Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Работа выполнена в государственном научном учреждении «Государственный научно-исследовательский институт системного анализа Счетной палаты Российской...полностью>>
'Публичный отчет'
Призеры ( 3 место) Международного конкурса детской песни «Улыбка мира» в г. Москве среди стран СНГ и Западной Европы - музыкальная студия «Эдельвейс» ...полностью>>
'Документ'
Приглашение практических специалистов 4. Исследование методологии научной деятельности 5. Заслушивание докладов . Консультирование по методологии нау...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом по направлению подготовки «Юриспруденция», (степень (квалифи...полностью>>

Программа «Восток Восток» III международная конференция

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Общественный фонд «Гласность»

Фонд «Культурная инициатива»

III

МЕЖДУНАРОДНАЯ

КОНФЕРЕНЦИЯ




ВЧЕРА,

СЕГОДНЯ,

ЗАВТРА




Доклады и дискуссии

3-я конференция – 1–3 октября 1993 г.

Москва 1994

[2], (3)

Общественный фонд "Гласность"

Фонд Дж. Сороса «Культурная инициатива»

Программа «Восток – Восток»

III Международная конференция

КГБ:

ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Пленарное заседание

КГБ и экономика

КГБ и армия

КГБ и культура

КГБ и средства массовой информации

Москва

1994

(4)

ЛР № 063204 от 24 декабря 1993 г.

Общественный центр «Права человека и службы безопасности России» выражает благодарность фонду Джорджа Сороса за помощь в проведении конференции в рамках программы «Восток Восток»

КГБ: вчера, сегодня, завтра, 3-й сборник. - М.: Знак-СП, общественный фонд «Гласность», 1994 г.

Конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра» приобрели широкую известность в России и за рубежом, впервые обнародуя множество ранее неизвестных сведений о российских спецслужбах, анализируя нынешнее их состояние и перспективы развития. Конференция проходила в Москве 1–3 октября 1993 года.

© Общественный фонд «Гласность», 1994

(5)

Вступительное слово

Сергей Григорьянц

Сегодня мы начинаем работу 3-й Международной конференции "КГБ вчера, сегодня, завтра". Я хочу открыть ее рассказом о том, что было сделано за последнее время и в каком положении мы все – члены Оргкомитета, члены постоянного Комитета по информации и анализу деятельности российских спецслужб, наконец, наши постоянные докладчики и участники конференции – сейчас находимся.

За это время экспертами нашего постоянного Комитета были проанализированы новые российские законы в области безопасности. Результаты этих исследований публиковались в нашем вестнике "Государственная безопасность и демократия". В эти же месяцы произошло, с моей точки зрения, знаменательное событие в жизни Министерства безопасности: впервые подполковник КГБ в отставке Александр Кичихин добился в Московском военном трибунале отмены приказа о своем увольнении. Это совершенно беспрецедентная ситуация. И хотя основную работу проделал он сам, члены нашего Оргкомитета, в первую очередь журналист Геннадий Жаворонков и наши юристы, немало ему помогли.

Одновременно второй наш участник конференций и эксперт Петр Никулин добился отмены приказа о своем отчислении. Таким образом, сейчас уже сотрудники министерства безопасности не вполне беззащитны перед произволом своего руководства. Это существенное завоевание, и в нем есть доля нашего участия.

За эти же месяцы были подготовлены к печати десять томов с докладами первых двух конференций: по-русски и по-английски. Но, к сожалению, в результате захвата наших помещений и архивов правыми силами все это сейчас в их руках, в том числе макеты книг и даже обложки. Но две из этих книг нам уже удалось восстановить, и они находятся в печати. Мы уверены в том, что восстановим и остальные.

Наконец, я хочу информировать вас о том, что нами было продолжено издание бюллетеня "Государственная безопасность и демократия". К сожалению, по тем же причинам последние номера погибли, но издание это мы будем продолжать. В последние дни, и особенно в эту последнюю неделю мы воочию убедились в том, что наше (6) общество, и значительная часть российского чиновничества остаются по сути прокоммунистически настроенными. Вовсе не о плюрализме думают те, кто находится в Белом доме и защищает сейчас Верховный Совет, а о своих красных флагах и коммунистических привилегиях.

Мы хорошо понимаем, что если бы угроза лишиться заметного места в обществе, стояла, скажем, перед Сергеем Адамовичем Ковалевым, Молоствовым, или отцом Глебом Якуниным, то их бы из соображений "плюрализма" не стали бы защищать ни провинциальные, ни московские власти. Не найдется генералов армии, милиции или КГБ, вставших на защиту Ковалева. И характерно, что активно боровшийся, в частности, и с нашими конференциями министр безопасности Баранников сейчас оказался в Белом доме.

Что же произошло с нами за это время? Разгромлен наш офис, разгромлено издательство, причем представители организаций, которые принимали в этом участие, постоянно повторяли, что они разгромили Оргкомитет конференции "КГБ вчера, сегодня, завтра". Не скрывали, что вскрыли наши сейфы и роются в наших документах. Сегодня, в газете "День", статья Лимонова о том, что в документах, захваченных "у Григорьянца", нашли чудовищную бумагу малоизвестного писателя Солженицына в поддержку Ельцина. В общем, они нашли массу "компрометирующих" документов.

Конечно, мы понимаем, что произошло. Захват нашего издательства готовили не издатели, не наши соседи – рядовые работники издательства "Современный писатель". Это делали профессионалы, готовились три месяца. Мы не можем, конечно, назвать поименно руководителей и исполнителей "акции", но после захвата мы видели в издательстве и Илью Константинова и Зюганова. Пока руководство издательства "Современный писатель" и те, кто стоит за ними, готовились к этой акции, их охранял пост милиции, который был поставлен вопреки закону и который ушел за два часа до начала захвата, чтобы "не быть свидетелями". Мы можем сказать, что местная милиция помогает захватчикам и сейчас. И, скажем, майор Родионов, начальник 122 отделения милиции, которого я вчера встретил среди людей, блокировавших Белый дом и как бы выполнявших распоряжения Президента, тем не менее, в отношении нас распоряжений Президента исполнять не хотел. Трудно сказать, кому подчиняется в Краснопресненском районе г. Москвы милиция: председателю райисполкома Краснову или Президенту. Это те реальные сложности, в которых мы живем. (7)

Михаил Сергеевич Восленский, собираясь на нашу конференцию в Москву, до последнего дня не мог получить визы: консул не давал ему визы до тех пор, пока Михаил Сергеевич не сказал, что будет говорить с послом.

Скажем, министерство безопасности Эстонии смогло убедить министра внутренних дел Эстонии Лагле Парек в том, что положение в Москве так опасно, что она ни в коем случае не должна приезжать на нашу конференцию.

Службы безопасности, милиция и прокуратура г. Саратова всячески препятствовали приезду активного участника наших конференций Игоря Лыкова.

В последнее время особенно любопытны были публикации в газетах по поводу наших конференций, а также передачи по радио и по телевидению. То, что "Советская Россия" и "День" систематически писали о происках иностранных спецслужб на наших конференциях – это, в общем, привычно. Гораздо интереснее были публикации в некоторых либеральных газетах, например, в газете "Голос", в "Независимой газете", прозрачно намекавшие, что на самом деле своими конференциями мы поддерживаем КГБ, и благодаря нашей поддержке сотрудники КГБ-МБ чувствуют себя на наших конференциях замечательно, что мы их реабилитируем. А последние публикации были еще более любопытны. Две недели назад газета "Сегодня", через три месяца после нашей второй конференции, посвятила ей целую полосу. В редакционном предисловии сообщалось, что конференция проходила при полном отсутствии внимания со стороны прессы, общества (это при том, что, постоянно шли, как вы помните, ежедневные, а то и по два-три раза в день передачи по телевидению). Дальше автор публикации говорит, что интересными на конференции были только доклады самих сотрудников КГБ, поскольку только они одни – профессионалы. Дальше целую полосу эта либеральная газета отводит для трех докладов сотрудников КГБ, материалам, которые на конференции вызывали часто смех у вполне квалифицированной аудитории.

Вчера была передача "Открытого радио", причем передача явно подготовленная (а как вы знаете, "Открытое радио" обычно ведет все свои передачи в прямом эфире). Накануне корреспондент радио провела у меня два часа, после чего была сделана двухминутная передача, очевидно, ради преамбулы о том, что сегодня начнется очередная конференция "КГБ: вчера, сегодня, завтра" и что она не вызывает никакого интереса. Что делать, мы действительно живем в сложном мире. (8) Достаточно ожесточенная реакция на нашу деятельность, доказывает, впрочем, что работаем мы не зря.

На этом я закончу свое вступительное слово и я предоставлю слово Илье Рыбальченко, который зачитает небольшое выступление, присланное нам по факсу Станиславом Левченко – человеком, который, как вы знаете, считаясь журналистом, был на самом деле штатным сотрудником КГБ и выпустил в Соединенных Штатах очень интересную книжку. По нашей просьбе он написал небольшое выступление, тема которого имеет прямое отношение к теме "КГБ и средства массовой информации". (9)

КГБ, журналисты и органы печати

С. Левченко

Начиная с 1920-х годов, советская разведка широко использовала журналистов по следующим двум основным причинам. Должность корреспондента любой советской газеты была удобным прикрытием для работы офицеров КГБ за рубежом. В 1970–80 годы, без преувеличения, 50% советских журналистов за рубежом на самом деле работали на разведку. Например, в 1970-х годах из 12 корреспондентов газеты "Новое время" 10 были офицерами КГБ, а одним из остальных двух был всем известный Иона Андронов, которого направили в США по личному ходатайству Юрия Андропова. Значительное число зарубежных корреспондентов "Комсомольской правды", "Известий", "Правды" в то или иное время работали на КГБ или военную разведку – ГРУ.

Приведу пример, с которым я лично столкнулся в Японии в 1975–79 годах. Там я числился корреспондентом "Нового времени" в Токио, хотя на самом деле был офицером политической разведки. Корреспондент "Комсомольской правды" в Токио был из КГБ. Трое из шести сотрудников бюро ТАСС и трое из шести сотрудников корпункта АПН в Токио были чекистами, проводившими большую часть своего времени во встречах с агентами или в помещении резидентуры КГБ в Токио.

Любовь КГБ к журналистским прикрытиям вызвана прежде всего тем, что лица, называвшие себя советскими журналистами, имели гораздо более легкий и легко оправданный доступ к политическим деятелям страны пребывания, к членам правительства, руководителям деловых кругов и лидерам общественных организаций, чем чекисты, прикрывающиеся дипломатическими должностями. Кроме того, дипломатическое прикрытие во многих странах делает чекистов менее подвижными, поскольку для поездок за город дипломатам обычно необходимо обращаться за разрешением в местный МИД. На протяжении десятилетий все без исключения главные редакторы союзных газет находились в контакте с начальником отдела кадров Первого Главного управления КГБ. В отдельных случаях кадровые вопросы лично утрясал тогдашний начальник ПГУ Крючков.

Считаю важным отметить и тот факт, что значительное число (10) агентов-иностранцев – по некоторым данным до 50 процентов всей агентурной сети, завербованной разведкой КГБ, – также являлись журналистами. Такая привязанность к иностранным журналистам объясняется просто: КГБ цинично пользовался открытостью свободной печати, полной свободой слова в большинстве западных стран. Не имея ни одной из этих свобод в своей стране, советские лидеры использовали их для подрыва безопасности стран демократии. Чекисты пользовались тем, что иностранные корреспонденты имеют широкие связи в политических, экономических, военных кругах своей страны. Журналисты часто имеют свои "источники", на основании информации которых они проводят расследования и печатают разного рода разоблачительные статьи. Журналистам гораздо легче, чем другим агентам, собрать компрометирующие сведения на того или иного деятеля, по той или иной причине не понравившегося Кремлю. И наконец, с журналистами гораздо легче проводить секретные агентурные встречи. Второе, может быть, даже более важное направление использования советских журналистов относится к сфере активных мероприятий.

Позвольте кратко разъяснить этот термин для тех, кто с ним еще не знаком. К активным мероприятиям относится широкий круг несекретных и секретных акций, направленных на продвижение за рубеж основных целей советской политики. Тематика активных мероприятий вырабатывалась бывшим международным отделом ЦК КПСС, планы мероприятий утверждались Политбюро и затем спускались разнообразным советским организациям для выполнения. Значительное число директив в области активных мероприятий было адресовано службе "А" – "Активное мероприятие" – ПГУ КГБ, которое проводило их за рубежом через офицеров разведки, многие из которых имели журналистское прикрытие. С целью создания необходимых позиций за рубежом для выполнения задач, связанных с активными мероприятиями, КГБ часто через своих журналистов проникал в политические круги стран пребывания, в средства массовой информации, общественные организации и т.д. Из-за уязвимости органов западной печати, связанной с их демократической сущностью, советской разведке было нетрудно продвигать в нее через завербованных местных агентов-журналистов идеи, выгодные для советского руководства.

Во время моего пребывания в Японии с 1975 по 1979 год мне было известно, что КГБ имел свою агентуру во всех пяти главных газетах (11) Японии с общим тиражом в 40 млн. экземпляров. В каждой из этих газет через платную агентуру токийская резидентура КГБ продвигала статьи, истории, компрометирующие материалы, выгодные для СССР. Например, в 1975 году чекист-корреспондент АПН в Токио через своего агента в известной респектабельной консервативной японской газете "Самкей" добился публикации политического завещания бывшего премьер-министра Китайской Народной Республики Джоу Эн Лая. Опубликованное на первой странице газеты завещание, которое от первой до последней буквы было сфабриковано КГБ, вызвало международную сенсацию и было перепечатано в более чем тридцати странах. В 1983 году главным редактором той же "Самкей" стал ветеран, агент КГБ, работавший на Лубянку около двадцати лет. Вскоре ему пришлось уйти в отставку – после разоблачения его секретных связей с чекистами. За несколько лет до этого он скрупулезно обсуждал с Комитетом Госбезопасности детали возможного визита в СССР и встречи с Брежневым владельца "Самкей" Сиканаи. В более поздние годы КГБ успешно продвигал через свою агентуру в зарубежных странах, в их органах печати, десятки, если не сотни идей, выработанных международным отделом ЦК КПСС. Наиболее грязными из них были: ложь о том, что вирус СПИД был создан в лабораториях ЦРУ в 1950-х годах и затем каким-то образом стал распространяться за рубежом. В германских, японских, испанских газетах были напечатаны статьи, в которых читателей предупреждали о том, что процент заболеваемости СПИДом среди американских военнослужащих, расквартированных в этих странах, высок и поэтому лучше всего уклоняться от контактов с ними. Фальшивая информация, которую в 1987 году распространял лично председатель АПН Фалин об этническом оружии. Ее суть состоит в том, что американская военщина якобы разработала оружие, которое, если его применить, скажем, в Африке, уничтожит всех черных африканцев, а все белые выживут. В ряде африканских газет местные журналисты опубликовали жуткие истории о том, что американцы собирают тканевые материалы человеческих зародышей и тому подобное. Думаю, стоит попросить господина Фалина рассказать историю этой фальшивки.

В течение ряда лет АПН издавало военный бюллетень, переводившийся на иностранные языки. В отдел, готовивший эту публикацию, вход посторонним был запрещен. Почти все сотрудники отдела были сотрудниками службы "А" ПГУ. Военный бюллетень печатал в каждом номере фальшивую информацию, предназначенную для (12) распространения за рубежом. Он не пользовался особым успехом только по той причине, что служба "А" направляла туда явных неудачников или спившихся чекистов. Активную роль в распространении дезинформации играл ТАСС. Его руководство регулярно получало директивы ЦК КПСС в области активных мероприятий и продвигало их через каналы самого ТАСС, а также через его многочисленные зарубежные контакты. Многие видные советские журналисты, включая нынешнего начальника Российской внешней разведки, господина Примакова, с ведома и по рекомендации ЦК КПСС направлялись в зарубежные страны для оказания влияния на местных политических деятелей и продвижения советской дезинформации в печать. Хотя многие из таких журналистов не были официально в КГБ, они тесно сотрудничали с Международным отделом и ПГУ и по сути дела занимались подрывной деятельностью против демократических стран. К таким китам относились, например, Жуков, Латышев, пишущий статьи о Японии, Чаковский, Наумов, Безыменский и ряд их коллег более молодого поколения.

В ходе перестройки международный отдел ЦК КПСС и отдел пропаганды продолжали проводить активные мероприятия против зарубежных стран, несмотря на неоднократные протесты, в частности, со стороны администрации США. Министерству обороны, ЦК КПСС, в основном, через западную печать, удалось на время убедить широкие круги общественности западных стран в том, что Михаил Горбачев искренно выступал за демократические преобразования в СССР и намеревался создать благоприятные условия для свободного рынка.

В период перестройки некоторые органы советской печати использовались противниками демократизации для публикации компромата на своих политических противников и ряда других дезинформационных целей. Такие акции можно назвать внутренними активными мероприятиями. Нынешняя ситуация в органах массовой коммуникации России также вызывает беспокойство. Хотя международный отдел и отдел пропаганды ЦК КПСС не существуют, многие из их бывших сотрудников стали консультантами различных консервативных политических группировок, а также суррогатов коммунистической партии. Было бы логичным предположить, что они используют контакты в органах печати для продвижения идей, выгодных противникам демократии.

Еще одним поводом для беспокойства служит тот факт, что как среди сторонников нынешнего правительства, так и среди его (13) противников имеют место попытки установить цензуру над печатью. Цензура – это то же, что и дезинформация, поскольку она не позволяет широким кругам общественности получить объективную картину происходящего в стране и вводит граждан России в заблуждение относительно важных политических процессов. В заключение хотелось бы также отметить следующее. Хотя руководитель разведки господин Примаков неоднократно заявлял, что российская разведка не будет пользоваться журналистским прикрытием для проведения оперативно-агентурных мероприятий, есть основания полагать, что эти заявления не являются вполне искренними. Хотелось бы надеяться, что будущий Парламент Российской Федерации в законодательном порядке запретит использование журналистов в качестве активных разведчиков. Без введения такой законодательной нормы Правительству России будет трудно доказать западным демократиям, что оно искренне уважает и охраняет принципы свободной печати и ее независимости от любых органов государственной власти. (14)

Роль органов безопасности

в тоталитарном и демократическом государстве



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа 7-й международной конференции по тектонике плит им. Л. П. Зоненшайна «Общие вопросы тектоники»

    Программа
    ПАЛЕОКЛИМАТ, ВУЛКАНИЗМ И ОРОГЕНЕЗ БАЙКАЛЬСКОГО РЕГИОНА ПО ДАННЫМ ГЛУБОКОВОДНОГО БУРЕНИЯ И ДЕТАЛЬНЫХ ГЕОХРОНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПОЗДНЕКАЙНОЗОЙСКОГО ВУЛКАНИЗМА
  2. Хроника мапрял IV дьерская международная конференция преподавателей русского языка

    Документ
    ® 6 – 8 марта сего года в г. Дьере (Венгрия) в Институте педагогики области Дьер – Мошон – Шопрон Ассоциация преподавателей русского языка и литературы Северо-Задунайского края Венгрии провела свою очередную ежегодную конференцию,
  3. Программа 66-ой научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов белорусского

    Программа
    Сборник тезисов 66-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений БГУ. Минск, 9 апреля 2009 г.
  4. Программа учебной дисциплины история международных отношений часть III

    Программа
    Учебным планом предусматривается изучение истории международных отношений (1918-1945). Эта дисциплина, относящаяся к числу дисциплин специализации, занимает особое место в становлении профессиональной подготовки будущего историка,
  5. Программа учебной дисциплины история международных отношений

    Программа
    Последовательное и полное раскрытие событий связанных с историей развития международных отношений со второй половины ХХ-го века и до настоящего времени.

Другие похожие документы..