Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Петр Великий родился 30 мая 1672 года. На четвертом году он осиротел, так как царь Алексей Михайлович умер. Петр остался на попечении матери. Первона...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена в отделе техники и технологии добычи нефти и газа ООО «ПермНИПИнефть» и на кафедре «Нефтегазопромысловое оборудование» Уфимского гос...полностью>>
'Инструкция'
Препарат предназначен для внутримышечного и внутривенного введений. Раствор для парентерального введения готовят ex tempore и используют сразу после п...полностью>>
'Документ'
И.С.Резникова, эксперт   Региональной общественной организации Спортивно-оздоровительное общество "Парусная Академия", г. Таганрог, Ростовс...полностью>>

И. Ефимов, Д. Петров аркадий северный, советский союз! Игорь Ефимов, Дмитрий Петров

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И. Ефимов, Д. Петров

АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ, СОВЕТСКИЙ СОЮЗ!

Игорь Ефимов, Дмитрий Петров

Аркадий Северный, Советский Союз!

Самиздат, 2007

Санкт-Петербург – Киев

http://www.blat.dp.ua/as2007/index.htm

FREE CONTENT!

Текст опубликован для свободного использования

© И. Ефимов, Д. Петров, 2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

От авторов 1

Вместо пролога 3

Глава первая "Лесопилка" 7

Глава вторая "Я просил бы Вас, маэстро, что-нибудь нам спеть…" 20

Глава третья "По чужому сценарию" 33

Глава четвёртая "Имени завода имени Степана Разина" 42

Глава пятая "Новые серии" 55

Глава шестая "1977 год" 78

Глава седьмая "Ремиссия" 92

Глава восьмая "Время прощаний" 114

Глава девятая "Начало легенды" 130


От авторов

Эта книга – итог двух лет работы и почти тридцати лет жизни…

И начало ей было положено ещё в далёкие 70-е годы, когда мы впервые услышали песни Аркадия Северного и были поражены их абсолютной "нереальностью" на фоне окружающей действительности соцреализма. Когда верили всем легендам об Аркадии Северном, и даже сочиняли их для себя сами.

Наше желание узнать о нём как можно больше было велико, и мы впитывали в себя мельчайшие подробности его жизни, порой не отличая истины от легенд…

Шло время… Появились сначала первые упоминания имени певца, досель запретного. Затем – первые статьи и воспоминания о нём… А потом и книга Михаила Шелега. Но все эти публикации зачастую противоречили и друг другу и сами себе. Вопросов было больше, чем ответов на них… и нам захотелось разобраться во всём самим. "Во всём", к сожалению, не получилось, но в итоге – получилась вот эта книга. Она, конечно, не является "научной" биографией Аркадия Звездина-Северного, как и не является каким-либо искусствоведческим трудом о его творчестве. Это просто наши размышления о судьбе подпольного артиста в советскую эпоху. В те времена, когда мы ещё жили все вместе в одной великой стране под названием "Советский Союз".

Естественно, мы старались писать о событиях в жизни Северного, насколько это возможно, объективно. Но когда мы давали музыкальные оценки концертам, или писали о своём впечатлении от них, то по определению не могли уйти от субъективизма. И всё же старались, чтобы книга отвечала своему названию "Аркадий Северный", а не превращалась в эссе "Ефимов с Петровым слушают Северного". Насколько это нам удалось – судить уже вам.

И, наконец, последнее, что хотелось бы отметить. Книга, которую вы сейчас держите в руках, состоялась только благодаря бескорыстной помощи очень многих людей. Одни из них поделились воспоминаниями об Аркадии Северном, другие – своими материалами и записями, третьи – просто добрым советом. Но мы не хотим сейчас как-то "делить" этих людей в зависимости от "внесённого ими вклада". Ведь порою одно, сказанное по делу, слово важнее многостраничных мемуаров. Мы просто перечислим всех "одним списком", строго по алфавиту: Константин Николаевич Беляев, Владимир Русланович Бойко, Яков Давидович Браславский, Николай Николаевич Браун, Евгений Михайлович Драпкин, Владимир Васильевич Ефимов, Наталья Аркадьевна Звездина, Виктор Николаевич Ильин, Александр Давидович Кавлелашвили, Евгений Валерьевич Кадников, Пётр Маркович Коваль, Александр Олегович Кожин, Виталий Алексеевич Корешков, Владислав Петрович Коцишевский, Николай Александрович Криворог, Владимир Михайлович Лавров, Сергей Иванович Лахно, Олег Викторович Лемяскин, Сергей Евгеньевич Лепешкин, Михаил Шахаимович Лоов, Владимир Георгиевич Лузгин, Владимир Александрович Мазурин, Сергей Иванович Маклаков, Анатолий Иванович Мезенцев, Эдуард Александрович Мольдон, Никита Вадимович Недоспасов, Лев Викторович Орлов, Яков Леонидович Петрушенко, Анатолий Петрович Писарев, Николай Николаевич Пушкарский, Фридрих Яковлевич Ревельсон, Сергей Владимирович Рубцов, Станислав Семёнович Сафонов, Генрих Соломонович Сечкин, Геннадий Евгеньевич Силкин, Борис Иванович Тайгин, Владимир Янович Урецкий, Рудольф Израилевич Фукс, Андрей Анатольевич Хекало, Борис Яковлевич Циммер, Сергей Валентинович Чигрин, Михаил Владимирович Шелег, Давид Григорьевич Шендерович, Владимир Дмитриевич Шестериков, Валерий Александрович Шорин, Геннадий Борисович Яновский. Спасибо вам всем, друзья! Без вашего участия этой книги просто б не было.

К сожалению, в этом списке нет нескольких имён, которые должны были бы обязательно присутствовать. Дело в том, что за время написания книги, ушли из жизни: Вячеслав Николаевич Андреев, Григорий Аркадьевич Бальбер, Станислав Яковлевич Ерусланов, Софья Григорьевна Калятина, Анатолий Прокофьевич Копров, Николай Серафимович Резанов, Владимир Иванович Тихомиров, Владимир Романович Шандриков. Пусть земля им будет пухом, а эти строки – нашей скромной данью их памяти…

Вместо пролога

"Вот в городе Иванове есть такая пересылочка…"

А. Северный, 1970-е гг.

10 марта 1939 года в Москве начал свою работу исторический XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии большевиков, на котором было заявлено о завершении строительства в СССР социализма и вступлении в период постепенного перехода к коммунизму. Весь советский народ с огромным воодушевлением внимал словам товарища Сталина о возможности построения коммунизма в одной стране.

А 12 марта этого же года в роддоме №1 города Иваново, под доносящиеся из репродуктора речи делегатов съезда, с криком и плачем на свет Божий появился Аркадий Дмитриевич Звездин – человек, о жизни и творчестве которого и пойдёт речь на этих страницах.

Впрочем, мы далеки от того, чтобы выискивать какой-то особенный символизм в совпадении этих событий… Ведь в то бурное время почти каждый день в жизни нашей страны был ознаменован какими-нибудь эпохальными свершениями. А эпоха была героическая и страшная… Кипят ударные стройки и идут политические процессы, растёт индустриальная мощь и ширятся просторы ГУЛАГа, уже зреет конфликт с Японией на Халхин-Голе и готовится подписание пакта Риббентропа-Молотова… Но не будем загружать читателя достаточно известными подробностями истории нашей страны. Пока вершатся все эти "эпохальные" события, простые люди всё-таки живут своей обычной жизнью. А в неё всё равно постоянно врывается тревожное дыхание времени… Вот и роддом №1, в котором родился Аркадий Звездин, в сентябре того же, 1939 года пал жертвой классовой борьбы, неизбежно усиливающейся и обостряющейся по мере продвижения к коммунизму. Как гласила официальная версия, он был подожжён злейшими врагами Советской власти – недобитыми троцкистами.

Но так уж устроен человек, что, несмотря на все беды и горести, он живёт и любит. И наплевать ему в такие минуты на все происки фашистов, троцкистов и чекистов! Каждому хочется получить хоть немного, хоть кусочек обычного человеческого счастья… Так и у Звездиных. В их семье – маленькая семейная радость. Очередное прибавление! Очередное – потому что Аркадий был далеко не первый, а немного забегая вперёд, скажем, что и не последний ребёнок в этой большой семье.

К сожалению, сохранилось очень мало достоверной информации о родителях Аркадия. Известно, что его отец – Дмитрий Иосифович Звездин, – занимал как до, так и после войны достаточно солидные и денежные по тем временам должности. Что позволяло его супруге Елене Макаровне не работать, а заниматься семейными делами и воспитанием детей. Которых было ни много, ни мало, а пятеро. Кроме Аркадия, это его старшие братья Лев и Валентин и сестра Людмила, а также родившийся уже после войны Михаил. И, как вы, наверное, уже поняли, проживало это многочисленное семейство в городе Иваново.

Иваново – город симпатичный, но совсем не примечательный… Пожалуй, самый непримечательный из всех областных центров Российской Федерации. Недаром простым советским людям известны об этом городе только два штампа, один краше другого: "родина первого Совета рабочих депутатов", и "город невест"… Но штампы – штампы и есть, и они, как уж водится, в очень малой степени отражают действительность. А действительность была такова, что Иваново, как ни крути, – город без особо выдающейся истории, с немногими провинциальными достопримечательностями и такими же культурными особенностями… По сути – гигантский рабочий посёлок, которому присвоили статус областного центра. И это, пожалуй, и было главной "особенностью" города Иваново, определившей во многом и стиль местной жизни, и менталитет местного населения. Впрочем, мы не будем подробно на этом останавливаться, поскольку к семье Звездиных всё это не имеет почти никакого отношения. Они не были коренными жителями Иваново, и приехали в этот пролетарский город, когда Партия, во вполне обычной для того времени манере, "бросила" сюда Дмитрия Иосифовича на очередной руководящий пост. И так бы и руководил он, наверное, если бы не Великая Отечественная.

Хотя, по большому счёту, война до Иваново не дошла… Не было ни блокады, ни осады. И по сведениям, почерпнутым нами из местной печати, за всю войну на Иваново вообще упала только одна бомба. Причём случайная. С самолёта, летевшего бомбить город Горький… Мы, конечно же, не знаем, как всё это воспринималось совсем ещё маленьким Аркашей Звездиным, но в это военное время в Иваново происходили события, которые, вполне возможно, могли как-то и отложиться в его памяти… К примеру, то, что в Иваново вывозились дети из блокадного Ленинграда. Или же прибытие из Алжира французских лётчиков, которые осваивали советские самолёты для того, чтобы отправиться на фронт в составе эскадрильи "Нормандия – Неман" с аэродрома под весьма символичным названием "Северный". Но мы не будем фантазировать по данному поводу, а скажем только, что в отличие от творчества его сверстника Владимира Высоцкого, военная тематика у Северного практически отсутствовала. Хотя сама война, конечно же, не обошла семью Звездиных.

Дмитрий Иосифович, которому довелось повоевать ещё в Гражданскую, с первого дня войны просится на фронт. В двадцатые годы он был комиссован по болезни, и поэтому призвали его не сразу. Но, тем не менее, прошёл он почти всю войну, и только в 1946 году наконец-то вернулся домой. После того как почти год прослужил комендантом какого-то небольшого немецкого городка. И 1 сентября этого же года Аркаша идёт в первый класс Ивановской школы № 39. Которая располагалась совсем недалеко от дома на Союзной улице, где и жила семья Звездиных – в Первом Рабочем посёлке. Во второй половине 40-х годов – это уже не окраина Иваново, но, конечно же, и далеко не центр города… Тихий спокойный район на южном берегу Уводи. Здесь всё рядом: несколько школ, больница, кинотеатр "Победа", Станция юных техников и… Хотели мы ещё написать, глянув на современную карту Иваново, – "…и зоопарк". Но зоопарка тогда ещё на этом месте не было, а был огромный пустырь, который, впрочем, представлял собой для ивановской детворы сущее раздолье. Здесь можно и покурить тайком от родителей и в картишки перекинуться, да и на гитарке сыграть что-нибудь этакое: "Приморили, суки, приморили…". А на гитаре Аркаша Звездин, по воспоминаниям родственников, начал бренькать уже лет в семь. И говорят – неплохо получалось у него. Для такого возраста. Научился он этому, скорей всего, у отца, который, согласно тем же воспоминаниям, довольно прилично музицировал.

О школьных годах Аркадия нам, практически, ничего неизвестно. В основном, сухая информация. Учился в 39-й мужской школе до 5-го класса. Перешёл в среднюю школу №25 (уже общую) и закончил её в 1956 году. Первый выпуск. Класс 10-Б. Вот и всё. Разве что можно ещё добавить свидетельство двоюродного брата Аркадия – Бориса Павловича Соловьёва: "Он не был хулиганом, вообще был тихий, не любил шумных компаний… Помню, у него всё время обувь была худая, я его через лужи переносил. Я-то на год старше был…"

В общем, вполне обычный "средний советский школьник". Разве что, чуть больше чем другие увлечённый музыкой и песнями. Вероятно, теми же самыми, что и большинство простых советских людей… Может, какими-то больше, какими-то – меньше. Но вряд ли можно говорить о каких-то серьёзных склонностях и предпочтениях у подростка! В таком возрасте всё поётся с удовольствием: и то, что звучит с патефонных пластинок, и даже то, что доносится из репродуктора. Правда, последнее гораздо веселее петь чуть по-другому: "Горит в сердцах у нас бутылка с керосином…", или "Три танкиста выпили по триста…" Даже не задумываясь при этом, как может отреагировать на такие шутки какой-нибудь особо бдительный пионервожатый. Но всё то, что поют весёлые компании во дворе, или за столом, намного завлекательнее и пластинок, и радиотрансляций! Так что не будет большим преувеличением говорить о почти всеобщем интересе пацанов к уличным песням. И точно так же, как и все, ими увлекается Аркаша Звездин, у которого, как и у многих сверстников, имелась потрёпанная тетрадка – рукописный песенник. И говорят, что не совсем обычный.

Люди, знавшие Северного, утверждают, что достался он Аркадию от его старшей сестры Людмилы. Которой, как и многим простым советским людям, выпала горькая участь побывать по ту сторону колючей проволоки… Получила она пять лет, правда, не по политической, а по бытовой статье. И хотя потом оказалось, что она была ни в чём не виновата, но, тем не менее, отбывать срок ей пришлось… А зона – зона и есть: подъём, работа, отбой. С небольшими перерывами на "приём пищи" и чуточка свободного времени. Которое и занять-то, практически, нечем. Вот и развлекаются зеки и зечки – кто чем может. Кто-то вышивает "марочки", кто-то играет в самодельные, сделанные "из газетины", карты, а кто-то рисует альбомы и песенники… Вот такой вот песенник, говорят, и подарила она Аркадию. И если так оно и было – то, может быть, именно эта рукописная тетрадка послужила первым толчком к становлению будущей Легенды? Всё возможно в этой жизни…

Мы не знаем, конечно, насколько "знаменитым" певцом удалось стать Аркаше Звездину в свои школьные годы. Может, он был звездой вокала и семиструнки в своём дворе или в классе, а может, и нет. Позднее на эту тему появятся легенды, большинство из которых явно надуманные. Например, рассказ о том, как в десятом классе Аркаша вместо уроков занимался пением в близлежащей пивной, откуда его педагоги во главе с директором, стало быть, и вытаскивали… История эта даже не нуждается в особых комментариях – ведь в те времена среднее образование вовсе не являлось обязательным и всеобщим, и с такими фокусами Аркаша Звездин никогда в жизни не смог бы закончить десятилетку. А он, как мы уже говорили, в 1956 году её заканчивает, и получает аттестат о среднем образовании. "Аттестат зрелости" – так он тогда назывался.

А дальше в жизни Аркадия наступает какой-то странный период. Он заканчивает школу и… ничего не делает почти два года. В том смысле, что не продолжает своё образование, не устраивается куда-нибудь на работу, да и в армию его почему-то не забирают. Что само по себе довольно-таки непонятно. Впрочем, не будем ломать над этим голову. К сожалению, не осталось уже никого, кто мог бы рассказать какие-либо подробности…

Так что, вероятнее всего, юный Аркаша Звездин просто "прожигал жизнь" всё это время. Слоняясь по городу Иваново со своими ровесниками, играя на гитаре и в картишки, и попивая "Жигулёвское". Правда, Елена Раменская вспоминала рассказы Аркадия о том, что была у него в Иванове по молодости "какая-то криминальная история" и даже грозил суд. Так оно, или нет – неизвестно, но в любом случае, всем этакая Аркашкина гульня порядком надоедает – пора бы уже и за ум взяться! И отправляется он в Ленинград, где и поступает на лесоинженерный факультет Лесотехнической академии. Скорее всего, это происходит с подачи отца. По воспоминаниям родственников Аркадия, Дмитрий Иосифович одно время работал директором Лесного техникума в г. Макарьеве Горьковской области. Так что связи какие-то могли быть у него и в питерском вузе, и хотя он и умер в этом, 1958 году, но вполне мог успеть помочь.

Что же представляло из себя в те времена это высшее учебное заведение?

Лесотехническая академия – "лесопилка", как ласково обзывало её питерское студенчество, в середине 50-х годов была не то чтобы очень популярным вузом, но всё-таки ещё не совсем такой "непрестижной", какой стала позднее. В наивное время оттепели ещё многие молодые люди искренне рвались влиться в единый трудовой порыв коммунистического строительства. Их манила романтика открытия тайн атомного ядра, ковки ракетного щита, разведки недр и прочего… В том числе и участия в великом плане преобразования природы. Поэтому лесохозяйственный и лесоинженерный факультеты ЛТА тогда не испытывали дефицит учащихся. Однако вряд ли Аркадий был таким "романтиком"… Скорее всего, он просто понимал, что без хоть какого-то диплома ему в этой жизни светит только станок или отбойный молоток, и то после службы в рядах Советской Армии. Тем более, что в родном Иванове – престижных институтов всего ничего. А, кроме того, столичное образование всё-таки гораздо больше котируется, чем областное… Но по сути – главное дело не в этом. Главное, что 1 сентября 1958 года Аркадий стал студентом Ленинградской Лесотехнической ордена Ленина Академии имени С. М. Кирова и навсегда связал свою жизнь с городом на Неве.

Глава первая
"Лесопилка"

"Таки ловите моменты удачи!"

А. Северный, 1970-е гг.

Находилась "Лесопилка" в живописном месте, среди старинного парка, – в те времена почти на самой окраине Питера. От центра сюда надо было трястись на трамвае больше часа мимо бесконечных заводов и доживающих свой век деревянных домишек Выборгской стороны. Общежития ЛТА находились совсем рядом с местом учёбы, но они могли заинтересовать Аркадия разве только в качестве мест "морального разложения". Ведь жил он не в общежитии, а, как вспоминают его современники, у своей тётки, жительницы Ленинграда.

"Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь…" – эти слова великого Поэта подходят к молодому Аркаше как ни к кому другому. Судя по воспоминаниям ровесников, учёба в вузе не особо заботила студента Звездина. Гораздо больше интересовала его столичная жизнь во всех своих проявлениях. И он с головой окунается в её изучение. Естественно, не один. В институте учится множество таких же, как он, приезжих провинциалов, которым, как и ему, тоже многое в новинку в этом чудесном городе. И вот – первые знакомства, первые компании, первые посиделки до утра под бутылочку "красненького" и с неизменной гитарой…

"Когда оказывалась гитара в компании, он её брал, он не мог спокойно пройти мимо гитары. Пел он хорошо, с душой, но не скажу, что это производило такое уж ошеломляющее впечатление, какое возникло потом, когда он начал записываться. А тогда он больше привлекал внимание не пением, а своим действительно артистическим умением рассказывать анекдоты…", так вспоминал об этом времени Николай Браун. В те годы – студент института культуры им. Крупской, а несколько позже – поэт-антикоммунист, "узник совести", отсидевший 10 лет за свои убеждения. Они с Аркадием случайно встретились на какой-то студенческой вечеринке. Два совершенно разных по характеру и мировоззрению человека. Но ведь потянуло почему-то их друг к другу. Значит, было что-то общее между ними, кроме молодости и страстной жажды познания мира? Мнения Аркадия мы уже никогда не узнаем… А вот что рассказал по этому поводу Николай Николаевич Браун:

"Во многом, конечно, такие общие интересы определялись тем, что Аркадий не принимал советскую систему, не увлекаясь, правда, при этом никакими политическими мотивами, или идеологией, как таковой. Но вместе с тем помню, что я ему дал несколько книг антибольшевистского содержания. Две из них были двадцатых годов, ещё кое-что из Самиздата, и одну книгу Тамиздата. И я помню, что он с большим удовольствием это прочитывал, и в первый раз даже сказал мне: "Вот у нас в Иванове я никогда таких книг не видел. Мы ведь рядом с Москвой; вроде, там, в столице, должны быть такие люди, но, наверное, я с ними просто не успел познакомиться. А в школе мне как-то не приходилось это встречать".

Интересно, понимал ли Аркадий всю опасность, исходящую от чтения "таких" книг? Ведь во второй половине 50-х годов впервые после смерти Сталина происходят политические процессы: судят людей, которых впоследствии назовут "диссидентами"… И по многим из этих дел проходят студенты и недавние выпускники многих ленинградских вузов: ЛГУ, ЛГПИ, Библиотечного института… "Группа Молоствова", "группа Трофимова", "группа Пименова – Вайля" – это только из наиболее известных и только в Ленинграде. А сколько всего их было по всей стране? Причём большинство арестованной молодёжи ничем, кроме как чтением и обсуждением "таких" книг, больше и не занималось. А срока, тем не менее, получали достаточно солидные, и в основном по пресловутой 58-й статье в части п.10-11.* Так что Аркадий в самом деле рисковал: настучи кто-то, и наши доблестные органы живо бы сварганили процесс против ещё одной "контрреволюционной" организации – группы "Брауна – Звездина". Правда, эта "группа" могла подпасть и под новый Уголовный кодекс, принятый в 1960 году, и стать уже не "контрреволюционной", а "антисоветской". Но от этого было бы ничуть не легче, поскольку аналогичные статьи нового кодекса также предусматривали отнюдь не маленькие срока…1 Но Бог миловал. Да и кроме того, активная политика студента Звездина совсем не привлекает. "Это не моё", – неоднократно говорил он Николаю Брауну. Действительно, одно дело читать запрещённую литературу, и совсем другое – принимать участие в проведении каких-нибудь "акций" вроде расклеивания листовок с призывами вывести советские войска из Венгрии… Молодого ивановского провинциала гораздо больше политики интересует музыка. И в первую очередь – джаз, с которым он впервые столь обстоятельно знакомится именно во время учёбы в ЛТА.

Нельзя сказать, что в Иваново совсем уж ничего не слышали об этом музыкальном явлении. Нет, конечно же, там и слушали, и играли джаз. Но всё это было постольку-поскольку. А здесь, в Питере – полное раздолье! У питерских знакомых Аркадия полно пластинок, на которых записаны не только классические композиции, но и совершенно незнакомый ему ранее рок-н-ролл в исполнении Билла Хейли и Луи Джордана! Кроме того, не так далеко от ЛТА находится другой вуз – Политехнический институт имени М. И. Калинина, и его знаменитый клуб – место проведения джазовых вечеров, а также и сбора "золотой молодёжи". В 50-е годы к большому неудовольствию властей какая-то (естественно – "незначительная") часть советской молодёжи вдруг в одночасье стала не совсем советской, и беззаветному служению идеалам коммунизма предпочла "буржуазно-развлекательный" образ жизни. Собственно говоря, такими страшными словами тогда называли просто-напросто манеру поведения – когда слишком много слушаешь нехорошую западную музыку, танцуешь и гуляешь, да и вообще не в меру веселишься… А не слушаешь лекции по марксизму, не изучаешь передовицы "Правды", не посещаешь все митинги и собрания, не организуешь политинформации, не даёшь у станка по две нормы за красный флажок… Но мало того! Самая разболтавшаяся часть молодёжи пятидесятых нисколько не испугалась страшного слова "буржуазный", а охотно с ним согласилась, и действительно начала активно играть в "Запад"! Пусть даже и не в Запад, конечно, а только в свои собственные представления об "ихней сладкой жизни", сложившиеся из обрывков книжек и фильмов, – наивные, а порой даже глуповатые. Комсомольцы клеймят их "плесенью" и "родимыми пятнами", но уже без особого эффекта. Разложение началось…

И, разумеется, в вечно вольнодумствующем Питере таких "уродливых явлений" было достаточно много. Однако Аркадий Звездин, по воспоминаниям современников, несмотря на своё увлечение западной музыкой, никогда не был "идейным" стилягой. Он не стремился непременно следовать всем новинкам западной моды, хотя и очень следил за своим внешним видом, любил хорошие галстуки и пиджаки… Но не стоял по два часа в очереди в парикмахерскую на проспекте Майорова1, чтобы сделать на голове сногсшибательный кок, и не выкладывал бешеные деньги кустарю-сапожнику за неимоверной толщины каучук ("манную кашу") на подошве. Видимо, Аркадий просто не ощущал потребности в подобных проявлениях своего образа мыслей. Он принадлежал к тому типу людей, для которых внутренняя свобода, и собственное осознание своей нонконформистской позиции гораздо важнее какой бы то ни было внешней их демонстрации…

А впрочем, в юности нонконформизм всегда идёт рука об руку с максимализмом, а значит – если уж "разлагаться", то до конца! И в результате таких вот увлечений Аркадию довелось познакомиться (причём, похоже, достаточно близко) и с той стороной жизни "золотой молодёжи", которая входила в прямое противоречие уже не только с коммунистической идеологией, но и с Уголовным кодексом. Немалая часть питерских стиляг промышляла тогда фарцовкой, что было по-своему абсолютно логично: слушать джаз и рок-н-ролл, следить за мировой модой, проводить досуг не на комсомольских митингах, а в весёлой "светской" жизни – всё это прекрасно… но требует немалых средств. Не зарабатывать же их на стройке! Нет, на жизнь "под Запад" и деньги надо делать по-капиталистически. Правда, теневая экономика в СССР ещё только-только начинается, но в Питере, где хватает иностранных туристов, моряков и фирмачей, в конце 50-х годов уже прочно встаёт на ноги этот новый вид советского бизнеса, символично названный "фарцовкой" – от английского словосочетания "for sale" ("на продажу"). И вот Аркаша Звездин каким-то образом устанавливает контакты с этими "деловыми людьми".

Зачем ему это было надо? Судя по всему, не только ради "лёгкой наживы". Вот что рассказывал нам Николай Браун: "…Конечно, Аркадия никак нельзя всерьёз рассматривать, как человека, стремившегося к обогащению. И он не был принципиально настроен на какие-то акции, как политические, так и уголовные. Скорее, для него всё это было в русле его симпатии в целом к этой стихии. Это могла быть для него игра своего рода… а насколько он далеко в ней зашёл, я не знаю". Но нельзя не отметить, что сохранились и иные воспоминания: о том, как Аркадий принимал непосредственное участие в каких-то делах по перепродаже партии часов, а также и о том, что в те годы он очень любил щегольнуть весьма специфическим жаргоном фарцовщиков. Последнее, впрочем, скорее как раз и подтверждает, что элемент игры во всех этих делах был у Аркадия далеко не на последнем месте… Но, как бы то ни было, бешеный капитал на фарцовке Аркадий себе не сделал, зато и неприятностей с органами на этой почве не поимел. Но мы немного отвлеклись. Потому как ни диссидентские игры, ни фарцовка – для Аркадия не главное. "Это – не моё" – помните? Главное и основное его увлечение на все времена – музыка. А в конце пятидесятых, как мы уже говорили выше, самой модной и популярной музыкой был джаз.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Михаил Дюков «Путеводитель по Русскому шансону 2»

    Документ
    Когда в 2005 году я поставил последнюю точку в «Путеводителе по русскому шансону», то наивно полагал, что дело свое сделал и свободен от этой темы, если не навсегда, то на очень-очень долго.
  2. Дмитрий и Надежда Зима Тайна имени Диагностика кармы имени Часть Имя, карма и психоанализ Два слова от (1)

    Документ
    Так уж случилось, что в рамках традиционной науки вопрос о влиянии имени человека на его жизнь и судьбу принято относить либо к разряду досужих домыслов, либо и вовсе к шарлатанству.
  3. Дмитрий и Надежда Зима Тайна имени Диагностика кармы имени Часть Имя, карма и психоанализ Два слова от (2)

    Документ
    Так уж случилось, что в рамках традиционной науки вопрос о влиянии имени человека на его жизнь и судьбу принято относить либо к разряду досужих домыслов, либо и вовсе к шарлатанству.
  4. Дмитрий федорищев хоккей ямала 1976 – 1988 г г

    Документ
    С промышленным освоением газовых месторождений начали основываться новые населённые пункты, которые стали быстро расти и, словно по мановению волшебной палочки, превращаться в города.
  5. Программа Коммунистической партии Советского Союза: Новая рсдакция. Принята XXVII съездом кпсс. М.: Политиздат, 1986. 80 с. 6 Материалы

    Программа
    10 Международное право: Библиография. 1917—1972 гг./Сост. Г. И. Курдюков, В А. Альтшуллер, А. А. Львова; [Предисл. Д. И. Фельдмана]. — М.: Юрид. лит., 1976.

Другие похожие документы..