Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Нова ситуація в суспільстві диктує нові соціальні завдання, зокрема освітні. Нагальна потреба сьогодення – формування таких педагогічних працівників,...полностью>>
'Документ'
Российский читатель получает возможность ознакомиться в русском переводе с одним из наиболее примечательных зарубежных изданий, посвященных трансформ...полностью>>
'Литература'
В более чем двухтысячелетней истории логики настоящее время представляет один из наиболее интенсивных периодов ее развития очень быстро растут и объе...полностью>>
'Программа дисциплины'
1. Цели и задачи дисциплины: цель дисциплины - знакомство обучающихся с основами теории коллективного выбора, учебные задачи курса - освоение ряда мо...полностью>>

Ладовая система казахской песенной монодии: проблемы теории и методологии

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

УДК (781 (574) (091) На правах рукописи

Кожабеков Ильяс Кененбаевич

Ладовая система казахской песенной монодии:

проблемы теории и методологии

Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Республика Казахстан

Алматы 2010

Работа выполнена на кафедре Музыковедения Казахской национальной консерватории им. Курмангазы

Научный руководитель:

Ерзакович Борис Григорьевич

член корреспондент АН.

Республики Казахстан,

доктор искусствоведения, профессор

Научный руководитель: Омарова Гульзада Нурпеисовна

кандидат искусствоведения

Официальные оппоненты: Гуллыев Шахым

доктор искусствоведения, профессор

Сабирова Алия Султанмуратовна

кандидат искусствоведения

Ведущая организация: Институт литературы и искусства

имени М.О.Ауэзова

Защита состоится 29 ноября 2010 года в 16 часов на заседании диссертационного совета К-53.40.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Казахской Национальной академии искусств имени Т.Жургенова по адресу: 050000 г. Алматы, Панфилова, 127

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Министерства образования и науки Республики Казахстан по адресу: 050010, г.Алматы, Шевченко, 28

Автореферат разослан «28» октября 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

Кандидат искусствоведения,

доцент Каз.НАИ им. Жургенова Батурина О.В.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современной музыкальной культуре монодическое искусство привлекает к себе все большее внимание. Собирая, расшифровывая и изучая искусство всех народов мира, музыкальная фольклористика пришла к серьезному переосмыслению значимости одноголосного музыкального искусства. Стало ясно, что по своему богатству, разнообразию и внутренней содержательности монодия принадлежит к вершинным достижениям мирового музыкального искусства и что ее изучение открывает возможность лучше понять историю духовной культуры всего человечества.

Долгое время находившаяся на периферии научных интересов, сегодня монодия как феномен выдвинулась в центр проблем не только исторического, но и теоретического музыкознания. В казахстанской музыкальной фольклористике за почти сто лет собран огромный фактологический материал, хранящийся в архивах, изданный в музыкально-этнографических сборниках и научных исследованиях по традиционной песне. Можно сказать, что в целом отечественное музыкознание выполнило возложенную на него миссию по сохранению и отчасти изучению казахской песенной монодии. Музыкальная фольклористика на сегодня имеет серьезные достижения по истории, эстетике казахской музыки, классификации ее видов и жанров, но теоретическая проблематика ладомелодических закономерностей песни, несмотря на ряд значительных научных исследований, остается малоизученной.

А между тем такие исследования дают ключ к пониманию многих важных сторон монодии в целом. Прежде всего, лад, создающий слаженность и взаимодействие звуков, образует из тоновости звуковой речи – этой «первоматерии» музыки – эстетический смысл, художественную ценность. Изучая лад, мы постигаем «модус» интонации, само существо музыкального, вступаем в соприкосновение с глубинными слоями художественного мышления языком музыки.

В монодии впервые создавались и получили развитие основополагающие для музыкального искусства принципы. В ней была осознанна тонность музыкального звука и мелодия как способ интонирования, в ней впервые ритмика и другие стороны музыкального языка получили системное оформление и приобрели значение средства музыкального выразительности. В ней, наконец, зародилось ладовое мышление, все основополагающие проявления звуковысотной музыкальной логики.

Всестороннее изучение песенного ладообразования обусловлено важностью этой проблемы для понимания национального музыкального мышления. Фокусирование внимания на песне продиктовано ее ведущей ролью и особым значением в музыкальной культуре как главного носителя национального мелоса. Необходимость методологической разработки подходов и идей, получивших распространение в теории ладов, диктуется тем, что наука находится в состоянии поиска принципов изучения закономерностей монодического ладообразования.

Цель диссертации – исследование ладовой системы казахской песенной монодии в аспекте теории функциональности.

Задачи исследования. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- обсудить научно-теоретические проблемы ладовой организации монодической музыки, произвести критический анализ общетеоретических принципов изучения ладовой организации музыки;

– дать целостное освещение проблем ладофункциональности – как основополагающих в ладовой системе;

– выявить взаимодействие ладовой и интонационной сторон казахской песенной мелодики;

– установить связи между монодической ладовостью и формообразованием в казахской традиционной песне;

– рассмотреть лад казахской песни в его основных структурных характеристиках и в его проявлениях в мелодике, песенной форме, общей структуре музыкальной ткани;

– проанализировать ладовую структуру сквозь призму ее генезиса.

Объект исследования – казахская традиционная песня.

Предмет исследования – песенная мелодика и ее звуковысотная организация.

Новизна исследования заключается в следующем:

– впервые в отечественном музыкознании теория песенного монодического лада исследуется как самостоятельная проблема;

– применяется системная методология, сочетающая структурно-функциональный, интонационный и генетический подходы к изучению музыкального материала;

– вопросы звуковысотной структуры монодии рассматриваются с позиций опорных ступеней как определяющих констант в системе отношений;

– даны обобщения методологических проблем исследования монодии;

– предложена новая точка зрения на генезис казахского монодического лада;

– выявляется сущность монодической ладоинтонационности как единства структурного и процессуального;

– ладовая функциональность рассматривается как категория процессуально-временная;

– проведено систематическое сравнение теоретических концепций звуковысотной организации монодического и немонодического типа с точки зрения теории функциональности;

– в работе определена доминанта ладовой системы казахской песни, а именно – тонально-централизованный тип монодического лада как модус песенной интонации;

– предложены общие принципы ладового анализа песенной мелодики.

Методология исследования. Являясь теоретическим исследованием, работа одновременно поднимает методологические проблемы изучения лада. Автор также исходил из того, что только сравнительный подход к освещению свойств систем разного типа позволит рассмотреть присущие монодическому ладу черты. В связи с этим следует обращение как к теории гармонических, так и модальных (в широком смысле) музыкальных систем. Необходимость видеть принципиальные различия монодии и гармонии, одноголосия и многоголосия не означает игнорирования некоей глубинной общности, которая и позволяет считать, что перед нами, в конечном счете, один предмет исследования – лад, какой бы музыки это не касалось.

Отстаиваемые автором идеи с концепционной стороны генетически связаны с функциональной школой гармонии (Ж-Ф.Рамо, Г.Риман, Ю.Тюлин, Л.Мазель, Ю.Холопов и др.), а также теоретических идей таких исследователей как Э.Курт, Б.Яворский, А.Милка, М.Арановский, С.Галицкая. Существенное влияние на методологию диссертации оказала концепция интонации, разработанная Б.Асафьевым.

Но прежде всего автор исходит из анализа монодического материала, который принуждает вносить принципиальные коррективы в общую теорию звуковысотных систем музыки. В этой связи в работе имеются как краткие экскурсы в историю науки, так и полемическое по характеру обсуждение ряда теоретических аспектов и, в частности, проблем ладофункиональности в музыке.

Опыт теоретического изучения основ ладовой системы говорит о том, что при всех принципиальных расхождениях «гармонистов» и «монодистов» в основе и тех, и других концепций лежат общие корни, что проявляется в постановке проблем и в характере их решения. В действительности ученые все же исходят из близких представлений на природу ладофункциональности. Расширение понятия функция, сделавшее его применимым к монодическим системам, на самом деле сохранило прежнее понимание этого феномена (заданное звукорядной системой высотно-динамическое значение тона (ступени) лада). Данное положение подвергается широкому обсуждению в работе и дается новое понимание понятия функция.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) Ладовая система казахского мелоса представляет собой монодическую тональность функционально-динамического типа;

2) Лад – система, созданная мелосом; функциональность – феномен интонационной природы;

3) Монодическая ладовая система не «результативна» и обладает активной формообразующей ролью;

4) Ладофункциональность есть результат высшего музыкального синтеза процессуально-динамических характеристик элементов мелодической ткани на всех ее уровнях – тоно-ритмическом, мотивно-синтаксическом, структурно-композиционном;

5) Ладовая система воплощает собой единство высотно-пространственной и процессуально-временной координат музыкальной ткани.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Положения, выдвигаемые в диссертации, используются в прикладных и аналитических исследованиях казахской музыки и могут быть применены к монодической музыке других народов. Выводы и обобщения диссертации могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях теоретических проблем как казахской, так и других родственных монодических песенных культур. Результаты исследований уже используются в учебном процессе в высших специализированных учебных заведениях.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседаниях кафедры «Музыковедение» Казахской национальной консерватории имени Курмангазы и кафедры «Традиционного исполнительского искусства» Казахской национальной академии искусств имени Т.Жургенова. Основные положения исследования докладывались на следующих международных научных конференциях:

Межреспубликанская научно-теоретическая конференции «Традиции и новаторство в музыке» (А-Ата, 1980); Международной научно-теоретической конференции «Роль историко-культурного наследия в диалоге цивилизации» (Алматы, 2009); Международной научно-практической конференции «Традиционные музыкальные культуры народов Центральной Азии» (Алматы, 2009); Международная конференция «Вузы культуры и искусства на пути глобального образовательного пространства» (2010, Алматы),; Международная конференция «Музыка народов Центральной Азии» (2010, Алматы). По теме диссертации опубликовано 9 статей в республиканских научных изданиях, в том числе специализированных.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух разделов, Заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность избранной темы, сформулированы цели и задачи исследования, очерчен основной круг проблем методологического и теоретического характера, а также степень изученности проблемы.

Раздел 1 «Тонально централизованная система казахской песенной монодии» состоит из пяти подразделов, в которых в разных аспектах рассматривается функционально-ладовая структура песенной мелодики.

Подраздел 1.1 «Методологические вопросы монодической ладофункциональности» представляет собой методологическое введение в изучение монодических ладов и проблем, разрабатываемых в диссертации. Рассмотрена (кратко) история понятия «ладовая функция» и метод функционального анализа монодических ладов. Здесь содержится характеристика и оценка традиционных направлений теоретического исследования ладовых систем.

Наиболее разработанная и законченная на сегодня теория звуковысотной организации музыки сложилась, как известно, в учении о гармонии, основы которой были заложены еще Рамо. Систематическое развитие эта теория получила в 19 в. у Римана, Фетиса, Геварта, а в 20 в. у Ю.Тюлина, Ю.Холопова и мн. др. В ней сложился логически стройная и фундаментально разработанная система взглядов по коренным вопросам не только «функциональной гармонии», но и природы звуковысотных систем в целом. Ее методологические установки, доказавшие свою действенность, в том или ином виде были восприняты исследователями народной музыки. Среди общепринятых положений (постулатов), которые не нуждаются в обсуждении, оказались следующие: 1.Ладовая логика музыкального мышления опирается на «объективные источники природы звука» (Ю.Тюлин); 2. Функциональные отношения производны (предопределены) образовавшимися звуковыми структурами – ступенями, интервалами, созвучиями как «природными основаниями» функциональных отношений.

Поэтому особое место заняли констатации конкретных форм ладовой системы в их вертикальном выражении, а вслед за этим последовали выводы, в числе которых: 1) ладодинамические силы достигают особой концентрации с появлением аккордовых комплексов; 2) тональный принцип возможен только там, где элементом музыкальной ткани становятся аккорды; и вне систем гармонического типа «действительная функциональность» (Л.Мазель), т.е. тональные отношения, невозможны.

Но, очень скоро стало очевидным, что классическая тональность и традиционная функциональная теория не универсальны и ограничены историко-стилистическими рамками.

Появились более широкие толкования понятия функция прежде всего у Ю.Холопова, С.Галицкой, А.Юсфина, А.Милки и др. Однако то, что новые концепции пользовались давно сложившейся терминологией, отягощенной грузом прежних представле­ний и ассоциаций, не могло не сказаться. Основные положения традиционной теории были экстраполированы на другие системы, в том числе, и монодические.

В данном случае не суть важно, была ли эта экстраполяция «по­зитивной», и тогда в самых различных музыкаль­ных системах видели изоморфные принципы ладовой организации (это было заметно в начале изучения монодии), или имеет «негативный» характер. Вторая тенденция возобладала в настоящее время, когда стала очевидной несостоятельность прямого переноса классических постулатов и выводов в область монодии. Она выразилась в абсолютном противопоставлении гармонических и мелодических ладовых систем буквально по всем параметрам: динамизму функциональных отношений гармонии – размагниченность тяготений тонов; «автономности» ладогармонической системы – «результативность»; устремленности – «тормозящие тенденции»; централизации – тотальная ладопеременность, децентрализованность и т.д.

Но такое тотальное противопоставление, «перевернутость» всех характеристик – явный признак того, что исследовательская логика, видение проблем и характер их решения оказались перенесены на новый объект, и что новый для теории тип ладовой системы изучается с прежних позиций. Поэтому метод «негативной экстраполяции» (или «обратной ана­логии»), возведенный в ранг исследовательского «метода», вряд ли оправдан.

Та же судьба постигла и понятие ладовая функция. Если в традиционной теории функцией считались взаимодействия только особого рода (связи аккордов), то теперь — в монодии — она получила предельно широкое толкования: любые из возможных связей между любыми элементами. Понятно, что такое понимание функциональности подводит к пределу, за которым теряется сама сущность лада. Лад как явление и предмет науки без остатка растворяются в ритме, форме, мелодике и т. д. При столь широком понимании ладовой функциональности мы легко впадаем в две крайности. Ладовая функциональность становится или абстрактно отвлеченной, почти математической категорией и теряет специальный «музыкальный» смысл (Ю.Кон) или же теряет свою специфичность, но теперь уже растворяясь в беспредельном многообразии значимостей разного порядка – ритмических, мелодико-синтаксических, интонационных и прочих связях с тонами мелодического целого. И очевидный вывод не заставляет себя ждать: любое музыкальное высказывание» порождает «неповторимую форму логической соподчиненности тонов» [1, с.53].

Во-первых, «тональная гармония» - это, говоря словами Асафьева, «гармония от мелоса» и она не сводится к римановской теории функции, которая фактически отрицает интонационную природу музыки. Продолжая мысль Б.Асафьева, который подчеркивает, что музыка – это «искусство прежде всего напевной мелодической речи», «сфера движущихся голосов, всегда в совокуп­ности образующих мелодический поток». а «мелос создал эту гармонию как интонацию», нам приходится пересмотреть теоретические основания классической теории функций, которая явно нуждается если не в переосмыслении, так в обновлении. Гармоническая система и монодические лады — это не антимиры и те противопоставления, ко­торыми полны сравнительные экскурсы, — результат сравнения монодии не с действительной «интонационной гармонией», а скорее с теми теоретическими представлениями, которые резко критиковал Б.Асафьев.

Во-вторых, «монодия» – явление далеко не однородное, она необычайно многолика. Об этом вполне внятно говорят исследования по различным монодическим культурам. К тому же ладовая функция – категория исторически развивающаяся. Она одна в раннефольклорном интонировании, где в условиях изначальной диффузности музыкальной ткани разные ее стороны (ладовая структура, фактура, форма, интонация) «представляли одно» [6, 35] и функция – результат «сложения» и синтеза «здесь и сейчас» (Галицкая) возникшей последовательности тонов. И она совсем другая в развитых его видах. Поэтому, если мы хотим иметь работающие «ладовые понятия», то следует вернуть им историческую и стилистическую конкретность, способную отразить специфику и тип той ладовой системы, о которой идет речь. Важно также отделить ладовые связи (функции) от связей собственно интонационных (мелодических, ритмических пр.), в которые тоны так же вступают. Они не тождественны. Проблема, однако, состоит в критериях этого разделения, тем более, что в монодии с ее не-однолинейностью музыкальной ткани, фактурная ткань однолинейна, даже если она не «принципиально одноголосна». Поэтому приходится аналитически проделывать то, что европейская гомофония сделала на практике, разделив фактурно музыкальную ткань на ладовую (гармония) и интонационную (мелодия) составляющие.

Методологически оправданным автору представляется обращение к идеям, которые разрабатываются в общей теории систем (Р. Акофф, А. И. Уемов, Ю. А. Урманцев, М.Сетров): «Функция – отношение элемента к целому»[5, 56], то есть элементы лада имеют значимость, поскольку они не только находятся в связи сами с собою, но эта связь направлена на организацию системы. Так как ладовая система казахской песни является централизованной (это для всех – факт, но теоретически не объясненный), то согласно системным критериям, функциональными для нас будут считаться только те свойства тонов, которые являются тонально-образующими. В каком-то смысле мы возвращаемся здесь к традиционному определению, но исключаем при этом, быть может, самый существенный для классической теории момент: установление априорных формальных признаков, таких, как зависимость функционального значения звука от его положения в звукорядном пространстве (своего рода функциональный индекс ступеней) и установка на объективную предзаданность функциональных значений элементов лада (например, закономерностями акустического порядка), а также вера в единственно возможные звуковые формы их воплощения.

При этом основополагающий методологический принцип нашего исследования восходит к идеям Аристоксена, энергетической концепции гармонии Э.Курта, теории интонации БАсафьева и высказываниям А.Беляева и Э.Алексеева. В диссертации они развиваются в применении к монодии и конкретно казахскому песенному мелосу. В предлагаемом нами определении этот принцип звучит как: Лад в целом есть всегда результат высшего музыкального синтеза процессуально-динамических характеристик всех сторон музыкально-языковой системы. Образования ладовых качеств тонов есть результат свертывания процессуально-временных свойств интонационного движения (организованного ритмически и синтаксически) в структурно-логические отношения звуковысотного порядка, в высотно-пространственную конструкцию. Лад в монодии (как и лад вообще), таким образом, есть обобщенное выражение, в специфической логике высотных отношений тонов, линеарно-временной последовательности элементов мелодической ткани на всех ее уровнях — тоно-ритмическом, мотивно-синтаксическом, структурно-композиционном; лад есть обобщенное выражение процессуальной природы музыкальной инто­нации в своих динамических категориях устойчивости и неустой­чивости.

Только поэтому он способен становиться «логической системой», управляющей интонационным процессом, а ладовые опоры (основные элементы монодического лада) выражают процессуальное начало музыкального интонирования и наделены динамическими свойствами. И только в этом состоит также, действительная основа взаимодействия лада и формы, лада и ритма, лада и всех других сторон музыкальной системы.

Во втором подразделе 1.2 «Система опорных тонов в ладовой организации казахской песни» раскрывается важнейшая сторона ладовой структуры казахской песни – ее опорные тоны (ОТ), устанавливается их расположение в звукоряде и характер функциональных взаимодействий.

Известно, что опорность являет собой ключевой момент в структуре ладовых связей. Роль их в ладу активна, это центры ладовых отношений. (Ю.Тюлин, Т.Бершадская, С.Успенский, Э.Алексеев и др.).

Исследованием установлено, что в мелодике казахской песни образовались две побочные опоры – на V и II ступенях лада. Обладая типичными признаками – выделенностью среди остальных тонов различными приемами ритмоинтонационной акцентуации – они создают общую динамику ладовых отношений, имеют значение центров неустойчивости. Не менее важно, что обе они способны быть временным «точками интенсивностей» интона­ционного процесса, средоточием устремления движения мелодии.

В данном разделе уделяется отдельное внимание характеристике ОТ II ступени. Она является важным конструктивным средством в создании песенных форм: может быть начальным импульсом мелодического процесса (оформление зачинов), образовывать временный центр интонационного притя­жения на гранях мелострок, ее роль весома в достижении кульминаций и других узло­вых точках напева. Наконец, она обладает особым конструктивным значением в каденционных завершениях напева и его разделов. В целом, обе неустойчивые опоры обеспечивают компо­зиционное единство мелодического процесса в песенной форме и создают естественность в соотноше­нии составляющих напев фраз.

Поскольку ранее в исследованиях вопрос об ОТ II даже не ставился, в работе подробно раскрываются ее специфичные свойства. Вопреки распространенным в теории положениям о характере опорных тонов она не является «антитезой» [3, с.44] устою и не «оттягивает его появление» [1, с.56], не обладает, как в переменных ладах, относительной (слабой) устойчивостью. Если основной ладовый смысл ОТ V заключается в оппозиции к основному тону лада, его временному от­странению и преодолению, то ОТ II своеобразно сочетает в себе наряду с опорностью и качество «вводнотоновости» и в концентрированном виде воплощает устремленность, общее тяготение неустойчивости в ладовый центр. Это самая неустойчивая ступень.

В целом, обе опоры характеризуются стро­го определенным и ясно очерченным функциональным значением и отличаются в целенаправленным действием в ладовом целом. Они образуют не что иное, как разделение неустойчивости на две прочно связанные между собой, но противоположные составляющие, одна из которых характеризуется устремленностью в ладовый устой (центростремительная тенденция), а другая, напротив — в сторону от него (центробежная тенденция). При этом секундовая опора аккумулирует в себе центростремительные тенден­ции всей ладовой неустойчивости, а ее функциональная роль, как установлено в работе, самым непосредственным образом направлена на укрепление центра.

Взаимодействия, в которые вступают все три главных ступени лада ступени, достигают такой степени «сближенности» и силы, которая образует особый – ладофункциональный уровень отношений. Устанавливается такой тип системы, которая строится на а) функциональной дифференцированности ладовой неустойчивости и б) динамиче­ской специа­лизации компонентов ладовой системы. Сказанное позволяет кардинально ставить вопрос о том, что в казах­ской песенной мелодике имеет место централизация тонального типа, основанная на активных динамических связях и о возможности использования новой категории – монодической тональности.

В заключение данного раздела обращено внимание на определенную общность монодического лада казахских песен и гармонической тональности – этих без сомнения типологически различных музыкальных систем, что позволяет говорить о неких универсалиях в механизмах ладообразования тонального типа и общности причин ее станов­ления в столь различных музыкальных культурах. В частности, о рождении самого феномена ладовой функции в результате кристаллизации тех элементарных тенденций-энергий, изначально присущих интонации, кото­рые реализуются в смене высотной направленности мелодического движения и наблюдаются в линеарном контуре более ранних — остинатно-централизованных (по терминологии С. Скребкова) типах интонирования. Однако звукоформы, в которых эти универса­лии проявляются, играют не последнюю роль в музыкальном языке и могут быть совершенно несоизмеримыми (достаточно ука­зать на различие носителей ладовых функций в гармонических и монодических музыкальных складах, чтобы в этом убедиться).

Третий подраздел 1.3 «Тональная централизация лада казахской песни». Прочный ладовый устой в казахской песенной монодии и механизмы его достижения, нами обнаруженные – это эмпирически очевидный факт и, как таковой, не он требует особых доказательств. Однако этот факт находится в решительном противоречии с общетеоретическими представлениями о ладовых системах, сложившимися к настоящему времени в теории. В разделе предпринимается попытка а) дать ответы на возникающие в этой связи вопросы и б) дать объяснение самому феномену монодической тональности.

Можно сказать, что науке известны два способа централизации лада. Один опирается на функционально-динамические отношения своих элементов, на «изначальную активность» взаимодействий особых (гармонических) тонов и их комплексов – аккордов, и считается, что он принадлежит исключительно европейскому гармоническому многоголосию. Другой способ основан на «остинатной централизации» [6, С. 28] – многократном акцентировании тона, разнообразных приемах выявления и укрепления устоя и «рондообразном» возвращении к нему мелодического контура, и он присущ монодическим ладам. Отличия этих ладов непосредственно ощущаются в том, что в тональной системе тоника активно ожидается, она предугадывается, опережая текущие события интонационного процесса. В остинатных ладах, напротив, ступени на роль устоя активно не претендуют и устой образуется, следуя за интонационно-ритмической канвой напева. В теории указанное противопоставление функционального и остинатного видов централизации, жестко привязано, с одной стороны, к гармоническому многоголосию, а с другой, к монодии. Предполагается, что в последней возможны или децентрализованный (модальный) лад, или лады с переменными и остинатным устоями.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Актуальные проблемы музыкального и художественного образования Материалы Второй международной Интернет-конференции

    Документ
    В известных сегодня музыковедческих источниках рассматриваются вопросы функционирования необычного творческого объединения молодых композиторов и музыковедов Урала – Молодежной секции, возникшей в Свердловске на рубеже 50-х-60-х годов прошлого века.
  2. Профессиональное музыкальное образование: исторический аспект

    Документ
    Идеи А. Шопенгауэра (1788-1860) оказали значительное влияние на культуру XIX и ХХ века. Рихард Вагнер называл философию музыки мыслителя «светозарной».
  3. История тувинской музыки новейшего времени (ХХ-ХХI вв.)

    Автореферат
    Защита состоится 25 марта 2010 г. в 16 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.009.01 при Московской государственной консерватории имени П.И.

Другие похожие документы..