Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В кн: Актуальные вопросы хирургии. Труды юбилейной конференции, посв. 100-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки Б.Н. Розанова, 1996 г. 12 и...полностью>>
'Документ'
Осуществляя требования Концепции модернизации образования, коллектив МОУ в качестве приоритетной выдвинул следующую проблему: Осуществление перехода ...полностью>>
'Доклад'
Целью Конференции являлся анализ глубины и последствий кризиса в банковском секторе Украины и обмен опытом по управлению рисками розничного кредитован...полностью>>
'Рабочая программа'
Настоящая рабочая программа рассмотрена и утверждена на заседании кафедры социальной психологии и коррекционной педагогики филиала НОУ ВПО «МПСУ» в г...полностью>>

"О совершенствовании системы образования и сохранения самобытных коренных малочисленных народов Севера"

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

стенограмма

парламентских слушаний "О мерах по реализации целей Второго Международного десятилетия коренных народов мира в сферах народного образования и сохранения родных языков в районах проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации"

2 октября 2008 года

Г.Д. Олейник

Уважаемые участники парламентских слушаний, начинаем нашу работу.

Сегодня мы собрались, чтобы обсудить важнейшие для коренных малочисленных народов проблемы – проблемы обеспечения государственных гарантий доступности и равных возможностей получения качественного общего, среднего профессионального и высшего образования детьми и молодежью из числа коренных малочисленных народов и проблемы сохранения и развития родных языков коренных малочисленных народов.

Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов уже рассматривал данную проблему в октябре 1999 года в рамках "круглого стола" на тему "О совершенствовании системы образования и сохранения самобытных коренных малочисленных народов Севера".

Прошло девять лет. Что же изменилось за эти годы? Для сравнения процитирую выдержки из текста Федеральной целевой программы "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов до 2011 года", утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации в июле 2001 года: "Наблюдается снижение уровня доступности общего и профессионально-технического образования коренных малочисленных народов Севера…"; "Существующая сеть общеобразовательных учреждений не обеспечивает потребности коренных малочисленных народов Севера в образовании. Практически во всех районах проживания этих народов сокращается количество дневных общеобразовательных школ и дошкольных учреждений в связи с тем, что данные объекты инфраструктуры находятся в аварийном состоянии и требуют капитального ремонта…"; "Не решена проблема создания малокомплектных школ…"; "Школы испытывают недостаток педагогических кадров, не укомплектованы учебной и учебно-методической литературой, пособиями для внеклассного чтения, особенно на языках коренных малочисленных народов Севера, слабо оснащены современными техническими средствами обучения…"; "Особой проблемой является обучение родному языку, который в школах изучают (в целом по регионам Севера) не более 50 процентов учащихся". И так можно продолжать.

Что же изменилось за прошедшие годы? Анализ представленных материалов позволил выделить сегодня следующие характерные проблемы. Это:

устаревшая и изношенная материально-техническая база общеобразовательных учреждений;

неукомплектованность общеобразовательных учреждений педагогическими кадрами по ряду основных предметов обучения;

старение педагогических кадров, в первую очередь в сельских общеобразовательных учреждениях. Учителя пенсионного возраста не могут отказаться от работы из-за небольшой пенсии. Вместе с тем приток молодых кадров "заблокирован" низким качеством жизни в сельской местности;

слабая обеспеченность образовательных учреждений учебниками и учебными пособиями на языках коренных малочисленных народов Севера;

низкий уровень знаний учащихся из числа коренных малочисленных народов по сравнению со среднероссийскими показателями в связи со слабой базовой подготовкой по вышеназванным причинам, и, как следствие, неконкурентоспособность выпускников сельских и поселковых школ;

понижение статуса или закрытие малокомплектных сельских школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов в связи с переходом на принцип нормативно-подушевого финансирования.

Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на некоторые позитивные тенденции, связанные с реализацией национального проекта "Образование", молодежь в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов в целом не имеет возможности получить общее и начальное профессиональное образование высокого качества.

Следует отметить, что нормативно-правовая база в области развития образования и сохранения родных языков на федеральном уровне изменилась незначительно, а модернизация системы образовательных учреждений после введения новых принципов нормативно-подушевого финансирования привела к закрытию малокомплектных школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов. Прямо как в поговорке: хотели как лучше, а получилось как всегда. То, что пошло на пользу общеобразовательным учреждениям в крупных городах, достаточно больно ударило по малокомплектным школам в сельской местности.

Переход на новую систему финансирования привел к тому, что:

на селе под сокращение попали ставки психологов, социальных педагогов, педагогов дополнительного образования и организаторов детского творчества, в результате чего дети остаются без квалифицированной помощи специалистов;

в школах были вынуждены объединять в один класс детей разного возраста, ранее обучавшихся в классах с меньшим количеством учеников (например, учащиеся 1–4-го классов учатся в одном классе), что привело к снижению качества преподавания;

из-за нехватки учеников статус полных (средних) общеобразовательных учреждений в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов понижен до уровня неполных (основных) или начальных школ – филиалов других общеобразовательных учреждений, что привело, прямо скажем, к утечке из бесперспективного села высококвалифицированных педагогических кадров, молодых специалистов и многодетных семей;

закрываются малокомплектные школы, в результате чего из села выезжают семьи с детьми и молодежь, село лишается основной части бюджетного финансирования, начинается процесс вымирания поселка как бесперспективного.

С одной стороны, органы государственной власти решают проблему сохранения и устойчивого развития коренных малочисленных народов, оказывают им адресную государственную поддержку в рамках федеральных и региональных программ экономического и социального развития районов проживания этих народов, предусматривающих в том числе и строительство малокомплектных школ, домов для учителей, а в другой стороны, мы экономическими методами доводим ситуацию до состояния закрытия малокомплектных школ, которые в отдаленных поселках выполняют еще и функции центров культуры и просвещения.

Что же необходимо сделать для исправления ситуации? В сфере образования, на наш взгляд, прежде всего надо остановить процесс ликвидации малокомплектных сельских школ. Для этого следует пересмотреть нормативы бюджетного финансирования малокомплектных школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов. Имеет смысл рекомендовать Рособрнадзору России провести тщательную проверку всех случаев закрытия малокомплектных школ в районах проживания коренных малочисленных народов. Из представленной Рособрнадзором России информации следует, что инспекционная проверка деятельности органов управления образованием проводилась в тех районах, в которых вопросам образования и сохранения родных языков уделяется большое внимание. Комитет предлагает провести такую работу в субъектах Федерации, в которых отсутствует нормативно-правовая база по развитию образования и сохранению родных языков коренных малочисленных народов. Именно отсюда к нам поступают жалобы и обращения граждан о сокращении количества часов преподавания в школах родного языка (до одного часа в неделю), исключении родного языка из обязательной учебной программы и переводе преподавания этого предмета на факультативные занятия, закрытии малокомплектных школ.

Меры государственной поддержки образования коренных малочисленных народов Севера должны предусматривать разработку программ сохранения и развития родных языков коренных малочисленных народов, включающих в себя создание более широкой сети малокомплектных школ, организуемых в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности родителей учеников из числа коренных малочисленных народов, с пересмотренными нормативами подушевого финансирования; введение новых форм образовательных учреждений в виде кочевых школ, таежных школ, кочевых школ – детских садов, других форм образовательных учреждений; развитие дистанционного образования, обеспечение школ учебной и учебно-методической литературой на языках этих народов.

Одной из главных задач в области образования коренных малочисленных народов, как это закреплено в Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике до 2020 года и на дальнейшую перспективу, утвержденных Президентом Российской Федерации 17 сентября 2008 года (то есть всего две недели назад), является совершенствование образовательных программ для коренного населения, особенно в части подготовки детей к жизни в современном обществе, с полноценным освоением навыков проживания в экстремальных природных условиях, включая оснащение образовательных учреждений в отдаленных населенных пунктах средствами дистанционного обучения.

В целях реального обеспечения государственных гарантий доступности и равных возможностей получения образования мы считаем необходимым:

законодательно закрепить льготное право на поступление детей из числа коренных народов в вузы, выделив им бюджетные места в вузах, для чего внести соответствующие изменения в законы "Об образовании" и "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". Это способствовало бы решению проблемы нехватки квалифицированных педагогических кадров в образовательных учреждениях отдаленных национальных поселков;

предусмотреть в базисном учебном плане для средних и основных общеобразовательных школ, находящихся в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, увеличение обязательного количества часов на изучение родных языков. Сегодня для этого предусматривается лишь от 1 до 6 часов в неделю;

разработать систему мер по обеспечению общеобразовательных учреждений в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов педагогическими кадрами и их закреплению, что самое главное, в том числе путем увеличения размеров оплаты труда, компенсационных выплат за особые условия работы и обеспечения жильем;

разработать современные учебно-методические комплексы по изучению родных языков, издать необходимые учебные программы, учебно-методические пособия и учебники, включая методики трудового обучения детей из числа коренных малочисленных народов с ориентацией на традиционные виды хозяйственной деятельности и промыслы этих народов;

создать условия для дистанционного обучения с использованием возможностей Интернета.

Что мы предлагаем в сфере сохранения и развития языков? Решение проблемы сохранения и развития исчезающих языков коренных малочисленных народов требует комплексного подхода, включающего в себя и принятие региональных нормативных правовых актов по законодательному признанию статуса языков коренных малочисленных народов и меры по их поддержке, проведение мониторинга функционирования родных языков, позволяющего своевременно выявлять темпы утраты языка и степень его сохранения и развития, создание благоприятной языковой среды через сохранение традиционного образа жизни и традиционных видов хозяйственной деятельности этих народов. Для достижения этих целей полагаем целесообразным разработать комплекс мер по развитию и сохранению исчезающих языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Считаем возможным поддержать предложение Министерства образования Республики Саха (Якутия) о проведении в Якутске в 4 квартале 2009 года всероссийской научно-практической конференции на тему "Родные языки, находящиеся под угрозой исчезновения, в российской системе образования". Проведение данного мероприятия предусмотрено пунктом 34 Комплекса первоочередных мер по подготовке и проведению в Российской Федерации Второго Международного десятилетия коренных народов мира, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2007 года № 1639-р. Республика Саха имеет большой опыт в этой области и грех им не воспользоваться.

Прежде чем предоставить слово основному докладчику, предлагаю договориться о регламенте нашей работы. Программой парламентских слушаний предусмотрено выступление представителя Министерства образования и науки Российской Федерации с основным докладом. С содокладами выступят представители Министерства регионального развития и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Перед утверждением рекомендаций парламентских слушаний Вашему вниманию будет представлен букварь уйльтинского языка. Он был издан благодаря спонсорской помощи крупной компании, которая ведет работы на Сахалине. Очень ценный для нас опыт, на этом примере мы можем воочию увидеть результаты такой помощи.

Предлагаю следующий регламент мероприятия. Основной доклад – до 20 минут, содоклады – до 15 минут (если меньше, то лучше), выступления в прениях – до 7 минут, перерыв на 15 минут через 1,5 часа работы. Вопросы к выступающим передавайте в письменном виде. Не будет возражений против такого регламента нашей работы? Работать мы должны оперативно, говорить по существу, не занимаясь уговариванием друг друга, о том, что считаем необходимым предпринять для того, чтобы улучишь состояние дел по обсуждаемому вопросу.

Если возражений нет, то позвольте предоставить слово Артеменко Ольге Ивановне, руководителю Центра национальных проблем образования Федерального института развития образования Министерства образования и науки Российской Федерации.

Пожалуйста, Ольга Ивановна.

О.И. АРТЕМЕНКО

Большое спасибо за предоставленную возможность выступить. Меня попросили выступить от Министерства образования и науки Российской Федерации с сообщением на тему "Роль образования в сохранении коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока".

Сохранение коренных малочисленных народов Севера, создание условий для устойчивого развития их культур предполагает наряду с решением проблем сохранения среды обитания улучшение экономической ситуации, обеспечение нормальных условий жизни, а также совершенствование образования. Образование (я это подчеркиваю) как целенаправленный процесс воспитания и обучения, реализующейся российской системой образования, а она у нас единая, в соответствии с законом "Об образовании" должно, с одной стороны, на современном этапе развития быть фактором сохранения и развития этнических культур и, следовательно, этнического сознания, а с другой стороны, быть инструментом культурной политической интеграции полиэтнического общества. В этом отношении совершенствование образования коренных малочисленных народов Севера должно выстраиваться в общем русле Концепции государственной национальной образовательной политики, утвержденной приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 3 августа 2006 года № 201.

Абсолютно очевидно, что основные принципы совершенствования образования коренных малочисленных народов Севера должны исходить из особого положения этих народов в социально-экономической и социально-культурной среде России, значимости образования для эффективного развития экономической, социальной и культурной жизни Севера в целом.

Выделенные в середине 20-х годов ХХ века в особую группу, коренные малочисленные народы Севера находятся под опекой государства. Сегодня в эту группу входят 40 этносов. Данные об этносах, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, представлены в таблицах, которые вам розданы, в частности в таблице № 1. По переписи 2002 года их общая численность составляет 252 222 человека. По сравнению с 1989 годом численность коренных малочисленных народов Севера выросла на 13 процентов. Примерно такой же прирост наблюдался и в предыдущий период с 1979 по 1989 год. Мы приводим данные по публикациям Тишкова и Степанова 2004–2007 годов. Эти данные представлены в таблице № 2.

Перепись показала, что несмотря на то, что общее количество представителей коренных малочисленных народов Севера превышает 260 тысяч человек, из-за сложности статистического учета и специфики советской политики только часть, а именно 252 222 человека, обладает официальным статусом коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

В России действует закон, согласно которому малочисленным является народ численностью менее 50 тысяч человек, представители которого ведут традиционный образ жизни, занимаются охотой, рыболовством, морским промыслом. Особый статус предоставляет северянам ряд государственных гарантий, и среди них такие немаловажные, как защита коллективных прав на природные ресурсы, традиционный образ жизни, культуру и среду обитания. Статус коренных малочисленных народов Севера распространяется лишь на те группы, этносы, которые значатся в перечне, утвержденном распоряжением Правительства Российской Федерации в 2006 году. В настоящее время, как я уже отмечала, перечень включает 40 этнических наименований. В советское время список статусных аборигенов долгое время включал только 26 наименований, нынешний достигает 40, но и он не охватывает все группы.

Необходимо отметить, что статистический учет коренных северян осуществляется не только по ограниченному списку, но и на ограниченных территориях, наделенных по закону особым северным статусом. Перечень северных территорий, официально именуемых "районы проживания коренных малочисленных народов Севера", утверждается постановлением Правительства. В настоящее время такие учетные регионы находятся в 27 субъектах Российской Федерации. Нормативные акты, принятые в начале текущего десятилетия федеральной властью, были направлены на создание для северян условий, прежде всего экономических, позволяющих защищать их традиционный образ жизни от влияния новых обстоятельств. Так, в 2000–2001 годах были приняты два закона об общинах коренных народов и о выделении аборигенам земельных участков, угодий, территорий традиционного пользования. Кроме того, применительно к новой ситуации был законодательно подтвержден ряд преференций коренных малочисленных народов, включая освобождение молодежи от службы в армии, выделение специальных квот для представительства в региональных и местных структурах власти на постоянной основе и другие. Эти политические шаги, безусловно, нашли определенное отражение в переписи 2002 года, показав в основном положительную динамику демографических процессов. По сравнению с 1989 годом увеличилась численность практически всех групп, вошедших в перечень коренных малочисленных народов Севера, исключение составляют шесть групп.

Значительно, от 20–30 до 70 процентов, выросла численность ненцев, селькупов, хантов, юкагиров, негидальцев, тофаларов, ительменов, кетов. Однако нужно отметить, что увеличение численности малочисленных народов Севера не привело к улучшению языковой и культурной среды. В результате форсированного индустриального развития Севера адаптационные и регулятивные функции традиционных культур и родных языков оказались ослабленными. Национально-культурное своеобразие все больше приобретает декоративный характер, и прекрасное свидетельство этому – открытие чума в Москве. Мы были на этом мероприятии и считаем, что это верх цинизма по отношению к коренным малочисленным народам Севера.

Общая языковая ситуация народов Севера в последние годы как в плане состояния самих языков, так и в плане зоны их реального функционирования, не может быть охарактеризована однозначно. Как отмечает в своих публикациях Нерознак, в общей языковой ситуации коренных малочисленных народов Севера преобладают негативные тенденции. Необходимо отметить, что за последние 15 лет возможности образовательных учреждений в удовлетворении этнокультурных потребностей, поддержке процесса возрождения языков и культур существенно расширились. Сегодня в сети общеобразовательных учреждений коренных малочисленных народов Севера, насчитывающей около 450 школ, из 40 языков в учебном процессе участвуют 22 в форме или языка обучения, или предмета изучения. Реально в полном объеме новые тенденции коснулись лишь следующих языков: эвенского, юкагирского, эвенкийского, языка тувинцев-тоджинцев, на котором выстраивается процесс обучения или до 9-го, или до 11 класса. В остальных случаях (а это 18 языков) наблюдается восстановление родного языка лишь в качестве учебного предмета. Преподавание языка ведется, как правило, с 1-го по 9-й классы, и в редких случаях до 11-го класса. Эти данные отражены в таблице № 4.

По данным Министерства образования и науки Российской Федерации, количество детей, обучающихся на языках малочисленных народов Севера, в целом по стране составляет порядка 300–450 человек. Статистическое агентство дает вроде бы похожую цифру – свыше 400 человек. Но при этом статистика министерства показывает, что преподавание осуществляется на эвенкийском, эвенском и юкагирском языках, а по данным Госкомстата получается, что дети обучаются на эвенском, долганском и нанайском языках. Совпадает, как вы видите, лишь только один язык – эвенский. Но и здесь есть разночтения. По данным министерства, на эвенском языке обучается чуть больше 100 детей, а по данным Госкомстата – в два раза больше. Вот с такой статистикой мы имеем дело в настоящее время.

Как положительную динамику в развитии языков коренных малочисленных народов Севера необходимо отметить, что учебники по языкам коренных малочисленных народов Севера вошли в федеральный перечень учебников, которые утверждаются ежегодно министром образования и которые обязательны к использованию в учебном процессе. Безусловно, это положительная динамика. Но, к сожалению, учебников в этом перечне довольно-таки мало. И когда вы посмотрите на количество учебников в перечне и на количество языков, которые используются в учебном процессе (по статистике Минобразования), то вы зададите себе вопрос, какими учебниками пользуются дети.

Известно, что развитие языков и культур не определяется одной только школой. Существенным фактором в сохранении языков является степень владения представителями этноса своим родным языком. Именно показатель "свободно владею", а не "считаю своим родным языком" является объективным показателем жизнеспособности языка. И, безусловно, роль общественных организаций здесь очень велика. Я могу вам привести пример того, как в начале 1990-х годов в Башкортостане интеллигенция пошла в семьи и агитировала родителей за обучение детей родному языку. И динамика развития языка в этом субъекте на удивление положительная.

Среди представителей практически всех этносов имеется слой людей, не владеющих родным языком и к тому же часто страдающих языковым нигилизмом, то есть нежеланием знать свой язык. Самый низкий уровень владения родным языком отмечается среди хантов (48 процентов), а также шорцев (43 процента), эвенов (37 процентов), нанайцев (33 процента), коряков (33 процента), манси (25 процентов), эвенков (23 процента).

В контексте социокультурной реабилитации российского Севера огромное значение имеет проблема этнокультурного взаимодействия населения. Сущность этнокультурного взаимодействия представителей различных этносов сводится к обеспечению сосуществования двух групп населения, которые смогли бы образовывать единое экономическо-политическое сообщество, сохраняя при этом свою этнокультурную самобытность и развивая ее не в ущерб друг другу. Пока сохранение самобытности коренного населения и сохранение его как этнического субъекта сводится к адаптации коренного населения к современному урбанистическому образу жизни, к соответствующей культуре, безусловно, своей и русской.

Нужно сказать, что в мировой практике есть три модели выстраивания системы образования – ассимиляционная, автономизационная и интеграционная. Так вот, при анализе развития системы образования коренных малочисленных народов, безусловно, выделяются две модели – ассимиляционная модель и автономизация. И вполне возможно, что в данном случае автономизация – очень эффективная модель для того, чтобы сохранить те этносы, которые ведут свой, аборигенный, то есть кочевой, образ жизни. И здесь, конечно, возникает очень серьезная проблема с теми общеобразовательными учреждениями, которые обслуживают детей, чьи родители ведут аборигенный образ жизни. Сегодня на практике существует и реально работает семь моделей общеобразовательных учреждений, которые обслуживают этих детей. (Эти семь моделей описаны Аллой Львовной Бугаёвой, она здесь присутствует и будет, по-моему, представлять эти модели.) Но, к сожалению, эти модели на федеральном уровне юридически никак не закреплены. И мы об этом, по-моему, с 1993 года всё говорим и говорим, и только в одном документе, представленном в Правительство Российской Федерации в 1995 году – это Концепция реформирования системы образования коренных малочисленных народов Севера, которую мы разрабатывали с Госкомсевером, – появилось понятие "кочевая школа", и это дало возможность включить это понятие в программу социально-экономического развития и закладывать какие-то средства под эту школу.

Значит, здесь просто нужно разобраться с "нормативкой" и подключать какие-то лоббирующие силы, потому что у меня, например, сил не хватает. Я много раз говорила на эту тему в министерстве образования. Безусловно, есть специфика этого образовательного учреждения, но на уровне законодательства и на уровне "нормативки" такого образовательного учреждения не существует. Пока субъекты финансируют, сейчас субъекты приняли свои законы, но придет время, когда с федерального уровня скажут, что это противоречит федеральному законодательству. И опять начнется непонятно что.

Но то, что эта школа должна существовать, по-моему, ни у кого сомнений не вызывает. Нужно сделать так, чтобы в типовом положении об общеобразовательном учреждении был заявлен вид общеобразовательного учреждения – кочевая школа. Заявить как тип не получится, в этом я уже убедилась, а доказать специфику этого общеобразовательного учреждения как вида учреждения и заявить как колледж, гимназию, очевидно, все-таки можно. Это первое.

И второе. Как мне кажется, необходимо внести изменения в статью 10 Закона Российской Федерации "Об образовании". В ней речь идет не о формах образовательных учреждений, как здесь прозвучало, а о формах обучения. Какие у нас есть формы обучения? Очная форма обучения, заочная, очно-заочная, семейная. Я считаю (это моя личная, субъективная, позиция), что там должна быть указана еще и кочевая форма обучения. Но мне юристы говорят, что кочевая форма обучения может входить в понятие семейной формы обучения. Я считаю, что это не совсем правильно, это совершенно разные формы организации образовательного процесса. Но, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет, если найдутся лоббисты, то это необходимо делать. Если на федеральном уровне в нормативную базу, в законодательную базу и в подзаконные акты это понятие войдет, будет намного легче работать и можно будет, безусловно, выстраивать общеобразовательное учреждение такой формы обучения.

Я еще хотела бы обратить ваше внимание на один очень важный факт. Здесь говорили о родных языках, о проблемах в школе, о том, что количество часов уменьшается, число детей, изучающих родной язык, уменьшается и так далее. Все это, безусловно, определяется потребностью и интересом родителей по отношению к родному языку. Но я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что те процессы, о которых сейчас нам говорил председатель, протекали в условиях, когда статья 7 закона об образовании позволяла структурировать содержание образования по компонентному принципу. И вы все хорошо знаете, что были федеральный, региональный, национально-региональный и школьный компоненты. 1 декабря 2007 года принят Федеральный закон № 309 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта". Этот закон полностью изменил статью 7 закона об образовании. Всё, никаких компонентов нет – ни федерального, ни регионального, ни школьного. О компонентах забудьте. И стандарт сейчас рассматривается не как минимум содержания образования, а как три требования к основной общеобразовательной программе. И вот эта основная общеобразовательная программа делится на две части. Одна часть определяется на федеральном уровне, а вторая часть (обращаю ваше внимание) формируется участниками образовательного процесса. Участники образовательного процесса – это родители, дети, учителя, общественность, это всевозможные советы, которые создаются на базе школ, общеобразовательных учреждений.

Согласно Конституции Российской Федерации существует два статуса языков – государственный язык Российской Федерации и государственные языки субъектов Российской Федерации, они заявлены в Конституции как родные языки. Так вот, родной язык входит во вторую часть образовательной программы. И если государственные языки субъектов Российской Федерации защищены и входят в первую часть образовательной программы, поднимаются на федеральный уровень, то родные языки не поднимаются на федеральный уровень, и они уже не будут находиться под попечительством федеральных органов исполнительной власти. Обращаю ваше внимание на эту проблему. И с этой точки зрения я считаю, что для коренных малочисленных народов это в какой-то степени катастрофа, потому что интерес родителей, учителей к родному языку довольно-таки низкий.

Я просмотрела и работы Рождественского, и наши работы… Родители, собственно, не против того, чтобы ребенок обучался на русском языке. И здесь, безусловно, роль общественных организаций очень велика, надо работать с родителями, с детьми, заинтересовывать, поднимать мотивацию изучения родного языка.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. И свобод коренных малочисленных народов

    Доклад
    Доклад Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае «О соблюдении конституционных прав и свобод коренных малочисленных народов на территории Красноярского края в 2010 году».
  2. Комитет по вопросам малочисленных народов Севера (1)

    Документ
    Биобиблиографический справочник «Ученые обско – угорских народов» – это первая попытка представить развитие науки малочисленных народов ханты и манси в персонах.
  3. Комитет по вопросам малочисленных народов Севера (2)

    Документ
    Биобиблиографический справочник «Ученые обско – угорских народов» – это первая попытка представить развитие науки малочисленных народов ханты и манси в персонах.
  4. Администрация муниципального образования город Салехард постановление (1)

    Документ
    В целях реализации мер, направленных на содействие устойчивому развитию коренных малочисленных народов Севера муниципального образования город Салехард и руководствуясь Уставом муниципального образования город Салехард,
  5. Развития образования Республики Саха (Якутия) на 2007-2011 гг

    Документ
    Научное изучение языков коренных народов Якутии началось в первой половине XIX века. Языковое строительство в Республике Саха характеризовалось как практическая деятельность специалистов, направленное на создание, совершенствованию

Другие похожие документы..