Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
До циклу наукових праць “Конструювання гідрогелів, прищеплених до пероксидованої полімерної поверхні, для біомедичних застосувань” належать такі стат...полностью>>
'Программа дисциплины'
Дисциплина «Политическая и социально-экономическая история Британии с древнейших времен до современности» относится к блоку факультативных дисциплин....полностью>>
'Урок'
удобнее сделан выбор диска, значительно расширен список архиваторов, с которыми работает DOS Navigator, встроенный текс- товый редактор значительно л...полностью>>
'Публичный отчет'
№ 184, 201, 218, 225, 651, 660, 662, 669, 683, 682, 698, 706, 727, 771, 885, 1120, 1125, 1244, 1287, 1291, 1296, 1454, 1481, 1570, 1575, 1583, 1592, 1...полностью>>

Общественная палата российской федерации (5)

Главная > Семинар
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_____________________________________________________________________________

Семинар-практикум

для представителей экологических региональных общественных объединений

15 декабря 2010 г.

- (Гутенев В.В.) Добрый день, дорогие друзья. Думаю, мы уже начнем наш сегодняшний семинар-практикум. Рад приветствовать вас снова в стенах Общественной палаты, которая уже следует некой традиции, развивая экологическую тему, и я думаю, что данный вопрос постоянно будет находиться под нашим пристальным вниманием.

Я перед собой держу бумагу. С одной стороны это формальный доклад, который подготовлен, с другой стороны я держу всего один листик, со своими набросками, со своими мыслями. Наверное, этим я и хочу сегодня с вами поделиться.

Мне кажется, что важность темы по экологии в широком смысле слова Общественная палата почувствовала одной из первых, одной из первых – глобальность этой темы. Но, к большому сожалению, нам не удалось, стартовав раньше других, занять эту очень важную нишу. Это объясняется тем, что с некой принципиальной позиции, и конструктивной позиции, мы недостаточно остро, наверное в силу конструктивности, и не могли достаточно остро привлекая прессу, давая информационные поводы, занять ту нишу, которую к большому сожалению зачастую удается занимать тем, кто привлекает общественное внимание неким популизмом. Не буду скрывать мое отношение к теме Химкинского леса. Оно крайне отрицательное. Я считаю, что это популизм, что у нас в стране происходят гораздо более серьезные проблемы, связанные с неправильно проведенной в свое время мелиорацией торфяников, и летние пожары это показали. Это связано и с другими проблемами, такими как генномодифицированные растения. Это питание, это водоснабжение населения, это и некорректное поведение крупных зарубежных компаний, которые, открыв производство на территории нашей страны, довольно жестко его эксплуатируют.

Но я должен отметить, что в принципе мы продвинулись довольно далеко, и наверное за это стоило бы поблагодарить и администрацию президента, и государственные органы, которые оказывают значительную помощь и значительную поддержку. Об этом свидетельствуют даже не те слова, которые президент говорил, выступая 30 числа в рамках послания Федеральному собранию. Но как воспринимались эти слова? Я был среди участников этого мероприятия и видел реакцию представителей органов госвласти, губернаторов, т.е. тема в общем-то назрела. Мне кажется, нам стоило бы при всей широте вопроса сконцентрироваться на двух очень важных локальных проблемах.

Проблема информационного сопровождения и нашей деятельности, и экологической тематики. Как показала встреча руководства Общественной палаты со СМИ, которая прошла 3-4 недели назад, к большому сожалению, представители СМИ многое не понимают. Это были представители ведущих журналов и газет. Они вообще не понимают что такое экология. Мы говорим не о классической экологии. Это не биоразнообразие, это не проблема борьбы с опустыниванием, что тоже, наверное, очень важно. Для нас гораздо важнее прикладная экология, экология урбанизированных территорий, промышленная экология, промышленная безопасность, т.е. все то, что влияет на формирование жизненного облика нашего народа. И здесь конечно существует очень серьезная необходимость по формированию понимания СМИ широты и важности проблемы.

Второй вопрос, которого я хотел бы коснуться, это вопрос по выработкам механизмов стимулирования и механизмов принуждения. Вчера и позавчера в Сколково проходил форум, где и одной из основных секций, одной из основных тем было принуждение к инновациям. Там было очень много молодежи, я ходил в кулуарах. И хотя до весны еще далеко, какие-то искорки романтизма вспыхивали среди молодых людей. Я подумал, а как будет выглядеть слово принуждение с интерпретацией слова любовь, что такое принуждение к любви? Наверное, уголовный кодекс. Это изнасилование фактически. Можно ли принуждать к инновациям? Наверное, можно принуждать только к безусловному выполнению тех нормативных требований, которые действуют в нашем государстве. И это безусловное исполнение должно касаться как российских компаний, так и зарубежных. Можно ли принуждать к творчеству? Потому что инновации - в какой-то степени это творчество. Такие этапы в истории нашей страны были, достаточно вспомнить архипелаг Гулаг, но для этого должны быть определенные условия. Творчество и инновации должны развиваться при участии как институтов гражданского общества, так и государства, которые будут формировать правильные условия, которые будут содействовать этим механизмам. И в этом плане достаточно важны те инициативы, с которыми выходила, в том числе, и Общественная палата.

Я приведу один из примеров. Очень важны вопросы энергосбережения, очень важны вопросы энергоэффективности. Но сама по себе постановка вопроса о введении в строй новых производств заставляет нас задуматься, а так ли совершенны механизмы госрегулирования, когда предприятие вынуждено платить чрезвычайно большие деньги за присоединение мощностей, которых фактически нигде нет. В Москве это доходит до тысячи евро за кВт, а тариф на электроэнергию в ряде случаев недостаточно высок. Может быть это парадоксальная фраза, но давайте мы задумаемся вот о чем. Может быть, к введению менее энергозатратных технологий, технологий энергосбережения, введению энергосбережения больше способствовал бы чуть более высокий тариф, но полное отсутствие платы за присоединение. Мне вообще непонятен смысл данной операции. Таких примеров очень много. Мне кажется, что основная задача, которую перед собой должны ставить экологи и мы в том числе - это задача сбережения населения. И если в послании президента довольно четко было артикулировано влияние на демографию медподдержки многодетных семей, развития медицины и уровня медицины, дальнейшее расширение его предложений и идей несомненно должно захватывать вопросы по формированию качества жизни. Качество жизни, здоровье, продолжительность жизни – все это впрямую зависит от того, какая вода в системе водоснабжения, какая пища, какие условия нам формирует урбанизированная среда.

Вне всякого сомнения, для нас чрезвычайно важен и второй вопрос, вопрос прохождения этапа технологической и технической модернизации, который происходит в нашей стране, где очень большие ресурсы сейчас выделяются в сектор экономики. Вы слышали заявление премьера о том, что в существующую ГПВ (Государственную программу вооружений) предполагается вложить 20 триллионов рублей. Мы понимаем, что значительная часть этих ресурсов попадет на перевооружение предприятий. И если наша модернизированная экономика будет экологичной, это будет очень существенный вклад в сбережение населения.

Я думаю, что сегодняшнее наше общение, наши дискуссии дадут не только понимание деятельности различных общественных институтов, региональных экологических организаций, не только обогатят наш опыт, но и позволят выработать некий механизм, который будут использовать, в том числе и Общественная палата. Который помог бы таким образом скорректировать вектор модернизации экономики, чтобы эта модернизация была зеленой и экологичной. Удачи нам!

- (Сольский О.П.) Добрый день, уважаемые коллеги. Я начальник отдела по взаимодействию с региональными общественными палатами и МКО, представителями которых вы являетесь, и кроме того руководитель горячей линии по экологии, которая была открыта в Общественной палате.

За последний год в Общественную палату увеличилось количество обращений граждан более чем в три раза, которые были связаны с загрязнением окружающей среды. Представляете, более чем в три раза! Это говорит о том, что проблема нарастает и она серьезная. В связи с этим в конце июля Совет Общественной палаты принял решение об открытии горячей линии по вопросам экологии, и с конца июля по сегодняшний день поступило более семисот звонков, тревожных звонков именно из тех регионов, где экологические проблемы достаточно серьезно стоят. Основные жалобы были связаны с выбросами общественных предприятий, загрязнением промышленными и бытовыми отходами, и по всем этим фактам эксперты Общественной палаты проводят соответствующие проверки. Мы рассылаем запросы в контролирующие ведомства. Не всегда они отвечают нам так как они должны, но ответы достаточно содержательные, исходя из которых можно сделать вывод, что действительно происходит с этим предприятием, и какие шаги дальше можно будет предпринимать. На сегодняшний день Общественная палата располагает списком более чем 50 предприятий, по которым ведутся проверки, т.е. за этот период - более 50 предприятий, по которым мы сейчас работаем. Среди них, например, Среднеуральский медиплавильный завод, где Ростехнадзор неоднократно фиксировал нарушения при сбросе отходов производства в реку. В городе Ревда, где расположен завод, по данным Росгидромета содержание в почве меди превышает ПДК в 411 раз. Представляете, что там происходит?

Но не буду сейчас вдаваться в детали. После меня выступит эксперт Общественной палаты Ольга Александровна Разбаш. Она, я думаю, эту тему расширит. Единственное, что могу сказать, - это то, что нам делать дальше. Если все останется как есть, очевидно это добром не кончится. Однако закрытие предприятий тоже не выход, потому что там есть рабочие места. Поэтому единственный выход – модернизация. Думаю, совместными усилиями мы все-таки сподвигнем предприятия к этому процессу.

Спасибо за внимание. У нас два дня семинар-практикум. Здесь присутствуют представители из регионов. По моим последним данным из регионов приехало 57 человек. Поэтому хочу пожелать нам всем удачи. Я думаю, что семинар будет всем нам полезен. Спасибо.

Ольга Александровна, пожалуйста.

- (Разбаш О.А.) Спасибо. Добрый день, дорогие друзья, рада вас всех видеть. Многих я знаю, поскольку давно работаю в этой сфере. Так случилось, что Общественная палата предложила мне как эксперту, юристу-экологу, разбирать материалы, которые поступают по запросам Общественной палаты, разбирать жалобы, поступающие по горячей линии с июля этого года из различных регионов из нескольких округов. Уже набраны такие материалы по конкретным предприятиям. И когда возникла идея проведения этого семинара-практикума для всех нас, я подумала, что будет полезно не просто констатировать как плохо, и какие может быть есть позитивные примеры в каких-то регионах. Хотя и об этом тоже надо будет говорить, с конкретными именами и названиями предприятий. Но мне показалось важным, чтобы мы с вами сегодня обменялись информацией. В презентации я постаралась собрать воедино разрозненные сведения, за последние годы они немножечко поменялись, те сведения, которые касаются процедур общественного экологического контроля. Как я знаю, многие из вас тоже в этой области работают. Мы давно об этом говорим, бьемся, пытаясь каким-то образом эту позицию, эту процедуру, узаконить, придать ей более высокий статус, чтобы стать теми, кто будет задействован в процедуре общественного экологического контроля, без которого, я уверена абсолютно, никакой модернизации не произойдет, как бы странно это не звучало. Поэтому я и вынесла в заголовок презентации именно процедуру участия, вовлечения общественности в процесс экологической оценки, которые подразумевают в том числе и взаимодействие гражданского общества с бизнес-сообществом, с органами государственной власти, контролирующими и надзирающими в сфере охраны окружающей среды. Именно с точки зрения создания побудительных механизмов, о которых здесь говорил г-н Гутенёв, для бизнеса, двигаться все-таки в направлении модернизации.

К сожалению, сегодняшнее утро для этой темы не радостное. Наверное, многие из вас взяли свежие газеты. «Московский комсомолец» вообще бесплатно раздавал сегодняшний номер у метро, думаю, чтобы довести до многих ситуацию по Химкинскому лесу, которому в Общественной палате было посвящено целое заседание. Я наблюдала, какой огромный интерес вызвала эта тематика. Не буду сейчас вдаваться в подробности проекта и комментировать окончательное, как здесь написано, решение комиссии. Хочу сказать об одном, что этот пример показывает нам, что все-таки в нашей стране есть гражданское общество. Что все-таки определенные процедуры существуют, так или иначе, более успешно или менее успешно. Что есть люди, которые не были безразличны к судьбе этого участка природы под Москвой, достаточно существенного для жизнеобеспечения огромного мегаполиса. Они пытались различными методами достучаться до принимающих решение. Насколько это успешно, рассудит история, может быть еще не окончательная точка поставлена в этом вопросе, посмотрим. Но как юрист я хотела бы обратить ваше внимание на то, что наша сила возможна, как представителей гражданского общества, а здесь, я так понимаю, много не только неправительственных организаций из регионов, но также есть и представители Общественных палат регионов. Что очень важно, если мы соберем воедино все наши знания и навыки. Знания законодательства федерального, регионального, которое развивалось в разных регионах в этой сфере очень по-разному. И существуют такие субъекты РФ, в которых есть очень интересные нормативные акты, которые могли бы быть примером для многих.

Обратимся, предположим, к базовым положениям нашего законодательства, которые говорят о том, что у граждан есть права на информацию, на участие в принятии решений в той или иной форме. Они перечислены на одном из слайдов. Что принимающий окончательное решение проектировщик обязан проводить определенные процедуры по выявлению тех слоев населения или тех объектов, которые будут задеваться его проектом в будущем. И мы с вами увидим, что не только в Конституции статьи 42 записаны наши базовые права как граждан России, но и в последующих более поздних законодательных актах и подзаконных актах. Они видоизменялись. Те, кто занимались этой темой, а именно процедурой оценки воздействий на окружающую среду и проблемами государственной экологической экспертизы, помнят, что в 2007 году драматически была сужена сфера применения государственной экологической экспертизы и сферы ОВОС. Тем не менее, основное бремя было передвинуто законодателями в строительный кодекс. Сколько копий было сломлено, вы тоже помните, и многие на практике проходили этот тяжелый путь. Тем не менее, даже бизнес-сообщество пришло в некое недоумение, когда были внесены такие кардинальные изменения в Федеральный закон об экологической экспертизе, в Градостроительный кодекс, статью 49. Знаю, что на практике бизнес-сообщество, многие предприятия или проектанты, сами проводили процедуру ОВОС, хотя на тот момент она была уже не для всех проектов обязательна. Просто понимая, что иначе они могут сами себя подвести и попасть в очень нехорошую ситуацию. Особенно если они впоследствии предполагали обращаться за кредитами и, прежде всего, за кредитами международных финансовых организаций, у которых крайне высокие стандарты в этой сфере. Вы, может быть, знаете, что были приняты совсем недавно новые экологические и социальные политики и Всемирного банка, и Европейского банка реконструкции и развития. Поэтому все не так печально. Но будучи реалистами, мы должны отдавать себе отчет в том насколько это тяжелый путь. Повторяю еще раз, что я постаралась вспомнить и привести как бы воедино, где мы с вами можем найти нормы, содержащие позиции, дающие нам право выступать в качестве общественных экологических контролеров. Условно назовем пока так, поскольку единого акта, к сожалению, нет.

Анализируя, мы с вами можем согласиться с тем, что правовая база для развития общественного экологического контроля все-таки есть. И он на самом деле в такой зачаточной стадии, уже набив много шишек, существует. И пытается в разных регионах себя проявлять. В базовом законе есть еще и обязанность тех, кто инициирует какую-то хозяйственную деятельность, или уже ее реализует, и их деятельность оказывает негативное воздействие на окружающую среду. Обязанность планировать, разрабатывать, осуществлять мероприятия по охране окружающей среды, по вовлечению общественности во всю эту деятельность. Здесь законодатель, еще в 1992 году и в более позднем, но не действующем Законе об охране окружающей среды 1992 года, заложил все эти основы, и это международно-признанные принципы. Декларация Рио-де-Жанейро, когда международное сообщество сказало, что поскольку окружающая среда есть достояние всех и каждого, каждый имеет право знать, что с ней происходит. Каждый имеет право знать о планируемой хозяйственной деятельности. Каждый имеет право знать о выбросах в окружающую среду или сбросах. И каждый имеет право знать о мероприятиях, которые должны или планируются приниматься по охране. Т.е. существует целый комплект или комплекс того, что мы имеем право. Знаете, есть такой анекдот про юристов, когда приходят к адвокату и говорят: «Господин адвокат, а я имею право?» Он говорит, не слушая: «Да-да, имеете». - «А я могу?» - «Нет, не можете». Вот примерно в этом ракурсе мы с вами сегодня размышляем мрачно, когда видим на практике, как это происходит.

Тем не менее обращаю ваше внимание, что процедура ОВОС никем не отменена, а постановление утвердившее положения ОВОС 1994 года действует. Поэтому хоть и в суженном виде, но обращать внимание на местах на новых заявителей, новых игроков на этой ниве следует всем тем, кто заинтересован, чтобы на местах все-таки не строились слишком негативные объекты для окружающей среды. И мне кажется, что в первую очередь это роль неправительственных экологических организаций, поскольку они в себе аккумулируют авангард нашей общественности, которая уже специализируется в этих сложных и противоречивых вопросах. И конечно именно экологические организации регионов являются форпостами в смысле знаний, навыков, инициативы и энергии, которые они могут привнести во взаимодействие с бизнес-сообществом.

Обязательно следует обращать внимание на развитие международных нормативов в этой сфере, потому что они дают пищу для ума нашим региональным законодателям. Я уже не говорю о федеральных, правда, до них сложнее достучаться. Поскольку Россия является стороной некоторых из принципиально важных природоохранных международных соглашений, как глобальных на уровне ООН, например Конвенция об экологическом разнообразии, где записан принцип участия общественности и права на информацию, Россия несет определенные международные обязательства по сохранению биологического разнообразия. Что тоже важно для нашей с вами риторики, когда мы будем обращаться или обращаемся с требованиями, просьбами и предложениями к принимающему окончательное решение или к бизнес-сообществу. Это конечно Конвенция по (?) в ограниченном контексте, т.е. половина конвенции, где Россия не является пока еще стороной, она является наблюдателем. Нет, прошу прощения, она является стороной, правоприемником СССР. Там перечислены довольно четкие критерии: как происходят процедуры взаимодействия, какие критерии к проектам должны предъявляться, как заявитель этих проектов должен реагировать на общественные комментарии и как их документировать.

Я может быть говорю немножко скучно, но мне кажется, что это очень практические вещи, которые нам всем пригодятся в каждодневной работе экологических организаций. Если мы действительно хотим что-то менять и пытаться побуждать. Мы сейчас говорим именно в этом ракурсе - пытаться побуждать бизнес к модернизации. Заставить бизнес любить модернизацию невозможно, это мое глубокое убеждение. Его можно только призвать и создать такие условия, когда он не сможет не модернизироваться. Но вот какие – для этого мы с вами сегодня здесь и собрались, чтобы пообсуждать.

На мой взгляд, российскому законодательству, которое уже имеет базовые принципы общественного участия, и вообще для развития системы общественного экологического контроля нужны более детальные процедуры, закрепленные законодательно. Потому что для любого чиновника, таков наш менталитет российский, для менеджера любого предприятия самого высшего уровня, который принимает решение вкладывать или не вкладывать в очистные сооружения, строить или не строить новый цех, с учетом возмущения населения вокруг. Если нет этих деталей, если только какие-то общие декларативные принципы провозглашены – эти ничто, это сотрясение воздуха. А если он увидит, что утверждено положение об общественном экологическом контроле, или о процедуре согласования, или о процедуре участия – не важно, в разных регионах по-разному это называется. В Санкт-Петербурге очень сильное законодательство, кстати говоря. Надеюсь, что пример с офта-центром тоже может проиллюстрировать, насколько сильно общественность сумела организоваться и использовать те правовые нормативы, которые есть в регионе, для того чтобы все-таки привлечь внимание президента и добиться какого-то решения, более правильного. Так вот, мне кажется, что всем вместе нам надо работать над тем, чтобы из регионов шли сигналы, чтобы на ниве региональное законодательство, прежде всего, развивалось. Это возможно и не противоречит Конституции, поскольку уже есть основа на федеральном уровне, а региональное законодательство может, не противореча федеральному, развивать свои процедуры.

Хочу напомнить, что в 2004 году с участием ведущих экологических организаций, региональных и общероссийских, был разработан проект положения об общественном контроле буквально за день до кардинальной реформы Министерства экологии. Оно тогда называлось Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов, а через день после утверждения этого положения было переименовано и трансформировано в МПР. Сейчас оно у нас опять МПРЭ – природных ресурсов и экологии. Так вот, этот проект положений был утвержден, правда, потом не дошел до окончательного своего воплощения в подзаконный нормативный акт, но можно к нему обратиться. Его нужно найти, посмотреть внимательно, сравнить с тем, что уже имеется в вашем регионе и использовать те идеи, которые туда были заложены. Я вас уверяю, что там использовались уже и положения тех конвенций, о которых я вам говорила. Прежде всего, это Конвенция европейской экономической комиссии по доступу к информации, участию общественности и доступа к правосудию, так называемая Орхская конвенция. Также, в 2006 году, было создано, разработано под эгидой МПР, руководство по участию общественности в экологической оценке. Разные названия, но в принципе все это одного плана процедуры, которые говорят о том, как общество взаимодействует с бизнесом и властью.

У меня, наверное, мало уже времени, да? Или есть еще?

Мне кажется, что важно напоминать нашим региональным законодателям и конечно федеральным о том, что идет процесс сближения российского законодательства с европейским. Это звучит везде и всюду на переговорах России с Европейским союзом. Только что в Брюсселе состоялся очередной саммит, где речь шла об очередном витке налаживания отношений с Европой. Никуда нам не деться друг от друга. Был очень мощный проект, который шел в течение четырех лет с участием Государственной Думы и Министерства природных ресурсов. Он так и назывался: «Гармонизация европейского и российского законодательства или европейских и российских экологических стандартов». О нем есть информация на сайте МПР. Там можно найти все эти разработки, в которых участвовало огромное количество экспертов. Посмотрите. Там поднимались темы и контроля, и экологических инспекций, и экологического аудита, и экологического страхования, т.е. все ипостаси производственной деятельности применительно к проблемам охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов.

В основе охранных мероприятий в странах ЕС 12 лет использовалась директива о комплексном контроле за загрязнением окружающей среды. Привлекаю Ваше внимание, что уже два года действует новая директива Парламента и Совета Европейского союза от 15 января 2008 года. Почему я о ней заговорила, Вы сейчас поймете. В ней заложены основы промышленной экологии, скажем так. Там есть и право на информацию, т.е. это комплексный документ, говорящий о том, каким образом учитывать и предотвращать загрязнения. Сейчас основной акцент в Европе делается именно на предотвращение, на стадии «до трубы», что называется. Не тогда, когда все произошло и плохо и уже нанесен урон и окружающей среде, и здоровью людей. Как показывают правильные расчеты, это гораздо дороже, чем предотвращать этот вред, т.е. применять самые лучшие доступные существующие технологии, пытаясь таким образом модернизировать производство и избегать тяжелых последствий. Собственно, вот к чему нас призывал сегодня г-н Гутенёв, чтобы мы об этом вели разговор с бизнесом.

Это будет более конструктивно. Но каким образом это делать, надо будет поговорить уже в дальнейшем. И в соответствии со статьей 55-й базового соглашения между Европейским союзом и Россией наша страна обязалась сблизиться, гармонизировать российское законодательство с европейским. Почему, если говорить с точки зрения бизнеса, то мы должны говорить на одном языке? Тогда Россия будет действительно инвестиционно привлекательной. Тогда будет создано достаточно много рабочих мест для наших молодых специалистов. Тогда наши стандарты будут понятны и взаимоприемлемы и т.д. И тогда, наверное, российская продукция станет еще более конкурентоспособной на международных рынках.

Обращаю Ваше внимание. Может быть, кто-то из вас уже слышал и видел, а если нет, то эта информация тоже размещена на сайте МПР, очень важный проект Федерального закона двинулся сейчас на согласование. Мы не должны его пропустить. Почему это очень важно для гражданского общества, сейчас мы поговорим. Он звучит длинно, занудно: «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в области охраны окружающей среды, введение мер экономического стимулирования хозяйствующих субъектов для внедрения наилучших технологий». Та долгожданная новация в законодательстве, именно развитие положения базового закона об охране окружающей среды, о наилучших технологиях, наилучших существующих технологиях, о которых говорится вскользь применительно к государственной экологической экспертизе в базовом природоохранном законе, получило свое развитие. Наконец этот проект создан, разработан во исполнение указа президента о некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности экономики Российской Федерации.

Как мы видим, вроде бы высшая политическая воля в государстве есть. Она создана, действует, проявляет себя в указах и различных указаниях по усовершенствованию законодательства. Исполнительный орган власти, отвечающий за это, разработал наконец-то этот закон. Более того, 3 ноября МПР передало проект закона в Правительство и на межведомственное согласование, а также в РСПП и в Торгово-промышленную палату.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Общественная палата Российской Федерации (2)

    Документ
    Авдийский Владимир Иванович, Заведующий кафедрой "Анализа рисков и экономической безопасности" Финансовой Академии при Правительстве Российской Федерации,
  2. Общественная палата российской федерации (1)

    Программа
    - (Гутенев В.В.) Добрый день уважаемые коллеги. Я думаю, что мы приступим к нашей работе. Сегодня у нас запланированы слушания по теме «Технологическая модернизация действующих сельскохозяйственных комплексов».
  3. Общественная  палата российской  федерации

    Документ
    Комиссией Общественной палаты Российской Федерации по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей в период проведении призыва граждан в Вооруженные Силы Российской Федерации (апрель-июль и октябрь-декабрь 2008 года, апрель-июль
  4. Общественная палата Российской Федерации (3)

    Доклад
    ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ПРИЧИНЫ НАКОПЛЕНИЯ ПРОБЛЕМ В СФЕРЕ ДЕМОГРАФИИ И ЭКОНОМИКИ В ПЕРИОД 1946 - 2007 ГГ., ТРЕБУЮЩИХ РЕШЕНИЯ В РАМКАХ СОВРЕМЕННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
  5. Общественная палата российской федерации (4)

    Памятка
    Взаимоотношения религиозных организаций и Министерства внутренних дел Российской Федерации имеют глубокие исторические корни. В частности, в дореволюционной России церковь проводила значительную работу по патриотическому и духовно-нравственному

Другие похожие документы..