Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
2. Степень влияния лесозаготовок и местных рубок, традиционного природопользования и туризма, скотоводства и мараловодства на почвы и ПП среднегорий А...полностью>>
'Закон'
Учасниками Банку є засновники та акціонери, які є власниками акцій Банку. Учасниками Банку можуть бути юридичні і фізичні особи, резиденти та нерезиде...полностью>>
'Документ'
Прошу принять меня в гражданство Российской Федерации в общем, упрощенном порядке или восстановить в гражданстве Российской Федерации (Ненужное зачер...полностью>>
'Документ'
Всебічне фізичне виховання є однією із важливих задач суспільства. Формування в процесі занять з фізичної культури і спорту міцного здоров’я, сильної...полностью>>

"О совершенствовании системы образования и сохранения самобытных коренных малочисленных народов Севера"

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

стенограмма

парламентских слушаний "О мерах по реализации целей Второго Международного десятилетия коренных народов мира в сферах народного образования и сохранения родных языков в районах проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации"

2 октября 2008 года

Г.Д. Олейник

Уважаемые участники парламентских слушаний, начинаем нашу работу.

Сегодня мы собрались, чтобы обсудить важнейшие для коренных малочисленных народов проблемы – проблемы обеспечения государственных гарантий доступности и равных возможностей получения качественного общего, среднего профессионального и высшего образования детьми и молодежью из числа коренных малочисленных народов и проблемы сохранения и развития родных языков коренных малочисленных народов.

Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов уже рассматривал данную проблему в октябре 1999 года в рамках "круглого стола" на тему "О совершенствовании системы образования и сохранения самобытных коренных малочисленных народов Севера".

Прошло девять лет. Что же изменилось за эти годы? Для сравнения процитирую выдержки из текста Федеральной целевой программы "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов до 2011 года", утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации в июле 2001 года: "Наблюдается снижение уровня доступности общего и профессионально-технического образования коренных малочисленных народов Севера…"; "Существующая сеть общеобразовательных учреждений не обеспечивает потребности коренных малочисленных народов Севера в образовании. Практически во всех районах проживания этих народов сокращается количество дневных общеобразовательных школ и дошкольных учреждений в связи с тем, что данные объекты инфраструктуры находятся в аварийном состоянии и требуют капитального ремонта…"; "Не решена проблема создания малокомплектных школ…"; "Школы испытывают недостаток педагогических кадров, не укомплектованы учебной и учебно-методической литературой, пособиями для внеклассного чтения, особенно на языках коренных малочисленных народов Севера, слабо оснащены современными техническими средствами обучения…"; "Особой проблемой является обучение родному языку, который в школах изучают (в целом по регионам Севера) не более 50 процентов учащихся". И так можно продолжать.

Что же изменилось за прошедшие годы? Анализ представленных материалов позволил выделить сегодня следующие характерные проблемы. Это:

устаревшая и изношенная материально-техническая база общеобразовательных учреждений;

неукомплектованность общеобразовательных учреждений педагогическими кадрами по ряду основных предметов обучения;

старение педагогических кадров, в первую очередь в сельских общеобразовательных учреждениях. Учителя пенсионного возраста не могут отказаться от работы из-за небольшой пенсии. Вместе с тем приток молодых кадров "заблокирован" низким качеством жизни в сельской местности;

слабая обеспеченность образовательных учреждений учебниками и учебными пособиями на языках коренных малочисленных народов Севера;

низкий уровень знаний учащихся из числа коренных малочисленных народов по сравнению со среднероссийскими показателями в связи со слабой базовой подготовкой по вышеназванным причинам, и, как следствие, неконкурентоспособность выпускников сельских и поселковых школ;

понижение статуса или закрытие малокомплектных сельских школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов в связи с переходом на принцип нормативно-подушевого финансирования.

Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на некоторые позитивные тенденции, связанные с реализацией национального проекта "Образование", молодежь в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов в целом не имеет возможности получить общее и начальное профессиональное образование высокого качества.

Следует отметить, что нормативно-правовая база в области развития образования и сохранения родных языков на федеральном уровне изменилась незначительно, а модернизация системы образовательных учреждений после введения новых принципов нормативно-подушевого финансирования привела к закрытию малокомплектных школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов. Прямо как в поговорке: хотели как лучше, а получилось как всегда. То, что пошло на пользу общеобразовательным учреждениям в крупных городах, достаточно больно ударило по малокомплектным школам в сельской местности.

Переход на новую систему финансирования привел к тому, что:

на селе под сокращение попали ставки психологов, социальных педагогов, педагогов дополнительного образования и организаторов детского творчества, в результате чего дети остаются без квалифицированной помощи специалистов;

в школах были вынуждены объединять в один класс детей разного возраста, ранее обучавшихся в классах с меньшим количеством учеников (например, учащиеся 1–4-го классов учатся в одном классе), что привело к снижению качества преподавания;

из-за нехватки учеников статус полных (средних) общеобразовательных учреждений в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов понижен до уровня неполных (основных) или начальных школ – филиалов других общеобразовательных учреждений, что привело, прямо скажем, к утечке из бесперспективного села высококвалифицированных педагогических кадров, молодых специалистов и многодетных семей;

закрываются малокомплектные школы, в результате чего из села выезжают семьи с детьми и молодежь, село лишается основной части бюджетного финансирования, начинается процесс вымирания поселка как бесперспективного.

С одной стороны, органы государственной власти решают проблему сохранения и устойчивого развития коренных малочисленных народов, оказывают им адресную государственную поддержку в рамках федеральных и региональных программ экономического и социального развития районов проживания этих народов, предусматривающих в том числе и строительство малокомплектных школ, домов для учителей, а в другой стороны, мы экономическими методами доводим ситуацию до состояния закрытия малокомплектных школ, которые в отдаленных поселках выполняют еще и функции центров культуры и просвещения.

Что же необходимо сделать для исправления ситуации? В сфере образования, на наш взгляд, прежде всего надо остановить процесс ликвидации малокомплектных сельских школ. Для этого следует пересмотреть нормативы бюджетного финансирования малокомплектных школ в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов. Имеет смысл рекомендовать Рособрнадзору России провести тщательную проверку всех случаев закрытия малокомплектных школ в районах проживания коренных малочисленных народов. Из представленной Рособрнадзором России информации следует, что инспекционная проверка деятельности органов управления образованием проводилась в тех районах, в которых вопросам образования и сохранения родных языков уделяется большое внимание. Комитет предлагает провести такую работу в субъектах Федерации, в которых отсутствует нормативно-правовая база по развитию образования и сохранению родных языков коренных малочисленных народов. Именно отсюда к нам поступают жалобы и обращения граждан о сокращении количества часов преподавания в школах родного языка (до одного часа в неделю), исключении родного языка из обязательной учебной программы и переводе преподавания этого предмета на факультативные занятия, закрытии малокомплектных школ.

Меры государственной поддержки образования коренных малочисленных народов Севера должны предусматривать разработку программ сохранения и развития родных языков коренных малочисленных народов, включающих в себя создание более широкой сети малокомплектных школ, организуемых в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности родителей учеников из числа коренных малочисленных народов, с пересмотренными нормативами подушевого финансирования; введение новых форм образовательных учреждений в виде кочевых школ, таежных школ, кочевых школ – детских садов, других форм образовательных учреждений; развитие дистанционного образования, обеспечение школ учебной и учебно-методической литературой на языках этих народов.

Одной из главных задач в области образования коренных малочисленных народов, как это закреплено в Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике до 2020 года и на дальнейшую перспективу, утвержденных Президентом Российской Федерации 17 сентября 2008 года (то есть всего две недели назад), является совершенствование образовательных программ для коренного населения, особенно в части подготовки детей к жизни в современном обществе, с полноценным освоением навыков проживания в экстремальных природных условиях, включая оснащение образовательных учреждений в отдаленных населенных пунктах средствами дистанционного обучения.

В целях реального обеспечения государственных гарантий доступности и равных возможностей получения образования мы считаем необходимым:

законодательно закрепить льготное право на поступление детей из числа коренных народов в вузы, выделив им бюджетные места в вузах, для чего внести соответствующие изменения в законы "Об образовании" и "О высшем и послевузовском профессиональном образовании". Это способствовало бы решению проблемы нехватки квалифицированных педагогических кадров в образовательных учреждениях отдаленных национальных поселков;

предусмотреть в базисном учебном плане для средних и основных общеобразовательных школ, находящихся в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, увеличение обязательного количества часов на изучение родных языков. Сегодня для этого предусматривается лишь от 1 до 6 часов в неделю;

разработать систему мер по обеспечению общеобразовательных учреждений в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов педагогическими кадрами и их закреплению, что самое главное, в том числе путем увеличения размеров оплаты труда, компенсационных выплат за особые условия работы и обеспечения жильем;

разработать современные учебно-методические комплексы по изучению родных языков, издать необходимые учебные программы, учебно-методические пособия и учебники, включая методики трудового обучения детей из числа коренных малочисленных народов с ориентацией на традиционные виды хозяйственной деятельности и промыслы этих народов;

создать условия для дистанционного обучения с использованием возможностей Интернета.

Что мы предлагаем в сфере сохранения и развития языков? Решение проблемы сохранения и развития исчезающих языков коренных малочисленных народов требует комплексного подхода, включающего в себя и принятие региональных нормативных правовых актов по законодательному признанию статуса языков коренных малочисленных народов и меры по их поддержке, проведение мониторинга функционирования родных языков, позволяющего своевременно выявлять темпы утраты языка и степень его сохранения и развития, создание благоприятной языковой среды через сохранение традиционного образа жизни и традиционных видов хозяйственной деятельности этих народов. Для достижения этих целей полагаем целесообразным разработать комплекс мер по развитию и сохранению исчезающих языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Считаем возможным поддержать предложение Министерства образования Республики Саха (Якутия) о проведении в Якутске в 4 квартале 2009 года всероссийской научно-практической конференции на тему "Родные языки, находящиеся под угрозой исчезновения, в российской системе образования". Проведение данного мероприятия предусмотрено пунктом 34 Комплекса первоочередных мер по подготовке и проведению в Российской Федерации Второго Международного десятилетия коренных народов мира, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2007 года № 1639-р. Республика Саха имеет большой опыт в этой области и грех им не воспользоваться.

Прежде чем предоставить слово основному докладчику, предлагаю договориться о регламенте нашей работы. Программой парламентских слушаний предусмотрено выступление представителя Министерства образования и науки Российской Федерации с основным докладом. С содокладами выступят представители Министерства регионального развития и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Перед утверждением рекомендаций парламентских слушаний Вашему вниманию будет представлен букварь уйльтинского языка. Он был издан благодаря спонсорской помощи крупной компании, которая ведет работы на Сахалине. Очень ценный для нас опыт, на этом примере мы можем воочию увидеть результаты такой помощи.

Предлагаю следующий регламент мероприятия. Основной доклад – до 20 минут, содоклады – до 15 минут (если меньше, то лучше), выступления в прениях – до 7 минут, перерыв на 15 минут через 1,5 часа работы. Вопросы к выступающим передавайте в письменном виде. Не будет возражений против такого регламента нашей работы? Работать мы должны оперативно, говорить по существу, не занимаясь уговариванием друг друга, о том, что считаем необходимым предпринять для того, чтобы улучишь состояние дел по обсуждаемому вопросу.

Если возражений нет, то позвольте предоставить слово Артеменко Ольге Ивановне, руководителю Центра национальных проблем образования Федерального института развития образования Министерства образования и науки Российской Федерации.

Пожалуйста, Ольга Ивановна.

О.И. АРТЕМЕНКО

Большое спасибо за предоставленную возможность выступить. Меня попросили выступить от Министерства образования и науки Российской Федерации с сообщением на тему "Роль образования в сохранении коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока".

Сохранение коренных малочисленных народов Севера, создание условий для устойчивого развития их культур предполагает наряду с решением проблем сохранения среды обитания улучшение экономической ситуации, обеспечение нормальных условий жизни, а также совершенствование образования. Образование (я это подчеркиваю) как целенаправленный процесс воспитания и обучения, реализующейся российской системой образования, а она у нас единая, в соответствии с законом "Об образовании" должно, с одной стороны, на современном этапе развития быть фактором сохранения и развития этнических культур и, следовательно, этнического сознания, а с другой стороны, быть инструментом культурной политической интеграции полиэтнического общества. В этом отношении совершенствование образования коренных малочисленных народов Севера должно выстраиваться в общем русле Концепции государственной национальной образовательной политики, утвержденной приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 3 августа 2006 года № 201.

Абсолютно очевидно, что основные принципы совершенствования образования коренных малочисленных народов Севера должны исходить из особого положения этих народов в социально-экономической и социально-культурной среде России, значимости образования для эффективного развития экономической, социальной и культурной жизни Севера в целом.

Выделенные в середине 20-х годов ХХ века в особую группу, коренные малочисленные народы Севера находятся под опекой государства. Сегодня в эту группу входят 40 этносов. Данные об этносах, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, представлены в таблицах, которые вам розданы, в частности в таблице № 1. По переписи 2002 года их общая численность составляет 252 222 человека. По сравнению с 1989 годом численность коренных малочисленных народов Севера выросла на 13 процентов. Примерно такой же прирост наблюдался и в предыдущий период с 1979 по 1989 год. Мы приводим данные по публикациям Тишкова и Степанова 2004–2007 годов. Эти данные представлены в таблице № 2.

Перепись показала, что несмотря на то, что общее количество представителей коренных малочисленных народов Севера превышает 260 тысяч человек, из-за сложности статистического учета и специфики советской политики только часть, а именно 252 222 человека, обладает официальным статусом коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

В России действует закон, согласно которому малочисленным является народ численностью менее 50 тысяч человек, представители которого ведут традиционный образ жизни, занимаются охотой, рыболовством, морским промыслом. Особый статус предоставляет северянам ряд государственных гарантий, и среди них такие немаловажные, как защита коллективных прав на природные ресурсы, традиционный образ жизни, культуру и среду обитания. Статус коренных малочисленных народов Севера распространяется лишь на те группы, этносы, которые значатся в перечне, утвержденном распоряжением Правительства Российской Федерации в 2006 году. В настоящее время, как я уже отмечала, перечень включает 40 этнических наименований. В советское время список статусных аборигенов долгое время включал только 26 наименований, нынешний достигает 40, но и он не охватывает все группы.

Необходимо отметить, что статистический учет коренных северян осуществляется не только по ограниченному списку, но и на ограниченных территориях, наделенных по закону особым северным статусом. Перечень северных территорий, официально именуемых "районы проживания коренных малочисленных народов Севера", утверждается постановлением Правительства. В настоящее время такие учетные регионы находятся в 27 субъектах Российской Федерации. Нормативные акты, принятые в начале текущего десятилетия федеральной властью, были направлены на создание для северян условий, прежде всего экономических, позволяющих защищать их традиционный образ жизни от влияния новых обстоятельств. Так, в 2000–2001 годах были приняты два закона об общинах коренных народов и о выделении аборигенам земельных участков, угодий, территорий традиционного пользования. Кроме того, применительно к новой ситуации был законодательно подтвержден ряд преференций коренных малочисленных народов, включая освобождение молодежи от службы в армии, выделение специальных квот для представительства в региональных и местных структурах власти на постоянной основе и другие. Эти политические шаги, безусловно, нашли определенное отражение в переписи 2002 года, показав в основном положительную динамику демографических процессов. По сравнению с 1989 годом увеличилась численность практически всех групп, вошедших в перечень коренных малочисленных народов Севера, исключение составляют шесть групп.

Значительно, от 20–30 до 70 процентов, выросла численность ненцев, селькупов, хантов, юкагиров, негидальцев, тофаларов, ительменов, кетов. Однако нужно отметить, что увеличение численности малочисленных народов Севера не привело к улучшению языковой и культурной среды. В результате форсированного индустриального развития Севера адаптационные и регулятивные функции традиционных культур и родных языков оказались ослабленными. Национально-культурное своеобразие все больше приобретает декоративный характер, и прекрасное свидетельство этому – открытие чума в Москве. Мы были на этом мероприятии и считаем, что это верх цинизма по отношению к коренным малочисленным народам Севера.

Общая языковая ситуация народов Севера в последние годы как в плане состояния самих языков, так и в плане зоны их реального функционирования, не может быть охарактеризована однозначно. Как отмечает в своих публикациях Нерознак, в общей языковой ситуации коренных малочисленных народов Севера преобладают негативные тенденции. Необходимо отметить, что за последние 15 лет возможности образовательных учреждений в удовлетворении этнокультурных потребностей, поддержке процесса возрождения языков и культур существенно расширились. Сегодня в сети общеобразовательных учреждений коренных малочисленных народов Севера, насчитывающей около 450 школ, из 40 языков в учебном процессе участвуют 22 в форме или языка обучения, или предмета изучения. Реально в полном объеме новые тенденции коснулись лишь следующих языков: эвенского, юкагирского, эвенкийского, языка тувинцев-тоджинцев, на котором выстраивается процесс обучения или до 9-го, или до 11 класса. В остальных случаях (а это 18 языков) наблюдается восстановление родного языка лишь в качестве учебного предмета. Преподавание языка ведется, как правило, с 1-го по 9-й классы, и в редких случаях до 11-го класса. Эти данные отражены в таблице № 4.

По данным Министерства образования и науки Российской Федерации, количество детей, обучающихся на языках малочисленных народов Севера, в целом по стране составляет порядка 300–450 человек. Статистическое агентство дает вроде бы похожую цифру – свыше 400 человек. Но при этом статистика министерства показывает, что преподавание осуществляется на эвенкийском, эвенском и юкагирском языках, а по данным Госкомстата получается, что дети обучаются на эвенском, долганском и нанайском языках. Совпадает, как вы видите, лишь только один язык – эвенский. Но и здесь есть разночтения. По данным министерства, на эвенском языке обучается чуть больше 100 детей, а по данным Госкомстата – в два раза больше. Вот с такой статистикой мы имеем дело в настоящее время.

Как положительную динамику в развитии языков коренных малочисленных народов Севера необходимо отметить, что учебники по языкам коренных малочисленных народов Севера вошли в федеральный перечень учебников, которые утверждаются ежегодно министром образования и которые обязательны к использованию в учебном процессе. Безусловно, это положительная динамика. Но, к сожалению, учебников в этом перечне довольно-таки мало. И когда вы посмотрите на количество учебников в перечне и на количество языков, которые используются в учебном процессе (по статистике Минобразования), то вы зададите себе вопрос, какими учебниками пользуются дети.

Известно, что развитие языков и культур не определяется одной только школой. Существенным фактором в сохранении языков является степень владения представителями этноса своим родным языком. Именно показатель "свободно владею", а не "считаю своим родным языком" является объективным показателем жизнеспособности языка. И, безусловно, роль общественных организаций здесь очень велика. Я могу вам привести пример того, как в начале 1990-х годов в Башкортостане интеллигенция пошла в семьи и агитировала родителей за обучение детей родному языку. И динамика развития языка в этом субъекте на удивление положительная.

Среди представителей практически всех этносов имеется слой людей, не владеющих родным языком и к тому же часто страдающих языковым нигилизмом, то есть нежеланием знать свой язык. Самый низкий уровень владения родным языком отмечается среди хантов (48 процентов), а также шорцев (43 процента), эвенов (37 процентов), нанайцев (33 процента), коряков (33 процента), манси (25 процентов), эвенков (23 процента).

В контексте социокультурной реабилитации российского Севера огромное значение имеет проблема этнокультурного взаимодействия населения. Сущность этнокультурного взаимодействия представителей различных этносов сводится к обеспечению сосуществования двух групп населения, которые смогли бы образовывать единое экономическо-политическое сообщество, сохраняя при этом свою этнокультурную самобытность и развивая ее не в ущерб друг другу. Пока сохранение самобытности коренного населения и сохранение его как этнического субъекта сводится к адаптации коренного населения к современному урбанистическому образу жизни, к соответствующей культуре, безусловно, своей и русской.

Нужно сказать, что в мировой практике есть три модели выстраивания системы образования – ассимиляционная, автономизационная и интеграционная. Так вот, при анализе развития системы образования коренных малочисленных народов, безусловно, выделяются две модели – ассимиляционная модель и автономизация. И вполне возможно, что в данном случае автономизация – очень эффективная модель для того, чтобы сохранить те этносы, которые ведут свой, аборигенный, то есть кочевой, образ жизни. И здесь, конечно, возникает очень серьезная проблема с теми общеобразовательными учреждениями, которые обслуживают детей, чьи родители ведут аборигенный образ жизни. Сегодня на практике существует и реально работает семь моделей общеобразовательных учреждений, которые обслуживают этих детей. (Эти семь моделей описаны Аллой Львовной Бугаёвой, она здесь присутствует и будет, по-моему, представлять эти модели.) Но, к сожалению, эти модели на федеральном уровне юридически никак не закреплены. И мы об этом, по-моему, с 1993 года всё говорим и говорим, и только в одном документе, представленном в Правительство Российской Федерации в 1995 году – это Концепция реформирования системы образования коренных малочисленных народов Севера, которую мы разрабатывали с Госкомсевером, – появилось понятие "кочевая школа", и это дало возможность включить это понятие в программу социально-экономического развития и закладывать какие-то средства под эту школу.

Значит, здесь просто нужно разобраться с "нормативкой" и подключать какие-то лоббирующие силы, потому что у меня, например, сил не хватает. Я много раз говорила на эту тему в министерстве образования. Безусловно, есть специфика этого образовательного учреждения, но на уровне законодательства и на уровне "нормативки" такого образовательного учреждения не существует. Пока субъекты финансируют, сейчас субъекты приняли свои законы, но придет время, когда с федерального уровня скажут, что это противоречит федеральному законодательству. И опять начнется непонятно что.

Но то, что эта школа должна существовать, по-моему, ни у кого сомнений не вызывает. Нужно сделать так, чтобы в типовом положении об общеобразовательном учреждении был заявлен вид общеобразовательного учреждения – кочевая школа. Заявить как тип не получится, в этом я уже убедилась, а доказать специфику этого общеобразовательного учреждения как вида учреждения и заявить как колледж, гимназию, очевидно, все-таки можно. Это первое.

И второе. Как мне кажется, необходимо внести изменения в статью 10 Закона Российской Федерации "Об образовании". В ней речь идет не о формах образовательных учреждений, как здесь прозвучало, а о формах обучения. Какие у нас есть формы обучения? Очная форма обучения, заочная, очно-заочная, семейная. Я считаю (это моя личная, субъективная, позиция), что там должна быть указана еще и кочевая форма обучения. Но мне юристы говорят, что кочевая форма обучения может входить в понятие семейной формы обучения. Я считаю, что это не совсем правильно, это совершенно разные формы организации образовательного процесса. Но, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет, если найдутся лоббисты, то это необходимо делать. Если на федеральном уровне в нормативную базу, в законодательную базу и в подзаконные акты это понятие войдет, будет намного легче работать и можно будет, безусловно, выстраивать общеобразовательное учреждение такой формы обучения.

Я еще хотела бы обратить ваше внимание на один очень важный факт. Здесь говорили о родных языках, о проблемах в школе, о том, что количество часов уменьшается, число детей, изучающих родной язык, уменьшается и так далее. Все это, безусловно, определяется потребностью и интересом родителей по отношению к родному языку. Но я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что те процессы, о которых сейчас нам говорил председатель, протекали в условиях, когда статья 7 закона об образовании позволяла структурировать содержание образования по компонентному принципу. И вы все хорошо знаете, что были федеральный, региональный, национально-региональный и школьный компоненты. 1 декабря 2007 года принят Федеральный закон № 309 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта". Этот закон полностью изменил статью 7 закона об образовании. Всё, никаких компонентов нет – ни федерального, ни регионального, ни школьного. О компонентах забудьте. И стандарт сейчас рассматривается не как минимум содержания образования, а как три требования к основной общеобразовательной программе. И вот эта основная общеобразовательная программа делится на две части. Одна часть определяется на федеральном уровне, а вторая часть (обращаю ваше внимание) формируется участниками образовательного процесса. Участники образовательного процесса – это родители, дети, учителя, общественность, это всевозможные советы, которые создаются на базе школ, общеобразовательных учреждений.

Согласно Конституции Российской Федерации существует два статуса языков – государственный язык Российской Федерации и государственные языки субъектов Российской Федерации, они заявлены в Конституции как родные языки. Так вот, родной язык входит во вторую часть образовательной программы. И если государственные языки субъектов Российской Федерации защищены и входят в первую часть образовательной программы, поднимаются на федеральный уровень, то родные языки не поднимаются на федеральный уровень, и они уже не будут находиться под попечительством федеральных органов исполнительной власти. Обращаю ваше внимание на эту проблему. И с этой точки зрения я считаю, что для коренных малочисленных народов это в какой-то степени катастрофа, потому что интерес родителей, учителей к родному языку довольно-таки низкий.

Я просмотрела и работы Рождественского, и наши работы… Родители, собственно, не против того, чтобы ребенок обучался на русском языке. И здесь, безусловно, роль общественных организаций очень велика, надо работать с родителями, с детьми, заинтересовывать, поднимать мотивацию изучения родного языка.

Г.Д. Олейник

Ольга Ивановна, сколько еще времени Вам потребуется?

О.И. АРТЕМЕНКО

Всё, я заканчиваю.

Все предложения, которые даны Министерством образования и науки, по-моему, у Вас есть…

Г.Д. Олейник

Да.

О.И. АРТЕМЕНКО

…и они включены в рекомендации. Я бы хотела обратить внимание еще на одну деталь и внести это в рекомендации. Мы с большим трудом добились этого и теперь для поднятия статуса родных языков проводим конкурс учителей родных языков. И в субъектах Российской Федерации необходимо проводить работу с населением, агитацию за региональные конкурсы учителей родных языков и затем выходить на федеральный уровень. Безусловно, это со стороны учителей и со стороны родителей будет мотивировать к изучению родного языка и повышать его статус. Спасибо большое за внимание.

Г.Д. Олейник

Спасибо за выступление. Вопрос к Вам есть, Ольга Ивановна.

О.И. АРТЕМЕНКО

Да, пожалуйста.

Ю.Л. Воробьев

Ольга Ивановна, спасибо за очень хороший доклад. Мне всё понятно, кроме одного. Я знаком с системой обучения коренных малочисленных народов, кочующих народов, например, в Эвенкии. Я там часто бывал в свое время, когда работал в Красноярском крае. Я знаю, как в то время было трудно решить вопрос с устройством детей в интернаты, но тем не менее они получали там образование. И сейчас мы говорим о кочевых школах как о новой форме обучения детей без отрыва от семьи. Вы не можете хотя бы в двух словах сказать, как это вообще может выглядеть? Потому что 700 оленей пасет бригада из семи человек – одна чум-работница, остальные мужчины, а дети с ними обычно никогда не жили.

О.И. АРТЕМЕНКО

А сейчас живут…

Ю.Л. Воробьев

А сейчас, допустим, живут… И как можно эту кочевую школу организовать? Как это выглядит с точки зрения организации?

О.И. АРТЕМЕНКО

Я поняла Вашу мысль. Вы знаете, великолепный опыт организации таких школ есть у Якутии. Я думаю, что они Вам очень подробно расскажут, как это можно организовать (я просто не буду у них отбивать хлеб). У них уже семь, если я не ошибаюсь… Уже девять?..

реплика

Девять типов…

О.И. АРТЕМЕНКО

Ну, нельзя сказать "тип", лучше употреблять слово "модель", для того чтобы на федеральном уровне это не вызывало отторжения. Девять моделей кочевых школ.

Ю.Л. Воробьев

Хорошо. Спасибо.

Г.Д. Олейник

Слово предоставляется Журавскому Александру Владимировичу, директору Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации.

Пожалуйста, Александр Владимирович.

А.В. ЖУРАВСКИЙ

Уважаемые коллеги! Мы сегодня рассматриваем вопрос образования на родных языках и сохранения родных языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в контексте мер по реализации основных целей Второго Международного десятилетия коренных народов мира. Вы знаете, что Российская Федерация – первая из стран – членов ООН, которая по призыву ООН создала Национальный оргкомитет по проведению мероприятий Второго Международного десятилетия коренных народов мира. Возглавляет Национальный оргкомитет Министр регионального развития Дмитрий Николаевич Козак. Нашим министерством в рамках работы Национального оргкомитета был разработан Комплекс первоочередных мер по реализации мероприятий Второго Международного десятилетия, который и был утвержден распоряжением Правительства № 1639 (о нем сегодня уже упоминалось), и в нем в том числе есть блок вопросов, связанных с этнокультурным развитием коренных малочисленных народов, обеспечением их языковых и образовательных прав и так далее.

Я думаю, что на самом деле вопрос, который сегодня поднят, весьма существенен именно потому, что через язык народ сохраняет свою жизненную силу и свои традиции. Без языка народ очень быстро утрачивает свою самобытность. В этом отношении, действительно, давайте, может быть, одним из вопросов на ближайшем заседании Национального оргкомитета рассмотрим именно этот, связанный с образованием и обеспечением языковых прав.

По тому же уже цитировавшемуся распоряжению, которым был утвержден комплекс первоочередных мер, предполагается, что будет разработана концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

В ходе совсем недавней поездки Дмитрия Анатольевича Медведева по трем дальневосточным регионам этот вопрос также рассматривался, и в ближайшее время, по всей видимости, будет дано поручение Президента разработать концепцию по этим вопросам. Полагаем, что весной следующего года эта концепция уже появится. В ней мы хотели бы зафиксировать инструменты устойчивого развития, цели, задачи этого развития и, конечно, серьезный блок, связанный с образовательным и языковым направлениями. Кроме того, Министерство регионального развития совместно с профильными комитетами Государственной Думы уже сейчас подготовило ряд законопроектов, в том числе "О внесении изменений в Федеральный закон "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" в части делегирования Правительству Российской Федерации права утверждать перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и виды традиционной хозяйственной деятельности. Это связано с тем, что границы уже упоминавшихся здесь районов проживания коренных малочисленных народов были утверждены еще до нового административно-территориального деления и до муниципальных реформ. Многие из районов в том правительственном акте, который сегодня упоминался, сейчас просто не существуют. Хотя, как это ни странно, некоторая статистика Росстатом ведется. Я еще буду иметь удовольствие ее процитировать. Что касается этой инициативы Минрегиона и Госдумы, да и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, потому что в рамках Национального оргкомитета мы сейчас готовим достаточно большой блок поправок в законодательство, в том числе в закон о территориях традиционного природопользования, который в конце концов должен заработать, я думаю, что по этому вопросу тоже будет поручение Президента.

Так вот, почему мы этим занимаемся? Потому что и финансовые, и административные, и людские ресурсы должны быть сосредоточены в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности. В общем, позиция нашего министерства заключается в том, что по Конституции Российской Федерации на федеральном уровне гарантируется сохранение традиционного образа жизни коренных малочисленных народов. И в этом отношении действительно важно определить зону ответственности федерального центра и зону внимания, в том числе и финансового внимания, к тем районам, где сохраняется этот традиционный образ жизни. Федеральная целевая программа по социально-экономическому развитию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока до 2015 года, которая здесь цитировалась, как вы знаете, будет преобразована в субсидии субъектам Российской Федерации. Сделано это сознательно, поскольку на правительственном уровне есть четкая позиция, что мы не должны с федерального уровня диктовать регионам, что и как строить и на что направлять средства. Мы должны устанавливать четкие показатели достижения целей, которые зафиксированы в целевой программе или в субсидиях.

Так вот, субсидии, которые по сравнению с 2007-м или с 2008 годом увеличены втрое (с 2009 года это будет 600 млн. рублей и дальше пойдет по нарастающей), будут направлены в том числе и на поддержку образования коренных малочисленных народов. Субъекты Российской Федерации в соответствии с соглашениями, которые они заключат с нашим министерством, будут сами определять, на что направить эти средства. Но при этом они эти средства должны будут прикрепить к местам традиционного проживания, традиционной хозяйственной деятельности и должны будут достигать конкретных целевых показателей, которые качественным образом будут свидетельствовать об изменении ситуации на местах. Это снижение детской смертности, увеличение количества школ и количества обучающихся, рост доходов населения в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и так далее. Понятно, что эта методика распределения субсидий сегодня, возможно, не вполне совершенна по своим индикаторам, и поэтому в этом же году мы разрабатываем систему индикаторов качества жизни и социально-экономического состояния коренных малочисленных народов. В соответствии с этими индикаторами будут откорректированы субсидии. Кстати, не просто откорректированы, но мы постараемся, чтобы часть индикаторов попала в систему мониторинга Росстата с тем, чтобы постепенно восстанавливать систему статистического учета по коренным малочисленным народам или по крайней мере по местам традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Кстати, почему места традиционного проживания, традиционной хозяйственной деятельности так важны? Дело в том, что до сих пор не работают те льготы, которые закрепляются в Налоговом, Водном, Земельном, Лесном кодексах. А они привязаны именно либо к территориям, либо к местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности. До конца года мы собираемся внести достаточно большие изменения в законодательство в части упорядочения этой терминологии, потому что встречается до 10–11 различных наименований – территории, ареалы, места проживания коренных малочисленных народов и так далее, – что создает хаос и невозможность нормативно-правового регулирования этой сферы на уровне актов Правительства и Президента. Если говорить о конкретных мероприятиях, то уже к концу этого года в рамках ответственности нашего министерства будет издан ряд словарей, в том числе в электронном виде, на языках коренных малочисленных народов (это ненецко-русский, русско-ненецкий и селькупско-русский, русско-селькупский словари). Кроме того, пройдет ряд обучающих семинаров для общественных организаций коренных малочисленных народов. В Петрозаводске будет проведен международный семинар "Международные нормы и законодательство Российской Федерации в области сохранения языка и культуры, традиционного образа жизни и природопользования коренных народов. Нормы. Теория. Практика". В 2009 году мы (во всяком случае, наше министерство) в рамках реализации комплекса первоочередных мер будем финансировать и организовывать совместно с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока очередной съезд коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Он, как планируется, пройдет в Москве. И в 2009 году также по линии Министерства регионального развития состоится международная конференция, посвященная промежуточным итогам Второго Международного десятилетия коренных народов мира, которое проводится в Российской Федерации.

В заключение своего выступления хотел бы сказать пару слов о таком документе, как Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств. В тех рекомендациях, которые содержатся в раздаточном материале, эта хартия упоминается. Должен сказать, что этот документ, конечно, абсолютно неадекватен языковой и многоэтничной ситуации и многоэтничному укладу, который сложился в Российской Федерации. Он неспособен учесть очень многие аспекты существования такого большого количества языков, такого большого количества национальных меньшинств в Российской Федерации. И это понимают европейские эксперты, с которыми мы общаемся. Но при этом мы также понимаем, что Российская Федерация взяла определенные обязательства по ратификации этой хартии, и поэтому в нашем министерстве существует межведомственная рабочая группа по подготовке ратификации этой хартии. В 2009 году мы будем разрабатывать совместно с Советом Европы программу по подготовке ратификации этой хартии. И мы постараемся выработать, с одной стороны, справедливые, с другой стороны, посильные и в то же время динамичные меры, способные содействовать развитию родных языков, по крайней мере их сохранению в Российской Федерации, потому что такого уникального многообразия, которое признается государством и поддерживается, нигде нет, поверьте. В большинстве стран многообразие вообще не признается за ценность. В большинстве стран и национальные меньшинства не признаются в качестве таковых. Мы, когда участвуем в международных мероприятиях, очень часто сталкиваемся с тем, что нас начинают поучать. Но кто нас поучает? Это просто смешно, коллеги. Когда нас поучают бельгийцы, мы говорим: разберитесь со своими сепаратистами. Когда нас поучают французы, мы спрашиваем: "А вы признаете национальные меньшинства?" Они отвечают: "Нет, у нас только французы, у нас нет национальных меньшинств". Когда нам начинают что-то говорить наши коллеги из Германии, мы спрашиваем: "Почему у вас проблемы с адаптацией турков, турецкой частью населения, которая в третьем поколении не может пройти социокультурную адаптацию?" На самом деле очень много примеров, когда мы начинаем диалог и понимаем, что тут двойные, а то и тройные стандарты. Но тем не менее я хочу совершенно ответственно заявить, что в рамках партнерства с рядом европейских директоратов и структур мы будем разрабатывать (я думаю, до 2009 года), реализовывать совместную программу по подготовке ратификации этой европейской хартии. Слишком часто Российская Федерация брала на себя непродуманные и непросчитанные обязательства, и после этого мы выглядели очень бледно, прежде всего перед своими гражданами. Я не говорю про международную общественность, это вторично по отношению к ответственности перед своими гражданами.

Так вот, уважаемые коллеги, для того чтобы бледно не выглядеть, нужно всё хорошенько просчитать, поработать с Минфином, представители которого, как мне кажется, сегодня здесь не присутствуют, и потом уже брать на себя обязательства.

Спасибо за внимание. Готов ответить на вопросы.

Г.Д. Олейник

Нет вопросов? Спасибо.

Слово предоставляется Лехановой Фене Матвеевне, директору Центра гендерного просвещения и образования Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Добрый день, уважаемые друзья! Прежде всего разрешите поблагодарить за предоставленную возможность выступить. В своем выступлении я изложу проблемы, касающиеся вопросов языка и культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. По оценкам независимых экспертов, каждые две недели мировая цивилизация теряет один из языков народов мира. Также исчезают уникальные языки и самобытная культура 40 коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Это можно увидеть на примере такого народа, как кереки. По переписи их осталось 100 человек, а языком никто не владеет. Такие же проблемы у ороков, энцев.

Не случайно решением Генеральной ассамблеи ООН в декабре 2004 года объявлено Второе Международное десятилетие коренных народов мира. Мировое сообщество осознает, что исчезновение любого народа, его языков, культуры – невосполнимая потеря для человеческой цивилизации. В последние годы появилось много международных нормативных актов и деклараций, свидетельствующих об осознании на глобальном уровне важности проблемы сохранения исчезающих языков.

В Конвенции о правах ребенка подчеркивается, что язык следует рассматривать как одну из ценностей образования, что образование ребенка должно быть направлено на развитие личности ребенка, служить самобытности, языку и ценностям. Российской Федерацией также принимаются меры по сохранению языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Основополагающими документами, регулирующими языковую политику, касающуюся коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, являются Конституция Российской Федерации, конституции субъектов Российской Федерации, законы Российской Федерации "Об образовании", "О языках народов Российской Федерации", Федеральный закон "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации", Концепция национальной образовательной политики Российской Федерации, ряд других федеральных и региональных нормативных документов.

Несмотря на принимаемые меры, поставленные цели по сохранению родных языков все-таки не достигнуты. Большинство детей и молодежи коренных малочисленных народов в настоящее время не владеют родными языками, процент владения национальными языками не увеличивается. Прежде всего такая ситуация сложилась из-за отсутствия языковой среды и носителей языка в местах компактного проживания малочисленных народов, отсутствия в некоторых регионах учебно-методических комплектов нового поколения для детей, не владеющих родным языком. Из 40 языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока только 26 изучаются в школах и дошкольных учреждениях как дисциплины, а также факультативно и в кружках. 25 языков не являются языками обучения. Как сказала Ольга Ивановна, только у тувинцев-тоджинцев родной язык является языком обучения.

Преподаватели родных языков и родители считают, что родной язык необходимо преподавать как обязательный предмет, а не как факультатив или кружок. Факультативные занятия проводятся после уроков или в воскресное время. Не все дети присутствуют на этих занятиях. Учителя также сетуют, что остается мало часов на изучение родного языка и нет учебников нового поколения. Но в то же время хочется сказать, что существуют учебники на диалектах хантыйского, нивхского, ненецкого языков. В основном учебники создаются для детей, владеющих языком, а мы рассматриваем совершенно другую ситуацию.

Некоторые региональные управления образования не уделяют достаточного внимания проблемам образования и преподавания родных языков коренных малочисленных народов. Ответственные работники этих учреждений игнорируют как потребности и желание населения, так и положения федерального законодательства и международного права. Это проявляется в отсутствии таких предметов, как родной язык и национальная культура в базисных учебных планах общеобразовательных учреждений, утверждаемых органами управления во многих субъектах Российской Федерации. Например, в Кемеровской области предмет "родной язык коренных малочисленных народов Сибири" (телеутов, шорцев) исключается из учебного плана общеобразовательного учреждения как обязательный предмет, ему придают статус факультатива и кружка. В Мурманской области преподавание саамского языка заканчивается в начальных классах. Родной язык не преподается в образовательных учреждениях Томской, Тюменской областей и Республики Хакасия. Это ханты, манси, чулымцы, шорцы.

В Амурской, Читинской и Кемеровской областях не решены вопросы повышения квалификации учителей родных языков и национальной культуры. Учителя шорского, телеутского языков Кемеровской области получают мизерную зарплату. Например, учитель эвенкийского языка в Амурской области получает 1200 рублей в месяц. Что интересно (я отметила, когда читала отчет), в Амурской области, в Республике Саха (Якутия), Республике Бурятия, в Санкт-Петербурге в Институте народов Севера РГПУ им. Герцена проводятся курсы повышения квалификации. Но ведь каждый регион должен организовывать у себя курсы повышения квалификации именно учителей родного языка. Также нет детской художественной литературы на языках коренных малочисленных народов. Дети дошкольного возраста лишены возможности читать сказки и рассказы на своем родном языке.

Негативное воздействие оказала на изучение родных языков и культур малочисленных народов система нормативно-подушевого финансирования. С введением новой системы финансирования уменьшились классы с изучением родных языков и других этнокультурных предметов, зарплата учителей уменьшилась. В результате школы коренных малочисленных народов теряют педагогические кадры.

В адрес Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока поступают письма от родителей о закрытии школ и сокращении в образовательных учреждениях классов с изучением родного языка, групп дошкольных учреждений. Основными причинами являются противоречия федеральных и региональных нормативно-правовых документов по образованию, языковой политике, реализующих право детей на образование и изучение родного языка.

Приведу один пример. Пункт 2 статьи 6 "Язык (языки) обучения" Закона Российской Федерации "Об образовании". С одной стороны, граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. В пределах возможностей образовательного учреждения! Если образовательное учреждение не захочет преподавать родной язык как дисциплину, то можно как факультатив. А с другой стороны, право граждан на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также условий для их функционирования.

Здесь идет противоречие, и поэтому возникают такие проблемы и в Кемеровской области, и в других регионах. Следует отметить, что по Закону Российской Федерации "Об образовании" ответственность за сохранение родных языков, национальных культур возложена на образовательные учреждения, а также на их учредителей, органы местного самоуправления.

Анализ писем граждан, поступающих в ассоциацию, показывает, что в местах компактного проживания коренных малочисленных народов в образовательных учреждениях происходят следующие оптимизационные процессы, связанные с переходом на новую систему оплаты труда. Классы с изучением родного языка, литературы и культуры объединяются с параллельными классами. В "А"-классах (обычно литера "А") обучаются дети, приехавшие из тундры, тайги, а в "Б"-классах – дети от смешанных браков и русскоязычные дети. И получается, что дети из "А"-классов, изучающие свой родной язык, из-за малой наполняемости (5–6 человек) переходят в "Б"-класс, где исключается предмет родного языка. Учителя родного языка подпадают под сокращение, остаются без работы.

Реорганизация школ. Многих детей стали вывозить в районные центры и закрывать школы. И опять идет отрыв детей от их родителей. Особенно остро эта проблема стоит опять же в Кемеровской области. Вот что пишет Токмаш, представитель шорского народа из Кемеровской области: "С закрытием школ шорские деревни окончательно перестанут существовать, что равносильно исчезновению шорцев с лица земли. В городах в силу ассимиляционных процессов у нашего народа будущего нет. Очень печально, что администрация Кемеровской области не понимает, что с ликвидацией сельских малокомплектных школ коренных малочисленных народов обострятся социальные проблемы, и со временем малочисленные этносы потеряют традиционный уклад и постепенно исчезнут как народы".

Надо сказать, что при наличии политической воли языки, находящиеся под угрозой исчезновения и даже исчезнувшие, могут быть спасены. Например, в Японии в конце 1980-х годов на острове Хоккайдо на местном языке айну говорили только восемь человек, а сегодня этот язык возрождается. Создан музей айну, молодежи предоставляют возможность бесплатно учить язык на специальных курсах. В Англии диалект кельтского языка – корнский язык – исчез в 1777 году, однако возрожден недавно.

Хотелось бы привести и позитивные примеры. Например, в Республике Саха (Якутия) разработаны министерством образования и утверждены Государственным Собранием (Ил Тумэн) законы о государственной поддержке образовательных учреждений, расположенных в сельской местности, о кочевых образовательных учреждениях. Правительством Республики Саха (Якутия) одобрены концепции развития кочевых образовательных учреждений и отдельные нормативы для малокомплектных школ.

В настоящее время в Республике Саха (Якутия) функционируют девять кочевых школ, в которых созданы условия для получения образования без отрыва от родителей и приобщения детей к традиционным видам хозяйствования. В Ямало-Ненецком автономном округе успешно функционирует закон "Об окружной целевой программе "Культура, язык, традиционный образ жизни коренных малочисленных народов Севера Ямало-Ненецкого автономного округа на 2008–2011 годы".

Можно также привести следующий хороший пример. В Ямало-Ненецком автономном округе на ненецкие, селькупские языки и язык ханты переводятся некоторые федеральные и окружные законы. Эта работа проводится во исполнение положений Конституции Российской Федерации, Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации", устава автономного округа (пункта о создании условий для сохранения и равноправного и самобытного развития коренных малочисленных народов).

Г.Д. Олейник

Сколько еще времени Вам потребуется?

Ф.М. ЛЕХАНОВА

И хотелось бы остановиться на федеральных государственных образовательных стандартах, потому что это всех очень волнует. Раньше у нас была трехкомпонентная структура: федеральный, региональный и школьный компоненты. Благодаря школьному компоненту преподавались родной язык, национальная культура…

реплика

Об этом уже шла речь, об этом было сказано, поэтому…

Ф.М. ЛЕХАНОВА

…а сейчас разработан новый федеральный государственный образовательный стандарт, и в нем названы четыре базисных учебных плана для школ разного направления. Вчера я была на совещании – разработчики встречались с представителями регионов, в которых будет проводиться апробация этого федерального государственного образовательного стандарта. И третий вариант, указанный в базисном учебном плане, как раз подходит для наших школ. В этом базисном учебном плане 3 часа в инвариантной части (это как в федеральной) отведено на обучение языкам народов Российской Федерации на русском языке.

Можно остановиться на рекомендациях?

Г.Д. Олейник

Пожалуйста.

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Хотелось бы рекомендовать Комитету Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов и Комитету Государственной Думы по образованию внести дополнительно в закон об образовании в части определения компетенции и ответственности региональных и местных органов власти, а также образовательных учреждений пункты об их ответственности за сохранение языкового и культурного разнообразия.

Также хотелось бы рекомендовать: Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки восстановить диссертационный совет по защите кандидатских диссертаций по методике преподавания родных языков на базе Федерального института развития образования; Министерству регионального развития – учесть вопросы образования, языка и культуры коренных малочисленных народов при разработке методики распределения субсидий для решения социально-экономических проблем коренных малочисленных народов; и Правительству – разработать и реализовать федеральную целевую программу по сохранению и развитию исчезающих языков коренных малочисленных народов. Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Ю.Л. Воробьев

У меня есть вопрос. Извините, пожалуйста, Вы обещали в двух словах сказать, что такое кочевая школа.

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Вы знаете, может быть, Светлана Степановна расскажет, директор Научно-исследовательского института национальных школ Республики Саха (Якутия).

Ю.Л. Воробьев

Значит, никто не знает.

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Все знают, но…

Ю.Л. Воробьев

Если кто-то знает, пусть скажет. Я понял, что Ольга Ивановна не знает, раз вопрос Вам переадресовала. (Шум в зале.)

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Вы спрашиваете?

Ю.Л. Воробьев

Ведь почему я спросил? Потому что Вы предложили внести поправку в российское законодательство и установить, что общеобразовательная школа может быть и такого вида. Это серьезное заявление. Вы, кстати, не сказали, что поддерживаете предложение Ольги Ивановны, поэтому я, естественно, спросил, что такое кочевая школа. У меня возникло очень много вопросов, я могу их задать, но лучше было бы, если бы мне кто-то в трех, пяти, десяти фразах тезисно точно сказал.

Ф.М. ЛЕХАНОВА

Все-таки Светлана Степановна, директор НИИ национальных школ ответит.

С.С. СЕМЕНОВА

Президент Путин наградил Громыко орденом за разработку типа этой кочевой школы.

Ю.Л. Воробьев

Ну, дальше-то что?..

С.С. СЕМЕНОВА

Я говорю о том, что это написано во всех научных журналах. Читайте… (Оживление в зале.)

Ю.Л. Воробьев

Ну, спасибо за совет.

Г.Д. Олейник

Так, переходим к прениям.

Уважаемые коллеги, просьба обращать больше внимания на рекомендации, которые вам розданы, с тем чтобы как можно больше предложений содержалось в этих рекомендациях. Реальных предложений, не предложений вообще, о том, что надо улучшить положение с языками, и этим ограничиться, но мы должны предлагать реальные вещи, которые могут быть претворены в жизнь федеральными органами власти. Вот к чему я вас призываю.

Потому что суть проблемы понятна, и понятно, что делается в сфере образования, в деле сохранения родных языков коренных малочисленных народов Севера, но давайте мы поговорим на тему того, что необходимо делать.

Слово для выступления предоставляется Александру Александровичу Петрову, директору Института народов Севера Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена.

А.А. ПЕТРОВ

Спасибо, Геннадий Дмитриевич.

Уважаемые коллеги, я не буду говорить подробно, мы прислали наши предложения, они есть в раздаточных материалах, опубликованы, остановлюсь лишь на некоторых аспектах высшего образования в России, в частности на проблемах подготовки учителей по родным языкам. Такое обучение учителей систематически и планомерно в течение 78 лет проводится в Институте народов Севера университета имени А.И. Герцена, ранее в Ленинграде, теперь в Санкт-Петербурге. Самая острая проблема заключается в том, что мы живем в состоянии перманентных реформ, о госстандартах уже говорили. С будущего года мы прекращаем подготовку специалистов. Раньше мы готовили воспитателей дошкольных учреждений, учителей начальных классов, теперь это прекращается, поскольку принято законодательное решение о том, что с 2009 года в высших учебных заведениях будет проводиться прием только в бакалавриат и, соответственно, в магистратуру. Мы давно начали работать в этом направлении, и уже два года готовим магистров по трем направлениям образования – филологическому, художественному, социально-экономическому. В частности, уже работают пять магистерских программ, обучаются около 40 магистрантов.

С будущего года мы будем готовить бакалавров. Кому на Севере нужны бакалавры? Этот вопрос для меня риторический, хотя, конечно, будем готовить, у нас уже есть предложения. Но мы не вписываемся в российские стандарты. То соотношение один к десяти, которое действует по всей России, у нас не работает, потому что у нас бывают языковые группы, допустим, по юкагирскому, негидальскому языкам, в соотношении "один преподаватель – один студент". В Герценовском университете всегда сохранялся коэффициент "один к четырем", но что будет теперь, я не знаю. Поэтому я хочу внести предложение считать подготовку кадров по преподаванию родным языкам для школ Севера образовательной инклюзией.

Недавно состоялась Международная конференция ЮНЕСКО, на которой, в частности, речь шла об инклюзивном образовании людей с ограниченными физическими возможностями (это другая категория граждан, но не побоюсь такого сравнения). И мы бы хотели, чтобы образование студентов из числа коренных народов Севера считалось инклюзивным образованием. Для этого в Герценовском университете имеются все условия, и мы готовы создать ресурсный центр (можно его иначе назвать) с привлечением всех североведческих, научно-исследовательских и других учреждений Санкт-Петербурга и регионов России.

И еще два момента, очень кратко. Первое – это старение кадров. Средний возраст преподавателей нашего института – 56 лет. Это специалисты высшей квалификации, у нас работают 19 докторов, 43 кандидата наук – представители народов Севера. Мы привлекаем также научно-творческие силы Санкт-Петербурга. Это работники Кунсткамеры, Российского этнографического музея, Института лингвистических исследований Российской академии наук, директор которого, Николай Николаевич Казанский, здесь присутствует. У нас есть своя аспирантура, и сейчас по трем специальностям – "Языки народов Российской Федерации" (1002.02), "Литература народов Российской Федерации" и "Этнология, антропология и этнография" – обучаются более 30 аспирантов. Но возникает одна проблема (она, кстати, в советское время была успешно решена) – жилищная. Почему мы все оказались в Ленинграде с пропиской и работой? Потому что мы закончили аспирантуру, и постановлением Совета Министров (спасибо Владимиру Михайловичу Санги) в то время почти 20 представителей народов Севера получили квартиры и прописку в Ленинграде. И они на сегодняшний день составляют костяк профессорско-преподавательского состава. Этот вопрос остается открытым для нынешних аспирантов. Мы хотели бы внести предложение восстановить финансирование нашего института и подумать о том, как помочь в приобретении жилья для молодых ученых и аспирантов. Вот кратко то, о чем я хотел сообщить, и повторяю, что в материалах, которые у вас на руках, имеется подробная справка о деятельности нашего института и наши предложения. Спасибо за внимание.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Дирку Хебеккеру, старшему советнику по правам человека при системе ООН в Российской Федерации.

Д. ХЕБЕККЕР

Дорогие друзья и коллеги! От имени Управления Верховного комиссара ООН по правам человека я бы хотел поблагодарить за возможность участвовать в вашем мероприятии и выступать на нем. Я считаю, что это мероприятие – очень важный шаг в осуществлении тех целей, направлений, которые поставили международные специалисты и политики при разработке направлений второго десятилетия. Уже было очень много сказано, не хочу повторять то, что было отмечено, я бы хотел вам рассказать вкратце о самом десятилетии, почему появилась необходимость проведения второго десятилетия. Разве первое десятилетие не закончилось успешно, если появилась необходимость провести еще и второе десятилетие? Это во-первых.

Во-вторых, наверное, я вам вкратце расскажу о нашей структуре, о том, чем мы занимаемся и чем можем быть полезны для работы по разным направлениям поощрения прав коренных малочисленных народов Российской Федерации и лучшего осуществления тех законодательных директив и направлений, над которыми вы работаете.

Наше представительство – очень маленькое, мы только недавно открылись, в марте этого года. Мы работаем по приглашению российского Правительства, а именно Департамента гуманитарного сотрудничества и прав человека МИД Российской Федерации. Мы работаем по разным направлениям: в области права, распространения знаний о международных механизмах правочеловеческих подходов. Мы работаем, следуя принципам антидискриминации, толерантности именно по отношению к тем людям, которые больше всего подвергаются нарушениям прав человека. Это такие категории населения, как люди с ограниченными возможностями, представители коренных малочисленных народов, другие группы лиц.

По направлению толерантности и антидискриминации именно по отношению к малочисленным народам мы сотрудничаем и с ассоциацией RAIPON, и с Российским университетом дружбы народов, а также с некоторыми ооновскими структурами, такими как ЮНЕСКО, Международная организация труда. Мы совместно с ними проводим так называемую стажировку, приглашаем представителей коренных малочисленных народов на обучение механизмам защиты прав человека на международном уровне и знакомим их с основными правами коренных народов. Очень полезная программа, которой пользуются каждый год от 5 до 7 (в этом году будет 8) представителей, которые учатся и у нас, в ооновских структурах в Москве, и в Российском университете дружбы народов, и в Женеве (в течение нескольких недель они там знакомятся с принципами работы).

Есть и другие направления деятельности, но, может быть, рассказывать о них будет слишком долго. Как я уже сказал, у нас молодая структура, я приехал в качестве старшего советника только в марте этого года. Я скоро отправляюсь в поездку во Владивосток и Хабаровск (это первая моя возможность) в связи с проведением вместе с Хабаровским краем и ассоциацией RAIPON научной конференции о роли Всеобщей декларации прав человека, которой в этом году исполняется 60 лет, в реализации прав именно коренных малочисленных народов. Туда, я надеюсь, съедутся и представители других краев, областей, республик, именно представители коренных малочисленных народов. И, я надеюсь, там у меня будет возможность не только ознакомления хотя бы с несколькими общинами коренных малочисленных народов, но и возможность обсуждения дальнейших программ, в рамках которых мы можем сотрудничать именно по этим направлениям.

Возвращаюсь к объяснению, почему именно второе десятилетие. На самом деле решение о проведении второго десятилетия было принято потому, что в проведении первого десятилетия помимо успехов, хороших достижений было очень много неправильного, и именно представители коренных народов призывали и ООН, и свои национальные руководства к тому, чтобы еще раз провести такое же десятилетие, но с более уточненными направлениями именно в области развития языков коренных народов в сфере образования, потому что это такие области, которые без финансовых средств, выделенных государством, на федеральном уровне, наверное, не получат того внимания, которое они должны получать.

Там был ряд других конкретных предложений…

Г.Д. Олейник

Извините, сколько еще времени Вам необходимо?

Д. ХЕБЕККЕР

Одну минуту.

Все эти материалы включены в документы, подготовленные для сегодняшнего мероприятия. Если у кого-то будет желание, мы можем провести по темам этих материалов специализированные семинары и консультации, рассмотреть их более подробно. Приглашаю вас в офис ООН в Москве и в ассоциацию RAIPON, с которой мы по этим направлениям очень тесно сотрудничаем. Большое спасибо за предоставленную возможность выступить.

Я бы хотел поблагодарить тех из вас, которые помимо очень ценной критики и подробного анализа ситуации на местах представляют конкретные предложения и приводят примеры того, как работают новые типы образования и так далее, что, конечно, намного более ценно, чем опыт других стран, о чем говорил представитель Министерства регионального развития. Представители Бельгии, Франции, Германии, конечно, в этом деле не могут разбираться лучше, чем представители ваших коренных народов, у которых есть очень много хороших и практичных предложений. Большое спасибо.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Уважаемые друзья, давайте мы посоветуемся, как нам поступить дальше. По регламенту у нас через полтора часа перерыв на 15 минут. 15 минут, как правило, выливаются в полчаса. На выступления записались 10 человек. У меня такие предложения. Во-первых, предлагаю ограничить выступления до 5 минут, выступать только по существу. Если человек начинает рассказывать издалека, от Адама и Евы, и за 5 минут ничего не успевает сказать – спасибо за то, что хотя бы сказал то, что успел: закончились 5 минут, значит, всё. Выступающим – по 5 минут, чтобы все 10 человек успели выступить.

Во-вторых, перерыв не проводим, а работаем дальше. Я посчитал: 5 минут на 11 человек – 55 минут. Сейчас 11 часов 30 минут, значит, в 12 часов 30 минут мы заканчиваем прения. С 12 часов 30 минут до 13 часов проведем короткую презентацию этого букваря. Это очень важное и нужное дело, просто посмóтрите, что это такое, и к 13 часам закончим.

Нет возражений? Все вытерпите? Никто не настаивает на том, что нужно для восстановления сил сделать перерыв? Я предложил бы без перерыва. Если будет перерыв, то тогда, боюсь, мы выбьемся из графика. (Шум в зале.)

Так что договорились, давайте попробуем так. Если будет тяжело, то тогда сделаем перерыв.

Слово предоставляется Шаукенбаевой Азургет Тарбаевне, ректору Государственной полярной академии, Санкт-Петербург.

А.Т. ШАУКЕНБАЕВА

Добрый день! Я бы хотела действительно говорить по существу. Два слова об академии. Государственная полярная академия – это самый молодой федеральный вуз, где учатся представители коренного населения территорий Севера, Сибири и Дальнего Востока. В настоящий момент в академии учатся представители 57 народов из 59 районов Российской Федерации. Мы готовим специалистов в самых разных направлениях, в том числе специалистов по таким "экологическим" профессиям, как природопользование и геоэкология.

Я бы хотела в своем кратком выступлении просто отреагировать на то, что было сказано. Во-первых, по школе. Школа сегодня действительно находится в очень непростом положении, тем более на удаленных северных территориях. В школах не хватает учителей (это мы все знаем, но вот те, кто работает в вузе с представителями этих территорий, очень четко себе представляют, каков масштаб проблем), и существуют очень серьезные проблемы по подготовке ребят к поступлению в вузы.

Прежде всего мне бы хотелось отметить такое явление в нашей образовательной жизни, как 1990-е годы, которые отразились самым тяжелым образом на всей системе образования, и когда каждый ректор в своем вузе делал все возможное, чтобы сохранить вуз, чтобы выжить. Это привело в итоге к тому, что произошло некоторое перепрофилирование системы педагогического образования. И сегодня, когда ситуация меняется, и серьезно меняется, нужно сделать все, чтобы эта особая система подготовки специалистов высшего образования, а именно учить тех, кто должен учить дальше, учителей, готовить педагогические кадры, была восстановлена, сохранена и соответствовала уже потребностям (вернее даже, требованиям) новой эпохи в истории государства. Это самый важный момент на сегодня. И он в определенной степени сможет и поднять качество образования, и способствовать притоку учителей в школы.

Другая важнейшая проблема – это государственные школьные стандарты. Школьные и вузовские стандарты сегодня не согласованы между собой, между ними должна быть установлена четкая преемственность для того, чтобы поступающие в вуз молодые люди имели уже ту базу образования, которая позволяет продолжить обучение в системе высшего образования.

Мне бы хотелось сказать еще и о таком важнейшем моменте, как сокращение гуманитарного блока в системе высшего образования. Мы все знаем, что без гуманитарного образования, без серьезно поставленного процесса образования мы не сможем готовить специалистов, соответствующих требованиям постоянной конкуренции в системе рыночных отношений.

Очень серьезно стоит и вопрос подготовки самого мировоззрения наших детей и в школах, и в вузах. Здесь серьезнейшим образом нужно обратиться к тому богатейшему наследию, которое имеют в своем арсенале народы традиционных культур, в частности народы Севера. Это высочайшая экологическая культура. И образовательные программы в школах, в вузах должны быть самым настоящим образом, если можно так выразиться, экологизированы. И в этом отношении нужно изучать, особенно в школах, богатейший опыт культуры народов Севера.

Еще я хотела сказать о том, что со следующего года (здесь уже говорили об этом), мы переходим на двухуровневую систему образования в вузах – бакалавриат и магистратуру. Такой поспешный переход на эту систему оборачивается очень серьезными социальными и в определенной степени политическими последствиями. Бакалавриат – это та ступень подготовки специалиста, когда дается общее высшее образование. Эта ступень является преддверием к получению высшего профессионального образования. Если учесть огромные масштабы нашей страны, большое разнообразие регионов и очень серьезный дисбаланс экономического развития регионов, от которых зависит решение социальных проблем, то можно с уверенностью говорить, что очень многие народы окажутся не в состоянии получить высшее профессиональное образование. Обучение по системе бакалавриата длится четыре года, магистратура – это уже образование для тех, кто сможет его оплачивать, кто сможет учиться шесть лет. И у нас получится, что за Уральским хребтом, где живут очень небогатые люди и где в вузы идут дети из семей очень скромного достатка, население со временем останется на уровне бакалавриата, на уровне бакалавра. Кто будет управлять этими территориями? И более того, национальная политика России понесет большой ущерб, потому что народы России не получат возможности участвовать в управлении своим государством.

Я думаю, это серьезнейшая проблема. В нашей Конституции постулируется, что мы многонациональный народ России. Так вот, нужно сделать так, чтобы эти реформы все-таки соответствовали интересам народов России, а не только указывались в форме и букве вводимой реформы.

Спасибо.

Г.Д. Олейник

Я еще раз призываю всех выступающих придерживаться регламента и выступать по существу тех вопросов, которые мы вынесли сегодня на обсуждение. Нам нужно сделать очень выверенные рекомендации, которые с большой вероятностью будут услышаны федеральными органами власти.

Слово предоставляется Василию Афанасьевичу Роббеку, заведующему сектором эвенской филологии Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук.

В.А. РОББЕК

Дорогие друзья! Я выступаю по пяти вопросам.

Первое. В России нет единого центра, координирующего многоплановую работу, проводимую в регионах. В некоторых случаях это исключительно важно. Поэтому я предложил бы создать (не знаю, на какие средства или без средств) координирующий орган. Для этого у нас есть все возможности. Я бы, например, предложил, чтобы такой орган был создан с участием ИЛИ РАН (директор которого, академик Николай Николаевич Казанский, здесь присутствует), РГПУ имени А.И. Герцена, издательства "Просвещение" и научно-педагогических учреждений регионов.

Второе предложение. Научно-техническая революция в сфере образования не дошла до нас. А это подняло бы нас действительно на новую ступень и сэкономило бы очень много денег. Поэтому я предложил бы инициировать создание фонда для поддержки внедрения нового направления – использования Интернет-ресурсов, в том числе в кочевых школах.

Третье. Предлагаю заслушать выступления представителей регионов с большим опытом. Я бы предложил заслушать опыт Республики Саха (Якутия), в которой по этому направлению проводится многогранная работа. У них очень много начинаний. В Совете по языковой политике при Президенте Республики Саха (Якутия) эту работу возглавляет Евгения Исаевна Михайлова. И за счет этого нам было бы проще "сэкономить" несколько заседаний.

Четвертое предложение. Надо бы восстановить, друзья мои, Госкомстатистику. А то в конце второго десятилетия регионы отчитаются, а Российская Федерация по какой статистике будет отчитываться?

Следующее предложение – о кочевых школах. Я об этом очень много говорил, я – автор концепции кочевой школы, я – автор научных основ школы, но выскажу только одно. Друзья мои, кочевая школа восстанавливает права народа, разъединенного прежней политикой. Разъединили семью... В ранг государственной политики было возведено приведение к оседлому образу жизни, и три поколения одной семьи были разъединены: охотники, оленеводы – на промысле, дети – в интернате и женщины, матери – на малооплачиваемой работе. Это с одной стороны.

С другой стороны, самое важное: только в узком семейном кругу можно восстановить язык и культуру, поэтому мы (Андрей Васильевич здесь присутствует) не можем восстановить язык, я тоже не могу восстановить своим восьмерым внукам язык, потому что мы разъединены.

И последнее, дорогие мои. Конечно, ратификация Россией Европейской хартии требует много работы, очень правильно здесь говорили, но она нужна с нашей российской корректировкой. Спасибо за внимание.

Г.Д. Олейник

Спасибо за конкретные предложения и четкое, короткое выступление. В дополнение могу сказать, что не так давно Правительство Канады официально попросило прощения у коренных народов Канады (если кто-то знает, со мной согласится и меня поддержит) за неправильную политику в отношении школ-интернатов, когда детей канадских аборигенов попытались обучать языкам и культуре в школах-интернатах. Это привело к снижению рождаемости, к полной деградации населения и так далее. Так что мы были не одиноки в своих заблуждениях (я имею в виду в период жизни в Советском Союзе), мы брали так называемый передовой зарубежный опыт, он, к сожалению, увел нас не в ту сторону. Я правильно сказал? Правильно.

Слово предоставляется Королевой Екатерине Алексеевне, начальнику отдела коренных народов Севера аппарата администрации Сахалинской области.

Екатерина Алексеевна, я Вам настоятельно рекомендую брать пример с господина Роббека, который четко и коротко обо всём рассказал.

Е.А. КОРОЛЕВА

Спасибо большое, я думаю, что и с Вас можно взять пример, потому что в своем 10-минутном вступлении Вы очень четко, жестко обозначили все те проблемы, которые возникли за последние девять лет. Большое спасибо.

Уважаемые участники парламентских слушаний! Приветствую вас от имени сахалинцев и хочу сказать о том, что 29 июня 2009 года мы будем праздновать на Сахалине 30-летие введения в действие нивхского алфавита Владимира Михайловича Санги. Замечательное событие, но на сегодня из представителей носителей сахалинского диалекта осталось девять человек.

Многое делается в области для решения вопроса, и в материалах парламентских слушаний есть информационный отчет Сахалинской области. Мне бы хотелось отметить, что эти парламентские слушания заставили нас очень серьезно проанализировать языковую ситуацию, посмотреть на те проблемы, которые существуют, и наметить пути того, что можно сделать сегодня в субъекте Российской Федерации исходя из тех полномочий, которые дает федеральное законодательство и законы Сахалинской области.

Сегодня мы слушаем о кросс-культурном взаимодействии в полиэтническом пространстве, узнаем об инклюзивном образовании, говорим о типах, видах, стандартах и так далее. Но на самом деле я, допустим, сегодня испытываю такое полное душевное смятение, потому что мне бы хотелось после сегодняшних слушаний четко понять, что можно делать на уровне Сахалинской области, чтобы сохранить языки, и что мы можем сегодня делать исходя из своих полномочий, чтобы действительно дети имели возможность изучать родные языки в школах. Сегодня этого нет. Ну, нет сегодня этого.

Я внимательно слушала все выступления и мне кажется, что проблема сохранения и преподавания языков в школах имеет три аспекта: кадры, материально-техническая база, финансы. Поэтому есть три конкретных предложения.

Первое. Сахалинская область предлагает на уровне Министерства образования Российской Федерации определить принципы поступления выпускников школ в высшие учебные заведения. Здесь можно пойти различными путями, но мы предлагаем установить именно льготное право. И тогда будут решаться проблемы и бакалавриата, и магистратуры и так далее.

Второе предложение касается материально-технической базы. Да, сегодня на уровне Правительства Российской Федерации и Министерства образования, и с учетом тех предложений, которые были высказаны Геннадием Дмитриевичем, нужно менять федеральное законодательство, и я поддерживаю мнение Фени Матвеевны о том, что есть противоречия. Снимать это надо. А кто нам не дает это делать?

Да, действительно сегодня нужно вносить конкретные изменения таким образом, чтобы дети на местах имели возможность не один или два часа в неделю изучать язык как образовательную дисциплину или факультативно, а чтобы это была стройная система преемственности, чтобы соблюдался элементарный принцип педагогической преемственности, чтобы это было в детском саду, в начальной школе, в среднем звене и в старшем. Иначе мы деньги (бюджетные деньги, допустим, областные либо федеральные) просто зарываем в песок, потому что нет элементарной системы преемственности в обучении языку.

И то, что касается материально-технической базы. Здесь как раз и возникают те вопросы региональных базисных учебных планов, которые, как я сегодня поняла из выступления Ольги Ивановны, мы должны теперь продумывать на уровне своего субъекта, и продумывать, каким образом мы сами должны участвовать в этом процессе. Это замечательно, это нужно делать. Это ново. Может быть, немного страшно, но это нужно делать, потому что кто будет за нас это делать?

В Сахалинской области год назад принят закон о языках коренных малочисленных народов Севера, проживающих в Сахалинской области. Как автор этого закона, я считаю, что он направлен на сохранение и равноправное развитие всех этносов (у нас четыре основных этноса), поэтому в этом плане надо подумать.

Сегодня из Минрегиона выступил господин Журавский и сказал о том, что будут выделены субсидии из федерального бюджета. Возникает вопрос: кто отменял федеральный закон о гарантиях прав коренных народов, в котором прописаны полномочия федеральных органов власти о том, что на федеральном уровне должны приниматься федеральные целевые программы не только социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера, но и культурного развития, в том числе языков? Никто этого не отменял. Поэтому из крайности в крайность переходить не надо.

Была система федеральных программ. Я полностью поддерживаю позицию RAIPON о том, что должна разрабатываться федеральная целевая программа. Не общая распыленная, а конкретная, направленная на сохранение и развитие всех языков коренных малочисленных народов Севера, в том числе вымирающих.

У вас сегодня будет замечательная возможность увидеть презентацию букваря уйльта. Впервые в XXI веке маленький народ перешел от бесписьменного языка к письменному. Вот это долгосрочный яркий проект. Это то, что можно делать сегодня совместно. И если возвращаться к материально-технической базе этого процесса (я уже сказала, что это три составляющих), то надо назвать в первую очередь издание учебных пособий.

Сегодня все учебные пособия нужно переиздавать на современном уровне, исходя из современных условий и требований технологического процесса образования, потому что сейчас используются устаревшие программы. А что для этого надо? Для этого нужно провести мониторинг. Сегодняшние слушания заставили нас очень серьезно посмотреть на многие вопросы и проанализировать их. Мы сегодня четко понимаем: это замечательно, что мы издали букварь уйльта, но он не должен пылиться. Сегодня есть замечательный автор Елена Алексеевна Бибикова… Но нужно думать, нужно идти дальше, разрабатывать методическое сопровождение комплекса этого букваря для того, чтобы он работал. Поэтому сегодня надо на уровне Федерации пересматривать, соответствуют ли учебно-методические комплексы современным требованиям или это те самые буквари прошлого века. Поэтому Сахалинская область дает три конкретных предложения. Мне приятно было отметить, что они есть в рекомендациях, в материалах, мы их поддерживаем.

Большое спасибо.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово для выступления предоставляется Сандыковой Нине Алексеевне, главному специалисту Управления образования Таштагольского района Кемеровской области, члену Ассоциации шорского народа.

Н.А. САНДЫКОВА

Уважаемый президиум, уважаемые присутствующие! Я, как представитель шорского народа, буду сегодня говорить не о тех шорцах, которые живут в крупных промышленных городах, а о тех, которые живут в сельской местности.

Я хочу сказать, что раньше у нас было очень много лесхозов от различных ВД-организаций, были дороги, мосты и так далее, но с уходом ВД-организаций работа в селах прекратилась, работы на сегодняшний день нет, можно сказать, что 99 процентов населения – это безработные. И те из оставшихся, кто работает, работают в школах, клубах, больницах, медпунктах. И если закрыть школы, значит, те люди, которые еще работают, останутся без работы. Это одна сторона медали.

Другая сторона медали – конечно, низкий уровень жизни этой части населения. Трудно устроиться на работу. Сложная экологическая ситуация, на сегодняшний день в тайге стало меньше дичи, меньше рыбы. Многие сельские жители периодически приезжают в город, но в городе они жить не могут, потому что привыкли жить в деревне, и все равно уезжают в места своего традиционного проживания.

Конечно, я не хочу сказать, что власть для нас ничего не делает, и Аман Гумирович Тулеев, и глава Таштагольского района Макута предпринимают попытки улучшить социальную ситуацию, и хотя у нас ликвидировано две школы и некоторые школы потеряли свой статус, но тем не менее то, что осталось, они сумели сохранить. Конечно, если эти малокомплектные школы будут ликвидированы, я не знаю, что произойдет с нашим населением.

Вы знаете, что цель национального проекта "Образование" заключается в повышении качества образования. Что сегодня происходит в малокомплектных школах? Вы все прекрасно знаете, что сливают классы – первый с третьим, второй с четвертым, а иногда и сразу три класса вместе. Может ли учитель качественно подготовиться к уроку в трех классах одновременно? Конечно, он не в силах. Я сама присутствовала на таких уроках в сельских школах и видела, как проводится урок. Конечно, тут невозможно говорить ни о каком качестве преподавания. Тем более учитывая то, что многие шорцы безработные. Они детей в дошкольные учреждения практически не отдают, дети сидят дома, родители с ними, конечно, не занимаются, потому что родители просто пьют, и это скрывать невозможно, это действительно так. Вот оно, качество образования!

И поэтому малокомплектные школы необходимо сохранить, и наш губернатор старается это делать. Я повторюсь, только две школы ликвидированы, остальные мы сумели сохранить. И нам нужно во что бы то ни стало сохранить эти малокомплектные школы. Многие учителя окончили специальные курсы (и некоторые учились по два-три года, хотя имеют высшее образование) для того, чтобы обучать детей другому предмету. Люди такое прошли! Заплатили за это деньги, и теперь многие остались без работы.

Г.Д. Олейник

Мы этот факт отметили в своих рекомендациях.

Н.А. САНДЫКОВА

Да, но все равно я хочу об этом еще раз напомнить.

И хочу сказать про школьные маршруты. Например, ликвидирована школа в поселке Центральном, приходится пользоваться школьным маршрутом. Ну и что, школьный маршрут? Автобус сломался, и дети целый месяц не учились. То запчастей нет, то шофер заболел, то автобус техосмотр в ГАИ не может пройти, то денег на запчасти нет и так далее. Дети сидят дома. И наша шорская молодежь не может выехать в город, потому что (еще раз повторю) нет денег даже доехать до районного центра. А разве могут родители снять квартиру, кормить, обувать? Да это просто невозможно! А они дома сидят, болтаются, воруют, пьют и так далее.

Хотя есть и положительные моменты. Остановлюсь на базисном учебном плане. Да, у нас раньше преподавали родной язык как предмет, потом приняли новый базисный учебный план, и теперь родной язык преподается в кружках и на факультативных занятиях. Есть единый государственный экзамен, профильное обучение, предпрофильное. Все часы из второй части отдаются на подготовку к экзамену, потому что каждый учитель сегодня боится, что, если, не дай бог, его ученик единый государственный экзамен не сдаст, его с работы снимут. Понимаете? Поэтому я предлагаю следующее. Чтобы изменить ситуацию, нужно принять закон на федеральном уровне, внести изменения и дополнения в федеральные законы об образовании, о языках народов Российской Федерации в части обеспечения условий по сохранению и развитию языков коренных народов. И представитель Сахалина сказала, что нужно провести мониторинг функционирования языков коренных малочисленных народов. Мы поддерживаем это предложение.

И еще я хочу остановиться вот на чем. Наш департамент и администрация области в последние пять лет издают много художественной литературы. Всё это, конечно, здорово…

Г.Д. Олейник

Время Ваше истекло, одну минуту еще.

Н.А. САНДЫКОВА

…но я хочу сказать, что необходимо строительство этнокультурных центров. Губернатор много делает, конечно, но нет денег, чтобы всем помочь. И вот в один интернат согнали всех – и детей из отдаленных поселков, и детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей. Те – от домашнего очага – и эти, которые прошли всё, как говорится, и знают больше, чем я. Всех вместе согнали. Это же невозможно! Построить новый интернат у нашего главы нет денег. Это надо учитывать. И нужно в существующую программу о детях Российской Федерации внести подпрограмму для того, чтобы для таких детей строить отдельные интернаты. А вместе их воспитывать невозможно. Дети, глядя на таких, которых из подвалов вытащили, начинают то же самое делать и забывают обо всем – и о родителях, и о стариках и так далее. Поэтому нужна специальная подпрограмма, чтобы помогать регионам в строительстве и культурных центров, и интернатов.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Кривошапкину Андрею Васильевичу, заместителю председателя Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), президенту Ассоциации малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия).

Тоже желательно не увлекаться, а в пределах пяти минут выразить конкретно, что Вы предлагаете в рекомендации наших слушаний.

А.В. КРИВОШАПКИН

Я предлагаю, во-первых, вопрос обучения родным языкам народов Севера подкрепить принятием новых федеральных и региональных законодательных актов. Это наиважнейшая задача.

Я поддерживаю предложение Василия Афанасьевича Роббека о распространении опыта работы Республики Саха (Якутия) в области образования и языковой политики, потому что нашему министерству образования есть о чем рассказать, у них имеется опыт работы с кочевыми школами, по развитию юкагирского языка и так далее.

Второе предложение – о всероссийской научно-практической конференции, провести которую министерство образования предлагает именно в городе Якутске в 2009 году. Мы всецело поддерживаем это очень хорошее и мудрое предложение, но со своей стороны предлагаем эту конференцию посвятить 20-летию Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия), которое мы будем отмечать в декабре 2009 года.

Третье предложение. 28 августа этого года правительство Республики Саха (Якутия) приняло постановление о денежном поощрении лучших учителей гуманитарного цикла общеобразовательных учреждений Республики Саха (Якутия). Этим действительно хорошим постановлением правительства для учителей гуманитарного цикла на период 2008–2011 годов было учреждено десять денежных поощрений в размере 50 тыс. рублей каждое. Среди них шесть поощрений для учителей родного языка и литературы, в том числе четыре премии для учителей из числа малочисленных народов Севера. Это хороший пример для других субъектов Российской Федерации. Все-таки, мы считаем, основным критерием для учителей родного языка является практическое владение учениками родным языком, умение на нем общаться, свободно говорить, писать и читать. Необходимо уделить этому особое внимание. Это действительно станет условием и серьезным стимулом для возрождения исчезающих языков народов Севера.

Четвертое предложение. В 2010 году исполнится 100 лет со дня рождения основоположника эвенской младописьменной литературы Николая Саввича Тарабукина.

Геннадий Дмитриевич, мы предлагаем включить юбилей Николая Саввича Тарабукина в план мероприятий Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов и инициировать к 100-летию писателя издание Санкт-Петербургским филиалом издательства "Просвещение" однотомника его произведений, куда бы вошли повесть "Мое детство" и стихи на эвенском языке. Такого издания не было уже давно, лет, наверное, сорок или пятьдесят.

Пятое. Николай Саввич Тарабукин в 30-е годы XX столетия учился в Институте народов Севера. Целесообразным было бы подготовить и провести ряд мероприятий, посвященных 100-летию писателя в стенах Института народов Севера Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена, естественно, подкрепив это финансовой и материальной поддержкой из федерального бюджета.

Шестое. По нашему мнению, органы исполнительной власти и органы образования очень много делают для развития языков наших северных народов – проводят "круглые столы", конференции и так далее, но языковая проблема бьет нас оттуда, откуда мы не ожидали такого удара. Это отсутствие языковой среды в быту, семье, в трудовом коллективе, то есть среди нас самих, представителей народов Севера. Мы сами не знаем своего родного языка, а это актив, руководящее ядро. Я затрудняюсь сказать, кто из представителей народов Севера, сидящих в этом зале, владеет родным языком. Вот эту проблему нам надо решать в первую очередь.

Поэтому есть предложение (если вы это примете), установить гранты за развитие языка в семьях коренных малочисленных народов Севера и при этом действительно проводить, как сказала сегодня Ольга Ивановна, федеральные, республиканские, краевые, областные, районные, школьные конкурсы на владение родными языками среди родителей и детей, именно в кругу семьи. Вот тогда подготовленные дети, знающие родной язык, пойдут в школу, в институт, аспирантуру и так далее.

Седьмое предложение. Особое внимание следует уделить учителям родных языков, чтобы они были конкурентоспособны.

Г.Д. Олейник

Одна минута у Вас осталась.

А.В. КРИВОШАПКИН

Что Вы так торопите, Геннадий Дмитриевич?

Г.Д. Олейник

Мы же договорились…

А.В. КРИВОШАПКИН

Я для конференции предложения даю…

Г.Д. Олейник

Мы же договорились без лирики…

А.В. КРИВОШАПКИН

Особое внимание необходимо уделять абитуриентам и выпускникам высших и средних учебных заведений именно по обучению родным языкам, от них требовать обязательного знания, владения родными языками. Были такие очень хорошие федеральные целевые программы, как "Дети Арктики", "Дети Севера". Надо восстановить эти программы.

Девятое предложение. Для развития северных языков, для подготовки учебных пособий действительно нужны кадры редакторов из числа представителей народов Севера, в совершенстве владеющих родным языком. Нам надо восстановить научные кадры опять-таки из числа знающих, владеющих родным языком. Это аспиранты, соискатели и так далее.

Нам надо всесторонне поддержать издательство "Просвещение" в Санкт-Петербурге, особенно по вопросу предоставления помещения. В советское время издательство "Просвещение" находилось в самом центре Ленинграда, на Невском проспекте, в Доме книги. А сегодня издательство ютится в закоулках Литейного проспекта. Может быть, если этот вопрос решится положительно, это издательство станет духовным центром для всех народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Может быть, дело сдвинется с места в том случае, если Вы, уважаемый Михаил Ефимович, также возьметесь за решение этой проблемы.

И последнее. Мы, северяне, хотели бы, чтобы федеральная целевая программа "Социально-экономическое развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года" продолжала и дальше работать.

После поездки Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева на Чукотку, в Магадан и на Камчатку прошла информация о том, что вроде бы он дал задание чиновникам наладить финансирование этой программы. Сегодня господин Журавский говорил о субсидиях. Мы опасаемся, что эти субсидии так быстро не дойдут до наших северян. Если эти субсидии закрепятся, то они должны распределяться при обязательном активном участии общественных структур коренных малочисленных народов Севера в лице региональных ассоциаций.

И в заключение, Геннадий Дмитриевич, мы надеемся, что Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов усилит контроль за реализацией новых рекомендаций, и будет правильно и справедливо, если комитет через год-два, а не через пять или девять лет, вновь вернется к этому вопросу для того, чтобы проверить, как реализуются все сегодняшние рекомендации.

От имени коренных малочисленных народов Севера Якутии я выражаю признательность Комитету Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов, его председателю Геннадию Дмитриевичу Олейнику, его первому заместителю Александру Сафроновичу Матвееву за постоянное внимание к проблемам народов Севера. Уже который раз вы нас собираете для обсуждения различных вопросов.

Хотя Вы очень сильно торопите, но все равно спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Вы знаете – договор. Если мы договорились соблюдать регламент, то должны его соблюдать. Демократия заключается в чем? В том, что все выполняют волю большинства.

Слово предоставляется Богословской Людмиле Сергеевне, руководителю Центра традиционной культуры природопользования Российского НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева.

Л.С. БОГОСЛОВСКАЯ

У меня конкретное предложение по сохранению исчезающих языков на примере эскимосских языков Чукотки. До конца ХХ века существовало три самостоятельных эскимосских языка – сиреникский, науканский и чаплинский. Что мы имеем сейчас? Сиреникский язык исчез вместе с уходом из жизни его носителей. Науканским языком вполне владеет только один человек, и 10–15 человек вокруг более или менее что-то понимают и могут говорить.

Что касается чаплинского языка… Более 10 лет совместно с Людмилой Айнана мы составляли словарь лексики традиционного природопользования, потому что владеть языками народов Севера вполне могут только люди, находящиеся в среде традиционного природопользования и ведущие традиционный образ жизни, поскольку эти языки очень профессиональные. Выпустив первый такой словарь, сделав оригинал-макет, я в 2004 году обратилась к директору Департамента образования Чукотского округа с предложением опубликовать словарь небольшим тиражом (это небольшие деньги), на что мне задали вопрос, сколько человек сейчас владеют этим языком. Я ответила, что человек 15. (Здесь написано, что эскимосов 1750 человек. На самом деле их человек на 300 меньше.) И, услышав мой ответ, директор департамента сказал, что незачем мне тратить деньги на 15 человек. В результате сейчас хорошо владеющих чаплинским диалектом (последний диалект, который еще распространен) – не более трех человек.

Мое предложение – обязать региональные власти выпускать словари языков малых этнических групп, исчезающих языков, причем не просто печатные словари, а записывать на видео (то есть выпускать на бумаге и на видео), потому что мы скоро столкнемся с тем, что эти языки будут чем-то вроде древнеперсидского или древнееврейского языков. То есть будет написано, но непонятно, как говорить. И надо записать голоса последних носителей, причем надо записывать и мужчин, и женщин. Вы знаете, что в чукотском языке женский язык фонетически отличается от мужского. Если бы я сама не работала с охотниками, я бы упустила очень много лексики, которую знают только мужчины-охотники. Это пространственная лексика, это лексика, которая употребляется во время морских промыслов.

В заключение хочу привести слова охотника Николая Прохорова: "Я, как только в байдару прыгаю, сразу думаю по-эскимосски. О нашей охоте по-русски думать нельзя". И это совершенно верно. Деньги на такие небольшие словари для эскимосов нужны, сейчас нужно где-то 500… Наверное, это можно сделать на региональном уровне. Вот это мое предложение.

Г.Д. Олейник

Спасибо за выступление. (Аплодисменты.)

Слово предоставляется Зайцеву Владимиру Николаевичу, генеральному директору Российской национальной библиотеки, Санкт-Петербург.

В.Н. ЗАЙЦЕВ

Я постараюсь выступить коротко. Отвечая на призыв Василия Афанасьевича Роббека, что в жизнь коренных народов необходимо внедрять информационные технологии, я хотел бы выступить с предложением о внедрении проекта под названием "Всемирная электронная северная библиотека". Данный проект уже обсуждался рядом организаций, в том числе "Северными просторами", издательством "РусАР" и в Российской национальной библиотеке, которая готова взять на себя координирующую роль по его реализации. Этот проект мог бы сосредоточить в себе культурное наследие коренных народов, и не только литературу, но и культурные традиции, в частности то, о чем здесь говорили, – исчезающие языки. В настоящее время одна из организаций, издательство "РусАР", осуществляет национальный электронный проект "Звуковой депозитарий", то есть сохраняет в электронном виде различные этнографические записи. Думаю, это могло бы войти в этот проект. Российская национальная библиотека уже принимала участие в разработке некоторых разделов такого проекта. В частности, недавно осуществлялся совместный проект библиотеки Конгресса Соединенных Штатов, Российской национальной библиотеки, Российской государственной библиотеки, который назывался "Встреча на границах". Это проект, который концентрировал материалы по освоению Сибири, Дальнего Востока, западного побережья Америки. Я думаю, что этот проект в силу возрастания геополитического значения региона Арктики, Севера, Дальнего Востока сыграл бы положительную роль в реализации второго десятилетия коренных малочисленных народов. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо, Владимир Николаевич. Очень существенное и очень своевременное предложение.

В.Н. ЗАЙЦЕВ

Я попросил бы (не знаю, правда, кого) поддержать инициативу по созданию информационной основы всемирной электронной северной библиотеки.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Нефедовой Татьяне Игоревне, главному советнику аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе.

Т.И. НЕФЕДОВА

Уважаемые товарищи! В Сибирском федеральном округе (в 10 из 12 субъектов Российской Федерации, входящих в округ) много мест компактного проживания коренных малочисленных народов Севера и Сибири. Поэтому эта тема для Сибирского федерального округа достаточно важная. С целью обеспечения качественного взаимодействия с представителями коренных малочисленных народов Севера и Сибири при полномочном представителе Президента в Сибирском федеральном округе уже с 2002 года действует Консультативный совет по делам коренных малочисленных народов Севера и Сибири. В его состав входят 11 региональных общественных организаций коренных малочисленных народов, представители органов исполнительной власти 10 субъектов, представители Сибирского отделения Российской академии наук, Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение" и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Я не буду останавливаться на тех проблемах, о которых здесь говорили.

Я хочу сказать, что под эгидой этого консультативного совета была проделана достаточно большая работа. Было существенно увеличено финансирование мероприятий ФЦП "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года", активизирована государственная поддержка коренных малочисленных народов на региональном и местном уровнях путем принятия и реализации соответствующих целевых программ, проводилось совершенствование региональной законодательной базы.

Надо сказать, что за последние несколько лет в ряде субъектов Российской Федерации Сибирского федерального округа увеличилось количество средних и высших учебных заведений, в которых преподаются языки и основы культуры малочисленных народов. В Новокузнецком государственном педагогическом институте есть кафедра шорского языка. В Республике Бурятия в Бурятском государственном университете с 1991 года действует эвенкийское отделение.

Но те проблемы, о которых сегодня здесь говорили, достаточно широко представлены и в наших аналитических материалах. Я просмотрела материалы, которые подготовил комитет, и выступления, которые были от субъектов Российской Федерации, представляющих Сибирский федеральный округ, также много материалов представлено в подборке, поэтому нет смысла повторяться и рассказывать про малокомплектные школы. Кстати, эта проблема является важной не только для коренных малочисленных народов, проблема малокомплектных школ вообще достаточно остро стоит и в центральных регионах России.

Я хочу остановиться на тех предложениях в рекомендации, которые Сибирский федеральный округ считает существенными. Прежде всего хотелось бы рекомендовать Министерству образования и науки Российской Федерации осуществить проработку мер, исключающих возможность сокращения количества сельских образовательных учреждений, то есть малокомплектных школ, в связи с переходом на принцип нормативно-подушевого финансирования. Также было бы целесообразным проработать комплекс неотложных мер по сохранению исчезающих языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока на основе обобщения всех тех предложений, которые прозвучали, в том числе и сегодня на парламентских слушаниях. Предлагаю разработать совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации и принять целевую программу подготовки и повышения квалификации педагогических кадров для работы в общеобразовательных учреждениях, расположенных в местах компактного проживания коренных малочисленных народов Севера.

И органам государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых компактно проживают и осуществляют традиционную хозяйственную деятельность коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, также есть рекомендации. Это прежде всего рекомендации оказывать в рамках региональных целевых программ адресную поддержку дошкольным и общеобразовательным учреждениям в местах компактного проживания коренных малочисленных народов, в том числе выделять средства для подготовки и издания литературы для детей дошкольного и младшего школьного возраста на языках коренных малочисленных народов. Также следует обеспечить создание и финансирование региональных этноцентров для детей из числа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, регулярно проводить культурно-просветительские мероприятия, направленные на изучение родных языков коренных народов, в том числе, как уже здесь сегодня говорилось, конкурсы среди учителей родных языков. Это могут быть и различные семинары, и олимпиады, и конференции.

Было бы также целесообразно, на наш взгляд, включить уполномоченных представителей коренных малочисленных народов Севера в состав региональных экспертных советов по вопросам наследия культуры, творчества и искусства. Совместно с высшими учебными заведениями Российской Федерации, имеющими государственную аккредитацию, необходимо проработать вопросы квотирования на договорной основе определенного числа бюджетных мест для подготовки педагогических кадров и других специалистов из числа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, а также создать центры довузовской подготовки выпускников сельских школ. И было бы также, на наш взгляд, целесообразным проработать комплексные меры по стимулированию участия некоммерческих организаций и иных структур гражданского общества и частных лиц, в том числе в развитии образовательных услуг для сельских жителей.

Все, я закончила. И просьба к организаторам парламентских слушаний, когда будут итоговые материалы данных парламентских слушаний, направить их основным участникам слушаний. Спасибо.

Г.Д. Олейник

Слово для выступления предоставляется Шабельниковой Валентине Григорьевне, консультанту отдела по делам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (Министерство природных ресурсов Хабаровского края). Она просит две минуты.

В.Г. ШАБЕЛЬНИКОВА

Буквально две минуты. Большое спасибо, Геннадий Дмитриевич, за предоставленную возможность выступить. Не записывалась, но, выслушав сегодня все выступления, хочу высказать основные предложения, которые, на мой взгляд, в обязательном порядке должны войти в рекомендации наших парламентских слушаний.

Буквально в октябре у нас будет проходить первый краевой конкурс на лучшего учителя родного языка (до этого всегда был межрегиональный, но в этом году он получил статус краевого), и я должна буду сказать: нет, уважаемые, вы как в школах учебные планы принимали, так и будете принимать. Поэтому считаю необходимым, первое, внести изменения в Федеральный закон от 1 декабря 2007 года № 309, о чем говорила сегодня Ольга Ивановна, об изменении понятия "структура государственного образовательного стандарта", то есть таким образом поднять на федеральный уровень ответственность за изучение родных языков.

Вы понимаете, что это самое главное. Если мы это не примем, то так и останется, что директор школы, педагогический коллектив будут решать, по какому учебному плану ему работать – учить родному языку, не учить, сколько давать часов (два, один, три) или учить за счет факультатива или за счет кружка. Понимаете? Это самое главное. Если мы это не внесем, тогда извините. Я не знаю, в инвариантной, вариантной или в какой форме, но считаю, что это должно быть и ответственность должна быть на федеральном уровне. Спускать это на уровень школы нельзя. Я просто приведу один пример. Сегодня обучать орочскому языку не можем – у нас умер последний учитель, владеющий родным языком. Все! И в течение 10 лет, если мы эту проблему не решим, в Хабаровском крае, кроме нанайцев, изучать родной язык никто больше не будет.

Второе, необходимо разработать требования к результатам освоения образовательных программ по родным языкам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. У нас есть по всем предметам стандарты, кто работает в образовании, тот знает. По родным языкам у нас таких стандартов нет. О каком качестве образования можно говорить?

Третье, и последнее. Мы с вами сегодня очень много говорили о сохранении малокомплектных школ. А кто у нас готовит кадры для малокомплектных школ? Никто не готовит. Мы готовим специалистов в наших вузах абсолютно одинаково – что для города (школы в тысячу с лишним человек), что для села, что для малокомплектной школы, хотя условия работы абсолютно разные. Более того, они должны быть готовы к работе не только в малокомплектных школах, они должны быть готовы к работе в этносоциальной среде, они должны быть готовы к диалогу культур, это то, чего мы не делаем.

Большое Вам спасибо за предоставленное слово, у меня все.

Г.Д. Олейник

Спасибо Вам за дельные предложения. Давайте будем опять советоваться. Выступили уже 15 человек. Есть еще семь человек, желающих выступить. Может быть, ограничимся?

Слова просит господин Умаров, программный специалист по образованию Бюро ЮНЕСКО в Москве.

Вы видите, все говорят быстро, а меньше 7 минут не получается. Не забывайте, что нам еще нужно полчаса на презентацию букваря, а это мы считаем важнейшим вопросом, потому что основные проблемные вопросы уже очерчены и основные рекомендации уже сформулированы. Здесь только различные вариации этих вопросов, и они уже понятны. Вот о малокомплектных школах, например, говорит… (Шум в зале.)

Дадим двум человекам выступить, и всё.

Д.В. ГЕРАСИМОВА

Мы летели на самолете, я только из аэропорта приехала…

Г.Д. Олейник

Тут отмечено, что Вас нет.

Д.В. ГЕРАСИМОВА

Я заблудилась…

Г.Д. Олейник

Вот видите, не только наша вина, что мы Вам слово не даем. Как будем действовать?

реплика

Сделаем перерыв и после перерыва заслушаем те семь, которые… (Оживление в зале.)

Г.Д. Олейник

Вы знаете, у нас еще после перерыва… (Шум в зале. Говорят одновременно.)

Давайте, я не возражаю.

реплика

Перерыв на 10 минут. (Говорят одновременно.)

Г.Д. Олейник

Объявляется перерыв на 10 минут.

(После перерыва)

Г.Д. Олейник

Продолжим нашу работу. Я думаю, что будет правильно, если все выступающие учтут те пожелания, которые мы высказали, и не будут выступать по отвлеченным вопросам, а будут выступать с конкретными предложениями, которые нужно дать в рекомендациях. Потому что одно дело, когда человек высказывает свое позитивное или негативное отношение к какому-то вопросу – почему так, что он видел, что он слышал и так далее, – а другое дело, когда он выводы из своих впечатлений предлагает для внесения в документ. Я прошу в основном говорить о рекомендациях.

Слово предоставляется Найденовой Елене Александровне, заведующей лабораторией народоведения и межкультурной коммуникации Московского института открытого образования.

Е.А. НАЙДЕНОВА

Спасибо большое за предоставленное слово. Я постараюсь быть очень краткой. Мне просто хотелось бы обратить внимание на следующее: очень важно уделять внимание, конечно, этнокультурному образованию, но не надо забывать и о том, что мы должны воспитывать наших ребят в осознании того, что они являются гражданами большой страны России, для того чтобы возникала общероссийская солидарность. Каждый здесь выступающий рассказывает о наболевшем и, в общем-то, конечно, все проблемы действительно очень актуальные, но тем не менее хотелось бы, чтобы эти проблемы, проблемы коренных малочисленных народов Севера, были бы восприняты и остальными гражданами нашей большой страны.

И здесь большую роль играет образование, как вы понимаете. И чем раньше мы начинаем нашим детям рассказывать о том, что в России живет много народов и у них есть вот такие проблемы, тем лучше. Психологи выяснили, к 11–12 годам у ребенка уже сформировывается тип этнического самосознания, который складывается из отношений к своему собственному и другим этносам. Вот что такое тип этнического самосознания. К 12 годам, в пределах начального школьного возраста! А мы упускаем наших ребят, не создаем у них чувства общероссийской солидарности. Дело дошло до того, что в Москве, например (я проводила исследования), оказалось, что ребята в разных возрастных категориях (даже 9-й класс после окончания курса географии и так далее, студенты) перестают даже как следует географические границы страны ощущать. Это же не их вина, это их беда. С чем связано возникновение ксенофобских настроений? С отсутствием популяризации культур, в том числе культур коренных малочисленных народов Севера.

Надо использовать все возможные формы и методы для того, чтобы рассказывать, показывать, и мы стараемся это делать. Мы ведем партнерские проекты с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Мы ведем партнерские проекты с Республикой Саха (Якутия), с НИИ национальных школ.

При всем моем уважении к Ольге Ивановне, мне бы хотелось высказать такую точку зрения в связи с тем, что, конечно…

Я хочу сразу внести предложения. Отнюдь не цинично открытие экспозиции "Кочевая школа народов Севера, Сибири и Дальнего Востока", это желание рассказывать о том, что такая модель существует, желание благодаря этой экспозиции рассказывать нашим ребятам о проблемах народов Севера. Это всего лишь площадка, на которой можно рассказывать нашим ребятам о проблемах народов Севера, а взрослым – о модели "кочевая школа".

Следующее предложение – давать гранты за работу, которая связана с популяризацией языков и культур коренных малочисленных народов Севера среди регионов России, в том числе в Москве. Также я предлагаю давать гранты за популяризацию языков и культур различными формами и методами.

Надо разрабатывать пособия, проводить фестивали, конкурсы. Необходимо как можно больше общения. Чем больше наши дети общаются (а это доказали фестивали, которые мы проводим вместе с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока), тем сильнее они начинают ощущать плечо другого, тем быстрее рушатся стереотипы. И хочу добавить, что в Московском музее образования модель "Кочевая школа" относится к экспозиции "Такие разные и такие похожие". Так вот, когда дети общаются, они узнают, что не только разные, но и очень похожие.

У меня всё. Спасибо еще раз за предоставленное слово.

Г.Д. Олейник

Слово предоставляется Алишеру Умарову, программному специалисту по образованию Бюро ЮНЕСКО в Москве по Азербайджану, Армении, Белоруссии, Республике Молдова, Российской Федерации.

А.Ю. УМАРОВ

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Геннадий Дмитриевич, спасибо большое за приглашение и за предоставленную возможность выступить.

Мне очень приятно представлять здесь ЮНЕСКО. Конечно, мы написали хорошую приветственную речь, но раз сказали, что лирика – потом, мы ее в письменном виде представим. Давайте перейдем к наблюдениям и замечаниям.

Во-первых, хочу сказать, что это заседание очень знаменательное. Я понимаю и поддерживаю идею комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов организовать рассмотрение такого животрепещущего вопроса, так как этот год – это международный год языков. Вы знаете, он объявлен ООН. Также международные десятилетия и эти мероприятия предназначены для того, чтобы мы определили, что конкретно мы можем сделать для развития образования и культуры, а также в плане поддержки самих языков.

Я думаю, нет нужды приводить статистику того, что, к сожалению, очень много языков в мире исчезает. Чуть ли не каждые три дня один язык умирает. Очень неприятно слышать, что это происходит на территории Российской Федерации – многонациональной, многоэтнической страны, которая оказывает такую большую помощь другим. И поэтому я полностью поддерживаю предложения выступивших по рекомендациям. Но, учитывая предыдущие предложения, хотел бы от себя добавить: давайте будем чуточку более щедры на рассмотрение вопросов данной тематики и на рекомендации в том смысле, что давайте подумаем глобально, хотя мы собираемся действовать локально. Надо посмотреть, насколько этот вопрос вообще хорошо представлен в мире, насколько хорошо Российская Федерация, Совет Федерации представляют эти начинания за рубежом. Когда я готовился к мероприятию, я зашел в Интернет, просмотрел все источники, запросил нашу библиотеку в Париже, и оказалось, что о таких хороших начинаниях, которые представлены в розданных нам материалах, за рубежом ничего не знают. Думаю, если мы хотим решать эти вопросы и работать на международном уровне, этот компонент надо ввести в рекомендации. То есть надо расширить рекомендации относительно международного сотрудничества и кооперации.

Могу привести такой пример: правительства Норвегии и Канады недавно подняли перед ЮНЕСКО вопрос о том, что они хотят организовать в арктическом регионе достаточно большой проект "Образование для всех". Для этого они провели достаточно подробное исследование и оказалось, что по России данные представлены очень скудно. Данные по России были представлены только за 1993 год, в то время как все остальные страны предоставили данные уже за 2008 год. И поэтому следующее мое предложение – объединив все ваши материалы и все остальные моменты, может быть, стоит подумать о том, чтобы издавать какой-то регулярный небольшой документ о развитии языков, о развитии разных моделей школ, поддержке традиций, поддержке молодежи коренных народов, и издавать его на нескольких языках.

Если будет нужна помощь со стороны ЮНЕСКО, мы с удовольствием ее окажем. К примеру, при ЮНЕСКО скоро пройдет большая череда всемирных конференций – пять всемирных конференций по образованию.

Здесь упоминался вопрос инклюзивного образования. Инклюзивное образование – это не только вопрос о детях-инвалидах, это еще и вопрос о детях из числа национальных меньшинств, о детях из числа коренных народов. Это именно то, что должно позволить этим детям обучаться в школе и получить доступ к образованию. Поэтому, если мы поднимаем вопрос об инклюзиве, то давайте тоже запишем в наши рекомендации, что работа ведется.

Я хочу поздравить с этой высокой трибуны правительство и представителей Республики Саха (Якутия) с тем, что принят закон о кочевых школах. Это хороший шаг, это результат нашей совместной деятельности с министерством образования.

Но в то же время, наверное, настала пора подумать о том, чтобы продолжить работу по этому проекту и сделать его приемлемым для других регионов. Здесь выступали представители с Сахалина, из Хабаровска, из остальных регионов. Ну, давайте возьмемся за это дело так, чтобы мы могли прийти в Совет Федерации и внести в законодательный орган законопроект, что такое кочевая школа.

Все эти вопросы предназначены для того, чтобы мы занимались вопросами образования не только детей, но и взрослых. Сейчас проходит десятилетие "Образование для устойчивого развития", организованное ООН. И в этом отношении, если мы говорим, что хотим получить действительно устойчивое развитие, то мы должны посмотреть, что мы на самом деле предоставляем. Это очень хорошо – иметь кочевые школы, кочевые детские сады. Но насколько уверенно мы можем сказать, что у нас хорошо поставлен вопрос с профессионально-техническим образованием? Профессионально-техническое образование, которое помогло бы решить вопрос кадров на местах, которое бы закрепило этих выпускников и предоставило им возможность работать там, на местах, заниматься традиционными промыслами. По-моему, это тоже очень важный момент, который нам надо включить в наши рекомендации.

Я не говорю, конечно, о вопросах высшего образования, в этой сфере дела обстоят более-менее хорошо. Но, как заметили наши исследователи из Норвегии и Канады, оказывается, в арктических регионах очень успешные карьеры в науке, в образовании делают девушки и женщины. А мальчики, они отсеиваются. И очень большой процент молодых людей отсеивается именно в старших классах, буквально на первых курсах вузов, колледжей и техникумов. По-моему, это тот вопрос, который тоже надо поставить адресно, то есть найти какие-то пути для его решения.

Я также принес с собой некоторые материалы. И так достаточно, просто ЮНЕСКО любит публиковать тяжелые книги, больше 20 килограммов, я просто не поднял. Например, тут есть материалы на русском, французском, английском языках и плакатик о том, что 5 октября – это Международный день учителя. Ну, в России выбрана другая дата.

Я хочу вас всех поздравить с этим днем, потому что мы все – работники образования, мы в той или иной мере учителя, преподавали в школах или вузах, или хотя бы преподаем своим сотрудникам. Так вот, вопрос обеспечения школ коренных народов учителями стоит остро, и особенно остро стоит вопрос о том, чтобы учителя, которые могли бы преподавать в таких школах, сами были из числа коренных народов.

Г.Д. Олейник

Ваше время истекло, поэтому просьба заканчивать.

А.Ю. УМАРОВ

Хорошо. Я пытался сократить свое выступление. Это мы говорили про образование.

Два слова по вопросу информационно-коммуникационных технологий и вопрос многоязычия в киберпространстве. Это очень важный вопрос. И я думаю, что опять нам надо принимать меры по распространению дистанционного образования…

Г.Д. Олейник

Это у нас все есть в рекомендациях, Вы их невнимательно, видимо, прочитали.

А.Ю. УМАРОВ

Я их очень внимательно прочитал. Я просто не увидел, что…

Г.Д. Олейник

И про возможности Интернета в образовании.

А.Ю. УМАРОВ

Да. Но вопрос многоязычия в Интернете, это, по-моему, другой вопрос. Надо не просто предоставить компьютеры и подключить их к Интернету, но поставить вопрос, чтобы там было многоязычие, именно вот эти языки, которые умирают.

В завершение могу только сказать, что надо работать. Завтра на заседании Исполнительного комитета ЮНЕСКО в Париже будет рассматриваться вопрос многоязычия и образования для всех. И я с радостью оповещу наших коллег о том, что Совет Федерации рассмотрел такой вопрос, и Россия действительно является приверженцем проведения Второго международного десятилетия коренных народов мира.

Спасибо большое.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Николаеву Михаилу Ефимовичу, заместителю Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

М.Е. Николаев

Уважаемые коллеги! Вопрос не новый, из года в год повторяется. Мы продвигаемся очень маленькими шажками, но продвигаемся. Кто-то обвиняет ту систему, от которой мы пытаемся уйти, но именно эта система родила нам и Рытхэу, и Семена Курилова, и Владимира Санги. Я не знаю, будет эта система таких ребят рождать. Это пока неизвестно. Извиняться мы не собираемся, поскольку это наша история, мы пережили это.

Мы недавно в Якутске под эгидой ЮНЕСКО провели достаточно большое мероприятие – конференцию "Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве" о том, как языки должны развиваться. Я сожалею, что наши коллеги из Якутии не распространили рекомендации этой конференции. Конференция очень нужная и поучительная, и мы могли бы многое взять и переложить в наши рекомендации.

Совсем недавно Арктический совет утвердил большую программу, итоги большой работы по развитию человеческих ресурсов в Арктике. Там есть очень большой раздел по развитию народов Севера. Следовало бы и этот материал каким-то образом распространить среди наших коллег. Это говорит о том, что мы иногда все же узко подходим к решению вопросов. Вот парламентские слушания в Совете Федерации проводим, а ничего не знаем… А в мире работают в этом направлении, беспокоятся и принимают какие-то меры.

Коллега Воробьев спрашивал, что собой представляет кочевая школа. И никто не мог ответить на этот вопрос. Конечно, словосочетание красивое, легко воспринимается, что-то есть в нем мифическое и интригующее. А каково содержание понятия "кочевая школа"? Какое она даст развитие? Сможет ли выпускник кочевой школы жить в цивилизованном мире? Это еще не известно.

Я не против того, что кочевая школа нужна, хотя люди не признают, что мы – кочующее население, кочующий народ, кочующая нация. Я своим сородичам неоднократно говорил: "Вы признайте, что ваш образ жизни – кочевой, тогда и кочевая культура, кочевая цивилизация, кочевая медицина, кочевое образование…" Конечно, надо изучать, следить, проводить мониторинг, к этому делу должны подключаться крупные специалисты и так далее.

Я хотел бы, завершая выступление, остановиться на двух моментах. Я глубоко убежден в том, что язык будет развиваться, если будет учитель, и язык будет развиваться, если в семье будут говорить на этом языке. В некоторых школах изучение языка проходит как факультативное занятие, а не как обязательный предмет. Конечно, на общественных началах такие занятия трудно вести, поэтому я предложил бы учителям народов Севера, которые преподают на родном языке, оклад двукратно увеличить, то есть два коэффициента ввести. И в будущем, когда они на пенсию будут выходить, отнести их работу к государственной службе. Мы, например, в Якутии оленеводов на бюджете содержим. Представляете? Оленевод твердую зарплату получает. Работник чума тоже твердый оклад получает.

Так, Андрей Васильевич?

А.В. КРИВОШАПКИН

Правильно.

М.Е. Николаев

А почему учителя… Не так уж их и много, сто человек вряд ли наберется. Что, республика не может их содержать? Регионы не могут содержать, что ли? И, между прочим, эти народности расселены на Севере, где богатства недр, где богатейшие природные кладовые. И совершенно прав был наш Президент, когда сказал, что, с одной стороны, действительно богатства, красивая природа, с другой стороны – убогость. Убогость и в жизни, и в языке. Вот поэтому надо ввести коэффициент заработной платы, то есть в два раза ее увеличить, и отнести их работу к госслужбе. Это можно и на региональном уровне решать.

Что касается отношения к родному языку в семье, здесь правы товарищи. Коллега Роббек великолепное научное обоснование кочующей школе дал, а его семь внуков не знают родного языка. Тогда кого мы агитируем? Поэтому есть предложение обратиться к Ассоциации народов Севера, Сибири и Дальнего Востока с предложением усилить внимание, провести целенаправленную работу среди своих сородичей, в плане семейного воспитания усилить именно аспект развития родного языка.

Я желаю вам всем успехов. Мы действительно констатируем тот факт, что страна находится на подъеме, нельзя упускать этот момент, именно голос народов Севера должен быть услышан, как в 90-е годы, в переломный момент, ваш голос был ощутимо слышен в России. Одна Гаер-то что говорила, олицетворяла все народности Севера, так ведь?.. И рождение различных ассоциаций именно в эти годы происходило, то есть народ на подъеме был, самосознание бурлило. Вот такое время сегодня тоже приходит, поэтому используйте этот момент. Страна не забывала, тяжело было всем, и народностям Севера, и стране тяжело было. Сейчас мы на подъеме находимся, и страна здесь может откликнуться, и ваши проблемы общими усилиями можно решать. Но многое будет зависеть от вас самих, от вашей активности. Не уповайте только на центр, многие проблемы – регионального уровня.

Андрей Васильевич, Вы сейчас – заместитель председателя Законодательного Собрания, Вы можете провести ряд предложений, бюджет республики позволяет, а ваши потребности не такие уж большие. Республика всегда внимательно относилась к проблемам Севера. По-моему, это единственный регион, единственная территория, где на пяти языках говорит радио. Практически во всех районах, где проживают народы Севера, выходит приложение к газете (специальные страницы) на их родном языке, работают школы и так далее. Поэтому я, не обижая санкт-петербуржцев, должен сказать, сегодня вырисовываются два центра по проблемам Севера. Это Санкт-Петербург, исторический центр, который имеет огромнейшие заслуги, и сегодня уже ярко виден на карте город Якутск, где создан и Арктический институт культуры, и работает Институт малочисленных народов… В Конституции Российской Федерации гарантируется право народам на сохранение родного языка и так далее. Поэтому эти два центра, как локомотивы, должны тянуть и решать проблемы в практическом плане. Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Слово предоставляется Герасимовой Диане Васильевне, проректору по работе с коренными малочисленными народами Югорского государственного университета.

Д.В. ГЕРАСИМОВА

Я еще раз хотела бы всех поприветствовать. Мне так приятно видеть болельщиков в этом зале, болельщиков за то, что сейчас является актуальным, является актуальным уже на протяжении многих лет, наверное, со дня создания письменности. На каждом съезде народов Севера мы говорим об этих проблемах, и очень хорошо, что эти вопросы поднимаются.

Я представляю здесь Югорский университет – один из самых молодых вузов России. Нам всего шесть лет. Это динамично развивающийся вуз.

Конечно, в Якутии, например, где компактно проживают коренные народы, где они в большинстве, наверное, проще решать какие-то проблемы, а в нашем округе, где мы, ханты и манси, составляем 1,5 процента, вопросы решать сложнее.

Но тем не менее в Югорском университете (сейчас это современный классический университет, в состав которого входят пять институтов, девять факультетов, мы присоединили к нему шесть колледжей, у него есть пять филиалов.) с этого года мы перешли на многоуровневую систему подготовки кадров и, конечно, одно из приоритетных направлений – это подготовка кадров по родному языку (хантыйскому, мансийскому). Подготовка кадров в России по обско-угорским языкам, как и по всем другим, традиционно осуществляется в Санкт-Петербурге в университете имени Герцена, и сейчас мы решили у себя тоже готовить кадры, потому что в этом есть необходимость. Есть аспирантура, открыт прием. И в том числе есть специализации и по родному языку, и сопоставительная грамматика, типологические характеристики и так далее.

Международное сотрудничество. Вы знаете, что наш округ – самый богатый в России. И не случайно очень большой интерес к нему проявляют в основном промышленники, экономисты. Но и культура наших этносов, обских угров, тоже представляет большой интерес. В этом году проходил восьмой Конгресс финно-угорских народов, на котором присутствовали четыре президента. Для нас это большое было событие.

Конечно, очень много делается в университете, ведется подготовка кадров, но есть проблемы, которые во всех регионах одинаковые. Я считаю, что проблема национальной школы… "Национальной" я говорю по привычке. Убрали статус национальной школы, говорят, что все школы национальные. Это правильно, но если убрали статус "национальная", то региональный компонент… Обязательно – не обязательно, один час – два часа. Мы хотим сохраниться как этнос, и поэтому один раз в неделю родной язык – это мало. По-моему, вообще такого нигде нет, чтобы обучение родному языку было бы один раз в неделю. Я предлагаю возродить статус национальной школы или выделить эти этнические школы.

Следующее предложение. Я думаю, что нужно… Когда-то в Москве был прекрасный Институт национальных проблем образования. Спасибо им большое, что они подготовили и методистов, и ученых в этом институте (Ольга Ивановна здесь присутствует). Закрыли этот институт, а проблема-то осталась. И проблема лабораторий… Закрыли лаборатории во многих регионах.

Нужна целевая программа подготовки кадров, которая бы финансировалась государством, потому что без государственной поддержки никакую программу малочисленным народам не осуществить.

И еще я бы хотела следующее сказать. Я все время говорю об этом, и в университете имени А.И. Герцена говорила и защищала это, и сейчас говорю – студентам нужна социальная поддержка. Сейчас большинству предлагают обучение на коммерческой основе, можно поступать в любой вуз, но на коммерческой основе. Наши студенты поступать на коммерческие отделения не могут, потому что родители у большинства из них живут в деревне, а деревни наши безработные. Поэтому нужна социальная поддержка для студентов. Необходимо вернуть то, что было. До 2006 года всем студентам оказывали материальную помощь на приобретение одежды, питание, обучение. Сейчас этот закон не действует.

Еще хотела бы сказать вот о чем. Кроме кадров, конечно… Издание учебников, УМК… Было и есть прекрасное издательство "Просвещение", которое издавало учебники для всех школ по всем языкам. А сейчас придумали – нужно выиграть тендер. Выигрывает тот, кто на копейку меньше запросил. И отправляют в Шадринск, отправляют еще куда-то.

Г.Д. Олейник

Диана Васильевна, Вы уже семь минут говорите, а мы договорились, что пять минут на выступление.

Д.В. ГЕРАСИМОВА

То есть издательству "Просвещение" надо дать поручение писать учебники для наших учебных заведений. И повышение квалификации…

В общем, я свои предложения подам в письменном виде.

И еще хотела бы поблагодарить альма-матер, где я проработала 28 лет, институт Герцена. Конечно, вы самые-самые, потому что готовите кадры для всего Севера. Я желаю вам успехов и думаю, что государственная поддержка нужна именно этому вузу, потому что это уникальный вуз, таких вузов нет вообще в мире.

Примите подарок. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Кочубеевой Марии Федоровне, президенту Ассоциации телеутского народа "Эне-Байат". Просьба говорить по существу, коротко, ясно и понятно.

М.Ф. КОЧУБЕЕВА

Здравствуйте, уважаемые члены Совета Федерации и участники парламентских слушаний!

Геннадий Дмитриевич, разрешите поблагодарить Вас за возможность донести до федеральной власти проблемы сохранения языков коренных малочисленных народов, в том числе и телеутов.

Очень хочется надеяться на то, что сегодняшняя работа не уйдет в песок, а по ее результатам и по результатам последующей работы будут приняты действенные меры по сохранению языков наших народов и по обеспечению качественного образования детей в районах компактного проживания коренных малочисленных народов на самом высоком уровне государственной власти, конкретно при поддержке государственной власти. Мы без вас никак.

В настоящее время телеутский народ численностью около 3 тысяч человек, осознающий себя потомком древних телеутов, компактно проживает в четырех муниципальных образованиях Кемеровской области. Несмотря на малочисленность нашего народа и подавляющее большинство окружающего иноэтнического народа, телеутский народ сохранил свой язык и пытается его сохранить и развивать в перспективе.

В 1990 году по решению первого съезда телеутского народа Ассоциация телеутского народа "Эне-Байат" начинает активную деятельность по сохранению языка телеутов. Идею подхватывают педагоги Бековской средней общеобразовательной школы, родители, участники образовательного процесса, педагогический коллектив разрабатывает соответствующие программы изучения телеутского языка на факультативной основе в рамках Бековской средней общеобразовательной школы Беловского района, делаются попытки внедрить изучение родного языка через кружковые занятия, воскресные школы в других муниципальных образованиях. Но, к сожалению, все это не увенчалось успехом в силу отсутствия соответствующей материальной базы и стимулирования работы преподавателей, работавших на энтузиазме. Я сама была в их числе, мы работали на голом энтузиазме 15 лет. Как известно, всякий энтузиазм заканчивается, приходя в противоречие с современными рыночными принципами. Каждый труд должен достойно оплачиваться, об этом сегодня уже говорили.

Для изучения телеутского языка с детьми дошкольного возраста у нас были необходимые учебники (говорю конкретно про школу) и книги для чтения. В 1991 году одним из членов ассоциации Рюминой-Сыркашевой Людмилой Тимофеевной был написан телеутско-русский словарь. Но выяснилось, что для детей телеутов сегодня родной язык оказался сродни иностранному, и следующим шагом у нас было издание русско-телеутского словаря.

В последующие годы, особенно за последние шесть лет, благодаря инициативе ассоциации и при поддержке и взаимодействии Департамента культуры национальной политики, главы администрации Беловского района у нас изданы сборник телеутского фольклора, телеутский букварь, учебник по телеутскому языку в картинках, учебник "Родное слово", русско-телеутский разговорник и другие. Издание книги "Телеутский язык" Токмашова Михаила Георгиевича будет финансировать Департамент культуры национальной политики.

Что, однако, сегодня конкретно делается в Бековской средней общеобразовательной школе Беловского района? В настоящее время ведется преподавание родного телеутского языка. Обучение построено следующим образом: на уровне 2-го класса идет букварный период – изучение букваря; в 3–4-м классах – общение на родном языке; в 5–7-м классах – уроки телеутского языка. Но при обучении языку выявились следующие проблемы. Прежде всего недостаточное материальное обеспечение процесса обучения. У нас сегодня отсутствует элементарное оснащение кабинета для занятий, хотя кабинет телеутского языка у нас есть. Отсутствует методическая литература. Я сейчас озвучила перечень того, что мы издали. У нас ни к одному учебному пособию нет методического сопровождения. Недостаточное количество времени, отведенного программе для обучения телеутскому языку, – всего по одному часу в неделю. Также недостаточный уровень языковой среды. В школе языком межличностного общения даже среди учителей из числа телеутов является русский язык, и в быту большинство взрослых общается с детьми на русском языке.

Г.Д. Олейник

Какие предложения?

М.Ф. КОЧУБЕЕВА

Что мы предлагаем конкретно? Для повышения эффективности изучения родного языка сегодня необходима поддержка государственной власти, это однозначно. Далее – внедрение обучения на телеутском языке в школах либо общение в дошкольных учреждениях, создание системы преемственности. Достаточное материальное стимулирование труда преподавателей языков малочисленных народов и повышение квалификации (я говорю про учителей телеутского языка) в Республике Алтай, на что тоже нужны средства.

И, как большинство присутствующих здесь представителей коренных малочисленных народов, я надеюсь, что сохранение языков наших малочисленных народов не на словах, а на деле будет отнесено к задачам государственной политики. Благодарю за внимание.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Слово предоставляется Семеновой Светлане Степановне, директору Федерального государственного научного учреждения "Научно-исследовательский институт национальных школ Республики Саха (Якутия)"

Уважаемые коллеги, будем заканчивать прения или будем продолжать? Дадим слово коллеге Семеновой и перейдем к презентации, которая займет минут 40.

С.С. СЕМЕНОВА

Уважаемые коллеги, я – директор НИИ национальных школ Республики Саха (Якутия), где создан Центр развития кочевых образовательных учреждений. Но я бы не хотела сегодня об этом говорить. Я считаю, что на сегодня эти вопросы не так актуальны, как кочевые школы. А что касается кочевых школ, если господин председатель даст мне дополнительное время, я могу показать презентацию минут на 70. (Шум в зале.)

Г.Д. Олейник

Нет-нет. Пожалуйста, выступайте.

С.С. СЕМЕНОВА

Если не получится, вы можете взять копии презентации, а президиуму я могу подарить книги о кочевых школах.

Г.Д. Олейник

Вот это будет правильно.

С.С. СЕМЕНОВА

Спасибо.

Я хочу поделиться с вами своими размышлениями о качестве этнокультурного образования детей из числа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, потому что мы должны смотреть на вопросы образования на шаг вперед. Не просто, чтобы были уроки, учебники, а заботиться о качестве этнокультурного образования.

Понятие качества современного образования очень емкое и включает в себя различные аспекты в зависимости от наших образовательных потребностей и запросов. Как граждане многонационального государства, в понятие качества образования мы включаем поликультурную, в том числе этнокультурную составляющие. В настоящее время эти понятия, эти компетенции еще не представлены в требованиях федерального государственного образовательного стандарта, но мы имеем определенное представление о них и должны описать и добиться внедрения федерального государственного образовательного стандарта.

Под этнокультурной компетенцией мы понимаем владение родным языком, ценностями, традиционными знаниями конкретного этноса. При этом у каждого может быть свой набор понятий. Для обеспечения качества образования очень важно уточнение этих представлений, так как качество образования в первую очередь связано с удовлетворением потребностей каждого участника образовательного процесса, а также определенных слоев общества.

Сегодня качество образования определяется и результатом переговоров всех заинтересованных сторон относительно требований к образовательным результатам, которые отражаются в формулировке образовательных целей и задач. Поэтому без помощи Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, без региональных филиалов мы не сможем определить, что же это такое – качество этнокультурного образования этих народов. На наш взгляд, качество образования детей из числа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока будет иметь несколько иной набор критериев, чем у детей из числа более крупных этносов, таких как татары, башкиры, чуваши, якуты. Но с другой стороны, удовлетворение их этнокультурных образовательных потребностей требует максимального внимания со стороны федеральных властей, вложения определенных финансовых средств федерального бюджета и привлечения интеллектуального потенциала научного и педагогического сообщества.

Качество образования предполагает трансформацию этих требований в миссию целей и задач образовательных программ конкретных образовательных учреждений. Причем термин "образовательная программа" сегодня включает в себя базисный учебный план, примерную программу учебных курсов, программу социализации и воспитания детей, программу развития универсальных учебных действий. Все эти документы должны учитывать специфику образования детей коренных малочисленных народов.

Также мы должны обратить внимание, что серьезную проблему создает то, что правовой статус и лингвистический корпус родных языков коренных народов находятся на разных уровнях. Если степень кодифицированности некоторых языков достаточно высокая, имеет устойчивую литературную норму, то языки коренных малочисленных народов Севера еще не достигли междиалектной консолидированности между носителями языков даже внутри регионов.

Отсутствие единой литературной формы и нормы в языках коренных малочисленных народов представляет серьезную проблему не только их языковой и этнической консолидации, но и в школьном образовании. Обучение на родном языке может обеспечить только литературный язык. Получение общего образования на родном языке возможно при достаточно развитой системе языка. К сожалению, корпус языков коренных малочисленных народов не позволяет организовать качественное обучение на этих языках. В этой ситуации изучение таких языков в школе как учебный предмет становится единственным способом их сохранения и развития. Кроме того, только изучение языка в школе может способствовать формированию литературного языка.

Г.Д. Олейник

Светлана Степановна, у Вас одна минута.

С.С. СЕМЕНОВА

Также мы должны учитывать, что доступность качественного образования означает государственные гарантии обучения на учебно-материальной базе с использованием современного учебного оборудования, бесплатного пользования учащимся различными библиотеками и интернет-ресурсами.

В связи с этим особого внимания требует создание современных учебных кабинетов родного языка и культуры коренных малочисленных народов. Эту проблему можно решить за счет федеральных целевых программ путем приобретения учебно-наглядного оборудования, издания произведений писателей Севера, детской литературы на языках народов, различной справочной литературы, разработки мультимедийных пособий и учебных аудиовидеоматериалов. Но это надо формировать именно как учебный кабинет.

Дальше мы должны иметь в виду, что для обеспечения высокого уровня образования важен контроль за качеством этнокультурного образования и функционированием родных языков в системе общего образования, постоянное наблюдение и мониторинг. Для этого мы должны создать центр мониторинга образования коренных народов.

Г.Д. Олейник

Светлана Степановна, у Вас одна минута. Мы ждем от Вас предложений.

С.С. СЕМЕНОВА

Я хочу как раз высказать предложения. Нам нужен центр мониторинга по образованию коренных народов Севера. Также мы должны обратить внимание на то, что основная причина современного состояния образования коренных народов связана именно с проблемами в управлении образованием, со степенью подготовленности управленческих кадров по вопросам сохранения и развития родного языка и культуры. Поэтому необходимо подготовить методические руководства для руководителей системы этнокультурного образования, скорректировать программы их подготовки. Это основные предложения.

И также хочу обратить ваше внимание, что качество образования сегодня означает также создание системы непрерывного образования, о которой говорил Андрей Васильевич. Не только в школе мы должны обучать исчезающим языкам, не только школа несет ответственность за обучение исчезающим языкам, но и каждый человек в любом возрасте может и, скорее всего, должен изучать свой родной язык.

Также я хочу отметить, что стратегических целей и задач образования можно достигнуть только при постоянном взаимодействии системы образования с широкой общественностью, в том числе международной, и различными структурами государственной власти и средствами массовой информации. И поэтому я сегодня выражаю благодарность Бюро ЮНЕСКО в городе Москве за то, что они нам помогли реализовать проект "Кочевая школа".

Также разрешите выразить благодарность комитету Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов за то, что он организовал парламентские слушания именно в Международный год родных языков. Я считаю, что это вклад Совета Федерации в развитие родных языков. Спасибо.

Г.Д. Олейник

Спасибо за добрые слова.

Уважаемые участники парламентских слушаний! Мы с вами завершили прения, и, прежде чем перейти к принятию итоговых рекомендаций наших парламентских слушаний, позвольте предложить вашему вниманию презентацию букваря уйльтинского языка. На наш взгляд, весьма символично, что сейчас мы не только обсуждаем проблемы образования и сохранения родных языков коренных малочисленных народов, но и покажем, как на практике в Сахалинской области решаются задачи сохранения одного из исчезающих языков – уйльтинского, являющегося родным языком народа óроки, или уйльта, как они сами себя называют. Проживают ороки на острове Сахалин, преимущественно на восточном побережье, в северной и центральной его частях. По данным переписи 2002 года, численность народа уйльта, или ороки, составила всего 346 человек. По вполне понятным причинам у ороков очень остро стоит проблема сохранения родного языка.

Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов поддержал инициативу нефтедобывающей компании "Сахалин Энерджи", являющейся одним из операторов международных проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2", провести презентацию изданного букваря уйльтинского языка в рамках сегодняшних парламентских слушаний.

Благодаря совместным усилиям ученых, органов государственной власти Сахалинской области, Регионального совета уполномоченных представителей коренных малочисленных народов Сахалина и компании "Сахалин Энерджи" подготовлен и издан уникальный учебник – "Букварь уйльтинского языка". Тем самым сделан конкретный шаг в сторону сохранения и развития исчезающих языков коренных малочисленных народов. А будет жить язык – будет и возрождаться народ, говорящий на этом языке.

Позвольте предоставить слово для выступления Сапожникову Олегу Яковлевичу, начальнику управления по связям с общественностью компании "Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд.".

Я тоже попрошу покороче, на основных моментах сосредоточить Ваше внимание.

О.Я. САПОЖНИКОВ

Мое выступление будет посвящено не только уйльтинскому букварю, но и истории его создания. Но я буду говорить коротко, как просил Геннадий Дмитриевич.

Вы просмотрели ролик. История вопроса заключается в следующем. Издание уйльтинского букваря является лишь одним из элементов плана содействия, который реализуется совместно администрацией Сахалинской области, компанией "Сахалин Энерджи" и Региональным советом уполномоченных представителей коренных малочисленных народов. Это один из передовых проектов создания трехстороннего соглашения, в соответствии с которым реализуется целый ряд проектов, не только связанных с букварем. Несколько слов о том, как мы пришли к этому.

В мае 2005 года началась разработка плана содействия развитию коренных малочисленных народов севера Сахалина (далее я буду называть его – план содействия). Мы изначально взяли за одно из непременных условий соответствие плана требованиям Оперативной директивы Всемирного банка 4.20 "Коренные народы". И, если мы говорим о предложениях, в качестве одной из рекомендаций хотелось бы указать, чтобы подобные схемы взаимоотношений с коренными народами существовали не только во Всемирном банке, но и в каких-то российских экономических структурах. План этот первый, и пока единственный на Сахалине, насколько мне известно, и в других регионах тоже, поскольку существуют двусторонние соглашения компании с администрациями. Трехсторонних, с участием именно Совета коренных малочисленных народов, нет.

В разработке проекта принимали участие представители коренных народов, органов власти и общественных неправительственных организаций. При разработке плана содействия также были проведены три раунда согласований непосредственно с коренным населением в местах компактного проживания населения Сахалина. Примечательно, что сам процесс, хотя он и занял достаточно долгое время, получил высокую оценку со стороны Европейского банка реконструкции и развития в силу своей открытости и тщательности подготовки. Какие цели ставит план?

Первое – это предотвращение или снижение негативных воздействий, связанных с разработкой проекта. Проект гигантский, достаточно сказать, что трубопровод проходит через весь Сахалин. С началом старта проекта компания займет порядка 6 процентов мирового рынка сжиженного природного газа. О его масштабе может свидетельствовать то, что в пиковые моменты на объектах компании одновременно работало больше 25 тысяч человек. Подобное воздействие при всем стремлении его снизить так или иначе оказывает негативное воздействие. Поэтому основная цель – предотвращение снижения негативных воздействий, связанных с проектом. Вторая цель – внести существенный вклад в улучшение качества жизни коренных народов через программы социального развития с учетом культурных особенностей и требований устойчивого развития. И третье – развитие потенциала общин и самих представителей коренных малочисленных народов через участие в управлении этим планом.

Далее я просто расскажу, как это реализовывалось. 25 мая 2006 года было подписано трехстороннее соглашение о запуске плана содействия. В соответствии с планом 1,5 млн. долларов было выделено компанией и передано в управление наблюдательному совету, который был сформирован на трехсторонней основе. Деньги выделяются ежегодным траншем по 300 тыс. долларов, но хочу сразу сказать, что этой суммой вовсе не ограничивается участие компании, дело в том, что сюда не входят ни административные, ни иные расходы, связанные с выполнением этого плана. И, кроме того, компания ведет очень большие социальные проекты, связанные с общесахалинскими, скажем так, проблемами. Ну, приведу в качестве примера одну цифру. Фонд инфраструктурных вложений компании в развитие Сахалина составил 400 млн. долларов.

Мы изначально рассматривали план содействия как первый из подобного рода планов. То есть, несмотря на то что план рассчитан на пять лет, мы предполагаем, что он будет продолжен и будет действовать в течение всего периода существования проекта. Естественно, каждые пять лет он будет так или иначе адаптироваться с учетом экономических и иных реалий. За два года с начала работы было реализовано более ста проектов на общую сумму свыше 15 млн. рублей. Хочу сразу отметить, что все проекты, которые были реализованы, были разработаны и выбраны самими представителями коренных народов.

Еще хотел отметить такой момент. В нашей компании существует специальный отдел по работе с коренными малочисленными народами, там работают представители коренных малочисленных народов. Сама деятельность осуществляется по следующим направлениям: программа социального развития, поддержка традиционной экономической деятельности и конкурс мини-грантов.

Еще один аспект указывался сегодня некоторыми выступающими – необходимость мониторинга работы с коренными народами. Особенностью нашего плана является наличие внешнего независимого мониторинга. Не мы выбирали этого аудитора, он был рекомендован нам кредиторами. Один раз в шесть месяцев известный антрополог Грегори Гульдин приезжает к нам, ездит по острову, общается с коренным населением, с представителями власти, с представителями компании и после этого дает очень качественный и полный аудиторский отчет о состоянии дел в связи с выполнением плана содействия. (Если кому интересно, то все эти отчеты на русском и английском языках имеются на сайте нашей компании.)

Кроме того, мы привлекали также специалистов Института этнологии и антропологии Российской академии наук. К нам приезжал академик Тяжков вместе с группой, они оценивали проектную документацию нашего проекта с точки зрения воздействия на коренные народы.

Буквально несколько слов о проектах, реализованных в рамках этого плана. Я не буду их все перечислять, их, как я уже сказал, больше 100, сосредоточусь на тех, которые связаны с образовательными и культурными программами. Одним из направлений является содействие в получении высшего и среднего специального образования. Уже упоминалось о том, что у представителей коренных народов не хватает денег на то, чтобы получить платное образование. В 2008 году обучение 27 человек, которые обучаются на договорной основе, финансируется за счет этого плана.

Существует отдельная программа подготовки медицинских кадров из представителей коренных малочисленных народов. В этом году обучаются семь человек. Чтобы вы себе представляли, приведу цифры. Всего на Сахалине представителей коренных малочисленных народов – 3,5 тысячи человек, они составляют 0,7 процента населения. То есть эти довольно небольшие, как кому-то, возможно, кажется, показатели подготовки кадров довольно существенны в масштабе самой проблемы. Кроме того, ежегодно выплачиваются материальная помощь и стипендии студентам и учащимся. Например, в 2008 году их получили 133 студента.

Отдельная программа содействия образовательным учреждениям – помощь в оснащении детских садов, школ, школ-интернатов, а также содействие учреждениям культуры, на базе которых проводятся внешкольные занятия и традиционные мероприятия. В качестве примера можно привести проект, реализованный совместно с администрацией Сахалинской области, – Поронайский лицей технологий традиционных промыслов народов Севера. Это единственный лицей такого плана на Сахалине. Еще раз повторю, что это наш совместный проект, в нем многие участвовали, мы взяли на себя финансирование части работ.

Что касается сохранения собственно культуры коренных малочисленных народов, хочу отметить два проекта. Первый – это перезапись на цифровые носители аудиозаписей фольклорных текстов из архива Крейновича, что позволяет сохранить уникальные образцы нивхского фольклора. И проект, который только что мы начали реализовывать – "Легенды и мифы Сахалина для будущих поколений". Обработка личного архива Отаиной производится носителями нивхского языка, как амурского, так и восточно-сахалинского диалектов. В этой работе принимают участие специалисты Института лингвистических исследований Российской академии наук Санкт-Петербурга, некоторые из них присутствуют в этом зале.

Кроме того, естественно, мы занимаемся и поддержкой традиционной экономической деятельности. В основном это проекты, направленные на самообеспечение семей, обеспечение их техникой и так далее. У нас есть интересный проект "Возрождение и развитие нивхского собаководства", которым, кстати, занимается Владимир Михайлович Санги.

В целом мы удовлетворены тем, как развивается наш план. И у нас есть все основания считать его успешным. В частности, в 2007 году Международная финансовая корпорация (это подразделение Всемирного банка по работе с частным сектором) указала на сахалинский план содействия как на модель международной практики, в отличие, скажем, от России. Сегодня уже указывалось на необходимость пропаганды позитивного опыта. Международная финансовая корпорация ежегодно издает рекомендации, которые рассылаются во все кредитные учреждения и в которых отмечается, какие имеются хорошие примеры. Вот мы – один из тех хороших примеров, которые рекомендованы к распространению по всему миру.

И здесь можно даже немножко пошутить, что мы начинали сначала как ученики и внимательно изучали эту операционную директиву Всемирного банка. Сначала к нам приезжали люди, которые нас учили, рассказывали, как надо действовать, а в последнее время ситуация немного изменилась. Скажем, в конце прошлого года уже к нам приезжали представители коренного населения Аляски и изучали опыт взаимодействия коренных народов и разработчиков нефтегазовых проектов.

Г.Д. Олейник

Хорошо. Мы дадим еще возможность выступить Вашим коллегам.

О.Я. САПОЖНИКОВ

Да, поэтому я перейду к следующему.

Г.Д. Олейник

Они хотят еще выступить, вот в чем дело. Поэтому Вы, пожалуйста, ориентируйтесь по времени.

О.Я. САПОЖНИКОВ

Относительно плана содействия хочу сказать, что в этом году он был отмечен и в России Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, получил диплом Министерства регионального развития и администрации Хабаровского края. Ну и будем говорить, что для нас он тоже был небесполезным, потому что когда мы получали крупнейшее в истории России финансирование в этом году, нашими кредиторами учитывалось и позитивное отношение компании к решению тех или иных социальных проблем, в том числе и проблемы коренных народов.

Одно из направлений (возвращаясь уже, собственно, к теме, о которой мои коллеги более подробно расскажут, о направлении плана содействия) – это сохранение языков и культуры коренных малочисленных народов. Мы изначально работали вместе с Институтом этнологии и антропологии Российской академии наук, Институтом лингвистических исследований Российской академии наук, Университетом Хоккайдо и Европейским исследовательским центром по мультикультурализму и изучению языка, находящимся в Голландии.

В качестве одной из болевых точек была, например, выбрана проблема языка уйльта, который вплоть до начала 2000-х годов не имел фиксированной письменности.

До букваря в 2003 году был издан русско-орокский или орокско-русский словарь. Тут уже сказали, что уйльта и ороки – это синонимы. Над букварем в течение 15 лет работали ученые из России и Японии, это действительно совместный проект. Большую роль, и я думаю, что решающую роль сыграли энтузиасты из народа уйльта. Некоторые из них присутствуют здесь, носители языка, которые вложили душу в создание этого проекта. И благодаря плану содействия, благодаря совместным усилиям администрации области, компании и Регионального совета коренных малочисленных народов этот букварь, собственно говоря, и был издан в рамках плана содействия.

Здесь стоит отметить, что само издание книги очень важно для тех людей, которые будут читать эти буквари. Но для изменения отношения к проблемам коренных малочисленных народов было важно, чтобы это мероприятие стало значимым. Администрация области вместе с нами организовала торжественную церемонию, посвященную изданию этого букваря. Были приглашены ученые, этнологи и лингвисты. Ученые прочитали, кроме того, лекции о культуре коренных народов для студентов сахалинских университетов. Они встречались с общественностью. Это была целая массовая акция. И стоит отметить, что было привлечено на удивление большое внимание средств массовой информации, причем не только российских, но и зарубежных.

Одной из задач издания букваря было также повысить интерес жителей самого Сахалина к самобытной культуре коренных народов. Здесь уже называлась эта проблема: коренные народы у нас составляют 0,7 процента всего населения, и поэтому было очень важно донести до других, как тут было сказано, иноэтнических общин сам факт наличия проблемы. Мы вложили в это очень большую волю и большие ресурсы, в частности мы показывали специальные рекламные ролики о букваре уйльта. Они идут буквально 20 секунд, поэтому я попрошу их включить. (Демонстрация ролика.)

Чередовалось несколько роликов, они вызвали очень позитивную реакцию со стороны коренных малочисленных народов, а также жителей Сахалина.

Ну, я завершаю свое выступление. (Вижу Геннадий Дмитриевич очень так смотрит… Я понимаю, у него задача такая.)

Хочу сказать, что этим не исчерпывается наша программа поддержки культуры коренных малочисленных народов, в частности, нами реализуется еще такая программа, материалами которой я бы хотел поделиться непосредственно с Геннадием Дмитриевичем.

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Мы чрезвычайно высоко ценим Ваш…

О.Я. САПОЖНИКОВ

(Говорит не в микрофон, не слышно. Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

О.Я. САПОЖНИКОВ

А еще мы хотели подарить Вам сам букварь. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Мы чрезвычайно высоко ценим тот вклад, который внесла компания в дело сохранения и восстановления языков коренных малочисленных народов Севера. Пока это только единственный пример у нас в стране, когда компания не только читает директивы Всемирного банка о правильных взаимоотношениях с коренными народами, но и строит правильные отношения. Это очень похвально. И мы сделаем всё возможное для того, чтобы опыт компании пропагандировать и тиражировать на всей территории нашей страны.

Спасибо вам большое за ту работу, которую вы делаете.

Я думаю, что будет правильным, если теперь несколько слов скажут представители администрации Сахалинской области и представители Регионального совета уполномоченных представителей коренных малочисленных народов Севера.

Слово предоставляется Королевой Екатерине Алексеевне, начальнику отдела коренных народов Севера аппарата администрации Сахалинской области.

Очень коротко, потому что всё понятно, всё очень здорово сделано, тут, по-моему, ни убавить, ни прибавить.

Е.А. КОРОЛЕВА

Постараюсь все-таки прибавить. На территории Сахалинской области работает очень много различных нефтяных компаний, которые ведут промышленное освоение наших богатейших природных ресурсов. Все эти компании находятся на разных этапах развития своей деятельности. К чести компании "Сахалинская энергия" надо сказать, что это компания, которая признает фактор негативного воздействия на территории исконной среды обитания коренных народов Севера Сахалина.

И главное достоинство, на мой взгляд, плана содействия развитию, о котором сейчас говорил Олег Яковлевич, заключается в том, что любой представитель коренного этноса имеет полное право на поддержку в рамках этого плана содействия. Это первое.

Второе. На мой взгляд, мы все стали участниками исторического события, потому что действительно издание букваря уйльта для малочисленного, вымирающего этноса – это замечательное событие. Мы все в Сахалинской области этим гордимся, потому что мы были у истоков создания этого плана, разрабатывали его (мы сегодня приехали, нас целая делегация) и сегодня мы реализуем этот план содействия. Действительно, это пилотный проект, возможно, первый в мире, когда три стороны – и администрация Сахалинской области, и компания "Сахалин Энерджи Инвестмент Компани", и Региональный совет уполномоченных представителей коренных малочисленных народов Севера – являются равноправными партнерами, равноправными участниками этого процесса реализации плана. То есть коренные народы Севера Сахалина доказали, что они могут вести диалог, разрабатывая этот план, и сегодня участвуют полностью в структуре управления планом. Вот такой опыт, и, конечно, нам приятно сегодня с вами этим поделиться. Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо и Вам за ту настойчивость, которую Вы проявили в решении этого вопроса. Я думаю, что роль администрации Сахалинской области в реализации этого проекта тоже была весьма и весьма существенной.

Е.А. КОРОЛЕВА

Конечно… (Не слышно, говорит с места.)

Спасибо.

Г.Д. Олейник

Слово предоставляется Лиманзо Алексею Геннадьевичу, председателю Регионального совета уполномоченных представителей коренных малочисленных народов Севера.

Просьба коротко, ясно и доходчиво нам все рассказать.

А.Г. ЛИМАНЗО

Спасибо, Геннадий Дмитриевич.

Во-первых, практика наших взаимоотношений с промышленными компаниями на Сахалине имеет уже свою историю. Многие, наверное, знают о тех первых шагах, которые были сделаны. Но я хотел бы отметить, что очень важно участие передовых компаний в работах на Сахалине. Под словом "передовые" я имею в виду компании, не только применяющие какие-то экологические стандарты, но и руководствующиеся теми международными принципами, при которых сегодня необходимо развивать взаимоотношения с коренными народами. Компания "Сахалинская энергия" на сегодняшний день является компанией, с которой мы на достойном уровне ведем тот диалог, в результате которого план содействия и реализуется.

Самая важная стратегическая задача плана содействия – это то, что сегодня мы имеем возможность развивать потенциал общественных формирований коренных народов, о чем тоже сегодня много говорилось. Целью этого плана является то, что в будущем коренные народы должны обеспечить возможность реализации подобного рода программ самостоятельно. Мы должны уйти от той оставшейся от советских времен системы, когда формирование подобного рода программ шло сверху и только формально согласовывалось с представителями коренных народов.

В связи с этим мы хотим выразить благодарность компании "Сахалинская энергия", администрации Сахалинской области за ту поддержку, которую они нам оказали.

Еще хотелось бы попросить, конечно, органы федеральной власти вот о чем. Учитывая выход букваря уйльтинского языка, необходимо создать условия (кроме тех вопросов, которые были сегодня озвучены) для сохранения среды обитания, среды жизнеобеспечения коренных народов, при которых этот язык будет востребован и при которых он формировался исторически. Только при решении вопросов, связанных с сохранением исконной среды обитания, возможно дальнейшее сохранение и развитие уйльтинского и других языков. Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо. Вы очень правильно акцентировали наше внимание на том, что если не будет создано условий для жизни людей, то и язык не нужен будет.

Слово предоставляется Бибиковой Елене Алексеевне, соавтору букваря, представителю народа уйльта. (Аплодисменты.)

Е.А. БИБИКОВА

Вот… (Не слышно.) Поговорим по-уйльтински. Встал вопрос, как же назвать книгу? Букварь? Вроде как неинтересно. Уйльта дайрису (говорим по-уйльтински) – это самое правильное, потому что она адресована не только детям, но и взрослым, которые хотят научиться своему языку. Не только взрослым этой национальности, но может даже и другим, может и ученому миру она пригодится.

Уйльта… (говорит по-уйльтински). Вот такое обращение мы сочинили к детям, к своим сородичам, с которыми постоянно общаемся, чтобы они не забывали свой язык, чтобы учили, берегли его. Все наши сахалинцы внесли свою лепту в издание этого нашего букваря. Теперь дело, конечно, за нами. Какое будущее ожидает этого нашего маленького ребенка? Все зависит, конечно, от нас.

Букварь рассчитан… Я тоже готовила доклад, но сегодня в докладах выступающих я услышала эти мысли и решила на этом больше не заострять внимание. Те же у нас проблемы, как и у всех. И мы тоже понимаем их и считаем, что только от нас зависит, как дальше пойдет обучение или восстановление, вхождение языка в свой народ. Вот, пожалуй, так. Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

И, наконец, слово предоставляется Певнову Александру Михайловичу, ведущему научному сотруднику Института лингвистических исследований Российской академии наук, город Санкт-Петербург.

А.М. ПЕВНОВ

Мне уже казалось, что я не буду выступать, поэтому я расслабился немножко.

Г.Д. Олейник

Ну, я думаю, если Вы коротко расскажете нам…

А.М. ПЕВНОВ

Да. Я тренировался, минуты три-четыре, вроде так получается… Можно?.. (Оживление в зале.)

Г.Д. Олейник

Это допустимо.

А.М. ПЕВНОВ

Хорошо. Появление букваря и соответственно письменности у народа уйльта – это, безусловно, событие абсолютно экстраординарное. Во-первых, уйльта – это один из самых малочисленных, супермалочисленных народов нашей страны. Здесь говорили, что там 300 человек с небольшим, ну, в общем, 300-то точно есть… Во-вторых, на языке уйльта, как я сам мог убедиться недели две или три назад, когда был на Сахалине, способны говорить полтора, от силы два десятка человек. При этом довольно условно, такт как что такое "говорить" – это вопрос особый.

Уйльта не повезло, что их так мало. Вообще мало, а говорящих на их языке – крайне мало. Но в то же время им и повезло. Букварь сделан в основном японским профессором, удивительно талантливым человеком, (ему уже сейчас 88 лет) профессором Дзиро Икегами, живущим в Саппоро. Букварь сделан в высшей степени профессионально и качественно, а сама книга вышла в свет в идеальном полиграфическом оформлении благодаря финансовой поддержке компании "Сахалинская энергия". Надо сказать, что без поддержки "Сахалинской энергии" букварь вообще вряд ли был бы издан. И я прекрасно помню, как долго рукопись лежала без движения и каких усилий это стоило многим и на Сахалине, и в Петербурге.

Было бы наивно считать, что появление букваря уйльта возродит язык уйльта. Знание языка бывает естественным, от родителей, и бывает искусственным, причем во втором случае возможны самые разные ступени, степени владения этим языком.

На мой взгляд, главная цель букваря уйльта – не столько учить, сколько разбудить, стимулировать национальное самосознание как детей, так и взрослых. Букварь уйльта – это своего рода этническая икона. Это очень сильное средство, так сказать, этнотерапия. Средство, которое может смягчить то, что я бы назвал этнодепрессией, то есть подавленностью чувства собственного этнического достоинства. Я уверен, что языком народа уйльта будет и, пожалуй, уже фактически является русский язык. В этом нет ничего плохого, народы переходили и переходят на другие языки, и при этом вовсе необязательно теряют свою, как сейчас модно говорить, идентичность. Букварь уйльтинского языка и должен служить, на мой взгляд, сохранению и укреплению этой самой идентичности или, иначе, национального самосознания. Этнос возникает, когда появляется этническое самосознание, когда же этническое самосознание исчезает, исчезает и этнос.

Что еще может поддерживать и укреплять национальное самосознание народа уйльта? Думаю, что в значительной степени это публикация фольклорных текстов. Это второй после букваря важнейший шаг поддержки национального самосознания. Фольклорные тексты – это история, это культура, это своеобразная философия народа. К сожалению, фольклор народа уйльта уже практически не воспроизводится, то есть наступила (я бы сказал такое страшное слово) фольклорная смерть. К большому сожалению, потому что я недавно убедился, насколько богат фольклор этого маленького, численно маленького народа.

На мой взгляд, задача на ближайшие годы – собрать все то, что было когда-то записано, и опубликовать это. Записано было довольно много. В 1949 году была организована экспедиция на Сахалин, через четыре года после освобождения Южного Сахалина. В экспедиции участвовала сотрудница нашего института Клавдия Александровна Новикова. Осталось много текстов. Мы договорились с ее дочерью о том, что она передаст эти тексты для публикации. Кроме того, Лидия Ивановна Сем, Таисия Ивановна Петрова записывали много текстов. Одним словом, есть что публиковать. Это будет очень толстый сборник. И мы его, возможно, так и назвали бы "Уйльтинский фольклорный сборник". Это было бы идеально. (При этом у меня большая надежда на финансовую поддержку компании "Сахалинская энергия".) Спасибо. (Аплодисменты.)

Г.Д. Олейник

Спасибо.

Уважаемые коллеги, подошло время заканчивать наши парламентские слушания. Вы имели возможность ознакомиться с проектом рекомендаций, подготовленных на основе тех материалов, которые мы получили с мест. В процессе сегодняшнего обсуждения появились новые предложения, которые будут учтены при окончательной подготовке рекомендаций. Самое главное, что эти рекомендации будут направлены в Правительство, в субъекты Российской Федерации. Самое главное то, что наши рекомендации – не просто теоретический трактат, а в них использован опыт сотрудничества крупнейшего недропользователя – компании "Сахалин Энерджи" с коренным населением, проживающим на территории недропользования. И опыт, я считаю, уникальный, который должен быть распространен в целом. Я уже говорил и повторюсь, что можно читать директивы Всемирного банка, они очень хорошие и связаны с тем, как строить взаимоотношения с коренным населением, а можно следовать этим директивам. Так вот, у нас пример как раз того, как компания следует этим директивам в своей практической деятельности.

Еще раз всем спасибо. Откорректированные рекомендации наших парламентских слушаний будут направлены всем участникам. Пожалуйста.

РЕПЛИКА

Спасибо.

Дорогие друзья! Это вообще уникальное событие сегодня. Я хотел бы…

Г.Д. Олейник

Вы знаете, вообще-то вторые парламентские слушания мы не открываем. Поэтому по ведению можно сказать.

РЕПЛИКА

Я не открываю, я выскажу только одно предложение.

Мы, представители малочисленных народов, страдаем сегодня от невнимания промышленных компаний. Что творится в Южной Якутии? Дошли до суда. Принимаются разные меры, но ожидаются очень страшные последствия. И от промышленных компаний – ноль внимания. Поэтому у меня просьба к Совету Федерации указать в рекомендациях, что необходимо передать опыт "Сахалиннефти" компаниям, ведущим промышленную разработку в районах проживания народов Севера.

Г.Д. Олейник

Спасибо, что ваше предложение совпало с нашими намерениями.

Спасибо всем. До свидания. Счастливого пути.

_____________

1.doc 21.9.2013 21.9.2013

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. И свобод коренных малочисленных народов

    Доклад
    Доклад Уполномоченного по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае «О соблюдении конституционных прав и свобод коренных малочисленных народов на территории Красноярского края в 2010 году».
  2. Комитет по вопросам малочисленных народов Севера (1)

    Документ
    Биобиблиографический справочник «Ученые обско – угорских народов» – это первая попытка представить развитие науки малочисленных народов ханты и манси в персонах.
  3. Комитет по вопросам малочисленных народов Севера (2)

    Документ
    Биобиблиографический справочник «Ученые обско – угорских народов» – это первая попытка представить развитие науки малочисленных народов ханты и манси в персонах.
  4. Администрация муниципального образования город Салехард постановление (1)

    Документ
    В целях реализации мер, направленных на содействие устойчивому развитию коренных малочисленных народов Севера муниципального образования город Салехард и руководствуясь Уставом муниципального образования город Салехард,
  5. Развития образования Республики Саха (Якутия) на 2007-2011 гг

    Документ
    Научное изучение языков коренных народов Якутии началось в первой половине XIX века. Языковое строительство в Республике Саха характеризовалось как практическая деятельность специалистов, направленное на создание, совершенствованию

Другие похожие документы..