Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Презентация'
Материал рекомендуется при проведении интегрированного урока по литературному чтению и окружающему миру. В силу сложного зрительного восприятия матер...полностью>>
'Документ'
Туников, Г.М. Разведение животных с основами частной зоотехнии = Farm animal breeding with fundamentals of specific zootechny: учебник для студентов ...полностью>>
'Программа'
- сформировать у студентов представления об основных характеристиках социальных групп, закономерностях их развития и функционирования, основных психо...полностью>>
'Документ'
Целью нашего проекта является изучение экологического состояния водных объектов городского округа Кохма, а также поиск путей решения выявленных пробл...полностью>>

Чимость работы, определяются его цели, задачи, методологические основы, описы­вается источниковая база диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Во введении обосновываются актуальность темы исследования, новизна и практи­ческая значимость работы, определяются его цели, задачи, методологические основы, описы­вается источниковая база диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе

«Генезис международно-правовой проблемы национализации ино­странных инвестиций»

состоит из трех параграфов.

В первом из них дается краткая история становления и развития концепции нацио­нализации частной собственности. Отмечается, что XX век оказался богатым на примеры в области национализации, которые были вызваны бурными политическими событиями во всём мире.

В целом западная доктрина рассматривало право государства на осуществление на­ционализации как одно из суверенных прав каждого государства. Так, австрийский юрист И. Зайдль-Хоэнвельдерн отмечает, что "каждое государственного вмешательство в частную собственность является актом государства как суверена". Говоря о решающем, по его мнению, при рассмотрении вопроса о национализации, территориальном принципе, автор указывает, что "исключительно государство, в котором расположена собственность, компетентно решать вопрос о правовой судьбе этой собственности, в частности, вопрос о ее приобретении"[1].

Швейцарский юрист Биндшедлер, излагая швейцарскую точку зрения по этому во­просу, пишет: "Мы ничего не можем возразить против принципа национализации. Речь идет о внутреннем мероприятии, которое осуществляет государство в пределах границ сво­его суверенитета и с которым мы должны согласиться, поскольку оно в равной степени применяется как к собственным гражданам, так и к иностранцам"[2].

Профессор С. Фридман отмечает, что экспроприация в той или иной форме призна­ется и осуществляется всеми государствами как в отношении собственности своих граждан, так и в отношении собственности иностранцев, находящейся на их территории"[3].

Профессор Д. Уайт в работе "Национализация иностранной собственности" подчер­кивает, что право на проведение национализации является атрибутом суверенности госу­дарства, обладающего верховной властью в отношении всех лиц и вещей, находящихся в пределах его юрисдикции[4].

Всеобщему признанию права государств на национализацию способствовало приня­тие Устава ООН. Как известно, Устав ООН провозглашает принцип самоопределения наро­дов, который означает также право народов распоряжаться своими естественными богатст­вами и ресурсами. Статья 55 Устава ООН подчеркивает необходимость создания "условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружественных отношений ме-

12

жду нациями, основанных на уважении принципа равноправия и самоопределения наро­дов". ООН должна содействовать "повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития".

В соответствии с п.7 ст. 2 Устава ООН право на национализацию относится к внут­ренней компетенции государств.

Первым стандартом, относящимся к сфере принудительного отчуждения собствен­ности иностранцев, было правило о том, что принудительное изъятие иностранной собст­венности считается правомерным, если предоставляется адекватная, эффективная и быстрая компенсация. Это так называемая «формула Халла», которая содержалась в письме Гене­рального Секретаря К.Халла Правительству Мексики[5].

В ответ на изъятие собственности США Мексикой правительство США не оспари­вало право мексиканского государства национализировать, но указало на то, что это не со­ответствует определенным международным стандартам. Формула основана на тезисе, что изъятие страной местонахождения имущества должно соответствовать определенным стан­дартам международного права. Требование о должном порядке установления, проверки и оплаты компенсации предполагает установление механизма определения компенсации в административном или судебном порядке. Это требование по содержанию варьировалось; исторически только социалистические страны придерживались принципа, что не должно быть частной собственности и, следовательно, компенсация не должна выплачиваться.

Социалистическая концепция национализации означала изъятие социалистическим государством частной собственности и превращение ее во всенародную социалистическую собственность. Идеологи подчеркивали, что «...в социалистическом смысле мы требуем национализации всех средств производства»[6]. В результате национализации, проведенной в Советской России, в собственность государства перешли, в первую очередь, земля и недра, а затем банки, внешняя торговля, промышленные предприятия, торговый флот. 26 октября (8 ноября) 1917 г. Советское государство приняло Декрет о земле, в котором вся земля была объявлена собственностью государства.

Декретом ВЦИК и СНК от 14 декабря 1917 г. вводился рабочий контроль на про­мышленных предприятиях, явившийся, по словам В.И.Ленина, одним из обязательных ус­ловий для перехода к непосредственной экспроприации частной собственности, а также лучшей формой подготовки рабочих к управлению промышленными предприятиями.

Рабочий контроль ограничивал собственников в праве владения и распоряжения их собственностью. Наряду с национализацией частной собственности Советское государство использовало и другую форму изъятия частной собственности — конфискацию; конфиска­ция при этом не отдельных лиц, а целой категории лиц и проводилась не на основании ре­шений судов, а на основании декретов органов Советской власти[7].

13

Национализация в Советской России распространялась на всех собственников, неза­висимо от их гражданства, подданства и национальности. Исходя из принципа территори­ального суверенитета и предоставления иностранцам национального режима, бывшим соб­ственникам не выплачивалась компенсация за национализированное имущество, т.к. в со­ветских декретах вообще не предусматривались положения о предоставлении компенсации. После Второй мировой войны национализация была проведена также в странах так называемой народной демократии. В результате мероприятий по национализации в этих странах была ликвидирована капиталистическая система хозяйства и создана всенародная собственность.

В главном, существенном мероприятии по национализации частной собственности в странах народной демократии не отличалась от мер по национализации, проведенных в Со­ветской России. В обоих случаях национализация имела социалистический характер, и пра­во собственности на орудия и средства производства перешло в руки социалистических го­сударств, использовавших национализированную собственность для строительства основ новой социалистической экономики.

Однако, национализация, осуществленная в странах народной демократии, имела не­сколько особенностей. Во-первых, в странах народной демократии меры по национализации не затрагивали землю. Во-вторых, за часть национализированного имущества в этих странах бывшим собственникам была предоставлена частичная компенсация, как правило, в форме ценных бумаг. Не подлежала выплате, однако, никакая компенсация лицам германского (а в некоторых странах и венгерского) происхождения, а также лицам местной национализации, сотрудничавшим в какой-либо форме с оккупантами или совершившим преступления.

С принятием законов о национализации в Советской России и странах Восточной Европы, а также в Китае и на Кубе, прекратили существование юридических лиц, как субъ­ектов права и их имущество было объявлено государственной социалистической собствен­ностью. Действие законов о национализации распространялось на все имущество ликвиди­рованных юридических лиц, в чем бы оно не заключалось и где бы не находилось.

Во втором параграфе диссертант рассматривает виды национализации иностран­ных инвестиций: прямая, косвенная и «ползучая». Отмечается, что в настоящее время все чаще применяется косвенная национализация и ее разновидность «ползучая национализа­ция». Примерами «ползучей экспроприации» является осуществление следующих дейст­вий:             

- насильственное отчуждение акций;

- вмешательство в право управления; назначение управляющего;

- отказ в доступе к местной рабочей силе и -местным материалам; дополнительное налогообложение.                          .                                                                               

14

Любой из таких актов, взятый отдельно, может показаться предписанным законом действием; но в целом его кумулятивный эффект заключается в значительном снижении стоимости инвестиций.

В диссертации подробно разъясняется суть каждого вида национализации.

В третьем параграфе рассматриваемся взаимодействие международно-правовой концепции национализации иностранных инвестиций с другими концепциями, связанные с иностранными инвестициями. Автор приходит к заключению, что вопрос о национализации является центральным для иностранных инвестиций. Вопрос изъятия инвестиций имеет связь с широким кругом проблем и концепций в области иностранных инвестиций. Степень связанности проиллюстрирована в таблице 1. (Источник UNCTAD).

Таблица 1.

Другие концепции и вопросы

Отчуждение соб­ственности

Сфера действия и дефиниция

++

Принятие и основание предприятий

+

Льготы

0

Меры, связанные с торговлей

+

Национальный режим

 

Принцип наибольшего благоприятствования

++

Принцип честного и справедливого обращения

++

Налогообложение

+

Трансфертное ценообразование

+

Конкуренция

+

Передача технологии

+

Трудовое право

+

Социальная ответственность

+

Окружающая среда

++

Государственные меры

+

Операционные меры страны-местонахождения

0

Незаконные платежи

+

Государственные контракты

++

Перевод фондов

++

Транспарентность

+

Рассмотрение споров (Инвестор-Государство)

++

Рассмотрение споров (Государство-Государство)

++

Условия и выполнение

+

"О" — незначительное взаимодействие или отсутствие такового; "+" — умеренное взаимодействие; "++" —усиленное взаимодействие.

Вопрос об изъятиях связан с дефиницией иностранных инвестиций, потому что ох­раняемые инвестиции определены в положениях о сфере действия и дефинициях между-

15

на­родных инвестиционных соглашений. В прошлом озабоченность вызывало имущество физического характера иностранного инвестора. В настоящее время озабоченность связана нестолько с имуществом, имеющим физические параметры, а с предшествующими правами, которые необходимы для пользования правами, а также с правами на объекты интеллекту­альной собственности, такие как патенты, авторские и другими правами интеллектуальной собственности, и акциями в компаниях, которые играют значительную роль в международ­ном бизнесе. Большинство современных ДИС включают интеллектуальную собственность в дефиницию инвестиций, так что если возникнут нарушения права интеллектуальной соб­ственности в результате вмешательства государства, будет иметь место изъятие.

Вторая глава «Договорно-правовое регулирование вопросов национализации ино­странных инвестиций на современном этапе» раскрывается в рамках четырех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются условиях законности национализации ино­странных инвестиций. Диссертант подробно анализирует критерии законности национализа­ции: публичная цель изъятия, отсутствие дискриминации, уплата компенсации, должный поря-, док установления, проверки и оплаты компенсации.                                                                     

Так, диссертант, анализируя публичную цель, отмечает, что, как правило, в ДИС не раскрываются публичные цели. Обычно государство в процессе реализации определяет, что принимается в качестве публичной цели. Другие государства должны принимать это как должное. Например, в одном из комментариев Закона об иностранных отношениях Соеди­ненных Штатов подчеркивается: «... публичная цель имеет широкое содержание и не подвержена эффективному повторному исследованию другими государствами»[8].

Европейский Суд по правам человека, рассматривая вопрос об изъятии права на соб­ственность, отметил, что «нужно уважать решение по иностранному праву в том, что каса­ется публичного интереса, если это решение явно базируется на разумной основе»[9].

Международные инвестиционные соглашения признают, что является законной изъ­ятие собственности иностранца, если соблюдены четыре условия. В диссертации детально анализируются эти условия изъятия. В ней подчеркивается, что рассмотренные четыре ус­ловия присутствуют во всех инвестиционных соглашениях, но термины, используемые для этого различны. Сходство наблюдается в положениях, касающихся публичного интереса и недискриминации; а различия наблюдаются по вопросам о компенсации. Что касается должного процесса, то существует неопределенность значения этого термина. Почти все соглашения содержат требование, что для изъятия должен быть публичный интерес. На­пример, Договор о создании НАФТА в ст. 1110 (1) (ф) гласит: «Ни одна из сторон прямо или косвенно не национализирует или не экспроприирует инвестиции другой страны или не  предпринимает меры равнозначные национализации или экспроприации инвестиции... за исключением (а) в публичных целях...»[10]. ДИС между Нидерландами и Суданом 1970 г. пре-

16

дусматривает в ст. XI, что «Инвестиции граждан каждой договаривающейся стороны не бу­дут экспроприированы за исключением, когда этого требует публичная польза и с выплатой компенсации»[11].

Обычно формулировка "публичный интерес" включается в инвестиционные согла­шения несмотря на то, что, как уже отмечалось, отчуждение в публичных интересах вызы­вается редко. Это требование продолжает включаться либо потому, что или время такое, или потому, что до сих пор бытует мнение, что отчуждение путем реторсии не содержит публичного интереса.

Иногда эта граница очерчена ясно как в инвестиционном договоре между Велико­британией и Коста-Рикой (1982 г.), в котором записано «публичный интерес должен быть связан с внутренними нуждами страны»[12].

Во втором параграфе анализируются положения о национализации, содержащиеся в Руководстве по регулированию прямых иностранных инвестиций, разработанном Всемирным Банком, и рекомендуемом для применения странами-членами этого Банка к вопро­сам национализации собственности иностранных инвестиций в дополнение к нормам дей­ствующих двусторонних и многосторонних договоров и другим источникам права.

Руководство содержит подробные положения, касающиеся экспроприации и односто­роннего изменения или прекращения контрактов со стороны принимающего государства.

Государство не может экспроприировать или иным способом захватить полностью или в какой-либо части иностранные частные инвестиции, находящиеся на его территории, или принимать меры регулирования, влекущие за собой аналогичные последствия, за ис­ключением случаев, когда это совершается в соответствии с применимой к данным обстоя­тельствам юридической процедурой, для достижения общественно полезных целей, при от­сутствии дискриминации, связанной с иной государственной принадлежностью инвестора, и при условии выплаты надлежащей компенсации. (Ч. IV п. 1).

Компенсация за инвестиции, имеющие форму материальных объектов, захваченных государством, с учетом нижеуказанных особенностей будет считаться «надлежащей», если она является адекватной, эффективной и быстрой.

Компенсация будет считаться «адекватной», если она определяется на основе спра­ведливой рыночной цены активов, захваченных государством, которая определяется на мо­мент принятия такой меры государством или на момент принятия решения о такой мере и его опубликования.           

Определение «справедливой рыночной цены» будет считаться приемлемым, если подсчет будет производиться в соответствии с методом, согласованным государством и иностранным инвестором, или судом, или иным органом, указанным сторонами.

При отсутствии согласия, достигнутого сторонами, или в соответствии с ним рыноч­ная цена будет считаться приемлемой, если государство определяет ее на основе разумных

17

критериев, соответствующих рыночной стоимости инвестиций, т.е. в объеме той суммы, которую покупатель желал бы заплатить при обычных условиях продавцу, желающему продать, принимая во внимание природу инвестиций, обстоятельств, в которых он будет осуществлять деятельность, специальные особенности, в том числе срок их действия, соот­ношение оборотных средств к общему объему инвестиций и другие факторы, свойственные конкретным обстоятельствам каждого случая в отдельности.

В третьем параграфе анализируется порядок разрешения споров между иностран­ным инвестором и национализирующим государством.

ДИС предусматривают, что спор о национализации должен быть решен мирным пу­тем. Если решить спор в течение определенного времени (как правило, шесть месяцев) не удается, то он передается на рассмотрение в арбитраж ad hoc[13] или в Международный Центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦРИС), созданный Конвенцией по урегули­рованию инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств, отрытый для подписания 18 марта 1965 года в Вашингтоне, при условии, что оба договари­вающихся государства являются участниками данной конвенции.

В ДИС между Россией и США от 17 июня 1992 г. включено положение о том, что если Российская Федерация присоединится к Конвенции об урегулировании споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств, то такого ро­да споры могут рассматриваться в Центре по урегулированию инвестиционных споров, созданном в соответствии с Конвенцией[14]. В ст.3 (а) ДИС между США и Россией говорится: «В любое время по истечении шести месяцев с момента возникновения спора гражданин или компания Стороны могут согласиться в письменной форме на передачу спора для раз­решения путем примирения или обязывающего арбитража в Международный центр по уре­гулированию инвестиционных споров («Центр»), если Российская Федерация присоединит­ся к Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физи­ческими или юридическими лицами других государств, подписанной в Вашингтоне 18 мар­та 1965 года («Конвенция»), или путем использования дополнительной процедуры Центра, если одна из Сторон не является участником Конвенции».

Многие ДИС содержат прямую ссылку на данную Конвенцию. Так, например, ст. 9 ДИС между Литвой и Нидерландами (1994) провозглашает: «Каждая сторона соглашается представить любой правовой спор, возникающий между Договаривающейся стороной и ин­вестором другой Договаривающейся стороны, касающейся инвестиции данного вкладчика капитала на территории данного Договаривающегося государства в Международный Центр по урегулированию инвестиционных споров между государствами и гражданами других споров, открытый для подписания 17 марта 1965 г.».    

18

В настоящее время участниками Конвенции являются более 160 государств, в том числе ряд государств-участников СНГ, в частности Россия и Беларусь.

В четвертом параграфе проанализированы дела, рассмотренные Европейским Су­дом по правам человека в связи с экспроприацией частной собственности.

Статья 1 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. гласит:

«Каждое физическое лицо или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Практика Европейского Суда по правам человека подтверждает, что лишение иму­щества, вытекающее из официального решения об экспроприации, безусловно, представля­ет собой крайнее вмешательство в пользование имуществом.

Статья 1 Протокола №1 к Европейской конвенции предусматривает для этого четкие условия: лишение имущества должно быть осуществлено а) «в интересах общества», Ь) «на условиях, предусмотренных общими принципами международного права», с) «на условиях, предусмотренных законом».

Судебная практика в области «интересов общества» является более четкой и под­робной, хотя мы находимся перед лицом ситуации, в которой свобода усмотрения, остав­ленная за государствами, особенно важна. Дело в том, что национальные власти первыми ощущают наличие проблемы, оправдывающей в интересах общества лишение собственно­сти, и находят меры для разрешения.

Что касается возмещения ущерба, судебная практика подтверждает, что лишение имущества в интересах общества не является оправданным без уплаты возмещения. Что ка­сается размера этого возмещения, судебная практика указывает, что без выплаты суммы, разумно соразмерной стоимости имущества, лишение имущества обычно рассматривается как чрезмерное неоправданное посягательство. Однако Протокол №1 Европейской конвен­ции не гарантирует во всех случаях право на полную компенсацию. Законные цели «инте­ресов общества», например, такие, которые преследует экономическая или социальная ре­форма, могут допускать выплату возмещения в объеме меньшем, чем полная рыночная стоимость[15].

В диссертации рассмотрены следующие дела: James et al, Naviera S.A. et al, Ex-Roi de Grece et al, Hakansson et Sturesson, Lithgow et al, Zubani, Katikaridis et al, Akkus, Aka, Latridis, Carbonara u Ventura и другие.

В отношении различие между гражданами и иностранцами при экпроприации Суд подчеркнул: «Что касается изъятия собственности, проводимого в контексте социальных реформ, то вполне могут существовать разумные основания для установления различий для граждан страны и лицами, не имеющими ее гражданства, в вопросе о праве на компенса-

19

цию. Начать следует с того, что иностранцы более уязвимы в смысле действия в их отно­шении норм внутреннего законодательства: в отличие от граждан страны они обычно не участвуют в выборах или назначении на должность тех, кто составляет законодательство, и их мнение не учитывают при принятии этого законодательства. Во-вторых, хотя изъятие собственности всегда должно осуществляться в интересах общества, к иностранцам и гра­жданам страны могут применяться различные соображения, и может существовать право­мерное обоснование, обязывающее граждан нести большее бремя в интересах общества, нежели несут лица, не имеющие ее гражданства».

Третья глава «Проблемы разработки международных дисциплин для сдерживания инвестиций третьих лиц в незаконно экспроприированную собственность» состоит из трех параграфов.

 В первом из них анализируется Закон Хелмса-Буртона США 1996 г. с точки зрения международного права. Отмечается, что этот Закон в начале был предназначен для сдержи­вания иностранных инвестиций на Кубу. В диссертации отмечается, что угроза применения санкций по главе IV имела охлаждающий эффект на инвестиции на Кубе: 19 фирм из шести стран, изменили свои планы инвестиций на Кубе. Данный Закон дает право Государствен­ному секретарю США отказывать в визах любому лицу, который осуществляет торговые сделки, в том что касается конфискованной собственности.

Диссертантом приводятся подробные аргументы, обосновывающие незаконность этого акта с точки зрения международного права. Главный аргумент — излишняя экстерри­ториальность закона.

Во втором параграфе рассматриваются основные положения Взаимопонимания между США и ЕС для усиления инвестиционной защиты 1998 г.

С принятием Взаимопонимания 1998 г., ЕС и США достигли цели переговоров -разработки дисциплин в отношении инвестиций в экспроприированной собственности, ко­торая была установлена Взаимопониманием 1997 г. Как и во Взаимопонимании 1997 г. Взаимопонимание 1998 г. не является правовым соглашением, а скорее представляет собой «политическую договоренность», не обязывающим по международному праву. В п.2. Взаи­мопонимании 1998 г. записано, «что Взаимопонимание составляет политическую догово­ренность, отражающую намерение участников выдвинуть совместные предложения в Меж­дународном соглашении по инвестициям, которое, с вступлением в силу, будет соглашени­ем, обязывающим по международному праву»[16].

Основу Взаимопонимания 1998 составляют «специфические дисциплины» предна­значенные для сдерживания инвестиций в экспроприированную собственность посредством отказа в «правительственной коммерческой поддержке» и «правительственной поддержки» для таких инвестиций.

20

Вспомогательные специфические дисциплины включают «совместное или скоорди­нированное дипломатическое представление в экспроприирующем государстве» (п.2 ч.1 (В) (2) (а) и публикацией. Публикацией списков экспроприированных видов собственности, снабженных публичными сообщениями, отбивающих охоту к «закрытым операциям» с та­кими видами собственностью.

Взаимопонимание 1998 г. предусматривает отдельную процедуру поиска экспро­приированной собственности, где одна из сторон полагает, что экспроприированная собст­венность находится в рамках страны с «записью о повторяющихся экспроприациях в на­рушении международного права», и извещает другую сторону об этом. Эта процедура тре­бует, что «особая забота» должна быть принята другой стороной, когда оценивает заявки для правительственной коммерческой поддержки его гражданами в отношении операций, охватывающую такую собственность. В таких случаях, сторона, ссылающаяся на незакон­ную экспроприацию третьим государствам должна предоставить третьей стороне информа­цию поддерживающую ее иск, а также информацию в отношении специфических видов собственности, в которых другой стороне нужно, принять во внимание, при проверке инди­видуальной просьбе для коммерческой помощи.

Кроме специфических дисциплин Взаимопонимание предусматривает также общие дисциплины, наиболее существенная из которых предусматривает реестр объединяющий иски об экспроприации в нарушение международного права.

Правовое значение реестра состоит в том, что зарегистрированные иски могут быть использованы для судебного преследования, чтобы вменить подразумевающую действие третьим сторонам, осуществляющим торговые сделки с конфискованной собственностью.

В третьем параграфе обосновывается запрет финансирования проектов, включаю­щих незаконно экспроприированную собственность в учредительных актах международ­ных финансовых организаций.

В диссертации особое внимание уделяется деятельности Группы Всемирного Банка и МВФ. В ней подчеркивается, что политика предоставления займов Всемирного Банка традиционно не одобряет страны, которые незаконно экспроприировали собственность и отказались проводить переговоры о быстром решении проблемы. Например, в соответствии с Меморандумом 1971 г. Всемирный Банк не предоставляет займ стране или не одобряет проекты если позиция в стране, «в отношении иностранных владельцев экспроприирован­ной собственности существенно задевает его международное кредитное положение»[17].

Комментируя политику в области предоставления займов профессора Масон Е. и Ашер отмечают: «конфискация иностранной собственности или экспроприация без адек­ватной компенсации может отрицательно повлиять на кредитное положение экспроприи­рующего государства. В дополнение другой внутренний документ Всемирного Банка, «Ме­морандум о политике 204 ясно отмечает, что «Банк не выдает займ странам, которые на-

21

ционализировали иностранную собственность без адекватной компенсации»[18].

К этому Меморандуму обратились с тем, чтобы отказать займе на развитие с 1968 по 1973 гг. после того как правительство Перу экспроприировало международную нефтяную компанию (отделение ЕКСОН), возобновив займ, после того как Перу начало переговоры о компенсации с правительством США. Было еще одно обращение к этому Меморандуму не­сколько лет позже, когда Чили экспроприировало основные медные рудники не предложив компенсации.

В диссертации анализируется политика Всемирного Банка о запрете займов прави­тельствам на том основании, что они заняты незаконной экспроприацией.

В четвертом параграфе обосновывается необходимость дисциплин, регулирующих инвестиции, находящиеся в конфискованной собственности.

В диссертации отмечается, что одна из причин включения главы III в законе Хелмса-Буртона была то, что в международном праве отсутствуют полностью эффективные средст­ва защиты против незаконной экспроприации собственности и эксплуатации такой собст­венности последующими третьими лиц — инвесторами.

Многие дисциплины, регулирующие инвестирование в экспроприированную собст­венность может быть найдено во Взаимопонимании 1998. Однако, хотя Взаимопонимание 1998 предусматривает полезное стартовое начало, дисциплины, содержащиеся в нем могут быть улучшены различными путями. Английский автор Шифор В. предлагает следующую систему мер по улучшению дисциплин.

1. Разработка обязывающих дисциплин.

Договорившиеся стороны пересмотренного Взаимопонимания или отдельного мно­гостороннего соглашения, регулирующего инвестирование в экспроприированную собст­венность должны повысить дисциплины, содержащие в нем до уровня обязывающих пра­вовых обязательств. Как до этого отмечалось, Взаимопонимание 1998 представляет собой «добровольное» соглашение и не возлагает какие-либо обязательства на его подписантов.

2.Полный запрет на будущие инвестиции во всей экспроприированной собственно­сти.

«Полный запрет» на будущее инвестирование в незаконно экспроприированную собственность после подписания Взаимопонимания 1998 является беспрецедентным разви­тием.

3.Разработка эффективных государственных принудительных мер.       

Расширение сферы абсолютного запрета, охватывающего все будущие инвестиции в экспроприированной собственности не будет эффективным, если это не сопровождается принудительными мерами.       

4. Процедура разрешения споров.

22

В дополнение к эффективным принудительным мерам между сторонами-государствами и их гражданами, любое соглашение должно быть усилено процедурами разрешения споров, которые позволяют разрешить, чтобы нейтральному органу интерпре­тировать и применять соглашение.

В диссертации анализируется система дисциплин, предложенная профессором Г. Шифор. Он по сути дела предлагает, разработать новое международное соглашение о дис­циплинах, сдерживающих третьи стороны от вложения капитала третьими сторонами в ра­нее экспроприированную собственность.

Кроме того, предлагаются меры, касающиеся следующих вопросов:

- частных средств судебной защиты против приобретения третьей стороной экспро­приированной собственности; 

- усиление правового эффекта международного реестра исков; 

- ограничительного периода для подачи исков; 

- разрешения конфликта интересов при приватизации.

Четвертая глава диссертации посвящена анализу Проекта Федерального закона

«Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации (национализации) от 22 марта 2004 г.  

Данный законопроект обсуждается с 2000 года. Он разработан в соответствии с нор­мами Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими вопросами прекращения права собственности и обращения имущества в собственность Российской Федерации (национализации), а также бюджетного и иного за­конодательства Российской Федерации.

Под национализацией понимается принудительное обращение имущества, находя­щегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федера­ции для удовлетворения ее потребности в продукции (работах, услугах), непосредственно обеспечивающей обороноспособность и безопасность государства, с предварительным и равноценным возмещением Российской Федерацией стоимости имущества и других убыт­ков, причиненных собственнику (ст. 1. ч. 1.). В проекте закона указывается, что располо­женное на территории Российской Федерации имущество, находящееся в собственности иностранного физического или юридического лица, подлежит национализации в порядке по основаниям, установленным настоящим Федеральным законом, если иное не установле­но международным договором Российской Федерации.

В законопроекте подробно регулируются следующие вопросы:           

-  Принципы осуществления национализации;

-  Имущество, в отношении которого может быть принято решение о национализа­ции;                                                                                                        

-  Определение собственника национализируемого имущества;

-  Решение о национализации;                                                                   

-  Принятие решения о национализации; 

23

-   Определение состава национализируемого имущества;

-   Оценка стоимости национализируемого имущества и других убытков и определе­ние размера возмещения;

-   Порядок определения оценщика;

-  Согласование размера возмещения путем переговоров;

-  Установление размера возмещения в судебном порядке;

-   Выплата возмещения;

-   Особенности передачи имущества в собственность Российской Федерации при на­ционализации;

-   Переход права собственности при национализации. Правовой режим национали­зированного имущества;

-  Обязательства, налагаемые на собственника имущества при осуществлении про­цедуры национализации;

-  Прекращение процедуры национализации. заключении представлены основные выводы, выносимые на защиту.

[1] Seidl-Hohenveldern I. Probleme des intemationalen Konflskations - und Enteignungsrechtes. journal du droit inter­national, 1956. №2. - P. 385-386.

[2] BindschedlerR. Verstaatlichungsmassnahmen und Entschadigungspflicht nach Volkecrecht. Zurich. 1950.P.24. 

[3] Friedman S. Expropriation in international law. 1953. P. 151. 

[4] White G. Nationalization of foreign property, L., 1963. 152. P. 35.

[5] Kunz J. Mexican expropriations//New York University Law Quarterly Review. Vol. 17. 1990.P. 327-345.

[6] Ленин В.И. Аграрная программа русской социал-демократии. Соч., Т. 6. С. 121.

[7] См. подробнее: Разумович Н.Н. Организационно-правовые формы социалистического обобществления промышленности в СССР в 1917-1920 гг. Изд. АН СССР, 1959; Вилков Г.Е. Национализация и международное право, М: ИМО, 1962. С. 7-20.

[8] American Law Institute, 1987. P. 200.

[9] James v. Untted Kingdom, 1986. P. 123.  

[10] UNCTAD, 1996. Vol. III. P.79.       

[11] UNCTAD, 1998. Р.68.

[12] Там же

[13] Как правило, в договорах России о защите инвестиций в качестве международного суда используется Меж­дународный институт Стокгольмской торговой палаты или третейский суд «ad hoc», создаваемый по Регла­менту Комиссии ООН по праву международной торговли.

[14] Международно-правовые соглашения иностранных инвестиций в России / Под ред. Е.Г. Ясина.гМ.: Юриди­ческая литература, 1995. С.6. 

[15] См.: Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека. (Практика и комментарии). Пер. с анг, М., 1997. С. 252.

[16] Smis S. Vander Borght. The EU-US Compromise on the Burton and Damato // American Journal of International Law. Vol. 93. 1999. p.227, 299.

[17] International for reconstruction and development, operation policy Memorandum, March 31, 1971

[18] Lanson A. Remarks at the US-Cuba Business Council Conference. May, 1999 // http://usinfo.state.gov/regional/ar/ US-Cuba/I Shim.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Дарственный университет американская русистика: вехи историографии последних лет. Советский период антология Самара Издательство «Самарский университет» 2001

    Документ
    Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Советский период: Антология / Сост. М.Дэвид-Фокс. Самара: Изд-во «Самарский уни­верситет». 2001.
  2. А. Н. Баранов Введение в прикладную лингвистику ббк 81я73 Издание осуществлено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках конкурс

    Конкурс
    Издание осуществлено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках конкурса «Новая учебная литература по лингвистике и литературоведению».
  3. Иван Иннокентьевич Серебренников: жизненный путь и эволюция взглядов сибирского интеллигента (1882-1920 гг.)

    Автореферат
    Защита состоится 10 декабря 2009 г. в 10.00 часов на заседании Диссертацион­ного совета Д 212.074.05 при Иркутском государственном университете (664003, г.

Другие похожие документы..