX вв. широкое хождение имело челнение истории на периоды дикости, варварства и цивилизации. В качестве самостоятельных эпох выделяли и продолжают выделять отдельные, наиболее яркие культурные феномены, например античность и Возрождение.

Немецкий философ XX в. К. Ясперс выдвинул идею "осевого времени" - периода между 800 и 200 гг. до н.э. "В эту эпоху, - писал Ясперс, - были разработаны основные категории, которыми мы мыслим по сей день, заложены основы мировых религий, определяющих по сей день жизнь людей." В это время "формируется духовная основа человечества, причем независимо друг от друга в трех различных местах - в Европе с ее поляризацией Востока и Запада, в Индии и Китае".

Как уже отмечалось, типы культуры и эпохи связаны отношениями взаимного детерминизма. Тип культуры представляет собой целостную систему характеристик духовного производства, которые составляют ее индивидуальность и неповторимость.

Предлагается следующая историческая типология и периодизация культуры.

Определяющий тип культуры

Всемирная культурноисторическая эпоха

1. Первобытная культура

2 млн. лет —

IV тыс. до

н.э.

Первобытная эпоха (или эпоха первобытной культуры)

2. Культура ранних цивилизации

III - начало

I тыс. до н.э.

Эпоха ранних цивилизации

3. Культура древних цивилизации в античном и древневосточном вариантах

VIII в. до

н.э. - конец

V в. н.э.

Эпоха классических древних цивилизации

4. Средневековая культура, включая Возрождение как переходный тип

Конец V -

XVI вв.

Эпоха средневековых цивилизаций

5. Буржуазная (новоевропейская) культура

XVII в. -

1918 г.

Новое время

6. Мировая культура

1919 г.-на-

чало 1990-х

гг.

Новейшее время

Следует учитывать условность, гипотетичность и вариативность данной (и любой другой) периодизации и особенно границ эпох, по поводу которых постоянно ведутся споры, и они время от времени перемещаются.

Каждый тип культуры (и соответствующая ему эпоха) проходят этапы молодости, зрелости и "третьего возраста", который определяется как переходное состояние и представляет собой особый - переходный тип культуры. Он всегда двузначен, диалогичен, в нем одновременно присутствует и прошлое, и будущее. Ярким примером такой культуры может служить Возрождение.

Каждая последующая эпоха опирается на достижения предыдущей и в то же время качественно от нее отличается. Структурообразующим ядром культуры обычно выступает религия, которая переходит из эпохи в эпоху, сама подвергается изменениям и во многом определяет эволюцию культуры в целом. Например, христианство, сложившееся в древности на Ближнем Востоке, стало государственной религией Древнего Рима в конце его существования; затем оно послужило духовной основой всей средневековой европейской цивилизации. Христианство разделилось на три направления: католицизм, православие и протестантизм, которые породили соответствующие подтипы культуры.

Если в рамках первой эпохи существовал только один тип культуры, то в дальнейшем их количество возрастет, а взаимодействие типов (и подтипов) культуры составляет важную сторону культурно-исторического процесса. Первобытная культура прошла через все эпохи, она и в XX в. имела своих живых носителей. В условиях существования нескольких культурно-исторических типов один из них является определяющим, ведущим, часто "титульным" - дающим название данной эпохе (см. таблицу).

Конечно, само понятие "исторический тип культуры" - это условность, за которой стоят культурные реалии во всех своих бесконечно многообразных и уникальных проявлениях, в калейдоскопе цивилизаций, стран, народов, в пестроте языков, религий, обычаев, стилистике искусства, в одежде, мышлении и поведении людей. Однако в культурах присутствует не только своеобразное, но и общее, объединяющее их в группы "близких и дальних родственников", что и служит основанием для типологических построений.

Определение цивилизации

Главным признаком цивилизации является наличие письменной информации, передающейся из поколения в поколение.

Как способ человеческой деятельности, культура опосредована существующими общественными отношениями, способна быть не только достаточно самостоятельной сферой, но и оказывать влияние на эти отношения, подчинять их потребностям бытия культуры.

Соотношение понятий общество и культура отражает понятие цивилизация. Под цивилизацией (кроме других значений этого понятия) понимается социальная организация культуры. На основе территориального объединения, исторически сложившегося разделения труда, обмена взаимной деятельностью и ее способами складываются новые формы интегративных связей. Этому процессу соответствует осознание и закрепление его в культуре. Способом организации этих связей, их координации становится публичная власть, которая через безлично-всеобщие принципы (закон, налог, воинская повинность и т. д.) стремится уравновесить общественные интересы и реализовать интересы правящей социальной группы. Культура при этом моделирует ценностную ориентацию общества, формирует ее духовное, идеологическое своеобразие. Таким образом, понятие цивилизация может использоваться в форме более частных определений — общественный строй, общественная организация.

Наиболее общим из определений является обозначение в качестве цивилизации современного развитого, преимущественно западного типа, общества. При этом цивилизованное общество противопоставляется обществам, не достигшим ставших нормативными в современную эпоху уровня экономического развития, социального порядка и политической стабильности. Цивилизация выступает синонимом высшего на данный момент уровня развития общественной культуры.

Характерные черты цивилизации

В развитии цивилизаций можно проследить некоторые общие функциональные черты:

Каждая цивилизация имеет свой логический центр, в котором популяционнные признаки выражены наиболее четко.

Исходным центром распространения первичных цивилизаций является определенное этническое ядро. Поэтому культура первичных цивилизаций (и материнских, и дочерних) имеет определенный этнический окрас

Характерным признаком цивилизации, как и всякой популяции, является тенденция к максимальному расширению, то есть распространению своих соционормативных принципов, основанного на них образа жизни и достижений культуры.

Ключевым звеном социального поля цивилизации, играющим связующую роль, является город. Его типология обусловлена системой социальных связей, определяющих социальное поле цивилизации. Соответственно, характер городской монументальной архитектуры зависит от господствующей соционормативной культуры.

Каждая цивилизация образует единое информационное поле, которое требует общего (международного) языка и письменности.

В культуре цивилизации может быть выделено два таксономических уровня. Цивилизация выступает в форме связей более высокого порядка, чем общинные, – в форме государств. Господствующий класс в такой общественной системе является носителем цивилизационной соционорматики. Ориентация системы его ценностей и культуры определяет таксономический уровень цивилизации. В то же время подчиненные, ведомые классы (народ) более консервативны и поэтому в большей степени ориентированы на традиционные ценности и этнический уровень культуры.

Каждая цивилизация в процессе роста создает вокруг себя зону влияния в виде внешнего популяционного социокультурного поля. Это поле стимулирует общественные процессы у окружающих цивилизацию этносов, способствуя формированию у них племен как социально-потестарных организаций и их союзов.

Каждая цивилизация формирует общую религиозно-этическую систему, в традициях и принципах которой закодированы ее соционормативные принципы. Такая идеологическая система играет роль еще одного инструмента популяционного функционирования наряду с политической системой и поэтому может объединяться с последней.

Каждая цивилизация развивается в уникальных условиях, определяющихся взаимодействием накопленного ею экономического, соционормативного и культурного потенциала с природным ландшафтом и историческим окружением в виде этнической среды и соседних цивилизаций. Изменение равновесия между цивилизацией и окружающей ее средой возможно как изнутри (например, в результате демографического роста), так и извне, вследствие качественных перемен в ландшафте, климате, сдвигах в историческом окружении. Возможны два варианта “ответа” цивилизации на “вызов” извне в виде такого изменения сложившегося баланса. Прежде всего, цивилизация приводит в движение политический и идеологический инструмент внешнего расширения с целью обороны и завоевания. В случае же неудачи на первом пути, она использует те же инструменты для реформирования соционормативных принципов, политической системы и религиозной идеологии.

Интенсификация внешней торговли служит добавочным, вспомогательным способом ослабления диссонанса между цивилизацией и внешней средой. Торговые (экономические) связи до эпохи Новой истории являются запасным инструментом внешней экспансии и внутрипопуляционного унифицирования.

Этапы развития цивилизации внешне похожи на три фазы развития биологического организма: рост – расцвет – упадок. Поэтому современные теоретики вслед за античными распространили этапы жизни человека (детство – зрелость – старость или детство – юность – зрелость – старость) на общественные организмы. Однако механизм их развития иной, чем у биологических организмов.

Выделяют несколько типов цивилизаций

1. Первичные цивилизации, возникшие в этнической среде и подразделяющиеся на:

а) Исходные или Материнские цивилизации, возникшие спонтанно, и

б) Дочерние цивилизации, возникшие в зоне социокультурного воздействия исходных (материнских) цивилизаций на этническую периферию.

2. Вторичные цивилизации, возникшие в результате качественной перестройки соционормативных принципов уже существующих цивилизаций или их частей.

Влияние религиозного представления о мире на развитие общества

Религия оказывает очень существенное влияние на развитие общества, рассмотрим это на примере христианства.

Христианство (от греческого слова christos - «помазанник», «Мессия») зародилось как одна из сект иудаизма в I в. нашей эры. в Палестине. Это изначальное родство с иудаизмом - чрезвычайно важное для понимания корней христианской религии - проявляется и в том, что первая часть Библии, Ветхий завет, - священная книга как иудеев, так и христиан(вторая часть Библии, Новый завет, признается только христианами и является для них главнейшей). Распространяясь в среде евреев Палестины и Средиземноморья, христианство уже в первые десятилетия своего существования завоевывало приверженцев и среди других народов.

Возникновение и распространение христианства пришлось на период глубокого кризиса античной цивилизации упадка ее основных ценностей. Произошло столкновение двух различных идей: античной и христианской. Христианское учение привлекало многих, разочаровавшихся в римском общественном устройстве. Оно предлагало своим приверженцам путь внутреннего спасения: уход от испорченного, греховного мира в себя, внутрь собственной личности, грубым плотским удовольствиям противопоставляется строгий аскетизм, а высокомерию и тщеславию «сильных мира сего» - сознательное смирение и покорность, которые будут вознаграждены после наступления Царства Божьего на земле. Христианство помогло миру избежать великой битвы за освобождение человека. Ведь оно смогло без смены государственной власти, через смену личности, ликвидировать один социальный строй (рабовладельческий) и создать совершенно другой по своей сути строй. Христианство возвышало человека. Исходя из христианского учения, человек в мире стал свободен и зависел он лишь от Бога. Люди, принимая христианство, освобождались от рабства, но тут же принимали на себя другую ношу - религиозную.

Уже первые христианские общины приучали своих членов думать не только о себе, но и о судьбах всего мира, молиться не только о своем, но и об общем спасении. Уже тогда выявился свойственный христианству универсализм: общины, разбросанные по огромному пространству Римской империи, ощущали тем не менее свое единство. Членами общин становились люди разных национальностей. Новозаветный тезис «нет не эллина, ни иудея» провозгласил равенство перед Богом всех верующих и предопределил дальнейшее развитие христианства как мировой религии, не знающей национальных и языковых границ.

Потребность в единении, с одной стороны, и довольно широкое распространение христианства по миру - с другой, породили среди верующих убежденность что если отдельный христианин может быть слаб и нетверд в вере, то объединение христиан в целом обладает Духом Святым и Божьей благодатью.

Всё вышесказанное показывает что религия очень сильно влияет на развитие общества.

Конфликт цивилизации и технического прогресса

Наука и техника - эти порождения культуры и цивилизации в XX в. стали играть роль главных локомотивов экономического и социального развития. Научно-технический прогресс стал опорным вектором исторической динамики. Тем, кто в максимальной степени пользуется его плодами, он дает силу, которая и в конце XX в. является критерием успеха страны и народа. Экономическая и военная мощь государства, дополненная высоким уровнем жизни населения, в основе которых лежит НТП, реально ставит его впереди, в авангарде, обеспечивает преимущества на мировой арене.

Сегодня техника вторгается во все сферы общества: от экономики до спорта и досуга, она сказывается на межличностных отношениях, меняет структуру и иерархию ценностей, детерминирует характеристики современной личности.

Человек с помощью техники создает для себя новый мир, как реальный, так и виртуальный, превращает технические объекты (автомобиль, компьютер) в предмет своего, подчас преимущественного внимания, заменяя им естественное общение с себе подобными.

Техника в наше время, как никогда ранее, многократно умножила силы и возможности человека. И она же поставила перед ним множество новых проблем, породила острые противоречия, стала одной из причин кризиса цивилизации, который предсказывали многие мыслители и ученые. "Кризис нашего времени, - писал А.Н. Бердяев в 1931 г., - в значительной степени порожден техникой, с которой человек не в силах справиться".

Как своеобразную реакцию на научно-технический прогресс можно расценивать выступления общественности против строительства атомных электростанций, химических и целлюлозно-бумажных предприятий. Порой они выражаются в весьма экстравагантной форме. Так, американские фермеры, принадлежащие к секте меннонитов, отказались от сельскохозяйственных машин и пашут на лошадях.

Техника служит как созиданию, так и разрушению. Как уже отмечалось, средства ведения войны всегда занимали видное место в человеческом обществе. По мнению некоторых ученых, прогресс в производстве и использовании оружия лежит в основе социального развития. Как бы там ни было, военная техника, особенно за последние сто лет, порождала множество проблем действительно глобального характера. "Война моторов" переросла к концу века в "войну компьютеров".

К особенно серьезным последствиям привело появление оружия массового уничтожения - химического, бактериологического и ядерного, которое, вместе со средствами его доставки, произвело очередную революцию в военном деле. Оружие всегда угрожало человеку, теперь же оно стало представлять угрозу человечеству, впервые превратившись в потенциальное средство его самоуничтожения.

Повышение роли науки и техники в современном обществе актуализирует моральную ответственность ученого за возможные последствия его открытий. Известно, что многие ученые-ядерщики, причастные к разработке атомного оружия, предупреждали мир о катастрофических последствиях его применения.

В наше время человечество несет большие потери, как людские, так и материальные, в результате технических аварий и катастроф. К особенно тяжелым последствиям привела авария на Чернобыльской АЭС в 1986 г. Ежегодно в мире гибнут сотни тысяч людей в результате дорожно-транспортных и производственных происшествий. Не следует, однако, винить в этом только технику. За ней стоит управляющий ею человек, ошибки которого чаще всего и служат причинами названных фактов. Первопричину негативного влияния техники на человека нужно искать не столько в ней, сколько в человеке, в социальных отношениях, в путях решения экономических и иных проблем, в способах удовлетворения общественных и индивидуальных потребностей.

Человечество придумало наркотики и алкоголь, которые нашли применение в медицине и промышленности; но они же создали условия для таких явлений, как наркомания, пьянство и алкоголизм, оказывающих в масштабах планеты такое воздействие, что людские потери от них сопоставимы с иными войнами.

В XVI в. в Европу был завезен табак, и курение стало пагубной страстью очень многих людей во всем мире. От болезней, им вызванных, ежегодно гибнут сотни тысяч курильщиков. Кроме того, они, фактически, заставляют курить и других, отравляя атмосферу помещений в учреждениях и учебных заведениях. Сегодня во многих странах усиливается борьба с этой вредной привычкой.

Несмотря на столь большие потери от своих собственных достижений, человечество не собирается отказываться от благ цивилизации, в т.ч. связанных с миром техники, и возвращаться в "каменный век". Современное общество, вступающее в XXI столетие, должно дать адекватный ответ тем вызовам, которые оно само порождает. Культура вполне может удовлетворять нормальные и естественные человеческие потребности при минимизации неизбежных потерь. Вопрос только в том, сумеет ли человечество не перейти ту черту, которая отделяет экономическое и культурное развитие, чреватое кризисом, от саморазрушения и гибели цивилизации.

Тема 2: Первобытное общество

Теории происхождения человека:

эволюционная- предполагает, что человек произошел путем постепенного видоизменения под влиянием внешних факторов и естественного отбора.

внешнего вмешательства- существует много фантастических гипотез антропогенеза, связанные с теорией внешнего вмешательства. Происхождение человека от инопланетян или других иных цивилизаций

теория пространственных аномалий- предполагает то, что в гуманоидных вселенных на большинстве пригодных для жизни планет биосфера развивается по одному и тому же пути, запрограммированному на уровне Ауры- информационной субстанции. Признает существование определенной программы развития жизни и разума, которая наряду со случайными факторами управляет эволюцией

теория Дарвина- Дарвину принадлежат капитальные труды по ботанике, зоологии и геологии, в которых детально разработаны отдельные вопросы эволюционной теории. Главная заслуга Дарвина в том, что он раскрыл движущие силы эволюции. Он материалистически объяснил возникновение и относительный характер приспособленности действием только естественных законов, без вмешательства сверхъестественных сил. Учение Дарвина в корне подрывало метафизические представления о постоянстве видов и сотворении их Богом.

теория творения (креационизм)- разновидностью теории творения можно считать также мифы о превращении животных в людей и о рождении первых людей богами. Ортодоксальная теология считает теорию творения не требующей доказательств. Тем не менее, выдвигаются различные доказательства этой теории, важнейшее из которых - сходство мифов и легенд разных народов, повествующих о сотворении человека.

Современная антропология не дает окончательного и достоверного представления о времени и причинах перехода от человека умелого к человеку разумному, равно как и об отправной точки его эволюции. Очевидно лишь, что человек прошел в своем биологическом и социальном развитии долгий и весьма извилистый путь. В недоступных нашему определению временах и эпохах происходило расселение людей на Земном шаре. Оно шло внутри ограниченных площадей, было бесконечно разбросанным, но вместе с тем носило всеобъемлюще единый характер.

Наши предки в самый отдаленный из доступных нам периодов предстают перед нами группами, вокруг огня. Использование огня и орудий является существенным фактором в превращении человека в человека. «Живое существо, не имеющее ни того не другого, мы вряд ли сочли бы человеком».

Радикальные отличия человека от животных состоит в том, что окружающий предметный мир является объектом его мышления и речи.

Образование групп и сообществ, осознание его смыслового значения – еще одно отличительное качество человека. Только тогда, когда между первобытными людьми начинает возникать большая спаянность, вместо охотников на лошадей и оленей появляется оседлое и организованное человечество.

Возникновение искусства – закономерное следствие развития трудовой деятельности и техники палеолитических охотников, неотделимые отложения родовой организации, современного физического типа человека. Увеличился объем его мозга, появилось множество новых ассоциаций, возросла потребность в новых формах общения.

Периодизация первобытности

Первобытнообщинная формация была самой длительной в истории человечества. Ее нижняя грань по новейшим данным—от примерно 2 млн. лет назад, верхняя грань колеблется в пределах последних 5 тысяч лет: в Азии и Африке первые цивилизации возникли на рубеже 4—3 тысячелетий до н. э., в Европе — в 1 тысячелетии до н. э., в Америке—в 1 тысячелетии н. э. в других областях ойкумены — еще позднее.

Широко распространена археологическая периодизация, основанная на различиях в материале и технике изготовления орудий труда; это деление истории человечества на три века—каменный, бронзовый и железный.

Каменный делится на древний каменный век, или палеолит , и новый каменный век, или неолит Между палеолитом и неолитом выделяют переходную эпоху—мезолит. Археологические эпохи могут быть синхронизированы с геологическими периодами истории Земли. Времени существования человека приблизительно соответствует четвертичный период. Его делят на две эпохи: 1) предледниковую и ледниковую, называемую плейстоцен, и 2) послеледниковую - голоцен. В археологической периодизации плейстоцен соответствует эпохам палеолита и в значительной части, а может быть и полностью - мезолита . Неолит относиться уже к послеледниковой эпохе - голоцену.

Люди появились на земле 700—600 тысяч лет назад. Древнейшие люди сильно отличались от людей нашего времени. Пальцы на руках были у них неловкие; своими руками человек мог выполнять самую несложную работу, хватать, ударять, копать землю. Лоб у древнейшего человека был низкий и покатый; мозг был значительно меньше мозга современного человека. Немногими отрывистыми звуками люди выражали гнев, страх, призывали друг друга на помощь,

Человек, откалывая от камня мелкие кусочки, заострял его край. Остриём камня человек копал землю, раскалывал кости, рубил мясо, вырубал из дерева дубину. Такие камни, обработанные древним человеком, называются ручными рубилами. У человека не было крепких когтей и могучих лап, как у хищных зверей, но заостренный камень был крепче любых когтей и зубов, а удар дубиной был сильнее удара медвежьей лапы. Заострённый камень и дубина были первыми орудиями труда; с их помощью люди добывали себе пищу, а также защищались от хищных зверей. На берегах рек и озёр, в зарослях кустарника люди выкапывали съедобные корни и личинки насекомых, охотились на мелких животных, разрывали их норы, разыскивали плоды и птичьи яйца. В поисках пищи люди бродили с места на место. У них не было ни постоянных жилищ, ни одежды; они не умели пользоваться огнём. Жить они могли только в местностях с теплым климатом.

Древнейших людей называют первобытными людьми. Жить в одиночку древнейшие люди не могли; без помощи друг друга они не добыли бы себе пищи, а стали бы сами добычей хищных зверей. Поэтому люди жили группами, совместно добывая еду и защищаясь от крупных хищников. Группы сходились и расходились, как сходятся стада диких животных; такую группу первобытных людей и называют первобытным стадом. В каждом стаде было не больше нескольких десятков людей; большему числу людей было трудно прокормиться в одной местности.

Первобытные люди не раз видели огонь при лесных пожарах, возникавших от ударов молнии и при извержениях вулканов. Долгое время люди боялись огня, но затем они заметили, что огонь даёт тепло и защищает от хищных зверей. Люди стали добывать огонь и разводить костры. Так как пожары и извержения вулканов случались редко, то люди постоянно поддерживали добытый огонь, не давая ему угаснуть.

Позднее они научились добывать огонь трением одного куска сухого дерева о другой. Обрабатывая в течение сотен тысяч лет камни, первобытные люди научились делать из них разнообразные орудия труда: наконечники копий, скребки для очистки шкур, пластинки, служившие ножами.

Все то время, когда люди делали свои орудия труда из камня, называется каменным веком.

Научившись добывать огонь и делать из камня, люди смогли охотиться не только на отдельных животных, но и на стада быков, оленей, лошадей. Однако, такая охота могла быть успешном лишь при участии в ней десятков и даже сотен людей. Охота на крупных животных стала главным занятием людей. Благодаря тому, что люди владели огнём и охотились, они не погибли во время резкого похолодания, начавшегося во всём северном полушарии около 100 тысяч лет назад.

Охота давала людям не только пишу, но также одежду, а нередко и жилище. Одеждой им служили шкуры животных, очищенные от мяса и жира. Селились люди в пещерах. Позднее они стали строить землянки — жилища, наполовину вырытые в земле. Люди часто делали стенки землянок из черепов и других крупных костей мамонта, а крыши — из бивней, покрывая их травой и шкурами.

Женщины делали одежду, готовили пищу, собирали съедобные растения. Им помогали дети. Все добытое мужчинами и женщинами распределялось между всеми людьми, жившими одной группой.

Благодаря постоянному труду первобытных людей в течение сотен тысяч лет пальцы на их руках становились всё более ловкими. Человек не только мог держать в руке камень или дубину и ударять ими, но и мог вырезать каменными ножичками различные предметы из кости и рога.

Для того чтобы труд первобытных людей был успешным, им необходимо было за многим наблюдать и многое обдумывать. Они должны были уметь выбирать камни, подходящие для изготовления орудий, различать съедобные и ядовитые растения, изучать повадки животных, на которых они охотились, и знать многое другое, Поэтому в труде развивался ум человека, увеличивался и его мозг.

Вместе с развитием ума людей развивалась их речь. При совместном труде людям нужно было очень часто обращаться друг к другу; объяснить, как нужно работать, отдавать приказание, спросить совета. Поэтому во время работы появлялись слова, возникла связная речь. Вскоре люди стали изготовлять наряду с каменным орудиями также орудия из кости и рога: иглы, шилья, гарпуны. Прикрепляя заостренный камень к палке, люди делали топор; удар топором был много сильнее удара простым камнем. Позднее они стали просверливать костью отверстие в камне, подсыпая на камень мокрый песок. Каменными топорами можно было, хотя и с большим трудом, рубить деревья, строить жилища и суда. Первым судном был плот, связанный из двух-трёх стволов деревьев; на нём люди отплывали недалеко от берега, чтобы ловить рыбу. Затем стали делать лодки; каждую лодку делали из целого ствола дерева.

Несмотря на улучшение орудий труда, люди не могли жить в одиночку. Чтобы добыть на охоте пищу, выдолбить из ствола дерева лодку и построить жилище, люди должны были работать большими группами; при этом им нужно было хорошо понимать друг друга и действовать дружно. Каждая группа состояла из родичей — родственников. Все родичи сообща трудились и делили между собой всё, что добывали. У группы было общее имущество: жилище, лодки, шкуры животных, запасы еды.

Группа родичей, живших и трудившихся сообща, имевших общее имущество, называется родом или родовой общиной. Родом управляли старейшины — самые опытные и мудрые из родичей. Они действовали в интересах всего рода. Поэтому старейшины пользовались общим доверием, и весь род беспрекословно выполнял их приказания.

Несколько родов, живших в одной местности, составляли племя.

Первобытные люди не имели других орудии труда, кроме орудий из камня, дерева, а позднее также из кости и рога. С такими орудиями труда люди едва могли обеспечить себя пропитанием. Чтобы добывать средства к существованию, они жили первобытными стадами, а позднее родовыми общинами. Имущество у них было общее. Самые опытные и уважаемые люди руководили охотой и рыбной ловлей, распределяли между родичами то, что те совместно добывали. Таком порядок жизни называется первобытнообщинным строй

Люди сотни тысяч лет жили первобытнообщинным строем — трудились сообща, владели общим имуществом и были равны между собой.

Для первобытнообщинного строя характерен крайне низкий уровень развития производительных сил. Почти на всем его протяжении главным материалом для выделки орудий оставался камень, из которого можно было изготовлять лишь самые примитивные, с трудом поддающиеся усовершенствованию орудия производства. Очень несовершенными были также трудовые навыки и производственный опыт первобытных людей. Плохо оснащенный технически, плохо знавший свои собственные силы, первобытный человек в одиночку был беззащитен перед лицом природы. Отсюда вытекала неизбежность особенно тесного объединения первобытных людей для совместной борьбы за существование, необходимость коллективного труда и коллективной собственности на средства и продукты труда. Первобытное общество не знало частной собственности, эксплуатации человека человеком и отделенной от народа принудительной власти. Оно было доклассовым, догосударственным.

Искусство первобытного общества

Искусство эпохи палеолита

Первые произведения первобытного искусства созданы около тридцати тысяч лет назад, в конце эпохи палеолита, или древнего каменного века.

Самыми древними скульптурными изображениями на сегодняшний день являются так называемые «палеолитические венеры» — примитивные женские фигурки. Они ещё очень далеки от реального сходства с человеческим телом. Всем им присущи некоторые общие черты: увеличенные бедра, живот и груди, отсутствие ступней ног. Первобытных скульпторов не интересовали даже черты лица. Их задача заключалась не в том, чтобы воспроизвести конкретную натуру, а в том, чтобы создать некий обобщённый образ женщины-матери, символ плодородия и хранительницы очага. Мужские изображения в эпоху палеолита очень редки. Помимо женщин изображали животных: лошадей, коз, северных оленей и др. Почти вся палеолитическая скульптура выполнена из камня или кости.

В истории пещерной живописи эпохи палеолита специалисты выделяют несколько периодов. В глубокой древности первобытные художники заполняли поверхность внутри контура рисунка чёрной или красной краской.

Искусство эпохи мезолита.

В эпоху мезолита, или среднего каменного века (XII—VIII тысячелетия до и. э.), изменились климатические условия на планете. Одни животные, на которых охотились, исчезли; им на смену пришли другие. Стало развиваться рыболовство. Люди создали новые виды орудий труда, оружия (лук и стрелы), приручили собаку. Все эти перемены, безусловно, оказали влияние на сознание первобытного человека, что отразилось и в искусстве.

Об этом свидетельствуют наскальные рисунки в прибрежных горных районах Восточной Испании, между городами Барселона и Валенсия. Прежде в центре внимания древнего художника были животные, на которых он охотился, теперь — фигуры людей, изображенные в стремительном движении. Если пещерные палеолитические рисунки представляли отдельные, не связанные между собой фигуры, то в наскальной живописи мезолита начинают преобладать многофигурные композиции и сцены, которые живо воспроизводят различные эпизоды из жизни охотников того времени. Кроме различных оттенков красной краски применяли черную и изредка белую, а стойким связующим веществом служили яичный белок, кровь и, возможно, мёд.

Центральное место в наскальной живописи занимали сцены охоты в которых охотники и животные связаны энергично разворачивающимся действием. Охотники идут по следу или преследуют добычу, на бегy посылая в неё град стрел, наносят последний смертельный удар или удирают от разъярённого раненого животного. Тогда же появились изображения драматических эпизодов военных столкновений между племенами. В некоторых случаях речь идет, видимо, даже о казни: на первом плане — фигура лежащего человека, пронзенного стрелами, на втором — тесный ряд стрелков, поднявших вверх луки. Изображения женщин встречаются редко: они, как правило, статичны и безжизненны. На смену большим живописным произведениям пришли малые.

Искусство эпохи неолита.

Таяние ледников в неолите, или новом каменном веке (5000—3000 гг. До н. э.), привело в движение народы, начавшие заселять новые пространства. Усилилась межплеменная борьба за обладание наиболее благоприятными охотничьими угодьями, за захват новых земель. В эпоху неолита человеку угрожала худшая из опасностей — другой человек! Новые поселения возникали на островах в излучинах рек, на небольших холмах, т. е. в местах, защищенных от внезапного нападения.

Наскальная живопись в эпоху неолита становится всё более схематичной и условной: изображения лишь слегка напоминают человека или животное. Это явление характерно для разных районов земного шара. Таковы найденные на территории Норвегии наскальные рисунки оленей, медведей, китов и тюленей, достигающие восьми метров в длину. Помимо схематизма они отличаются небрежностью исполнения. Наряду со стилизованными рисунками людей и животных встречаются разнообразные геометрические фигуры (круги, прямоугольники, ромбы и спирали и т. д.), изображения оружия (топоры и кинжалы) и средств передвижения (лодки и корабли). Воспроизведение живой природы отходит на второй план.

Первобытное искусство сыграло важную роль в истории и культуре древнейшего человечества. Научившись создавать изображения (скульптурные, графические, живописные), человек приобрёл некоторую власть над временем.

Социальная и семейная организация людей, непосредственно предшествующих современному человеку, совпадали – племя являлось одновременно и родом с неупорядоченными половыми отношениями. Такая форма общества была прогрессивной по сравнению с иерархической праобщиной, напоминающей стадо: исходное равенство всех мужчин и женщин в половых отношениях вело к ликвидации основной сферы конфликтов, к сплочению общества. Однако при небольших размерах первичных родов и отсутствии контактов между ними в течение больших промежутков времени все члены их становились близкими родственниками. Стоянки охотников и собирателей каменного века постепенно превращались в деревни земледельцев — новый тип поселений, которые вырастали в разных частях земного шара. Впервые они появились на Ближнем Востоке в начале VII тысячелетия до н. э. В развитых культурах неолита возникают крупные города, насчитывавшие сотни и даже тысячи жителей.

Существовало три вида социального общества: стадное общество (занимались охотой, собирательством); раннее племенное общество (земледелие); племенное общество;

Переход от присваивающего хозяйства (охоты, собирательства) к производящему (земледелие, животноводство) послужил толчком к резкому усилению потока культурных новаций. Так как названные события произошли вначале на Ближнем Востоке, то он с этого времени и надолго приобрёл роль культурного авангарда человечества. В VIII – VII тыс. до н.э. здесь появляются глинобитные дома и керамическая посуда, строятся первые монументальные сооружения (каменная крепость в Иерихоне, Палестина), человек осваивает металлургию и создаёт новый материал – металл (сначала медь, потом серебро и золото). В VI – V тыс. до н.э. люди научились прядению и ткачеству и стали шить одежду из тканей, появились простые ирригационные системы, сложились протогородские центры – основа будущих городов.

Эпоха патриархата — время разложения первобытного общества и формирования ранних государств. Иными словами, феномен государства и феномен патриархата настолько тесно связаны между собой, что оторвать их друг от друга просто невозможно. И оба они стали предтечами зарождения культуры и цивилизации в современном понимании.

Ранние формы религии:

Фетишизм- поклонение предметам, в следствии признания за ними особых качеств могущих управлять жизнью и внешними силами. Следует отметить, что предмет мыслился как полноценное существо. Объектами поклонениями могут быть камни, палки, деревья, любые предметы. Они могут быть как естественного происхождения, так и созданные человеком. Формы почитания фетишей так же разнообразны: от принесения им жертв до вколачивания в них гвоздей с целью причинить боль духу и тем самым вернее заставить исполнить адресованную ему пользу.

Тотемизм- поклонение животному вследствие признания за ним могущественной силы сохраняющей род, а также вера в то, что душа предка живёт в этом животном.

От тотема зависела жизнь всего рода и каждого его члена в отдельности. Люди верили и в то, что тотем непостижимым образом воплощается в новорожденных (инкарнация). Обычным явлением были попытки первобытного человека воздействовать на тотем различными магическими способами, например, для того, чтобы вызвать изобилие соответствующих зверей или рыб, птиц и растений и обеспечить материальное благосостояние рода. Вероятно, что именно с тотемизмом связаны и известные пещерные рисунки и скульптуры эпохи верхнего палеолита в Европе.

Магия. Наиболее древней формой религии является магия (от греч. megeia – волшебство), представляющая собой ряд символических действий и ритуалов с заклинаниями и обрядами.

Магия-вера в способность влиять на внешний мир посредством определённых ритуалов и заклинаний (погоду, жизнь, охоту и т.д.) . Психологический механизм магического акта обычно в сильной степени предопределен характером и направленностью совершаемого обряда. В одних видах магии преобладают обряды контактного типа, в других – имитативного. К первым относятся, например, лечебная магия, ко вторым – метеорологическая. Корни магии тесно связаны с человеческой практикой. Таковы, например, охотничьи магические пляски, представляющие обычно подражания животным, зачастую с употреблением шкур животных. Может быть, именно охотничьи пляски запечатлены в рисунках первобытного художника в палеолитических пещерах Европы. Наиболее устойчивое проявление промысловой магии – охотничьи запреты, суеверия, приметы, поверья.

Как и всякая религия, магические верования являются лишь фантастическим отражением в сознании людей, господствующих над ними внешних сил. Специфические корни разных видов магии – в соответствующих видах человеческой деятельности. Они возникли и сохранились там тогда, где и когда человек был беспомощен перед силами природы.

Один из древнейших, притом самостоятельных, корней религиозных верований и обрядов связан с областью взаимоотношения полов – это любовная магия, эротические обряды, различные виды религиозно-половых запретов, поверья о половых связях человека с духами, культ божеств любви.

Многие виды магии используются и в наше время. Например. один из самых устойчивых видов магии- половая магия. Ее обряды нередко и сейчас продолжают существовать в своей самой простой и непосредственной форме.

Магические представления определяли всю содержательную сторону первобытного искусства, которое можно назвать магико-религиозным.

Анимизм- Верования в древнем человеческом обществе были тесно связаны с первобытными мифическими воззрениями и основывались они на анимизме (от лат. anima – дух, душа), наделение природных явлений человеческими качествами.

В культуре первобытности анимизм был универсальной формой религиозных верований, с него начался процесс развития религиозных представлений, обрядов и ритуалов.

Анимистические представления о природе души предопределили отношения первобытного человека к смерти, погребению, умершим.

Тема 3: Культура Древнего Египта

Основание Египетского государства

Заселение территории Египта восходит к эпохе палеолита. К 4-му тыс. до н. э. образовался египетский народ. Увеличение населения, которое не могло уже существовать за счет охоты и рыболовства, ускорило переход к скотоводству и земледелию, что обусловило появление территории общин. Нужда в дополнительной площади, пригодной под посевы, вызвала необходимость создания сети осушительных каналов и дамб, для сооружения которых использовался труд общинников и рабов, захваченных при междоусобных войнах. Использование подневольного труда способствовало социальному расслоению общины, выделению знати и превращению вождей племен в царьков. Возникли примитивные государственные образования, к которым, вероятно, восходит часть более поздних административных округов (номов) Египта. Между ними велась борьба за землю, скот и рабов.

Объединение Египта произошло по причине того, что на границе ΙV и ΙΙΙ тысячелетий каменные орудия труда стали быстро заменяться на металлические ( была бронза), и уже недалек тот день, когда в Египте появились настоящие железные изделия – орудия земледельчества, ремесленничества и военного искусства. На рубеже эпох, это известно довольно точно, в Египет наверняка уже потоком шли продукты африканской металлургии - в основном из Зимбабве, а также изделия металлургов из Средней и Передней Азии: во всяком случае, медь с давних времен поступала египтянам именно оттуда, так что торговые пути были вполне налажены. Около середины 4-го тыс. до н. э. образовались два царства: на Севере - Нижний Египет, на Юге - Верхний Египет . Окончательно всю страну объединил около 3000 до н. э. царь Юга Менес(Мина), который захватил Нижний Египет и основал крепость «Белые стены»(гречески- Мемфис), ставшую в 28 веке до н. э. столицей Египта.

С объединения Египта началась династическая эпоха. Страна превратилась в централизованную восточную деспотию. Она обеспечивала создание общей для всего государства системы ирригационных сооружений. По мере того как создавалась оросительная система, в первобытных родоплеменных общинах, переходивших к земледелию, становились возможными более производительный земледельческий труд и накоплению продуктов сверх необходимых для прокормления самих работников. В то же время становилось возможным и присвоение большей части произведений труда более богатыми и сильными людьми. Это были, вероятно, по большей части вожди племен и близкие к ним люди. Они и завладевали средствами производства. Порабощение человека человеком началось в Египте в глубочайшей древности.

Вместе с тем, как и в других странах, здесь разрушалась родоплеменная общность, и на месте первобытных общин возникали общины земледельцев, объединенных соседством и совместным трудом по поддержанию орошения. Именно трудом общинников создавались грандиозные оросительные и другие сооружения древнейшего Египта. Развивавшаяся система угнетения большинства меньшинством привела к образованию в Египте государства. Между каменным веком и развитым медным лежала длительная переходная пора, когда медные орудия соперничали с каменными или начинали преобладать. Когда возобладали медные орудия, в Египте уже происходил процесс сложения классового общества и государства рабовладельцев. Крупномасштабные общественные работы (ирригация, строительство культовых сооружений) требовали управления и привели к централизации власти, появлению государственных образований, хотя естественным для общины оставалось равенство всех родов. В Раннем и Древнем царстве (XXXI—XXIII вв. до н.э.) фараон и его приближенные выделяются из остального населения, которое тогда еще не было порабощено, в большей степени, чем потом, когда появляются сотни тысяч бесправных рабов.

Культурные и исторические периоды

История Египта имеет периодизацию уже античного времени. В соответствии с храмовой традицией жрец Манефон составил для эллинистических царей Птолемеев список всех правителей Египта. Манефон представил историю Египта в виде сменяющих друг друга правящих династий (типично эллинское представление о монархическом принципе). Таким образом, в его списке сами эллинистические цари оказались XXXII династией, на которой и заканчивается история самостоятельного Египта. Некоторые из описанных Манефоном династий — династии оккупантов. Более того, если гиксосы (XV и XVI династии) действительно правили в Египте, то, например, две династии (XXVII и XXXI) — это персидские цари, которым тогда принадлежал Египет, но которые вообще в Египте не бывали, а управляли им дистанционно, как одной из своих сатрапий. Наконец, некоторые династии переходных периодов, т.е. периодов, когда Египет распадался, правили параллельно (это установить удается). До нас дошли краткие сведения о ряде фараонов и даже биографии некоторых из них (они наличествуют у тех фараонов, чье правление пришлось на периоды максимального расцвета Египта).

Вся египетская история делится на крупные периоды, крупные исторические эпохи, включающие в себя по несколько династий. Это периоды Древнего царства, Среднего царства и Нового царства, а также хорошо изученный, подтверждаемый другими источниками Поздний период, после чего Египет, потеряв свою независимость, уже входит в состав иноземных империй. Деление на эти эпохи не случайно. Каждая из них имеет свое неповторимое лицо, что хорошо видно по памятникам искусства (они разнятся от эпохи к эпохе). Между четырьмя крупными периодами — тремя Царствами и Поздним периодом — имеют место три переходных периода, в которые Египет переживал большие потрясения и чаще всего распадался. Причем распадался он очень легко — на Верхний и Нижний Египет, а далее на отдельные номы. Номы сохранялись на протяжении всех сменяющих друг друга царств.

Раннее царство составляет период примерно от 3100 до 2800 г. до н.э., когда правит I и II династия. I династия насчитывает 7 или 8 царей, начиная с фараонов Аха или Менеса, а II династия — 8 или 9 царей. Хотя до Раннего царства в истории встречаются по крайней мере два имени фараонов, они, по всей вероятности, не были царями единого Египта. А Раннее царство — период пассионарного перегрева, на энергии которого Египет и был создан.

Древнее царство охватывает период примерно с 2800 по 2150 г. до н.э. На эти 600 лет приходятся последние фазы этногенеза древних или первых египтян — надлом и инерция.

Далее следует Первый переходный период: примерно 2150 — 2040 гг. до н.э. В этот коротенький период вписываются 4 династии — VII, VIII, IX и X. Они, конечно, существовали хотя бы попарно параллельно, а скорее всего картина была еще сложнее (т.е. не две династии, а три из четырех царствовали одновременно). На этом история первых египтян заканчивается — в фазе обскурации этнос распался.

Среднее царство датируется примерно 2040-1680 гг. до н.э., после чего наступает Второй переходный период: 1680-1580 гг. до н.э. Затем следует Новое царство: 1580-1085 гг. до н.э. Далее имеет место Третий переходный период: 1085-950 гг. до н.э. и Период иноземных династий (ливийской и эфиопской): 950-664 гг. до н.э

Как уже говорилось, Египет был основан на незатруднительной ирригации Нила. Эта река (единственная из рек, на которых были построены «гидравлические цивилизации») не только орошала, но и удобряла поля. Вместе с тем египтяне были зависимы от уровня разлива. На него они влиять не могли. С одной стороны, достаточность свободного времени благодаря незатруднительной ирригации, с другой — зависимость от неподвластных человеку сил природы породили своеобразную, необычайно созерцательную религиозную систему египтян, одну из самых сложных на планете.

Представление о загробном мире

Немецкий философ XX в. Вальтер Шубарт предложил очень интересную классификацию религиозных систем по их отношению к миру реальному (точнее, материальному) и миру загробному, который не менее реален для представителей большинства религиозных систем. Шкала отсчета, по Шубарту, такова:

1) здесь хорошо — там плохо;

2) здесь плохо — там хорошо;

3) здесь плохо — там плохо;

4) здесь хорошо — там хорошо.

Религиозные системы первого и второго типа не редки. Гораздо реже встречаются религиозные системы третьего типа, а религиозные системы четвертого типа еще реже. У египтян была религия четвертого типа. Египтяне полагали, что там будет хорошо. А о том, что здесь хорошо, свидетельствует невероятная схожесть представлений египтян о загробном мире с их реальным земным миром, в котором им нравилось жить.

Правильно подготовленный к загробному миру египтянин собирался там заниматься тем же, чем он занимался в здешней жизни, но в блаженной обстановке. Здесь все-таки есть тяжелый труд, а там нет. Между жизнью в долине Нила с ее земледелием, скотоводством, рыболовством и жизнью в Загробном мире на полях Иалу (который есть просто копия Нила земного, его отражение), разница примерно такая же, как если бы вы всю жизнь, с необычайным рвением ,выращивали на 5-6 сотках клубнику, проводя летом ежедневно по 14 часов на карачках, и вдруг, вместо этого, в загробном мире занялись комнатным цветоводством, незатруднительным, очень красивым. Все вроде то же самое, но без тяжелого труда. Тяжелый труд исчез, а уклад жизни остался. И так собирался жить в загробном мире каждый египтянин. Особенно отчетливо это проявляется в период Среднего царства, ибо со сменой культурно-исторического периода (и, как уже говорилось, со сменой этноса) религиозная система египтян изменилась достаточно серьезно.

Если для египтян Древнего царства Осирисом в загробном мире становился фараон, то для египтян Среднего и Нового царства им становился каждый человек, подготовившийся и праведно покинувший этот мир (т.е. каждый отождествлялся с Осирисом). Между прочим, в этом кроется разгадка прекращения строительства гигантских пирамид, подобных построенным в Гизе. Существенное изменение религиозной системы — вот что делает ненужным их возведение.

А как необходимо было подготовиться египтянину к жизни после смерти?

Дело в том, что многие народы считали, что человек состоит из двух элементов — души и тела. Более утонченные народы полагали человека трехсоставным (трихотоничным), состоящим из духа, души и тела. Такое верование присущее уже миру Античности. Египтяне же полагали человека восьмисоставным с изощренной многосоставной незримой частью. Ее важнейшими элементами, требовавшими сложного обращения, были Ка — двойник, Ба — представление, наиболее напоминающее собственно представление о душе, и Ах — подлинное имя.

Египтяне — не единственный народ, считавший, что знать подлинное имя, значит приобрести власть над человеком. Поэтому Ах скрывалось ото всех (иногда даже от родителей), кроме, естественно, нарекающего это имя и кого-то еще очень драгоценного и любимого. Заметим, что посмертно упоминается не то имя, под которым египтянин жил (это известно из практики погребения фараонов, и, очевидно, это же касалось всех остальных), но и не его подлинное имя, Осирису, без сомнения, известное.

Отношения с Ка и Ба тоже очень сложны. Ба идет в вечный путь на поля Иалу. Однако, чтобы его встреча с Ка прошла благополучно, Ка, пребывающий в гробнице, ни в коем случае не должен быть поврежден. Отсюда мумификация, позволяющая сохранить тело на возможно более долгий срок. Отсюда же и категорическая невозможность самоубийства, потому что тогда Ба не сможет удалиться к Нилу небесному (Ка будет вечно его мучить). В этом отличие египетской религиозной системы от очень многих религиозных систем Древности, для которых самоубийство почти нормативно или по крайней мере не является прегрешением. Путь к посмертному бесконечному благоденствию включал подготовку гробницы, в момент кончины подготовку тела к сохранности (т.е. мумификацию), а также снабжение Ка всем необходимым.

Уже в период Нового царства египтянину в гробницу стали класть статуэтки ушебти — слуг, которые будут исполнять за него на Ниле небесном тяжелые работы (еще одно свидетельство, что загробный мир представлялся египтянам калькой мира реального). Чем богаче египтянин, тем больше фигурок ушебти с ним положено, но клали всем. Конечно, фараона сопровождали ушебти в высокохудожественном исполнении, а какого-нибудь лодочника — очень примитивные. Однако последние, вероятно, так же хорошо работали в Вечности, избавляя хозяина от лишнего труда.

Кроме того, Ка нужно кормить. Египтяне полагали, что Ка ест то же, что и живой человек, но пищевые продукты в гробницу никогда не укладывались — в заупокойном ритуале их просто называли. Т.е. в представлении египтян слово само по себе творит материю.

Но, пожалуй, самое любопытное в египетском богословии — это представление о сотворении мира богом Птахом, о чем рассказывает текст Позднего Среднего царства, известный в литературе, как «Мемфисский папирус» или «Мемфисская теология». Здесь есть некоторое скрытое единобожие — бог-творец. Однако интересно не то, что Птах сотворил Вселенную из ничего, а интересен сам метод: он называл вещи и тем творил их. Если принять теорию повреждения, то можно отметить совершенно незаурядную религиозную память египтян, умудрившихся сохранить через витки этногенеза одно из сложнейших богословских понятий.

Кстати, произношение египетских имен собственных более или менее условно. Египетские тексты читаются абсолютно свободно, практически без заметных разночтений, однако звучание имен неизвестно, а некоторые исторические деятели Египта попали в историю с греческими именами. Тем не менее, есть определенная научная традиция, которая даже эволюционирует (например, раньше писали Птах, теперь — Пта).

Мир Древнего Египта породил также тончайшую культуру. Мы сейчас располагаем столь совершенными переводами египетских текстов на русский язык, что их вполне можно читать, как памятники художественной литературы, и получать чисто эстетическое наслаждение.

Египтянам было свойственно представление об очень сложном устройстве человека. Видимо, поэтому они первыми посягнули создать духовный портрет (как живописный, так и скульптурный), т.е. портрет внутреннего мира человека, а не душевный, т.е. психологический портрет, портрет с индивидуальной характеристикой. Настоящий психологический портрет впервые создали римляне, которые не посягали в своей достаточно простодушной религиозной системе на создание портрета духовного. Египтяне же именно к этому стремились и были необычайно близки.

фаюмский погребальный портрет, названный так по большинству подобных портретов, найденных при раскопках в оазисе Фаюм. Фаюмы II-IV вв. н.э. необычайно близки к древнейшей иконе. Известно, что иконы писались уже в I в. н.э., но самые древние иконы, дошедшие до нас, датируются началом VI в. Все они, без исключения, происходят из монастыря Св.Екатерины, основанного в VI в. на Синае, т.е. из области древнеегипетского культурного ареала. Это один из интереснейших примеров влияния, которое оказала культура Древнего Египта на существующие и ныне две христианские культуры.

Как уже говорилось, великая культура или культурно-исторический тип включает в себя более, чем один народ и обычно более, чем одно государство.

Египтяне первыми разработали солнечный календарь. До них и параллельно им существовали лишь лунные календари. Лунно-солнечные календари (лунные календари с солнечной коррекцией) появились под влиянием Египта у тех народов, которые не хотели отказаться от лунного календаря. Строительство пирамид делало египтян выдающими астрономами и астрологами и, кроме того, незаурядными геометрами (основания науки геометрии лежат в египетском наследии). Египтяне, не желавшие быть погребенными в чужих землях, не стали великими мореплавателями, и все-таки они первыми (раньше финикиян) начали эпоху серьезных морских плаваний. Заметим, что все народы Месопотамии мореходами не были.

Значение Солнца в египетской культуре необычайно высоко, хотя характер почитания Солнца менялся. Имя Солнца — Ра. Оно постоянно повторяется в египетских именах. Этот корень встречается и в других, далеких от древнеегипетского, языках, но имена египетских фараонов буквально через одного включает в себя имя Ра (скажем, в той же IV династии — Хаф-ра, Менкау-ра, недолго правивший Джедеф-ра). Египтяне очень серьезно относились к Ка, очень о нем заботились. И Ка тоже нередко встречается в египетских именах собственных. Например, есть известное археологам захоронение некой знатной женщины, которую звали Ка-нефернефер (Дважды прекрасная Ка). Довольно сложная мифология древних египтян, т.е. художественное осмысление того, что закладывала их религия, очень интересна.

Культ фараона

Материальной основой самовластия фараона громадные земельные, людские, продовольственные и вещевые ресурсы, находившиеся в личном распоряжении царя. Но если формально и существовало какое – либо различие между «домом царя» и государством, то на деле оно стиралось. Государственные хранилища всевозможных благ были не более, как частями «дома царя», государственные работы были работами «дома царя», пожалования государственными сановниками- его пожалованиями. Перед лицом народа знать окружала своего ставленника божественными почестями. Царя называли «большим богом». Особой милостью для приближенного, даже царского свойственника, было разрешение лобызать ноги, а не землю перед ногами царя. Однако он разрешал следовать за собой в носилках, другому – умащаться в его присутствии, третьему выказывал заботу в дни болезни, четвертому писал письма, полные предупредительной любезности, и даже собственноручно.

Религия и её формирование

Религия Древнего Египта представляла собой сложное напластование верований, возникших в разное время и в разных местах. Древние египтяне поклонялись множеству верховных богов. Почти все боги имели разные имена, а некоторые даже назывались по-разному в разное время суток. Так, главный бог Египта — бог Солнца как "Восходящее Солнце" назывался Хепри, или Хепрер, как "Солнце в зените" — Ра, как "Солнце перед закатом" — Атум. Сколько всего богов создали и почитали египтяне, сказать трудно, некоторые исследователи предполагают, что счет шел на сотни и тысячи.

Боги были олицетворением различных природных явлений и одновременно явлений общественного порядка. Одним из важнейших богов был Птах — бог воды, земли и мирового разума, создатель всего сущего. Считалось, что он выносил идею сотворения мира в своем сердце и дал ей жизнь движением языка — своим словом. Птах почитался как покровитель искусств и ремесел. Одним из немногих Птах изображался только в облике человека. Как древнейшего из богов Птаха знали во всем Египте, но особенно почитали в Мемфисе.

Жрецы других городов возникновение мира видели иначе. Они учили, что сначала существовал бог Нун — первобытный водный хаос. Из него возник бог Атум, позднее превратившийся в Ра. Из Атума-Ра возникла первая пара богов — бог воздуха Шу и его жена, богиня влажности Тефнут. От них родились Геб — бог Земли и Нут — богиня неба, которые, в свою очередь, породили Осириса, Исиду, Сета и Нефтиду. Это были важнейшие и изначальные боги, от которых произошли все другие божества и люди.

Кроме этих богов, повсеместно во всех областях Древнего Египта поклонялись богине истины и порядка Маат, богине неба, любви и веселья Хатхор, богу Луны и письменности Тоту. Тоту приписывали изобретение письменности считали его божественным секретарем небесного совета при боге Ра. Его просили о помощи и изучающие счет.

Египтяне признавали присутствие божественного начала "во всем, что есть на суше, в воде и в воздухе". Как воплощение божества почитались некоторые животные, растения, предметы. Египтяне поклонялись кошкам, змеям, крокодилам, баранам, навозным жукам — скарабеям и множеству других живых существ, считая их своими богами.

Религиозные обряды нередко были обставлены с необыкновенной пышностью. Например, культ быков был самым богатым и торжественным культом, которого когда-либо удостаивалось животное. Бык Апис считался "земным воплощением" и "служителем" бога Птаха, символом плодородия.

Бык Апис жил в специальном священном хлеву при храме, где за ним ухаживали подготовленные для этого жрецы. Когда бык умирал, тело его бальзамировали и хоронили с соблюдением сложного ритуала при громадном стечении народа

Египтяне также поклонялись деревьям и растениям, из которых они особенно выделяли лотос. Они полагали, что цветки лотоса были уже в первобытном хаосе, и именно из цветка лотоса вышел бог Солнца Ра. Богом считали и почву, ее плодородную естественную силу. Из неорганической природы более всего почитались заостренные камни. По аналогии с такими камнями стали строиться обелиски.

Миф об Осирисе

Будучи по мифу первым умершим, Осирис изображается как Владыка умерших, а его ежегодное воскрешение давало верующим надежду на то, что именно с его помощью душа умершего может спастись от окончательной гибели.

В эпоху Среднего царства возникла идея суда над душами. На этом страшном суде взвешивается сердце покойника и в зависимости от добрых и дурных дел, совершенных им при жизни, определяется судьба его души. Судьей душ считается Осирис. Но в добавлении к этому существовало представление о возможности обеспечить благополучие души на том свете чисто магическими средствами. И магические представления преобладали над религиозно - нравственными.

Помимо покровителя умерших, Осирис выполнял роль бога-покровителя земледельческих работ, растительности. Характер образа Осириса как бы олицетворял хлебное зерно. В дальнейшем с культом Осириса была тесно связана Исида - богиня плодородия.

Религиозная и культурная реформа Эхнатона

В 1375 году до н.э. фараон 18 династии Аменхотеп 4 отменил весь египетский культ и вместо него ввёл монотеистический культ Атона. Ранее Атон являлся божеством солнечного диска, но мыслился лишь как одним из проявлений бога Ра. Аменхотеп 4 развил этот культ, объявив, что лишь Атон является единственным богом. Изображался Атон в виде солнечного диска с множеством рук, которые держат знак жизни- анкх. Вообще культ Атона трудно назвать монотеистическим т.к. фараон, по-прежнему, признавался сыном божества. Трудно объяснить причину введения нового культа, возможно, и это признают большинство исследователей, культ Атона позволил фараону освободиться от власти жрецов прежнего культа, а также конфисковать имущество храмов и земли, принадлежащие им, тем самым пополнить оскудевшую казну. Из-за неприятия и враждебности со стороны жрецов прежнего культа, которые были популярны в народе, опасаясь заговора, фараон перенёс столицу из Фив во вновь построенный город Ахетатон. Своё имя, которое означало “возлюбленный Амоном” изменил на Эхнатон - «возлюбленный сын Атона”. После его смерти жрецы, воспользовавшись малолетством нового фараона Тут-анкх-амона, отменили культ Атона, вернувшись к прежним культам.

Разрыв с древней религиозной традицией ознаменовал отход от героизации царского образа. Акцент теперь был сделан на требовании простоты и естественности, которые должны были проявиться не только в чертах лица, но и передаче душевного состояния. Сохранилось несколько скульптурных портретов и статуй Эхнатона, поражающих реалистичностью трактовки.При этом в первые годы правления реализм приобрел характер утрирования индивидуа- льных черт облика фараона, доходящий иногда до гротеска: статуя Аменхотепа IV в Карнаке; рельеф “Семья Эхнатона” на пограничной стеле. Это исчезает в более поздних произведениях - гипсовая голова Эхнатона и портретная голова Эхнатона, незаконченная.Здесь уже нет гротесковых преувеличений губ и носа, моделировка лица отличается мягкостью.

Раскопки Ахетатона (город, образованный Аменхотепом IV-Эхнатоном) дали возможность установить общий характер основных его зданий. Храмы, как и раньше, были ориентированы с востока на запад, их территории обнесены стенами, вход оформлен в виде пилона с мачтами. Однако они имели и ряд новых черт, которые были обусловлены особенностями нового культа, совершавшегося под открытым небом, и необходимостью сооружения храмов, как и всего города в кратчайший срок. Храмы Ахетатона не имели характерных для Египта колонных залов и, построенные наспех, в основном из кирпича, с невысокими пилонами, они не отличались ни монументальностью, ни художественным качеством. Колоннады были сведены лишь к павильонам перед пилонами. Чередование же пилонов и огромных открытых дворов, лишенных портиков и наполненных рядами бесчисленных жертвенников, придало храмам сухость и однообразие.

Насколько своеобразны дворцы Ахетатона, судить трудно, так как дворцы предшествующих периодов почти не сохранились. Именно поэтому амарнские дворцы особенно интересны: они дают представление о характере гражданской архитектуры Египта. Дворцы строились из кирпича, и только колонны и обрамления дверей были из камня. Главный дворец состоял из двух частей – частной, где находились жилые комнаты, и официальной, предназначенной для приемов и других церемоний. Обе части соединялись крытым переходим, перекинутым через разделявшую их дорогу. Главный вход в каждую часть дворца был с севера. Оформление входа официальной части не вполне ясно; твердо установлено только, что за ним находился большой двор, вдоль стен которого стояли статуи. Южная стена этого двора и служила фасадом официальной части дворца; посередине фасада находился павильон с колоннами, а боковые стороны фасада были прорезаны пандусами. За павильоном был расположен колонный зал, из которого три пандуса вели во внутренние дворы и расположенные за ними помещения. Колонны дворца отличались большим разнообразием. Здесь были и колонны со стволами в виде связок папирусов с изображениями висящих вниз головами уток под капителями в форме цветов папируса, и колонны с необычными сочетаниями листьев пальм, и, наконец, колонны, пальмовидные капители которых были сплошь покрыты инкрустациями из блестящих цветных фаянсов с позолоченными перегородками. Несколько комнат в официальной части дворца были отведены для отдыха фараона, его семьи и приближенных. Эти помещения, так же как комнаты частной половины и комнаты загородных дворцов, группировались вокруг внутренних садов с водоемами и были украшены чудесными росписями, содержавшими изображения растений и сцены из дворцового быта. В некоторых помещениях стены были покрыты фаянсовыми изразцами также с изображениями растений. При загородных дворцах находились большие сады с прудами и озерами, и даже особые помещения для зверинца.

Изобразительное искусство

Отличительная черта египетского изобразительного искусства его каноничность. Оформившиеся характерные особенности изобразительной форм, композиционного решения становятся обязательными для всех последующих произведений определенного жанра, будто портретная скульптура, рельеф, роспись. При всем этом египетское искусство претерпевает и некоторую эволюцию, ибо истинное художественное творчество не может не реагировать на те изменения которые происходят в духовной культуре общества. Поэтому мы будем рассматривать весьма ограниченный круг произведений, связанных со скульптурными статуями, рельефами и росписями, отобрав те образцы, в которых наиболее ярко отразились основные моменты развития египетского искусства.

В Древнем царстве вырабатываются строго определенные типы статуй: стоящая с выдвинутой левой ногой и опущенными руками, прижатыми к телу (статуя Микерина с богинями, статуя Ранофера); сидящая, с руками, положенными на колени (статуя Рахотепа и его жены Нофрет, статуя царскогописца Каи).

Для всех характерны следующие художественные приемы: фигуры построены со строгим соблюдением фронтальности и симметричности; голова поставлена прямо и взгляд устремлен вперед; фигуры неразрывно связаны с блоком, из которого высечены, что подчеркивается сохранением части этого блока в виде фона; статуи раскрашивались: тело мужских фигур - красновато-коричневого цвета, женских-желтого, волосы - черного, одежды - белого цвета.

Основной характер - торжественная монументальность и строгое спокойствие. К этим общим для всех скульптурных статуй закономерностям следует добавить небольшой, но очень существенный штрих - портретные черты в передаче лица. Невозможно перепутать лицо писца Каи с его чуть плоским носом и выдающимися скулами и лицо царевича Рахотепа с напряженными морщинками у переносицы, аккуратными усиками и пухлыми губами; надменное лицо зодчего Хемиуна, чуть полноватое, с маленьким, но энергичным и жестким ртом и лицо верховного жреца Ранофера с правильно строгими и бесстрастными чертами.

Довершает индивидуализацию канонических черт тщательная пластическая обработка тела: молодого, физически развитого или полного, слегка оплывшего жиром, с дряблой кожей и морщинками.

В период Среднего царства,дабы усилить значимость верховной власти в создании народа, скульптурные изображения живых владык Египта, посвященные богам, стали устанавливать перед храмами и внутри их. Личность фараона возвеличивается с еще большей наглядностью (последнее достигнет небывалых масштабов в период Нового царства). Это повлекло за собой усиление индивидуально-реалистического начала при сохранении основополагающих канонов художественной практики.

Голова статуи Сенусерта III (19 в. до н.э.) - замечательный образец египетского реалистического портрета: резкие морщины, глубоко посаженные глаза, крупный нос и слегка выступающий властный рот. Большое выразительное значение приобретает светотеневая моделировка лица: острый контраст бликов и затемненных частей на черном камне (обсидиан) подчеркивает более сложную психологическую трактовку образа, в котором энергия и проницательный ум сочетаются с моментами рефлексии.

В мелкой пластике Среднего царства появляются произведения, отличающиеся таким новым качеством, как изящество и стройность. Гармоничность линий рук и ног, более тонкая раскраска одежды,воспроизводящая различные узоры, миниатюрность фигур-характерные стилистические приемы одного из произведений эпохи Среднего царства - статуэтки слуг, несущих жертвенные дары (19 в. до н.э.).

Лирическое начало в наибольшей степени характерно для скульптурных образцов Нового царства. Статуэтки жрицы Раннаи и жреца Аменхотепа отличаются изысканным качеством работы: они сделаны из дерева, глаза и курашения инкрустированы золотом, одежда посеребрена. Мягкие очертания округлых лиц, изящество фигур, приобретающие в образе “певицы Амона” хрупкость и рафинированность за счет удлиненных пропорций и текучести линий.

Существенным новшеством храмовых ансамблей, при сохранении общего принципа размещения преимущественно открытых помещений центральной оси, был отказ от многоколонных залов. Их заменили просторные дворы с многочисленными жертвенниками.

Скульптуру второй половины Нового царства, ее основную линию, представляют следующие произведения: гигантские статуи Рамсеса II на фасаде его большого храма в Абу-Симбеле; колоссы Рамсеса II в храмах Амона в Карнаке и Луксоре и в Рамсессуме. Самая яркая черта этих памятников - огромные масштабы, сочетающиеся в общественными, монументализированными объемами. Вспомнились древние традиции египетского искусства - торжественно-героический монументальный стиль, подавляющая грандиозность сооружений, утверждающая величие фараона-бога.

Письменность и литература

Возникновение египетской письменности относят к XXX в. до н. э. В Египте она возникла в связи с необходимостью сохранить на века победы фараонов, символы их власти, обозначения границ государств. Возможно, первым шагом к созданию письменности была чеканка на меди образов и символов побед войска фараона: образы, упрощаясь и схематизируясь, превращались в систему иероглифических символов, совершенно не похожих на клинопись.

Для письма египтяне использовали папирус — растение с широкими листьями, в изобилии произраставшее на болотах вблизи Нила.

В более поздние времена свитки папируса вывозили в другие страны Древнего мира, например в Грецию. Именно древним египтянам мы отчасти обязаны тем, что греческая литература дошла до нас, ибо она сохранилась и распространилась в значительной мере благодаря папирусным свиткам.

Несмотря на сложность иероглифического письма, уже в этот древнейший период грамотными были не только жрецы, писцы и вельможи — о распространении грамотности свидетельствуют письменные указания строителям, начертанные на камнях тогдашних построек. Постепенно на основе старой иероглифической письменности вырабатывается скоропись, известная позднее как иератическое письмо. Затем, около 700 г. до н. э., из прежней деловой скорописи появилось новое письмо — демотическое (народное) Художественная литература Древнего Египта восходит своими корнями к середине четвертого тысячелетия до н. э.. Основой традиционной жанровой литературы в Египте стали фольклорные жанры. Особенно характерно традиционное сохранение древних сюжетов, подвергшихся переработке в более поздние периоды развития египетской литературы. Например, жанр "поучения", один из древнейших, связан с политическими памфлетами, "речениями"(например, "Речения Ипусера"), а вступления к ним иногда напоминают окаймляющую "рамку" в сказках (например, "Поучения Неферти"). В равной степени в поучениях встречаются и черты автобиографических повестей, а в автобиографической повести мы встречаем, например, гимн ("Приключения Синухета"), басня в иных случаях близка к сказке.

Как и большинство произведений древности, литература периода Древнего царства анонимна, за исключением сочинений, написанных в жанре поучения, как правило, авторство было приписано какому-либо из мудрецов или правителей древности. Искусность и сложность композиции, изощренность стиля, умение объединить одной "рамкой" несколько сюжетных линий. Подобные элементы построения произведения встречаются в сказках о фараоне Хуфу, чародеях, в "Сказке о потерпевшем кораблекрушение" и, прежде всего, в "Поучениях Неферти". Этот жанр, получив широкое распространение в эпоху Среднего Царства, развивается на базе более изысканных литературных традиций. Авторы прибегают к выражению одной мысли разными словами: "Открываются для тебя врата неба, отверзаются для тебя врата прохлады" .

В "Поучении Птахотепа", содержащем правила житейской мудрости, поведения и хорошего тона, автор утешает бедняка тем, что "боги возвышает знатного человека", просящему рекомендуется набраться смирения и так далее. Социальной моралью и проповедью смирения пронизано все произведение.

Подобная мысль встречается и в "поучениях" мудреца Ипувера и Ноферреху. Здесь описывается в иносказательной форме восстание рабов, происшедшее в конце Среднего Царства.

К несколько более раннему времени относится "Поучение гераклеопольского царя (Охтоя) своему сыну Мери-ка-Ра", которое содержит советы относительно управления государством в период смутного времени. Охтой утверждает божественное происхождение власти, назначенной "добрым пастырем", то есть богами.

Литература древних была самым тесным образом связана с религией. Множество произведений религиозной литературы облекались в художественную форму. Таковы магические заклинания, религиозные гимны богам, магические тексты, связанные с заупокойным ритуалом, облекавшиеся в строго ритмическую поэтическую форму.

Наиболее яркими образцами религиозной поэзии являются гимны богам, которые входили в различные сборники. Так, еще в "Текстах пирамид" содержатся гимны Ра, Озирису.

Хети стал автором "Гимна Нилу" , напоминающего гимны другим богам, так как Нил считался божеством и его почитали под именем Хапи. Но не Хапи, не бог воспевается и прославляется в нем, а именно река, "приносящая пищу... творящее прекрасное"

Среди гимнов богам представляют наибольший интерес гимны верховному государственному богу Амону и в особенности гимны единому богу солнца Атону, культ которого установил еще Эхнатон.

Довольно близко к религиозным гимнам примыкают гимны фараонам. Этот жанр имеет и историческую ценность. Наиболее характерный в жанровом отношении текст гимна фараону относится к эпохе среднего царства. Это - "Гимн Сенусерту III", в котором восхваляется царь в качестве победителя врагов и защитника своих владений. Подобные гимны входили в более объемные сборники, типа "Рассказ Синухета". Сохранилось более 25 списков этого произведения. Оно написано в форме автобиографии на стенах одной гробницы. Основная тенденция "Истории Синухета" та же, что и в речениях Неферти и наставлениях Аменемхета I, - прославление новой династии. Недаром таким милостивым выведен Сенусерт I! Автор не только очень умело воспользовался формой автобиографии, но и, возможно, впервые, в мировой литературе сумел передать переживания своего героя - страх, тоску по родине.

Своего рода развернутой формой царского гимна является "Поэма о битве при Кадеше", в которой поэт в риторической форме описывает победу Рамзеса II над хеттами.

Однако, не во всех жанрах центральной фигурой является правитель Египта. "Могущественный владыка" отходит на второй план в народных песнях, сказках и приданиях.

Один из папирусов содержит древнейшую в мире запись сказки - "Сказки о потерпевшем кораблекрушение". Автор умело использует народную фантастику. История создания этой сказки весьма традиционна, так как множество сказок рождались в результате обрастания мифическими сюжетами устных жанров. Уцелевшая часть рамки подтверждает предположение о том, что эта сказка - последняя из несохранившегося цикла. Заканчивается она характерным приемом для подобного жанра - поговоркой, народной мудростью: "Не хитри со мной, мой друг. Незачем поить на заре птицу, которую утром зарежут!"

Мотивы земледельческой жизни, переплетенные с причудливой мифологией, встречаются в сказках более позднего времени. Такова сказка "О двух братьях", написанная в эпоху правления династии Рамзесов. Основные мотивы сказки "О двух братьях", как то чудесные превращения главного героя, злобы жены, невинности молодости и торжества добродетели сохранились и в позднейших сказочных сюжетах, в частности, в сказке "О красноречивом жителе оазиса."

"Сказка о фараоне Секененра и гиксосском царе Апопи". В подобных сказках действие группируется вокруг реальных событий и персонажей. Здесь истина причудливо смешивается с вымыслом.

Посредством подобного смешения, существовавшего всегда, но в крайне малой степени, происходит синтез литературных традиций, что способствует появлению раннефилософских мотивов даже в тех же сказках. Такова суть "Беседы разочарованного со своей душой". Это - диалог двух начал в человеке, воплощенных в главном герое и в Ба, душе человека. По жанру это произведение граничит с притчей, хотя и оформлено в виде диалога. Главный герой, не сумевший найти себя в мире, видит только один выход: смерть, как избавление от страданий. Смерть часто сопоставляется в религиозной традиции египтян с "выздоровлением после болезни".

Еще большей автобиографичностью обладает песня вельможи Уны (найдена в гробнице в Абидосе) , жившего в период царствования VI династии. Эта надпись интересна и по своей необычной форме, она составлена от имени умершего, и по построению: оно состоит из двустиший с жестким ритмом и содержит параллелизм.

Однако с течением времени политическая мощь Египта ослабевает. В 11 веке до н.э. египетское государство теряет не только свои владения, но и почти весь свой авторитет в Передней Азии. Эти важные исторические факты отражены в другом произведении. Это - "Путешествие Уну - Амона", посланного в Сирию, когда в Фивах правил первосвященник Амона Херихор, захвативший впоследствии верховную власть в свои руки. Можно предполагать, что историзм - основная черта этого произведения. В соответствии с этим весь рассказ выдержан в строго реалистическом стиле.

Развитие строительства гробниц

Египетская архитектура и искусство существовали на протяжении тысячелетий. Они дают редкий пример исключительной устойчивости, традиционности художественно-стилистических форм, что объясняется прежде всего слабой изменяемостью экономической основы и идеологической системы египетского общества.

Египетская архитектура отличалась стремлением к геометризму и линейности, к развертыванию композиционных элементов по единой оси, к симметрии. Для нее характерны большие поверхности стен, со стороны фасада слегка наклонных и завершаемых выгнутыми карнизами.

Начало Древнего царства принято считать со времени ΙΙΙ династии, в период царствования которой имел место стремительный подъем каменного строительства.

М

астаба — гробница знати включала в себе три части: подземную погребальную камеру, отходящий от нее вертикальный колодец, ведущий в надземную часть, а также прямоугольную в плане постройку, воздвигавшуюся из кирпича-сырца или камня; в разрезе эта постройка имела форму трапеции.

Наземная часть мастабы имела следующие элементы: высеченную из камня ложную дверь, через которую двойник покойного мог выходить и возвращаться обратно; каменную плиту, так называемую стелу, помещаемую над ложной дверью, покрытую надписями с жертвенными заклинаниями и рельефами, изображающими умершего, иногда с женой и детьми, приносящими ему жертву;каменный жертвенник, устанавливаемый перед ложной дверью. После погребения колодец, ведущий в погребальную камеру, закладывался камнями. В зависимости от знатности умершего мастаба имела еще дополнительные элементы, прежде всего уже упомянутый выше сердаб, в котором помещались стелы, а иногда и скульптурный портрет умершего. Кроме этого, в надземной части мастабы могли находиться молельни либо верхние камеры, в которых хоронились члены семьи умершего. Слово «мастаба» относится уже к арабскому времени и связано с тем, что форма этих трапециевидных в разрезе гробниц напоминала арабам большие скамьи, называвшиеся «мастаба».

Древнейшие царские гробницы, относящиеся ко времени 1 династии, имели форму мастаб и сооружались из кирпича-сырца. Они строились в Нагада и Абидосе в Верхнем Египте, а также в Саккаре, где находился главный некрополь Мемфиса, столицы правителей первых династий. В наземной части этих построек находились молельни и помещения с погребальным инвентарем, в подземной — погребальные камеры. Особого внимания заслуживают остатки двух царских мастаб в Нагада и Саккаре с архитектурной обработкой фасадов. Первая из них, относящаяся ко времени 1 династии имеет фасад, расчлененный выступами, напоминающими фасад царского дворца. Вторая — мастаба Анджиба в Саккаре, называемая также мастабой Небетки, сооруженная также в период 1 династии, первоначально имела с трех сторон ступенчатую форму, а с четвертой — вид вертикальной стены. В позднейший период мастаба Небетки была значительно расширена, а ее наружная стена была украшена выступами, напоминающими обработку фасада мастабы из Нагада. Ныне считается, что мастабы типа гробницы Небетки послужили образцом для Имхотепа, строителя знаменитой ступенчатой пирамиды Джосера, второго правителя III династии. Деятельность Имхотепа, который был верховным сановником и начальником всех строительных работ Джосера, ценились уже в древнем Египте. В позднейшее же время Имхотепа считали прорицателем, покровителем науки и медицины, а греки отождествляли его с Асклепием. Пирамида в процессе строительства неоднократно расширялась — окончательная площадь, которую она занимает, имеет размеры 140 х 118м; высота пирамиды достигала около 60 м.

Первоначально вход в пирамиду с ее северной стороны вел по лестнице вниз. Второй вход находился в полу заупокойного храма, примыкающего к пирамиде также с северной стороны. У ее восточной стены находился сердаб, выстроенный из блоков известняка, близких по размерам к блокам, которым была облицована пирамида. В сердабе была найдена статуя сидящего фараона, находящаяся ныне в собрании Египетского музея в Каире. Погребальная камера помещалась под первоначальной мастабой, примерно по середине и, таким образом, к югу от центра позднейшей пирамиды. Возможно, что внутри этой камеры, выложенной красным гранитом, находился деревянный саркофаг. К востоку от склепа были открыты два помещения, облицованные великолепными голубыми фаянсовыми плитками, часть которых ныне хранится в каирском музее. Под пирамидой были обнаружены также подземные галереи с двумя алебастровыми саркофагами, кроме этого, там было найдено 30 000 каменных сосудов, многие из которых были разбиты камнями обрушившегося потолка коридора.

Целый погребальный комплекс пирамиды Джосера занимал площадь в 500 х 280м и был окружен расчленненой выступами стеной, напоминавшей стены крепостных сооружений. Кроме одного настоящего входа, эта ограда имела тринадцать ложных дверей.

К югу от пирамиды Джосера была обнаружена с такой же планировкой погребальных камер; возиожно, что она была сразу же задумана как сооружение, непосредственно связанное с главной пирамидой т.е. как так называемый пирамида-саттелит. Ее наружные стены венчал фриз с изображением кобр.

В пределах территории погребального ансамбля находился также комплекс молелен, посвященных царскому юбилею, называвшемуся “хебсед”. Они были накрыты характерными выпуклыми крышами, поддерживаемыми полуколоннами. Стволы этих колонн не имели капителей, они были украшены спускающимися с двух сторон рельефными листьями.

Имхотеп сумел гениально претворить в камне некоторые формы, свойственные прежней архитектуре, главным строительным материалом которой был кирпич-сырец и тростник. Колонны имеют каннелюры, напоминающие на первый взгляд ионические колонны. В действительности же они являются монументальным повторением в камне формы пучков тростника. Иные полуколонны, украшающие стены, увенчаны капителями в виде раскрытых цветков лотоса. Самая кладка стен из тщательно обтесанных продолговатых блоков известняка напоминает технику кирпичной кладки. Архитектура Имхотепа, имевшая значительные новаторские, творческие достижения, не лишена была, однако, и недостатков. Применение в каменном зодчестве элементов, характерных для сооружений из кирпича, тростника и дерева, не всегда было удачным, поскольку архитектурные возможности нового материала т.е. камня не были еще в то время полностью осознаны.

При сыне Снофру – Хеопсе (Хуфу) власть фараона, видимо, достигла наибольшего для периода Древнего царства могущества. Пирамида Хеопса, находящаяся подле селения Гизэ, была величайшей. Ее вышина была 146 м, ширина каждой стороны- свыше 230 м, площадь основания- более 52 900 кв. м. На сооружение пирамиды пошло примерно 2 300 тыс. граненых глыб весом около 2⅓ т. каждая. Геродот (История, II, 124) рассказывает, что сооружение Большой пирамиды длилось 30 лет, из которых 10 лет заняло строительство дороги для подъема каменных блоков, 20 же лет велось строительство самой пирамиды. При постройке гробницы Хеопса в течение каждого трехмесячного строительного цикла непрерывно работало по 100 тысяч человек. Возведение пирамиды, требовавшее большой концентрации рабочей силы, являвшееся при этом чрезвычайно длительным процессом (20—30 лет), не могло обойтись без некоторых переделок и отклонений от первоначального проекта, вводившихся в процессе строительных работ. Следует не забывать о том, что пирамида Хеопса является первой целиком законченной пирамидой, угол наклона стен которой является наиболее правильным решением для конструкций такого типа.

Сама пирамида представляет собой лишь часть, а вернее главный элемент целого ряда построек, образующих единый погребальный ансамбль, расположение которых было тесно связано с царским погребальным ритуалом. Похоронная процессия с останками фараона, покинув дворец, направлялась к Нилу и на ладьях переправлялась на западный берег реки. Вблизи некрополя по узкому каналу процессия подплывала к пристани, где начиналась первая часть церемонии, происходившая в так называемом нижнем заупокойном храме. От него вел крытый коридор либо открытый пандус, по которому участники церемонии проходили в верхний храм, состоящий из главного коридора, центрального двора и — со времени Микерина — пяти ниш, где устанавливали статуи пяти фараонов. В глубине помещалась молельня с ложными воротами и жертвенником. Рядом с верхним заупокойным храмом, с его западной стороны, находилась собственно пирамида, вход в которую в период Древнего царства располагался в северной стене; после помещения тела фараона в подземной погребальной камере он старательно замуровывался. С четырех сторон пирамиды в углублениях скалы помещались четыре деревянные ладьи предназначенные для путешествий фараона — живого Гора — по потустороннему миру. Недавно открытая ладья, находившаяся у пирамиды Хеопса, имеет 40 м длины. Вблизи каждой пирамиды находился огромный могильник с мастабами, служившими усыпальницами для египетской знати. Архитектурный ансамбль, окружавший пирамиду, будучи тесно связан с давно уже сложившимся царским погребальным ритуалом, отражает одновременно господствовавшие тогда в Египте общественные отношения. В этом городе мертвых, как и в городе живых, наивысшее место занимал фараон, прославление и обожествление которого было по существу главной идеей пирамиды.

Однако пирамида Хеопса не состоит сплошь из камня. Внутри нее находится разветвленная система ходов, которая через большой ход длиной 47 м, так называемую большую галерею, ведет к камере фараона - помещению длиной 10,5 м, шириной 5,3 м и высотой 5,8 м. Она целиком облицована гранитом, но не украшена никаким орнаментом. Здесь стоит большой пустой гранитный саркофаг без крышки. Саркофаг был внесен сюда еще во время строительства, так как он не проходит ни в один из ходов пирамиды. Такие камеры фараонов есть почти во всех египетских пирамидах, они служили последним пристанищем фараона.

У подножия усыпальницы фараона хоронились царские приближенные, влиятельные сановники и высокие должностные лица, с которыми царь сталкивался в своей земной жизни и близость которых могла быть ему приятна в загробном мире. Для важных государственных сановников, являвшихся исполнителями царской власти, возможность сооружения себе гробницы рядом с пирамидой фараона была несомненно наивысшей честью. Ибо таким образом и по смерти они находились вблизи бога, каким считался фараон при жизни и после смерти. Когда наклонную плоскость, сооруженную строителями пирамиды Хеопса для подъема камня, переделывали в пандус, ведущий из нижнего храма Хефрена в верхний, в ее самом начале была оставлена грандиозная глыба известняка, напоминающая силуэт лежащего льва. Эта скала была остатком каменоломни, откуда доставлялся строительный материал при сооружении Большой пирамиды. Именно таково, по мнению египтологов, происхождение Большого сфинкса. Естественной скале был придан вид львиной фигуры, имеющей 57 м длины и 20 м высоты, с портретной головой Хефрена в традиционном головном уборе — царском платке.

Таким образом возник символ стража храма, о распространении культа которого свидетельствуют некоторые стелы, найденные в Гизэ. Пески пустыни уже в древности засыпали Сфинкса и со временем на поверхности виднелась только одна голова. По всей вероятности он давно выглядел таким, каким увидели его солдаты армии Бонапарта и каким запечатлел его Денон. Сфинкс расчищался от песка при Тутмосе IV, который создал между его лапами нечто вроде молельни, посвященной памяти своих покойных предков. Этот же фараон приказал построить вокруг Сфинкса стену из кирпича-сырца. Песчаные бури, однако, по-прежнему засыпали каменную статую, которую неоднократно приходилось расчищать и позже. Популярность культа сфинкса выразилась в эпоху Нового царства в широком распространении его скульптурных повторений. В частности, сооружались целые аллеи сфинксов, ведущие к храмам.

После смерти тщательно забальзамированное тело властителя помещали в погребальную камеру пирамиды. Внутренние органы умершего помещали в специальные герметические сосуды, так называемые канопы, которые ставили рядом с саркофагом в погребальной камере. Итак, бренные останки фараона находили свое последнее земное пристанище в пирамиде, а "ка" умершего покидало гробницу. "Ка", по египетским представлениям, считалось чем-то вроде двойника человека, его "вторым я", которое покидало тело в момент смерти и могло свободно перемещаться между земным и загробным миром. Покинув погребальную камеру, "ка" устремлялось на вершину пирамиды по внешней ее облицовке, настолько гладкой, что никто из смертных не смог бы по ней передвигаться. Там уже находился отец фараонов - бог солнца Ра в своей солнечной ладье, в которой умерший фараон начинал свое путешествие в бессмертие.

В 1168 г. после Р. Хр. часть Каира была сожжена и полностью разрушена арабами, не желавшими, чтобы она попала в руки крестоносцев. Когда же потом египтяне принялись за восстановление своего города, они сняли блестящие белые плиты, покрывавшие пирамиду снаружи, и использовали их для постройки новых домов. Еще и сейчас эти плиты можно увидеть во многих мечетях старой части города. От прежней пирамиды остался лишь ступенчатый корпус - такой она предстает ныне перед восторженными взорами туристов. Вместе с облицовкой пирамида лишилась также своей вершины, пирамидона, и верхних слоев кладки. Поэтому сейчас ее высота уже не 144,6 м, а 137,2 м. Сегодня вершина пирамиды представляет собой квадрат со сторонами примерно 10 м.

При втором приемнике Хеопса, его сыне Хефрене (Хафра), была воздвигнута пирамида рядом с пирамидой его отца. Эта пирамида бала только на 3 м. ниже пирамиды Хеопса, а по великолепию облицовки превосходила ее. Пирамиды и Сфинкс, который входит в состав погребального комплекса пирамиды Хефрена, принадлежат к наиболее характерным монументальным памятникам древнего Египта. С восточной стороны пирамиды Хефрена, на продолжении ее оси, находится верхний заупокойный храм, имеющий в плане форму вытянутого прямоугольника, занимающий площадь 112 х 50м. Его задняя стена примыкает к стене, окружающей пирамиду. Мы имеем здесь дело со сложившимся типом заупокойного храма эпохи Древнего царства, состоящего из двух основных частей — первое, доступной для верующих и второй, куда допускались лишь избранные.

Третья из великих пирамид, воздвигнутая при преемнике Хефрена – Миккерине (Менкаура), знаменовала уже спад пирамидного строительства. Как и предыдущие пирамиды, она имеет в плане квадратное основание, каждая сторона которого равна 108,4 м. Первоначально пирамида достигала в высоту 66,5м, а угол наклона ее стен составлял 51°. Интересно, что для строительства этой наименьшей из трех пирамид были употреблены наиболее крупные по величине блоки. Нижняя часть гробницы была облицована гранитом, в большинстве своем не полированным, а ее верх — белым известняком из Туры. В 1837 году английские исследователи Перринг и Визе обнаружили в погребальной камере этой пирамиды великолепный царский саркофаг из базальта, наружные стенки которого были обработаны наподобие фасада дворца. Как известно, этот саркофаг потонул во время его перевозки в Англию; сохранился, однако, его рисунок. Микерин имел не только наименьшую пирамиду, но также и наименее монументальный погребальный комплекс по сравнению с ансамблями его предшественников. Не подлежит сомнению, что при жизни этого фараона его постройки не были еще окончены. Их завершил преемник Микерина Шепсескаф, употребляя при этом уже худший по качеству строительный материал. Стены, возведенные из известняковых блоков, были облицованы кирпичем-сырцом и покрыты белым раствором. К югу от третьей пирамиды находятся три связанные с нею небольшие пирамиды, окруженные общей стеной. Площадь основания каждой из них по величине равна 1/3 площади основания пирамиды Микерина. Принято считать, что в этих пирамидах были похоронены жены фараона

Храмовое строительство:

Храм Амона в Карнаке.

Глаавным объектом строительства в Фивах был храм Амона в Карнаке, расширение которого имело двойное политическое значение: оно должно было показать торжество Амона т тем удовлетворить жречество, а в то же время и прославить мощь новой династии. Таким образом, в строительстве Карнака были заинтересованы и жрецы и фараоны. Отсюда понятны те размеры, которые приняли работы в Карнаке, начавшиеся сразу же в двух направлениях от главного храма: к югу, где по дороге к храму Мут были выстроены два новых пилона, и к западу, где перед пилоном Аменхотепа III начали возводить новый гигантский гипостиль.

Уже на примере Карнака видно то стремление к грандиозным масштабам, которое стало определяющей чертой храмовой архитектуры XIX династии и было продиктовано стремлением новых царей затмить все построенное до них. Никогда еще пилоны, колонны и монолитные колоссальные статуи царей не достигали таких размеров, никогда еще убранство храмов не отличалось такой тяжелой пышностью. Так, новый гипостиль Карнака, являющийся величайшим колонным залом мира, имеет 103 м в ширину и 52 м в длину. В нем сто сорок четыре колонны, из которых двенадцать колонн среднего прохода, высотой в 19,25 м (без абак), имеют капители в виде раскрытых цветов папируса, подымающихся на стволах, каждый из которых не могут обхватить пять человек. Воздвигнутый перед гипостилем новый пилон превзошел все прежние: длина его равнялась 156 м, а стоявшие перед ним мачты достигали 40 м в высоту. Строителями этого гипостиля были зодчие Иуна и Хатиаи.

Достаточно велик был и новый пилон с двором, окруженным 74 колоннами, который был выстроен при Рамсесе II зодчим Бекенхонсу перед Луксором, вторым святилищем Амона в Фивах.

Той же монументальностью отличались и заупокойные царские храмы на западном берегу. Из них следует особо упомянуть храм Рамсеса II, так называемый Рамессеум (зодчий Перна), в первом дворе которого стояла колоссальная статуя царя – величайшая монолитная скульптура, весившая около 1000 тонн и имевшая около 20 м в высоту.

Основные принципы оформления храмов были также восприняты зодчими XIX династии от их предшественников, но это наследие было ими переработано. Продолжая развивать роль колонн, они создали ставшее впоследствии образцом обрамление средних, более высоких проходов гипостилей колоннами в виде связок нераспустившихся стеблей. Эти гипостили словно воспроизводили нильские заросли, где расцветшие стебли папирусов возвышаются над еще не успевшими распуститься. Такая трактовка гипостиля хорошо сочеталась с общей древней символикой храма, как дома божества, в данном случае – бога солнца, которое по египетскому преданию рождается из цветка лотоса, растущего в речных зарослях. Солнечный крылатый диск обычно и изображался над дверью пилона.

Стремление придать зданию как можно большую пышность привело к перегруженности: тяжесть огромных перекрытий вызвала увеличение объема колонн и слишком частое их расположение, рельефы и тексты начали покрывать не только стены, но и стволы колонн.

Храм Рамзеса II.

Следы строительной деятельности Рамсеса II сохранились по всему Египту. Среди его храмов за пределами Фив в первую очередь нужно назвать знаменитый храм, целиком вырубленный в ска лах Абу-Симбела (нижняя Нубия) и являющийся вообще одним из наиболее выдающихся произведений египетского искусства. Следуя примеру своих предков, которые стремились закрепить покорение Нубии сооружением там не только крепостей, но и храмов, Рамсес II также построил в Нубии ряд святилищ. Однако храм в Абу-Симбеле превзошел все, когда-либо построенное здесь фараонами.

Все оформление храма было обусловлено одной идеей – всеми возможными средствами превознести могущество Рамсеса II. Начиная от масштабов святилища и кончая тематикой его декорировки, все было пронизано этой идеей, лучшим воплощением которой явился фасад храма. Он представляет собой как бы переднюю стену огромного пилона, шириной около 40 м и высотой около 30 м, перед которым возвышаются четыре гигантские сидящие фигуры Рамсеса II. Высеченные из скалы и достигающие свыше 20 м в высоту, эти исполины, превосходившие даже колоссы Мнемона, были издалека видны всем плывшим по Нилу и производили незабываемое впечатление всеподавляющей мощи фараона. Образ Рамсеса вообще господствует в храме: над входом высечено скульптурное изображение иероглифов, составляющих его имя, в первом помещении святилища потолок поддерживают колонны с гигантскими статуями царя высотой около 10 м. Стены залов покрыты изображениями его побед, в последнем помещении храма, его культовой молельне, среди четырех статуй богов, которым был посвящен храм, наравне со статуями Амона, Птаха и Гармахиса имеется и статуя самого Рамсеса. Именно в этом месте происходит так называемое “солнечное чудо”.

Два раза в год, 21 марта и 21 сентября, в 5 часов 58 минут луч солнца пересекает линию, находящуюся в 65 м от входа в храм и освещает левое плечо Амона-Ра и Рамсеса II. Через несколько минут луч перемещается и освещает Хармакиса, а через 20 минут свет исчезает.

Фиванские мастера широко привлекались Рамсесом II, как и его отцом, для работ по всей стране. Фиванский зодчий Маи строил храм в Гелиополе, другой фиванец – Аменеминт – храм Птаха в Мемфисе. Фиванские же скульпторы были создателями и рельефов в храме Сети I в Абидосе. Но и деятельность северных художественных школ, особенно Мемфиса и Таниса, расширилась по сравнению с периодом XVIII династии.

Металлургия

Несмотря на то, что медь, добываемая на Синае, была мягкой, поскольку имела незначительное количество примесей марганца и мышьяка, Древние кузнецы умели ее закаливать при помощи холодной ковки и получать достаточно твердый металл. Еще в додинастические времена медь для улучшения качества стали переплавлять. Для этой цели употреблялись открытые керамические и каменные формы. После отливки изготовляемое из меди изделие подвергали холодной ковке. Впоследствии, когда появились специальные щипцы для металла, стали ковать медь в горячем состоянии. При изготовлении какого-либо орудия или оружия, например долота или кинжала, его режущий край отковывали для отточки и придания нужной формы. Процесс ковки вызывал изменение кристаллического состояния металла, при котором медь становилась тверже. Кроме наборов инструментов в гробницах знати медные орудия труда были найдены археологами на местах работы - в каменоломнях и копях. На каменных блоках, из которых были сложены пирамиды, видны следы только каменных и медных орудий. Бронза, т. е. сплав меди с оловом, тогда еще не была известна, из меди во времена Древнего царства изготовляли орудия для обработки не только дерева и мягких сортов камня, но также и твердого камня - гранита и базальта, о чем свидетельствуют следы медных инструментов, оставшиеся на них. Только ковкой и перековкой орудий древние кузнецы достигали их поразительной твердости. Химический анализ медных орудий показал, что со временем металл терял свойства, приобретенные ковкой.

Со времен Раннего царства для покрытия деревянных изделий употребляли тонкую листовую медь- ее прикрепляли медными гвоздиками. Водосточные желоба в пирамидных и храмовых сооружениях были выложены медными листами без следов припоя. Химический анализ медных изделии показал, что медь никогда не была чистой- из руды в нее попадали такие примеси, как сурьма, мышьяк, висмут, марганец, железо, никель и олово, Обычно процент примесей был невелик, но когда он увеличивался, медь становилась более твердой. Учитывая это, со времен Среднего царства при плавке в медь стали добавлять олово, чтобы получить более твердый и прочный металл- бронзу. Более низкая точка плавления бронзы и большая текучесть облегчали процесс ее литья. Производство искусственного сплава меди с оловом означало прогресс в развитии производительных сил - вступление общества да более высокую ступень цивилизации, в бронзовый век.

В позднюю эпоху из бронзы отливали статуэтки - сплошными или полыми внутри. Для этого применяли способ литья по восковой модели: из пчелиного воска изготовляли модель фигуры, которую собирались отлить, покрывали ее глиной и нагревали - воск вытекал через отверстия, оставленные для заливки металла, а на его место в затвердевшую форму вливали раскаленный металл. Когда металл застывал, форму разбивали и поверхность статуи отделывали зубилом. Так же отливали полые фигуры, но воском покрывали формовочную шишку из кварцевого песка. Этим способом экономили воск и бронзу. Несмотря на широкое распространение бронзы во времена Нового царства - из нее изготовляли не только орудия, но и оружие (кинжалы, копья, наконечники стрел и т. п.), - из более дешевой меди тоже продолжали делать орудия и различные предметы. В гробнице Тутанхамона медных предметов оказалось больше, чем бронзовых.

Тема 4: Культура Междуречья

С Армянского нагорья берут начало реки Тигр и Евфрат. В междуречье (по гречески – в Месопотамии) около 5000 лет до н.э. поселились шумеры. В эпосе упоминается их родина, которую они считали родиной всех людей – высокие горы на острове Дильмун. Что заставило их покинуть горы – неизвестно. Междуречье в истории религии занимает особое место.

Религия Шумера

представляет собой разительный контраст с допотопными местными культами. Роскошное храмовое богослужение отличалось сложной структурой обеспечения, специализацией жрецов, служителей и системой обучения. Эта культура опережала развитие других великих культур на 100 - 200 лет. Кочевники и торговые караваны разносили вести о ней по всему Востоку за несколько месяцев. Архитектура десятичная система счета письменность математика. Каждого из них достаточно для возвышения любого народа. Так неужели разница во времени между простым глиняным горшком и табличкой с записями страховых операций составляет какие-то полторы тысячи лет. Шумерское теократическое общество было приспособлено к копированию "небесных образцов", а не к изобретениям или преобразованиям. Стало быть, эта цивилизация могла придти туда из других очагов культуры. В эпосе о Гильгамеше праведник Ут-напиштим поведал, как по совету бога Эйи он со своим семейством спасся в ковчеге от потопа. Между прочим, в ковчег он взял искусных мастеров. Значит, если верить сказанию, культурные ценности допотопного человечества были сохранены шумерами. Шумер был, вероятно, наследником лучшего, что было создано в "доисторический период" человечества. Кстати, шумеры и не приписывали себе изобретений. Они считали их даром богов, которые присутствовали как бы рядом. Кое-кому боги оставили даже потомство. Отсюда натуралистический оттенок в чувстве "присутствия" Бога у шумеров. Историки видят причину богатства и культурного расцвета Междуречья при шумерах в освоении поливного земледелия. Пустыня, которая раньше трескалась от жары, начала давать богатые урожаи. Был неодолимым препятствием для кочевников. За их высокими стенами люди чувствовали себя в безопасности: За стенами – гул, кличи жаждущих битвы, кличи военного становища. Свои города шумеры строили по образу Небесного Града, сообразно плану семи мудрецов. В верхнем городе находился храм бога-покровителя. В некоторых городах заметна тенденция планирования сферических улиц, с крестообразным пересечением. "Мишень", пересеченная крестом, сочетает символы неба (круг) и земли (крест). Для полного сходства с небесным эталоном город окружали протокой или рвом с водой. Это было подобием подземной реки, через которую на лодке переправляются души умерших. Город был священным местом, судя по запрету использования там оружия. Шумеры молились многим богам. Есть основания предполагать, что их многобожие связано с торговыми отношениями племен Междуречья, как свидетельствуют данные археологии, появилось в эпоху земледелия. На ранних этапах истории существовал культ небесной Богини-Матери, и (на втором плане) культ Бога земли. В эпоху царств на первое место вышел культ небесного бога и (на втором плане) культ богини земли . Многобожие могло возникнуть прежде всего из-за многочисленности имен. Каждое имя фиксирует какое-то из божественных свойств. Приверженность племен к разным именам со временем могло привести к появлению "племенных богов". Многие историки склоняются к гипотезе о происхождении многобожия из ситуаций, складывающихся в результате завоеваний. Гипотеза состоит в том, что Бог завоевателей признавался "старшим", или главным, а бог покоренного племени - "младшим" или второстепенным. Причиной многобожия могло быть и сближение племен благодаря их торговым отношениям. Торговли в нашем понимании в древности не было. В родовом обществе она шла только внутри племени. Это объясняется тем, что на собственность тогда смотрели как на часть личности владельца. Иноплеменник мог купить имущество племени, только став родственником. Поэтому со временем появились специальные ритуалы породнения. "Братание" племен неизбежно влекло за собой "братание богов". Ведущую роль в Шумере играло сословие жрецов. Они составляли замкнутую касту. Их статус наследовался. Жрецом в результате "конкурсного" отбора мог стать образованный мужчина, совершенный телом и духом. владеющий музыкальными инструментами В каждом храме были свои порядки. Административными делами управлял главный жрец ("шангу"). Другой жрец ("эну") от имени храма предстоял богу–покровителю храма и в таинствах исполнял роль бога. Верховного жреца города выбирали, гадая по внутренностям жертвенного животного. На время войны верховный жрец становился вождем. Позднее для этой роли стали избирать правителя (из числа жрецов). Его власть тоже наследовалась. Так возникли царские династии. Двоевластие впоследствии сыграло роковую роль в судьбе страны, потому что цари начали конкурировать с храмами за источники доходов. Авторитет оставался на стороне храмов, и они при любой власти выживали. Но царства, ослабленные разделением, рушились под напором соседей. Шумер сначала попал под власть аккадцев, потом – ассирийцев. Но завоеватели сами оказались покоренными шумерской религией, так что она не потерпела существенных изменений. Правда, некоторым богам пришельцы дали новые имена. Пантеон богов при этом увеличился. В Шумеро-Аккадский период главную роль играл великий город Вавилон, "ворота бога", священная столица. Группа писцов вела хронику событий в храме. Жрецы-управители вели строгий учет урожая, доходов с собственности храма, выплат десятины и налогов горожанами. Произнесение магических заговоров и молитв в адрес божества, человека, животного или предмета, обычно имитирует искомый результат. Иногда сопровождается магическими действиями с символом или изображением адресата. Также характерен директивный стиль и повторение формул. Храмы строили цари. Они показывали пример, неся на голове корзину с глиной. В памяти потомков они желали остаться в образе строителей. Тем самым они уподобляли себя богам. Строительство тогда было не столько искусством, сколько воплощением мистических идей. Новая для Востока форма храма – ступенчатая пирамида со святилищем наверху зиккурат. ставили на небольшой платформе. Через 50 -100 лет храм из глины рушился, образуя высокую платформу нового храма. Подняться на нее можно было по длинному лестничному маршу. Ступени, вероятно, символизировали этапы духовного пути. В одной из раскопок у храма найдено 100 ступеней. Внутренние стены храма украшались, казалось бы, не совсем религиозными изображениями военных побед, сценами доения коров. В этом было что-то документальное - у шумеров была страсть все фиксировать в летописях и в изображениях. Такие изображения, впрочем, несли отголосок культа божественной коровы, "небесным молоком" которой питался Шумер. Это образ "священной горы" места встречи с Божеством. Зиккурат обычно строили рядом с храмом бога луны. Тут же было святилище, дом жрецов, дворец царя и царское кладбище. В центральном помещении храма находилась статуя сидящего на троне Божества. Здесь проходила Ось мира. Таинства в "святая святых" с участием статуи были скрыты от обозрения. Даже царь допускался туда только по особым случаям и без царского облачения. Статую бога изготовляли из ценных пород дерева. Ее обшивали золотом, венчали короной, украшали ожерельями, подвесками и браслетами. Вероятно, украшения первоначально возникли, как знаки статуса, символы достоинства. Скорее всего, эти символы определяли статус посвященной жрицы. - знаки, указывающие на сферу распространения полномочий. В те времена полагали, что прославленные герои могут стать бессмертными - как боги. На тему бессмертия существует эпос о Гильгамеше, правителе Урука (около 2700 г. до н.э.).

Самые стойкие обряды связаны с почитанием предков. Отношение к предкам у шумеров было традиционно почтительным. К предкам ходили на могилы. Их "угощали", с ними разговаривали. Умирая, старики могли надеяться только на почитание близких. Те, в свою очередь, ждали помощи от умерших. На могилы в ямку клали жертвы и взывали о помощи. После этого ждали сновидения, в котором родственник являлся с советом. Существовала традиция хоронить родных не на кладбище, а во дворе или под полом, чтобы семья была в сборе. Люди очень дорожили родовым гнездом. До сих пор у народов Междуречья сохранилась эта необычайная привязанность к дому. Продать дом своих предков считается там последним делом. При исполнении похоронного обряда родственники одевались в рубище, шли в дом собраний, били в барабан, извещая о кончине. Родные умершего обходили все храмы города и окрестностей, чтобы испросить у всех богов поблажку родственнику в царстве мертвых. На похоронах царила глубокая скорбь. Страдания усиливали, царапая лицо, нанося себе ножевые раны и причитая. Нанесение ран на похоронах происходит из древнего обычая "сопровождения в смерти ", когда в могилу вместе с умершим вождем шли любимые животные, придворные и слуги. в смерти шумеры проводили на похоронах знати. Раскопки показывают, что придворные шли на смерть добровольно, из любви к господину. Процессия шла к месту захоронения под музыку труб, свирелей и барабанов. Молитвы обреченных тонули в мощном хоре храмовых певцов и окружающего народа, реве жертвенных животных. Весь город взывал к небу. Вероятно, участники великой трагедии не сомневались в смысле жертвы. Участие в смерти господина было честью на земле и надеждой на небесное воздаяние. Сойдя в яму, наложницы, свита и слуги выпивали смертную чашу. Музыканты продолжали играть до момента, пока инструмент не выпадал у них из рук. Жертвенных животных забивали, после чего всех засыпали землей. И начиналась поминальная трапеза. Вокруг могилы зажигали костры. Делались благоуханные возлияния небесным богам и богам нижнего мира. Чаши с дарами прикрывали крышкой и засыпали землей. По глиняному желобу возлияния текли в могилу. Вероятно, обряд "сопровождения в смерти" сохранялся до тех времен, пока цари и знатные люди могли подтверждать делами идею своего богоподобия. Привычным занятием тогда было гадание. Способов гадания существовало множество. Гадали по форме печени, по кирпичам, масляным разводам, полету ласточки. Люди меняли с легкостью свои решения - для этого было достаточно случайного знака или знамения. В быту почитали священные предметы: маслобойку, очаг и кубок. Масло и сливки отражают культ священной коровы. Следы этого культа восходят ко временам почитания Богини-Матери. является символом сотворения мира. Акт творения уподобляли тогда пахтанию, при котором жидкость (сливки) сбивались в твердь (кусок масла).

Представления о сотворении мира в мировом порядке были не одинаковы. Здесь встречается как астральное богословие, так и множество первобытных идей. В основании мифов о творении и потопе и заклинательных легенд лежат народные представления. Рядом с почитанием богов сохранилась вера в демонов. Множество отрывков, служащих для целей заклинания, которые гораздо многочисленней остальной литературы богослужебных гимнов, указывает на то, что вера в демонов и чародейство имела глубокие корни в народе.

Зороастризм

Зороастрийские священные тексты были написаны в период с IV по VI вв. н.э. и состоят из нескольких напластований. Авеста включает в себя следующие разделы: Ясна (Книга ритуала), Яшты (Книга гимнов), Вендидад (Кодекс против дэвов), Нийайишн и Гах (Молитвы), Хорд или Младшая Авеста (Ежедневные молитвы), Хадохт Наск (Книга писаний), Аокмаэга (Мы принимаем) с описанием потустороннего мира и Нирангистан (Правила культа). Считается, что древнейшая часть Ясны – Гаты (Песнопения) – восходит к самому Заратуштре.

Не уступают по значению авестийским источникам тексты, созданные большей частью в IX веке на пехлеви (среднеперсидском языке): Зенд (Толкование Авесты), Бундахишин (зороастрийская Книга Бытия), Денкарт (Деяния веры), Сборник жреца Затспрама, Датистан-и-Диник жреца Манушчехра, назидательное сочинение Датистан-и Менок-и Храт, апологический труд Шканд-Гуманик Вичар (Полное истребление всех сомнений и Книга (Намак) Арда Вирафа – жреца, побывавшего в загробном мире. Позднейшие зороастрийские тексты написаны на персидском, гуджарати, санскрите и даже на английском.

Зороастрийская реформа была направлена против оргиастических культов, доминировавших в мужских военных союзах. Мы имеем дело с пуританской формой нравов, отчасти похожей на орфическую революцию в древней Греции, целью которой было покончить с каннибальскими оргиями во славу Диониса. В чисто религиозном плане самым поразительным новшеством Заратуштры является система, создавшая оригинальный синтез монотеизма и дуализма. Здесь самой интересной представляется концепция свободы воли в ее рудиментарной форме, которая не позволяет устранить логическое противоречие: в самом деле, верховное божество Ахурамазда выступает в качестве творца всех противоборствующих сил, но его сыновьям-близнецам, Спента Майнью (Дух святости) и Ангро-Манью (Дух зла) приходится делать выбор между истиной (аша) и ложью (друг или друдж), которые проявлются в добрых или дурных мыслях, словах и делах. Совершенно очевидно, что Ахурамазда признается творцом зла дважды, поскольку именно он создал друдж, определивший выбор его сына Ангро-Манью. С другой стороны, подобный дуализм приобретает теологические, космологические и антропологические черты. В период индо-иранской общности, а также в дозороастрийскую эпоху, дэвы и ахуры были божествами. В зороастризме они претерпевают эволюцию прямо противоположную той, что осуществилась в Индии: ахуры становятся богами и выбирают аша, дэвы выбирают друдж и становятся демонами.

Функцию посредников между Духом святости и человечеством, стоящим перед вечной проблемой нравственного выбора, исполняют шесть или семь Амеша Спента («Бессмертные святые»): Воху Мана (Благая мысль), Аша Вахишта (Наилучший распорядок), Хшатра Варья (Прочная власть), Спента Армайти (Святое благочестие), Хаурватат (Целостность) и Амертат (Бессмертие). Семь Бессмертных святых являются как добродетельными спутниками Ахурамазды, так и атрибутами смертных, следующим путем истины – аша. Подвижник истины (ашаван), достигший особого состояния, которое называется мага, может попасть в число Бессмертных святых и слиться воедино с Духом святости.

Восточные авестийские жрецы атраваны (ср. санскр. атхарваны), а вслед за ними западные (мидийские) жрецы-маги переосмыслили пуританское учение Заратуштры, вследствие чего дозороастрийские обряды вновь обрели силу, получившей отныне статус канонической. В жреческий синтез вошло все древнее наследие. Жрецы реабилитировали даже обычай кровавых жертвоприношений и использование галлюциногенного напитка хаома. Амеша Спента, которые были всего лишь атрибутами Ахурамазды и одновременно ашавана, превратились в язатов или полноценных божеств. Такие древние боги, как Митра, были включены в пантеон, а другие - например, Индра – стали демонами. Может быть именно благодаря этому синтезу в маздеизме появились упомянутые в авестийских Яштах Ардвисура Анахита и Мифра: эти боги, получившие очень важное значение в эпоху Ахеменидов, восходят к переосмысленным индоиранским божествам – Митре и богине, которую индусы называли Сарасвати. В маздеитском пантеоне Мифра возглавляет триаду, куда входят также Сраоша и Рашну – все вместе они судят душу после смерти. Другими язатавами (божествами) являются владыка побед Веретрагна, владыка ветра Вайю, зримое воплощение веры Даэна, Хварена или Царское величие, хаома и т.п.

ческий - борьба двух противоположностей - добра и зла.

Храмовая архитектура

В конце I пол. IV тыс. до н. э. В центральной части древних городов были построены первые небольшие храмы из сырцового кирпича с прихрамовыми хозяйственными помещениями. Именно сырцовый кирпич стал основным строительным материалом Междуречья, т. к. здесь отсутствовал лес и камень.

Периодические разливы Тигра и Евфрата, часто катастрофические (не случайно именно в Междуречье сложился миф о всемирном потопе), заставляли людей выбирать для поселения и строительства храмов возвышенные места. Затем из века в век новое строительство осуществляли на утрамбованных руинах старых построек. Храм обычно возводился на высокой платформе, которая защищала его от воды и от почвенной влаги и возвышала над другими постройками. Для подъёма на платформу служили лестницы пандусы. Наиболее характерен белый храм в Урке, относящийся к концу IV тыс. до н. э. Храм построен на высокой платформе, куда ведут лестницы из известняковых плит. Характерная черта - отсутствие окон, в очень жарком климате Междуречья они просто не нужны. Побеленные стены храма, как и высокая платформа, способствовали выделению храма на фоне других построек.

Археологи раскопали один из районов древнего города Ур, где обнаружили священный участок. Среди остатков беспорядочно расположенных жилых домов, которые были очень скучены, сохранились от времени III династии Ура руины более стройно организованного архитектурного комплекса. Это так называемый "Священный участок": религиозно-административный центр государства и архитектурный центр города. Участок огорожен стенами. На его территории находились: дворец царя Ур - Камму, гробницы царей, несколько храмов характерного для шумеров облика. Дополнительно ограждённый двойной стеной, там был сооружён храм ещё одного типа, который оформился, скорее всего, тоже в эпоху первых династий Ура. Это храм на ступенчатом основании (как бы несколько платформ) - так называемый "Зиккурат". Слово "Зиккурат" аккадского происхождения, скорее всего это название было закреплено за такими храмами именно в аккадскую эпоху.

Большая советская энциклопедия определяет "Зиккурат" следующим образом: "Зиккурат" (аккадское) - культовое сооружение в древнем Двуречье, представляющее собой сырцовую башню из поставленных друг на друга параллелепипедов или усеченных пирамид (от 6 до 7), не имевших интерьера (исключение - верхний объём, в котором находилось святилище). Террасы зиккурата, окрашенные в разные цвета, соединялись лестницами или пандусами, стены членились прямоугольными нишами.

Зиккурат Ура был посвящён богу Луны Нанне. Он представлял собой трёхступенчатую башню монолитной кладки из сырцового кирпича. До наших времён сохранилась величественная нижняя терраса площадью 65х43 м. высотой 20 м. В середине ХХ века она была отреставрирована. Первоначально же зиккурат воздымался, вероятно, на 60 м. тремя монументальными уступами, лаконичными по объёмам и чёткими по силуэту. На верхней террасе находился небольшой храм – «жилище божества».

В плане зиккурат имеет форму прямоугольника, боковые и задняя стороны которого слегка изогнуты наружу для придания сооружению ещё большей массивности. Прямоугольный план его находится в органической связи с архитектурой более ранних храмов на платформах. Однако величественный зикукрат в Уре выражают ещё более определённо идею могущества богов и обожествленного царя. Не случайно архитектурная композиция зиккурата оставалась неизменной в культуре Двуречья и даже Ирана многих последних веков: она воплощала основополагающее начало всех древневосточных деспотий.

В XIV в до н.э. оформилось Ассирийское государство во главе с могущественным правителем, опиравшимся на сильное войско и многочисленное чиновничество. Архитектура в Ассирии была ведущем видом искусства.

Храмы, имевшие центральное помещение, были возведены на искусственных платформах, в чём ясно видны не угасшие шумерские традиции. При храмах, посвящённым семи главным богам (как и в Шумере), возводили зиккураты, обычно в семь ярусов, которые были ярко окрашены в разные цвета. Иногда зиккураты были сдвоенными, например, при храме, посвящённым двум богам Ану и Ададу в городе Ашшуре. Как и в Шумере, зиккурат в Ассирии – это архитектурный образ, зрительно воплощающий представления о богах, обитающих на горных вершинах, находящихся в небесной вышине над всем обыденным.

К ассирийскому периоду относится город Борсинпа. В нём сохранились остатки зиккурата со следами страшного пожара и разрушения. В преданиях говорится, что башня Барсиппа имеал семь ступеней, ведущих вверх, их чисел соответствует семи планетам небесной сферы, и поэтому они окрашены семью красками: чёрной, белой, красной, синей, ярко-красной, серебристой и золотистой, т.е. в цвета семи планет, включая Луну и Солнце.

Золотой шпиль башни был обращён к солнцу, серебряный – к луне. Ещё и сегодня остатки этого громадного сооружения поднимаются из развалин на высоту более 40 метров.

VII – VI в.в. до н.э. – эпоха ново Вавилонского царства. Возвышение Вавилона началось в VII в. до н.э., когда верховную власть захватил военачальник Набопаласар (626 г. до н.э.). Он разгромил ослабевшее к этому времени ослабевшее Ассирийское государство, опустошил и разрушил его города, в том числе и Ниневию, столицу Ассирии, и включил эти земли в состав своих владений. Царствование Набопаласара было временем неприкрощающихся завоевательных войн. Его сын, царь, Навуходоносор (605 – 562 г.г. до н.э.) продолжал захватническую политику отца. Но этот правитель разверну по всей стране грандиозное храмовое, крепостное и ирригационное строительство, прежде всего в Вавилоне, который, после длительного перерыва превратился в крупнейший торговый и религиозный центр страны.

Развитие культуры Нововавилонского царства происходило под сильным влиянием поверженной Ассирии и всех предшествующих этапов развития искусства Двуречяья.

Архитектура была главным видом Нововавилонского искусства. Ярким свидетельством этого являлся город Вавилон, превращённый за десятилетие его последнего расцвета в целостный по планировке и стилю архитектурный ансамбль. Наши знания о Вавилоне основаны на данных археологических раскопок, клинописных текстов, а также на трудах греческих и римских учёных. Наиболее ценны описание, оставленные греческим историком Геродотом, который в середине V в. до н.э. побывал в этом знаменитом городе своей эпохе.

Каждый большой вавилонский город имел свой зиккурат, но ни одни из них не мог сравниться с «Вавилонской башней». На её строительство ушло 85 млн. кирпичей; колоссальной громадой возвышалась она над всей округой. «Вавилонскую башню» строили целые поколения правителей, внук продолжал то, что начинал дед. Вавилонский зиккурат неоднократно разрушался, но каждый раз его восстанавливали и украшали заново. Зиккурат был святыней, принадлежавшей всему народу, он был местом, куда стекались десятки тысяч людей для поклонения верховному божеству Мардуку.

Вавилон не раз был взят завоевателями (несмотря на свои стены, башни и неприступные укрепления). Башня разрушалась, но новые правители города отстраивали её заново.

Кир, завладевший Вавилоном после смерти Навуходоносора, был первым завоевателем, который не разрушил захваченный город. Должно быть, и сам город, и его святилища, и «Вавилонская башня» так поразили его, что он не только запретил что-либо разрушать, но приказал соорудить на своей могиле памятник в виде маленького зиккурата – «Вавилонской башни».

Ксеркс, персидский царь, оставил от неё только развалины.

«Вавилон» - врата бога

Культура Древнего Вавилона во многом унаследовала шумерские культурные традиции, но она была и значительным шагом вперед. Город Вавилон (семит. Баб - Или - врата Бога) на Евфрате занимал выгодное географическое положение в центре Месопотамии.

Под его властью объединилась вся Южная и Средняя Месопотамия. Внешний вид Вавилона хорошо известен благодаря археологическим раскопкам немецких археологов под руководством Роберта Кольдевея. Вавилон был характерным образцом городского центра того времени, административного, ремесленного и культурного. Его население, по-видимому, достигало более 200 тыс. человек. Даже по современным масштабам Вавилон был большим городом (его площадь — 405 га), он был опоясанным двойным кольцом крепостных стен (толщина внутренней стены доходила до 6,5 м) имевших 8 ворот. Наиболее важными из них были ворота богини Иштар (высота 12 м), напоминающие по форме триумфальную арку». Они были выложены бирюзовым глазурованным кирпичом с великолепным орнаментом из цветных изображений — 575 львов, священных драконов и быков. Улицы Вавилона были длинными (до 5 км) и прямыми. Город раскинулся на обоих берегах Евфрата, через который был перекинут один из самых древних в мире каменных мостов на семи скульптурных быках, следы которых сохранились до настоящего времени. Многие дома в Вавилоне шмели два этажа и систему водопровода и канализации. Полы покрывались обожженным кирпичом и заливались природным асфальтом.

Река времени постепенно размыла Вавилон, лишила его экономического и политического значения, вызвала отток населения и в конце концов превратила его в руины.

Персеполь

Древнеиранский Персеполь является городом, который был возведён на высокой искусственной платформе, куда вела парадная лестница из трёх ступеней и представляет собой единый архитектурный ансамбль из дворцов, называемых – Тачара (жилой дворец) и Апдана (парадный дворец). Наиболее известно Апдана Дария – Ксеркса – квадратный парадный зал, потолок которого поддерживали 72 колонны. Она была приподнята над террасой, к ней вели лестницы, украшенные рельефами. Рельефы Персеполя – это изображение монотонного шествия подданных царя к его престолу, самого царя на троне, который поддерживают представители покорённых народов, борьбы царя с чудовищем, сценой нападения льва на быка. Вырабатывается свой канон: портреты изображаемых типизированы до предела, вместе с тем обязательно подчеркиваются этнографические черты (головные уборы, оружия, браслеты, конская сбруя и т. п.). В изображении человеческих фигур начинает господствовать «правильный профиль», пропорции фигур близки к нормальным.

В заключение можно отметить, что именно рельефы и канонизированные архитектурные формы дворцов были ведущими направлениями «имперского» искусства. Персепольские каменные дворцы детально повторялись в ином материале – жжёном или сырцовом кирпиче, а каменные колонны с ипостасями в виде чудовищ – в дереве. Даже выработанные для камня приёмы изображения мускулатуры животных переносились в иной материал – металл, ткань, резную кость.

Письменность и литература:

Одним из самых выдающихся достижений древних шумеров было изобретение письменности - клинописи, названной так из – за сходства формы ее знаков с горизонтальными, вертикальными и угловыми клиньями. Клинопись не была алфавитом, т.е. звуковым письмом, а содержала идеограммы, которые обозначали либо целые слова, либо гласные, либо слоги (т.е. согласный + гласный). Сложные шумерские тексты напоминают ребусы, читать их было трудно, поэтому писцы пользовались специальными детерминативами (определителями), которые должны были исключить ошибки при чтении, поскольку в шумерском письме один и тот же знак имел много совершенно различных чтений и значений. Всего в шумерской клинописи, развитой дальше аккадцами, было около 600 знаков.

Шумерская клинопись была заимствована многими народами Передней Азии – эламитами, хурритами, хеттами, урартами, персами, которые приспособили ее к своим языкам. К середине II тыс. до н.э. вся Передняя Азия стала пользоваться шумерско–аккадским письмом, а аккадский язык превратился в международный язык общения, дипломатии, науки и торговли.

Впервые клинописные тексты были прочитаны немецким учителем классических языков Г.Гротефендом, который перевел несколько персидских надписей в 1802 г.. Независимо от Г.Гротефенда в 30 – 40-е годы XIX в. Английский офицер и дипломат Г.Раулинсон дешифровал вавилонскую клинопись. К концу XIX в. была прочитана эламская клинопись и составлен первый словарь аккадского языка.

Богатая шумерская литература была представлена поэмами, лирикой, мифами, гимнами, легендами, пословицами эпическими сказаниями и другими жанрами. Особый жанр представляли так называемые плачи – произведения о гибели шумерских городов в результате набегов оседлых племен.

Для шумерской литературы были характерны специфические приемы: многократное повторение одних и тех же слов и строк, строгая ритмичность, разнообразные эпитеты богов, стоящие в конце каждой строки глагольные формы. Иногда поэты прибегали и к такому приему, как хиазм: первая строфа начиналась с подлежащего, а вторая, сходная с ней по содержанию, со сказуемого, например:

Волк ягненка не хватает. Неведома пожирающая козленка дикая собака.

Наиболее распространены в шумерской литературе были так называемые этиологические (объясняющие) мифы, например о сотворении мира и человека, о великом потопе, смерти и воскресении богов плодородия. Этот жанр типичен для многих литератур Древнего Востока. Особенно популярной была поэма о смерти и воскресении богини плодородия Инанны. Это большое произведение изобилует мелкими повторяющимися деталями.

Памятники ассиро–вавилонской литературы составлены на аккадском языке, поэтому целесообразно рассматривать их вместе. Относятся они преимущественно ко второй половине II и к I тыс.до н.э. Значительная часть произведений Древнего Вавилона происходит из ассирийских хранилищ: библиотеки царя Ашшурбанапала ( VII в. До н.э), храма бога Ашшура ( XII – IX вв. до н.э.) и др. Памятников собственно ассирийской литературы известно очень мало.

Для литературы Древнего Вавилона характерна одна очень важная особенность: сюжет дан заранее, он лишь далее разрабатывается автором. Как правило, сюжет связан известными мифами и культом, Большинство произведений - стихотворные, а литература в целом – анонимна, имена авторов полулегендарные и чаще всего недостоверны.

Ассиро–вавилонская литература почти полностью заимствована из шумерских литературных сюжетов, изменены лишь имена главных героев и богов шумерского пантеона на вавилонские и ассирийские имена. Так, например, вавилонская поэма о нисхождении богини Иштар в преисподнюю внешне воспроизводит шумерский образец ( поэма об Инанне ).

В конце II тыс. до н.э. в Вавилонии было создано еще одно произведение философского характера под названием «Да прославлю я владыку мудрости». Оно рассказывает о жестокой судьбе невинного страдальца, соблюдавшего все божественные установления и, несмотря на это, бесконечно бедствующего и мучившегося. В поэме ставится вопрос: почему Мардук, верховный бог вавилонян, допускает это? И дается ответ: воля богов непостижима, и люди должны беспрекословно повиноваться им.

К поэме о невинном страдальце близко примыкают такие произведения, как «Вавилонская теодицея» (XI в. До н.э.) и «Раб, повинуйся мне « ( X в.до н.э.), повествующие о тщетности всех человеческих деяний. Особенно ярким произведением является последнее. В нем вельможа, попавший в немилость у царя, советуется со своим рабом. Он перебирает все возможности добиться временного счастья и утешения – просьба о помиловании, бегство, неповиновение, обращение к богу. Мудрый и лукавый раб сначала поддакивает своему господину, но, заметив его колебания, разрушает все его иллюзии :

«Не приноси жертвы ( богу), господин мой! Не приноси. Неужели ты думаешь, что заставишь бога ходить за тобой, подобно собаке, или повелением, или молитвой, или же исполнением того, что он у тебя попросил».

Позднее подобные сюжеты нашли дальнейшее развитие в библейской «Книге Иова», мужа непорочного и богобоязненного, которого тем не менее постигают бесконечные удары судьбы.

Кроме произведений полурелигиозного характера, в вавилонской литературе значительное место занимают произведения культовые, в которых повествуется о жизни богов, сотворении мира и т.д. Из таких памятников выделяется космогонический эпос «Когда вверху…» («Энума Элиш...»), составленный, по-видимому, во II тыс. до н.э. и посвященный деяниям главного вавилонского бога Мардука.

С начала I тыс. до н. э. вавилонская литература на аккадском языке приходит в упадок. Одновременно появляется значительное количество произведений ассирийской литературы, прежде всего царские Анналы (погодные записи), написанные ритмическим языком и содержащие яркие образы, в том числе и описание природы чужеземных стран.

Одним из самых крупных достижений вавилонской и ассирийской Культуры было создание библиотек. В Уре, Ниппуре, и других городах Начиная со II тыс. до н.э в течение многих веков писцы собирали литературные и научные тексты, и таким образом возникали обширные Частные библиотеки.

Крупнейшую из известных нам библиотек основал ассирийский царь Ашшурбанапал ( VII в до н.э.) в своем дворце в г. Ниневии. Он был, по – видимому, самым образованным правителем на ассирийском троне, тонким ценителем культуры. Археологи обнаружили в библиотеке Ашшурбанапала около 25 тыс. глиняных табличек и фрагментов табличек, но первоначальное их число было, по – видимому, значительно большим. В библиотеке хранились царские анналы, хроники важнейших исторических событий, сборники законов, литературные произведения и научные тексты. Это была именно библиотека, первое в мире систематическое собрание, где глиняные книги были размещены в определенном порядке. Многие книги были представлены в нескольких экземплярах, «страницы» были пронумерованы, существовали своеобразные «титульные листы», а также этикетки, привязанные бечевками к глиняным табличкам и указывавшие на содержание, название сорий и количество табличек в каждой сори. Эти этикетки были своего рода каталожными карточками.

Древнемесопотамская словесность, ее тематика, само видение мира и человека оказали значительное влияние на литературу соседних народов, на Библию, а через нее - на литературу Европы.

Песни-сказания о шумерском герое Гильгамеше не составляют самостоятельной группы произведений. В настоящее время известно девять стихотворных шумерских текстов, которые исследователи относят к категории эпических памятников. Все сказания составляют часть одного большого цикла, относящегося к Ниппурскому канону. Но первоначально они восходили, видимо, к другому циклу: все тексты рассказывают о деяниях правителей города Урука, и действие большей части из них происходит или начинается в Уруке. Три владыки, по легенде, правивших в Уруке, являются героями дошедших до нас сказаний: 1. Энмеркар, сын основателя первой династии Урука Мескингашера. 2. Лугальбанда, четвертый правитель этой династии, отец и родовой бог Гильгамеша. 3. Гильгамеш, имя которого прославил аккадский эпос.

Сохранилось много памятников древней шумеро-аккадской литературы, записанных на глиняных табличках, и почти все из них ученым удалось прочесть.

К настоящему времени установлено, что большинство текстов — это гимны богам, молитвы, религиозные мифы и легенды, в частности, о возникновении мира, человеческой цивилизации и земледелия. Кроме того, в храмах издавна велись списки царских династий. Древнейшими считаются списки, написанные на шумерском языке жрецами города Ур.

Впоследствии, в III в. до н. э., вавилонский жрец Берос использовал эти списки для написания сводного труда по древнейшей шумеро-аккадской истории. От Бероса мы знаем, что вавилоняне делили историю своей страны на два периода — «до потопа» и «после потопа». Ссылаясь на шумерских жрецов, Берос перечисляет десять царей, которые правили до потопа, и указывает общий срок их правления — 432 тыс. лет. Фантастическими были и его сведения о правлении первых царей после потопа. Работы Бероса, однако, были широко известны и пользовались популярностью, и данные его не очень оспаривались. За его мудрость и красноречие ему был поставлен памятник в Афинах: ведь Берос писал на греческом языке — памятник был с золотым языком.

Важнейшим памятником шумерской литературы был цикл сказаний о Гильгамеше, легендарном царе города Урука, который, как следует из династических списков, правил в XXVIII в. до н. э. В этих сказаниях герой Гильгамеш представлен как сын простого смертного и богини Нинсун. Подробно описываются странствия Гильгамеша по миру в поисках тайны бессмертия и его дружба с диким человеком Энкиду. Предания о Гильгамеше оказали очень сильное воздействие на мировую литературу и культуру и на культуру соседних народов, которые приняли и адаптировали легенды к своей национальной жизни.

Истории о многочисленных подвигах героя Гильгамеша представляют собой часть эпического наследия шумеров. Сам Гильгамеш, долгое время считавшийся полностью вымышленным персонажем, - один из первых величайших правителей в истории Шумера, царь города Урука, центра культа Инанны.

В сюжетных эпических поэмах, составляющих корпус текстов «Песни о Гильгамеше», нашли свое воплощение лучшие образчики месопотамской поэтической речи, все достижения шумерской литературы. Каждая из поэм посвящена какому-либо из подвигов Гильгамеша. Он то отправляется на поиски бессмертия в подземное царство, где встречает своего друга и помощника Энкиду, то сражается с гигантским быком, посланным Инанной, чтобы уничтожить прогневивший ее Урук. В одном из вариантов эпоса Гильгамеш приходит на помощь Инанне, уничтожая злобных демонов, досаждавших богине.

«Песнь о Гильгамеше» интересна со всех точек зрения. Во-первых, это образчик зрелого шумерского поэтического языка. Во-вторых, в тексте эпоса то и дело встречаются описания различных культовых обрядов, исполнявшихся шумерами.

И, наконец, этот текст необычайно философичен. Рассуждения авторов эпоса о бренности всего земного, полностью соответствующие шумерским верованиям о тяготах и печалях загробного существования, отличаются редкой выразительностью и силой. К примеру, когда Гильгамеш спускается в подземное царство и встречает там своего умершего друга Энкиду, Энкиду рассказывает Гильгамешу, что в царстве смерти людей ждет тяжелое существование — горький хлеб, соленая вода. Только те, кто был погребен по всем правилам, удостаиваются единственной привилегии в подземном мире: они могут вдоволь пить чистую прохладную воду.

«Песнь о Гильгамеше» рисует читателю полную картину быта, верований, мировоззрения шумеров. Фатализм, боязнь смерти и осознание ее неизбежности, страстное желание человека отсрочить свою кончину — все это вкупе с выразительным и образным поэтическим языком ставит эпическое произведение о Гильгамеше в ряд величайших шедевров древней литературы.

Сохранилось пять шумерских эпических песен о Гильгамеше: 1) «Гильгамеш и Ага» — сказание о борьбе Гильгамеша с Агой, правителем северного объединения шумерских городов во главе с Кишем. Кульминационный момент рассказа появление Гильгамеша на городской стене Урука, смятение вражеского войска при виде его и победа над войсками Аги (единственный гиперболический и волшебно-сказочный момент этого чисто эпического произведения, почти не содержащего мифологического материала); 2) «Гильгамеш и гора бессмертных» — рассказ о походе Гильгамеша во главе отряда молодых неженатых воинов в горы за кедрами для добычи себе «славного имени», борьба с хранителем кедров чудовищем Хувавой (Хумбабой), убийстве Хувавы с помощью чудесных помощников и гневе бога Энлиля за этот подвиг Гильгамеша; 3) «Гильгамеш и небесный бык» - плохо сохранившийся текст об умерщвлении Гильгамешем небесного быка — чудовища, насланного на Урук богиней Инанной; 4) «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» — Гильгамеш убивает по просьбе богини Инанны исполинскую птицу Анзуда и волшебную змею, поселившихся в чудесном дереве хулуппу, посаженном богиней в её саду. Из корней и ветвей дерева он делает «пукку» и «микку» (барабан и барабанные палочки?), но они проваливаются в подземный мир. Энкиду (в шумерской традиции — слуга Гильгамеша) берётся их достать, но, не выполнив магических наказов Гильгамеша, остаётся там навсегда. Гильгамешу удаётся мольбами вызвать дух Энкиду на поверхность, и тот рассказывает Гильгамешу о мрачной и безнадёжной жизни умерших в подземном царстве; 5) «Гильгамеш в подземном мире» (иначе «Смерть Гильгамеша») — Гильгамеш приносит в подземный мир дары владычице подземного царства Эрешкигалъ и другим богам, составляющим её придворный штат.

Наибольшей разработкой образа Гильгамеша отличается аккадский эпос. О Гильгамеше сохранилось три версии большой эпической поэмы. Самая ранняя дошла в записи первой четверти 2-го тыс., но, видимо, восходит к последней трети 3-го тыс. до н. э., наиболее полная — приписываемая урукскому заклинателю Синликеуннинни (дошла в записях 7— 6 вв. до н. э.) - поэма «О всё видавшем» - одно из самых выдающихся поэтических произведений древневосточной литературы; изложена в двенадцати песнях - «таблицах», из них последняя — дословный перевод с шумерского второй части песни «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» и композиционно с поэмой не связана.

По просьбе богов, обеспокоенных жалобами жителей Урука на их своенравного и буйного владыку могучего Гильгамеша, который отбивает женщин у граждан в то время, как они выполняют тяжёлые городские повинности, богиня Аруру создаёт дикого человека Энкиду - он должен противостоять Гильгамешу и победить его. Энкиду живёт в степи и не подозревает о своём предназначении. Гильгамеша посещают видения, из которых он узнаёт, что ему суждено иметь друга. Когда в Урук приходит известие, что в степи появился некий могучий муж, который защищает животных и мешает охотиться, Гильгамеш посылает в степь блудницу, полагая, что если ей удастся соблазнить Энкиду, звери его покинут. Так и случается. Далее происходит встреча Гильгамеша с Энкиду, который вступает с Гильгамешем в поединок на пороге спальни богини Ишхары (Иштар; в поэме чужеземная богиня Ишхара заменяет Иштар, Иштар в поэме - отрицательный персонаж, враждебный Гильгамешу). Ни тот, ни другой герой не могут одержать победы, и это делает их друзьями. Гильгамеш и Энкиду совершают вдвоём множество подвигов: сражаются со свирепым Хумбабой, хранителем горных кедров, с чудовищным быком, насланным на Урук богиней Иштар за отказ Гильгамеша разделить её любовь. По воле богов Энкиду, разгневавший их убийством Хумбабы, умирает (видимо, вместо Гильгамеша). Гильгамеш, потрясённый смертью друга, бежит в пустыню. Он тоскует о любимом друге и впервые ощущает, что и сам он смертен. Он проходит подземным путём бога солнца Шамаша сквозь окружающую обитаемый мир гряду гор, посещает чудесный сад и переправляется через воды смерти на остров, где обитает Ут-напишти единственный человек, обретший бессмертие. Гильгамеш хочет знать, как тот добился этого. Ут-напишти рассказывает Гильгамешу историю всемирного потопа, очевидцем которого он был и после которого получил из рук богов вечную жизнь. Но для Гильгамеша, говорит Ут-напишти, второй раз совет богов не соберётся. Жена Ут-напишти, жалея Гильгамеша, уговаривает мужа подарить ему что-нибудь на прощанье, и тот открывает герою тайну цветка вечной молодости. Гильгамеш с трудом достаёт цветок, но не успевает им воспользоваться: пока он купался, цветок утащила змея и сразу же, сбросив кожу, помолодела. Гильгамеш возвращается в Урук и находит утешение, любуясь видом сооружённой вокруг города стены. Лейтмотив поэмы — недостижимость для человека участи богов, тщетность человеческих усилий в попытках получить бессмертие. Концовка эпоса подчёркивает мысль, что единственно доступное человеку бессмертие — это память о его славных делах. Внутреннее развитие образов Гильгамеша и Энкиду подчинено законам развития эпических образов: уже не благодаря волшебным помощникам, как герои мифологических сказов, а в результате высоких развившихся в них физических и моральных качеств возвышаются они над прочими смертными. Аккадский эпос о Гильгамеше — создание поэта, который не просто соединил между собой разрозненные шумерские сказания-былины, но тщательно продумал и скомпоновал известный ему материал, придав произведению глубокий философский смысл. Включение в эпопею рассказа о потопе (произведения другого цикла) ещё более подчёркивает основную идею произведения — недостижимость главной цели странствий Гильгамеша — «вечной жизни».

Законы Хаммурапи:

Вавилонский царь Хаммурапи записывает знаменитый свод законов, известный нам по клинописному тексту на почти двухметровом каменном столбе, украшенном очень высоким рельефом. В этих законах заметно стремление облегчить участь некоторых слоев свободного населения, в частности было несколько ограничено долговое рабство. Законы Хаммурапи выявляют социальную структуру общества Вавилонии – выделяются три основные категории населения: полноправные свободные люди – члены общин; юридически свободные, но неполноправные люди, не являющиеся членами общин и работающие в царских хозяйствах ; рабы. При определении наказания часто учитывалось социальное положение виновного – рабы карались более сурово. В законах зафиксировано особое положение воинов : они были обязаны выступать в поход по первому требованию царя, за службу получали от государства земельные наделы, передаваемые по наследству и неотчуждаемые даже за долги.

Тема 5: Культура Древней Греции

Крито-микенская культура

Центром раннего этапа античности (конец III и середина II тысячелетия до н.э.) был Крит, а несколько позже - та часть греческого материка, где находится город Микены. До сих пор не вполне расшифрованы критские письмена. Только предположительные ответы даются на вопросы: что это были за люди, к какой этнической группе они принадлежат, каков был их общественный строй и т.д.?

Часть ученых считает, что на Крите существовала рабовладельческая монархия. Другие полагают, что там было еще родовое, доклассовое общество типа военной демократии с вождем во главе.

Резиденцией верховного правителя Крита был Кносс, город близ северного побережья острова.

Позднее дворцы, подобные Кносскому, были открыты в других местах Крита. Можно было сделать заключение, что уже с XXII века до н.э. на Крите существовали раннеклассовые государства. Особенного могущества и культурного расцвета критское общество достигло в XYIII - XY веках до н.э.

Раскопки на Крите и в Микенах показали связь двух культур. Возникло понятие Крито-миккенской культуры. Стало ясно, что это была цивилизация эпохи бронзы с развитым общественным строем, с высоким уровнем техники и культуры.

В 1952 году удалось прочитать и часть найденных при раскопках документов. Это сделали английские ученые М.Вентрис и Дж.Чэдвик. Оказалось, что они написаны на одном из ранних диалектов греческого языка.

Открытие этой письменности составило целую эпоху в изучении древнейшей цивилизации Греции, показав, как много правды таилось в легендах и преданиях.

Критские города и дворцы были разрушены в середине II тысячелетия до н.э. в результате извержения вулкана на острове Санторин в Эгейском море и вызванного им землетрясения.

Господство в Эгейском бассейне перешло к ахейцам, жившим в городах-крепостях материковой Греции.

Критской культуры не стало, но еще около трех столетий близкая ей микенская культура существовала на греческом материке.

Периоды древнегреческой цивилизации:

Гомеровский период (XI – IX).

Мировоззренческие основы культуры.

Античная культура пленяет нас своим пластичным, «телесным характером». Мир – «космос» - понимался древними греками как одушевлённое, прекрасное сферическое тело, населенное людьми и богами. В античной эстетике главенствовали такие категории, как мера и размеренность, симметрия, ритм и гармония, они на века определили европейские каноны красоты. Чувство порядка и меры – одно из важнейших для античности. «Ничего сверх меры! » - гласила надпись над входом в святилище Аполлона в Дельфах. Пластичность – основа греческого миропонимания, поэтому эллины отдавали предпочтение именно пластическим видам искусства – архитектуре и скульптуре.

Античная культура отличалась глубоким светским характером – при всем значении почитания богов в античном мире не религия, а само общество санкционировало существующий социальный строй и этику.

Керамика

Наиболее распространённым видом изобразительного искусства в гомеровский период была вазовая роспись, в которой господствовал геометрический стиль (схематический, однообразный узор). Лучшими образцами этого стиля являются дипилонские надгробные амфоры, найденные в значительном количестве в Афинах (IX в. до н.э.). поверхность этих сосудов разделена на декоративные пояса, образованные геометрическими узорами: треугольниками, звездочками или другими фигурами. Сцены на вазах переносят нас в мир гомеровских героев: плывут по морю двухрядные суда с гребцами, идет жестокая битва, происходят пышные похороны героя, бьются кулачные бойцы и т.д.

Литература

Главными источниками наших сведений об этой эпохе являются два шедевра древнегреческой литературы – «Илиада» и «Одиссея». Приятно считать, что поэмы были записаны в IX-VIII вв. до н.э., а до этого существовали в устной традиции. В основе этих выдающихся памятников мировой литературы лежит ахейский эпос – сказание о походе ахейских греков в Трою.

Всеми своими корнями уходила эпическая традиция в период микенской культуры. Эпос был и особым видом искусства со своими специальными правилами речевого и музыкального исполнения, обширным запасом постоянных характерных эпитетов и сравнений. Песни эти певали тогда сами цари и воины под звуки форминги – разновидности кифары, как это делает Ахилл в «Илиаде». Пели они о славных победах, о событиях, поражавших воображение. Одним из таких событий была, несомненно, осада Трои.

Позднее на смену пению пришла рецитация, появились профессиональные певцы – аэды, или рапсоды. Из эпической песни выстроены и оба шедевра античной культуры – «Илиада» и «Одиссея». В поэме «Илиада» рассказывается о событиях последнего года десятилетней войны греков с троянцами и о взятии Трои. Реальное существование Трои доказал немецкий археолог Генрих Шлиман, раскопавший Трою во второй половине XIX в. «Одиссея» повествует о возвращении из-под Трои и долгих странствиях одного из героев Троянской войны – царя греческого острова Итака Одиссея.

Эпические поэмы Гомера – своего рода кодекс аристократической морали. Высшей ценностью для знатного воина – эпического героя – считается посмертная слава, вечная память о подвигах доблестного бойца. Сохраняет эту память певец – аэд, который передает ее потомкам.

У Гомера мы встречаем и детально разработанный образ олимпийского пантеона – греческих богов. По замечанию древнегреческого историка Геродота, богов грекам сотворили Гомер и Гесиод.

Греки представляли себе своих богов именно так, как изобразил их Гомер. Мир великолепных олимпийцев, собирающихся при дворе громовержца Зевса на общий совет, весело пирующих целыми днями от восхода до заката, вступающих между собой в брачные союзы и ссорящихся, был слишком похож на повседневную жизнь и идеалы греческой аристократии.

Зевс и Гера, Аполлон и Афина, Арес и Гефест царствуют безраздельно, но они отнюдь не всевластны и не всеведущи. Зато они прекрасны, озарены светом, удивительно пластичны и восхитительны. Эти боги близки людям, ибо они сами – как бы облагороженные, «улучшенные» люди, отличающиеся от последних лишь бессмертием. Они любят и ненавидят, как люди, ревнуют и плачут, смеются и страдают, и в этом, по мнению греков, проявлялась красота жизни.

Греческая религия и мифология были наполнены гуманистическим звучанием. Если боги схожи с людьми, то люди – с богами: любимые герои греков – Диомед, Аякс, Агамемнон – богоподобны. Люди могли спорить с богами и выходить из споров победителями, как, например, Ахилл.

Греческий эпос оказал большое влияние на посдедующую европейскую литературу, а Гомер явился творцом эпической технике.

Архаический период (VIII – VI вв. до н.э.)

Архаическая эпоха – время наиболее интересного резвитая античного общества, когда окончательно определились специфические особенности цивилизации античного типа. Греция уже далеко обогнала в своем развитии все соседние страны, в т.ч. и государства Передней Азии, которые раньше шли в авангарде культурного прогресса человечества.

В Архаическую эпоху были заложены основы: классического рабства; системы денежного обращения и рынка; основной формы политической организации – полиса; концепции суверенитета народа и демократической формы правления. Тогда же были разработаны и главные этические нормы и принципы морали, эстетические идеалы античности. Наконец, в этот период зародились основные феномены античной культуры: философия и наука, главные жанры литературы, театр, ордерная архитектура, олимпийские и прочие игры.

Мировоззренческие основы культуры.

В эпоху архаики складываются основные черты этике древнегреческого общества. Её отличительной особенностью было соединение рождающегося чувства коллективизма и агонического (состязательного) начала, что было связано с формированием особого типа государственного устройства в Греции – полиса, гражданской общины с республиканской, в отличие от стран Древнего Востока, формой правления. Полис – это город-государство, в котором все граждане обладали определенными правилами и обязанностями. Соответствующей была и полисная идеология, его система ценностей: высшей ценностью была сама община и ее блага, обеспечивающие благо каждого гражданина. Полисная мораль были коллективистской в своей основе, поскольку существование индивида вне полиса была невозможно. полисный строй воспитал у греков особое мировосприятие. Он научил их ценить реальные способности и возможности человека – гражданина. Именно они были возведены в высший художественный принцип, в эстетический идеал Древней Греции. Демократия и гуманизм – вот главные идеи, лежащие в основе древне-греческой культуры и цивилизации.

Игры

Отличительной особенностью древних греков был агон, т.е.состязательное начало. Знатные аристократы в поэмах Гомера состязаются в силе, ловкости и упорстве, и победа в этих соревнованиях может принести лишь славу, а не материальные блага. Постепенно в греческом обществе утверждается идея о победе в состязании как высшей ценности, прославляющей победителя и приносящей ему почет и уважение в обществе. Формирование представлений об агоне дало начало различным играм, носившим аристократический характер. Древнейшими и самыми важными были игры, устроенные впервые в 776 г. до н.э. в честь Зевса Олимпийского и с тех пор повторявшиеся каждые четыре года. Они продолжались пять дней, и на это время по всей Греции провозглашался священный мир. Наградой победителю была лишь оливковая ветвь. Атлет, трижды одержавший победу в играх(«олимпионик»), получал право на установку своей статуи в священной роще храма Зевса Олимпийского. Атлеты состязались в беге, кулачной борьбе, беге на колесницах. Позже к олимпийским играм добавились Пифийские игры в Дельфах (в честь Аполлона) – наградой победителю служил лавровый венок, Истмийские (в честь бога Посейдона) на Коринфском перешейке, где наградой был венок из сосновых веток, и, наконец, и Немейские игры (в честь Зевса). Участники всех игр выступали нагими, поэтому женщинам под страхом смертной казни запрещалось присутствовать на играх, зато прекрасное обнаженное тело атлета стало одним из самых распространенных мотивов древнегреческого искусства.

Письменность и литература

Одним их наиболее важных факторов греческой культуры VIII – VI вв. до н.э. по праву считается новая система письменности. Через посредство финикийцев греки приняли семитский алфавит, усовершенствовав его путем добавления нескольких знаков для обозначения гласных. Алфавитное письмо было удобнее древнего слогового письма микенской эпохи: оно состояло всего из 24 знаков. Греческий алфавит имел ряд вариантов, наиболее распространенным из низ был ионийский, принятый, в частности, в Аттике (Афинах).

В архаический период сформировалось новое течение в греческой литературе. Эпоха греков ушла вместе с Гомером; теперь внимание поэтов привлекают не героические деяния прошлых веков, а сегодняшняя жизнь, чувства и переживания отдельного человека. Этот жанр получает название лирики.

Появление и развитие лирической поэзии связано с именем Архилоха с о. Парос (VI в. до н.э.). С невиданной прежде силой он передал в своих стихах и порывы страсти, и оскорбленное самолюбие, и желание мести, и готовность стойко переносить превратности судьбы. Вместо гекзаметра Архилох ввел в литературу новые размеры – ямб и трохей. Еще один иониец, Анакреонт с о. Теос (VI в. до н.э.), остался в памяти человечества как певец дружеских пиров и любви, имевший в более поздние века немало последователей и подражателей. Именно лирика Анакреонта создала известный всем образ веселых, радостно и безмятежно пирующих греков. Лучших своих представителей архаическая лирика обрела на о. Лесбос на рубеже VII-VI вв. до н.э. Этот поэт Алкей и поэтесса тончайшего лирического дарования Сафо, известная как автор любовных стихов и эпиталам (свадебных песен). Древняя Спарта стала центром развития хоровой лирики, одной из наиболее часто встречающихся форм которой был дифирамб – песнь в честь бога Диониса.

Во всем греческом мире распространилась слава о поэте Пиндаре (VI-V вв. до н.э.), воспевавшем высшую добродетель – арете – врожденное свойство аристократа, означавшее доблесть, физическое совершенство, благородство и достоинство.

Гекзаметр – стихотворный размер, характерный для гомеровских поэм и других эпических произведений.

Ионией в Древней Греции называлось западное побережье Малой Азии, а так же некоторые острова Эгейского моря.

Архитектура

В эпоху архаики уже возникли основные типы и формы греческого искусства, которые затем получат развитие в классический период. Все достижения греческой архитектуры того времени, и конструктивные и декоративные, связаны со строительством храмов. В VII в. до н.э. возникла система ордеров, т.е. особого соотношения несущих и несомых частей здания в балочно-стоечной конструкции. Определились художественные особенности двух главных архитектурных ордеров: дорического и ионического.

Дорический ордер, распространенный главным образом в южной Греции, отличался тяжеловесностью и массивностью колонн, простой и строгой капителью, стремлением к монументальности, мужественности, совершенству пропорций. В ионическом ордере ценились, напротив, легкость, изящество, прихотливость линий, капитель имела характерную форму, похожую на рога барана. Немного позднее, в V в. до н.э., в Греции появляется коринфский ордер – пышные, зрелищный, со сложной капителью, похожей на цветочную корзину.

Типичными образцами дорических построек архаической эпохи были храмы Аполлона в Коринфе и Посейдона в Пестуме. Об ионических храмов этой эпохи мы знаем больше из античной литературы: значительная их часть была уничтожена. Так, во всем греческом мире славилось святилище Артемиды в г. Эфесе в Малой Азии (одно из чудес света) храм Геры на о. Самос, Аполлона в Дидимах (Малая Азия). Особенностью архаических храмом была богатая полихромная роспись. Древняя Греция была родиной мраморных сооружений, но отнюдь не только сверкающих белизной, как иногда думают. Шедевры античной архитектуры блистали всем разноцветьем красок: красной, синей, золотой, зеленой на фоне сияющего солнца и лучезарного неба.

Скульптура

Скульптура архаического периода отличалась несовершенством, создавая, как правило, обобщенный образ. Это так называемые куросы («юноши»), именуемые также архаическими Аполлонами. До нашего времени дошло несколько десятков таких статуй. Наиболее известная – мраморная фигура Аполлона из Теней. На устах его играет характерная для скульптуры той поры условная «архаическая улыбка», глаза широко раскрыты, руки опущены и сжаты в кулаки. Принцип фронтальности изображения соблюден в полной мере. Архаические женские статуи представлены так называемыми корами («девушками») в длинных ниспадающих одеждах. Головы девушек украшены локонами, сами статуи полны изящества и грации. К концу VI в. до н.э. греческие скульпторы постепенно научились преодолевать

Название «дорический » связано с дорийцами, завоевателями архейских городов. Дорический ордер греки считали воплощением силы и мужества.

Капитель – верхняя часть колонны. Капитель поддерживала горизонтальную часть здания – антаблемент, состоящий из архитрава, фриза и карниза. Архитрав представлял собой гладкую балку; на фризе, как правило, размещались скульптурные композиции; карниз образовывал двускатную крышу.

Пестум – греческая колония в Южной Италии.

первоначально свойственную их статуям статичность.

Керамика

Богатую картину повседневного быта обитателей Эллады рисует искусство вазовой росписи VII-VI вв. до н.э., ярко свидетельствующее о любви греков к цвету и краскам. Формы сосудов столь же различны, как и их функции. Наряду с кратерами для смешения вина, пифосами и амфорами для хранения оливкового масла, вина и зерна, изготовлялись и маленькие флакончики для благовоний, тарелки, большие блюда. Великолепные панафинейские амфоры вручали победителю на играх, стройные лекифы ставили на могилы. Керамика сопровождала человека на всем его жизненном пути.

Стиль искусства вазовой росписи VII в. до н.э. часто называют ориентализирующим, т.е. близким к восточному. В следующем, VI в. до н.э., греческая вазовая живопись начинает освобождаться от восточных влияний, и красочный, причудливый живописный декор, напоминающий рисунки на восточных коврах или тканях, уступает место сценам, взятым из жизни. Наибольшего развития новой, чернофигурный стиль достиг в Халкиде и в Афинах. Так, широко известны вазы, расписанные талантливым афинским мастером Эксекием на мифологические сюжеты: «Ахилл и Аякс, играющие в кости» украшают собой великолепную амфору Эксекия, справедливо названную жемчужиной архаического искусства.

Приблизительно к середине VI в. до н.э. была открыта техника краснофигурной росписи. Вместо черных фигур на светлом фоне стали изображать светлые фигуры на темном фоне – это дало простор для более тщательной разработке деталей. Из известных мастеров краснофигурной живописи стоит упомянуть Эвтимида и Эвфрония. Помимо сцен из мифологии и гомеровского эпоса на вазах краснофигурного стиля запечатлены повседневные занятия и развлечения древних эллинов. Мы видим юношей, упражняющихся в палестре, флейтисток и танцовщиц, мастерскую ремесленника, школу. Стремление к реализму в изображении, к гармонии между изображенными фигурами и формой сосуда делает керамику именно этого периода особенно ценной в глазах знатоков искусства.

Высокая классика (V в. до н.э.)

Высшей точки экономического, политического и культурного подъема Греция достигла в середине V в. до н.э.

В начале века центр тяжести политической и культурной жизни греческого мира переместился из Ионии (Малая Азия) и с островов Эгейского моря в Грецию континентальную, особенно в Афины – центр Аттики. Неповторимое своеобразие греческой культуре классической эпохи придали Афины, а само Афинское государство стало источником политических и культурных влияний и своеобразным законодателем моды. Правители Афин (прежде всего Перикл) стремились сделать родной город крупнейшим культурным центром Эллады, средоточием всего ценного и прекрасного в греческом мире.

Кипучая общественная жизнь отличала Афины середины V в. до н.э. Все полноправные граждане полиса участвовали в народном собрании – экклесии, обладавшей высшей властью. Афинское государство заботилось и о культурном досуге своих граждан, давая им возможность участвовать в празднествах, посещать театр. Малоимущем из казны выплачивали театральные деньги – теорикон – два обола на посещение театра. В Афинах существовала и развитая система образования: дети с семи до шестнадцати лет получали образование в частных платных школах: преподавались грамота, литература, музыка, математика. Большое внимание уделялось физическому воспитанию. Многочисленные гимнасионы с залами и банями, палестры для тренировок молодежи превратили занятие спортом из привилегии знати в право любого афинского гражданина. Целью образования было всестороннее развитие личности. Здесь греки определили других народы не только древности, но и более поздних эпох. В Афинах, где существовали наилучшие тогда условия для свободного творчества, стремились ученые и художники из других греческих городов.

Архитектура

В классический период греческая культура и искусство переживают эпоху наивысшего расцвета, причем главным центром художественного творчества были Афины.

В архитектуре окончательно оформляется классический тип периптерального храма. Наибольшего размаха монументальное строительство достигло в Афинах. В Афинах был воздвигнут великолепный архитектурный ансамбль Афинского Акрополя, ставший символом античной Греции. Строительными работами и украшениями Афинского Акрополя руководил замечательный скульптор Фидий, друг Перикла. Гордо возвышаются здесь колонны самого большого храма Акрополя – Парфенона, посвященного богини Афине-Деве. История сохранила имена его создателей – Иктин и Калликрат. Построенный из светлого мрамора, окруженный 46-ю колоннами дорического ордера и обрамленный ионическим фризом, Парфенон был воплощен гармонии и строгости.

Эллинистический период (IV-I вв. до н.э.)

Эллинистической цивилизацией принято называть новую ступень в развитии материальной и духовной культуры, форм политической организации и социальной жизни народов Средиземноморья, Передней Азии и прилегающих районов.

Литература

Литература эллинистической эпохи необычайно богата по количеству произведений и многообразию жанров. При дворах эллинистических царей процветала пышная, утонченная, полная учености придворная поэзия, образцами которой были идиллии и гимны Каллимаха из Кирены, эпическая поэма «Аргонавтика» Аполлония Родосского и др. Поэзия стала искусством для избранных, ее весьма изысканный и часто вычурный стиль был далек от п др.ония Родоскогоирены, эпическая поэма идиллии и енная, полная учетности

Обол – греческая мера веса, самая мелкая серебряная ил медная монета. Афинский серебряный обол весил 0,73 г и соответствовал среднему древнему заработку афинского ремесленника.

проблем, волновавших общество в целом. Наиболее распространены были малые литературные формы – элегии и эпиллии, в которых преобладали мифологические и любовные сюжеты.

Интересные и вкусы горожан выражали комедии и мим (бытовая сценка). Особенно славились мимы Герода, реалистически изображающие городской быт.

Архитектура

Искусства эпохи переживало период бурного расцвета. Оно приобретало более светский характер и представляло собой сплав различных направлений и стилей. Велось активное строительство, в том числе и новых городов: сам Александр Македонский, по преданию, основал 70 городов, названых Александриями в его честь. Новые эллинистические города имели прямоугольную форму и весьма рациональную планировку. Улицы в Пергаме были вдвое шире улиц старых греческих городов, а эллинистическая Приена наличием удобств превосходила средневековый Париж. Особое развитие в эпоху эллинизма получило строительство общественных зданий и сооружений. Монументальность городскому ансамблю придавали обязательные портики, которые укрывали и от дождя, и от солнца. В последствии римляне заимствовали этот тип конструкции.

Постройки эллинистического времени часто отличала тяга к колоссальному, своего рода гигантомания. Это относится прежде всего к монументальным алтарям – алтарю Гиерона II в Сиракузах и особенно – алтарю Зевса Пергаме. Последний знаменит главным образом своим грандиозным фризом, опоясывающим цоколь здания (его размеры 36*34*5,6м).

Величайшим достижением эгейской культуры было создание письменности , так называемого слогового письма.

Эпос – особый вид искусства Древней Греции. Эпические поэмы Гомера – шедевры античной культуры.

Бурный расцвет поэзии, драматургии, архитектуры, скульптуры, оказавший серьезное влияние на дальнейшее развитие литературы и искусства, характеризует культуру Древней Греции.

Полисная система

Особенностью политического развития Эллады (Греции) было то, что она никогда не знала деспотической власти царей. На скудных землях материковой Греции бессмысленно было создавать крупные царские хозяйства, основанные на труде тысяч подневольных людей, как это происходило в Египте и Междуречье. Государство не стало у греков сложным и хорошо отлаженным хозяйственным механизмом – напротив, оно сохранило все основные черты общинной организации, простой и основанной на равенстве её членов. Сохранение общинного строя избавило элменов от необходимости «подгонять» свои верования под требования сильной централизованной деспотии; полис, или община – полис был силён единством своих интересов.

Община – полис включала в себя не только сельское, но и городское население. Членом общины можно было стать при двух условиях:

если человек являлся греком по национальности;

если он был свободным и владел частной собственностью.

Все члены общины – свободные собственники – обладали политическими правами (хотя и не всегда равными), которые позволяли им принимать участие в государственной деятельности. Поэтому греческий полис называют гражданской общиной.

Внутри полисов постепенно формировалось гражданское право, т.е. складывались своды законов, определявшие права и обязанности членов общины, дававшие им некоторые социальные гарантии.

Полис не только занимался внутренними делами, но и мог вести внешнеполитическую деятельность, имея собственную армию: граждане полиса вступали в ополчение и на время войн превращались в воинов.

Полис (т.е. коллектив граждан) имел право верховной собственности на землю. Кроме частных участков земли он распоряжался также неподелённой, свободной землёй, и это укрепляло позиции полиса как политического образования.

Воспринимая себя как самостоятельное государство, полис жил в соответствии с идеей автаркии. Создавалась особая система идеалов: свободные граждане верили, что благополучие каждого из них зависит прежде всего от их родного полиса, вне которого существовать невозможно. С другой стороны, процветание полиса во многом зависило от его граждан, которые почитали древние традиции, осуждали стяжательство, высоко ценили крестьянский труд и самое главное, ощущали себя полноправными и свободными людьми. Это составляло предмет особой гордости.

Но тем не менее, внутри полисов постепенно созревали конфликты, которые к 7 в. до н.э. достигли особенно большого размаха.

Бывшая родовая знать – аристократы ущемляют права демоса (народа к которому относились все незнатные свободные крестьяне и ремесленники.)

Борьбу с аристократией вело мелкое крестьянство, перед которым часто вставала угроза лишиться своей земли и превратиться в арендаторов на собственных участках. У аристократов был и другой противник - большой слой незнатных горожан, разбогатевших благодаря торговле и ремеслу и желавших получить привилегии знати.

Во многих полисах эта борьба заканчивалась переворотом, свержением родовой знати и установлением тирании – единовластия, благодаря которой обуздывался произвол знати.

Потребность в тирании после того, как позиции аристократии были ослаблены быстро от пала, и стали появляться другие формы правления. В одних полисах правление было олигархическим, в других-демократическим, но в любом случае большую роль играло народное собрание, которому принадлежало право окончательного решение всех важнейших вопросов.

Греческие полисы обычно были небольшими. Например на острове Родос (его площадь составляет около 1404 кв. км.) находилось три самостоятельных полиса, а на острове Крит (8500кв. км.) – нескольео десятков. Самым большим полисом была Спарта: его территория охватывала 8400кв. км.

Общество в полисах.

Среди населения полисов привилегированное положение занимали его граждане. Другие свободные люди, не являющиеся гражданами полиса, считать неполноправными. К ним относились прежде всего зависимые крестьяне, потерявши право собственности на свои участки земли, и иноземцы (метеки). На низшей ступени социальной лестницы стояли рабы.

Экономическая жизнь полиса.

Чтобы избавиться от угрозы голода, Греция была вынуждена довольно рано перейти к экспорту некоторых видов сельскохозяйственных продуктов и изделий ремесла. Самым крупным торговым центром к 5 в. до н.э. стали Афины, которые активно торговали с колониями и странами Востока.

Росло денежное обращение, кредитные и ростовщические операции. Поскольку каждый город – государство в Греции чеканили свою монету, развивался валютный обмен.

Сухопутная торговля была развита гораздо хуже по сравнению с морской.

Товарно-денежные отношения в одних полисах были развиты сильнее, а в других слабее, распространялись неравномерно и существовали в рамках натурального хозяйства.

Именно в полисе закладывались основы древней демократии, товарно-денежных отношений, складывался особый тип личности-свободной, честолюбивой, безгранично преданной своему государству. Особенности полиса накладывали отпечаток на древнегреческую цивилизацию в целом.

Полисы достигли своего расцвета на рубеже 6-5 в. до н.э. К этому времени Греция представляла собой множество отдельных небольших городов – государств, которые то воевали между собой, то заключали союзы. На протяжении всего своего существования Древняя Греция не знала единой централизованной власти, хотя попытки установить её были. Относительно устойчивые и крупные объединения полисов возникли во время войн с Персией. Их возглавили два самых могущественных полиса – Афины и Спарта, образовавшие два центра древнегреческой цивилизации, причём каждый из них развивался особым путём. История Афин – это прежде всего история становления и победы античной демократии, в то время как Спарту прянято считать милитариским, даже «полицейским» крайне консервативным государством. Соперничество этих двух полисов привело к многолетним гражданским войнам, разрушившим изнутри древнегреческую цивилизацию.

Длительные кровопролитные Пелопонесские войны ослабили не только Спарту, но и победившие полисы, а в итоге и всю Грецию. Прежние цивилизационные структуры стали разрушаться.

Наиболее ярко это проявилось в афинском полисе, где сильно развиты товарно-денежные отношения. Законы, по которым жил полис, возникший как «закрытая» община граждан – земледельцев, не давали возможности богатым, но неполноправным людям вести предпринимательскую деятельность. Старая форма собственности, объединившая и государственный, и частный принципы, изжила себя, теперь требовался переход к полной частной собственности.

Изменения происходили и в политической жизни. Борьба между сторонниками олигархии и демократии сменилось противоборством группировок, разделённых имущественным положением. Платон, великий философ Древней Греции, писал, что внутри полиса образованились «два враждебных между собой государства: одно- бедняков, другое- богачей». В Афинах эти конфликты выливались в яростные дебаты в народном собрании, после которых политические противники нередко изгонялись. В других полисах дело доходило и до гражданских войн.

Индивидуализм, раньше сочетавшийся с идеей «общей пользы», теперь несомненно вопрос: коллетивистская мораль, сдерживающая его, стала разрушаться, а вместе с ней разрушался и сам полис в его традиционной форме, который долгое время был основой и опорой древнегреческой цивилизации.

Греческая демократия

Древнюю Грецию можно считать колыбелью демократии – именно там зародились первые демократические государства. Не стоит забывать, что эллины жили в государствах, порядок в которых удерживался сам собой, а не за счет гипертрофированного бюрократического аппарата. Законы на Пелопоннесе опирались на элементарные жизненные нормы, понятные всем и каждому. В современном же мире многие не знают до конца как своих прав, так и своих обязанностей.

Правители в основном были из аристократических кругов (это совсем не указывает на олигархию, наоборот, это объясняется тем, что они могли получить хорошее образование и всегда были на виду), но правитель вполне мог быть и выходцем из народа. Был интересный случай с назначением Софокла на место афинского военначальника в сражении с восставшими самосцами за то, что его последняя драма имела потрясающий успех в народе (кстати, афиняне тогда были разбиты).

Выборы проводились каждый год. Так что никто не мог твердо укрепиться у власти, и народ мог на законных основаниях поменять неугодного ему правителя. Даже в том случае, когда правителю удавалось завоевать доверие населения путем ли многочисленных побед на полях сражений или же собственно самим правлением, ему грозило изгнание, как бы нелепо это ни звучало.

Кроме совета был суд, и он тоже участвовал в политической жизни. В свое время знаменитый законодатель Солон издал закон: “кто видит обиду, может жаловаться в суд”. Когда гражданин видел в действиях другого ущерб для государства, он, если даже не был сам затронут, подавал в суд. Нельзя было привлекать к ответственности только должностных лиц при исполнении обязанностей, но кончался его срок и…все недовольные его действиями на посту тут же шли с жалобами в суд. Каждый помнил: если он не заступится за государство, то никто другой этого не сделает.

Социальое устройство

«Человек – существо общественное».Эта знаменитая формула Аристотеля была в высшей степени применима к грекам. На протяжении веков формировалось понятие эллинства как противовеса остальному варварскому миру. Варвары – не обязательно враги или дикари – были просто чужаками, не эллинами (слово варвар произошло от греческого барбарео – бормотать, говорить на непонятном языке). Много повидавший Геродот имел право написать: «От Сицилии до Азии, от гор на Африканском побережье до Кавказа эллины едины по крови, говорят на одном языке, имеют одних богов, одни храмы, имеют одинаковые обычаи и нравы» А философ Платон начинал утро с благодарственной молитвы Зевсу за то, что родился эллином, а не варваром. Победа греков в длительных войнах с персами была чудом эллинского единства. Разрозненные малые города выдержали натиск огромной и могучей державы. Геродот объясняет это преимуществом эллинской свободы над восточной деспотией. Свобода, которую греки отстояли, способствовала, в свою очередь, росту их самосознания и во многом определила расцвет культуры в 5 в. до.н.э.

Другая уникальная черта греческой общественной жизни – полисный патриотизм. Личность существовала прежде всего как часть малого социума – греческого полиса, который понимался не только как место поселения, защищенное стенами, а как коллектив граждан, гражданская община. Греки называли себя по полисной принадлежности афинянами, коринфянами, фиванцами.

Любовь к малой родине и чувство долга по отношению к ней воспитывались с рождения как естественная потребность человека. Воинское и гражданское служение в классический период было у греков не обременительной обязанностью, а почётным правом. Поэтому нас не перестаёт удивлять политическая активность эллинов, формировавшаяся не только продуманной системой воспитания, но и всем строем жизни республиканских полисов. Афинская демократия 5 века оставила нам образец взаимной заботы и ответственности граждан и государства. Афинские граждане имели реальные политические права, из которых важнейшими были право голоса и прямой законодательной инициативы. Государство стремилось сбалансировать имущественное положение афинян. Оплата должностей, театральные деньги, гарантированная занятости защищала от крайней бедности и позволяли малоимущем быть полноценными членами общества. В то же время богатые несли особую повинность, вкладывая часть своих средств в общегосударственные дела – строительство судов, организацию театральных и спортивных состязаний и т.п. Демократическая система выборов (чаще всего – по жребию) могла любого из граждан сделать судьей ил членом Совета.

Греки любили жизнь и не любили смерть. Это нехитрое утверждение требует, однако, пристального взгляда. Дошедшие до нас памятники культуры оставляют впечатление света и радости, что подтверждает традиционное мнение об эллинах как о народе счастливом, жизнерадостном, свободном от бремени фанатизма и страха. Но было бы неверно только так оценивать мировосприятие античного человека.

Греческому оратору Исократу принадлежат замечательные слова: «Эллин не столько выражение этнической принадлежности, сколько человек определённой культуры духа». Идеал греческого бытия можно было бы выразить одним словом – гармония, понимавшаяся как соразмерное развитие внутреннего и внешнего в человеке, кА единство интеллектуального, эмоционального и физического в становлении личности.

Греки стремились к достижению физического здоровья и силы, поклонялись красоте тела и движения, создали продуманную систему физического воспитания. В гимнасиях и палистрах дети состязались в беге, прыжках, метании копья и диска, учились движению под музыку. Эти занятия были необходимы для подготовки воинов и соответствовали представлениям о совершенстве человека. На различного рода спортивных состязаниях демонстрировались физическая сила и красота. Главными общегреческими состязаниями были Олимпийские игры.

Физическое развитие было неразрывно связано с воспитаниям души и разума. Философия, литература, риторика, музыка, математика должны были формировать в гражданине нравственные ценности. Присущий грекам рационализм проистекал из преклонения перед разумом: «Дарованный богами разум в людях прекраснее всего, что в мире есть». Познание окружающего мира и человека как высшей тайны мироздания было делом не только избранных философ: «Познай самого себя», - гласила надпись у входа в общегреческое Дельфийское святилище. Невежество, по словам Платона, подобно жизни в лишенной свете пещере. Греческое понятие калокагатии – красоты и добра – выражало идеал гармонично развитой личности. Но при этом важнейишй ориентиром, обеспечивающим гармонию, служила мера. «Ничего сверх меры», - говорили древние мудрецы.

Рабовладельчество

Разговор о рабовладельческой демократии не может быть полным, если не упомянуть о главной движущей силе рабовладельческого мира – рабах.

Как отмечает А.Боннар, население Афин, насчитывавшее четыреста тысяч человек, наполовину состояло из рабов.

Большинство рабов – пленные, те, которые не могли выкупить себя.

Торговля рабами приносила большие доходы. В Афинах ежегодно устраивалась невольничья ярмарка.

Но рабами становились не только военнопленные. Рабами становились, прежде всего, по рождению. Ребенок рабыни тоже становился рабом.

В Афинах было запрещено долговое рабство, также отец семейства не имел права продать своих детей, исключение составляли дочери, уличенные в развратном поведении. Хозяин не имел права лишать жизни раба. Практика повседневной жизни не допускала, чтобы рабов считали лишь подчиненной породой.

В своих отношениях с рабами афиняне проявляли меньше педантизма и более человечности, обычно они обращались с рабами как с людьми. Раб был одет так же, как и все граждане. По крайней мере, как каждый бедняк. Никакие внешние признаки не отличали раба от свободного человека. Дома он (раб) свободно разговаривал со своим хозяином. Афинскому рабу разрешалось на равных основаниях с прочими гражданами присутствовать на многочисленных религиозных церемониях. При слишком жестоком обращении раб имел право укрыться в определенные священные места, под покровительство божества, и потребовать, чтобы его господин продал его другому хозяину.

Афины даже предоставляли рабам гарантии против грубости судей и должностных лиц. Эти гарантии можно рассматривать как начало юридических установлений.

Но рабство далеко не было идеальным. В рудниках, например, умирали от холода и голода тысячи рабов, которых кормили ровно столько, чтобы они были в состоянии работать.

Как правило, рабы были заняты в том же производстве, что и их хозяева, но всегда ступенью ниже их по положению. На рабах, прежде всего, лежали все домашние работы. Все хозяйство велось руками рабынь. Рабыни дробили и мололи зерно, выпекали хлеб и стряпали, шили одежду. Под надзором хозяйки рабыни пряли, ткали и вышивали. Нередко какой-нибудь из рабов занимал видное место в семье, как, например, кормилицы и няни.

Только самый бедный гражданин Афин не имел, по крайней мере, одного раба. Рядовой гражданин обычно имел одного раба с двумя служанками.

В деревнях, на фермах, даже в больших владениях рабов было очень мало. Очень долго земельные участки обрабатывались членами семьи, при этом имелось еще несколько рабов и батраков, которых нанимали на уборку урожая и сбор винограда. Мелкий крестьянин был не в состоянии содержать несколько рабов, поэтому в большинстве случаев мелкий собственник старался обходиться своими силами.

В отличие от сельского хозяйства, ремесленное производство требовало огромного количества “одушевленного орудия”. При постройке Акрополя государство, помимо свободных рабочих, нанимало рабов у частных владельцев. Заработок раба забирал хозяин, который заботился лишь о прокормлении своего раба.

Пошивные мастерские, обувные предприятия, мастерские по производству музыкальных инструментов, кроватей, оружия, которые выделялись из домашнего производства, требовали применения рабского труда. Тем не менее, никогда рабы не были сосредоточены большими массами. Это делалось потому, что было достаточно сложно организовать надзор за большими группами рабочих, не получающих вознаграждения.

Безусловно, рабовладельчество ограничивало афинскую демократию, делая недоступным почти половине населения города участие в государственных делах. К тому же афинское рабство, как и всякое другое, тормозило прогресс, поскольку люди, обеспеченные рабочей силой, не были озабочены созданием более совершенной системы обслуживания производства.

Религия:

Космогоническая тематика в народных верованиях не занимала заметного места. Идея бога-творца отсутствовала в этой религии. По Гесиоду из Хаоса родилась Земля, Мрак, Ночь, а затем Свет, Эфир, День, Небо, Море и другие великие силы природы. От Неба и Земли родилось старшее поколение богов, а от них уже Зевс и другие олимпийские боги. Отношения между человеком и богами заключались только лишь в задабривании богов. Если внимательно рассмотреть мифы, то ясно видна неприязнь богов к людям. Руководствуясь своим плохим настроением, боги посылают на людей различные мучения и напасти (Троянская война). Миры богов и людей трансцендентны (отделены).

В ранний период древнегреческой религии чтились свои божества, связанные с местными особенностями или олицетворявшие их, от которых зависела жизнь верующих: так в Псофиде поклонялись местной реке Эриманф, которой был посвящен храм; в Орхомене - священным камням, будто бы упавшим некогда с неба, на горе Анхесме почитался Зевс Анхесмий, Зевс Лафистий - олицетворение горы Лафистиона. В каждой местности или городе был свой патрон - покровитель. Этот культ носил государственный характер. Причем культ этот был очень строгим: вообще к богам можно было относиться скептически, общеобязательных догматов греческая религия не знала, но нельзя было уклоняться от исполнения обязанностей обрядов в честь бога-покровителя, нельзя было проявлять неуважение к нему. За нарушение этого закона грозило суровое наказание.

Из множества местных богов, с течением времени, некоторые образы слились в единые общегреческие божества, например, Зевс Лафистий, Зевс Крокеат, культ Зевса на Крите и Фессалии, переросли в культ Зевса - как верхового бога, "отца богов и людей". Самое имя Зевс означает сияющее небо и восходит к общему индоевропейскому корню (Дьяус у индийцев, Тиу у германцев). У имени Зевса существовало около 50 эпитетов, указывающих на его функции: подземный, т.е. обеспечивает плодородие, дожденосный, всепородитель, властитель судеб и т.д. Религия ранней Греции играла большую роль в динамике общественной мысли эллинов.

Первоначально греческая религия, как и всякая другая примитивная религия, отражает лишь слабость человека перед лицом тех "сил", которые в природе, позднее в обществе и в собственном сознании, мешают, как ему кажется, его действиям и представляют угрозу для его существования, тем более страшную, что он плохо понимает, откуда она исходит. Первобытного человека интересует не природа в той мере, в какой она вторгается в его жизнь и определяет ее условия.

Разнохарактерные силы природы олицетворялись в виде особых божеств, с которыми было связано множество сакральных преданий, мифов. Эллинская мифология отличается богатством, причем она сохраняла и в позднейшие эпохи многие предания времен родового строя. На протяжении X-XII вв. религиозные представления населения Греции претерпели многие изменения. Первоначально исключительным почитанием пользовались божества, олицетворявшие силы природы. Особо чтили Великую богиню (позднее Деметра, что означает "Мать хлебов"), ведавшую плодородием расти тельного и животного мира. Ее сопровождало мужское божество, за ней следовали второстепенные боги. Культовые обряды включали приношение жертв и даров, торжественные процессии и ритуальные танцы. Божества имели определенные атрибуты, изображения которых весьма часты, причем они служили символами этих небесных сил.

Образование раннеклассовых государств внесло новые черты в духовную жизнь, в том числе и в сакральные представления. Сообщество эллинских богов (пантеон) получило более определенную организационную структуру. Мировоззрение народа рисовало теперь отношения между богами, весьма сходные с теми, которые ахеяне видели в царских столицах. Поэтому на Олимпе, где обитали главные божества, верховным был Зевс, отец богов и людей, владычествовавший над всем миром. Подчиненные ему другие члены раннеэллинского пантеона имели специальные общественные функции. Ахейский эпос, сохранивший сведения о почитании многих раннеэллинских божеств, передает и присущий только греческому мышлению несколько критический взгляд на небожителей: боги во многом сходны с людьми, им присущи не только благие качества, но также недостатки и слабости.

Произведения искусства и данные ахейского эпоса о неприязни олимпийцев к отдельным людям или племенам, видимо отражали мнения ахеян о существовании добрых и враждебных сил природы. О последнем говорят удивительно злые лица терракотовых богинь из святилища на микенском акрополе. Характерно что искусство ахеян чрезвычайно выразительно воспроизводило жизнеутверждающие символы религии и доброжелательные образы богов-покровителей.

Загробный мир

Потусторонний мир, тот свет, в мифологии обитель умерших или их душ. Мифы о 3агробном мире развились из представлений о загробной жизни, связанных с реакцией коллектива на смерть одного из членов и погребальными обычаями. Смерть воспринималась как нарушение нормальной жизнедеятельности коллектива в результате воздействия сверхъестественных причин (вредоносной магии, нарушения табу и т. п.). Психологический страх перед смертью (в сочетании с биологической опасностью, исходящей от разлагающегося трупа) персонифицировался в самом умершем поэтому погребальные обычаи преследовали цель изолировать умершего и с ним — вредоносное воздействия смерти; одновременно; однако, существовала и противоположная тенденция — сохранить умершего вблизи живых, чтобы не нарушать целостность коллектива. Отсюда — древнейшие обычаи погребения (изоляции) на поселениях. В жилищах или специальных домах мёртвых, позднее—в некрополя! (городах мёртвых) вблизи поселение. Соответственно амбивалентным было и отношение к умершему с одной стороны, его почитали как предка благодетеля, с другой — боялись как вредоносного мертвеца или духа, обитающего вблизи живых. Представления о наделённых сверхъестественной силой «живых мертвецах», выходящих из могилы, нападающих на людей, приносящих болезни и смерть присутствуют в мифологии и фольклоре многих народов. «Живых мертвецов» стремились умертвить вновь, связать ж т. п., духов — отпугнуть шумом на похоронах, запутать дорогу в мир живых. Но самым действенным способом устранения вредоносных свойств покойника при сохранении связи с ним как с духом покровителем считалось отправление его в 3агробном мире.

Вход в 3агробном мир охранялся стражами чудовищными псами. Нечестивцам грозила окончательная смерть или участь скитальца, лишён-ного загробного пристанища.

3агробном мир, несмотря на разнообразие идей, относительно его местонахождения, обычно вписывался в общую мифологическую картину мира как далёкий иной мир, противостоящий «своему» миру живых. При этом его размещение в горизонтальном пространстве соотносилось с вертикальной моделью мира, расчленяющей космос на небо, землю и преисподнюю. Картины 3агробного мира могут целиком копировать реальный мир с селениями, где умершие живут родовыми общинами, охотятся, женятся, иногда даже производят потомство и т. д. — в мифах воспроизводится даже ландшафт, окружающий общину в этом мире. Духи не бессмертны, но в 3агробном мире им отводится обычно более длительный жизненный срок, чем на земле по истечении этого срока духи умирают окончательно или возрождаются на земле в живых существах. Духи предков существуют в 3агробном мире, пока их чтут потомки.

Греческая мифология

Доолимпийский период.

Процесс жизни воспринимается первобытным соединением в беспорядочно – нагроможденном виде, окружающие материализуется, одушевляется, населяется какими – то непонятными слепыми силами Земли с составляющимся её предметами представляется первобытному сознанию живой, одушевлённой, всё из себя производящей и всё собой питающей, включая небо, которое она тоже рождает из себя. Как женщина является главой рода, матерью, кормилицей и воспитательницей в период матриархата, так и земли понимаются, как источник всего мира, богов, демонов, людей. На раннем этапе т. е. на стадии собирательно – охотничьего хозяйства, сознание ограничено чувствительным восприятием – это есть фетиш, а мифология – это фетишизм. Древней человек понимал фетиш, как средоточие магической, демонической, живой силы. А так как весь предметной мир представлялся одушевлённым, то магической силой наделялся весь мир и демоническое существо не как не отделялось от предмета, в котором оно обитало. По мере развития производящего хозяйства человек интересуется вопросами производства вещей, их составом, их смыслом и принципами их строения. Тогда – то человек научился отделять «идею» вещи от самой вещи, а так как вещами являлись фетиши, т. е. отделять магическую силу демона от самой вещи – так совершился переход к анимизму.

Первоначально анимизм связан с представлением о демонизме, как о некой силе, злой или благодетельной, определяющей судьбу человека. Это есть мгновенно возникающая и мгновенно уходящая страшная и роковая сила, о которой человек не имеет никакого представления, которую нельзя назвать по имени и с которой нельзя вступать ни в какое общение, так как этот демон ещё не имеет никакой фигуры и никакого лица, никакого вообще очертания. Демон – это первоначально та действующая сила, о которой человеку нечего не известно, его законченного образа ещё не существует, но он уже не является фетишем (Сфинкс, кентавры, сирены).

Олимпийский период

В мифологии этого периода, связанного с переходом к патриархату, появляются герои, которые расправляются с чудовищами и страшилищами, некогда пугавшими воображение человека.

Вместо мелких богов и демонов появляется один главный, верховный бог Зевс. Богами патриархального уклада жизни стали Афина Паллада и Аполлон, которые славятся мудростью, красотой и художественно-конструктивной деятельностью. Гермес из прежнего примитивного божества превратился в покровителя всякого человеческого предприятия, включая скотоводство, искусство, торговлю, он водит по дорогам земли и даже сопровождает души в загробный мир. Не только боги и герои, но и вся жизнь получила в мифах совершенно новое оформление. Прежде всего, преображается вся природа, которая раньше была наполнена страшными и непонятными для человека силами.

Всем правил Зевс, и все стихийные силы оказались в его руках. Прежде он сам был и ужасным громом, и ослепительной молнией, не было никакого божества, к кому можно было бы обратиться за помощью против него. Теперь же гром и молния, равно как и вся атмосфера, стали не больше как атрибутами Зевса. Греки стали представлять, что от разумной воли Зевса зависит, когда и для каких целей пользуется он своим Перуном. Характерно окружение Зевса на Олимпе. Около него Ника (“победа”) — уже не страшный и непобедимый демон, но прекрасная крылатая богиня, которая является только символом мощи самого же Зевса. Фемида раньше тоже ничем не отличалась от земли и была страшным законом её стихийных и беспорядочных действий. Теперь она воспринимается как богиня права и справедливости, богиня правопорядка, находящаяся возле Зевса как символ его благоустроенного царства. Рядом с Зевсом также и Геба — символ вечной юности, и мальчик-виночерпий Ганимед, некогда похищенный с земли Зевсом-орлом.

Поздний героизм.

Поздний героизм это процесс разложения родовых отношений, формирование раннеклассовых государств в Греции нанеся отражение в Греческой мифологии, в частности в период героизма в гомеровском эпосе. В нём отразилась переходная ступень между старым, суровым героизмом и новым, уточенным. Герои в этой мифологии заметно смелеют, их свободное обращение с богами растёт, они осмеливаются даже вступать в состязания с богами. Лирический Царь Тантал, который был сыном Зевса и пользовался всяческим благоволением богов, возгордился своей властью, огромными богатствами и дружбой с богами, похитил с неба амброзию и нектар и стал раздавать эту божественную пищу обыкновенным людям (Сизиф подсмотрел любовные встречи Зевса и Эгиды и разгласил эту тайну среди людей). Для той героической эпохи характерны мифы о родовом проклятии которое приводит к гибели нескольких поколений подряд. Тиванский царь Лай украл ребёнка и был за это проклят отцом этого ребенка. Проклятие лежало на всём роде Лая: сам он погиб от руки собственного сына Эдипа. Покончила с собой Иокаста жена сначала Лая и т. д. И это проклятие лежало на этой семье до тех пор пока она вся не была истреблена.

Вся греческая мифология пронизана прекращением и вдохновенной красотой, обладавшей колдовской силой. Представления о красоте прошло в Греческой Мифологии долгий путь развития от глубинных функций к благодетельным, от совмещения с безобразным к воплощению её в чистейшем виде, от магии до малых и мудрых олимпийских муз. Греческая мифология в историческом развитии – неисчерпаемый источник для освоения в плане эстетическом и раскрытия её художественного воздействия, а литературе и искусстве.

Архитектурные ордера

Для постройки своих прекрасных сооружений греки создали специальную систему, так называемый архитектурный ордер. Благодаря ордеру греческие храмы не были громоздки или приземисты. Они радуют глаз стройностью и ни когда не подавляют нас чрезмерным величием. Построенный по правилам ордера греческий храм был самой значительной постройкой в городе и по своему назначению, и по тому месту, какое занимала его архитектура во всем ансамбле города. В древнегреческом ордере существует ясный и стройный порядок, согласно которому сочетаются, друг с другом три основные части постройки – основание, колонны и перекрытия. Существует три греческих ордера: Дорический, Ионический и Коринфский, но основных два – Дорический и Ионический, а Коринфский, является разновидностью Ионического ордера.

Дорический ордер (возник в начале VII в. до н. э) – мужественный, колонны дорического ордера массивны и лишены украшений, храмы – величественны и строги. В дорический ордер входят три основные части: ступенчатая платформа, колонны, антаблемент. Та часть, которая находится над колонной, называется – антаблементом, в антаблемент входят три части: гладкая балка – архитрав, перекинутая с колонны на колонну плюс широкая украшенная скульптурой или росписью полоса – над архитравом – фриз, а выступающая часть, которая защищает здание от дождя – карниз.

Ионический ордер (сложился в середине VI в. до н.э.). Ионическую колонну отличают изящество, женственность; она стройнее дорической, верх заканчивается красивыми завитками – валютами похожими на бараньи рога, трех частным архитравом и лентообразным фризом; каннелюры здесь разделены плоской дорожкой. Ионические храмы легки и изящны.

Коринфский ордер похож на ионический, но отличается от него сложной капителью, украшенной растительными узорами (самая древняя коринфская колонна известна в храме Аполлона в Басах, ныне – Васе в Пелопоннесе, сооруженном около 430 года до н.э. знаменитым зодчим Иктином).

Греческие ордера (дорический и ионический)

Литература и драматургия:

не смотря на политическую и письменную разобщенность, греки противопоставляли себя всем другим народам, называя их варварами, по языку древние греки принадлежали к индоевропейской группе. Главными из племен считались: Эолийцы, Ионийцы, Дорийцы. Древнегреческий язык обладает большим лексическим и морфологическим богатством. Словарь отличается обилием синонимов, синтаксической простотой и свободой, представляющий простор для развития мысли и различных оттенков.

Морфология греческого языка содержит большое разнообразие падежных форм, склонений, спряжений. Глагольные формы, разнообразие времен и наклонений передают многообразные оттенки, действия, состояния длительности.

Древнегреческая письменность существует с 3 тысячелетия до нашей эры. Сначала возникло рисуночное письмо, потом линейное. В греческом языке существовало несколько алфавитов. В 403 году в Афинах возник алфавит из 24 букв, он общепринят и поныне, этот алфавит лёг в основу русского церковнославянского языка. Халкидский алфавит (в Италии) лёг в основу латинского языка Источником древнегреческой литературы является устное народное творчество, мифология, сокровищница сюжетов и образов. Миф - греческое слово означает вымысел, сказку, с помощью которого мысль первобытного человека не только пыталась объяснить непонятные явления природы, но и найти ключ к ним, подчинить их себе. Большинство мифологических образов были местночтимыми, потом выделились божества олимпийские. В мифах находили отражение и явления обществ жизни - это и различимые этапы развития семьи, черты быта, черты первобытного фетишизма и тотемизма сменялись антропоморфизмом (представления божества в образе человека).

Существовало много мифов. Фразеологические выражения, которых до сих пор бытуют в нашем языке: Ахиллесова пята, Троянский конь (троянец), Эдипов комплекс - все они взяты из мифов древней Греции.

Поэма "Одиссея" и "Илиада" были созданы в первом тысячелетии до нашей эры. В Ионии автором этих произведений предположительно считается Гомер. Показывая многочисленные образы в разных ситуациях и сочетаниях, Гомеровский эпос достигает широкого обхвата действий. Произведения "Одиссей" и "Илиада" называли энциклопедиями древности, т.к. в них собран огромный материал, корнями они уходят в греческий фольклор, эти произведения служили основой воспитания в античном обществе.

Драма делится на трагедию, комедию и драматическую сатиру. Трагедия в переводе с греческого языка "козлиная песня". Все участники постановок были в масках, женщины не допускались к участию. Техническое оснащение постановок было примитивным. В трагедиях участвовал хор и всего один актер. В хоре участвовали 12-15 человек. Постановку осуществлял харег (финансист). Проводились состязания, и назначалась крупное денежная премия, состязания могли длиться сутками.

Эсхил был первым великим поэтом Греции, происходил он из знатного рода, написал около 90 трагедий. Наибольший след оставили два его произведения "Орестея" и "Скованный Прометей"

В произведениях Софокла боги не являются действующими лицами, они просто незримо присутствуют.

Эврипид- это один из величайших драматургов. Написал более 90 произведений. У Эврипида критичное отношение к мифологии. Богов он изображает с отрицательной стороны, признает лишь божественную сущность, которая управляет миром.

Эврипид поставил и разрешил ряд актуальных вопросов своего времени:

о долге и личном счастье;

роли государства и законов, он протестует против захватнических войн, критикует религиозные традиции, проповедует идеи гуманного отношения к людям.

древнегреческая комедия

Комедия получила свое признание гораздо позже трагедии. Переводилась комедия с греческого языка как "ватага гуляк" или "песня козла".

Первые комедийные постановки возникли на Дионисиях (праздниках). Объект комедий не мифологическое прошлое, а живая современность, в комедиях авторы и актеры пытались разрешить актуальные вопросы политической и культурной жизни.

Отличительная черта древней комедии - полная свобода личной издевки над отдельными гражданами, даже с называнием их имен.

Выдающимся греческим автором комедии был Аристофан, его произведения - ценнейший источник, отображающий культурную и политическую жизнь того времени. Аристофан был сторонником жесткого политического порядка. До нас дошил такие его произведения как: "Всадники", "Осы", "Птицы", "Облака", "Богатство", "Лягушки".

Драматургия

494 год до н.э. - На сцене Афинского театра поставлена трагедия Фриниха "Взятие Милета".

По инициативе Фемистокла на сцене Афинского театра была поставлена трагедия Фриниха "Взятие Милета". Страшные сцены гибели прекрасного города, страдания жителей, оплакивающих своих близких, сцены насилия и порабощения потрясли зрителей, убедили их, что угроза нападения со стороны Персии вполне реальна.Благодаря этой постановке Фемистокл завоевал доверие многих своих сограждан, и вскоре он был избран в архонты.

480 год до н.э. - Первое состязание авторов комедий.

Впервые в театральные игры введены состязания авторов комедий. Позже время от времени государство пыталось ограничить свободу творчества комедийных поэтов, но афинский народ, особенно афинские земледельцы, отстаивали свой любимый театр. Яркие декорации, полосатые костюмы актеров, карикатурные маски, фантастические наряды хора - все это представляло полную противоположность торжественной и строгой комедии с ее пафосом, с трагическими коллизиями героев.

Сюжеты комедий берутся, как правило, из современной поэту действительности. Часто на сцену выводятся политические деятели Афин. Политическая карикатура является основным методом борьбы поэта с его политическими врагами.

Структура комедии обычно не сложна: она начинается с пролога, вводящего зрителя в основной курс событий, затем - вступление на сцену хора и актеров (парод), далее состязание комических героев друг с другом в бурном споре, изобилующем выпадами и комическими эффектами. После этого действие прерывается интермедией (парабаза),когда на сцене остается лишь хор, исполняющий песни. Вторая часть состоит из целого ряда отдельных коротких сцен, заканчивающихся уходом со сцены актеров и хора обычно с песнями и танцем.

420-400 года до н.э. - Появление сцены в театре.

В течении всего классического периода актеры играли на орхестре, то есть там же, где помещался хор. Лишь в 420-400 годах в театре часть орхестры занимается сценой для игры актеров (проскений), то есть игра актеров отделяется от места игры хора. Возникает первая сцена. Тем самым уменьшается орхестра, перестроенная в начале 5-ого века, и поскольку сцена занимает часть орхестры, орхестра теперь представляет собой полукруг, примыкающий к проскению. В 4 веке была закончена перестройка театра, причем вокруг орхестры были возведены ряды каменных скамей, выстроенных на склонах Акрополя. Тем самым на много увеличилось количество мест для зрителей.

320-300 года до н.э. - Развитие музыкальной теории Аристоксеном.

Основа музыкальной теории и музыкальной акустики была заложена в Греции еще Пифагором. По преданию, Пифагор установил соотношение между высотой звука и длиной струны: чем длиннее струна, тем звук ниже. В отличие от Пифагора ученик Аристотеля Аристоксен стал придавать основное значение не математическим изысканиям, а реально слышимым соотношениям между звуками. Противоположность этих двух направлений долго сохранялась. К этому же времени сформировалась и нотация, то есть обозначение звуков условными знаками. Для этой цели пользовались буквами. Нотация вокальной и инструментальной музыки была различной. К сожалению, до нас дошло очень небольшое количество памятников греческой музыки.

Скульптура

Создание обобщенного человеческого облика, возведенного к прекрасной норме- единству его телесной и духовной красоты, - почти единственная тема искусства и главное качество греческой культуры в целом. Это обеспечило греческой культуре редчайшую художественную силу и ключевое значение для мировой культуры в будущем.

Трудно переоценить влияние античной скульптуры на скульпторов последующих эпох.

Архаика

Греческое искусство развивалось под влиянием трех очень различных культурных потоков:

эгейского, по видимому еще сохранявшему жизненную силу в Малой Азии и чье легкое дыхание отвечало душевным потребностям древнего эллина во все периоды его развития;

дорийского, завоевательного (порожденного волной северного дорийского нашествия), склонного ввести строгие коррективы в традиции стиля, возникшего на Крите, умерить вольную фантазию и безудержный динамизм критского декоративного узора (уже сильно упрощенного в Микенах) простейшей геометрической схематизацией, упрямой, жесткой и властной;

восточного, донесшего юную Элладу, как уже перед этим на Крит, образцы художественного творчества Египта и Месопотамии, законченную конкретность пластических и живописных форм, свое замечательное изобразительное мастерство.

Художественное творчество Эллады впервые в истории мира утвердило реализм как абсолютную норму искусства. Но не реализм в точном копировании природы, а в завершении того, что не смогла свершить природа. Итак, следуя предначертаниям природы, искусству надлежало стремиться к тому совершенству, на которое она лишь намекнула, но которого сама не достигла.

В конце VII-начале VI в. до н. э. В греческом искусстве происходит знаменитый сдвиг. В вазовой росписи человеку начинают уделять основное внимание, и его образ приобретает все более реальные черты. Бессюжетный орнамент теряет свое былое значение. Одновременно- и это событие огромного значения- появляется монументальна скульптура, главная тема которой- опять-таки человек.

Цель искусства- создание красоты, которая равнозначна добру, равнозначна духовному и физическому совершенству человека. Первые из дошедших до нас греческих скульптур еще явно отражают влияние Египта. Фронтальность и вначале робкое преодоление скованности движений- выставленной вперед левой ногой или рукой, приложенной к груди. Эти каменные изваяния, чаще всего из мрамора, которым так богата Эллада, обладают неизъяснимой прелестью. В них сквозит юное дыхание, вдохновленный порыв художника, трогательная его вера, что упорным и кропотливым усилием, постоянным совершенствованием своего мастерства можно полностью овладеть материалом, предоставляемым ему природой.

На мраморном колоссе (начала VI в. до н. э.), в четыре раза превышающем человеческий рост, читаем горделивую надпись: «Меня всего, статую и постамент, извлекли из одного блока».

Кого же изображают античные статуи?

Это обнаженные юноши (куросы), атлеты, победители в состязаниях. Это коры- юные женщины в хитонах и плащах.

Знаменательная черта: еще на заре греческого искусства скульптурные изображения богов отличаются, да и то не всегда, от изображений человека только эмблемами. Так что в той же статуе юноши мы подчас склонны признать то просто атлета, то самого Феба-Аполлона, бога света и искусств.

Статуя Геры с острова Самос, исполненная, вероятно, в самом начале второй четверти VI в. до н. э. (Париж, Лувр). В этом мраморе нас пленяет величавость фигуры, изваянной снизу до пояса в виде круглого столба. Застывшая, спокойная величавость. Жизнь едва угадывается под строго параллельными складками хитона, под декоративно скомпонованными складками плаща.

Знаменитый «Мосхофор» что значит тельценосец (Афины, Национальный археологический музей). Это молодой эллин, приносящий тельца на алтарь божества. Руки, прижимающие к груди ноги животного, покоящегося у него на плечах, крестообразное сочетание этих рук и этих ног, кроткая морда обреченного на заклание тельца, задумчивый, исполненный непередаваемой словами значительности взгляд жертвователя- все это создает очень гармоническое, внутренне неразрывное целое, восхищающее нас своей законченной стройностью, в мраморе прозвучавшей музыкальностью.

Упорное совершенствование в реализме – вот, что, пожалуй, наиболее характерно для развития всего греческого искусства той поры. Его глубокое духовное единство преодолевало стилистические особенности, свойственные различным областям Греции.

Белизна мрамора кажется нам неотделимой от самого идеала красоты, воплощенного греческой каменной скульптурой. Тепло человеческого тела светится нам сквозь эту белизну, чудесно выявляющую всю мягкость моделировки и, по укоренившемуся в нас представлению, идеально гармонирующую с благородной внутренней сдержанностью, классической ясностью образа человеческой красоты, созданного ваятелем.

Архитектурные детали и скульптурные украшения храмов были ярко раскрашены, что придавало всему зданию нарядно-праздничный вид. Богатая раскраска усиливала реализм и выразительность изображений- хотя, как мы знаем, цвета подбирались не в точном соответствии с действительностью, - манила и веселила взор, делала образ еще более ясным, понятным и близким. И вот эту окраску утратила полностью чуть ли не вся дошедшая до нас античная скульптура.

Греческое искусство конца VI и начала V в. до н. э. остается, по существу, архаическим. Даже величественный дорический храм Посейдона в Пестуме, со своей хорошо сохранившейся колоннадой, построенный из известняка уже во второй четверти V в., не являет полного раскрепощения архитектурных форм. Массивность и приземистость, характерные для архаической архитектуры, определяют его общий облик.

То же относится и к скульптуре храма Афины на острове Эгина, построенного после 490 г. до н. э. Знаменитые его фронтоны были украшены мраморными изваяниями, часть которых дошла до нас (Мюнхен, Глиптотека).

Мы знаем, например, что Пифагор Регийский (480—450 гг. до н. э.) был знаменитейшим скульптором. Раскрепощенностью своих фигур, включающих как бы два движения (исходное и то, в котором часть фигуры окажется через мгновение), он мощно содействовал развитию реалистического искусства ваяния.

Современники восхищались его находками, жизненностью и правдивостью его образов. Но, конечно, немногие дошедшие до нас римские копии с его работ (как, например, «Мальчик, вынимающий занозу». Рим, Палаццо консерваторов) недостаточны для полной оценки творчества этого смелого новатора.

Ныне всемирно известный «Возничий» — редкий образец бронзовой скульптуры, случайно уцелевший фрагмент групповой композиции, исполненной около 450 г. до н.э. Стройный юноша, подобный колонне, принявшей человеческий облик (строго вертикальные складки его одеяния еще усиливают это сходство). Прямолинейность фигуры несколько архаична, но общее ее покойное благородство уже выражает классический идеал. Это победитель в состязании. Он уверенно ведет колесницу, и такова сила искусства, что мы угадываем восторженные клики толпы, которые веселят его душу. Но, исполненный отваги и мужества, он сдержан в своем торжестве — прекрасные его черты невозмутимы. Скромный, хотя и сознающий свою победу юноша, озаренный славой. Этот образ — один из самых пленительных в мировом искусстве. Но мы даже не знаем имени его создателя.

Классический идеал победно утверждается в скульптуре. Бронза становится излюбленным материалом ваятеля, ибо металл покорнее камня и в нем легче придавать фигуре любое положение, даже самое смелое, мгновенное, подчас даже «выдуманное». И это отнюдь не нарушает реализма. Ведь, как мы знаем, принцип греческого классического искусства — это воспроизведение природы, творчески исправленное и дополненное художником, выявляющим в ней несколько более того, что видит глаз. Великий скульптор Мирон, работавший в середине V в. до н.э. в Афинах, создал статую, оказавшую огромное влияние на развитие изобразительного искусства. Это его бронзовый «Дискобол», известный нам по нескольким мраморным римским копиям, настолько поврежденным, что лишь их совокупность позволила как-то воссоздать утраченный образ.

Дискобол (иначе, метатель диска) запечатлен в то мгновение, когда, откинув назад руку с тяжелым диском, он уже готов метнуть его вдаль. Это кульминационный момент, он зримо предвещает следующий, когда диск взметнется в воздухе, а фигура атлета выпрямится в рывке: мгновенный промежуток между двумя мощными движениями, как бы связывающий настоящее с прошедшим и будущим. Мускулы дискобола предельно напряжены, тело изогнуто, а между тем юное лицо его совершенно спокойно.

Искусство другого великого ваятеля — Поликлета — устанавливает равновесие человеческой фигуры в покое или медленном шаге с упором на одну ногу и соответственно приподнятой рукой. Образцом такой фигуры служит его знаменитый

«Дорифор» — юноша-копьеносец (мраморная римская копия с бронзового оригинала. Неаполь, Национальный музей). В этом образе - гармоническое сочетание идеальной физической красоты и одухотворенности: юный атлет, тоже, конечно, олицетворяющий прекрасного и доблестного гражданина, кажется нам углубленным в свои мысли - и вся фигура его исполнена чисто эллинского классического благородства.

Это не только статуя, а канон в точном смысле слова.

Поликлет задался целью точно определить пропорции человеческой фигуры, согласные с его представлением об идеальной красоте. Вот некоторые результаты его вычислений: голова- 1 /7 всего роста, лицо и кисть руки - 1/10, ступня - 1/6.Однако уже современникам его фигуры казались «квадратными», слишком массивными. То же впечатление, несмотря на всю свою красоту, производит и на нас его «Дорифор».

Свои мысли и выводы Поликлет изложил в теоретическом трактате (до нас не дошедшем), которому он дал название «Канон»; так же называли в древности и самого «Дорифора», изваянного в точном соответствии с трактатом.

Поликлет создал сравнительно мало скульптур, весь поглощенный своими теоретическими трудами. А пока он изучал «правила», определяющие красоту человека, младший его современник, Гиппократ, величайший медик античности, посвящал всю жизнь изучению физической природы человека.

Полностью выявить все возможности человека — такова была цель искусства, поэзии, философии и науки этой великой эпохи. Никогда еще в истории человеческого рода так глубоко не входило в душу сознание, что человек- венец природы. Мы уже знаем, что современник Поликлета и Гиппократа, великий Софокл, торжественно провозгласил эту истину в своей трагедии «Антигона».

Человек венчает природу — вот что утверждают памятники греческого искусства эпохи расцвета, изображая человека во всей его доблести и красоте. Греки считали, что неподвижны только мертвецы. Богов и атлетов греческие художники изображали в движении. Греки любили танцы, музыку, спорт. Гимнастике в греческих школах уделялось большое внимание. Спорт и постоянная тренировка воспринимались греками как обязательное условие для создания гармонически развитого, прекрасного человека.

Величайшим Афинским скульптором был Фидий. Он изготовлял главным образом народные статуи, особой славой пользовались две скульптуры: статуя Афины для Акрополя и статуя Зевса для храма Олимпии.

Афина Промахос стояла на площади Акрополя. Это была девятиметровая бронзовая фигура с копьями в руке. Лицо богини повернуто на север, откуда пришли персы.

Фигура Афины помещалось внутри Парфенона. Богиня стояла на мраморном постаменте в полном вооружении, держа на протянутой вперед руке крылатую богиню победы – Нику. У ног ее помещался большой золотой щит сделанный из бронзы, на котором была изображена битва героев с амазонками. Фидий изготовил эту статую очень сложным способом: лицо и руки богини он сделал из слоновой кости, а одежда, щит и змея, неразлучная спутница Афины, - из золота. На голове у Афины золотой шлем с изображением крылатых коней и сфинксов. Подлые люди обвинили старого мастера в утайке золота, пошедшего на статую богини, но Фидий, предвидя такое обвинение, сделал золотую одежду так, что ее можно было снять и взвесить.

Статуя Олимпийского Зевса также была изготовлена из золота и слоновой кости. Отец богов и людей представлен на троне с крылатой Никой в руке. Эта скульптура считалась одним из семи чудес света.

В правой руке он держит победу тоже сделанную из золота и слоновой кости, в левой руке бога скипетр, на скипетре – орел. Также из золота у бога его обувь и его плащ, на плаще животные и цветы лилии.

Трон украшен золотом, драгоценными камнями, черным деревом и слоновой костью. Пол перед статуей выстлан черным мрамором.

Геродот – отец Истории

Его монументальный труд, посвященный истории Греко-персидских войн и описанию стран и народов, воевавших с персами, - первое полностью дошедшее до нас историческое сочинение древности и одновременно первый в истории античной литературы памятник художественной прозы. Первоначально он носил название «История» (др.-греч. исследование, изыскание); в 3 веке до н. э. александрийские ученые разделили его на 9 книг, дав каждой из них имя одной из девяти муз - 1-я книга получила имя музы истории Клио.

Традиция приписывает Геродоту длительные путешествия по странам Востока: он посетил Финикию, Сирию, Египет, Вавилон, Македонию, греческую колонию Ольвию в Северном Причерноморье, побывал в Дельфах. Он описывает как очевидец особенности более сурового, чем в Греции, климата Скифии, ему известны планировка Вавилона и то, каким способом возведены его стены; Геродот приводит данные о расстояниях между египетскими городами в долине Нила и подробно рассказывает о поразивших его обычаях египтян.

С середины 40-х годов 5 века до н. э. судьба Геродота оказывается тесно связанной с Афинами и кругом Перикла. Известно, что в Афинах Геродот выступал с публичными чтениями отдельных книг «Истории» и был удостоен за это награды от афинян (Евсевий, 4 век). Скрытую полемику с Геродотом можно найти у его младшего современника Фукидида, подчеркивающего, что его собственный труд чужд басен, не столь приятен для слуха и создан не для того, чтобы звучать в скоротечном состязании (Фукидид, «История», I, 22).

В 444-443 Геродот вместе с философом Протагором Абдерским и архитектором Гипподамом Милетским принял участие в основании общегреческой колонии Фурии на юге Италии (отсюда его прозвание Фуриец). «История» обрывается описанием осады Сеста (478) и производит впечатление незавершенной; на основании ее текстологического анализа принято считать, что Геродот умер между 430 и 424.

Изложение событий Греко-персидских войн объединяет у Геродота отдельные географические и этнографические очерки, т. н. логосы. Геродот начинает повествование рассказом о судьбе Лидийского царства и переходит к истории Мидии до воцарения Кира, в связи с походами Кира описывает Вавилон и обычаи его жителей, а также племя масагетов, живших за рекой Аракс (кн. 1). История завоевания Египта Камбисом дает ему повод рассказать об этой стране: так складывается знаменитый египетский логос (кн. 2, Евтерпа); история неудачного похода Дария на скифов перерастает в описание образа жизни и традиций племен, населявших причерноморские степи (кн. 6, Мельпомена).

Подобные описания отдельных местностей и народов сближают «Историю» с трудами ионийских ученых-логографов и, в частности, с сочинениями Гекатея Милетского, на которого Геродот неоднократно ссылается. Однако, в отличие от логографов, в канву исторического повествования Геродот включает эпизоды-новеллы, близкие бытовавшим среди восточных народов устным преданиям и повествующие о драматических поворотах в событиях истории и судьбах людей: рассказы о Гигесе и царе Кандавле (кн. 1, 8-13), о Солоне и Крезе (кн. 1, 29-56), о Кире и Астиаге (кн. 1, 108-129), о перстне Поликрата (кн. 3, 40-43) и др. Вера во всемогущество рока, широта исторической и пространственной перспективы, неспешность повествования придают «Истории» эпический характер: в трактате «О возвышенном» (Псевдо-Лонгин, 1 век) Геродот был назван «великим подражателем Гомера».

Произведение Геродота пронизывает тема непостоянства судьбы и зависти божества к счастью людей. Подобно Эсхилу в трагедии «Персы», Геродот осуждает персидских царей за чрезмерную дерзость и стремление нарушить мировой порядок, повелевавший персам жить в Азии, а эллинам в Европе. Ионийское восстание 500 до н. э., вовлекшее государства Греции в длительную и кровопролитную войну, Геродот считает проявлением неосмотрительности и гордыни. При описании Греко-персидских войн Геродот использует воспоминания очевидцев, материалы надписей, записи оракулов; он посещает места сражений, чтобы точнее реконструировать ход битв. Неоднократно он отмечает заслуги рода Алкмеонидов, к которому принадлежал Перикл.

Сохранившиеся многочисленные греческие рукописи 10-15 веков отражают непрерывную рукописную традицию, восходящую к античным изданиям текста. В эпоху Возрождения Лоренцо Валла перевел «Историю» на латинский язык (Венеция, 1479).

Философия

У философии – свой, особый подход к предмету, отличающий философское мышление как житейски - практического, так и от естественно - научного, подобно тому, как математика ставит вопрос, что такое единица, и даёт довольно таки сложное определение этому, казалось бы простейшему понятию,- так и философ с глубокой древности задаётся вопросом: что такое бытие? Что значит быть?

Эта специфика философии проливает известный свет и на вопрос о том, почему и когда философия возникает. В самом деле, размышлять над тем, что в повседневном обиходе кажется само собой понятное, значит усомнится в правомерности и достаточности повседневного подхода к вещам. А это в свою очередь означает сомнение в общепринятом в традиционном типе знания и поведения.

Самые первые древне греческие философы выступали, как критики традиционной греческой мифологии, прежде всего Гомера, обвиняя мифологию в логической непоследовательности и безнравственности.

Но было бы опрометчивым на этом основание заключить, что философ, выступает как критик, полностью порывает с культурной традицией с нравами и обычаями той специальной общности, к которой сам принадлежит и создаёт учение как бы из «ничего» на новом, «голом» месте.

Спецификой древне греческой философии, особенно в начальный период её развития, является стремление понять сущность природы, космоса, мира в целом. Первые древне греческие философы- Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, несколько позднее – пифагорейцы, Гераклит, Эмпедокл и другие размышляют о происхождении мира, его строении пытаются достигнуть его начало и причины. Не случайно называли «физиками», от греческого слова «фюсис»- природа. Направление интереса ранних древне греческих мыслителей определялась в первую очередь характером древне греческой мифологии, традиционных языческих верований и культур. А греческая мифология была религией природы и одним из важнейших вопросов в ней был вопрос о происхождении мира.

Сущное различие межу мифологией и философией состояло, однако, в том, что миф повествовал, кто родил всё сущее, а философ спрашивал- из чего оно произошло. Гомер рассказывает о рождении богов от Океана и Тефиды, в других вариантах мифа у истоков всего сущего стоят Царица Ночь, Мать Земля, подземная река Стикс. Нет надобности детально входить в содержание теогонических мифов, что бы видеть, что вопрос о возникновении мира – традиционный для древне греческого сознания. Традиционно и его решение, первое начало мыслится, как Хаос (Бездна), Мрак, Ночь, первобытный океан и т. д.

Поэтому не удивительно, что и ранние греческие философы, из которого всё произошло: у Фалеса это – вода, у Анаксимена – воздух, у Гераклита – огонь, у Анаксимандра – «беспредельное», которое, судя по всему, мыслилось и как «стихия», и как некоторое первовещество.

Как видим, философское мышление по возможности ищет рациональное объяснение происхождения мира и его сущности, отказываясь от характерных для мифов персонификаций, а тем самым от образа «порождения». На место «порождения» становиться «причина», которая постепенно, ко времени Аристотеля, расщепляется на четыре разных вида причин. Аристотель расщепляет, вводит четыре причины любой вещи:

кто родил ? – действующая причина (отец);

зачем родил ? – целевая причина;

из чего родил ? – материальная причина;

по образу ? – формальная причина.

однако рационализация вступает в свои права постепенно: первоначально природа понимается как начало живое и творящее; само греческое слово «фюсис» происходит от глагола рождать, взращивать.

Уже у первых «физиков» философия мыслится как наука о причинах и началах всего сущего. И хотя в качестве начала каждый из них объясняет устройство космоса, человека, познания - это требование в основном сохраняется у большинства греческих мыслителей.

В этом подходе сказалось специфика древне греческой философии, её центральный мотив – выяснить что действительно есть, т.е. прибывает неизменным во всех своих изменчивых формах, а что только кажется существующим.

Размышление о мире и его развитии, об источнике и конечной цели нашего собственного существования так же старо, как само человеческое мышление, и встречается везде, где выступает это последнее. Такое размышление проявляется уже у первобытного касаясь только ближайших житейских интересов человека, с ростом культуры и расширением сношений между людьми захватывают всё большие и большие круги и, наконец, во время ещё предшествовавшее возникновению наука возвышаются до идеи общей связи вещей и единства управления внешним миром и человеческой судьбой. Пробуждению таких воззрений способствовали, действуя сообща, в нераздельном единстве интеллектуальные и этические потребности любознательность и стремление к более счастливой жизни, рассудок и фантазия. Результатом всех этих духовных стремлений и сил является миф. Фантастически, в чувствительной и созерцательной форме он отражает житейский опыт человека, его размышление о связи вещей. Из первоначальных образов созданных под влиянием мгновенных страхов, желаний и внешних событий, мифологические боги постепенно превращаются в антропоморфические прототипы наших собственных как добрых, так и злых действий. С ростом нравственного сознания они становятся мстительными за провинности, позднее также воздоятелями за добро, и одновременно с этим движущими силами природы, охранителями естественного мирового порядка.

Философские школы Древней Греции

Милетская школа

Первая в греческой философии была школа, основанная в городе Милеет Фалесом (ок. 625 – ок. 547 гг. до н. э.) его учениками и продолжателями были Анаксимен (ок. 610 – ок. 540 гг. до н.э.).

Задумываясь об устройстве мироздания, милетские философы говорили следующее: нас окружают совершенно различные вещи причём многообразие их бесконечно. Ни одно из них не похожа на любую другую : растение – это не камень, животное – не растение, и т.д. Но ведь, не смотря на это разнообразие вещей, мы называем всё существующее окружающим миром, или мирозданием, или Вселенной, тем самым предолгая единство всего сущего. Несмотря на разницу между вещами мира, он является всё же единым и целым, значит, у мирового многообразия есть некая общая основа, одна и та же для всех различных предметов. За видимым разнообразием вещей кроется невидимое их единство, подобно тому, как в алфавите всего три десятка букв, которое порождают путём всяческих комбинаций миллионы слов. В музыке всего семь нот, но различные их сочетания создают необъемный мир звуковой гармонии. Наконец, нам известно, что существует сравнительно небольшой набор элементарных частиц, а различные их комбинации приводят к бесконечному разнообразию вещей и предметов. Это пример из современной жизни, и их можно было бы продолжать; то, что разное имеет одну и ту же основу, - очевидно. Милетские философы, верно, уловили данную закономерность мироздания и пытались найти эту основу или единство, к которому сводятся все мировые различия и которое разворачивается в бесконечное мировое многообразие. Они стремились вычислить основной принцип мира, всё упорядочивающий и объясняющий, и назвали его Архэ (первоначало). Фалес считал основой всего воду: Есть только она, а всё остальное – её порождение и модификации. Понятно, что его вода не совсем похожа на то, что мы сегодня разумеем под этим словом. У него она – некоторое мировое вещество, из которого всё рождается и образуется. Анаксимен первоначалом полагал воздух: все вещи происходят из него путём сгущения или разрежения. Самый разрежённый воздух – это огонь, более густой – атмосферный, ещё гуще – вода, далее – земля и, наконец, камни. Анаксимандр решил неназывать первооснову мира именем какой- либо стихии (воды, воздуха, огня или земли) и считал единственным свойством мирового вещества, всё образующего, его бесконечность, всеобъёмность и несводимость к какой- либо конкретной стихии, а потом – неопределённость. Оно стоит по ту сторону, всех стихий, все их в себя включает и называется Алейроном (Беспредельным).

Милетским философам, полагавшим первоначалом нечто вещественное или материальное, противостоит живший в VIв. До н. э. Пифагор Самосский (с острова Самос), который, как и мелетцы, говорили, что нас окружают совершенно различные предметы, но должна быть у этого многообразия единая мировая основа. В чём же она? Все вещи можно посчитать. Понятно, что птица – это не рыба, дерево – не камень и так далее. Но мы всегда можем сказать: две птицы, десять рыб, двадцать деревьев. Числом можно всё выразить или описать. Число есть то, что всегда и неизменно присутствует в совершенно различных вещах, является их связующей нитью, единой объединяющей основой, поэтому его можно назвать первоначалом мира. Но число – нематериальная сущность, оно идеально, и в этом принципиальное отличие пифагорейского воззрения от милетского. Из всех чисел главным является единица, так как любое другое число есть всего лишь та или иная комбинация единиц.

Элейская школа

Следующей школой в греческой философии была элейская, основанная в городе Элея (греческая колония в Южной Италии) странствующим философом Ксенофаном Колофонским, который прославлялся своей критикой народной греческой религии и мифологии. Во- первых, говорит Ксенофан, греки считают, что богов много; во- вторых, что они подобны по своему устройству людям: у них те же руки, ноги, тело и голова; в- третьих, олимпийские боги и в поведении своем мало чем отличаются от людей: они так же радуются и печалятся, любят и ненавидят, обманывают и враждуют. Всё их отличие от людей только в том, что они бессмертны и могущественны. А в остальном это также же люди. Разве возможно спрашивать ксенофона, чтобы богов было много, чтобы были они в человеческом облике и вели себя как люди? Ведь такие боги вовсе не являются богами, и остается только предположить, что их выдумали люди и наделили, естественно, своими собственными чертами. «Если бы коровы и лошади, - говорил Ксенофан,- придумывали себе богов, то их боги были бы коровами и лошадьми». Это высказывание кажется атеистическим, но его автор далёк от атеизма. Он выступает не против религии вообще, но только против конкретной её формы. Олимпийским антропоморфным богам он противопоставил своё понимание божества. Бог – это высшее непостижимое начало, и поэтому, во- первых, он один; во- вторых, он бесформен, потому что приписать ему какую- либо известную нам форму (человека, животного, растения, природной стихии) невозможно; в- третьих, он не ведом нам и не выразим, т. е. Мы совершенно не можем сказать, что он делает и как себя ведёт. Такое божество Ксенофан называет термином Единое и говорит, что весь мир из него происходит и в него обращается. Единое – это и есть вся мироздание. Воззрение Ксенофана пантеистическое: мир и божество – это одно и то же начало – вечное, безграничное и постоянное.

Далее, если что- то сейчас есть, то возможно ли, что его не будет в будущем? Если возможно, тогда получается, что нечто, которое есть сейчас и которое не будет в будущем, обратиться в ничто. Но нечто не может обратиться в ничто. Т. е. Если что- то сейчас есть, это обязательно означает, что оно будет и в дальнейшем. Правда, оно может перейти в иную форму существования, но не может исчезнуть вообще. Итак, получается, что если что- то сейчас есть, то это непременно означает что, что оно и было, и будет, т. е. Что оно ниоткуда не взялось и не может в ничто превратиться, т. е. существует вечно. Из самого понятия Бытия, как видим, следует его вечность. То, что существует, обязательно вечно. Если же чего- то нет сейчас, то это значит, что его не было и не будет, ибо в противном случае пришлось бы предположить, что нечто обращается в ничто, из которого потом опять возникает нечто. Вечность, как мы уже отметили, вытекает из самого понятия Бытия и является его первым наиболее существенным признаком.

Итак, в результате чисто логического, умственного рассмотрения Бытия у нас получилось, что оно обязательно вечно, невидимо, неподвижно и неизменно. Такую картину Бытия нарисовал нам разум. Наше чувства же (зрения, осязание и др.) рисуют нам совершенно другую его картину: мы видим, что всё не вечно, делимо, движется и меняется. Какая же из картин правдива: та, которая нам рисуют грубые и несовершенные чувства, или же та, которую нам рисует разум, имеющийся только у человека? Ответ эленистов таков: «Мыслимое существует, а не мыслимое не существует».

Эфесская школа

Элейским философам противостоит мыслители Эфеской школы, ключевой формулой учения которого были знаменитые слова: «Нельзя дважды войти в одну и туже реку». Это высказывание говорит о том, что всё в мире вечно движется и меняется, ничто не пребывает в неизменном состоянии, а если мы что- либо и видим неизменным, то только потому, что не замечаем произошедших изменений. Так, например, нельзя дважды войти в одну и туже комнату. Почему? Вроде бы, сколько ни заходи в неё – всегда одни и те же стены и окна, пол и потолок, столы и стулья. Но это только на первый взгляд. Когда мы заходим в комнату второй раз, там уже совсем другая комбинация молекул воздуха, уже произошли невидимые микро процессы в веществе, из которого сделаны стены и потолок. Значит, это всё уже не абсолютно та же самая комната, какая была совсем недавно. Точно также меняется и всё остальное.

Ничто не стабильно, всё движется и меняется и никогда ни на чём не останавливается. Мир, в котором нет ничего устойчивого и постоянного, является беспорядочным и хаотичным. Но только таким он и может быть. Хаос мира – это главный его принцип. Говоря иначе, высший закон всего заключается в том, чтобы оно было хаотичным. Но закон – это нечто стабильное и упорядоченное. Получается парадокс: высшая упорядоченность мира заключается во всеобщей беспорядоченности или хаотичности.

Итак, эфеские философы сформулировали противоположное понимание мира: мир постоянно должен двигаться и меняться.

Размышление о мире и его развитии, об его источнике и конечной цели нашего собственного существования также старо, как само человеческое мышление, и встречаются везде, где выступает это последнее. Такое размышление проявляется уже у первобытного человека в форме тех разнообразных воззрений, которое, первоначально касаясь только ближайших житейских интересов человека, с ростом культуры и расширением сношений между людьми захватывают всё большие и большие круги и, наконец, во время, ещё предшествовавшее возникновению науки, возвышаются до идеи общей связи вещей и единства управления внешним миром и человеческой судьбой. Пробуждению таких воззрений способствовали, действуя сообща, в нераздельном единстве интеллектуальные и этические потребности, любознательность и стремление к более счастливой жизни, рассудок и фантазия. Результатом всех этих духовных стремлений и созерцательной форме он отражает житейский опыт человека, его аффекты и стремления, а также его размышления о связи вещей. Из первоначальных образов, созданных под влиянием мгновенных страхов, желаний и внешних событий, мифологические боги постепенно превращаются в антропоморфические прототипы наших собственных как добрых, так и злых действий. С ростом нравственного сознания они становятся мстительными за провинности, позднее также воздоятельными за добро, и одновременно с этим движущими силами природы, охранительными естественного мирового порядка. Наука же вступает в историю с того момента, когда вместо этой фантастической формы мифологического миросозерцания делается попытка понимания его.

Уже в начале греческой духовной жизни указанный нами процесс отделения философии от мифов совершился совершенно иначе, чем у родственных индийских народностей. Освобождение религиозного и научного мышления одновременно и в непосредственной связи совершается здесь не путем мирового внутреннего развития, но в форме борьбы, которую зарождающаяся наука начинает вести против религиозных представлений, вращающихся ещё в сфере мифов. Поэтому стремление греческой философии с самых ранних времён направляется не просто на удовлетворение познавательной потребности, но так же на замену религиозных, в этическом отношение частью стоящих на низкой ступени, представлений народной веры более чистыми, научно обоснованными представлениями. Люди, предпринявшие эту борьбу, не принадлежали к жреческому сословию, они – чистые лица, располагающим широким кругом опыта и свободные от предрассудков при размышлении о мире и жизни. Благодаря этому западная наука с самого начала приобрела отличительный характер свободного размышления о проблемах, руководимого только познавательной потребностью и не ограниченного никакими внешними отношениями.

В греческой философии можно наметить три характерных периода развития, которые по своим отличительным признакам соответствуют, с одной стороны, ступенями естественного развития человеческого стремления к познанию, а, с другой стороны находятся в тесной связи с состояниями греческой духовной культуры, являющихся в некоторых отношениях даже прообразом всякого развития, так как они представляют его общезначимые условия.

Тема 6: Культура Древнего Рима

Время основания Рима связывают с именами Ромула и Рема и относят к 753 г. до н.э. Объединение путем войн трех племен латин, сабин и этрусков привело к образованию в Риме общины. Члены старейших родов назывались патрициями. В родах выделяются аристократические семьи, появляется и обособленная социальная группа из обедневших общинников, принятых в состав родов пришельцев, отпущенных на свободу рабов. Благоприятные климатические условия, выгодное географическое положение и войны привлекали в Рим население из соседних племен. Они не входили в римскую общину. Пришлое население получило название плебсы. Во главе общины стоял выборный вождь – рекс. Органом управления был совет старейшин родов – сенат. Общие вопросы рассматривались на народном собрании. В общину входило 300 родов, объединявшихся в 30 курий, которые входили в 3 трибы. Народные собрания созывались по куриям. Появляются плебеи – богатые ремесленники и торговцы. Несоответствие между большой ролью, которую в жизни Рима стал играть плебс, его бесправным положением породило борьбу плебеев за уравнение в правах с патрициями. Она закончилась победой, разрушившей римскую родовую организацию и расчистившей путь к образованию государства. На смену полису как общине приходит государство.

Периоды древнеримской цивилизации

Царский- от основания Рима его первым царем Ромулом в 753 г. до, н.э. до изгнания последнего царя Тарквиния по прозвищу Гордый в 509 г. до н.э.. В этот период во главе римской общины стоял выборный вождь – Rex, по традиции называемый царем (отсюда название «царский период»), его полномочия были ограничены, они сводились главным образом к военным, жреческим и судебным. Органом управления был совет старейшин родов – сенат. Общие вопросы рассматривались на народном собрании. Однако его решения могли быть отвергнуты сенатом и рексом. Римская община делилась на два сословия:

Патриции –полноправные, свободно рожденные дети коренных римских граждан, т.е. знать. Они входили в родовую общину.

Плебеи – народ, т.е. не пользовавшаяся полными гражданским правами, часть населения, стоявшая вне родовой организации патрициев.

Позднее благодаря реформе царя Сервия Тулия права плебеев начнут уравниваться с правами патрициев

Армия в царский период не была регулярной, ее организация была довольно проста – все граждане от 18 до 60 лет были обязаны участвовать в военных походах. После реформы Сервия Тулия плебеи получившие право участвовать в центуриатном (от слова «центурия» -военно-тактическая единица) народном собрании были допущены в состав войска. С тех пор армия начинает становиться немаловажной политической силой.

Республиканский- охватывает пятивековую историю (509-27 гг. до н.э). Органами управления в этот период являлись народные собрания, сенат, магистраты. Народные собрания были трех видов: центуриатные, трибутные и куриатные. Главную роль играли центуриатные, в их компетенцию входило принятие законов, избрание высших должностных лиц республики, объявление войны и т.д. Сенат контролировал законодательную деятельность центуриатных собраний, утверждая их решения, и рассматривал законопроекты. Магистратами в Риме назывались государственные должности. Основным социальным делением в Риме стало деление на свободных и рабов. Рабы становятся основным угнетенным классом населения, они делятся на частных и государственных. Раб рассматривался как часть имущества своего хозяина.

В конце республиканского строя неэффективность рабского труда привела к массовому отпуску рабов на волю.

Тот факт, что центуриатные собрания состояли из воинов, означал признание военной силы в возникшем государстве. Длительность и частота войн превращают армию в постоянную организацию. В 107 г. до н.э. известным римским полководцем и политическим деятелем Марием была проведена военная реформа, суть которой была в том, чтобы, оставив воинскую повинность граждан, допустить набор добровольцев получавших вооружение и жалованье от государства. Реформа существенно изменила социальный состав армии – большую ее часть теперь составляли выходцы из малоимущих и неимущих слоев населения. В республиканский период армия стала постоянной и превратилась в самостоятельную политическую силу, а полководец, от успехов которого зависело благосостояние легионеров, – крупной политической фигурой.

Имперский- делился на два этапа:

принципат (27 г. до н.э. – 284 г. н.э.), в этот период принцепс (первый в списке сенаторов) становится самой первой величиной в государстве и совмещает властные функции многих высших должностей – главного жреца, главнокомандующего армией, и др. Этот титул впервые получил от сената основатель империи Октавиан Август.

доминат (284–476 гг. н.э.) от “доминус“ – господин, владыка, что свидетельствовало об окончательном признании абсолютной власти императора.

С расширением пределов Римского государства растет численность свободного населения, в том числе количество римских граждан. Этот процесс продолжался и с переходом к империи: права граждан все чаще предоставлялись и жителям провинций завоеванных Римом.

Наряду с этим развивается социальное и сословное деление свободных людей. С развитием рабовладельческого строя и расширением государственных границ значительно вырос и укрепился класс рабовладельцев.

Право командования армией и возможность содержать ее за счет не только государственной, но и собственной казны позволили принцепсам превратить ее в мощную опору личной и государственной власти.

Религия

Религиозные представления римлян, которые, по существу являли собой смесь различных италийских племен, сложившихся путем завоевания и союзных договоров, содержали в своей основе те же исходные данные, что и у греков, - страх перед непонятным явлением природы, стихийными бедствиями и преклонение пред производящими силами земли (итальянские земледельцы почитали небо, как источник света и тепла, и землю, как подательницу всяческих благ и символ плодородия). Для древнего римлянина, существовало еще одно божество - семейный и государственный очаг, центр домашней и общественной жизни. Римляне даже не потрудились сочинить какие-либо интересные истории о своих богах - у каждого из них была только определенная сфера деятельности, но по существу, эти все божества были безлики. Молящийся приносил им жертвы, боги должны были оказывать ему ту милость, на которую он рассчитывал. Для простого смертного не могло быть и речи об общении с божеством. Обычно, италийские боги проявляли свою волю полетом птиц, ударами молний, таинственными голосами, исходящими из глубины священной рощи, из темноты храма или пещеры. И молящийся римлянин в отличие от грека, свободно созерцавшего статую божества, стоял, накрыв голову частью плаща. Делал он это не только для того, чтобы сосредоточится на молитве, но и для того ненароком не увидеть призываемого им бога. Умоляя бога по всем правилам о милости, прося его о снисхождении и желая, чтобы бог внял его мольбам, римлянин ужаснулся бы, внезапно встретив взором это божество.

Поклонение многочисленным богам, руководящим каждым шагом римлянина, состояло главным образом в строго предписанных обычаями жертвоприношениях, молениях и в суровых очистительных обрядах. В римской религии соединились боги всех племен, которые вошли в состав римского государства, но до более тесных контактов с греческими городами у римлян и представления не было о той насыщенной яркими и полнокровными образами мифологии, которую имели греки. Ни о каком свободном общении с богами для римлянина не могло быть и речи. Их можно было только просить о чем-либо. Если один бог не откликается на просьбу, то римлянин обращался к другому, поскольку их было великое множество, связанных с различными моментами его жизни и деятельности. Для того чтобы римский земледелец мог должным образом разобраться во всем этом, в Римском государстве были составлены так называемые Индигитамента - списки официально утвержденных молитвенных формул, содержащие имена всех тех богов, которых следовало призывать при всяких событиях человеческой жизни. Эти списки были составлены римскими жрецами до проникновения греческой мифологии в строгую и абстрактную религию римлян и потому интересны. Они дают картину чисто италийских верований. По словам римского писателя Марка Порция Варрона (1в. до н. э.), Рим в течении 170 лет обходился без статуй богов, а древняя богиня Веста, и после воздвижения статуй в храмах богов, “не позволяла” ставить статую в ее святилище, а олицетворять лишь священным огнем. По мере того, как значение и власть Римского государства возрастали, в Рим “двинулись” множество чужеземных божеств, которые довольно легко приживались в этом огромном городе. Римляне считали, что, переселив богов завоеванных ими народов к себе и воздав им должные почести, Рим избежит их гнева.

Свершено особую роль римской религии сыграли этруски. В религии этрусков огромное место отводилось магическим обрядам, гаданиями толкованиям различны знамений, ниспосылаемых богами. Поскольку этрусское миросозерцание с его чрезвычайным увлечением вопросами загробной жизни было совершенно чуждо римлянам с их формальным и расчетливым подходом к религиозным вопросам, то они заимствовали у этрусков лишь науку о предсказаниях, гаданиях и знамениях, как наиболее практическую и имеющую прикладное значение, часть их религиозных представлений. Эту науку этрусских жрецов - гаруспиков (гадателей по внутренностям жертвенных животных, в особенности по печени) римляне ввели в свои религиозные церемонии. Древнейшая римская религия коренным образом отличалась от греческой. Трезвые римляне, убогая фантазия которых не создала народного эпоса, подобного “Илиаде” и “Одиссее”, не знали также и мифологии. Их боги безжизненны. Это были персонажи неопределенные, без родословной, без супружеских и родственных связей, которые греческих богов объединяли в одну большую семью. Зачастую они даже имели не настоящие имена, а лишь прозвища, как бы клички, определяющие границы их власти и действий. У них не рассказывали никаких легенд. Это отсутствие легенд, в котором мы теперь усматриваем известный недостаток творческого воображения, древние считали достоинства римлян, слывших самым религиозным народом. Именно от римлян пошли и получили впоследствии распространение во всех языках слова: религия - поклонение воображаемым сверхъестественным силам и культ - означающая с переносном смысле “почитать”, “ублажать” и предполагающее выполнение религиозных обрядов. Греков поражала эта религия, которая не имела мифов, порочащих честь и достоинство богов. Мир римских богов не знал Кроноса, который изувечил отца и пожирал своих детей, не знал преступлений и безнравственности.

В древнейшей римской религии отразилась простота трудолюбивых земледельцев и пастухов, целиком поглощенных повседневными делами своей скромной жизни. Опустив голову к борозде, которую пропахивала его деревянная соха, и к лугам, на которых пасся его скот, древний римлянин не испытывал желания обращать свой взор к звездам. Он не почитал ни солнца, ни луну, ни все те небесные явления, которые своими тайнами будоражили воображение других индоевропейских народов. С него достаточно было тайн, заключенных в самых будничных, житейских делах и в ближайшем окружении. Если бы кто-нибудь из римлян обошел древнюю Италию, он увидел бы людей, молящихся в рощах, увенчанные цветами алтари, гроты, убранные зеленью, деревья, украшенные рогами и шкурами животных, кровь которых орошала растущую под ними мураву, холмы, окруженные особым почитанием, камни, умащенные маслом.

Повсюду мерещилось какое-либо божество, и недаром один из латинских писателей сказал, что в этой стране легче встретить бога, чем человека.

Чужие боги легко приживались в Риме, так как у римлян было обыкновение после завоевания какого-либо города переселять богов побежденных в свою столицу, чтобы заслужить их расположения и уберечься от их гнева.

Вот так, например, римляне зазывали к себе карфагенских богов. Жрец провозглашал торжественное заклинание: “Богиня ты или бог, который простираешь опеку над народом или государством карфагенским, ты, который покровительствуешь этому городу, к тебе возношу молитвы, тебе воздаю почести, вас о милости прошу, чтобы оставили народ и государство карфагенян, чтобы покинули их храмы, чтобы от них ушли. Переходите ко мне в Рим. Пусть наши храмы и город будут вам приятнее. Будьте милостивы и благосклонны ко мне и народу римскому и к нашим воинам так, как мы этого хотим и как это понимаем. Если сделаете так, обещаю, что вам воздвигнут храм и в вашу честь будут учреждены игры”.

До того как римляне непосредственно столкнулись с греками, которые оказали такое подавляющее влияние на их религиозные представления, другой народ, более близкий территориально, обнаружил перед римлянами свое духовное превосходство. Это были этруски, народ неведомого происхождения, удивительная культура которого сохранилась поныне в тысячах памятников и обращается к нам не непонятном языке надписей, не похожем ни на один язык мира. Они занимали северо-западную часть Италии, от Апеннин до моря, - страну плодородных долин и солнечных холмов, сбегающую к Тибру, реке, которая соединяла их с римлянами. Богатые и могущественные, этруски с вышины своих городов-крепостей, стоящих на крутых и недоступных горах, господствовали над огромными земельными пространствами. Их цари одевались в пурпур, сидели на стульях, выложенных слоновой костью, а окружала их почетная стража, вооруженная пучками розог с воткнутыми в них топорами. Этруски имели флот и с очень давних пор поддерживали торговые отношения с греками в Сицилии и на юге Италии. От них они заимствовали письменность и многие религиозные представления, которые, однако, переиначивали по-своему.

Об этрусских богах можно сказать немногое. Среди большого числа их выделяется над другими троица: Тини, бог громовержец, вроде Юпитера, Уни, богиня-царица, подобная Юноне, и крылатая богиня Менфра, соответствующая латинской Минерве. Это как бы прототип прославленной Капитолийской троицы. С суеверной набожностью этруски почитали души умерших, как существа жестокие, жаждущие крови. На могилах этруски совершали человеческие жертвоприношения, перенятые впоследствии римлянами бои гладиаторов были вначале у этрусков частью культа мертвых. Они верили в существование реального ада, куда доставляет души Харун - старец полузвериного облика, с крыльями, вооруженный тяжелым молотом. На расписанных стенах этрусских могил проходит целая вереница подобных демонов: Мантус, царь ада, тоже крылатый, с короной на голове и факелом в руке; Тухульха, чудовище с клювом орла, ослиными ушами и со змеями на голове вместо волос, и многие другие. Зловещей вереницей они окружают несчастные, запуганные человеческие души.

Этрусские легенды сообщают, что однажды в окрестностях города Тарквиниев, когда крестьяне пахали землю, из влажной борозды вышел человек с лицом и фигурой ребенка, но с седыми волосами и бородой, как у старика. Звали его Тагес. Когда вокруг него собралась толпа, он начал проповедовать правила гадания и религиозных церемоний. Царь тех мест приказал из заповедей Тагеса составить книгу. С тех пор этруски считали, что они лучше других народов знают, как следует толковать божественные знамения и предсказания. Гаданием занимались особые жрецы - гаруспики. Когда животное приносили в жертву, они внимательно осматривали его внутренности: форму и положение сердца, печени, легких - и, согласно определенным правилам, предсказывали будущее. Они знали, что означает каждая молния, по ее цвету узнавали, от какого бога она исходит. Огромную и сложную систему сверхъестественных знамений гаруспики превратили в целую науку, которую позднее переняли римляне.

Культ мертвых и домашние божества

Духи предков назывались у римлян манами - чистыми, добрыми духами. В этом названии было больше лести, чем, чем действительной веры в доброту душ умерших, которые во все времена и у всех народов вызывали страх. Каждая семья чтила души собственных предков, и в дни 9, 11 и 13 мая повсюду проводились Лемурии - праздники мертвых. Тогда считали, что в эти дни души выходят из могил и блуждают по свету как вампиры, которых называли лемурами или ларвами. В каждом доме отец семейства вставал в полночь и босиком обходил все комнаты, отгоняя духов. После этого он мыл руки в родниковой воде, клал в рот зерна черных бобов, которые затем перебрасывал через дом, не оглядываясь назад. При этом он девять раз повторял заклинание: “Это отдаю вам и этими бобами выкупаю себя и своих близких”. Невидимые духи шли следом за ним и собирали рассыпанные по земле бобы. После этого глава семьи снова омывался водой, брал медный таз и бил в него изо всех сил, прося, чтобы духи покинули дом.

21 февраля был другой праздник, называемый Фералии, в этот день для умерших готовили трапезу. Духи не требуют слишком многого, нежная память живущих приятнее им, нежели обильные жертвы. В дар им можно принести черепицу с увядшим венком, хлеб, размоченный в вине, немного фиалок, несколько зерен пшена, щепотку соли. Самое главное - помолиться им от всего сердца. И следует о них помнить. Однажды во время войны забыли провести Фералии. В городе начался мор, а по ночам души целыми толпами выходили из могил и громким плачем оглашали улицы. Как только им принесли жертвы, они вернулись в землю и мор прекратился. Страной умерших был Орк, как у греков Аид, - глубокие подземные пещеры в недоступных горах. Так же назывался и властелин этого царства теней. Мы не знаем его изображения, так как он никогда его не имел, как не имел никаких храмов и никакого культа. Однако на склоне Капитолия был найден храм другого бога смерти, Вейовиса, имя которого как бы означало отрицание благотворной силы Юпитера (Йовиса). В близком родстве с духами предков находятся гении, представляющие жизненную силу мужчин, и юноны - что-то вроде ангелов-хранителей женщин. Каждый человек в зависимости от пола млеет своего гения или свою юнону. В момент появления человека на свет гений входит в него, а в час смерти покидает, после чего становится одним из манов. Гений наблюдает за человеком, помогает ему в жизни, как может и умеет, и в тяжелую минуту полезно обращаться к нему, как к ближайшему заступнику.

Некоторые, однако, считали, что, рождаясь, человек получает двух гениев: один склоняет его к добру, другой направляет на злое, и в зависимости от того, за кем из них он пойдет, человека после смерти ждет благословенная судьба или кара. Однако это было уже скорее богословское учение, нежели всеобщая вера.

В дни рождения каждый приносил жертву своему гению. Гения изображали в виде змеи или римским гражданином, в тоге, с рогом изобилия.

К этому же семейству духов-покровителей относятся лары, которые опекают поле и дом крестьянина. В Риме не было культа более популярного, чем культ ларов. Каждый в своем доме молился им и почитал этих добрых божков, так как приписывал им все успехи, здоровье и счастье семьи. Уезжая, римлянин прощался с ними; возвращаясь, здоровался прежде всего с ними. Они с детства смотрели на него из своей часовенки (в сущности это был особый шкафчик, в котором хранились изображения ларов. Называли его - ларариум), установленной возле домашнего очага, присутствовали при каждом ужине, со всеми домашними делили их радости и печали. Как только семья садилась за стол, хозяйка дома прежде всего отделяла порцию ларам, в особые посвященные ларам дни в жертву им приносили венок из живых цветов. Сначала чисто семейный, культ ларов распространился потом на город, его участки и все государство. На уличных перекрестках стояли часовни участковых ларов, и местные жители относились к ним с большим почтением. Ежегодно в первые дни января отмечался праздник участковых ларов. Это было большой радостью для простого люда, так как в праздновании участвовали комедианты и музыканты, атлеты и певцы. Праздник проходил весело, и не один кувшин вина выпивался за здоровье ларов.

В той же самой часовенке возле домашнего очага вместе с ларами обитали также благодетельные божества - пенаты. Они опекали кладовую.

Для того, чтобы понять первичный культ ларов и пенатов, необходимо представить себе древнейший римский дом, хижину земледельца с одной главной комнатой - атриумом. В атриуме находился очаг. На нем готовили пишу, и одновременно он согревал домочадцев, собиравшихся главным образом в этой комнате. Перед очагом стоял стол, вокруг которого все садились во время еды.

За завтраком, обедом и ужином для пенатов на очаг ставили мисочку с едой в благодарность за домашний достаток, стражами которого они были. Благодаря этой жертве все блюда тоже становились как бы священными, а если на землю падала, например, даже крошка хлебы, ее следовало бережно поднять и бросить в огонь. Так как государство считалось большой семьей, то были также пенаты и государственные, чтимые в одном храме с Вестой.

Родственная самим именем греческой Гестии, Веста была олицетворением семейного очага. Ее почитали в каждом доме и в каждом городе, но более всего в самом Риме, где храм ее был как бы центром столицы, а следовательно, и всего государства. Культ Весты был древнейшим и одним из самых важных. Храм вместе с рощей находился на склоне Палатинского холма возле Форума, у самой Виа Сакра - священной дороги, по которой проходили триумфальные шествия победоносных вождей. Форум - площадь, рынок, вообще место, где собиралось много народа; центр экономической и политической жизни. В Риме таким центром стал Римский Форум. Рядом находился так называемый атриум Весты, или, монастырь весталок. Неподалеку располагалось жилище верховного жреца - Регия, или “царский дворец”. Его называли “царским дворцом” потому, что там некогда жил царь (Рекс), а будучи верховным жрецом, он одновременно был и непосредственным главой весталок.

Сам храм, маленький, округлый, напоминал своим видом первобытные глиняные лачуги древнейших, еще сельских жителей Рима. Он делился на две части. В одной пылал вечный огонь Весты, эта часть днем была доступна для всех, однако ночью туда нельзя было входить мужчинам. Другая часть, как бы “святая святых”, была скрыта от людских глаз, и никто толком не знал, что там находится. Хранились там некие таинственные святыни, от которых зависело счастье Рима. В самом храме не было статуи Весты, она находилась в преддверии, выполненная по образцу греческой Гестии.

Службу в храме несли шесть весталок. Их выбирал верховный жрец (понтифек максимус) из лучших аристократических семей. Девочка поступала в монастырь между 6 и 10 годами жизни и оставалась в нем в течение тридцати лет, сохраняя невинность и отрекшись от мира.

Первые десять лет ее учили всевозможным обрядам, следующие десять лет она служила в храме, последние десять лет обучала новеньких. Через тридцать лет весталка могла покинуть монастырь, вернуться к жизни, выйти замуж и создать собственную семью. Однако случалось это чрезвычайно редко - по всеобщему убеждению, весталка, покинувшая храм, не найдет счастья в жизни. поэтому большинство из них предпочитало оставаться в монастыре до конца своих дней, пользуясь уважением подруг и общества.

Главной задачей весталок было поддерживать вечный огонь на алтаре богини. Они следили за ним днем и ночью, все время подкладывали новые щепки, чтобы он никогда не угасал. Если огонь гаснул, это было не только преступлением нерадивой весталки, но предвещало неизбежное несчастье для государства.

Разжигание огня заново было очень торжественной процедурой. Добывали огонь трением двух палочек друг о друга, то есть самым первобытным способом, уходящим к каменному веку и встречаемым теперь лишь у народов, затерянных в дальних углах земли, куда еще не достигла цивилизация. Культ Весты неукоснительно сохранял формы быта древнейшей Италии, поэтому все орудия в храме - нож, топор - должны были быть бронзовыми, а не железными. Весталки не имели права уходить из города, они обязаны были находиться всегда поблизости от священного огня. Жрицу, по вине которой погас огонь, запарывали насмерть. Столь же суровое наказание постигало весталку, которая нарушала обет целомудрия. Ее сажали в плотно закрытый паланкин (крытые носилки), чтобы никто не мог ни увидеть ее, ни услышать, и несли через Форум. При приближении паланкина прохожие молча останавливались и, склонив головы, шли за процессией к месту казни. Оно находилось возле одних из ворот города, где уже ожидало вырытое углубление, достаточно обширное, чтобы в нем могли поместиться ложе и стол. (Весталок, нарушивших обед девственности, замуровывали заживо в земляном валу близ Коллинских ворот в восточной части города.) На столе зажигали лампу и оставляли немного хлеба, воды, молока и оливкового масла. Ликтор открывал паланкин, а в это время верховный жрец молился, подняв руки к небу. (Ликторы - служители, а также почетная стража высших должностных лиц; вооружены были фасциями (пучок розог) с воткнутыми в них топорами.)

Закончив молитву, он выводил осужденную, прикрытую плащом, чтобы лица ее не могли увидеть присутствующие, и приказывал ей сойти по лестнице в приготовленное углубление. Лестницу вытаскивали, нишу замуровывали. Обычно весталка умирала через несколько дней. Иногда семье удавалось потихоньку освободить ее, но, разумеется, такая освобожденная весталка навсегда устранялась от общественной жизни.

Весталки были окружены большим уважением. Если одна из них выходила на улицу, впереди нее шествовали ликторы, как перед высшими чиновниками. Весталкам предоставлялись почетные места в театрах и цирках, а в суде их свидетельство имело силу присяги. Ведомый на смерь преступник, встретив одну их этих одетых в белое девиц, мог припасть к ее ногам, и если весталка возглашала помилование, его отпускали на свободу.

Римская мифология

Судить о древнейшем периоде римской мифологии чрезвычайно трудно, так как источники относятся к более позднему времени (1 в. до н.э. – 4 в. н.э.) и часто содержат ложные этимологии имён богов и интерпретации их функций. В науке долгое время господствовало мнение о том, что у римлян первоначально отсутствовали ясные представления о богах как о неких определённых, индивидуализированных персонажах – в мире существуют безличные вредоносные или благодетельные силы – нумина (numina), свойственные отдельным предметам, живым существам, действиям. Так, в жреческих книгах "Индигитаментах" перечисляются божества посева, произрастания семян, цветения, созревания, жатвы колосьев, бракосочетания, зачатия, развития зародыша, рождения ребёнка, его первого крика, выхода на прогулку, возвращения домой и т.д., имена которых образованы от названий отдельных актов. Утверждению такого мнения способствовали неопределённость пола древних божеств (ср. Палес), отразившаяся в наличии мужских и женских ипостасей у некоторых из них (Фавн – Фавна, Помона – Помон и т.п.), в формуле обращения к божеству – "бог или богиня", "муж или женщина"; использование в обращении к божеству добавления: "или каким иным именем ты желаешь называться" (II 28). Свидетельство Варрона о том, что у римлян в древности существовали лишь символы богов (Юпитер – камень, Марс – копьё, Веста – огонь и др.), а различные обряды и ритуалы толковались как действия, имевшие целью усилить благодетельное и нейтрализовать губительное воздействие нумина, также служило обоснованием того, что само мировосприятие римлян препятствовало антропоморфизации богов и созданию мифологической системы, предполагающей взаимосвязи между богами, их родственные и брачные отношения. Из массы нумина исследователи выделяли только древнейшую триаду – Юпитера, Марса и Квирина, с которыми, однако, не связывали какие-либо мифы, появившиеся, по их мнению, лишь под влиянием этрусской и особенно греческой мифологии: греки принесли в Рим своих антропоморфных богов и связанные с ними мифы, научили римлян строить храмы, ваять статуи богов, различать богов по их полу, возрасту, функциям, положению в иерархии, воздавать им более сложный, чем примитивные магические обряды, культ. Ряд современных исследователей поставил под сомнение теорию нумина. П. Бойансе показал, что "Индигитаменты" были не народным творчеством, а созданием жрецов – понтификов (многие из них были юристами, а римским юристам свойственна крайняя детализация явлений и казусов); по его наблюдениям, термин "нумина" всегда употреблялся у римских авторов и в надписях как "воля", "сила", "величие", действие бога (а также сената, императора), и римляне всегда (и в древнейшее время) имели изображения богов (они в виде примитивных глиняных фигурок известны благодаря раскопкам уже с нач. 1-го тыс. до н.э.). Засвидетельствованная иногда неопределённость пола и имени божеств обусловливалась неясностью, к кому из них следует обращаться в определённом случае (например, при землетрясении, так как не было известно, кто его вызывает, Aul. Gell. II 28), нежеланием жрецов из опасения злоупотреблений открыть подлинное имя бога (Serv. Verg. Aen. II 351), слиянием божества одного пола с аналогичным и одноимённым, но другого пола, почитавшимся в соседней общине (Церера в некоторых италийских общинах известна как Церус). Наличие в римской мифологии пар божеств объяснимо аналогиями с описанными В. Манхардтом крестьянскими обрядами, в которых духи растительности, весны, жатвы и т.д. могли изображаться мужчиной, женщиной или парами (ср. король и королева мая). Боги с отдельными мелкими функциями, как показал Г. Узенер, встречались у многих других народов (в частности, греков), и, следовательно, это не является какой-то спецификой римского сознания. Некоторые авторы (А. Гренье) предполагали существование у римлян примитивной мифологии, впоследствии заглохшей, искали в далёком прошлом Рима порождавшие мифы верования, аналогичные верованиям стадиально близких примитивных народов (Дж. Фрейзер), восходящую к индоевропейской мифологии общность, отражающую представление о трёхчленной системе мифологических функций: религиозно-жреческой (в римской мифологии её воплощение – Юпитер), военной (Марс) и хозяйственной (Квирин), и иерархические или конфликтные соотношения между богами. По мнению Дюмезиля, специфика римской мифологии состоит в том, что конфликты и гармония воспроизводятся на "героическом" уровне в римских легендах, т.е. переносятся из мира богов в мир героев: война Ромула (религиозно-жреческая функция) и его союзника Лукумона (военная функция) с Титом Тацием (хозяйственная функция), последовавший за ней мир и союз этих героев, а значит, всех необходимых обществу компонентов, отразившийся в предании о делении общества на три трибы – Рамнов (в честь Ромула), Луцеров (в честь Лукумона), Титиев (в честь Тита Тация). На основе немногих дошедших источников (гимны коллегий Арвальских братьев и салиев, формулы, произносившиеся главой коллегии фециалов Патер Патратус при объявлении войны и заключении мира и союзов и др.), а также отдельных упоминаний у позднейших авторов допустимо полагать, что верования римлян в древнейший период были аналогичны стадиально близким верованиям других народов (см. Италийская мифология). Вероятно, существовал некогда миф о сотворении мира Янусом (оттеснённым затем Юпитером), а также миф о происхождении людей от дуба (Serv. Verg. Aen. VIII 315), об их первоначально дикой жизни и последующей цивилизации культурными героями или богами (Янусом, Сатурном, Пиком, Пилумном и Пикумном и др.). Значение культа дуба для римлян (как и для других италиков и для кельтов) подчёркивал Фрейзер, ссылаясь на связь дуба с Юпитером, с царями Альбы и Рима, воплощавшими дух дуба, с духом и нимфой дуба Вирбием и Дианой, сочетавшимися сакральным браком, так же как царь Нума сочетался с близкой Диане Эгерией в священном лесу. Почитание деревьев и рощ играло большую роль. Большинству древних богов были посвящены рощи, где в их честь совершались священнодействия. Общим для всех рощ был бог Лукорис, хранитель убежища Ромула. Как священные почитались рощи и деревья в отдельных имениях и на отдельных холмах Рима. Общими святынями Рима считались смоковница, под которой волчица кормила Ромула и Рема и признаки увядания которой воспринимались как знак угрожающей городу страшной опасности; священный дуб на Капитолии, которому Ромул принёс свою первую добычу – spolia opima, оружие и доспехи убитого им царя, а также каменный дуб на Ватикане (Plin. Nat. hist. XVI 37, 1). С лесом связаны вещий Фавн (ряд преданий о нём, возможно, восходит к древнейшим мифам) и Сильван. Культ леса имел непосредственное отношение к культу водных источников (см. Фонс, Ютурна), каждый из них – священное обиталище лимф (затем нимф), героинь многих преданий. Вероятно наличие мифов о священных животных – дятле, орле и особенно волке. Волку был посвящён ритуал луперкалий (волчьего праздника, см. в ст. Фавн), возможно, связанный с обрядом инициаций. Волкам приписывались различные чудесные и магические свойства, считалось, что волчица сочетается браком при всех сородичах и, если её муж гибнет, остаётся верна его памяти, что некоторые люди могут превращаться в волков (Serv. Verg. Aen. IV 458; Plin. Nat. hist. VIII 24, 3; 34, 1-2). Мифы о сакральных браках (Дианы и Вирбия, Нумы и Эгерии, Лара с жрицей домашнего очага, весталкой или рабыней, ставшей матерью героя-основателя и законодателя – Ромула или Сервия Туллия, Акки Ларентии и Геркулеса, Сервия Туллия и Фортуны) восходят к древнейшей основе. К ней же восходят различные легенды об отмене (под влиянием цивилизующего влияния Геркулеса, Сатурна) человеческих жертвоприношений, замене их праздником Аргеев (когда из святилищ курий отправлялась процессия к Тибру и жрецы сбрасывали в реку куклы, и был введён обычай вешать на перекрёстках заменявшие свободных и рабов куклы и шерстяные шары и т.п.). Из приписываемого Нуме календаря праздников и списка назначенных им фламинов, из упоминаний древних святилищ известно о существовании культов Вулкана, Палатуи, Фуррины, Флоры, Карменты, Цереры, Помоны, Волупии и др., которые не были безличными нумина и, возможно, имели не только свои обряды, но и свои мифы, забытые или трансформировавшиеся с трансформацией самих богов. Древняя римская религия формировалась параллельно с процессом синойкизма общин, лежавшим в основе возникновения Рима; боги отдельных общин сливались друг с другом, смешивались, аккумулировали свои функции, приходили в упадок или возвышались, становились общими, как общими становились обряды и жреческие коллегии. Палес слилась с Палатуей, сабинский бог клятв Семо Санкус с Диус Фидиус, Ларента с Ларундой; удвоены были коллегии луперков и салиев, общим для первых объединившихся семи вершин холмов стал праздник септимонтия и т.п. По мере вытеснения родовых связей соседскими, а родов фамилиями главную роль стали играть культы фамилий, смешавшиеся с родовыми культами; Макробий упоминает о фамильных праздниках Эмилиев, Клавдиев, Корнелиев (Macrob. Sat. I 16, 7-8). Эти культы фамилий группировались вокруг домашней Весты, ларов, пенатов. Также существовали культы соседских общин-курий и пагов и культы всей римской гражданской общины (отсюда деление священнодействий на частные – privata, совершаемые частью народа – popularis и общенародные – publica). Эти культы не были отгорожены друг от друга: почитались одни и те же боги, совершались одни и те же обряды (например, ритуальный обход-люстрация имения, пага, территории Рима), все они находились под контролем коллегии понтификов во главе с великим понтификом, оттеснившей жрецов-фламинов. Считалось, что совершаемое во благо общины служит и благу отдельных граждан, и наоборот. Ранние культы были типично общинными, с почитанием священных деревьев, общего очага Весты, жилища сакрального главы общины-регии, где хранились главные святыни, подземного алтаря Конса [возможно, возникшего в те времена, когда собранный с общих земель урожай складывался в общее хранилище, с открывавшейся трижды в год круглой ямой (мундус) – входом в царство мёртвых, где обитали маны].

Мир богов представлялся устроенным по образцу мира людей; они имели своего царя Юпитера, наиболее почитаемые из них именовались, как и сенаторы, отцами – patres, имели своих божественных слуг – famuli tivi и, видимо, аналог весталок – божественных дев – virgines divi, обслуживавших их очаг. Они делились на богов небесных, земных и подземных (Liv. I 32, 6-14), однако одни и те же боги могли действовать во всех трёх мирах (например, Юпитер, Диана, Меркурий). Миры богов, людей и мёртвых были разграничены (так, право богов – fas не смешивалось с правом человеческим – ius, из действия которого изымалось всё посвящённое богам; маны впускались в мир живых лишь трижды в год) и вместе с тем взаимосвязаны. Люди не начинали ни одного важного дела, не узнав, как отнесутся к нему боги. Отсюда сложная наука авгуров и гаруспиков, читавших волю богов по полёту и поведению птиц, внутренностям (особенно печени) жертвенных животных, удару молнии. Отсюда же постоянное стремление истолковать необычное: рождение уродов у людей и животных, появление в городе волков, на небе двух солнц, комет, влаги на статуях богов и т.п., понять, не знак ли это неудовольствия богов, чем оно вызвано и как его искупить. Большую роль при этом играли связанные с культом Аполлона т.н. Сивиллины книги, якобы купленные за большую цену Тарквинием Гордым у пророчицы Сивиллы и содержавшие туманные стихотворные изречения. Порученные специальной жреческой коллегии, они хранились в тайне от непосвящённых. В случае угрожающих знамений жрецы по специальному постановлению сената искали в них указаний, как поступить. Боги постоянно присутствовали среди людей, иногда подавали голос. Богов врага с помощью определённой формулы (evocatio) можно было переманить на сторону Рима, где им учреждался культ. Так перешли в Рим многие боги италийских городов, что вело к усложнению образов римских одноимённых богов. Считалось, что мёртвые влияют на дела живых, мстят за пренебрежение к установленным в их честь обрядам (Ovid. Fast. II 563 след.). Умерший отец становился богом для своих сыновей (сын поднимал кость отца с погребального костра и объявлял, что покойный стал богом). Существовали культы отдельных сословий (конный Нептун и Диоскуры у всадников; Цецера, Либер, Либера у плебеев), отдельных профессий (Меркурий у торговцев, Минерва у ремесленников, художников, писателей, учителей). Каждый коллектив был неразрывно связан со своими богами. Каждый член фамилии был обязан участвовать в её культе, а переходя в другую по усыновлению или браку, принимал её культ. Гражданин был обязан участвовать в культе гражданской общины. Когда Рим стал главой Латинского союза, он принял культы его богов Дианы Арицийской и Юпитера Латиариса. Центром культа в Риме, окончательно оформившимся как единый город, стал Капитолийский храм, а богом римской мощи и славы – Юпитер Капитолийский. Позднее, когда появилось много людей, не связанных с каким-нибудь исконно существовавшим коллективом: переселенцы, оторвавшиеся от фамилий рабы и отпущенники, – для них создавались культовые коллегии с вербовавшимися из их среды министрами и магистратами богов римского пантеона. Отсюда сформулированное впоследствии Варроном положение о приоритете гражданских установлений над религиозными, общин над почитаемыми ими культами.

На дальнейшее развитие римской мифологии оказали влияние три фактора: демократизация общества, обусловленная победой плебса, победоносная римская агрессия и знакомство с более развитыми культурами и религиями, с которыми римляне вступили в сложные взаимоотношения. Демократизация, сделавшая доступными для плебеев жреческие должности, ранее занимавшиеся только патрициями, а должность главы культа – великого понтифика – выборной, в соединении с запрещением дарить и завещать земли храмам, не дала развиться ни жреческой касте, ни её оплоту – храмовому хозяйству. Высшим авторитетом стала сама гражданская община, а чёткость социальной структуры (полноправные граждане, с одной стороны, полностью бесправные, удерживаемые только силой рабы, – с другой) делала бесполезным какое-либо вуалирование её божественной санкцией. Всё это обусловило отсутствие какой бы то ни было религиозной догмы. Граждане обязаны были чтить богов, составлявших как бы часть их общины (отсюда распространённая впоследствии мысль о мире как великом городе людей и богов), но могли о них думать, говорить и писать, что угодно, вплоть до полного их отрицания. Такие мотивы встречаются уже у поэта 3-2 вв. до н.э. Энния, они всесторонне развиты в трактатах Цицерона "О природе богов" и "О дивинации", в которых сам бывший авгуром Цицерон высмеивает все способы выяснить волю богов и решительно сомневается в их существовании, хотя в трактате "О законах", написанном с точки зрения политика, а не философа, считает веру в богов и все религиозные установления предков обязательными. Этика определялась не религией, хотя римляне и обожествляли различные добродетели, необходимые гражданам для служения государству, а благом гражданской общины, награждавшей достойных заслуженным почётом, каравшей и клеймившей презрением забывших свой долг. Питаемое римлянами отвращение к личной сильной власти, к людям, поставившим себя над народом (Кориолан, Манлий Капитолийский и т.п.), исключало культ царей и героев, и если таковой в древнейшее время существовал (см. Лары), то потом заглох. Даже культ Квирина-Ромула не играл заметной роли. С другой стороны, беспрерывные победоносные войны Рима, стоившие огромного напряжения сил и многих жертв, требовали некоего идеологического оформления и оправдания. Их давал постепенно складывавшийся миф о Риме как городе, основанном по предначертанию богов, предназначивших ему власть над миром, о событиях его истории как этапах на пути к осуществлению этого предназначения, о римском народе как избранном богами и исполненном исключительных добродетелей, и о тех, кто во имя его величия, а не личной славы совершал невиданные подвиги, отдавал свои способности, свою жизнь и жизни детей на службу Рима.

С установлением империи "римский миф" в связи с обострением социальных противоречий, отстранением народа от участия в государственных делах, утратой Римом его характера гражданской общины, начал всё более терять свою популярность. Знать и интеллигенция обращаются к различным религиозно-философским течениям, по-своему толковавшим старые мифы и природу богов, к астрологии, демонологии, восточным культам. Народ сохраняет верность старым богам, но не официальным, а созданным им самим, богам земли, ремесла и пр. (Геркулес, особенно Сильван, Бона Деа, Ферония и пр.). От них ждали покровительства при жизни и награды после смерти. Вера в бессмертие души и её загробную судьбу как результат поведения при жизни становится всеобщей.

Римское право

Законы XII таблиц ( Leges XII tabularum )

Первая римская кодификация права восходит к середине V столетия до н. э. Она получила название «Законов XII таблиц». В течение многих веков они считались в Риме основным источником права - публичного и частного (fons omnis publici privatique juris).

Свое название Законы получили в связи с тем, что были написаны на 12 деревянных досках, выставлявшихся на городской площади. Никто поэтому не мог «отговариваться незнанием закона». По некоторым сведениям, от всякого вступающего в ряды Граждан юноши требовалось знание законов наизусть. Считалось, что без этого нельзя выполнять обязанности гражданина, в особенности судейские.

Законы XII таблиц были в своей основе записью обычного права. Больше всего в ней нуждались плебеи (для защиты от произвола патрицианских судей). Кодификация права была для них этапом в борьбе за уравнение с патрициями.

Сами законы до нас не дошли. Они известны лишь в отрывках, которые сохранились в сочинениях древних авторов, в особенности юристов, - Цицерона, Ульпиана, Гая и др.

Среди этих источников особое место занимает сочинение юриста II века н. э. Гая, автора «Институций» - учебника для римских юридических школ. Его случайно обнаружил историк Нибур в 1816 году в итальянском городе Вероне. «Институций» Гая были найдены под текстом сочинения богословского содержания.

Последний век республики и первые два-три века империи были временем полного расцвета римской классической юриспруденции. Уходит в прошлое юридический формализм. Получают признание принципы «равенства сторон», «справедливости», «доброй совести».

Авторитету Законов XII таблиц противопоставляется авторитет «общенародного права», под которым стали понимать совокупность установлений, общих для многих народов. Активным поборником этих новых воззрений был нерегринский претор.

Не посягая на самый текст Законов XII таблиц, римские юристы изобрели эффективный способ их игнорирования. Оба претора имели право издания эдиктов, которыми они заявляли о своем вступлении в должность. В этих эдиктах они стали постепенно проводить идеи, расходившиеся с Законами ХП таблиц, и устанавливать правила, которыми должны были руководствоваться судьи при рассмотрении дел. С течением времени преторский эдикт становится в Риме важнейшим источником нового права, законотворческим актом. Каждый новый, по обыкновению, претор подтверждал эдикт предшественника, вводил, если считал нужным, новую норму. Таким образом, создавалось то, что называют «преторским правом».

Теперь надо было изменить положение претора в гражданском процессе. Из пассивного наблюдателя его первой стадии следовало сделать его активным творцом нового цивильного права.

Около 150 года до н.э. в гражданском судопроизводстве Рима происходит подлинный переворот. Как и прежде, существовали две стадии. Как и прежде, решение спора передавалось судье, назначенному приказом претора. Но судья этот не был уже свободен в своем решении. Оно предписывалось формулой претора. Отсюда и название самой формы процесса - формулярный.

Формула-указание, которой претор снабжал судью, могла содержать прямой приказ сделать так, а не иначе, она могла предоставить судье некоторую свободу - все зависело от обстоятельств дела. Но каждый раз судья был обязан следовать полученной инструкции.

По теории римских юристов, всю совокупность правовых велений следовало подразделять на две части - право частное и право публичное. К последнему, по известному определению Ульпиана (Ш в. н. э.), принадлежат все те нормы, которые «относятся положению римского государства» как целого; напротив, "частное право” имеет дело с тем, что касается «пользы отдельных лиц».

В наследственном праве самым существенным было признание права наследования и за теми кровными родственниками, которые прежде его не имели. Первыми наследовали, как в старину, дети, а в случае их смерти - внуки. Когда не было ни тех, ни других, призывались братья, дяди, племянники. Наконец, если и их не было, претор призывал всех кровных родственников наследователя вплоть до шестого колена. Ближайшая степень родства исключала последующую.

В интересах старых римских фамилий и для обуздания произвола, явившегося следствием полного развития частной собственности, римское право встало на путь ограничения свободы завещательного распоряжения. Ближайший родственник, если его обошли наследством в пользу дальнего родственника, имел право, по крайней мере, на одну четвертую того, что он получил бы при отсутствии завещания (то есть по закону). Таким образом, вводился принцип обязательного наследования, сохранившийся до наших дней. Само завещание стало составляться в письменном виде и удостоверяться семью свидетелями.

Римское уголовное право складывалось из массы законов, включая Законы ХП таблиц, из постановлений народных собраний и сената. В период диктатур и империи значительное число новых уголовных законов обнародовали императоры. Большая часть их преследовала определенный политический расчет, была нацелена против политических противников. Законы не исключали произвола. Императоры и некоторые его магистраты не были связаны законом и могли по своему усмотрению определять, что именно преступно и что таковым не является. Естественно, что и наказание было произвольным. Во многих случаях императоры предпочитали непосредственную расправу, особенно когда не имелось оснований для преследования в судебном порядке.

Особого упоминания заслуживает закон об «оскорблении величия римского народа». Сформулирован он был очень неопределенно. Под этот закон можно было подвести все, что угодно правительству. Малейшее недовольство, неосторожное слово или неугодная острота, недостаток лести, равно как и излишек ее. могли быть сочтены преступлением. Столь же неопределенным было преступление, квалифицируемое как «оскорбление величества». Под этим понималось, конечно, оскорбление императора.

Римская архитектура

Римское искусство — высшее достижение и итог развития древнего искусства. Его создавали не только римляне (или италики), но и древние египтяне, греки, шины, жители Пиренейского полуострова, Галлии, Древней Германии и другие народы, покоренные Римом, иногда стоявших на более высокой ступени культурного развития. Римское искусство сложилось на основе сложного взаимопроникновения самобытного искусства местных италийских племен и народов, в первую очередь могущественных этрусков, обладателей древней высокоразвитой самобытной художестной культуры. Они познакомили римлян с искусством градостроения (различные варианты сводов, тосканский ордер, инженерные сооружения, храмы и жилые дома и др.), настенной монументальной живописью, скульптурным и живописным портретом, отличающимся острым восприятием натуры и характера.

В художественном мастерстве, безусловно, господствовала древнегреческая школа, зато на формы искусства в каждой провинции Римского государства влияли местные традиции. Особенно большой вклад в создание римской культуры внесли греческие колонисты в Южной Италии и Сицилии, их богатые города были центрами научной жизни и художественной культуры античности.

Широта градостроительства, развивавшегося не только в Италии, но и провинциях, отличает римскую архитектуру. Восприняв от этрусков и греков рационально организованную, строгую планировку, римляне усовершенствовали ее и воплотили в городах большего масштаба. Эти планировки отвечали условиям жизни: торговле огромного размаха, духу военщины и суровой дисциплине, тяготению к зрелищности и парадности. В римских городах в известной мере учитывались потребности свободного населения, санитарные нужды, здесь возводились парадные улицы с колоннадам, арками, монументами.

Римляне впервые стали строить «типовые» города, прообразом которых явились римские военные лагеря. Прокладывались две перпендикулярные улицы — кардо и декуманум, на перекрестье которых возводили центр города. Городская планировка подчинялась строго продуманной схеме.

Начало древнеримского искусства относится к периоду республики (конец VI — середина I в. до н. э.). Оно достигло расцвета в период образования мировой рабовладельческой державы, разнородной по этническому и социальному составу, сложной по хозяйственной и общественной организации.

Потребности римского общества породили много типов сооружений: амфитеатры, термы, триумфальные арки, акведуки и др. На римской почве получили новое архитектурное решение дворцы, особняки, виллы, театры, храмы, мосты, надгробные памятники. Рационализм, лежащий в основе римской архитектуры, проявлялся в пространственном размахе, конструктивной логике и целостности гигантских архитектурных комплексов, строгой симметрии и четкости.

С распространением римского владычества на Грецию и эллинистические государства в Рим проникли утонченность и роскошь эллинистических городов. Приток богатств из завоеванных стран в течение III—I вв. до н. э. изменили нравы римлян, порождая среди господствующих классов расточительство. Ввозились в огромном количестве знаменитые греческие статуи н картины греческих мастеров. Римские храмы, дворцы превратились в своего рода музеи искусства.

Увлечение греческим искусством проявилось прежде всего в обращении к ордерной системе. В то время как в греческой архитектуре ордер играл конструктивную роль, в Риме он использовался главным образом в декоративных целях.

Опорные функции в римской архитектуре выполняла обычно стена. Римляне изобрели бетон — важнейший строительный материал, с помощью которого закрепляли сооружаемые постройки. Они открыли новый способ возведения зданий— монолитно-оболочечный взамен стоечно-балочной системы. При стоечно-балочной системе, как ясно из названия, основу конструкции составляют две стойки, на которых лежит горизонтальная балка. Основу монолитно-оболочечной системы составляют две узкие кирпичные стены, между которыми залит битый щебень с бетоном, снаружи они облицовывались мрамором или другими породами камней. Преимущества новой системы строительства видны и сейчас: от многих греческих храмов с их колоннами, на которых лежат перекрытия и фронтоны, осталось по 2-3 колонны, многие же римские здания дожили до наших дней.

Большое место принадлежало арке, опиравшейся на массивные столбы. Колонны не могли нести на себе нагрузку многоэтажных сооружений со сводчатыми и купольными перекрытиями и лишь в аркадах сохраняли конструктивную роль, причем чаще применялись заимствованный у греков пышный коринфский ордер и строгий тосканский, унаследованный от этрусков.

Главное завоевание римлян в строительстельстве общественных сооружений — создание огромных внутренних пространств, свободных от внутренних опор. Необходимость их перекрытий вызвала развитие мощных сводчатых и купольных конструкций, лишь ограниченно применявшихся на Востоке и в Греции. Римская техника стала широко использоваться в гражданской и культовой архитектуре. Она послужила образцом для развития византийской и европейской архитектуры.

Основной формой перекрытий был цилиндрический свод из бетона и камня. Его боковое давление воспринимала опорная стена, игравшая важную роль в римской архитектуре. Из пересечения двух цилиндрических сводов одинаковой высоты в подножиях свода (пятах) и вершине (где заложен замковый камень) получился крестовый свод. При равенстве пролетов он дает в плане квадрат. Внутренняя поверхность сводов образует в пересечении острые края — ребра, в основании которых сосредоточивается давление свода. Это дало возможность прорезать опорные стены полуциркульными арками, заменить стену отдельными столбами, принимавшими на себя давление арки.

Вытянутые в длину помещения залов-галерей обычно делились на квадраты и перекрывались цепью крестовых сводов, что порождало эффектное расчленение внутреннего пространства. Из равномерно поднимавшегося вверх перекрытия, круглого в плане здания возник купольный свод, образовавший полушарие, покоившееся на цилиндрическом основании. Многоугольные в плане помещения перекрывались сомкнутыми сводами (монастырский свод) или сферическим куполом. В последнем случае купол опирался своим кольцом только на середину боковых стен, а переход от формы окружности к многоугольнику заполнялся вогнутыми сферическими стенами — «парусами».

В республиканский период сложились основные типы римской архитектуры.

Суровая простота жизненного уклада в условиях постоянных ожесточенных войн нашла отражение в конструктивной логике монументальных инженерных сооружений. В них раньше всего проявилось своеобразие римского искусства.

Обращают внимание грандиозные сооружения — древние оборонительные стены Рима, возникшего еще в VIII в. до н. э. на трех холмах: Капитолии, Палатине и Квирипале, выложенные из камня (ранняя — VI в. до н. э. и так называемая Сервиева стена — 378—352 гг. до н. э.).

Римские дороги имели важное стратегическое значение, они объединяли различные части страны. Ведущая к Риму Аппиева дорога (VI—III вв. до н. э.) для движения когорт и гонцов была первой из сети дорог, покрывших позже всю Италию. Около долины Ариччи дорога, мощенная толстым слоем бетона, щебня, плитами лавы и туфа, шла из-за рельефа местности по массивной стене (197 м длиной, 11 м высотой), расчлененной в нижней части тремя сквозными арочными пролетами для горных вод.

Постепенно в следующие века Рим становится наиболее богатым водой городом мира. Мощные мосты и акведуки (акведук Аппия Клавдия, 311 г. до н. э., акведук Марция, 144 г. до н. э.), пробегающие десятки километров, заняли видное место в архитектуре города, в облике его живописных окрестностей, входя неотъемлемой частью в пейзаж Римской Кампаньи.

К древнейшим сводчатым конструкциям относится сточный канал (клоака Максима) в Риме, сохранившийся до наших дней.

На площади высились храмы, среди них храм Весты, богини-девы, в котором горел неугасимый огонь, символизировавший жизнь римского народа. Здесь же возвышались колонны, к которым прикрепляли ростры — носы побеждённых вражеских кораблей (отсюда и название — ростральная колонна), и проходила «священная дорога», вдоль которой стояли таберны — лавки ювелиров и золотых дел мастеров. Прежде здесь стояли и лавки торговцев, но они были выведены за пределы площади, образуя отдельные небольшие форумы: форум Боариум – мясной рынок и форум Олиториум – овощной рынок. Форум постепенно обрастал не только зданиями, но и почетными статуями римских граждан. В эпоху империи к нему будут пристроены храмы, посвященные богам и обожествленным людям.

В эпоху республики, особенно в V—II вв. до н. э., храм — основной тип общественного здания. Он сложился постепенно в результате скрещивания преобладающих местных италийско-этрусских традиций с греческими, приспособленными к местным условиям. Строились круглые и четырехугольные псевдопериптеры с входом лишь с главного фасада. Круглый храм —моноптер состоят из цилиндрической основы, окружённой колоннадой. Вход был по этрусскому обычаю с одной, торцевой, стороны.

В искусстве ведущую роль играла архитектура. Главенствующий принцип целесообразности, четкость и смелость инженерного мышления давали возможность удовлетворять и бытовые потребности многочисленного населения, и изощренный эстетический вкус аристократов (их виллы с парками и дворцы имели баснословную стоимость). Этрусские традиции в архитектуре и изобретение бетона позволили римлянам перейти от простых балочных перекрытий к аркам, сводам и куполам.

Римляне возводили монументальные сооружения, даже развалины которых до сих пор поражают воображение. К ним относятся амфитеатры, цирки, стадионы, термы (общественные бани), дворцы императоров и знати. В Риме строили многоквартирные дома - инсулы - в 3, а порой и в 8 этажей.

Римские строители широко использовали бетон. Почти целиком из бетона построен храм Пантеон (11 в.), купол которого диаметром 43 м сохранялся неповрежденным до середины ХIХ а, Из 6етона был вооружен фундамент Колизея (1 в.) глубиной в 5 м. Из бетона строили крепости, мосты, акведуки, портовые молы, дороги и т. д.

В начале нашей эры римляне изобрели водяные мельницы с колесом, которое в течение многих веков, вплоть до нового времени, оставалось основой энергетики.

Бытовая утварь была более разнообразна, чем в Греции, Кроме глиняной, широко использовалась бронзовая и стеклянная посуда. Были специальные приспособления для подогрева воды и отапливания помещений, принципом действия напоминающие самовар. Одежда, как и в Греции, была не сшитая (у мужчин - туника и тога, у женщин - туника и стола); широкое распространение получили разнообразные плащи. Достижения римской материальной культуры стали основой технического развития Западной Европы в эпоху средневековья. Пересечение садов породило знаменитую крестово-купольную систему с четырьмя столбами в центре; возникает полукупол, полуцилиндрический выступ стены - апсида: так родились основные элементы будущих христианских храмов. Поскольку в римских постройках несущим элементом является стена, колонны и их украшения выполняют лишь декоративную функцию. Чаще всего использовался коринфский ордер, а также тосканский – гладкие колонны на основании. В императорский период возникают комбинации различных капителей. Древнейший тип римского храма - круглый. Во время правления Августа (27 г. до н. э. - 14 г н. э.) Рим стал мировой столицей. Начался небывалый расцвет искусства и строительства. Здания украшались портиками и рельефами. Поражают своими размерами частично сохранившиеся дворцы Юлиев, Флавиев, Северов. Колонны и триумфальные арки возводились даже в провинции. На основе греческой традиции создавались различные по стилю стенные росписи, которые открыли раскопки г. Помпеи.

Литература.

Начало римской литературе положили греки своими переводами на латынь «Одиссеи» и других произведений классики (Ливий Андроник, Луцилий). Первым действительно выдающимся литератором (комедиографом) стал Тит Макций Плавт. Он заражал зрителей буйной веселостью, используя прием упрощения характеров до гротеска, создавая классические сюжеты комедии положений. Более психологичны характеры и сюжеты в комедиях Публия Теренция Афра. Его «серьезная» комедия представляет собой переработку греческой (например, Менандра). Но если в «родных» комедиях зрителю все было известно с самого начала и его забавляло неведение персонажей, то Теренций ставил зрителя в такое же положение, что и героев пьесы, появился элемент непредсказуемости. Однако современники ценили Теренция более как стилиста - за чистоту языка.

Различие культур греческой и римской проявлялось в стадиях развития и в качестве личностного сознания. Ориентации на греческие культурные эталоны Сципионов противостояла италийская ориентация Катона. В своем творчестве он не только упорно сохранял приемы народного красноречия, но и защищал римский уклад жизни от эллинской изнеженности роскошью. Воспринимая литературу, прежде всего как средство передачи социально значимой информации, Катон не понимал общее гуманитарное содержание греческой культуры.

Авторы римской лирики были уже далеки от песенной народной традиции, и свои духовные переживания они облекали в готовые эллинистические формы. Отсюда погружение в александрийскую ученость, использование уже отработанных выразительных средств. Первым из плеяды выдающихся лириков был Катулл. Как и другие поэты его круга, он писал большие «ученые» произведения и легкие небольшие стихотворения. И в тех, и в других особое внимание он уделял отделке формы. Содержание составляли вариации на темы малоизвестных мифов, которые позволяли развивать любовную тематику.

В течение последующих лет расцвет литературы был связан с именами Вергилия, Горация, Овидия, Сенеки, Петрония. Тяготение к формализму и легкость сменяются углублением содержания и обращением к классической гармонии. Интерес к литературе возрос, т. к. политическая борьба, поглощавшая ранее все духовные интересы общества, потеряла всякий смысл. Август стремился управлять литературным процессом, заставить литературу выполнять социальные функции по своему собственному заказу. Как исполнение государственного заказа можно расценивать создание Вергилием «Энеиды» - эпической поэмы о мифическом божественном предке римской аристократии и самого Августа. Как «Илиада» - идеологическое осмысление единства греческой нации, так «Энеида» - это осознание единства Рима с Италией. Однако именно в «Энеиде» впервые чистой нотой зазвучал подлинный национальный патриотизм.

Поэты лирики продолжали катулловское направление, стояли в оппозиции Вергилию и Горацию (последний стал теоретиком официозного классицизма). У Овидия сама мифология служит стилистическим приемом, который поднимает любовную игру до уровня обожествления (а значит, выше государственного). В условиях, когда Август провозгласил возврат к суровым обычаям предков, возрождение семьи и нравственности, любовные элегии расценивались как кощунство - остаток жизни Овидий провел в ссылке.

Воспитатель императора Нерона, знаменитый философ Сенека, внес значительный вклад в развитие трагедийного жанра. Именно эту античную трагедию драматургии Нового времени избрали в качестве образца для подражания. Трагедии Сенеки написаны в духе «нового стиля»: затянутые патетические монологи, громоздкие метафоры и сравнения предназначены скорее для читателя, чем для зрителя.

Развитие искусства красноречия, стремление его сохранить содействовали развитию прозы. Плодотворным итогом софистической практики явилось возникновение малых прозаических форм - писем (художественных и псевдоисторических), описаний. И в Греции, и в Риме появился роман. Исторические повествования, ставшие весьма распространенными в Риме, были призваны компенсировать отсутствие собственной мифологии. Развитие личного лирического начала в литературе, а такое преобладание обыденного утилитарного сознания в духовной жизни породили интерес к вполне земным приключениям и любовным переживаниям («Дафнис и Хлоя» Лонга). Заметная деградация личности и чувств нашли отражение в литературе, переживания ее героев - это страдания собственника, лишенного собственности. Три специфические особенности римской литературы:

Римская литература воспроизводила эллинизм чрезвычайно интенсивно, в крупных и широких масштабах и в гораздо более драматических, горячих и острых формах. Так, например, комедии Плавта и Теренция, хотя формально и являются подражанием новоаттической комедии, например Менандру, но их натурализм и трезвая оценка жизни, их использование окружающего быта и драматизм их содержания являются особенностью именно римской литературы.

Точно так же, например, “Энеида” Вергилия, формально являясь подражанием Гомеру или Аполлонию Родосскому, по существу своему несравнима с ними своим драматизмом и трагизмом, своей остротой и нервозностью, своим напряженным универсализмом и страстным индивидуализмом. Нигде в античной литературе не было такого трезвого анализа действительности, как в римском натурализме или у римских сатириков, хотя и натурализм и сатира свойственны и греческой литературе. Но обе эти особенности римской литературы — натурализм и сатирическое изображение жизни — настолько здесь велики, что натуралистическая сатира вполне может считаться специфически римским литературным жанром.

Наконец, хотя талантливых и глубоких историков в Греции было достаточно, только в Риме могли появиться такие историки, как Тацит, с таким острым и проницательным анализом исторической жизни, с такой беспощадной критикой императорской эпохи и с таким свободно-демократическим настроением

Римская сатира.

В бурный век острой социальной борьбы и гражданских войн особого развития достигла римская комедия. Они отражали интересы и чаяния плебейских масс Рима. Комедия с римским сюжетом называлась тогата. В отличие от нее комедия с греческим сюжетом называлась паллиата.

В тогате римские писатели стремились изобразить римскую жизнь, изобразить самостоятельно, без ориентации на греческих комедиографов.

Тогата была доходчива до плебейских масс не только по тематике, но и по своей форме: язык был прост, в нем было много поговорок, народных пословиц, шуток, того юмора, что называется обычно “римским уксусом”.

В жанре тогаты особенно проявили себя комедиографы Титиний, Атта и Афраний. К величайшему сожалению, ни одна из их тогат не дошла полностью, да и фрагменты их очень незначительны.

Годы жизни Титиния не известны, но во всяком случае творческая деятельность его падает главным образом на первую половину I в. до н. э. Дошли названия его 15 комедий. Названия все латинские, большей частью они говорят или о происхождении героев, или об их профессии, например “Квинт”, “Вар”, “Валяльщики сукон”, “Юристка” и т. д. Дошедшие до нас 155 стихов Титиния относятся к разным комедиям. На основании этих фрагментов можно сказать, что Титиний осмеивал в своих произведениях падение семейных нравов, пристрастие некоторых римлян ко всему греческому, он же, несомненно, выдвигал роль труда в жизни человека.

Второй творец комедий тоги — Атта умер в 78 г.; год рождения неизвестен. До нас дошло от его творчества лишь около 25 стихов. Известны заглавия 11 комедий. Судя по свидетельству грамматика Диомеда, Атта изображал главным образом низшие слои населения, обитателей маленьких мастерских, лавчонок, посетителей харчевен.

В тогате “Теплые воды” (от нее сохранилось два стиха) Атта осмеивал разврат римских богачей на курорте в Байах.

Но наибольшую известность как автор комедий тогаты заслужил Афраний. Его деятельность падает на вторую половину II в. до н. э. Он создал много комедий, до нас дошло 43 названия его комедий и около 430 стихов — мелких фрагментов из разных комедий. Судя по этим фрагментам, можно сказать, что Афраний осмеивал в своих произведениях порчу нравов, расточительство. Видимо, он не останавливался и перед тем, чтобы осмеять в комедиях некоторые стороны служителей культа. Так, в комедии “Авгур” он очень язвительно говорит об одном из представителей этой духовной коллегии. Афраний стремился сделать стиль комедий изящным, и в этом ему немало помогло тщательное изучение творчества Менандра и Теренция. Его комедии были популярны и ставились еще, судя по свидетельству Светония, в I в. н. э.

В последний век Римской республики в связи с запросами времени окончательно оформился и стал особо актуальным жанр сатиры. Когда-то этот жанр был жанром фольклора, римляне называли его “сатура”.

“Сатура” представляла собой синтез нескольких форм искусства. В ней был текст шуточного или сатирического характера. Она сопровождалась музыкой и танцами.

В конце II в. до н. э. “сатура” оформляется как литературный жанр, как сатира в нашем смысле слова. Заслуга в деле литературной обработки сатиры принадлежит поэту Луцилию (180—102 гг.). Он, правда, еще не называет свои обличительные стихи сатирами, считает их “разговорами”

(“sermones”), подчеркивая этим их диалогическую форму. Термин сатира создался уже после Луцилия, но его произведения, конечно, были сатирами.

Он обличал в них честолюбие, погоню за богатством, грекоманию, различные суеверия. Иногда Луцилий смело выступал с прямым обличением видных политических деятелей. Так, из дошедших до нас фрагментов видно, что он осмеял политических противников Сципиона, консула Люция Аврелия Котту, Квинта Опимия и его сына Люция, всадника Кассия.

Луцилий создал 30 книг сатир, но до нас дошли из них лишь разрозненные фрагменты. Язык сатир Луцилия, близкий к разговорному, был доходчив до широких масс.

Публий Вергилий Марон родился в 70 г. до н. э. в Северной Италии, в деревне Анды, около Мантуи. Образование получил в Кремоне и в Риме. Однако уже в 42 г. он вернулся домой, так как не был расположен к городской жизни, а любил простую жизнь в глухой провинции. В 41—40 гг. его имение было конфисковано цезарианцами.

Его литературная деятельность начинается в 40 годы до н.э. В это Время он подражает неотерикам, в частности, Катуллу. В конце 40-х годов Вергилий выпускает сборник, состоящий из 10 эклог -"Буколики", опираясь на традицию буколической (пастушеской) поэзии, сформировавшейся в литературе эллинизма.

В связи с этим некоторые идейные сторонники республики уходили от прямой политической борьбы, замыкались в сфере личных интересов, искали утешения в искусстве, оторванном от живой жизни. В этих социальных группах и создалось своеобразное литературное направление. Поэтов этого направления Цицерон назвал “новыми” (по-гречески неотерики”).

В течение 30-х годов он создает большую дидактическую поэму, посвященную сельскому труду - "Георгики". Он прославляет в ней сельский труд, деревню как опору государства, стремится возбудить интерес к сельскому труду, что отвечало насущным потребностям политики Августа, стремившегося возродить сельское хозяйство, разоренное гражданской войной. В "Георгиках" Вергилий выступает как убежденный и активный глашатай идей принципата.

Мировую славу доставило Вергилию его большое произведение — героическая поэма “Энеида”. В “Энеиде” Вергилий изображает прибытие Энея со своими спутниками после падения Трои в Италию для последующего за этим основания римского государства. Вся эта мифология, однако, не дана в “Энеиде” полностью, так как основание Рима отнесено к будущему и о нем даются только пророчества. Созданные Вергилием двенадцать песен поэмы носят следы неполной доработки (так, например, некоторые стихотворные строки остались недоконченными). Имеется целый ряд противоречий и по содержанию. Вергилий не хотел в таком виде издавать свою поэму и перед смертью велел ее сжечь. Но по распоряжению Августа, инициатора этой поэмы, она все же была издана после смерти ее автора

Овидий (43г. до н.э. - 18г. н.э.)

Первыми произведениями Овидия были сборники любовных элегий ("Аmores") и стихотворных посланий мифических героинь своим возлюбленным и мужьям ("Героиды"). Овидий продолжает жанр любовных элегий, развитый и представленный Тибуллом и Проперцием.Оставаясь в рамках жанра, Овидий вносит в элегию новую, неведомую до сих пор тональность - иронию, придает ей риторическую окраску и блеск остроумия. Элегии Овидия не свойственны глубина и искренность чувств, тревога и неудовлетворенность действительностью, столь характерные для старших элегиков.

Гай Юлий Цезарь — полководец и один из основателей Римской империи и цезаризма, был выдающимся автором военно-исторических мемуаров и написал несколько литературно-критических работ высокого художественного качества по языку и стилю.

Цезарь родился в 102 г. до н. э., происходил из патрицианского рода Юлиев; он получил ораторское образование, как и Цицерон, и учился на острове Родосе у знаменитого оратора Молона.

Цезарь написал “Записки о Галльской войне”, произведение, прославляющее его подвиги и завоевания в Галлии и даже фактически неудачные походы в Британию.

Другое его произведение — “Записки о гражданской войне” стремится убедить читателей в том, что гражданская война вызвана исключительно действиями врагов Цезаря, и вместе с тем показать, что он только защищал права республики, попранные Помпеем и его сторонниками. Цезарь пишет свои записки в третьем лице, чтобы придать более объективный характер действиям и приказаниям “полководца” — мудрого и любимого войсками, ведущего народ Рима к победам”.

Литературные труды Цезаря, по мнению Цицерона, отличаются строгой точностью и простотой, — они восходят к школе Фукидида; им свойственна некая “чистая и знаменитая краткость”. С них точно сорвана “одежда” словесных эффектов, фигур и др.

Действительно, Цезарь в своих “Записках о Галльской войне” и “Записках о гражданской войне” дал классические образцы ясной, экспрессивной и предельно лаконичной латинской прозы, совершенной по грамматическому строю и очень изысканной по лексике. Он сам пишет, что основой красноречия является умелый выбор слов и что слов неупотребительных или малоупотребительных “надо избегать, как опасных утесов”.

Замечательны описания жизни галлов, германцев, венетов, их прочнейших кораблей в “закрытом” море Севера. Цезарь старается везде выставить себя гуманным, милосердным вождем, который несет соседним с Римом племенам мир и помощь.

С увлечением военного специалиста он пишет о крепостях, осадах, военных машинах, укреплениях. Со всеми техническими подробностями описывает он знаменитый римский мост через Рейн, очень сложный по конструкции, который его воины построили в 10 дней.

Всего Цезарем было написано о Галльской войне семь книг (восьмая была написана соратником Цезаря — Гиртием).

Трагедия

Знаменитыми римскими трагиками III – II вв. до н.э. были Энний, Пакувий и Акций. Они брали для переработки произведения всех трех великих греческих трагиков, но наиболее любимым оригиналом был для них Еврипид. Его стремление к реализму, элементы семейно-бытовой драмы в некоторых его произведениях делали их доступнее для римских зрителей, чем пьеса Эсхила и Софокла.

В римской трагедии не могли ставиться во всей своей сложности политические, религиозно-философские и моральные проблемы, которые затрагивала греческая трагедия. Слишком велико было различие и в социально-политическом строе, и в культурном уровне Греции V в. и Рима III – II вв. до н.э. Поэтому греческие оригиналы приходилось перерабатывать, эта переработка шла по линии насыщения трагедии событиями, запутанности действия, усиления внешней патетики и чисто зрелищной стороны. Драматурги стремились также придать римскую окраску некоторым эпизодам греческих трагедий и чисто римские черты – характерам героев. Например, в трагедии “Ифигения” (автор – римский драматург Энний) Агамемнон похож скорее на римского патриция. Это прежде всего царь, он не может предаваться скорби как простой человек. Народ, по его словам, в этом отношении имеет преимущество перед царем: ему позволено плакать. Роль хора в римской трагедии значительно уменьшилась сравнительно с греческой трагедией. Хоровые партии перелагались в монодии и дуэты актеров. Снижение идейной роли театра сказалось прежде всего на его репертуаре. После установления диктатуры Октавиана римская трагедия переживает упадок. В эпоху империи если трагедии и ставились, то только в виде отдельных эффектных сцен, которые давали возможность актерам показать свое мастерство.

Трагеды выступали в костюме и маске, как в настоящей драме. Роль трагедов ограничивалась почти исключительно пением. Актерские арии из трагедий сохранилось в Римской империи вплоть до последних дней ее существования.

С 235 г. до н.э. начинает ставить на сцене свои пьесы драматург Гней Невий (ок. 280-201 гг. до н.э.), который, вероятно, принадлежал к римскому плебейскому роду. В отличие от греческих драматургов, написавших обычно в одном определенном жанре, он сочинял и трагедии и комедии. Трагедии его были также переделками греческих пьес. Но Невий занимался не только переделками трагедий с мифологическим сюжетом. Он был создателем претексты. Иногда претексты писались и на современные драматургам события.

Историческая проза

От Гая Саллюстия Криспа (86—35 гг. до н. э.) дошло полностью два сочинения — “Заговор Катилины” и “Югуртинская война” (история трудной войны римлян с нумидийским царем Югуртой II), а также “Истории” — изложение римской истории за 10 лет, начиная с 78 г., дошедшие лишь в отрывках.

Саллюстий — талантливый мастер исторической прозы, происходил из плебейского рода, сначала был в рядах популяров, далее перешел к Цезарю, управляя провинцией Африкой, нажил большое состояние. Он противник аристократии и богачей и обличал их за то, что они не дают способным выходцам из других сословий достигать ответственных государственных должностей. В этом он видит причину разложения республики.

Саллюстий, подобно Фукидиду, вводит в текст речи героев исторических событий. В сенате по делу Каталины выступают Цезарь — за смягчение приговора, Катон — с программной критикой равнодушного к народу сената.

Саллюстий, ограниченный своими политическими симпатиями, не мог понять глубоких корней заговора Катилины. Несомненно, масса безземельных и задолжавших римских граждан еще со времени героических трибунов — Тиберия и Гая Гракхов — требовала новых законов о земле, о гражданстве, об оплате жилищ.

Вторая историческая “монография” Саллюстия — “Югуртинская война” также отмечала порочность римского государственного строя. Причина, почему Рим долго не мог победить нумидийского царька Югурту, лежала в самой системе деятельности римского правящего нобилитета: нумидийцы, Югурта поняли, что можно подкупать, интриговать, взятками привлекать к себе римлян и парализовать их силы.

Саллюстий в своих монографиях и в “Историях” во многом следует Фукидиду, восприняв от него интерес к установлению связи между событиями, идею исторического прагматизма. Вообще Саллюстий стремится не столько к полноте в передаче фактов, сколько к указанию их морального смысла и таким путем к поучению своих современников.

Саллюстий создал жанр художественно-исторического трактата, яркий и характерный по языку, и подготовил путь Тациту.

Тит Ливий родился в 59 г. до н. э. в городе Патавии (в современной Падуе), был воспитан в старинных республиканских традициях и получил философское и риторическое образование. Патавия в гражданскую войну была на стороне Помпея, город имел республиканские традиции, поэтому Ливий получал от Октавиана Августа иногда ироническую оценку “Помпеяпца”. Но в исторических трудах Ливия проводится идеология правящих кругов римского общества, родственная политическим идеям “Энеиды” Вергилия.

В основе исторических трудов Ливия лежит идея величия Рима, прославление древних нравов, героики и патриотизма предков. Это преклонение перед нравами предков вполне совпадало с реставрационной политикой принципата.

Тит Ливий создал своего рода “поэтическую эпопею в прозе”, считая историю наставницей жизни. Ливий писал сильным, эмоционально захватывающим языком; он дает яркие художественные характеристики, описания событий и героических фигур — патриотов легендарного Рима; Ливий — прекрасный ритор. Подобно Фукидиду и Саллюстию, он влагает правдиво художественно построенные речи в

Из всего монументального труда Ливия — Истории “от основания города” (Рима) в 142 книгах сохранилось 35 книг.

Ливий в первой декаде (1-Х) разворачивает панораму древнейших сказаний о братьях Ромуле и Реме — детях весталки и бога Марса, вскормленных волчицей, основателях Рима, о героях первых веков Римского государства, патриотах-защитниках родины. Пусть эти полулегендарные герои древнейшего Рима — Муций Сцевола, Деций Мус и другие исторически не существовали, но как художественно поданные Ливием народные сказания они ценны и вошли в мировую литературу.

Вся XXI книга Ливия — настоящая школа героики.

В своем труде Ливий описывает тяжелые войны с грозным врагом Рима, карфагенским полководцем Ганнибалом, красочно изображая отдельные этапы этой борьбы.

Ливий рисует осаду Сагунта (союзной с Римом греческой колонии на юго-западном побережье Испании), страшные поражения римских легионов, неотвратимый, казалось, разгром Рима, приводит клич (получивший такую широкую известность) — “Ганнибал у ворот!”, поднявший римский народ на отчаянную борьбу с Карфагеном, увенчавшуюся полной победой.

Ливий — большой художник массовых сцен боев и собраний, описаний местности, городов и героев. Следуя за Цицероном, Ливий обильно вводит в текст повествования эффектные положения и речи.

Язык Ливия — периодическая речь, плавное течение длинных периодов; часто даны элементы народного языка.

Вершиной античной прозы можно назвать роман сатирический, роман-пародию (Лукиака, Апулея, Петрония).

Скульптура. Римский портрет

Достижением римской скульптуры является портрет. Начало этому жанру в Европе положили этрусски, у которых изображение головы покойного прикрывало урну с прахом; в этой традиции - не только стремление сохранить память об облике человека, но и отношение к великой личности как социально значимому идеалу. Индивидуализация черт исключала возможность эстетического любования, поэтому в жанре скульптурного портрета на первый план вышла идея красоты духовной. Поскольку духовные, нравственные идеалы в обществе подвергались постоянному пересмотру, эволюционировал и портрет. Скульптурным образам республиканской эпохи свойственны лаконичные формы, резкость линий. Императорский Рим Августа вернулся к художественным идеалам Греции, привнеся в них постепенно свою рассудочность, парадность и помпезность. В дальнейшем эти две тенденции соединились, и родился новый жанр - смелые обобщенные портреты, которые передавали индивидуальные черты и в то же время создавали целостный образ личности. Портрет сделал доступным внутренний мир человека. Скульпторы отказались от фронтальных композиций и постепенно - от излишней детализации: в лице выделялось самое характерное, скупые линии и крупные формы делали портрет монументальным и экспрессивным одновременно. Изменялся портрет и по передаваемому настроению: от силы и жестокости в эпоху борьбы с варварами - до религиозной покорности судьбе к V в. н.э

Наука

Больших успехов достигли в Риме просвещение и научная жизнь. Обучение состояло из трех ступеней: начального, школы грамматики и школы риторики. Императоры ассигновали крупные суммы на содержание школ риторики. В начальной школе учили читать, писать, считать. В средней школе учителя-грамматики преподавали греческий язык и семь свободных искусств — грамматику, диалектику, риторику, музыку, арифметику, геометрию и астрономию, а также архитектуру и медицину, Последняя ступень представляла собой высшую школу, и в ней обучались искусству красноречия и философии. Владение риторикой было необходимым условием политической карьеры.

В римской системе образования, позаимствовавшей образца у греков, математика тем не менее отошла на второй план, а на первый выдвинулись право, языки, литература и история. Уроки музыки и гимнастики заменялись верховой ездой и фехтованием. На высшей ступени особое внимание, в отличие от Греции, уделялось не философии, а риторике На завершающем этапе нередко предпринимались образовательные поездки в греческие культурные центры, особенно в Афины.

Центрами научной деятельности были Рим, Александрия, Афины, Карфаген. Большое значение придавалось в Риме в I — II веках географическим знаниям, медицине и истории. Появляются трактаты Страбона (64/63 до н. э. — 23/24 н. э.), Птолемея (после 83 — после 161). «Естественную историю», являвшуюся энциклопедией по физической географии, ботанике, зоологии, минералогии, создал Плиний Старший (23/24— 79). Больших успехов добилась медицина - врач Гален(129-199) проводил опыты по изучению дыхания, деятельности спинного и головного мозга, дал первое анатомическое описание организма. В этот период были созданы школы для подготовки врачей.

Особенно большой вклад в развитие историографии знания внесли Тацит (ок. 58 — ок. 117) и Тит Ливий (59 до н. э, — 17 н. э.). К сожалению из 142 книг по истории Рима Тита Ливия сохранилось только 35. Крупный римский историк Тацит — автор работ «Анналы», «История», «Германия», где освещается не только история Рима, но также общественное устройство и быт древних германцев.

К этому времени относится деятельность греческого писателя и философа Плутарха (ок. 45 — ок. 127). Главное сочинение — «Сравнительные жизнеописания» выдающихся греков и римлян (50 биографий) — и сегодня входит в культурный арсенал европейцев.

Греческие ученые приглашались наставниками и воспитателями в богатые римские семьи, использовавшие свои аналитические способности в более практических целях, например, в земледелии или управлении государством. В области науки и философии достижения римлян были скромными. В эпоху Римской империя основными центрами научной деятельности оставались города эллинистического Востока: Александрия, Пергам, Родос, Афины и, конечно, Рим и Карфаген.

Для римлян была характерна любовь к прикладным наукам, особую роль среди которых играла юриспруденция - наука о праве. Уже с III века до н. л. можно было получить консультацию профессионального юриста, во II веке до н. э. появляются первые правоведческие исследования, а в I веке до н, э, уже существовала обширная юридическая литература, представленная трудами таких авторов, как Муцин Сцевола и Сервий Сульпиций Руф, которые занимались и практической деятельностью, выступая на судебных процессах.

Центром изучения философии в Римской империи (как и в классической Греции, и в эпоху эллинизма) оставались Афины. В I—II веках н. э. среди знати особенно популярен был стоицизм, основными представителями которого в это время были Сенека (ок. 4 г. до н. э.— 65 н. э.) и император Марк Аврелий (121— 180н. э,). Низшие слои общества особенно почитали бродячих философов-киников. а их научными открытиями восхищались римские ученые мужи География: «Естественная история» Плиния.

Философия. Сознание политически активных слоев общества, особенно в эпоху республики, непосредственно участвовавших в борьбе за власть, не только было эклектичным само по себе, но придерживалось эклектики как доктрины. Фактически политические деятели готовы были использовать любую теоретическую установку в процессе ораторской практики. Такую позицию можно оценить и как крайне субъективистскую. Вполне закономерно эклектизм сомкнулся со скептицизмом, особенно в эпоху империи, когда политическая борьба потеряла былую остроту. Смыкался с субъективизмом и упрощенный материализм, оправдывающий погоню за удовольствиями в личной жизни и пассивность, покорность судьбе в жизни общественной (эпикуреизм). Впрочем, как среди патрициев можно было встретить воинствующую нравственность (Цицерон), так и среди псевдоэпикурейцев скрывался подлинный материализм (Лукреций). Существование строго материалистического мировоззрения было необходимо для поддержания закона и законности, культ которой не угасал, вернее, не угасало стремление соблюсти ее видимость.

Но материализм Лукреция и субъективизм объединяла борьба против фатализма, понятия рока, т. е. против объективного идеализма. Между тем в обществе преобладала тенденция к объективному идеализму, как преобладало по численности население, жизнь которого не зависела от него самого, а зачастую не принадлежало человеку и собственное тело. Оправдание (и даже похвалу) собственного бессилия и вынужденного аскетизма римляне находили в стоицизме, сторонниками которого были крупнейшие римские философы вместе с Сенекой, и император Марк Аврелий. Склонялись к стоицизму Цицерон, убийца Цезаря Брут, энциклопедист Варрон, представители высших слоев.

Хотя в стоицизме много общего с субъективным идеализмом и он тоже искал

решение внешних проблем в изменении к ним своего отношения, юристы-стоики настаивали на незыблемости внутренних нравственных законов, вытекающих, впрочем, из договорных отношений между людьми. Целью законов являлась защита частной собственности, точнее, права на частную собственность, к которому сводилось моральное равенство людей. Субъективизм был ответом на невозможность противостоять внешнему существу, которое Сенека не решался назвать как-нибудь определенно (богу, року).

В эпоху империи все больше распространялись различные учения мистического характера - неопифагореизм, неоплатонизм, которые постепенно приближали рациональную философию к религии. Весьма популярными были религии Востока, египетские культы. Поисками единственно необходимой религии была занята большая часть населения огромной империи.

Свободное время у римлян

Отдых - после дел, - говорила латинская пословица. Свободным временем римляне пользовались по-разному. Люди образованные, с высокими духовными интересами посвящали себя науке или литературе, не считая это “делами”, а, рассматривая как досуг, как “отдохновение духа”. Выбор занятий был широкий: спорт, охота, беседы и особенно посещение зрелищ. Зрелищ было много, и каждый мог отыскать то, которое ему больше всего по душе: театр, бои гладиаторов, гонки на колесницах, выступления акробатов. Иногда отправлялись просто подивиться на какого-нибудь экзотического зверя. Одни искали тишины и покоя, другие - шумных, неистовых развлечений. Одни удалялись на отдых из города к себе в поместье, а иных манили соблазны больших городов.

Впрочем, поездки за город требовали целого дня, а то и нескольких дней. Случалось же, что выпадали только свободные часы, и надо было уметь правильно их использовать. Такие часы можно было посвятить игре в мяч, Главной спортивной площадкой жителей города, которой все могли пользоваться, было Марсово поле, а также комиций, т.е. место на форуме, где проходили народные собрания.

Излюбленным видом отдыха римлян была охота на диких зверей и птиц. К играм невинным, не вызывающим опасного азарта, относились всякого рода загадки и головоломки. Ими тешились и взрослые, и молодежь. Например, двое играющих быстро показывали остальным по несколько пальцев, и те должны были сразу же сказать, сколько всего пальцев было показано. Эта простейшая игра так и называлась - “мелькание пальцев”. Очень популярна была и игра “голова - корабль”: надо было угадать, какой стороной упадет подброшенная монета. Играли также в чет и нечет, подбрасывая некоторое количество орехов, камешков или игральных костей.

Знали римляне и игру, похожую на шашки: на большой доске двое партнеров передвигали по определенным правилам игральные камешки, кости или фигурки, называвшиеся “латрункули” - наемные воины.

В кости римляне играли так же, как и греки, определяя победителя по числу очков, выпавших при бросании костей. Сама игральная кость могла быть маленьким кубиком или шестигранником с углублениями на гранях. Самый неудачный бросок римляне называли “собакой”, самый лучший - Венерой. Азартная игра в кости была в принципе запрещена в течение всего года за исключением праздника Сатурналий. Однако запреты эти нарушались, и нарушали их как раз те, кто их вводил. Как бы то ни было, римляне продолжали увлекаться азартными играми, теряя подчас целые состояния.

Поддерживая торговые и иные связи со многими далекими странами и народами, римляне охотно знакомились со всевозможными редкостями и новинками, привозимыми оттуда. Специальных музеев, выставок в современном значении этих понятий в Риме не было: произведения искусства, памятники, статуи окружали древних повсюду. Римляне жили с ними рядом, привязывались к ним и энергично противились любым попыткам перенести, например, какое-нибудь изваяние на новое место.

Время от времени в городе появлялась какая-нибудь новинка, и множество людей сходилось, чтобы взглянуть на нее. Это могли быть редкие, прежде не известные здесь образцы растений, могли быть и экзотические звери, это, наконец, могли быть и люди с непривычным цветом кожи, строением тела, странными, причудливыми чертами лица.

Еще большей приманкой для зрителей были дикие звери. С ними римляне чаще всего знакомились постепенно, по мере расширения сферы своих завоевательных походов и торговых экспедиций. Зверей в Рим привозили все больше, потребность в них росла, ведь бои гладиаторов с дикими животными уже стали любимым развлечением для жителей Вечного города.

На всеобщее обозрение выставлялись не только живые звери, но и скелеты, и отдельные кости, необычные по своим размерам и вызывавшие в памяти древние мифы. В 58 г. до н.э. Эмилий Скавр доставил из Иудеи в Рим скелет некоего морского чудовища: традиция утверждала, что это останки того самого дракона, которому должны были выдать на съедение Андромеду. В правление Александра Севера в театре был выставлен скелет кита. С удивлением рассматривали римляне также невиданных прежде крокодилов и бегемотов.

То, что каждая новинка вызывала всеобщее любопытство, естественно и понятно. Неприятным явлением было, однако, страстное желание сотен римлян поглазеть на физические уродства, на людей увечных, обделенных судьбой. А ведь и такие “подарки” присылались правителям Рима. Так, Августу привезли из Индии человека без рук, а Нерону преподнесли в дар ребенка нормальных размеров, но с четырьмя головами. Римский плебс охотно ходил смотреть на необычайно высоких людей и ,наоборот, на карликов. Маленьких человечков держали в домах ради развлечения и даже показывали их публично. Существовали и другие сомнительные с сегодняшней точки зрения обычаи. В Риме был рынок, где всякий мог купить себе для забавы все, что было уродливого и притом необычного: людей, родившихся без рук или без ног, одноглазых или трехглазых, с бесформенными головами, сиамских близнецов. Сохраняли и выставляли напоказ даже умерших людей, отличавшихся очень высоким ростом или необычным телосложением. В эпоху принципата Августа в садах Саллюстия можно было видеть тела супружеской пары великанов. Плиний старший пишет, что сам наблюдал однажды сохраненные и выставленные таким образом тела карликов.

Людей ученых, интеллектуалов, литераторов, не так уж привлекали к себе скелеты крокодилов и живые карлики. Время, свободное от повседневных обязанностей, они проводили за чтением, литературным трудом или просто отдыхая в тиши своих поместий. Интерес к бурной интеллектуальной жизни, к публичным чтениям, дискуссиям пробудили у римлян греческие философы и грамматики, десятками переселявшиеся в Италию и прежде всего в Рим, начиная с середины II в. до н.э.

Музыка, пение и танцы

Как и в Греции, в Италии ни один праздник не обходился без музыки, пения и танцев. И песнями, и танцами италийцы воздавали почести божествам, как это делали, например, “арвальские братья” или салии - жрецы бога Марса, составлявшие коллегию из 12 человек, возникшую еще на заре римской истории. В первый день месяца, посвященного их богу-покровителю, салии устраивали торжественные шествия в полном вооружении, распевая свои песни, которые вместе с песнями “арвальских братьев” положили начало римской литературе. Движение процессии сопровождалось трехтактной культовой пляской салиев - триподием, требовавшим от танцоров силы и выносливости, ведь исполняли пляску в шлеме, с мечом и щитом. Можно говорить, таким образом, о музыке культовой, сценической, аккомпанирующей и даже “концертной”. В Риме всегда было немало музыкантов, композиторов, учителей музыки и пения, но почти все они происходили или из собственно Греции, или из греческих городов юга Италии, или из Египта. Профессиональные танцоры и танцовщицы, выступавшие публично, приезжали в город из Сирии и Испании. С тех пор, как в Риме стали утверждаться восточные культы и обряды (например, культ Исиды), в них участвовали музыканты, прибывшие оттуда, откуда был заимствован и сам культ. Зато музыкантами, сопровождавшими своей игрой чисто римские обряды, военными музыкантами и теми, кто аккомпанировал актерам на сцене, были преимущественно люди римского или, во всяком случае, италийского происхождения.

Музыканты, какого бы происхождения они ни были, пользовались в Риме некоторыми привилегиями в награду за те услуги, которые они оказывали городу своей игрой или пением во время больших общегосударственных торжеств. Так, в привилегированном положении находились военные музыканты, симфониаки - музыканты, участвовавшие в религиозных церемониях, а также те, кто играл на духовых инструментах. Скабиллярии (“трещоточники”), которые на сцене задавали такт хору и танцорам, пользовались у публики такими же симпатиями, как и самые выдающиеся актеры. Известных музыкантов и певцов настолько высоко ценили, что им удавалось завязывать дружеские отношения с представителями знатнейших родов.

Из ударных инструментов они знали кимвал, на котором играли и мужчины, и женщины. В I в.н.э. вместе с культом Исиды пришел из Египта систр - разновидность трещотки, выгнутая полоса металла с отверстиями с обеих сторон, в которые вставлялись металлические палочки, также изогнутые на концах; держа инструмент за длинную рукоятку, им ритмически потряхивали, как погремушкой. Скабиллярии в театрах пользовались ножными кастаньетами, вделанными в деревянную подошву наподобие греческого “крупесиона”.

Широко распространены были струнные: лира, кифара и небольшая арфа треугольной формы - самбука. Среди духовых инструментов первое место занимали различные виды греческой флейты. Флейтисты выступали даже на народных собраниях. Известно, например, что трибун Гай Гракх, собираясь обратиться с речью к согражданам, всегда брал с собой флейтиста, дабы звуки флейты воодушевляли оратора или успокаивали его, когда Гай во время выступления приходил в чрезмерное возбуждение и терял самообладание. Хорошо знали в Риме и сирийскую флейту - ее можно было услышать на пирах, где играли и плясали сирийские флейтистки-танцовщицы.

Пользовались в Риме также всевозможными дудками, свирелями, в том числе заимствованной у греков многоствольной сирингой. На спортивных состязаниях звучали трубы: ими успокаивали зрителей, призывая сохранять тишину при объявлении победителей. Разновидностью витой трубы, служившей для подачи сигналов в войске, была бурцина; там же применяли и сигнальный рог. В конном войске сигналы подавали загнутым кверху рожком или горном.

Играли в древней Италии и на волынке: музыкантов-волынников упоминают и Марциал, и Светоний.

Музыканты, игравшие на том или ином инструменте, объединялись в коллегии. Уже в первые десятилетия существования Рима там среди других профессиональных объединений была создана и коллегия флейтистов. Царь Нума Помпилий, согласно традиции, ввел также обычай играть на трубе во время официальных торжеств - в них участвовали члены коллегии симфониаков.

С течением лет и веков происходило немало изменений и в сфере музыкального искусства: совершенствовались инструменты, менялся характер игры. Шли споры между приверженцами флейты и сторонниками струнных инструментов, особенно любимых начинающими музыкантами.

Хорошие музыканты и певцы пользовались в Риме большой симпатией слушателей и зрителей. В одном из своих писем Сенека сетовал на то, что у философов занимаются и учатся лишь немногие, театр же набит битком и там с жаром рассуждают о достоинствах музыкантов. Любили в Риме и танцы, многие из которых были греческого происхождения. Без танцоров и танцовщиц в Риме так же не обходились ни пиры, ни публичные зрелища, ни торжественные шествия, как и без музыки и пения.

Гладиаторские игры

Гладиаторский поединок был у этрусков частью тризны, которую устраивали родственники умершего, чтобы умилостивить и повеселить его душу. От этрусков этот обычай перешел в Рим, но довольно поздно: в 264 г. до н.э. сыновья некоего Брута Перы устроили в память отца бои гладиаторов. Зрелище показалось столь необычным и замечательным, что в летопись Рима внесено было число сражавшихся - три пары - и место, где сражение происходило - Бычий рынок. Связь между гладиаторскими играми и поминками никогда не забывалась; их называли “погребальными играми”. Все больше, однако, они превращаются только в зрелище, с которым по увлекательности мало что может сравниться. Теренций в прологе к одной из своих комедий рассказывает, как на первом ее представлении, когда разнеслась весть что будут гладиаторы, театр сразу опустел: все понеслись сломя голову смотреть их поединки.

В 105 г. до н.э. гладиаторские игры вводятся в число публичных зрелищ. Отныне государство возлагает на своих магистратов заботу об их организации. Гладиаторские игры становятся любимейшим зрелищем, и это быстро учли те, кто хотел выдвинуться. Цезарь в 65 г. до н.э. дал игры, в которых приняли участие 320 пар гладиаторов. Враги его испугались: роскошные игры стали верным средством приобрести расположение народа и обеспечить голоса на выборах. В 63 г. был принят, по предложению Цицерона, закон, запрещавший кандидату в магистраты в течение двух лет до выборов “давать гладиаторов”. Никто, однако, не мог запретить частному лицу “дать” их под предлогом поминок по родственнику.

Все изменилось при империи. Август разрешает устраивать эти игры только преторам, и не чаще двух раз в год, максимальное число гладиаторов не должно превышать 120 человек. Нельзя лишить людей права устраивать игры на поминках, но Тиберий сокращает на них число гладиаторов. В дальнейшем уже не преторы, а квесторы, самые младшие магистраты, облечены правом устраивать в Риме официальные игры.

Блестящие игры могли давать только императоры: у них для этого все возможности и никаких ограничений. Август давал игры 8 раз и вывел на арену 10 тыс. человек. Флавии построили огромный амфитеатр и запретили частным лицам держать гладиаторов в Риме - это исключительное право императоров. Траян, празднуя в 107 г. завоевание Дакии, дал игры, длившиеся 4 месяца; участвовало в них 10 тыс. гладиаторов.

О дне гладиаторских игр сообщалось заранее. На стенах домов крупными буквами писали объявления. В Помпеях хорошо сохранилось несколько таких надписей.

Раннехристианская культура. Эпоха гонений

Христианство возникает в I - II столетии нашего тысячелетия в римской провинции Иудее. Время его возникновения характеризовалось глубоким кризисом, переживаемым Римской империей. Могучая государственная машина жестоко подавляла восстания рабов и свободных бедняков и покоренных народов (во второй половине 60-х годов прошла тяжелая иудейская война). В этих условиях оставалось лишь верить и надеяться на помощь сверхъестественных сил, на чудо. В самом Риме царил внутренний распад, страшная опустошенность и моральная распущенность верхов. Официальная Римская религия не могла предложить утешения массам, ибо она была слишком тесно связанна с государством. Атмосфера неуверенности и ожидания конца благоприятствовала возникновению различных культов восточных религий (культа египетских богов - Изиды и Осириса, иранского бога - Митры, и т.д.), в которых были подчеркнуты те элементы, которые позднее заимствовало у них христианство, - страдание умирающего бога и его воскрешение, надежда на загробную жизнь. Эту веру принесла новая религия - христианство, которое, кроме всего прочего обратилось ко всем людям, без различия их национальности и сословий, как к равным перед богом. Христианство зародилось в лоне иудейской религии, но скоро отклонилось от нее.

Христианство появилось в период, когда огромную империю раздирали глубочайшие социально- политические антагонизмы, как движение угнетенных: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покоренных и рассеянных Римом народов.

Возникнув, христианство вступило в резкое противоречие со всеми существовавшими до тех пор религиями. Христианство родилось как религия, обращенная ко всем народам. Она соответствовала условиям того времени, когда произошло смешение самых различных этнических групп, естественные границы между которыми были разрушены римскими завоеваниями. То есть обьединенность народов под сенью римской власти содействовала успехам такой универсальной религии, какой было христианство особенно с тех пор, как эта власть нашла себе конкретного представителя в лице римского императора.

«Миланский эдикт»

Миланский эдикт Константина и Лациния 313 г. посуществу провозглашал свободу вероисповедания. В результате христианство сделало качественно новый шаг в своем развитии: от состояния сектантской замкнутости- к статусу государственной религии; так складывались благоприятные условия для его социально- экономического и политического утверждения.

Для закрепления своих позиций церковь нуждалась в четко определенной догматической системе, отступление от которой рассматривалась бы как ересь. Эта система формировалась постепенно на протяжении нескольких веков. Основу ее составил Символ Веры- совокупность догматов, утвержденных церковными соборами в IV в.

По мере укрепления положения христианства терпимое отношение к другим культам сменяется нетерпимостью, опирающейся на представления о собственной профетической исключительности. Последнее нашло отображение в раннехристианской патристике, в частности в социальной доктрине Августина, изложенной в его произведении “О граде Божьем”. Раннехристианское учение о небесном граде и граде земном Августин представлял как историю борьбы двух градов “божьего” и “человеческого”, заложив тем самым основу теологического

Совершенствование христианской идеологии осуществлялось одновременно с совершенствованием церковной структуры. С утверждением политического и правового статуса христианской церкви происходил процесс распространения ее влияния на политическую структуру империи. В период с конца II и до V в. христианская церковь постепенно переходила с позиций сосуществования со светской властью на положение верховной власти в стране.

Союз между государством и христианской церковью был официально закреплен 1 Никейским собором в 325 г. Христианство стало гос. религией. “Догматы церкви стали одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получили во всяком суде силу закона”.

Тема 7: Культура Древнего Востока

Одной из самых величественных и оригинальных культур, существовавших на нашей планете, является индо-буддийская философия, сформировавшаяся главным образом на территории Индии. Достижениями древних индийцев в самых различных областях - литературе, искусстве, науки, философии вошли в золотой фонд мировой цивилизации, оказали немалое воздействие на дальнейшее развитие культуры не только в самой Индии, но и ряда других стран. Особенно значительным было индийское влияние в Юго-Восточной, Центральной Азии и на дальнем востоке.

Тысячелетняя культурная традиция Индии сложилась в тесной связи с развитием религиозных представлений ее народа. Главным религиозным течением был индуизм ( ему сейчас следует более 80% населения Индии), Корни этой религии уходят в глубокую древность.

Ведизм

О религиозных и мифологических представлениях племен ведийской эпохи можно судить по памятникам того периода - ведам. содержащим богатый материал по мифологии, религии, ритуалу. Ведийские гимны считались и считаются в Индии священными текстами, их изустно передавали из поколения в поколение, бережно сохраняли. Совокупность этих верований называют ведизмом. Ведизм не был общеиндийской религией, а процветал лишь в Восточном Пенджабе и Уттар. Продеш которые заселила группа индоарийских племен. Именно она и явилась создателем “ Ригведы” и других ведийских сборников (самхит).

Для ведизма характерным было обожествление природы как целого (сообществом богов-небожителей) и отдельных природных и социальных явлений: Так Индра - бог грозы и могущественной воли; Варуна-бог мирового порядка и справедливости; Агни бог огня и домашнего очага; Сома - бог священного напитка. Всего к высшим ведийским божествам принято относить 33 бога. Индийцы эпохи вед разделяли весь мир на 3 сферы - небо, землю, антарижну (пространство между ними), и с каждой из этих сфер ассоциировались определенные божества. К богам неба относился Варуна; к богам земли - Агни и Сома. Строгой иерархии богов не существовало; обращаясь к конкретному богу, ведийцы наделяли его характеристиками многих богов. Творьцом всего: богов, людей, земли, неба, солнца - было некое абстрактное божество Пуруша. Всего вокруг- растения, горы, реки - считалось божественным, чуть позже появилось учение о переселение душ. Ведийцы верили, что после смерти душа святого отправляется в рай, а грешника в страну Ямы. Боги как и люди способны были умереть.

Многие черты ведизма вошли в индуизм, это был новый этап в развитии духовной жизни т.е. появление первой религии.

Индуизм

В индуизме на первый план выдвигается бог - творец, устанавливается строгая иерархия богов. Появляется Тримурти ( триединство) богов Брахмы, Шивы и Вишну. Брахма - это управитель и создатель мира, ему принадлежало установление на земле социальных законов ( тхарм), деление на варны; он - каратель неверных и грешников. Вишну - это бог охранитель; Шиву - бог - разрушитель. Возрастание особой роли двух последних богов привело к появление двух направление в индуизме- вишнуизма и шиваизма. Подобное оформление было закреплено в текстах пуран- главных памятников индуистской мысли сложившейся в первом веке нашей эры.

В ранних индуистских текстах говорится о десяти аватарах ( низхождениях) Вишну. В восьмом из них он предстает в облике Кришны- героя племени Ядавов. Это оватара стала излюбленным сюжетом, а ее герой персонажем многочисленных сочинений. Культ Кришны такую популярность , что из Вишнаизма выделилось одноименное направление. Девятая аватару, где Вишну предстает в виде Будды - результат включения в индуизм, буддистских представлений.

Большую популярность очень рано приобрел культ шивы, который в триаде главных богов олицетворял собой разрушение. В мифологии Шива ассоциируется с разными качествами - он и божество плодородия аскет , и покровитель скота, и танцор- шаман. Это говорит о том, что в ортодоксальный культ Шивы примешались местные верования.

Индийцы считали, что индуистом нельзя стать им можно только родится; что варна- социальная роль предопределена навсегда и менять ее это грех. Особую силу индуизм набрал в средние века став основной религией населения. “Книгой книг” индуизма была и остается “Бхагавадгита” часть этической поэмы “ Махамхарата”, в центре которой - любовь к богу и через это - путь религиозному освобождению.

Буддизм

Значительно позднее чем ведизм Индии сложился Буддизм. Создатель этого учения, Сидгартха Шаньямуни, родился в 563 году в Лумбине в кшатрийской семье. К 40 годам он достиг просветления и стал называться Буддой. Более точно рассказать о времени появления его учения невозможно, но то что Будда реальное историческое лицо - это факт.

Как и всякая религия, буддизм содержал в себе идею о спасении - в буддизме она именуется “нирваной”. Достигнуть ее возможно лишь следуя определенным заповедям. Жизнь - страдания, которое возникает в связи с желанием, стремлением к земному существованию и его радостям. Поэтому следует отказаться от желаний и следовать “восьмеричному пути” - праведным взглядам, праведному поведения, праведным усилиям, праведной речи, праведному образу мысли, праведной памяти, праведному образу жизни и самоуглублению. В буддизме огромную роль играла этическая сторона. Следуя “восьмеричному пути” человек должен полагаться на самого себя, а неискать помощи извне. Буддизм не признавал существование бога творца от которого зависит все в мире, в том числе и человеческая жизнь. Причина всех земных страданий человека заключается в его лично ослеплении; неспособность отказаться от мирских желаний. Лишь погашением всяких реакций на мир, уничтожением собственного “я” можно достичь нирваны.

К периоду маурьев в буддизме оформились два направления: стхавиравадины и махасангики. Последнее учение легло в основу махаяны. Древнейшие махаянские тексты появляются еще в первом веке до нашей эры. одним из важнейших в доктрине махаямы является учение о ботхисатве-существе способное стать буддой, приближающееся к достижении нирваны, но из сострадания к людям в нее не вступающие. Будда считался не реальным человеком, а высшим абсолютным существом. И будда и ботхисатва являются объектами почитания. Согласно махаяне, достижение нирваны происходит посредством ботхисатв и из-за этого в первом веке нашей эры монастыри получали щедрые подношения от сильных мира сего.

Отношение к миру в индо-буддийской культуре противоречиво. В учении о сансаре он рисуется ужасным, полным страданий и боли. Куда вы не посмотрите везде стремления и страсти, пустота и зной разрушительных желаний. ”Мир полон связи и изменений. Все это и есть сансара”. Человек, живущий в мире сансары должен ориентироваться на сочетание четырех этических норм. Тхарма-важнейшая часть основного морального закона, который направляет жизнь вселенной, определяет долг и обязанности людей различных каст; Артха - норм практического поведения; Кама- ценности удовлетворения чувственных побуждений; Мокша - учение о том, как избавиться от сансары. Не отвечая злом на зло, твори добро, будь терпеливым- таковы нравственные ориентиры древней индии.

Философия, литература

В Древней Индии очень высокого развития достигла философия. Наиболее известная школа древнеиндийских материалистов была локаята. Локаятики выступали против основных положений религиозно-философских школ, против религиозного “освобождения” и всесилия богов. Основным источником познания они считали чувственное восприятие. Большим достижением древнеиндийской философии было атомистическое учение школы вайнишика. Школа санкхья отразила многие достижения в науке одним из крупнейших древне- индийских философов был Начартжуна, выступивший с концепцией всеобщий относительности или “всеобщей относительности” или” всеобщей пустоты”, а также заложивший основы школы логики в Индии. К концу древности наибольшим влиянием пользовалась идеалистическая школа веданта, но не малую роль играли рационалистические концепции.

Древнеиндийское искусство теснейшим образом было связано с религией и философией. Кроме того, оно было всегда обращено к низшей касте-крестьянам, с целью донести до них законы кармы, требования дхармы и т.д. В поэзии, прозе, драме, музыке индийский художник отождествлял себя с природой во всех ее настроениях, откликался на связь человека и вселенной. И, наконец, значительное влияние на развитие индийского искусства оказал религиозный предрассудок, направленный против изваяний богов. Веды были против изображения божества и образ Будды появился в скульптуре и живописи лишь в поздний период развития буддизма.

Историю древнеиндийской литературы принято подразделять на несколько этапов: ведийский, эпический, период классической санскритской литературы. Для первых двух этапов характерно преобладание устной традиции передачи текста. Подлинными энциклопедиями индийской жизни являются две великие эпические поэмы Древней Индии-”Махабхарата” и “Рамаяна”. В них запечатлены все стороны жизни древних индийцев. Эпос вобрал в себя материал, который, складываясь устно- поэтической традиции, приобретал дидактический характер, включал в себя религиозно-философские произведения и идеи. В последующие эпохи многие видные художники Индии, в числе которых был и знаменитый Калидас, черпали свое вдохновение из этих сокровищ мудрости своего народа.

Эпоха Гуптов была ременем развития древнеиндийского театра. Появились даже специальные трактаты по драматургии. Определялись задачи театра, техника игры актеров. Индийская театральная традиция предшествовала греческой.

В эпоху классической санскритской литературы особую популярность приобрел сборник рассказов и притч “Панчатантра”, основанная на фольклоре. Он был переведен на многие языки, достаточно рано с ним познакомились и в России.

Из литературы относимой к буддийской традиции ярко выделяется творчество поэта и драматурга Пшвагхоша (1-2 век н.э.). Написанная им поэма “Буддхачарита” была первым искусственным эпосом появившимся в индийской литературе.

Высокого уровня достигла в Древней Индии теория литературного творчества, в том числе и поэзия. Подробно разрабатывались правила стихосложения, трактаты по теории метрике и поэтике. Появляется несколько школ “поэтической науки”, ведутся споры о жанрах, о цели литературы и о художественном языке.

Концепция божественного характера речи повлияла на развитие науки о языке. Считалось, что речь лежит в основе науке и искусств. В грамматике Панини “Восьмикнижие” анализ языкового материала проведен столь глубоко и основательно, что современные ученные находят сходство между теорией древних индийцев и современной лингвистикой.

Архитектура, скульптура, живопись Древней Индии

Первые по времени памятники архитектуры и изобразительного искусства Древней Индии относятся к эпохе Хараппской цивилизации, но наиболее яркие образцы были созданы в Кушано-гуптскую эпоху. Высокими художественными достоинствами отличались памятники как религиозного, так и светского характера.

В эпоху древности большинство сооружений возводилось из дерева, а потому не сохранилось. Дворец царя Чендрагупты был построен из дерева и до наших дней сохранились лишь остатки каменных колонн. В первые века нашей эры в строительстве начинает широко применятся камень. Религиозная архитектура этого периода представлены пещерными комплексами, храмами и ступами (каменными сооружениями, в которых хранились реликвии Будды). Из пещерных комплексов наиболее интересны комплексы в городе Карле и в Эллоре. Пещерный храм в Карле имеет почти 14 м в высоту, 14 м в ширину и около 38 м в длину. Здесь находится большое число скульптур и ступ. В Гуптскую эпоху началось строительство пещерного комплекса в Эллоре, которое продолжалось в течении нескольких веков. К шедеврам индийской архитектуры относятся также индуистский храм в Санчи и буддийская ступа, находящаяся там же.

В Древней Индии существовало несколько школ скульптуры, из которых наиболее крупными были гандхарская, матхурская и школа Амаравати. Большинство сохранившихся скульптур так же носило религиозный характер. Скульптурное искусство достигло такой высоты, что существовал ряд специальный руководств по правила их создания. Были разработаны приемы иконографии, разные у разных религиозных традиций. Существовали буддийская, джанийская и индуистская иконография.

В гандхарской школе сочетались три традиции: буддийска, греко-римская и среднеазиатская. Именно здесь были созданы первые изображения Будды, причем как бога; эти скульптуры изображали и статуи бодхисатв. В матхурской школе, рассвет которой совпадет с Кушанской эпохой, особое значение получает светская Среда на ряду с чисто религиозными архитектурными композициями. Здесь так же рано появились изображения Будды. Матхурская школа испытала на себе воздействие более раннего по времени маурийского искусства, а некоторые скульптуры говорят о хараппском влиянии (фигуры богинь матери, местных божеств и т.д.). По сравнению с другими скульптурными школами, школа Амаравати впитала в себя традиции юга страны и буддийские каноны. Они сохранились и в более поздних скульптурах, повлияв на искусство Юго-Восточной Азии и Шри-Ланки.

Наиболее известным памятником древнеиндийской живописи являются стенные росписи в пещерах Аджанты. В этом буддийском комплексе состоящим из 29 пещер живопись покрывает стены и потолки внутренних помещений. Здесь разнообразные сюжеты из жизни Будды, мифологические темы, сцены из повседневной жизни, дворцовая тематика. Все рисунки отлично сохранились, т.к. индийцы хорошо знали секреты стойких красок, искусство укрепления грунта. Выбор цвета зависел от сюжета и персонажей. Боги и цари, например, всегда изображались белыми. Традиции Аджанты повлияли на искусство Шри-Ланки и различных районов Индии.

Открытия древних индийцев в области точных наук повлияли на развитие арабской и ирано-персидской науке. Почетное место в истории математики занимает ученый Арьяпхата, живший в V- начале VI века н. э.

Ученый знал значение “пи”, предложил оригинальное решение линейного уравнения. Кроме того именно в Древней Индии впервые система счисления стала десятичной (т.е. с нуля).Эта система легла в основу современной нумерации и арифметики. Более развита была алгебра; о понятие “цифра”, ”синус”, “корень” впервые появились именно в древней Индии.

Древнеиндийские трактаты по астрономии свидетельствуют об очень высоком развитии этой науки. Независимо от античной науки индийский ученый Арьяпхата высказал идею о вращении Земли вокруг своей оси, за что был гневно осужден жрецами. Введение десятичной системы способствовала точным астрономическим расчетам, хотя обсерваторий и телескопа у древних индийцев не было.

До сих пор в Индии большим почетом пользуется аюрведа-наука о долголетии. Она зародилась еще в глубокой древности. Древнеиндийские врачи изучали свойства трав, влияние климата на здоровье человека. Большое внимание уделялось личной гигиене и диете. На высоком уровне находилась и хирургия; известно о трехсот операциях, которые были способны сделать древнеиндийские врачи; кроме того упоминается о 120 хирургических инструментах. Популярная сегодня тибетская медицина основана на древнеиндийской науке аюрведа.

Древнеиндийские медики считали, что в основе человеческого организма лежат три главных жизненных сока: ветер, желчь и флегма- их отождествляли с принципами движения, огня и размягчения. Индийская медицина особе внимание уделяла влиянию на человеческий организм природных условий, а также - наследственности. Существовали и трактаты по врачебной этики.

Обобщая все эти факты следует заметить, что почитание знаний- это отличительная черта индо-буддийской культуры. Учиться в Индию приезжали специалисты из многих стран. В ряде городов Индии функционировали университеты, в которых изучались религиозно- философские тексты, астрономия, астрология, математика, медицина и санскрит. Но характерно то, что в евклидовой геометрии в индийской науке не появилось. И это не случайно. Индо-буддийская культурная традиция не отличалась особым рационализмом. индийских ученых не интересовала логика научных знаний, их больше волновали тайны вселенной и практические вопросы калькуляции, составление календаря и измерения пространственных форм.

«Махабхарата»

К древнейшим временам истории индийских племен относит нас поэма. Какие-то страшные междоусобные войны, происходившие, по мнению новейших историков, в X—VIII вв. до н. э., надолго оставили след в памяти поколений и породили эти эпические сказания. Каждое новое поколение что-то добавляло к основному сюжетному стержню поэмы, она разрослась до огромных размеров (100 тыс. двустиший, 19 книг) и в конце концов превратилась в гигантскую поэтическую энциклопедию, вобравшую в себя всю мудрость народа, его жизненный опыт, его нравственное и философское кредо. Брахманы в начале нашего тысячелетия записали поэму на мертвый, ставший ритуальным древний санскритский язык, и в таком виде эта поэма дошла до нас.

В центре сказаний — война между братьями. Злой, завистливый Дуройодхан плетет интриги против своего двоюродного брата Юдхиштхиры, доброго, честного, но слишком доверчивого и неосторожного, и в конце концов доводит дело до войны. Где-то к северу от современного города Дели на поле Куру развертывается генеральное сражение, в котором гибнут почти все — обе противоборствующие армии.

Сражаются герои, люди огромной физической силы, потомки богов. Сами боги наблюдают за боем, природа не безучастна к сражающимся. «Люди, боги, демоны и все существа на земле и на небе пришли в волнение. Вселенная разделилась на два лагеря...»'.

Танцующий Шива. Здесь все символично: танец означает вечное движение мира, колесо — вселенную, поднятая нога — жизнь, вторая нога, попирающая карлика,— уничтожение зла.

Авторы сказаний любуются красотой и силой сражающихся. Воины и того и другого лагеря милы их сердцу, ведь это братья, по трагическому стечению обстоятельств поднявшие друг на друга мечи. «Непобедимые, оба они по красоте и блеску были подобны солнцу и луне, оба были охвачены яростью, и каждый из них жаждал убить другого». Здесь богиня любви и счастья Лакшми, здесь боги и демоны — ракшасы «с глазами цвета красной меди». Страшный Шива — «разрушитель Вселенной», его грозная супруга Дурга, желтоглазая сестра Кришны, бога войны, бог смерти Яма, бог солнца Сурья и сам бог-вседержатель Брахма.

Сказители описали и древнее войско, его снаряжение. «Не перечесть, не окинуть взором грозных боевых слонов Дуройодханы. На каждого слона приходилось сто колесниц, на каждую колесницу — сто всадников, на каждого всадника — десять лучников, а на каждого лучника — десять пеших воинов, вооруженных мечами».

Впечатляет и образ самого бога войны Кришны.

Физический облик героев поэмы всегда прекрасен, это сильные, красивые люди. «Смуглая красавица Драупади», у которой очи, как лепестки лотоса, сыновья Панду «с гордой львиной поступью, в шкурах антилоп на широких плечах».

Иногда мы замечаем в поэме какими-то путями занесенные в нее образы и мотивы, знакомые нам по другим древним мифам. Идеи сансары (перерождений) находят в сказаниях свое применение. Царь-слепец Дхритарашта, отец Дуройодханы и дядя Юдхиштхиры, плачет над телами погибших своих сыновей, племянников и друзей: «В одном из прежних моих рождений я совершил великий грех, и за это карают меня ныне боги столь страшным и безмерным горем».

Религиозная философия Вед зримо просматривается в эпических сказаниях «Махабхараты». Один из героев поэмы воин Арднсун беседует с богом Кришной, земным воплощением бога Вишну. Кришна разъясняет ему уже новую, после эпохи Вед, космическую и нравственную философию. Она уже достаточно абстрактна: Брахма, или Абсолют, то есть весь мир со своими компонентами, не имеет ни начала, ни конца, он бесконечен и вечен

Разговор Кришны с Арджуном начался с того, что юноша отказался убивать на поле боя своих близких («Зачем убивать я сородичей буду?»). Поэт нарисовал обаятельный образ полного добрых чувств человека, он вложил в его уста поистине прекрасную речь в защиту гуманности, Арджун не захотел убивать не только за блага земные, но даже «за власть над мирами тремя», то есть небом, землей и подземельем, так древние индийцы представляли себе мироздание.

В самые отдаленные времена, даже в смутах и смятениях войн, жила в людях идея добра, человеколюбия, гуманности, как в поэме «Махабхарата» в грохоте сражений, сталкивающихся боевых колесниц, искаженных в ненависти лиц, криках и стонах поверженных и умирающих возник этот порыв благородного Арджуна, отказывающегося убивать.

Рамаяна

Второе эпическое сказание индийской древности «Рамаяна» («Деяния Рамы») было создано, по всей видимости, позднее. Поэма значительно короче «Махабхараты», композиционно стройнее и, пожалуй, отражает уже более высокую эстетическую культуру. Главная ее тема — любовь и верность, главные ее герои — Рама и его прекрасная супруга Сита.

Рама — юный принц. Ему должна бы перейти власть от царя Дашарахта, но мешает злая воля недобрых людей. В события вмешиваются многочисленные демоны (ракшасы) и злое десятиглавое чудовище Равана, похитившее Ситу. Много, много бед и несчастий на пути двух любящих существ — Рамы и Ситы.

Поэма — прекрасная сказка, ослепительная мечта народа о лучших людях, лучших чувствах. И вместе с тем она содержит одно из главных таинств искусства — синтез двух чувств, страха и сострадания, вызывающих в душах то облагораживающее и нравственно возвышающее состояние, которое греческий философ Аристотель называл катарсисом.

Рама отличался «лица красотой небывалой, величием сердца», был «всегда жизнерадостен, ласков, приветлив», «на доброе памятлив, а на худое забывчив, услуги ценил и всегда был душою отзывчив», «отвагой своей не кичился, чуждался зазнайства», «был милостив к подданным и доступен для бедных», «в дружбе хранил постоянство». Кроме того, Рама не терпел суесловия, праздных разговоров, но, если нужно, говорил хорошо. Чтобы развивать свой ум, он постоянно искал общества мудрых старцев, хорошо рассуждал и мыслил, и мысль его не ограничивалась созерцанием того, что близко его окружало, но и устремлялась к самым основам мироздания. «Он Время рассудком успел охватить и Пространство», то есть он был и философом.

Рама был отважен, «исполнен здоровья», прекрасно владел луком и, конечно, был отличным воином — словом, сосредоточил в себе все мыслимые человеческие достоинства.

Для тех, кто создавал знаменитую поэму (а она, конечно, создавалась не сразу и не одним лицом), Рама есть образец совершенной личности, или — положительный герой, как сказали бы мы. Рама честен, неподкупен. Осужденный на изгнание, он не пожелал вернуться раньше назначенного срока, чтобы не нарушить воли отца. Отец (Дашарахта), изгнав его, умирает от горя. Виновница всех бед — мачеха Рамы, это она коварством и обманом добилась его изгнания, чтобы посадить на царство своего сына. Но Бхарата тяготился позорной услугой, какую ему оказала мать. Он умолял Раму вернуться и, когда тот отказался это сделать, положил перед своим троном туфли старшего брата, чтобы показать, что он, Бхарата, всего лишь временный заместитель Рамы, не больше.

Скитаясь по лесу в изгнании, Рама творит чудеса. Так, он коснулся камня, в который была превращена Ахалья, супруга Гаутамы, одного из семи мудрецов, упомянутых еще в Ведах. Тысячу лет предстояло ей быть каменным изваянием, но прикосновение Рамы вернуло ей жизнь. Камень ожил.

Трудно сказать, что становится первоначалом в поэтических сказаниях: вымысел-событие, ставший идеей, или, наоборот, идея порождает вымысел, но всегда за фантазией явно просматривается определенный смысл. Здесь видим мы новые краски в образе Рамы (как благодетелен он, если одно его прикосновение преображает вещи!) и довольно прозрачную идею о безграничных возможностях человека, идею-мечту. Разве не угадываем мы в технических свершениях наших дней многие сказочные фантазии далеких времен?

Поэма часто рисует чудесные преображения. Демон (ракшас—С.А.), враждебный Раме, превращается в прекрасного золотого оленя, чтобы в таком виде предстать перед Ситой, супругой Рамы и похитить ее. Поэт с восторгом рисует новый облик страшного и уродливого до того ракшаса:

Олень пробегал по траве меж деревьев тенистых, Сверкали алмазы на кончиках рожек ветвистых. Резвился у хижин, облик приняв светозарный, Чтоб Ситу в силки заманить, этот ракшас коварный.

Страшный десятиглавый Равана похитил прекрасную Ситу, он нес ее над горами и лесами, а природа скорбела, сочувствуя ей,— «утесы, как руки, воздетые в горестном крике», «Меж вяжущих лотосов рыбки сновали в испуге», «в слезах водопады». Царь ястребов Джотайю вступился за нее, но Равана отрубил ему крылья и умертвил.

Горько печалился Рама об утрате жены.

Рассказ поэта, конечно, наивен, полон фантазии, но он искупается роскошью стиха. И роскошью воображения. Вот Рама вместе со своим братом освобождают от волшебства безголового, чудовищного демона, некогда бывшего полубогом. Тот просит своих освободителей сжечь его на костре, и когда пламя охватило ракшаса и поглотило его в себе, чудное видение предстало перед очами потрясенных молодых людей. Над костром поднялся юный полубог в блеске мужества и красоты. В золотой колеснице, запряженной белыми лебедями, вознесся он в небо. Вся поэма звучит гимном природе и человеку:

Там диким животным раздолье, и стелется чудно Цветистый ковер лепестков по траве изумрудной, Пленителен благоухающий месяц влюбленных С обильем душистых цветов и плодов благовонных! Как сонм облаков, изливающих дождь благодатный, Деревья даруют нам дождь лепестков ароматный. И ветру, цветистым покровом устлавшему долы, В лесах отзываясь, жужжат медоносные пчелы.

Много выпало испытаний на долю Рамы и его прекрасной супруги Ситы. Но сказка никогда не завершается поражением героя. И Рама в конце концов встречается на поле боя с могучим царем всех злых и темных сил природы Раваной. Бог войны Индра вручает ему волшебную стрелу, и ею Рама поражает Равану в самое сердце. С гибелью Раваны мир, вечный и благодатный, воцаряется на земле. Сита возвращается к супругу. Но Рама колеблется принять ее, ведь ее касался взор Раваны. Неутешная Сита решается сжечь себя на костре. Но совершается чудо, сам бог огня Агни выносит ее из пламени невредимой. Сита чиста.

Однако зачем же было богу Вишну рождаться человеком, чтобы повести борьбу с Раваной и погубить его? Разве он не мог сделать это, будучи богом? Оказывается, не мог. Земных чудовищ без помощи человека богам уничтожить было не под силу. Нужно было участие человека. Потому-то Вишну и явился в мир в образе Рамы.

Любопытно, каким путем шла человеческая мысль, чтобы создать подобное основание для мифа? И не только древние индийцы имели такой миф. В Древней Греции боги Олимпа тоже были бессильны без участия смертных в борьбе с гигантами. Понадобилась сила Геракла. Да и в христианском мифотворчестве не случайно избавителем всего рода человеческого оказался сын плотника из Назарета. Не проявилось ли в этом понимание высокой роли человека в природе?

Создание «Рамаяны» приписывают поэту Вальмики. О нем рассказывают чудесную легенду: однажды в лесу он залюбовался нежной привязанностью двух птиц, но какой-то охотник стрелой из лука поразил самца. Горе самки было так велико, что из груди Вальмики вырвалось проклятие:

«Охотник, да лишишься ты навеки пристанища

За то, что убил одного из этой пары краунча, завороженного любовью ».

Проклятие неожиданно вылилось в стихотворную форму, двустишие (шлоку), бог Брахма повелел Вальмики описать этим стихом историю Рамы.

Культурные особенности Японии и Китая

Археологами были обнаружены первые поселения первобытных людей на огромной территории Китая: первобытный ланьтяньский - Ланьтянь провинция Шэнси, самый древний из известных обитателей Китая; Юаньмоуский человек - уезд Юаньмоу провинция Юньнань, ему 1,7 млн. лет.; группа древних людей «пекинский синантроп» - деревня Чжоукоудянь юго-западный пригород Пекина, 500 тыс. лет назад. Представители этой культуры обладали основными характеристиками «человека разумного»: ходили на 2-х ногах, были способными изготавливать и использовать простые орудия, умели добывать и хранить огонь.

В древнем Китае существовали матриархальные и патриархальные общества. Культура Яньшаю, которая процветала примерно 6000 лет назад, возможно представляла собою матриархальное общество. Луньшанская культура, существовавшая приблизительно 5000 лет назад, являла собою пример патриархального общества. В этот период люди усовершенствовали навыки изготовления каменных орудий и керамики. В дополнение к охоте и рыболовству получило развитие земледелие и скотоводство.

Первая полная история Древнего Китая «Исторические записки» («Шнцзи») была составлена в 104-91 гг. до н.э. Сыма Цянем, «отцом» китайской историографии. Они стали первой из 24 официальных династических историй, которые завершаются «Историей династии Мин» (1368-1644). Не была составлена официальная история последней династии, Цианской, или маньчжурской (1644-1911). В дальнейшем было написано бесчисленное множество трудов по истории Китая

История Китая, зафиксированная в письменных источниках, насчитывает около 3600 лет и ведет свое начало с династии Шан, которая была основана в 16 веке до н.э.

Сведения о династии Шан сохранились в надписях на щитах из панцирей черепах и костях животных, предназначавшихся для предсказаний. Тысячи таких реликвий, были найдены в земле начиная с 1899 г. Обнаружено несколько бронзовых сосудов с надписями, изготовленных в период династии Шан.

Однако первой династией, согласно традиционной китайской историографии, была не Шан, а Ся, которая, предположительно, правила с 21 по 16 век до н.э. Ни археологических, ни документальных свидетельств о ней не имеется, тем не менее, большинство историков считает, что эта династия действительно существовала.

Предположение это основано на двух доводах.

Во-первых, древние китайские сочинения, высказывая различные точки зрения на те или иные события, происходившие, как считалось, в период правления династии Ся, тем самым признавали факт существования такой династии.

Во-вторых, относительно высокий уровень экономического и культурного развития при династии Шан, так же как и зрелость ее политических и социальных институтов, свидетельствовала, по крайней мере, еще одна династия.

Во времена правления династии Ся, были возведены городские стены, создана армия, тюрьмы и введен уголовный кодекс. Династия Ся рассматривается как первое в истории рабовладельческое государство. Из достижений Китая в это время следует отметить: создание календаря, заслужившего высокую оценку последующих поколений как важный вклад в развитие астрономии.

При династии Шан-Инь (16-11 века до н.э.) достигли высокого уровня развития шелководство и шелкоткачество, появились гадательные надписи и бронзовые сосуды.

На рубеже ІІ-І тыс. до н.э. государство Шан было завоевано чжоусцами, пришедшими с запада. Созданная ими цивилизация носит название «Западного Чжоу», это было не единое государство, а совокупность отдельных, более или менее крупных государств. Династия «Западная Чжоу» (11 век - 770 г до н.э.) была сравнительно развитым обществом. Процветало сельское хозяйство, были усовершенствованы земледельческие орудия труда, появилось множество сельскохозяйственных культур. Создано много высокохудожественных памятников литературы и искусства, а также трудов по философии политике и истории («Книга песен»). Регулярная хроника событий не велась вплоть до 841 г до н.э., когда правящий дом Западной Чжоу стал вести и сохранять ежегодные записи событий.

Из-за частых военных конфликтов с полукочевыми племенами жунов (родственных чжоусцам), которые особенно обострились в начале VIII в. до н.э., правитель Пин-ван переносит столицу государства в 770 г. до н.э. на восток, и этот период получил название - «Восточное Чжоу». Период правления династии «Восточная Чжоу» (770-221 гг до н.э.) был отмечен упадком рабовладельческого строя. В это время были изобретены технологии выплавки железа (топоры, плуги и др. орудия труда). Зародился обычай использовать рогатый скот при обработке земли. На смену рабовладельческому пришел феодальный строй.

В IV-III вв. до н.э. обостряется борьба за власть между различными царствами. В результате в 230 г. до н.э. царство Цинь наносит сначала серьезное поражение царству Хань и захватывает его территорию, а в 228 - 221 гг. до н.э. захватывает и другие царства (Чжао, Вэй, Чу и т.д.). Государство Цинь было первой централизованной империей на территории Китая. В его эпоху были осуществлены многочисленные реформы: деление страны на административно-территориальные округа, создание централизованных органов управления, унификация монет, мер и весов, упорядочение письменности и многие другие. В этот же период начинается строительство Великой китайской стены.

Империя Цинь просуществовала только 14 лет, а затем пала в результате народного восстания. Один из отрядов повстанцев возглавлял мелкий чиновник Лю Ба. В 207 г. до н.э. его отряд захватил столицу, Циньская династия была свергнута. В междоусобной борьбе между руководителями повстанцев в конечном итоге одержал победу Лю Ба, в 206 г. до н.э. он получил титул «вана Хань» и стал основателем новой династии Хань, просуществовавшей до 220 г. н.э.

До VI в . длится период раздробленности, называемый обычно Южные и Северные династии. На Севере наиболее сильным государственным образованием было царство Северная Вэй (386-535 гг.), а на юге - экономическим и духовным центром стал город Цзянькан.

В конце VI в. происходит объединение Севера и Юга под властью династии Суй (589-628 гг.).

В VII в. возникает могущественная Танская империя (618-907 гг.).

Религия.

Сведения о религии китайцев эпохи династии Шан и более древнего периода очень скудны. Сохранилось большое количество лопаток жиотных и черепашьих панцирей с гадательными надписями. На основании задаваемых вопросов можно считать, что уже в это время сложились представления о богах (по видимому, племенных). В названиях племен прослеживаются и следы тотемизма, так как встречаются названия «племя лошади», «племя собаки» и т.п. В шанскую и чжоускую эпоху совершались массовые человеческие жертвоприношения богам, духам предков и природы, в жертву в основном приносились пленные. Богатые захоронения знатных людей позволяют сделать вывод о существовании веры в загробную жизнь: помимо различного инвентаря, одежды, пищи и т.п. в погребениях людей даже среднего достатка обнаружены и останки похороненных вместе с ними их слуг или рабов, которые должны были сопровождать своего господина на тот свет.

В чжоускую эпоху складываются религиозно-философские учения - даосизм и конфуцианство, которые довольно быстро трансформировались в религии.

Конфуцианство

Известный философ того времени Конфуций (551-479 гг до н.э.) - основатель конфуцианства. Характерной чертой учения Конфуция является антропоцентризм. Его почти не интересуют проблемы космогонии, он уделяет мало внимания духам и потустороннему миру…, хотя и считает небо не только частью природы, но и высшей духовной силой в мире, а жертвоприношения предкам - важнейшим выражением почтения к ним. Однако в центре его внимания - проблемы человека, его умственного и нравственного облика. Кофуций первым разработал концепцию идеального человека (цзюнь-цзы), благородного мужа - не по происхождению, а благодаря воспитанию в себе высоких нравственных качеств и культуры, - который прежде всего должен обладать жэнь - гуманностью, человечностью, любовью к людям; проявления жэнь - справедливость, верность, искренность и т.д. Особое место заняла концепция сяо - сыновней почтительности, уважения к родителям и старшим вообще. Конфуций считал сяо основой жэнь и других добродетелей и самым эффективным методом управления страной (ибо страна - это большая семья). Наконец, Конфуций придавал большое значение юе - музыке, лучшему средству изменения плохих нравов и обычаев, а главенствующую роль отводил ли - этикету, т.е. правилам благопристойности, регулирующим поведение человека в разных жизненных ситуациях. Исходной точкой учения Конфуция о четком иерархическом разделении обязанностей в обществе была концепция чжен мин - выпрямления (исправления) имен, т.е. приведения вещей в соответствие с их названием…

Даосизм

Основателем даосизма был Лао Цзы , собственное его имя Ли Эр (Ли Боян, Лао Дань). По преданию родился в 604 г. до н.э., однако историчность его личности вызывает сомнения. К основным идеям даосизма относятся следующие: Дао - это невидимый вездесущий закон природы. Дао бездействует, тем самым, порождая все, оно вечно и безымянно, пусто и неисчерпаемо. В соответствии с Дао взаимодействуют два противоположных начала - инь и ян, достигая своего предела. они переходят друг в друга. Во II в. даосизм оформляется организационно, начало ему положила школа «Путь небесных наставников», основанная полулегендарным Чжан Лином. В начале V в. оформляются ритуал и вероучение, даосизм становится государственной религией, затем распадается на множество сект и направлений. Исходя из учения о Дао, даосизм предложил оригинальную концепцию наилучшего государственного управления - недеяния: если правитель пребывает в бездействии, то в силу Дао дела сами наладятся. И, так же как и другие философские учения, даосизм осуждает войну.

Моизм

Моизм - этико-политическое учение, основатель которого Мо цзы (Мо Ди) (около 486 - 376 гг. до н.э.). Для учения Мо цзы характерен призыв ко всеобщей любви, требование решать все конфликты мирными средствами и т.п.

Моисты были людьми необыкновенными, поражавшими современников полным забвением личного, готовностью жертвовать всем ради общего блага и справедливости. Моист с радостью отдавал свою жизнь за главу школы и мог лишить жизни единственного сына за зло, содеянное постороннему.

Легизм

Легизм - этико-политическое учение, возникшее в Древнем Китае в VI - III вв до н.э. В центре внимания легизма - проблема управления государством. Легисты считали что политика не совместима с моралью и главные средства управления - поощрение и наказание, причем последних должно быть намного больше. Легисты разработали концепцию деспотического государства, где все равны перед законом. Единственное исключение - это правитель, являющийся творцом законов.

Виднейшие представители легизма - это Шан Ян, Гуань Чжун, Цзы Чань, Ли Куй, Шэнь Бухай и Хай Фэй. Начиная с III в. до н.э. начинается процесс слияния легизма с конфуцианством, в результате уже в эпоху Хань легизм прекращает свое самостоятельное существование.

Буддизм Китая

Однако в Китае с древности сохранились конфуцианство и даосизм.

В I в. в страну проникает буддизм (в форме хинаяны), но не получает особого признания, с V в. начинается проникновение буддизма в форме махаяны. Его широкому распространению способствовало то, что буддизм допускает неограниченное расширение своего пантеона за счет включения в него местных богов, а для махаяны характерно еще и то, что местные божества сливаются при этом с персонажами буддийской мифологии. Так, например, очень популярная в Китае богиня милосердия Гуань-инь стала считаться аватарой будды Авалокетешвары. Таким образом, на протяжении всего Средневековья в Китае сосуществуют три религии - конфуцианство, даосизм и буддизм; их называли «три истины». Подавляющее большинство верующих выполняют обряды всех трех религий: так, для лечения больных или для изгнания злых духов чаще приглашают даосских монахов, для совершения погребальных обрядов - буддийских.

В VI - IX вв. в Китай проникает зороастризм и манихейство. С X в. начинается проникновение в Китай ислама (в настоящее время число приверженцев его доходит до нескольких миллионов). Проникло в Китай и христианство, но точное время его появления установить трудно, и широкого распространения оно не имеет.

Литература и живопись Китая

Уникальна, также, история письменности Китая. Древнейшие китайские тексты, гадательные надписи, нацарапанные на бараньей лопатке или черепаховом панцире, относятся к III - II тыс. до н.э.: такой панцирь или лопатка помещались в огонь, и ответ на заданный вопрос «вычитывался» по форме и расположению образовавшихся трещин.

Во II тыс. до н.э. появляются надписи на ритуальных бронзовых сосудах, а с начала I тыс. до н.э. для письма стали использоваться бамбуковые планки, скрепленные шнуров, текст писался вдоль планки по вертикали. На одной такой планке вмещалось около 40 иероглифов, так что даже небольшая по содержанию книга имела значительный объем. В III в до н.э. китайцы начали применять в качестве материала для письма шелк, но он был очень дорог. В I в. до н.э. китайцы изобрели бумагу, что способствовало широкому распространению письменности. Уже на бамбуковых планках ( а позднее - на шелке и бумаге) писали с помощью кисти тушью, изготавливаемой из каменного угля или сажи от сжигания сосновых дров. Ошибки исправлялись путем подчистки ножом, поэтому выражение «нож и кисть» стало метафорой для обозначения чиновников.

Распространение письменности и возрастание ее общественной роли потребовало унификации начертания иероглифов. Первый известный опыт кодификации китайской графики - это список иероглифов Ши Чжоу пянь, написанный придворным историографом Ши Чжоу (IX - VIII вв до н.э.). Затем в эпоху Цинь и Хань происходят реформы письменности, приведшие в результате к появлению стандартного стиля письма - «кайшу» (уставное письмо), которое сохранилось вплоть до реформы китайской письменности в 1956 - 1959 гг. В иероглифическом письме всегда используется большое количество знаков. Для чтения книг конфуцианского канона необходимо знать около 10 000 иероглифов. В современных китайских словарях содержится порядка 100 000 иероглифов.

Каллиграфия считается в Китае видом искусства и высоко ценится, живописные полотна часто украшаются каллиграфическими надписями.

Китайская письменность еще в древности широко распространилась по всей Юго-Восточной Азии.

Не менее интересна и литература Китая. Древнейшая дошедшая до нас библиография китайской литературы принадлежит Бань Гу (32-92 гг н.э.). В своей работе «описание искусств и словестности» (являющейся частью его же «Истории династии Хань»), он выделяет основные имеющиеся виды литературы: канонические философские книги (включая исторические), стихи и поэмы, сочинения по военной науке, книги по астрологии, медицинские книги.

Говоря о поэзии Древнего Китая можно отметить, что наиболее древними дошедшими до нас памятниками являются фольклорные поэтические произведения, собранные в Шицзин (одну из книг конфуцианского «пятикнижия»). Шицзин - это древнейшее в Китае собрание песен и гимнов, созданных с XII по V вв. до н.э. В конце I тыс. до н.э. в Китаэ развивается авторская поэзия, в основном в двух жанрах песни и поэмы, причем последние писались ритмической прозой и были предназначены для скандирования. Наиболее известными поэтами древности (по словам Бань Гу) являлись Сюнь Цин, Цуй Юань, Сян Юй, Тап Лэ, Мэй Шэн, Сыма Сян-жу и Ян Сюн.

Из прозаиеских сочинений (кроме философских трактатов) необходимо особо отметить исторические труды. Они интересны не только сами по себе, но и потому, что жанр жизнеописаний, присутствующий уже у «отца китайской историографии» Сыма Цяня (II в. до н.э.), повлиял на создание повествовательной прозы, зарождающейся, в I - II вв. н.э. Еще одним источником этой прозы были так называемые «малые (пустячные) речения» - уличные рассказы, которые специально записывались особыми чиновниками для доклада государю, чтобы он мог знать об умонастроении народа. Эти рассказы практически не сохранились.

Высокая оценка литературы в самой китайской культуре сказывается уже в том, что в государственных экзаменах на должность чиновника требовалось в первую очередь знание классической литературы. Большое влияние на китайскую литературу оказали религиознае идеи конфуцианства и даосизма, а позднее и буддизма, особенно чань-буддизма. Китайская беллетристика возникает в ІІІ - VI вв. в форме так называемых «рассказов о чудесном жанре, который был ведущим в эпоху Сун в Китае возникает повесть, для эпохи Юань характерен расцвет драматургии, в эпоху Мин достигает расцвета повествовательная проза в форме эпопеи и романа.

Главенствующее место в китайской литературе занимает поэзия, поэтому даже проза всегда насыщается стихами, которые, по мнению китайцев лучше всего могут выразить человеческие чувства.

Говоря о культуре Китая нельзя обойти вниманием музыку.

Китайская музыка - одна из древнейших в мире. Она насчитывает много местных вариантов. В китайской музыке преобладает одноголосие. В основе ее 5-ти звуковая система (пентатоника), но встречаются образования, построенные на 7-ступенных ладах. Музыкальные инструменты: цисяньцинь, пипа, хуцинь или эрху, ди,шэн… Изучением китайской музыки занимались древние китайские философы, богословы, математики. Конфуций отводил в своем учении большое место музыке и занимался собиранием народных песен.

В VIII в. в Китае была создана первая школа музыки и танца - «Консерватория грушевого сада».

Архитектура и искусство Китая

Великая Китайская стена - одно из самых больших и искусных строительно-технических сооружений всех времен. Её строили примерно десять лет начиная с 220 года до н.э. при императоре Цинь Шихуанди. Некоторые участки оборонительной стены были построены еще до того в разных воевавших друг с другом маленьких царствах на севере. Цинь Шихуанди набрал целую армию крестьян, солдат, преступников и политических заключенных, чтобы обновить поврежденные места и соединить эти участки. Так возник сплошной крепостной вал, идущий через горы вдоль границы его империи. Стена была задумана как укрепление против набегов воинственных кочевников монголов с севера, а также, по всей вероятности, как доказательство власти и величия императора…

Четкость и упорядоченность планировки характеризуют главные центры Ханьского государства Лоян и Чанань, выстроенные по установленным в трактатах правилам. Город, отражавший представления о правильной структуре мироздания и порядке, господствующем в Поднебесной, мыслился как завершенная в своих очертаниях крепость, обнесенная стенами и рвом с высокими массивными воротами.

После проникновения в Китай буддизма начинается строительство буддийских храмов, это прежде всего скальные храмы и пагоды.

Изобразительное искусство Китая представляли тяжеловесные бронзовые сосуды, служившие для жертвенных возлияний духам. О том, какой важный смысл придавался изготовлению бронзовых изделий, свидетельствует виртуозное мастерство их литья. Огромные сосуды весом свыше 600 кг обрабатывались с такой же тщательностью, как и маленькие. Геометрический узор отличался графической точностью, разнообразием ритмических сочетаний. Предназначенные для привлечения к человеку добрых знамений, сосуды зачастую сами принимали форму зверей или птиц - оберегов.

Наряду с бронзовыми сосудами появилось и множество предметов: круглые бронзовые зеркала, инкрустированные с оборотной стороны серебром и золотом, украшенные росписью музыкальные инструменты и мебель, яркая расписная лаковая утварь, предметы из резного дерева и камня. В гибких плетениях их узоров отразилось более многоплавное осмысление мироздания, воспринимаемого как стихия бесконечного космического движения и противоборства света и тьмы.

Синто:

Старая традиционная религия японцев, которая раньше не имела определенного названия, стала, в противовес буддизму, называться ками-но-мити, дословно – “путь Каме”, то есть “путь местных богов”, или по-китайски, син-то; последнее слово вошло и в европейские языки.

Синтоизм подвергся сильному влиянию буддизма. Синтоистские жрецы постепенно организовались в замкнутую наследственную касту. В подражание буддистским храмам начали строиться и синтоистские храмы, хотя и более простые; синтоисты стали делать изображения богов. Буддисты ввели обряд трупосожжения; в древности умерших в Японии зарывали в землю. Обе религии начали постепенно сближаться. Внутри буддистских храмов отводили уголки для синтоистских богов – ками; иногда этих ками даже просто отожествляли с буддистскими божествами. С другой стороны, и синтоистский пантеон пополнялся буддистскими божествами. Синтоизм тоже не един: он делится, прежде всего, на официальный храмовый синтоизм и сектантский синтоизм. Храмовый синтоизм был до конца второй мировой войны государственной религией Японии. Главный стержень его – догмат о божественности императорской власти. Император – потомок богини Аматерасу. Каждый японец обязан абсолютно повиноваться его священной воле. Дворец императора –святилище. Гробницы умерших императоров также делаются святилищами. Важнейшие государственные и религиозные праздники были связаны с днями памяти выдающихся императоров, начиная с легендарного Дзимму-тенновап

Тема 8: Византийская культура

Основанная в 658 г. до н. э. колония Византия была процветающим городом, так как собирала пошлину с судов, шедших из Эгейского через Мраморное в Черное море и обратно, вела интенсивную торговлю с европейскими и азиатскими странами. После разрушения города римским императором Септимием Севером (193-211) Византия была низведена в ранг второстепенных городов.

Новая история Византии связана с именем императора Константина (312-337). Это история Византии-государства, Византии-империи. Константин знаменит в истории тем, что решил воссоединить Римскую империю, распавшуюся к тому времени на две части. А также тем, что после победы над своим соперником Максенцием он предоставил свободу любым религиозным учениям, в том числе и христианству, которое до этой поры подвергалось преследованиям. В 330 г. он переносит свой двор в Византию, отныне она носит имя Константинополь и остается столицей империи более тысячи лет. С этих пор Византия фактически утратила свое историческое имя. В дальнейшем термин «Византия» обозначает политические, государственные, этнографические и культурные особенности. В историческом смысле не совсем правильно называть Римскую, а затем Восточно-Римскую империю Византийской, к тому же сами жители империи называли себя ромеями, а официальное название империи было — Романская империя. И, тем не менее, Восточно-Римскую империю называли Византийской.

Этнический состав ее, особенно в раннюю эпоху, был очень пестрым, однако господствующее положение занимали греки, а греческий язык был официальным и самым распространенным языком империи. Её культура была многослойной, включавшей как западные, так и восточные элементы, последние были весьма заметными. Основное же направление её эволюции связано с формированием самобытного духовного комплекса, в основе которого лежало православие.

С точки зрения становления и развития византивизма рассматривается и история Византии:

Первый период (примерно с IV по VIII в.) включает исторические факты, подготавливающие и характеризующие византивизм. Прежде всего это этнографический переворот. Причем, если запад Римской империи был полностью поглощен германской иммиграцией, то восток сумел приспособиться к новой этнической ситуации. Борьба с готами и гуннами обернулась не столь большими потерями. Юстиниан и Гераклий — цари VI и VII вв. — смогли организовать отношения со славянами, что дало империи определенное преимущество. Славянские племена размещались по западным и восточным провинциям по свободным землям, при гарантии невмешательства во внутренние дела общины. Фактически эти племена выступали защитой.

Второй период (VIII-IX вв.) характеризуется борьбой идей, выражавшейся в иконоборчестве. Это движение разделило империю на два лагеря, в организации которых важную роль играл и антагонизм национальностей. В 842 г. победу одержали представители лагеря иконопочитания. Это знаменовало победу эллинских и славянских элементов над восточными, азиатскими.

Третий период (конец IX-XI вв.) характеризуется распространением византивизма на Юго-Восточную Европу. Во многом благодаря Кириллу и Мефодию славянские народы вошли в среду культурных стран Европы.

Четвертый период (конец XI — начало XIII в.) - борьба Запада с Востоком, крестовые походы. Постепенно меняется цель крестоносных движений — вместо обретения святой Земли и ослабления могущества мусульман вожди приходят к мысли о завоевании Константинополя. Таким образом, основной целью политики царствующих особ было обеспечение состояния равновесия между враждебными империи элементами. Поэтому то заключались союзы христиан против мусульман, то наоборот. В частности, крестоносцев поразило, что на службе империи были половецкие и печенежские орды. В 1204 г. крестоносцы овладели Константинополем и поделили между собой империю.

Пятый период(XIII — середина XV в.) — Никейская империя (в этот период главным моментом была защита православия против католического преобладания и падение империи от турецких завоевателей).

Византия оказала значительное влияние на политическое развитие народов Южной и Восточной Европы, а также Закавказья. Она долгое время была хранителем и проводником государственно-правового наследия античности. Восприятие феодальными государствами Болгарии, Сербии, Киевской Руси и Грузии обширного культурного наследия Византийского государства способствовало их прогрессивному развитию. Процесс развития Византии был не прямолинейным. В нем были эпохи подъема и упадка, периоды торжества прогрессивных идей и мрачные годы господства реакционных. Но ростки нового, живого, передового прорастали рано или поздно во всех сферах жизни, во все времена.

Античные традиции в византийской культуре

В истории европейской, да и всей мировой культуры византийской цивилизации принадлежит особое место, для нее характерны торжественная пышность, внутреннее благородство, изящество формы и глубина мысли. В течение всего тысячелетнего существования Византийская империя, впитавшая в себя наследие греко-римского мира и эллинистического Востока, представляла собой центр своеобразной и поистине блестящей культуры. Вплоть до XIII в. Византия по уровню развития образованности, по напряженности духовной жизни и красочному сверканию предметных форм культуры, несомненно, находилась впереди всех стран средневековой Европы. Собственно византийское искусство начинается примерно с VII в., однако античная традиция в Византии никогда не прерывалась, а наиболее прочно был связан с традициями прошлого - Константинополь («Второй Рим»).

В области живописи этот процесс связан о мозаичной техникой, процветавшей в IV-VI вв. вплоть до ХII в. По византийским мозаикам можно проследить этот процесс эллинистического угасания: утрачивается монументальность, потухает цветность, рисунок становится более геометричным, схематичным. K XIV в. мозаику сменяет фреска, а затем станковая икона. Но угасание эллинистической традиции сопровождается положительным процессом вливания искусства переднеазиатских провинций. На Востоке вырабатывались новые линейно-ритмические элементы. VII в. - это конец позднеантичного периода в культуре Византии и начало Средневековья. Арабы становятся хозяевами Востока, славяне - Балкан, лангобарды - Италии. «Низы» общества усваивают более понятное им искусство ее восточных монахов, массами бегущих от арабов.

Вторая половина IX в. - это ранневизантийская фаза, совпадающая с дороманской формой на Западе. Но в отличие от Запада, Византия идет по пути компромиссов между императорской традицией и восточными формами, стилистическое единство достигается лишь в Х-XII вв. в средневизантийский период, совпадавший с романским на Западе. Станковая живопись Византии тесно связана с восточноэллинистическим портретом в технике энкаустики (восковые краски, вжигаемые в основу). Точная дата и время перехода на темперу по левкасу неизвестно. В XII в. станковая живопись становится наряду с миниатюрой ведущим типом живописи. В XII в. были созданы шедевры византийской иконописи. Представление о ее высоком уровне дает икона Владимирской Богоматери, ныне хранящаяся в Третьяковской галерее.

С X—XI вв. в византийском искусстве господствует пышная декоративность. Торжественный монументализм все чаще соединяется с усложненной символикой. Победа обобщенно-спиритуалистичекого принципа в эстетике приводит к растворению многообразия реального мира в символах. В живописи и архитектуре начинает господствовать строгая, рассудочная симметрия, спокойная, торжественная уравновешенность линий и движений человеческих фигур на фресках и мозаиках храмов. Стилизованные архитектурные ассамблеи, фантастические пейзажи фона делаются все более абстрактными и зачастую заменяются золотыми или пурпурными плоскостями. Творчество художника приобретает отныне безликий характер, оно скованно традицией и церковным авторитетом, а порывы индивидуальных творческих исканий мастера подчинены нивелирующему действию канона.

В церковной архитектуре того времени — базилика как форма культурного здания в виде удлиненной трехнефной постройки отживает свой век. Ее место занимает крестово-купольный храм, имевший в плане форму креста с равными ветвями и куполом в центре. Становление крестово-купольной архитектуры было подлинным и сложным процессом. Ее начало может быть отнесено еще к VI в., когда был создан шедевр купольной архитектуры — София Константинопольская, а завершение в основном X столетию. В X—XII вв. крестово-купольное зодчество стало развиваться как в самой Византии, так и в сопредельных с ней странах, но этот вид культурного зодчества был лишь общей канвой, на основе которой развивались его различные варианты. Появление крестово-купольной архитектуры было связано с изменением общественных отношений и эстетических представлений в империи.

Новые тенденции появились и в изменении социального содержания архитектуры. Прежде всего, происходит сокращение масштабов храма. Грандиозные храмы для народа уходят в прошлое. Распространение получают сравнительно небольшие церкви, предназначенные для городского квартала, сельского прихода, монастыря или замка. Одновременно храм растет в высоту: изменяются пропорции здания, вертикаль становится преобладающей идеей, устремление ввысь дает новое эмоциональное и эстетическое наполнение культовому зодчеству. Если раньше главную роль в культовом зодчестве играла внутренне пространство, купол смотрелся изнутри и символизировал Вселенную, то в XI—XII вв. все большее значение приобретает значение внешний вид храма. Украшение фасада здания теперь входит в общий архитектурный замысел, в единую композицию. Вместо замкнутых и закрытых фасадов и стен появляются новые архитектурные формы: фасады членятся, украшаются легкими колоннами и полуколоннами, растет число узких и длинных оконных проемов, впервые появляется асимметрия. Вешний декор здания становится самодовлеющем элементом архитектуры, увеличивая его художественную выразительность.

В архитектуру экстерьера смело и с большим вкусом вводятся цвет и декоративные украшения. Широко применяются облицовки фасадов разноцветными камнями, кирпичным узорочьем, декоративное чередование слоев красного кирпича (плинфы) и белого раствора, яркие изразцы в виде фризов. Цвет создает новый художественный облик храмов. Окончательно этот новый стиль сложился в XI в., но достиг своего апогея в XII в. В течение двух столетий происходит детальнейшее развитие основных черт нового стиля. Ощутимее становится связь внешнего и внутреннего облика храма, усиливается воздушность, легкость, элегантность архитектурных пропорций, колонны в храме делаются тоньше, удлиняется барабан купола — он становится легким, стройным, со множеством вертикальных членений, с окнами, усиливающими эффект освещения.

Во внутреннем пространстве храма прослеживается стремление к достижению большого единства. Наблюдается строгая центричность и повышение подкупольного пространства, красота храма ныне во многом определяется его устремленностью ввысь, в небеса. Во внешнем оформлении храма порой появляются пирамидальный ритм, ажурность и красочность фасадов, светотеневые контрасты. Архитектурные формы храмов второй половины XI-XII в. становится утонченнее, совершеннее, жизнерадостнее, их красочная ажурность и легкость резко контрастируют с глухим, суровым, аксетичным наружным обликом зданий предшествующего времени. Прежняя замкнутость и отрешенность уходят в прошлое, храм теперь следует созерцать не только изнутри, но и снаружи.

Тем не менее, на большой территории империи старые и новые формы культового зодчества долгое время сосуществовали. В отдельных областях преобладание получали те или иные архитектурные тенденции. В Греции с особой силой проявлялись традиции античного и ранневизантийского зодчества. В XI в. здесь строятся монументальные храмы, сохранявшие многое от более ранней архитектуры, но и несущие уже элементы нового стиля. К их числу принадлежат прославленные памятники архитектуры и живописи: Собор монастыря Хосиос-Лукас в Фокиде и монастырь Дафнии близ Афин. Собор монастыря Хосиос-Лукас был воздвигнут императором Василием II в прославление своих военных побед и неоднократно достраивался.

О светской архитектуре X-XII вв. можно узнать преимущественно из литературных памятников и описаний современников. В этот период непрерывно шло строительство и украшение императорских дворцов в Константинополе. Комплекс Большого дворца, раскинувшийся на берегу Мраморного моря, постоянно разрастался, отделывался цветными мраморами и мозаиками, что придавало ему все большую парадность и праздничность. В X в. в этом комплексе был заново отстроен дворец Вуколеон, получивший название от украшавшей его скульптурной группы быка и льва. Все торжественные приемы и церемонии X - первой половины XI в. проходили в комплексе зданий Большого дворца.

При Комнинах императорский двор покинул Большой дворец, старый центр византийской державы, символ ее власти и могущества. По политическим причинам резиденция василевсов была перенесена во вновь отстроенный Влахенский дворец, расположенный на северо-западной окраине столицы. Алексей I Комнин воздвиг здесь Дворец рядом с храмом Влахенской Божий Матери. Именно здесь он принимал крестоносных вождей и показывал сокровища имперской казны. Император Мануил I Комнин в 1156 г. расширил этот дворец, построив роскошный зал, украшенный мозаиками, на которых были изображены его походы и упомянуты названия 300 завоеванных им городов.

Дворцы аристократов и богатые дома горожан и провинциальной знати возводились по всей империи. Представление о дворце провинциального владетеля дает нам описание имения Дигениса Аркита в поэме о его подвигах. Дворец представлял собой прямоугольное строение из тесаного камня и был украшен колоннами, кровля сверкала мозаикой, а полы выложены полированным камнем. Описания светской архитектуры встречаются и в византийских романах XII в., и в исторической эпистолярной литературе. До XIII в. византийскою архитектуру можно считать одной из самых развитых и совершенных в средневековом мире. Она оказала влияние на широкий ареал стран — Болгарию, Сербию, Русь и даже в какой-то мере на романский Запад. Древнерусское государство обязано Византии первыми выдающимися архитектурными достижениями.

К X в. в византийском изобразительном искусстве, в частности в живописи, окончательно складывается иконографический канон — строгие правила изображения всех сцен религиозного содержания и образов святых, а также устойчивый канон в изображении человека. Эстетика созерцательного покоя, торжественной умиротворенности, неземной упорядоченности влекла за собой создание устойчивой и неизменной иконографии. Иконографические типы и сюжеты почти не изменялись в течение столетий. Глубокий спиритуализм эстетических воззрений византийского аристократического общества не увел, однако, искусство Византии окончательно в мир голой абстракции. В отличие от мусульманского Востока, где примат духовного начала над плотским привел к господству в изобразительном искусстве геометризма и орнаментальных форм, вытеснивший изображение человека, в искусстве Византии человек все же остался в центре художественного творчества. После победы над иконоборцами в Византии вновь утвердились идеи антропоморфенизма. В искусстве опять обратились к эллинизму, но при глубокой переработке его традиций с целью повышения духовности художественного творчества. Если языческий мир воспевал в человеке телесную красоту, то византийское искусство прославляло его духовное величие и аскетическую чистоту.

В стенных росписях, в мозаиках и иконах и даже в книжной миниатюре голова как сосредоточение духовной жизни становится доминантой человеческой фигуры, тело же стыдливо скрывается под струящимися складками одеяний, линейная ритмика сменяет чувственную экспрессию. В изображении человеческого лица на первый план выносится одухотворенность, внутреннее величие, глубина душевных переживаний. Огромные глаза с экстатически расширенными зрачками, высокий лоб, тонкие, лишенные чувствительности губы — вот характерные черты портрета в византийском искусстве классического средневековья. Из культового, художественного творчества почти совсем исчезает скульптура как искусство, прославляющее телесную, а не духовную красоту. Ее сменяет плоский рельеф и живопись (мозаика, фреска, икона). Отныне художник должен изображать не только тело, но и душу, не только внешний облик, но и внутреннею духовную жизнь своего героя. В этом, кстати сказать, важное отличие византийского искусства от западноевропейского, где скульптурные изображения Христа, мадонн, святых приобрели широчайшее распространение.

Вместо античного импрессионизма с его тончайшей нюансировкой нежных полутонов, в Византии с Х в. господствуют плотные локальные краски, наложенные декоративными плоскостями, с преобладанием пурпурных, лиловых, синих, оливково-зеленых и белых тонов. Образ человека как бы окончательно застывает в величественном бесстрастии, лишается динамизма, олицетворяет состояние созерцательного покоя. Непревзойденным образцом монументального искусства Византии середины IX в. являются мозаики Софии Константинопольской. Этот шедевр искусства неоклассического стиля был восстановлен в апсиде собора на месте уничтоженных иконоборцами мозаик, о чем свидетельствует сохранившееся надпись.

Вторая половина XI в. и весь XII в. - классическая эпоха в истории византийского искусства, его высочайший расцвет. Обобщенный спиритуалистический стиль получает законченность, единство формы и иконографии, четкое выражение эстетических идеалов. Вместе с тем в нем появляются новые черты. Стилизованная линия делается тонкой, абстрактной, контуры фигур становятся легкими, воздушными, движения выглядят более естественными, в колористической гамме наряду с плотными, определенными красками, близкими к эмалям, появляются переливчатые тона, сообщающие изображениями ирреальность, сияние; цвет и свет сливается в общей гармонии. Шедевром монументальной живописи второй половины XI в. являются замечательные мозаики и фрески уже упоминавшегося монастыря Дафнии близ Афин. Они составляют единый изумительный ансамбль, подчиненный строгому иконографическому канону.

Еще одним шедевром византийского классического стиля являются сравнительно недавно открытые мозаики южной галереи храма св. Софии в Константинополе (XII в.) Это, прежде всего великолепный Иисус. В центре расположен Христос - величественный, мудрый, суровый; по одну его сторону стоит Мария с необычайно красивым, нежным, скорбным лицом, по другую - Иоанн Креститель, его мощная фигура дышит трагической силой и напряженностью. Одухотворенные лица, исполненные возвышенной духовности, сохраняют объемность и рельефность. Впечатление усиливает красочная лепка, богатство цветовых оттенков, почти акварельная изысканность колорита. Верное чувство пропорций соразмерность частей фигур восходящие к традициям эллинизма, соединяются с экспрессией и суровостью византийского неоклассицизма.

На той же южной галерее Софии Константинопольской был открыт еще один мозаичный ансамбль, на этот раз светского характера, с портретами императоров и императриц. На одной из мозаик изображены император Константин IX Мономах (1042-1054) и его супруга императрица Зоя (умерла в 1050г.) Оба в строгих фронтальных позах, облаченные в роскошные парадные одежды, с венцами на головах стоят по сторонам восседающего на троне Христа. В руках василевса мешочек с золотом — дар на содержание церкви, в руках василиссы свиток — вероятно, дарственная грамота, подтверждающая привилегии храма. Рядом на стене император Иоанн Комнин (1118-1143), его супруга Ирина, дочь венгерского короля Ладислава, и их сын Алексей. Они стоят по сторонам Богоматери с младенцем на руках, в таких же фронтальных позах, со всеми регалиями императорской власти и с дарами в руках.

Изумительного блеска и совершенства достигает константинопольская книжная миниатюра в XI и особенно в XII в. Тонкий, каллиграфически четкий орнамент, теплый, желтоватый фон пергамента, коричневые чернила, обилие золота в декоре, мягкая колористическая гамма миниатюр, классические пропорции фигур, легкость и непринужденность их поз - все это создает чарующее впечатление. Разумеется, в книжной миниатюре происходили те же сдвиги в стиле и интерпретации изображения, что и в монументальной живописи. В XII в. миниатюры книжных кодексов становятся особенно красочными, их декор дополняется введением архитектурных пейзажей, сложной орнаментикой, движения фигур становятся более порывистыми и экспрессивными, широко применяется золотой фон.

XI век был периодом необычайного взлета книжной иллюстрации. Центром создания поистине великолепных кодексов стал императорский скрипторий в Константинополе. Здесь по заказу императоров создавались настоящие шедевры книжной миниатюры. К их числу относятся рукопись «Слов» Иоанна Златоуста, выполненная для императора Никифора Вотаниата (1078-1081). На одной из миниатюр изображен сам Никифор Вотаниан в пышном императорском облачении, в лице его проступают восточные черты, что говорит о портретном сходстве, схваченном художником. В живописи этого кодекса чувствуется влияние искусства Востока. Рукопись хранится в Парижской Национальной библиотеке. Другой жемчужиной искусства столичных мастеров миниатюристов является датируемая 1072 г. рукопись Нового Завета, созданная для императора Михаила II Дуки (Библиотека Московского университета). Крохотный по размерам кодекс, украшенный изысканной живописью, изящными заставками и инициалами, — подлинный шедевр книжного искусства. Колорит миниатюр обоих рукописей отличается мягкостью и теплотой, преобладают светлые тона, рисунок тонок и динамичен. От XII в. сохранилось также достаточно большое число памятников византийской миниатюры, ныне они хранятся в библиотеках многих европейских стран, в том числе и в России. Среди них выделяется рукопись сочинений Монаха Якова (XII в.) с прекрасными миниатюрами. Особенно впечатляет многофигурная миниатюра «Вознесение Христа». Сцена Вознесения развертывается в колоннаде огромного византийского храма, увенчанного пятью куполами и отделанной мозаикой и разным камнем. Фигуры Марии и апостолов изображены в живых смятенных позах, фигура Христа помещены в медальон, уносимый в небеса ангелами. Высокое художественные качества и исключительное мастерство создателей этих памятников выдвигают их на видное место среди произведений книжной миниатюры средневековья. Достойные параллели они находят в Европе, пожалуй, лишь во французских рукописях XIII-XIV вв.

В X-XII вв. центром производства драгоценных изделий прикладного искусства по-прежнему оставался Константинополь. Изделия столичных мастеров славились рафинированностью вкуса и техническим совершенством. Предметы роскоши украшали дворцы васисилевсов, особняки и имения знати, интерьеры храмов. В это время начинается рост провинциальных городов, где не только подражают столичным образцам, но и создают свои художественные ценности (Фессалоника, Эфес, Коринф, Афины). Произведения визанийского прикладного искусства высоко ценятся далеко за пределами империи. Высочайшего уровня развития достигла византийская торевтика — изготовление художественных изделий из золота, серебра, бронзы и других металлов. Предметы культа — реликварии, лампады, паникадила, кованные с рельефами врата храмов, складни с образцами святых, оклады икон и книг и множество видов церковной утвари были истинными произведениями искусства. Огромное распространение имели изделия из металла в быту императоров и высшей византийской аристократии. Музыкальные инструменты, ларцы, разнообразная посуда, блюда, чаши, кубки из золота и серебра составляли необходимую часть придворной жизни империи и императорского дворца.

Рассвет прикладного искусства в X-XII вв. был связан с торжеством внешнего блеска, церемониала, парадности, культа императора. Пышность церемоний, утонченный придворный этикет, праздничное великолепие, блеск и элегантность придворной жизни, ритуал процессий, культовая обрядность - происходившие в атмосфере торжественности и блеска, несомненно, подогревали особую любовь византийской аристократии к изделиям из драгоценных материалов, камням, блестящей утвари, златотканым одеждам и роскошному убранству дворцов и храмов.

Чудесные произведения прикладного искусства были в то же время орудием политики и дипломатии - раздача наград, дары храмам и монастырям, подкуп правителей иностранных государств и их послов, содействовали распространению драгоценных произведений искусства византийских мастеров далеко за границами империи. Превосходным образцом византийской торевтики является реликварий «Явление Ангела женам-мироносицам» (XI-XII вв.) (Париж, Сен-Шапель). Сложные орнаментальные мотивы в соединении с христианскими сюжетами проникают в украшение окладов икон и богослужебных книг. Ковровые узоры лиственного орнамента, пальметты, виноградные лозы часто сходны с узором заставок иллюминованных рукописей. На светских предметах - чашах, блюдах, кубках - соседствуют библейские и античные мотивы, сцены мифов и охоты, богатый орнамент.

Разумеется, была распространена и массовая продукция из металла для широких слоев населения Византийского государства. Наряду с мозаиками, торевтикой и ювелирными изделиями наиболее ярким проявления византийского художественного гения были перегородчатые эмали на золоте. Утонченная линейная стилизация, полихромия, блестящий золотой фон, чистота и яркость локальных цветов, благородство колористических сочетаний, одухотворенность образов - вот характерные признаки византийских эмалей, роднящие их с лучшими произведениями монументальной живописи и книжной миниатюре. Сохранилось немало шедевров высокого искусства византийских эмальеров. Одно из первых мест среди них принадлежит знаменитой Пала д’Оро в ризнице собора св. Марка в Венеции. Пала д’Оро представляет собой запрестольный образ, состоящий из 83 эмалевых золотых пластин византийского происхождения. В центре находится изображение Христа, на других эмалях имеются воспроизведения библейских сюжетов, в частности портрет василиссы Ирины, уже знакомой по мозаикам Софии Константинопольской. Создавалось это знаменитое произведение в разное время, но лучшие эмали относятся к XII в. Не меньшей известностью пользуются две короны венгерских королей, подаренные им византийскими императорами. Первая из них - подарок императора Константина IX Мономаха венгерскому королю Андрею I (1047-1061). Корона состоит из семи золотых с перегородчатой эмалью створок, на них изображен Константин IX Мономах, стоящий между своей супругой Зоей и ее сестрой Феодорой. Форма короны совпадает с изображение корон на головах императриц Зои и Ирины на мозаиках Константинопольской Софии. Фигуры танцовщиц и орнамент из стилизованных птиц и растений, расположенные по сторонам византийских правителей, свидетельствует об устойчивом влиянии арабского искусства на византийское художественное творчество XI—XII вв. Другая корона создавалась в несколько приемов. Первоначально это была диадема с изображением Императора Михаила II Дуки - дар жене венгерского короля Гейзы — византийской принцессе Синадене. Во второй половине XII в. при венгерском короле Беле III диадема была переделана в корону со сферическим верхом. На византийских золотых пластинах запечатлены Христос Пантократор, император Михаил II Дука, его сын Константин и венгерский король Гейза I (1074-1077). Обе короны символизируют важную политическую доктрину - византийский император предстает здесь как сюзерен венгерских королей.

Последний расцвет византийского искусства приходится на XIII-XIV вв., время правления династии Палеологов. Появляются экспрессивность образов, попытки передать пространство (мозаики церкви Кахрие-Джами в Константинополе). Но новые художественные веяния не могли развиться и окрепнуть: произошел разгром Константинополя сначала крестоносцами, а затем - турками. Лучшие мастера византийского искусства покинули страну. Так, творчество Феофана Грека смогло развиться в полную силу только на Руси.

Поздний период византийского искусства совпал с готикой и по времени, и по стилевой направленности. Искусство Византии перестает существовать с гибелью византийской государственности, но остаются жить его художественные традиции, которые оказали огромное влияние на художественную культуру стран Балканского полуострова, Южной Италии, Венеции, Армении, Грузии. Плодотворную роль сыграла Византия в развитии художественной культуры Древней Руси. В полной мере искусство Византии было оценено лишь в начале ХIXв.

Государственное устройство Византии

Эволюция государственного устройства Византийской империи растянулась на несколько столетий и опираясь на ряд научных источников можно выделить I этап (IV - середина VII в.) II этап (с конца VII до конца XII в.) и наконец III этап (XIII-XV вв.).

В самом начале Византийское государство IV-VII вв. унаследовало, с теми или иными особенностями, основные черты государственного строя позднеримской империи. Во главе государства стоял император, наследник власти римских цезарей. Он обладал всей полнотой законодательной, судебной и исполнительной власти и являлся верховным покровителем и защитником христианской Церкви. Византийская православная церковь играла огромную роль в укреплении авторитета императора.

Именно Церковь разработала и освятила официальную доктрину божественного происхождения императорской власти и проповедовала единение государства и церкви, духовной и мирской власти (их симфонию). В отличие от католической (западной) византийская церковь в гораздо большей мере экономически и политически зависела от императора, так как существовала в условиях мощного централизованного государства. Ранневизантийская Церковь была прямо подчинена императору. Наиболее полновластно вмешивался в руководство делами церкви император Юстиниан I, нередко обращавшийся с высшими церковными иерархами (епископами и патриархами) как со своими чиновниками.

Фактором, сдерживающим самовластие императора, являлось наличие особого государственного органа византийской аристократии - константинопольского сената. В сенате могли рассматриваться любые дела империи. Его влияние обеспечивалось самим составом сената, включавшим практически всю правящую верхушку господствующего класса Византии. К V в. число сенаторов составляло 2 тыс. человек. Обсуждение государственных дел сенатом, а также его право участвовать в избрании нового императора обеспечивало византийской аристократии известную долю участия в руководстве делами империи. Именно поэтому ранневизантийские императоры, включая наиболее могущественного Юстиниана I, признавали в законодательных актах необходимость «согласия великого сената и народа». Это свидетельствует об устойчивости некоторых политических традиций, сохраняющихся со времен республиканской государственности.

С VIII в. начинается новое укрепление центральной власти Византии. Оно надолго определило пути развития византийской государственности. Базой централизации и широкой завоевательной политики Византии в IX-Х вв. послужила стабилизация экономики на новой феодальной основе. Византийское государство, достигшее наивысшего развития во время правления Македонской династии (867-1057 гг.), стремилось контролировать с помощью огромного бюрократического аппарата все стороны экономической, политической и культурной жизни страны. Жестко централизованный характер империи резко отличал Византию от современных ей феодальных государств Европы.

В VIII в. политические организации и учреждения, ранее сдерживавшие всевластие византийского императора, приходят в упадок или полностью ликвидируются. С IX в. даже номинальное провозглашение императора «народом Константинополя» прекращается. Политическая роль константинопольского сената, упавшая еще в конце VII в., окончательно сводится на нет императорским указом конца IX в., лишившим сенат права участия в законодательстве империи.

Единственной, крупной политической силой в Византийском государстве остается православная (греческая) Церковь. Ее авторитет и влияние укрепляются. В частности, возрастает роль главы церкви константинопольского патриарха в общественно-политической жизни Византии. Патриархи нередко становятся регентами малолетних императоров и непосредственно вмешиваются в политическую борьбу за трон, пользуясь тем, что единственной процедурой, узаконивающей «поставление на царство», становится с VII в. венчание императора патриархом в храме Св. Софии. Однако и в это время византийской церкви не удалось добиться независимости от императорской власти. Император сохранил право выбирать патриарха из трех кандидатов, рекомендованных церковными иерархами, и низлагать неугодного патриарха.

Укрепление основ императорской власти в VIII-IX вв. сопровождалось изменением ее атрибутов. За византийскими императорами окончательно утверждаются греческие титулы василевса (царя) и автократора (самодержца). Культ императора-василевса достигает невиданных ранее размеров. Божественный император считался владыкой вселенной (Ойкумены). Его прерогативы были неограниченными. Василевс издавал законы, назначал и смещал высших чиновников, являлся верховным судьей и командующим армией и флотом. Можно не раз говорить о том произволе, который царил в период абсолютных монархий, о потоках крови, которая проливалась в угоду той или иной политике.

Традиционализм, рутина церемониалов, отработанных до мельчайших подробностей и освященных обычаем, серьезно сковывали личные возможности императоров. Их реальная власть, по мнению ряда исследователей, начинает неуклонно ослабевать. Этому способствовали новые тенденции, порожденные воздействием феодальных отношений. По мере развития в Византии феодализма между императорами и крупными феодальными землевладельцами (динатами) складываются новые для византийской государственной практики сеньориально-вассальные отношения. Начиная с Х в. византийский самодержец нередко вынужден заключать феодальные договоры с некоторыми своими подданными — динатами, беря на себя обязанности феодального сеньора.

Роль центрального государственного аппарата возросла в IX— XI вв. Государственный бюрократический аппарат в эту пору контролировал все сферы политической, экономической и даже культурной жизни Византии. Его структура стала еще более сложной и громоздкой. Количество ведомств («секретов») увеличилось до 60. С IX в. вследствие роста императорского хозяйства и двора усложняется дворцовая администрация. Различия между государственными ведомствами и дворцовыми службами становятся все менее четкими. Дворцовая администрация все чаще вторгается в руководство общегосударственными делами. Другая черта, характерная для центрального управления Византии этого времени, — распыление отдельных государственных функций между различными, нередко дублирующими друг друга государственными ведомствами. Так, финансовое управление было разделено с VII в. на несколько неподчиненных друг другу «секретов». Судебные функции были разделены между различными учреждениями: судом патриарха, судом городского префекта (эпарха), особым судом для дворцовых служб императора и др.

На высоком уровне развития в этот период в Византии сохраняются точные науки и прежде всего математика и астрономия. К V в. относится научная деятельность крупных математиков — Серена Антинейского, исследовавшего сечение конуса и цилиндра, и Феона Александрийского, кроме математики занимавшегося и астрономией. Видным математиком был философ-неоплатоник Прокл Диадох, написавший комментарий к первой книге "Начал" Эвклида. Значительных успехов достигли византийские учение этого времени и в области медицины. Врач Орибазий из Пергама (326- 403) составил медицинскую энциклопедию в 70 книгах, где не только систематизировал данные античных медиков, но и изложил самостоятельные выводы. На основе достижений античной науки и обобщения опыта строятся труды других видных медиков той эпохи - Александра Тралльского (VI я,) и Павла Эгинского (VII в.). Труды Александра Тралльского, посвященные патологии и терапии внутренних болезней, были впоследствии переведены на многие языки, в том числе на латинский. сирийский и арабский- Павел Эгинский составил медицинскую энциклопедию, позже получившую широкое распространение у арабов.

В VI в. высокого уровня развития достигает строительное дело и тесно связанная с ним механика. Талантливые архитекторы и выдающиеся учёные VI в. Исидор Милетский и Анфимий Тралльский явились создателями одного из замечательных памятников византийской архитектуры того времени — храма София в Константинополе. Анфимий Тралльский был также крупным математиком и механикам. Его перу принадлежит сочинение «Oб удивительных механизмах», пользовавшееся известностью как в Византия, так и за ее пределами.

Значительное развитые в Византии получило химическое производство, особенно изготовление красок для крашения тканей и живописи, а также художественные ремёсла - изготовление керамический изделий, мозаики и эмалей.

С агротехникой того времени знакомят нас труды по агрономии Анатолия из Бейрута и Дидимия из Александрии.

Философия Византии

Борьба между христианством и античной наукой и философией проходит красной линией через всю историю византийской культуры этого времени. Уже с IV в. господствующая церковь начала наступление на «языческую», античную философию и науку. В IV в. христианской церковью был уничтожен «языческий» научный центр в Александрии. Патриархом Феофилом была беспощадно сожжена знаменитая александрийская библиотека; в 415 г. фанатически настроенными монахами зверски убита известная преподавательница античной философии и математики Ипатия. При Юстиниане гонения против "языческой" науки и философии развёртываются с особенной силой. В 529 г. Юстиниан, опиравшийся на православную церковь, закрывает Афинскую высшую школу - крупный центр античной науки. Античную философию все больше сменяет богословие. В этот период появляется ряд богословов, систематизирующих в своих трудах основные положения христианства, Василий Великий (IV в.), Григорий Богослов (IV в.), Иоанн Златоуст (Vв.) и др.

Борись против античной науки и философии, христианская церковь выступала против экспериментального изучения природы, против всякого знания, основанного на опыте и разуме, и тем самым тормозила развитие культуры. Уже в этот период в Византии «начинает сказываться одна из особенностей средневековой схоластической учёности: полное пренебрежение к данным опыта и преклонение перед авторитетом «священного писания». Образцом деградации естественно-научных представлений византийцев VI в. по сравнению с античной наукой является «Христианская топография» Косьмы Индикодлова. Достижения античности в области космогонии и других наук отбрасываются автором и заменяются библейскими сказаниями о сотворении мира.

Однако, несмотря на преследования со стороны господствующей церкви, античная наука и философия имели ещё довольно широкое распространение и оказывали значительное влияние на развитие византийской культуры этого периода. Б византийской философии этого времени господствующим направлением является неоплатонизм, это «фантастическое сочетание стоического, эпикурейского и скептического учения с содержанием философии Платона и Аристотеля». Наиболее видным философом этого направления был Прокл Диадох(V в.), питавшийся реставрировать неоплатонизм в его дохристианской форме. Однако большинство византийских философов того времени стремится примирить неоплатонизм с христианством. Так, Дионисий Псевдо-Ареолатнит (V в.) пытался использовать" неоплатонизм для обоснования христианского вероучения. Его труды оказали значительное влияние на средневековую философию, в частности на Фому Аквинского. В VI в. для обоснования христианства стали привлекать не только неоплатонизм, но и систему Аристотеля, изъяв из неё всё наиболее прогрессивные элементы

Византийская философия Х- XII веках. Х- XII века являются в Византии периодом философских исканий и споров. Наиболее выдающимся представителем византийской философии XI в. был Михаил Пселл (1018-1078). Юрист, философ, филолог, историк и поэт, он соединял с широкой энциклопедической образованностью «таланты» льстивою царедворца и интригана. «Логика» Пселла имела распространение как в Византин, так и на Западе. Значительное влияние на философские взгляды Пселла имела философская система Платона. Ученик Пселла Иоанн Итал был также последователем платонизма и выступал против учения Аристотеля, которое использовала господствующая церковь. Он утверждал, что философское и церковное учение - это две обособленные системы, и каждая из них исследует истину совершенно самостоятельно. Обвинённый в ереси, он подвергся жестоким гонениям со стороны церкви. Философские взгляды Пселла и Итала оказали известное влияние на развитие западноевропейской философии. Византийская философия вопреки утверждениям буржуазных учёных развивалась довольно интенсивно. Это было связано с тем, что в отличие от Западной Европы в Византии никогда не прекращалась античная философская традиция, хотя она и подчинялась церковной догме. Характерной особенностью византийской философия является то, что в отличие от западноевропейской схоластики она строилась на учении античных философских учений всех школ и направлений, а не только одного Аристотеля, Ещё XII в. и Византии не была забыта материалистическая философия Демокрита и Эпикура. Философские произведения византийцев очень часто имели форму комментариев к сочинениям античных философов.

В последние века существования Византийской империи в связи с внутренним упадком в стране и внешнеполитическими неудачами в византийской философии усиливаются реакционно-мистические течения. Виднейшим представителен этого направления был Григорий Иалама (около 1297—1360)- Однако против мистических учений резко выступает учёный Варлаам, глава рационалистического направления в философии. Завязывается острая борьба, в которой принимают участие все видные ученые того времени. Господствующая церковь поддерживает Паламу и подвергает преследованиям Варлаама, наряду с этим в XIV—XV вв. в Византии зарождается новое направление в философии и науке, социально и идейно-родственное западноевропейскому гуманизму. Наиболее ярко оно проявляете у Мануила Хрисолора. Гемиста Плифона и Виссариона Никейского, учёных, философии и политических деятелей XV в. Не случайно, что именно эти деятели были тесно связаны с западноевропейскими гуманистами и, по собственному признанию последних, оказали на них большие слияние. Это течение находится в прямой связи с зарождением элементов новых буржуазных отношений в Византии XIV— XV вв.

Не прекращалось развитие точных и естественных наук. К XIII—XIV вв. относится научное творчество математиков Максима Плануда (1260—1310) и его учеников, создавших ряд трудов по геометрии, тригонометрии, астрономии и геодезии. Более глубокое изучение организма человека, его анатомии и физиологии намечается в медицине того времени.

Иконоборчество

К концу 7-го века позиции старой гражданской знати в управлении страной оказались чрезвычайно ослабленными, военная обстановка – предельно критической. Рабы ставили целью утверждение своей власти над Малой Азией, готовились к захвату Константинополя. В 717 году город был осажден с суши и моря. Критическая ситуация “отдала” власть в руки знати. Императором стал Анатолик Лев 3 Исавр (717-741), положивший начало правлению Исаврийской династии. В 718 году арбы вынуждены были снять саду и отказаться от попыток овладеть столицей Византии. Это была важная переломная веха в истории страны – начало рождения средневековой Византии.

Иконоборчество зародилось как стихийное движение, однако с 726 года оно стало официальной государственной политикой правительства. Иконоборчество возникло формально как движение против почитания икон, получившего известное распространение в 6-м веке и особенно в 7-м.

Борьба вокруг икон не была просто предлогом, удобным поводом для размежевания поляризовавшихся социальных сил. Она была проявлением тех глубинных сдвигов, представлениях, которые в связи с перестройкой социальных отношений происходили в эпоху действительно непосредственного перехода общества к средневековью. Иконоборчество в какой-то мере зарождалось и как протест против богатой городской церкви с ее пышным официозным культом, бесчисленным паразитическим городским монашеством, античными традициями жизни городского духовенства. Оно было движением тех, которые преодолевали неизжитое старое, и способствовали формированию новой Византии.

Было бы ошибочно рассматривать иконоборческое движение только как верхушечное. Оно получило широкую массовую опору в крестьянстве, что уточняет его социальные характеристики. Оно смыкалось с формировавшимся, с 7-го века, развивавшимся павликанством. В последнем возрождались идеалы раннего христианства, сдобренные более близкими по времени социальными идеями манихейства.

Фактически общинное крестьянство на время “взяло” деревенскую церковь “в свои руки”, создало свою религиозную организацию и в какой-то мере противопоставило ее официальной церковной. Отсюда понятно и размежевание сил. Иконопочитатели – это, в первую очередь, ослабленное, но многочисленное старое городское духовенство, монашество, связанные с ними старые городские собственники – ктиторы, остатки прежней гражданской знати и значительная часть зависимого от них городского населения и бедноты.

Благодаря иконоборческой политике, полученным от нее средствам Лев 3 смог создать стабильную боеспособную армию, которая могла противостоять арабской коннице. Разгром арабов в битве при Акроине, в самом “сердце” Малой Азии, в 740 году был итогом, означающим, что арабам не удастся утвердить свое господство над Малой Азией, что он останется византийской, станет “колыбелью” средневековой Византии.

Иконоборчество и его социальная сущность. С именем исаврийских императоров связана крупная секуляризация церковных. Исаврийские императоры получили от современников иконоборцев. Они издавали указы против иконопочитания, иконы по их приказанию выносились из храмов и частью уничтожались. Церковь обвиняла императора на основании этого в иконоборческой ереси. Однако политика исаврийских императоров далеко выходила за рамки часто религиозных распрей, начавшихся к тому же в Византии ещё до их воцарения Императоры Лев Ш, Константин V и их преемники выступали против иконопочитания как раз в разгар борьбы с крупным церковно-монастырским землевладением. Иконоборчество было лишь своего рода предлогом, используя который, правительство закрывало наиболее крупные монастыри и конфисковало церковно-монастырское имущество. Взятые в казну земли были распределены как «бенефиции» среди формировавшегося византийского рыцарства. Для обозначения такого предоставлявшегося за военную службу участка монастырской земли в Византии в Византии существовал специальный термин «харистикий» («милость», «благодеяние»), соответствующий по значению латинскому слову «бенефиций».

Великий Раскол 1054 года:

Причины раскола носили отчасти социальный характер, поскольку постепенно развивавшиеся и обострявшиеся культурные и языковые различия проявились в долгом соперничестве за первенство авторитета и власти двух имперских столиц, восточной и западной, и, соответственно, - двух церквей, олицетворяемых этими столицами. Не последнюю роль сыграли также и различия в восточной и западной богослужебной практике. Споры возникли и по поводу западной формулировки Никейского символа веры, в котором первоначально говорилось об исхождении Святого Духа от Отца и в который Западная церковь включила слова, указывающие на то, что Дух исходит не только от Отца, но и «от Сына».

Невозможно назвать точную дату окончательного раскола между Восточной и Западной церквами. Обычно в качестве такой даты называют 1054, однако позже единство церкви было опять восстановлено, так как после того, как в 4-м крестовом походе (1204) крестоносцами был захвачен и разграблен Константинополь, византийский престол занял Балдуин Фландрский (1171-1205), провозгласивший объединение Восточной и Западной церквей под властью папы Римского. Впрочем, греки ненавидели латинян, и в 1261, когда крестоносцы были изгнаны из Византии, установленная ими уния распалась. Последующие попытки возобновить эту унию - с целью заручиться поддержкой Запада в борьбе против Османской империи - завершались успехами в высших эшелонах власти, но не находили сочувствия среди населения.

Философия Византии: В IV веке при императоре Константине Великом христианство обрело статус официальной государственной религии Римской империи . В это время уже существовала ранняя патристика – сочинение “отцов церкви”, которые заложили христианского религиозно-философского мировоззрения .

Идейными источниками раннехристианской философии был ряд течений – стоицизм , поздний платонизм , пифагореизм и другие . Важнейшим представителем религиозной философии первых веков нашей эры принято считать Филона из Александрии. В центре внимания Филона была тема Бога , осмысленная с позиции философского , а не мифологического мышления .

Религиозные мотивы присутствовали и в таком течении , как гностизм . Гностики (Валентин , Василид и др.) учили , что развитие мира предстовляет собой борьбу света и тьмы , сил добра и зла .

Манихейство также относилось к числу ранних религиозных философских течений . В нем противоположность добра и зла , света и тьмы была доведена до крайности . Основатель – Мани из Персии .

Неоплатонизм (Порфий , Плотин и др. ),был идеализм , вобравший в себя ряд религиозно-мифологических идей и сказаний .

Большую роль в обосновании и защите важнейших христианских постулатов сыграли апологеты (Иустин Мученик , Татиан ,Тертуллиан ) .

Юстин Мученик доказывал , что все наиболее мудрые идеи воплотились в Библии , а не в учениях и верованиях “варварских народов”.

Татиан весьма резко отзывался о языческой религии , а ее сторонников называл слепыми людьми , не знающих Бога .

Тертуллиан тоже негативно относиля к античной философии , хотя и пользовался многими ее понятиями .

К числу первых апологетов относится также Тит Флавий Климент .Живя в Александрии , он старался убедить язычников в преимуществе новой религии и обратить их в христианство.

В IV веке большой вклад в философию раннего христианства внес Григорий Нисский, сделавший попытку разработать систему православного богословия.

В ранний период в Византии еще сохранялись старые центры античной образованности - Афины, Александрия, Бейрут, Газа. Однако наступление христианской церкви на античную языческую образованность привело к упадку некоторых из них. Был уничтожен научный центр в Александрии, во время пожара погибла знаменитая Александрийская библиотека, в 415 г. фанатичное монашество растерзало выдающуюся женщину-ученого, математика и философа Ипатию. При Юстиниане была закрыта высшая школа в Афинах -последний очаг античной языческой науки.

В дальнейшем центром образованности становится Константинополь, где в IX в. создается Магнаврская высшая школа, в которой наряду с богословием преподавались и светские науки. В 1045 г. в Константинополе был основан университет, имевший два факультета - юридический и философский. Там же была создана высшая медицинская школа. По стране были разбросаны низшие школы, как церковно-монастырские, так и частные. В крупных городах и монастырях встречались библиотеки и скиптории, где переписывались книги.

Господство схоластического богословского мировоззрения не смогло задушить в Византии научное творчество, хотя и тормозило его развитие. В области техники, особенно ремесленной, благодаря сохранению многих античных приемов и навыков Византия в период раннего средневековья значительно обгоняла страны Западной Европы. Более высоким был уровень развития и естественных наук. В математике наряду с комментированием древних авторов развивалось и самостоятельное научное творчество, питаемое потребностями практики — строительного дела, ирригации, мореплавания. В IX-XI вв. в Византии начинают применять индийские цифры в арабском написании. К IX в. относится деятельность крупнейшего ученого Льва Математика, который изобрел систему светового телеграфа и заложил основы алгебры, использовав буквенные обозначения в качестве символов.

В сфере космографии и астрономии шла острая борьба между защитниками античных систем и сторонниками христианского мировоззрения. В VI в. Косьма Индикоплов (т. е. «плававший в Индию») в своей «Христианской топографии» поставил задачей опровергнуть Птолемея. Его наивная космогония основывалась на библейских представлениях о том, что Земля имеет форму плоского четырехугольника, окруженного океаном и покрытого небесным сводом. Однако античные космогонические представления сохраняются в Византии и в IX в. Проводятся астрономические наблюдения, хотя они еще очень часто переплетаются с астрологией. Значительных успехов достигли византийские ученые в области медицины. Византийские медики не только комментировали труды Галена и Гиппократа, по и обобщали практический опыт.

Потребности ремесленного производства и медицины стимулировали развитие химии. Наряду с алхимией развивались и начатки подлинных знаний. Здесь сохранялись античные рецепты производства стекла, керамики, мозаичной смальты, эмалей и красок. В VII в. в Византии был изобретен «греческий огонь» - зажигательная смесь, дающая негасимое водой пламя и даже воспламеняющаяся при соприкосновении с ней. Состав «греческого огня» долго держался в глубокой тайне, и лишь позднее установили, что он состоял из нефти, смешанной с негашеной известью и различными смолами. Изобретение «греческого огня» на длительное время обеспечило Византии перевес в морских сражениях и во многом способствовало ее гегемонии на море в борьбе с арабами.

Широкие торговые и дипломатические связи византийцев способствовали развитию географических знаний. В «Христианской топографии» Косьмы Индикоплова сохранились интересные сведения о животном и растительном мире, торговых путях и населении Аравии, Восточной Африки, Индии. Ценные географические сведения содержат сочинения византийских путешественников и паломников более позднего времени. Параллельно с расширением географических знаний шло знакомство с флорой и фауной различных стран, обобщаемое в трудах византийских ученых-естествоиспытателей. К X в. относится создание сельскохозяйственной энциклопедии — «Геопоники», обобщившей достижения античной агрономии.

Вместе с тем в византийской культуре все больше проявляется стремление приспособить достижения эмпирической науки к религиозным представлениям.

Тема 9: Средневековая западноевропейская культура

Периоды средневековья

Влияние Римо-католической Церкви на формирование и развитие западноевропейских государств

Положение римско-католической церкви с момента падения Рима отличалось от положения греко-католического христианства. Так, уже в V в. Византийские императоры добились существенного подчинения церкви своей власти, включения ее в политическую систему. Несмотря на то, что высшим органом греко-кафолической церкви являлись соборы, решение об их созыве принимал византийский император. На Западе Европы положение церкви было иным. Она не только не подчинялась верховной политической власти, но и сохранила практически полную самостоятельность в решении внутренних и целого ряда политических вопросов, начиная с IV в., с момента оформления института папства. Впрочем, история папства знала и период резкого ослабления (X — сер. XI вв.), когда в условиях обострившейся междоусобицы папский престол был временно подчинен светской власти германских императоров. Но уже с середины XI в. могущество и независимость пастырей римско-католической церкви были восстановлены. А в последующий период Классического Средневековья (XII—XIII вв.) влияние католической церкви и папства на все сферы общественной жизни еще более возросло. Достаточно упомянуть о самом могущественном главе католической церкви папе Иннокентии Ш 1198—1216). Если его предшественнику Григорию VII (1073—1085) пришлось бороться за разграничение власти духовной от светской, то спустя сто лет Иннокентию III уже удалось не только получить практическую независимость от светской власти, но и заставить отдельных монархов признать вассальную зависимость от Ватикана. Преемник Григория VII имел уже полное основание сравнивать власть духовную и светскую с солнцем и луной: подобно тому как луна получает свой свет от солнца, так и королевская власть получала при Иннокентии III свой блеск и величие от власти папской. Соответственно активизировалось вмешательство церкви в международные дела, расширилась миссионерская деятельность, возросло ее экономическое могущество.

Средневековье - время многообразных и государственно-правовых процессов, совершавшихся в различных частях мира. В историческом масштабе ведущей тенденцией развития этой эпохи стало утверждение феодализма. В Западной Европе этот процесс в основном прошел четыре главных этапа: раннефеодальная монархия, ленно вассальная монархия (феодальная раздробленность), сословно-представительная монархия, абсолютная монархия. Естественно, не все страны проделали этот путь одновременно и в полном объеме. Это во многом определялось особенностями их национальной истории. В странах Западной Европы стала развиваться правовая система. Важной чертой этого процесса периода феодальной раздробленности было отсутствие единого права для всей страны, что, однако, не устраняло тождественности его основ не только в национальных, но и общеевропейских масштабах , что объясняется принципиальным единством социально-экономических процессов, развившихся в географически определенных странах. Обособленно развивалось феодальное право Англии. Вскоре обозначились первоначальные очертания деления западноевропейского права на англосаксонскую ветвь права и континентальную , своеобразной подсистемой которой стало римское право. Диалектика многообразия и единства составляет важную сторону истории права средневековья. Так, римско-католическая церковь играла большую роль в Западной Европе, так как была в то время мощной экономической, политической, культурной организацией и носительницей идеологии средневековья в виде христианской религии, приспособленной к феодальным отношениям. Догмы церкви стали политическими аксиомами, а библейские тексты имели силу закона. «Церковь являлась наивысшим обобщением и санкцией царствующего феодального строя». Исключительное положение римская церковь завоевала в XI в. До этого времени духовенство и римский папа были в зависимости от монархов и сеньоров. К концу XI в. положение церкви резко изменилось. В руках церкви сосредоточились огромные земельные богатства, доходы с которых постоянно пополнялись огромными изыманиями в виде десятины иных церковных сборов. Церковные богатства не дробились, их нельзя было продать или передать иным способом, они пополнялись за счет приношений, пожалований, дарений и завещаний. Церковь обогащалась на ростовщических операциях. Богатые и влиятельные монастыри были ремесленными, торговыми и культурными центрами единственными среди всеобщего разрушения римской культуры, учиненного варварами. Церковь монополизировала в своих руках идеологию и образованию. Наконец, церковь являла собой образец организации среди всеобщей разобщенности, причем не только внутри каждой страны, но и в целой Европе. Все это намного подымало и укрепляло ее положение. Одним из наиболее деятельных борцов за преобладание церкви под светской властью был папа Григорий VII, Гильдейранд (1073-1085).

Раннее Средневековье — время, когда в Европе происходили бурные и очень важные процессы. Прежде всего, это — вторжения так называемых варваров (от латинского barba — борода), которые уже со II века нашей эры постоянно нападали на Римскую империю и селились на землях ее провинций. Эти вторжения закончилось падением Рима.

Новые западноевропейцы при этом, как правило, принимали христианство, которое в Риме к концу его существования было государственной религией. Христианство в различных его формах постепенно вытесняло языческие верования на всей территории Римской империи, и этот процесс после падения империи отнюдь не прекратился. Это второй важнейший исторический процесс, определявший лицо раннего Средневековья в Западной Европе.

Третьим существенным процессом было формирование на территории бывшей Римской империи новых государственных образований, создававшихся теми же «варварами». Многочисленные франкские, германские, готские и прочие племена были на деле не такими уж дикими. Большинство из них уже имели зачатки государственности, владели ремеслами, включая земледелие и металлургию, были организованы на принципах военной демократии. Племенные вожди стали провозглашать себя королями, герцогами и т. д., постоянно воюя друг с другом и подчиняя себе более слабых соседей. На Рождество 800 года король франков Карл Великий был коронован в Риме католическим и как император всего европейского запада. Позднее (900 год) Святая Римская империя распалась на бесчисленное множество герцогств, графств, маркграфств, епископств, аббатств и прочих уделов. Их властители вели себя как вполне суверенные хозяева, не считая нужным подчиняться никаким императорам или королям. Однако процессы формирования государственных образований продолжались и в последующие периоды. Характерной особенностью жизни в раннее средневековье были постоянные грабежи и опустошения, которым подвергались жители Священной Римской империи. И эти грабежи и набеги существенно замедляли экономическое и культурное развитие.

В период классического, или высокого Средневековья Западная Европа начала преодолевать эти затруднения и возрождаться. С Х века сотрудничество по законам феодализма позволило создать более крупные государственные структуры и собирать достаточно сильные армии. Благодаря этому удалось остановить вторжения, существенно ограничить грабежи, а затем и перейти постепенно в наступление. В 1024 году крестоносцы отняли у византийцев Восточную Римскую империю, а в 1099 году захватили у мусульман Святую землю. Правда, в 1291 году и то и другое были опять потеряны. Однако из Испании мавры были изгнаны навсегда. В конце концов западные христиане завоевали господство над Средиземным морем и его . островами. Многочисленные миссионеры принесли христианство в королевства Скандинавии, Польши, Богемии, Венгрии, так что эти государства вошли в орбиту западной культуры.

Наступившая относительная стабильность обеспечила возможность быстрого подъема городов и общеевропейской экономики. Жизнь в Западной Европе сильно изменилась, общество быстро утрачивало черты варварства, в городах расцветала духовная жизнь. В целом европейское общество стало намного более богатым и цивилизованным, чем во времена античной Римской империи. Выдающуюся роль в этом играла христианская церковь, которая тоже развивалась, совершенствовала свое учение и организацию. На базе художественных традиций Древнего Рима и прежних варварских племен возникло романское, а затем блестящее готическое искусство, причем наряду с архитектурой и литературой развивались все другие его виды — театр, музыка, скульптура, живопись, литература. Именно в эту эпоху были созданы, например, такие шедевры литературы как «Песнь о Роланде» и «Роман о Розе». Особенно большое значение имело то, что в этот период западноевропейские ученые получили возможность читать сочинения античных греческих и эллинистических философов, прежде всего Аристотеля. На этой основе зародилась и выросла великая философская система Средневековья — схоластика.

Позднее Средневековье продолжило процессы формирования европейской культуры, начавшиеся в период классики. Однако ход их был далеко не гладким. В XIV — XV веках Западная Европа неоднократно переживала великий голод. Многочисленные эпидемии, особенно бубонной чумы («Черная смерть»), тоже принесли неисчерпаемые человеческие жертвы. Очень сильно замедлила развитие культуры Столетняя война. Однако, в конце концов города возрождались, налаживалось ремесло, сельское хозяйство и торговля. Люди, уцелевшие от мора и войны, получали возможность устраивать свою жизнь лучше, чем в предыдущие эпохи. Феодальная знать, аристократы, стали вместо замков строить для себя великолепные дворцы как в своих поместьях, так и в городах. Новые богачи из «низких» сословий подражали им в этом, создавая бытовой комфорт и соответствующий стиль жизни. Возникли условия для нового подъема духовной жизни, науки, философии, искусства, особенно в Северной Италии. Этот подъем с необходимостью вел к так называемому Возрождению или Ренессансу.

В период раннего средневековья (V – VII вв.) влияние церкви на мировоззрение бело особенно сильным. Позже оно стало ослабевать, общество получило доступ к академическому образованию, светской литературе, возникло философское свободомыслие. Официальная культура эволюционировала от идеи отрицания земных ценностей к их признанию. Народной культуры такая эволюция не коснулась, поскольку она не порывала с реальностью земной жизни. Мироощущение простого человека было связано, прежде всего, с непосредственной деятельностью, с телесностью. Средневековый человек подходил к миру со своей собственной мерой, и такой мерой было его тело. Он не относился к нему как к темнице души, поскольку мало отличал одно от другого. Его собственное сознание обладало для него такой же реальностью, как и его жизненный мир. Но и наоборот, в природе средневековый человек видел то, что было в его сознании. Он действительно видел русалок, леших и домовых, поскольку в них он верил с детства и вырастал в постоянном ожидании встреч с ними. Это было языческое сознание, и не церковь, а город освобождал средневекового человека от языческой близости с природой. Город стал произведением человека, и именно поэтому человек безоглядно доверился ему, не замечая, что в гораздо большей мере сам становится произведением города.

Церковь и ереси

В середине века наибольшего развития достигли ереси. Они представляли собой всевозможные отклонения от официальной христианской догматики и культа. Еретические движения носили в основном антицерковный и антифеодальный характер и стали массовыми в связи с появлением и расцветом городов. Средневековые ереси делились на бюргерские и крестьянско-плебейские. Последние были более радикальны, крестьяне отстаивали свои убеждения часто с оружием в руках. К еретическим относятся движения “апостольских братьев”, таборитов, альбигойцев, арнольдистов. Характерно, что еретики воспринимали христианскую церковь так, как иудейские пророки и первые христиане-общинники воспринимали язычников. Еретики создавали простые религиозные организации, проповедовали “апостольскую бедность”, вводили упрощенную обрядность, признавали источником веры лишь Новый Завет. Особенно резкие нападки у них вызывала продажа католической церковью индульгенций — полного или частичного отпущения грехов. Одним из средств борьбы с ересями было официальное признание некоторых умеренных сект и учреждение на их основе нищенствующих орденов, наиболее значительными из которых были францисканский, доминиканский, августинский. Среди ересей были распространены мистические идеи, например, еретическими были объявлены многие положения в учении М. Экхарта.

Инквизиция

В борьбе с мистицизмом использовались тайное судопроизводство и пытки, софистические ухищрения и запугивания, с помощью которых у жертв вырывали признание вины. С XIII в. инквизиция существовала как самостоятельное учреждение под властью главы католической церкви — папы. Особенно жестокими были действия инквизиторов в Испании. Процветали шпионаж и доносы, изобретались утонченные методы и страшные орудия пыток. Инквизиция поставила себе целью дать возможность еретикам еще при жизни испытать муки ада. Чудовищнее всего было то, что все пытки и казни творились “именем Христа”. “Не судите, да не судимы будете, - говорил Христос в Нагорной проповеди. — Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить”. Действия инквизиции свидетельствуют о том, насколько живучи были в средневековом обществе чисто языческие отношения к вере и к человеку, ведь утверждение веры посредством пыток и издевательств не может быть названо христианским. С другой стороны, сами инквизиторы с одинаковым рвением отправляли на костер и “колдуна”, и ученого. Инквизиторы не признавали разницы между чародейством и наукой, между язычеством и свободомыслием. Видя в любом отклонении мысли проявление язычества и борясь с ним языческими же методами, инквизиторы ничего, кроме язычества, не могли утвердить в средневековом обществе.

Крестовые походы

осенью 1095 года папа Урбан II собрал во французском городе Клермоне церковный собор. На этом соборе он впервые призвал всех добрых христиан на борьбу с неверными магометанами и провозгласил лозунги этого похода: освобождение Гроба Господня и Палестины, важнейшей святыни христианства, и самой Святой земли.

Первый крестовый поход.

Летом 1096г. впервые в истории огромное христианское войско из представителей многих народов двинулось в поход на Восток. Это войско состояло отнюдь не из благородных рыцарей, в походе участвовали также вдохновленные идеями креста крестьяне и плохо вооруженные горожане, мужчины и женщины. В общей сложности, соединенные в шесть больших групп, в этот поход выступили от 50 до 70 тысяч человек, причем большинство из них проделало большую часть пути пешком.

В июле 1099г. крестоносцам удалось взять Иерусалим.

Вскоре после взятия Иерусалима крестоносцы овладели большей частью восточного побережья Средиземного моря. На захваченной территории в начале XII в. рыцарями было создано четыре государства: королевство Иерусалимское, графство Триполи, княжество Антиохийское и графство Эдесское. Власть в этих государствах строилась на основе феодальной иерархии. Возглавлял ее король Иерусалимский, остальные три правителя считались его вассалами, но на деле были самостоятельны. Огромное влияние в государствах крестоносцев имела Церковь. Ей принадлежали и большие земельные владения.

С завоеванием Гроба Господня была достигнута основная цель этого крестового похода. После 1100г. крестоносцы продолжали расширять свои владения. С мая 1104г. им принадлежал Аккон, крупный торговый центр на Средиземном море. В июле 1109г. они захватили Триполи и тем округлили свои владения. Когда государства крестоносцев достигли максимальных размеров, их площадь простиралась от Эдессы на севере до залива Акаба на юге.

Второй крестовый поход.

Государства крестоносцев были со всех сторон окружены народами, чью территорию они захватили. В 1137г. византийский император Иоанн II напал на Антиохию и завоевал ее. Государства крестоносцев были между собой в таком разладе, что даже не помогли Антиохии. Под конец 1143г. мусульманский полководец Имад-ад-дин Зенги напал на графство Эдесса и вырвал его у крестоносцев.

По просьбе иерусалимского короля Папа Евгений III вновь призвал к крестовому походу. Организацию его взял на себя аббат Бернар Клервоский. 31 марта 1146г. перед вновь воздвигнутой церковью св. Магдалины в Везеле, в Бургундии, он в пламенных речах увещевал своих слушателей принять участие в крестовом походе. Несметные толпы последовали его призыву.

Вскоре целое войско выступило в поход. Германский король Конрад III и французский король Людовик VII встали во главе этого войска. Весной 1147г. крестоносцы вышли из Регенсбукга. Французы предпочли путь через Средиземное море. Германские же войска без особых происшествий прошли через Венгрию и вошли в византийские земли. Когда воинство креста проходило через Анатолию, оно подверглось под Дорилеем нападению сельджуков и понесло большие потери. Королю Конраду удалось спасти и попасть в Святую землю лишь благодаря византийскому флоту.

В 1148г. неподалеку от Лаодикеи французы подверглись яростному натиску мусульман. Помощь византийской армии оказалась совершенно недостаточной - по-видимому, император Мануил в глубине души желал поражения крестоносцев.

Между тем Конрад III, Людовик VII, патриарх и король Иерусалима провели тайный совет об истинных целях крестового похода и приняли решение всеми наличными силами овладеть Дамаском, сулившим им богатую добычу. Но таким решением они лишь толкнули сирийского правителя в объятия сельджукского князя из Алеппо, который надвигался с большим войском и с которым отношения у Сирии были до этого враждебными.

Вскоре стало ясно, что второй крестовый поход не достигнет своей цели - вернуть утраченную Эдессу. 3 июля 1187г. у селения Хиттин, западнее Генисаретского озера, разгорелось жестокое сражение. Мусульманское войско численно превосходило силы христиан. В результате крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Это поражение имело роковые последствия для государств крестоносцев. У них больше не было боеспособного войска. В руках христиан осталось всего несколько мощных крепостей на севере: Крак-де-Шевалье, Шатель Блан и Маргат.

Третий крестовый поход.

Иерусалим пал. Весть эта потрясла весь христианский мир. И снова в Западной Европе нашлись люди, готовые идти на борьбу против мусульман. Уже в декабре 1187г. на страсбургском рейхстаге первые из них приняли крест. Весной следующего года их примеру последовал германский император Фридрих I Барбаросса. Кораблей не хватало, поэтому решено было не идти морем. Большая часть войска двинулась по суше, несмотря на то, что путь этот был нелегок.

11 мая 1189г. войско вышло из Регенсбурга. Возглавил его 67-летний император Фридрих I. Из-за нападений сельджуков и нестерпимой жары крестоносцы продвигались очень медленно, среди них начались повальные болезни. 10 июня 1190г. император утонул при переправе через горную реку Салеф. Его гибель была тяжелым ударом для крестоносцев. Особого доверия к старшему сыну императора у них не было, а поэтому многие повернули обратно. Лишь небольшое число верных рыцарей продолжило свой путь под предводительством герцога Фридриха. 7 октября они подошли к Аккону.

Французские и английские части вышли из Везеле лишь в конце апреля 1190г., потому что между Францией и Англией постоянно возникали раздоры. Между тем немецкое войско при поддержке пизанского флота осадило Аккон. В апреле 1191г. подоспел французский флот, а вслед за ним и английский. Саладин был вынужден капитулировать и сдать город. Он всячески старался избежать_ заранее оговоренного выкупа, и тогда английский король Ричард I Львиное Сердце не колеблясь приказал убить 2700 пленных мусульман. Саладину пришлось просить перемирия. Победители вслед за английским королем отошли к югу и направились через Яффу в сторону Иерусалима. Иерусалимское королевство было восстановлено, хотя сам Иерусалим по-прежнему оставался в руках мусульман. Столицей королевства стал теперь Аккон. Власть крестоносцев ограничивалась в основном полосой побережья, которая начиналась чуть севернее Тира и тянулась до Яффы, а на востоке не доходила даже до реки Иордан.

Четвертый крестовый поход.

Рядом с этими неудачными предприятиями европейских рыцарей совершенно отдельно стоит 4-й крестовый поход, сравнявший с неверными православных христиан-византийцев и приведший к гибели Константинополь. Инициатором его стал Папа Иннокентий III. Первейшей его заботой было положение христианства на Ближнем Востоке. Он захотел снова примерить латинскую и греческую церкви, укрепить господство церкви, а заодно и собственные притязания на верховное главенство в христианском мире.

В 1198г. он развернул грандиозную агитацию за очередной поход во имя освобождения Иерусалима. Папские послания были разосланы во все европейские государства, но, кроме того, Иннокентий III не обошел своим вниманием еще одного христианского правителя - византийского императора Алекскея III. Он тоже, по мнению Папы, должен был двинуть войска в Святую землю. Он дипломатично, но не двусмысленно намекнул императору, что в случае несговорчивости византийцев на Западе найдутся силы, которые готовы выступить против них. На самом деле, Иннокентий III мечтал не столько о восстановлении единства христианской церкви, сколько о подчинении Византийской греческой церкви Римско-католической.

Четвертый крестовый поход начался в 1202г., и первоначально его конечным пунктом намечался Египет. Путь туда лежал через Средиземное море, а крестоносцы, несмотря на всю тщательность подготовки “святого паломничества", флотом не располагали и поэтому вынуждены были обратиться за помощью к Венецианской республике. С этого момента маршрут крестового похода резко изменился. Дож Венеции Энрико Дандоло потребовал за услуги огромную сумму, а крестоносцы оказались неплатежеспособны. Дандоло это не смутило: он предложил “святому воинству" компенсировать недоимки захватом далматинского города Задара. В 1202г. Задар был взят, воинство крестоносцев погрузилось на корабли, и отправилось под стены Константинополя. Поводом для такого поворота событий послужила борьба за престол в самой Византии. Дож Дандело, которому понравилось сводить счеты с конкурентами руками крестоносцев, сговорился с предводителем “Христова воинства" Бонифацием Монферратским. Папа Иннокентий III поддержал предприятие - и маршрут крестового похода был во второй раз изменен.

Осадив в 1203г. Константинополь, крестоносцы добились восстановления на троне императора Исака II, который за поддержку обещал щедро заплатить, однако оказался не так богат, чтобы сдержать слово. Разгневанные таким поворотом дела “освободители святой земли - в апреле 1204г. штурмом взяли Константинополь" и подвергли его погрому и разграблению. После падения Константинополя была захвачена часть Византийской империи. На ее развалинах возникло новое государство - Латинская империя, созданная крестоносцами. Она простояла недолго, до 1261г., пока не рухнула под ударами завоевателей.

После падения Константинополя, призывы идти освобождать Святую землю на время затихли, пока дети Германии и Франции не отправились на этот подвиг, обернувшийся для них гибелью. Последовавшие следом четыре крестовых похода рыцарей на Восток успеха не принесли. Правда, во время шестого похода императору Фридриху II удалось освободить Иерусалим, но “неверные" через 15 лет вернули себе утраченное.

После провала восьмого похода французских рыцарей в Северную Африку и гибели там французского короля Людовика IX, призывы римских священников к новым подвигам “во имя веры Христовой" отзыва не находили. Владения крестоносцев на Востоке постепенно захватывались мусульманами, пока в самом конце XIII в. не перестало существовать Иерусалимское королевство.

В первую очередь, крестовые походы открыли европейцам другие страны. Благодаря контактам с Востоком европейцы познакомились с новыми приемами обработки металлов, в том числе с ювелирным ремеслом, с давних времен превосходно развитым на Востоке. Европейские ремесленники освоили производство дорогих тканей, которые прежде поступали только через купцов. Арабская медицина, основанная на многовековой греческой фармакологии и обогащенная восточными рецептами, оказала влияние на развитие медицины европейской. Большое влияние оказал Восток и на развитие сельского хозяйства средневекового Запада. Во-первых, крестоносцы привезли новые сельскохозяйственные культуры. Греча, рис, шафран вошли в обиход европейских крестьянских хозяйств. К тому же, за время крестовых походов в самой Европе сельское хозяйство начало развиваться несколько более свободно. Крестьяне, от которых феодалы требовали преимущественно денежную ренту, а не продуктовый оброк, стали гораздо более самостоятельны, и сеяли не только то, что от них требовалось. Некоторые участники крестовых походов (в том числе и рыцари), вернувшись из похода на родину, сами начинали заниматься сельским хозяйством, наученные восточным опытом. Благодаря крестовым походам европейские купцы освоили новые торговые пути, на которых прежде безраздельно хозяйничали арабы и византийцы. Генуя и Венеция, две вечные соперницы, именно благодаря крестовым походам многократно умножили свои богатства. С конца XIII века одним из важнейших элементов торговой деятельности Западной Европы стала так называемая «левантийская» торговля. Это было основное направление, по которому теперь в Европу поступали восточные товары. Контролировали этот путь сами европейцы, не зависевшие более от Византии. В Восточном Средиземноморье венецианцы и генуэзцы, первопроходцы восточной торговли, основали множество купеческих поселений — факторий. Богатейшая греческая культурная и научная традиции сохранились главным образом в землях, принадлежавших Византии, там, где в римскую эпоху цвела эллинистическая культура. Когда в Малую Азию и на Ближний Восток пришли арабы, они восприняли обширное наследие греческих философов и ученых. Труды Аристотеля и Платона, Гиппократа и многих других выдающихся греков были переведены на арабский язык. Эти переводы в XII—XIII веках попали в Европу. Многим просвещенным европейцам к этому времени были уже тесны рамки «христианской науки», главной дисциплиной которой по-прежнему было богословие. Научные труды по механике, медицине, написанные арабскими учеными на основе трудов древних греков, пробудили в европейцах интерес и к первоисточникам. Европейское Возрождение, эпоха невиданного расцвета светской культуры и науки, многим обязано именно арабам. Начиная с XIV века, итальянские, французские, английские ученые занимались поиском греческих рукописей, переводов книг греческих мудрецов, осваивали греческий и переводили эти книги на более близкую и привычную для европейцев латынь.

Падение Римской империи в 476 г.н.э. ознаменовало начало в Европе эпохи средних веков (V-XVв.в.), периода феодальных отношений .Характерными чертами феодализма были закрепощение крестьян , господство натурального хозяйства , иерархическая структура общества и медленные темпы его развития . Основной темой философствования была тема Бога , проблема соотношения веры и знания .

Само христианство возникло на волне кризиса и распада Римской империи и поначалу и поначалу была религией обездоленных и рабов .

В развитии христианской средневековой философии принято выделять два крупных периода . Первый – патристика, или учение “отцов церкви” (А. Августин и др.), которые заложили основы религиозной философии . Второй период – схоластика (Фома Аквинский и др), когда эта философия стала достоянием общественного сознания и духовной культуры общества . В рамках схоластики выделялись такие течения , как реализм и номинализм .Основными авторитетами для средневековой философии были Платон и Аристотель .

«Философия – служанка богословия»- Мировоззрение средних веков было теоцентрическим - первопричиной всего существующего является Бог, религия является исходным пунктом и основой всякого мышления. Сознание дано человеку, чтобы он испытывал муки души, потерявший связь с Богом. Сознание как наказание человека за грехи. Считали, что истинным бытие обладает только Бог. Бог есть само бытие. Бог сотворил человека не вместе со всеми существами, а отдельно. Человек сам своими силами не способен преодолеть своих греховных наклонностей. Ему постоянно необходима божественная помощь. Центр философского мышления-

Бог. Бог является высшей сущностью, все остальное не существует. Бог является наивысшем благом и причиной всякого блага. Бог есть не природа, не бытие, а Дух.

Аврелий Августин Блаженный был наиболее заметной и влиятельной личностью в философии периода патристики . Августин – крупнейший систематизатор христианского вероучения, стоявший на позициях неоплатонизма. Он проповедал тезис о превосходстве веры над разумом.

Университеты

В XII-XIII вв. на Западе начинает складываться высшая школа - Университет (от латинского universitas - совокупность). Так назывались объединения преподавателей (universitas magistrorum) или преподавателей совместно с учащимися (universitas magistrorum et scholarium). К началу XIII в. университеты появились в Болонье, Палермо, Салерно, Париже, Монпелье, Оксфорде и др.

Типичным средневековым университетом был один из старейших - Парижский, получивший в 1200 г. королевскую грамоту с узаконением его прав. В его состав входили учащиеся, преподаватели, а также книгопродавцы, переписчики, посыльные, аптекари и даже трактирщики, обслуживающие университет.

Преподаватели университета объединялись в особые организации, так называемые факультеты (от латинского facultas - способность, т. е. способность преподавать тот или иной предмет). В Парижском университете их было четыре: один «младший», или «артистический», факультет, на котором учащиеся обучались чтению и письму и изучали «семь свободных искусств», и три «старших» - медицинский, юридический и богословский, на которые поступали лишь по окончании младшего «артистического» факультета. Преподаватели выбирали главу факультета - «декана». Учащиеся средневековых университетов назывались «студентами» (от латинского sthudere «усердно заниматься») и, в свою очередь, объединялись в организации («провинции» и «нации»). В Парижском университете имелось четыре «нации» - французская (галльская), нормандская, пикардийская и английская. Все четыре «нации» вместе выбирали главу всего университета - ректора (rector - правитель).

Обучение в университетах заключалось в слушании и записывании лекций студентами, в участии их в диспутах. Лекции обычно сводились к чтению и комментированию трудов авторитетных церковных и некоторых излюбленных античных авторов. По образцу Парижского создавались и другие университеты. В XV в. в Европе их насчитывалось уже больше 60. Церковь стремилась подчинить университеты своему полному контролю, но это удалось ей далеко не сразу.

Развитие схоластики

Медленное развитие производства и техники в феодальном обществе, общий низкий уровень образованности и связанное с этим господство религиозного мировоззрения тормозили развитие подлинно научного знания. Даже в пору своего расцвета в XIII в. наукой в подлинном смысле этого слова схоластика не являлась. Наиболее характерной ее чертой являлось стремление опереться на «авторитеты», отсюда догматизм и пренебрежение к опыту. Главной целью ее были поиски искусных аргументов для подтверждения заранее намеченных положений, почерпнутых прежде всего из Священного Писания.

Все же деятельность схоластов имела в истории средневековой культуры и известное положительное значение: она способствовала развитию формальной логики, ввела во все университетские программы обязательное изучение Аристотеля; схоласты поставили и пытались разрешить некоторые важные проблемы познания, например вопрос об универсалиях; они познакомили Западную Европу со многими трудами древнегреческих и арабских ученых.

После V века н.э. христианская религия и церковь обрели господствующее положение в странах Западной Европы . Монастыри , а затем и университеты стали основными очагами образования и культуры , философия преподовалась в в школах при монастырях , а ее основной задачей считалось обоснование истинности и незыблемости христианского вероучения . Такая философия стала называлась схоластикой .

Одним из первых представителем ранней схоластики был Иоанн Скотт(Эриугена), известен переводами работ философов периода патристики .

Развитию ранней схоластики способствовал также Ансельм Кентерберийский , он подчеркивал ,что вера предшествует разуму и ее положения составляют для него норму .

В ранней схоластике возник спор о так называемых универсальных понятиях .

Реалисты полагали ,что общее – это идеи ,которые существуют до единичных вещей и вне их , а номиналисты утверждали , что действительно существуют только единичные вещи .

Самой заметной фигурой в ранней схоластике был Пьер Абельяр, он подчеркивал преимущество разума перед слепой верой .

По убеждению Бернара Клевросского ,познание Бога является единственным смыслом человеческой жизни .

В XIII – XIV веках наступил период расцвета схоластической философии .Философы (Роджер Бэкон, Альберт Великий) стали проявлять большой интерес к логическим и естественнонаучным учениям .

Творчество Фомы Аквинского (тотизм) охватило целый ряд областей знания : теологию , философию , право . Он выработал те общие принципы отношения католического богословия к природе и обществу, которые и поныне католическая церковь считает неоспоримыми. В своем главном сочинении «Богословская сумма» и в ряде других Фома Аквинский, односторонне интерпретируя Аристотеля, пытался рационалистически обосновать церковную систему догм, поставить науку на службу религии, выдвинув идею гармонии разума и веры. Однако он сохранил за философией ее место служанки богословия. «В вопросах веры,- писал он,- любая старуха знает больше всех философов ... ибо какая старуха не знает, что душа бессмертна». «Всякое знание,-утверждал он,-греховно, если только оно не имеет целью познание бога».

Экономические и политические идеи Фомы Аквинского отражали новые явления в развитии феодализма - развитие денежных отношений и городов. Он развивал учение о греховности ссудного процента и о «справедливой цене», при определении которой считал необходимым учитывать количество труда, затраченного на производство вещи. Вместе с тем он доказывал вечность частной собственности, сословной организации общества, призывал к сотрудничеству сословий, прославлял теократическое государство.

Фома Аквинский создал энциклопедическую систему средневекового миросозерцания, пытаясь охватить ею все вопросы, выдвигавшиеся его временем с позиций безусловной защиты церкви и феодального строя. Именно поэтому папство даже в XX в. неоднократно объявляло учение Фомы Аквинского «единственно истинной философией католицизма», возрождая его под именем неотомизма. В этом учении идеологи современного католицизма ищут «доводы» в пользу существования религии и увековечения капитализма

В период поздней схоластики имело место работы и творчество Иоанна Эгхарта , Марсилиана Падуанского , Уильяма Оккама , схоластика все чаще становилась объектом критики .

Позитивные тенденции , обнаружившиеся в период поздней схоластики, в немаловажной степени способствовали возникновению натурфилософии эпохи Возрождения .

Католическая реакция в университетах.

Расширение научного кругозора на базе усвоения античного наследия подрывало ранее выработанное и поддерживаемое церковью соотношение между христианским вероучением и светскими знаниями.

Знакомство с натурфилософскими сочинениями Аристотеля способствовало распространению в XIII в. рационализма и вольнодумства среди студентов и преподавателей университета, появлению учений, противостоявших официальной схоластике. Так, магистрами Парижского университета Амори Венским и Давидом Динанским высказывались пантеистические идеи о том, что бога, соответствующего пониманию христианской церкви, не существует, но он разлит во всей природе, а поэтому церковь со всеми ее догматами и таинствами не нужна. Эти взгляды получили распространение в еретическом движении амальрикан, которое было жестоко подавлено церковью.

К концу XIII в. перед церковью встала задача укрепить свои философские позиции в борьбе с еретическими движениями и свободомыслием. Учитывая растущую в обществе потребность в реальных практических знаниях, церковь изменила тактику. Отрицание светских знаний сменилось требованием рассматривать их как опору веры. Философия была объявлена «служанкой богословия», а учение Аристотеля стало использоваться для «обоснования» религиозной догмы. С помощью нищенствующих монашеских орденов церковь захватила в свои руки руководство университетами. Сначала в Парижском, а затем и в других университетах богословские факультеты оказались во власти доминиканцев.

Наступление католической реакции в университетах сопровождалось острой идеологической борьбой. Ее центром стал Парижский университет. Здесь во второй половине XIII в. столкнулись две школы аристотелизма. Одна, возглавляемая католическими ортодоксами Альбертом Великим (1193-1280), и его учеником Фомой Аквинским (1225-1274), стремилась приспособить труды Аристотеля к церковному учению.

Практические науки медицина, астрономия, алхимия - были полностью подчинены богословию. Эти черты особенно ярко проявились в алхимии - средневековом учении о веществах и их превращениях. Алхимики пытались превратить в золото неблагородные металлы с помощью чудодейственного «философского камня», которому приписывалась также способность излечивать все болезни и продлевать жизнь. Алхимия была оплотом суеверия и обмана, хотя отдельные производимые алхимиками опыты способствовали изучению свойств некоторых веществ.

Литература

Важнейшей составной частью формирующейся письменной культуры стал героический эпос, записанный в XII - XII вв. В героическом эпосе Западной Европы существуют две разновидности: исторический эпос, и фантастический эпос, более близкий к фольклору.

Эпические произведения XII века получили название "поэмы о деяниях". Вначале они представляли собой устные поэмы, исполнявшиеся, как правило, бродячими певцами жонглерами. Знаменитая "песнь о Роланде", "Песнь о моем Сиде", в которых главными являются патриотические мотивы и чисто "Рыцарский дух".

Литература западного раннего средневековья создавались новыми народами, населяющими западную часть Европы кельтами (бритты, галлы, белги, гельветы) и древними германцами, живущими между Дунаем и Рейном, у Северного моря и на юге Скандинавии (свевы, готы, бургунды, херуски, англы, саксы и др.).

Литература этих народов представлена следующими произведениями:

Рассказы о жизни святых - агиографии.

"Жития святых", видения и заклинания

Энциклопедические, научные и историографические труды.

Исидор Севильский (ок.560-636) - "этимологии, или начала"; Беда Достопочтенный (ок.637-735) - "о природе вещей" и "церковная история народа англов", Иордан - "о происхождении деяний готов"; Алкуин (ок.732-804) - трактаты по риторике, грамматике, диалектике; Эйнхард (ок.770-840) "Жизнеописания Карла Великого"

Мифология и героико-эпические поэмы, саги и песни кельтских и германских племен. Исландские саги, ирландский эпос, "Старшая Эдда", Младшая Эдда", "Беовульф", карело-финский эпос "Калевала".

Героический эпос как целостная картина народной жизни был самым значительным наследием литературы раннего средневековья и занимал в художественной культуре Западной Европы важное место.

На героический эпос большое влияние оказала кельтская и германо-скандинавская мифология. Часто эпос и мифы настолько связаны и переплетаются между собой, что провести границу между ними довольно трудно. Эта связь отражена в особой форме эпических сказаний - сагах - древнеисландских прозаических повествованиях (исландское слово "сага" происходит от глагола "сказать"). Складывали саги скандинавские поэты 9-12 вв. - скальды. Древнеисландские саги очень разнообразны: саги о королях, сага об исландцах, саги о древних временах ("Сага о Вельсунгах").

Собрание этих саг дошло до нас в виде двух Эдд: "Старшей Эдды" и "Младшей Эдды". Младшая Эдда - это прозаический пересказ древнегерманских мифов и сказаний, выполненный исландским историком и поэтом Снорри Сьурлусоном в 1222-1223гг. Старшая Эдда - это сборник двенадцати стихотворных песен о богах и героях. Сжатые и динамичные песни "Старшей Эдды", восходящие к 5 веку и записанные, видимо, в 10-11вв., делятся на две группы: сказания о богах и сказания о героях. В основе героических песен "Старшей Эдды" лежат общегерманские эпические сказания о золоте нибелунгов, на котором лежит проклятие и которое всем приносит несчастье. Саги получили распространение и в Ирландии - самом крупном очаге кельтской культуры в средние века. Это была единственная стран" Западной Европы, куда не ступала нога римского легионера. Ирландские сказания создавали и передавали потомкам друиды (жрецы), барды (певцы-поэты) и фелиды (предсказатели). Четкий и сжатый ирландский эпос сложился не в стихах, а в прозе. Его можно разделить на саги героические и саги фантастические. Главным героем героических саг был благородный, справедливый и смелый Кухулин. В образе Кухулина древняя Ирландия воплотила свой идеал доблести и нравственного совершенства.

В эпических произведениях часто переплетаются реальные исторические события и сказочная фантастика. Так, "Песнь о Хильденбранде" создана на исторической основе - борьбе остготского короля Теодориха с Одоакром. Этот древнегерманский эпос эпохи переселения народов возник еще в языческую эпоху и был найден в рукописи 9 века. Это единственный памятник немецкого эпоса, дошедший до нас в песенной форме.

В поэме "Беовульф" - героическом эпосе англосаксов, дошедшем до нас в рукописи начала 10 века, фантастические приключения героев также происходят на фоне исторических событий. Мир "Беовульфа" - это мир королей и дружинников, мир пиров, битв и поединков. Герой поэмы - храбрый и великодушный воин из народа гаутов Беовульф, который совершает подвиги и всегда готов прийти на помощь людям. Беовульф щедр, милостив, верен вождю и жаден до славы и наград, ш совершил много подвигов . Ценой собственной жизни Беовульфу удалось победить дракона. Завершается песнь сценой торжественного сожжения на погребальном костре тела героя и сооружения кургана над его прахом. Так в поэме появляется знакомая тема золота, приносящего несчастья. Эта тема будет использоваться позже и в рыцарской литературе.

Бессмертным памятником народного творчества является "Калевала" - карело-финский эпос о подвигах и приключениях героев сказочной страны Калева. "Калевала" составлена из народных песен (рун), которые собрал и записал выходец из финской крестьянской семьи Элиас Леннрот, и опубликована в 1835 и 1849 гг. руны - это вырезанные на дереве или камне буквы алфавита, применявшегося скандинавскими и другими германскими народами для культовых и памятных надписей. Вся "Калевала" - это неустанное восхваление человеческого труда, в ней нет и намека на "придворную" поэзию.

Во французской эпической поэме "Песнь о Роланде", дошедшей до нас в рукописи 12 века, повествуется об испанском походе Карла Великого в 778г., а у главного героя поэмы Роланда есть свой исторический прототип. Правда, поход против басков превратился в поэме в семилетнюю войну с "неверными", а сам Карл - из 36-летнего человека в седого старца. Центральный эпизод поэмы - ронсевальская битва, прославляет мужество людей, верных долгу и "милой Франции".

В испанском героическом эпосе "Песнь о Сиде" отразились события реконкисты - отвоевания испанцами у арабов своей страны. Главный герой поэмы - известный деятель реконкисты Родриго Диас де Бивар (1040 - 1099), которого арабы прозвали Сидом (господином).

В германском эпосе "Песнь о нибелунгах", который окончательно сложился из отдельных песен в эпическое сказание в 12-13 вв., есть и историческая основа, и сказка-вымысел. В эпосе отражены события Великого переселения народов 4-5 вв. есть и реальное историческое лицо - грозный вождь Атилла, который превратился в доброго, безвольного Этцеля. Поэма состоит из 39 песен - "авентюр". Действие поэмы переносит нас в мир придворных празднеств, рыцарских турниров и прекрасных дам. Главный герой поэмы - нидерландский королевич Зигфрид, юный рыцарь, который совершил множество чудесных подвигов. Он смел и отважен, молод и пригож, дерзок и самонадеян. Но трагично сложилась судьба Зигфрида и его будущей жены Кримхильды, для которых роковым стал клад с золотом Нибелунгов.

В рамках рыцарской культуры в XII веке появились такие литературные жанры, как рыцарский роман и рыцарская поэзия. Термин "роман" первоначально означал только стихотворный текст на живописном романском языке в отличие от латыни, а затем он стал использоваться для названия определенного жанра.

Первые рыцарские романы появились в культурной англо - норманнской среде в 1066г. Зачинателем легенд о подвигах короля Артура, о его славных рыцарях Круглого стола, об их борьбе с англосаксами традиционно считается Гальфрид Монмутский. В основе цикла романов о короле Артуре лежит кельтский героический эпос. Герои его - Ланселот и Персеваль, Пальмерин - воплощали высшие рыцарские добродетели. Распространенным мотивом рыцарских романов, особенно бретонского цикла были поиски святого Грааля - чаша, в которую по преданию была собрана кровь распятого Христа. Бретонский цикл романов входит и "прекрасная повесть о Тристане и Изольде" - поэма о вечной неумирающей страсти, которая разгорается в главных героях после того, как они по ошибке выпивают любовный напиток.

Крупнейшими представителями жанра XI века был французский проект Крестьен де Труа. Он даже предсказывал легенды Артурского цикла и воплощал их в своих "романах и стихах".

Произведения Крестьен де Труа "Эрек и Энида", Ивейн, или Рыцарь Льва", "Ласелот, или Рыцарь телеги" и др. относятся к лучшим образцам куртуазной западноевропейской литературы. Сюжеты произведений К. Де Труа перерабатывались авторами немецких рыцарских романов, например, Рартманом Фон Ауэ. Лучшим его произведением стал "Бедный Генрих" - небольшая стихотворная повесть. Еще одним знаменитым автором рыцарских куртуазных романов был Волбфрам фон Эшенбах, чья поэма "Парси-фаль" (один из рыцарей Круглого стола) впоследствии вдохновляла великого немецкого композитора Р. Вагнера. Рыцарский роман отразил рост светских тенденций в литературе, а также обострение интереса к человеческим чувствам и переживаниям. Он передал последующим эпохам представление о том, что стало называться рыцарством.

Рыцарский роман отразил рост светский тенденций в литературе, а так же обострение интереса к человеческим переживаниям. Он передал последующим поколениям эпохам представление о том, что стало называться рыцарством.

Солнечный французский прованс стал родиной поэзии трубадуров, возникший при дворах феодальных сеньоров. В этом виде куртуазной поэзии центральное место занимал культ дамы. Среди трубадуров преобладали рыцари среднего достатка, но встречались и представители феодальной знати, и выходцы из плебейской среды. Основными чертами поэзии были элитарность и камерность, причем любовь к прекрасной даме выступала в виде своеобразной религии или культурного действия.

Известнейшими трубадурами XXII века были Бернард Девентарион, Гераут де Борнель, и Бертрант де Борн. На севере Франции процветала поэзия труверов, в Германии - миннезингеров, в Италии - поэты "нового сладострастного стиля".

Городская литература XII - XIII веков была антифеодальной. Городские поэты воспевали трудолюбие, практическую смекалку, хитроумие и лукавство ремесленников и торговцев.

Наиболее популярным жанром городской литературы была стихотворная новелла, басня или шутка. Всем названным жанрам были присущи реалистические черты, сатирической заостренности, немного грубоватый юмор. Они высмеивали грубость и невежество феодалов, их алчность и вероломство. Широкое распространение получило еще одно произведение средневековой литературы - "Роман о розе", который состоит из двух разнородных и разновременных частей. В первой части в нем в виде действующих лиц выступают различные человеческие качества: разум, лицемерие. Вторая часть романа носит сатирический характер и решительно обрушивается на федально-церковные порядки, утверждая необходимость всеобщего равенства.

Другим направлением городской культуры Средневековья было карнавально - смеховое театрально искусство. Смеховая культура господствовала в карнавале, в творчестве народных бродячих актеров, жонглеров, акробатов, певцов. Высшим проявлением народной площадной культуры был карнавал.

Явление народно - смеховой культуры позволяет по новому осмыслить культурный мир средневековья и обнаружить, что "мрачному" Средневековью было свойственно и празднично поэтическое восприятие мира.

Близка к городской культуре поэзия вагантов - бродячих школяров.

Поэзия вагантов, кочующих по всей Европе в поисках лучших учителей и лучшей жизни, была очень дерзкая, осуждающая церковь и духовенство и воспевающая радости земной и вольной жизни. В поэзии вагантов переплетались две основные темы любовная и сатирическая. Стихи в массе своей анонимны; они плебейские по своей сути и этим отличаются от аристократического творчества трубадуров. Лирическая поэзия вагантов (от лат. - бродячие люди), воспевающая щедрые дары природы, плотскую любовь, радость винопития и азартные игры, создавалась на латинском языке. Ее авторами были озорные школяры, неунывающие клирики и обедневшие рыцари. Поклонники Бахуса и Венеры, они вели бродячий образ жизни и в своем творчестве охотно обращались к фольклору, используя мотивы и формы народных песен. Ваганты знали, что такое бедность и унижение, но их стихи, воспевающие вольное братство, проникнуты радостью, свободой, земной любовью. О творчестве вагантов можно судить по сборнику безымянных поэтов "Сагтша Вигапа" и стихам Архипиита Кельнского, Вальтера Шатильонского и Гуго Орлеанского.

Предпосылки научного переворота

Период между серединой 15 века и серединой 17 в Европе получил в истории название «научной революции». Эта революция происходила синхронно с изменениями в религиозном, художественном, политическом, да и просто в бытовом сознании населения Западной Европы, которые сопутствовали переходу от средневекового к новоевропейскому обществу. В осуществлении этого перехода научной революции принадлежит одна из главных ролей, так как именно глобальные перемены в науке во многом определили лицо нового общества.

Еще Роджер Бэкон, неслучайно изображенный Умберто Эко в романе «Имя розы» своего рода пророком грядущей эры технического прогресса, придавал немалое значение изобретательству. А к концу средних веков в руках европейцев оказались четыре важнейших изобретения, пришедших большей частью с Востока: магнитный компас, во многом предопределивший возможность Великих географических открытий; порох, который давал европейцам военные преимущества перед другими народами; механические часы, с повсеместным распространением которых произошли решительные изменения в отношении человека ко времени, природе, своему собственному труду; и, конечно же, печатный станок Гуттенберга, с помощью которого многократно увеличились скорость и оперативность распространения знаний, которые перестали быть компетенцией духовенства. Вследствие этого уровень материального развития европейцев возрос необычайно, что некоторым образом определило и особенности движения научной и художественной мысли, которые не замедлили в самом скором времени проявиться.

Закат средневекового общества начался со смелого предположения Петрарки о том, что вся тысячелетняя история христианства есть не что иное, как «темные века», которые ложатся зловещей тенью на истинную сокровищницу человечества – античность. Флорентийские неоплатоники и гуманисты – Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола сумели в какой-то степени возродить дух платоновской академии, но главное - они создали образ человека, который является не столько орудием божественной воли, сколько полноправным творцом своей судьбы, почти неограниченным властелином окружающего мира и природы. Проповедуя возврат к античности, гуманисты совершенно по-новому (и, во всяком случае, не «по-античному») определили место человека в мире. Пико делла Мирандола в своей знаменитой «Речи о достоинстве человека» сказал: « Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению... Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю».

Осознание значения человека вкупе с техническими достижениями, свидетельствующими о его незаурядных возможностях, представляются тем основанием, на котором и возникло впечатляющее здание новоевропейской науки. В формировании «нового мышления» участвовали, порой соперничая друг с другом, а порой тесно переплетаясь, одновременно несколько сил, предлагавших новое понимание природы и человека.

Первым мощным провозвестником нового времени было искусство Ренессанса. Многие художники кватроченто и чинквиченто были не только мастерами искусства, но и видными теоретиками. Альберти, Леонардо да Винчи, Андреа Палладио в своих трактатах, да и в практической художественной деятельности пытались понять закономерности устройства природы, «натуры». С одной стороны, они были внимательными естествоиспытателями, и опыт был важнейшим источником их знаний о мире, с другой – математиками и физиками, немало времени истративших на выработку своих систем идеальных пропорций и с филигранной точностью выверенных конструкций. Кроме того, Ренессанс представил человека-творца, не анонимного, как средневековые мастера, а неповторимо индивидуального.

Наиболее интересной здесь представляется фигура Леонардо, который высказал смелую мысль о механистичности природы. Разнообразные инженерно-технические прожекты, в избытке производившиеся его неутомимым гением, хорошо показывают, насколько он считал себя способным не только познать, натуру, но и преобразовать ее согласно своим желаниям. Среди исследователей нет единодушия относительно того, был ли Леонардо чистым «эмпириком», или же преимущественно математиком, опиравшимся на умозрительные построения; очевидно одно – Леонардо одним из первых осознает космос как совершенный часовой механизм, а человека – как подмастерье-часовщика, который, хотя и не умеет завести или остановить эти часы, вполне способен понимать их ход и переводить стрелки.

Другой мощной струей, размывающей самое основание средневекового миропонимания были, как ни странно, оккультные науки, в 15-17вв. переживавшие свой расцвет – алхимия, астрология, герметизм, каббала. Заявляющий претензии на обладание неким тайным, эзотерическим знанием, а также на искусство управления таинственными силами природы, оккультизм вполне отвечал пробудившейся жажде познания людей. Уже много позже наука начала отделять «зерна от плевел», между тем в эпоху Возрождения многие ученые, чьи имена навсегда вошли в историю как основоположников новой науки, часто использовали магию и практиковали занятия астрологией и оккультизмом: Коперник был не только астрономом, но и астрологом, Кеплер неоднократно ссылался на авторитет Гермеса Трисмегиста, Кампанелла был известным белым магом. При катастрофическом недостатке реального опыта спекулятивные построения эзотерики до поры до времени могли дать ответ на многие из вопросов, которые ставила наука Ренессанса.

К примеру, Парацельс, одна из ярчайших фигур в науке 16 века, создает универсальную картину Вселенной, базирующуюся на своеобразном сочетании магии, алхимии и астрологии. Природу он мыслит как живое единое целое, пронизанное магическими силами. В ней все связано воедино: внутренним органам человека определенным образом соответствуют части растений, строение минералов и движение небесных светил. Парацельс формулирует мини-«таблицу Менделеева» из трех традиционных алхимических элементов – ртути, серы и соли, из коих и сложена вся Вселенная. Эзотерическая традиция в годы Возрождения имела довольно много точек соприкосновения с нарождающейся наукой, например, теории в духе парацельсовской неплохо сочетались с пантеизмом Джордано Бруно и «мировой душой» неоплатоников. Однако метафизичность, унаследованная от схоластики, а также полнейшая методологическая неопределенность оккультизма привели его к последующему вытеснению за пределы науки. Одной из главных бед эзотерики была ее закрытость, а это коренным образом противоречило принципам нового научного знания, изначально формировавшегося как общественное достояние.

Третьей силой, сыгравшей, пожалуй, наиболее важную роль в формировании науки нового времени, стали открытия ученых - естествоиспытателей, перевернувшие представление человека о мире. Философы Возрождения совершили революцию в области микрокосма; естествоиспытателям предстояло вдребезги разбить неизменную на протяжении многих сотен лет картину макрокосма. Первым «революционером» стал Коперник, который привел в движение Землю, а заодно и всю астрономическую науку. Геоцентрическую модель Птолемея Коперник заменил гелиоцентрической, однако идея вращения планет вокруг Солнца осталась, увы, единственным его вкладом в астрономию. В какой-то степени Коперник находился еще в плену средневековой статичности – он писал о «неподвижных системах фиксированных звезд». Тщательно разработанная Коперником теория о круговых орбитах планет вскоре была опровергнута другим пионером новоевропейской науки – Иоганном Кеплером, указавшим на то, что орбиты имеют не круговую, но эллипсоидную траекторию.

Еще одна крупнейшая фигура науки Ренессанса – Галилео Галилей, астроном и физик. Не столько важна подзорная труба, изобретенная Галилеем, сколько ее принципиальное использование как исследовательского «комплекса», усиливающего человеческие чувства и обогащающего опыт. В своем известном конфликте с церковью Галилей выдвинул, кроме того, программное требование новой науки –ее автономность и независимость, или, иначе говоря, стремление к абсолютной объективности, основанной на беспристрастном опыте.

Исаак Ньютон творил уже под воздействием картезианского метода; ему принадлежит завершение построения новой физической картины мира. Закон всемирного тяготения Ньютона, его исследования механики и динамики, исследования бесконечно малых чисел во многом завершили создание фундамента для новоевропейской науки. Космос Ньютона организован и упорядочен, и в то же время это механизм, постоянно пребывающий в уравновешивающем самое себя движении.

Говоря о переходе к новому времени, нельзя не упомянуть о роли религиозной революции, не менее радикальной, чем научная, и с не менее далеко идущими последствиями. Как застой в науке был прерван неожиданно бурным развитием всех областей знания, так религиозная закоснелость была преодолена благодаря воинственному пылу протестантизма. Парадоксальной особенностью Реформации был ее во многом двойственный характер, так как она представляла собой и консервативную религиозную реакцию, и радикально-вольнодумный переворот. С одной стороны, Лютер восставал против вполне ренессансного гедонизма папства ( вспомним, что монах Тетцель, явившийся невольным виновником появления «95 тезисов», добывал деньги не на что иное, как на строительство храма Св. Петра в Риме!), проповедуя возвращение к мрачноватой аскезе в иудейском духе, с другой - протестантизм с его догматом об оправдании верой и утверждением значимости личной совести и индивидуальности вообще, оказался благодатной почвой для развития индивидуалистических настроений. К началу 17 века «первоначальное накопление наук» в целом завершилось; новые научные данные требовали осмысления и адекватной интерпретации. Необходима была обобщающая методологическая стратагема, которая позволила бы не только классифицировать все многообразие данных, полученных в последние десятилетия, но и обозначить основные направления научного познания. Такой теорией стал эмпиризм Фрэнсиса Бэкона.

Фрэнсис Бэкон коренным образом пересмотрел отношение к научному познанию. Если в античности и средневековье наука была способом созерцания природы, более глубокого постижения сути вещей, то Бэкон полагал, что основная цель науки - приносить людям практическую пользу. Бэкону принадлежит известный афоризм : «Знание – сил