Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В дословном значении психология это – знания о психике, наука изучающая ее. Психика – это свойство высоко организованной ма­терии, субъективное отраж...полностью>>
'Реферат'
В современных условиях для повышения эффективности управления необходимо совершенствование работы с документами, так как всякое управленческое решение...полностью>>
'Документ'
Апологетика — это, прежде всего, наука. Она посвящена вопросу защиты веры, т. е. доказательству правоты христианского взгляда на мир. Доказательство ...полностью>>
'Документ'
И66 Инновационное развитие и региональная интеграция российской экономики : материалы II Всероссийской научно-практической конференции (апрель 2008 г...полностью>>

Двадцать лет назад, 14 декабря 1989 года, умер лауреат Нобелевской премии мира 1975 г

Главная > Информационный бюллетень
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Хроника

Московской Хельсинкской группы

ежемесячный информационный бюллетень

12 (180)

декабрь 2009

Мы помним

Памяти Андрея Дмитриевича Сахарова

Двадцать лет назад, 14 декабря 1989 года, умер лауреат Нобелевской премии мира (1975 г.), физик-ядерщик, общественный деятель, правозащитник Андрей Дмитриевич Сахаров.

Норвежский Нобелевский комитет присудил премию мира советскому академику с такой формулировкой: «За бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между народами и за мужественную борьбу со злоупотреблениями властью и любыми формами подавления человеческого достоинства».

14 декабря 2009 года в Москве в Большом зале Библиотеки иностранной литературы открылась двухдневная международная конференции «Идеи Сахарова сегодня», в которой приняли участие около 150 человек. Среди них – комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммамберг, председатель правления фонда имени Сахарова, первый Уполномоченный по правам человека в РФ Сергей Ковалев, нынешний Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и многие другие. Перед началом конференции ее участники возложили цветы у дома, где жил Сахаров.

Одно из стремлений организаторов конференции – вернуть Сахарова в актуальный дискурс сегодняшнего дня не только из уважения к его роли в формировании современной концепции прав человека, но и как личность, олицетворявшую моральное измерение мировой политики.

Три содержательных блока конференции соответствуют трем частям Нобелевской лекции Сахарова «Мир, прогресс, права человека».

В рамках конференции прошел Вечер памяти, где свои воспоминания и посвящения Андрею Дмитриевичу озвучили те, кто знал и работал с ним на разных этапах жизни.

Защитить наследие Сахарова

Приветствие Елены Георгиевны Боннэр участникам конференции «Идеи Сахарова сегодня»

Я сожалею, что меня сегодня нет в этом зале. Я надеюсь, что дискуссии на всех трех панелях будут интересны участникам и гостям конференции. А возможно, будут и плодотворными, хотя я, в прошлом участник многих подобных мероприятий, так и не знаю, что в данном случае означает это слово.

За двадцать лет, что Сахарова нет с нами, ушли из жизни Евгений Львович Фейнберг и Виталий Лазаревич Гинзбург, рядом с которыми прошла вся профессиональная жизнь Сахарова-физика. Ушли из жизни и многие из тех, кто был близок Сахарову, составляя вместе с ним малочисленную, но нравственно и духовно сильную когорту диссидентов, тех, кто воплощал свое служение народу и стране единственно по призванию своей совести. Он не был их вождем, но они были вместе. Я не могу перечислить всех поименно и назову только пять: нашего большого друга Лидию Kорнеевну Чуковскую, светлых женщин Таню Великанову, Лару Богораз, Зою Крахмальникову и бессменного почти с мальчишечьих лет помощника и доверенное лицо Андрея Дмитриевича – Ефрема Янкелевича, так преждевременно в этом году ушедшего из жизни.

Сегодня на смену ушедшим или отошедшим по возрасту пришло новое поколение. Очень хочется приветствовать его словами поэта: «Здравствуй, племя младое, незнакомое!». Но одолевают сомнения. Помнит ли это новое племя, что они работают на поле, которое было очищено и распахано для них теми, кого в советской печати называли «жалкой кучкой отщепенцев»? Понимает ли оно, что правозащита – это не просто работа, но еще и нравственное служение?

Сегодня в России более 140 тысяч зарегистрированных, признанных государством правозащитных организаций. В каждой из них работают несколько человек (а зачастую и десятки людей). Это не менее миллиона профессионалов-правозащитников. Но влияние их на жизнь страны ничтожно мало по сравнению с тем, каково было моральное влияние их предшественников.

Трудно ответить на вопрос, почему так получилось. Почему слово «демократ» воплотилось в свою противоположность – в «дерьмократа»? Ведь не только потому, что известные стране люди, публично на телевидении рвавшие свои партбилеты, и бывшие комсомольские вожаки внезапно превратились в миллиардеров, в нефте- и газомагнатов.

Почему неформальные, незарегистрированные объединения – та же «Солидарность» – вызывают зачастую раздражение у зарегистрированных государством правозащитников?

Не проявляется ли в этом стремлении к сотрудничеству с государством их политизированность и так называемая политкорректность?

Государство лжет своим гражданам ежедневно, ежечасно и по любому поводу.

Государство фактически отняло у страны основной инструмент демократии – право выборов, отказалось от своей главной задачи – защиты населения от воров (само ворует), от убийц (само убивает), вконец разрушило судебную систему. Социальная и экономическая политика государства привела к резкому росту числа людей, живущих за чертой бедности. А беспризорных детей сейчас в стране больше, чем было после войны. Но правозащитники считают возможным сотрудничество с этим государством.

Так правозащитники пусть неформально, но стали частью государственного аппарата, чиновниками от правозащиты. Это зачеркнуло их моральную правоту и отторгло от них почти все население страны. И только очень небольшая часть правозащитников смогла удержаться от такой пагубной трансформации. Но это беда и грех не только российских правозащитников, а и большинства их западных коллег. В России стали возможными два суда над организаторами выставок в музее Сахарова и осуждение людей, исповедующих нетрадиционные для страны религии. А в, казалось бы, уже столетия интеллектуально свободной Европе – осуждение (хорошо хоть не судебное) редактора и художника за карикатуры, кому-то показавшиеся оскорбительными.

Приведу два примера для меня очень значимых, и уверена, что и для Сахарова они были бы такими же. Первый – это суды над Ходорковским, Лебедевым, Пичугиным и их подельниками, неправые, бездоказательные, лживые, с бесчисленными процессуальными нарушениями. Но Международная Амнистия, когда-то незапятнанная и уважаемая организация, не признает их узниками совести.

Дело «ЮКОСа» является прямым отказом от Всеобщей декларации прав человека, ее разрушением. Такими же вопиющими являются суды над учеными, якобы «шпионами», и убийство в тюрьме путем отказа в медицинской помощи еще не осужденного, а значит невиновного, человека. А содержание всех, абсолютно всех арестованных и тех, кто ждет суда, и тех, кто уже осужден, таково, что по сравнению с российскими тюрьмами Гуантанамо является раем. И если некоторые российские правозащитники пытаются защитить этих людей, то их западные коллеги в основном отстранились от этого.

Второй пример – жизнь и судьба Гилада Шалита. Как солдат и как раненый, он должен находиться под защитой Женевской конвенции о пленных солдатах. И не должен иметь место этот торг по обмену на тысячу или больше палестинцев, напоминающий рабовладельческий рынок.

Я считаю, что жизнь и свобода Гилада должна стать первейшей задачей не Израиля только, но Ближневосточного квартета и ООН, а также всех правозащитных организаций демократических стран. И до его освобождения никакие мирные переговоры не должны вестись.

Если в первом моем примере мы защищаем Всеобщую декларацию прав человека, то во втором мы защищаем все Женевские конвенции, принятые Объединенными Нациями после Второй мировой войны.

У Сахарова по многим проблемам современности было свое, как теперь принято говорить, «особое мнение». И это особое мнение не воплотилось в реальность при его жизни. Не воплотилось и теперь – спустя двадцать лет. Я перечислю некоторые из его основных идей.

1. Идея конвергенции, при которой должны объединиться все лучшие черты капитализма и социализма.

2. Развитие ядерной энергетики, без которой страны Запада не смогут достичь энергетической независимости и потеряют свою свободу и без которой невозможно поднять уровень жизни в странах третьего мира, преодолеть в них голод и нищету.

3. Сахаров считал и неоднократно писал, что США после челночной дипломатии Киссинджера взяли на себя обязательство по поддержанию безопасности Израиля и не имеют права отказаться от этого.

4. Сахаров считал, что ООН, созданная в ореоле победы над Германией и отражающая в своей структуре сильное давление сталинской дипломатии, должна быть реорганизована. А в идеале он поддерживал идею, высказанную ранее Эйнштейном, Бором, Силардом и другими учеными, о роспуске ООН и создании Мирового правительства. Он также с сожалением писал о том, что страны арабского Востока и страны третьего мира часто безответственно голосуют в ООН.

5. Сахаров утверждал, что ядерное оружие должно быть только оружием сдерживания и никогда войны. Оно подлежит постепенному сокращению вплоть до 5-10 процентов от уровня 90-х годов. А полное его уничтожение возможно при благоприятном развитии человечества не раньше середины ХХI века или к его концу. Он также с большим сомнением относился к ПРО как к оружию возможной защиты.

6. Политика может и должна быть нравственна. Без моральной основы она становится политиканством. Кредо Сахарова в личной и общественной жизни укладывалось в две короткие фразы – «Делай что надо и будь что будет» и «В конечном итоге нравственный выбор является самым прагматичным». Я думаю, что весь смысл данной конференции в этих словах.

Я понимаю, что этот мой текст мало похож на приветствие, которое от меня просили организаторы конференции. Но я вообще не уверена, что в день двадцатилетия со дня смерти уместны приветствия, и мне не нравится традиция отмечать ежегодно уход человека из жизни. Совсем девчонкой я со всей страной в 1937-м радостно переживала «пушкинские торжества». Но уже тогда меня подспудно одолевала мысль: собственно говоря – а что мы празднуем? Дуэль и смерть?

И я хочу надеяться, что отныне отмечаться будет только день рождения Сахарова.

Скоро – в мае 2011 года – будет его 90-летие. Это и должен быть праздник. Но чтобы он состоялся, правозащитникам надо суметь защитить его имя, его интеллектуальное и моральное наследие от приватизации нынешним насквозь лживым и антидемократическим государством. И надо своей повседневной, будничной работой не дать стране забыть, что был у нее такой гражданин Андрей Дмитриевич Сахаров – москвич по рождению, физик и гуманист по умственному и душевному складу...

Соб.корр., по материалам прессы

Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности

доклад на Четвертой сахаровской конференции по физике, ФИАН, 18-23 мая 2009 г.

публикуется в сокращении

Введение. Необходимость предотвратить термоядерный Конец Света

Андрей Дмитриевич Сахаров был одним из самых выдающихся деятелей XX века. Блестящий физик-теоретик и конструктор, ставший академиком в 32 года. «Отец советской водородной бомбы» (в 1950-е) и Лауреат Нобелевской премии мира (1975 г.). Знаменитый правозащитник, неформальный лидер советских диссидентов, чья ненасильственная оппозиция оказалась в конце концов сильнее одного из самых насильственных режимов. Поистине историческим чудом является то, что идея Сахарова о неразрывной связи соблюдения индивидуальных прав человека – с одной стороны, и международной безопасности – с другой, доказала свою работоспособность. В результате ее практического применения человечество отступило от края термоядерной пропасти. Сахаров не раз повторял, что равновесие ядерных сил сверхдержав, угроза «гарантированного взаимного уничтожения» была в течение многих лет важнейшим фактором, предотвратившим развязывание Третьей мировой войны; однако с другой стороны накопление ядерных арсеналов делало это равновесие все более и более неустойчивым.

Физик-атомщик Ю.Н. Смирнов (член группы Сахарова, создавшей самую мощную в истории сверхбомбу, испытанную на Новой Земле в 1961 г.) спросил в 1994 году А.Н. Яковлева (многолетнего члена Политбюро ЦК КПСС, одного из высших руководителей СССР и соратника М.С. Горбачева в осуществлении «Перестройки»), правда ли, что мир случайно избежал катастрофы, или же столь популярные разговоры об угрозе самоуничтожения человечества при обмене СССР и США ядерными ударами были своего рода пропагандой, а в действительности ситуация надежно контролировалась. Ответ Александра Яковлева: «Я не верю в потусторонние силы, хотя мне иногда кажется, что какая-то сила останавливала самое страшное. Человечеству просто повезло».

Сахаров сознавал этот недопустимо высокий уровень риска также и потому, что он знал какого типа люди фактически контролируют ядерную кнопку СССР, понимал практически полную оторванность от реальности обитателей этого советского Олимпа.

В книге «О стране и мире», опубликованной на Западе в 1975 г., он, предупреждая об опасности обсуждавшегося в то время соглашения Брежнева-Никсона о создании системы ограниченной противоракетной обороны (предполагалось создание «антиракетных щитов» для двух главных городов в США и соответственно в СССР), пишет, что такая система может позволить советским бюрократам начать Третью мировую войну: «Страшное подозрение невольно закрадывается в душу, рисуется схема того, что при такой оборонной системе большая часть территории и населения страны приносится в жертву соблазну получить решающее преимущество первого ракетно-ядерного удара при относительной безопасности московских чиновников». Таким образом, у Сахарова не было иллюзий относительно этих людей, и он ясно видел эту пропасть, прямо здесь – у самых ног. Однако для создания более безопасной системы международных отношений необходимо было преодолеть инерцию гигантской бюрократической системы, что составляло задачу огромной сложности. Но, я думаю, что для творческих людей, в том числе для тех, кто находится сейчас в этом зале: «чем сложнее – тем интереснее». Сахаров приложил все свои творческие усилия для решения указанной проблемы.

К этому следует добавить, что и для самого Сахарова достижение того понимания, которое описано выше, было отнюдь не простым процессом. К счастью, он был способен к творческому саморазвитию, к тому, чтобы обдумывать и переосмысливать снова и снова вещи и явления, представляющиеся очевидными. Как сказал о нем И.Е. Тамм: «У него есть прекрасное свойство. К любому явлению он подходит заново, даже если оно было двадцать раз исследовано, и природа его двадцать раз установлена. Сахаров рассматривает все, как если бы перед ним был чистый лист бумаги, и, благодаря этому, делает поразительные открытия».

«Говорящая лошадь»

Первым «кирпичиком» (или так сказать «первой формулой») в деле преобразования мира к более безопасному «фазовому состоянию», очевидно, должно было стать решение задачи «слышимости» – сделать так, чтобы те, там наверху, те, от кого зависит принятие решений услышали тебя, обратили внимание на твои предложения. Одним из зримых «чудес света», поистине странным явлением является тот факт, что в течение четверти века голос Сахарова проникал на высшие политические уровни СССР и других стран, его мнения – всего лишь мнения независимого эксперта – внимательно анализировались, его взгляды и поступки учитывались при принятии стратегически важных решений.

«Вы находитесь на верхнем этаже власти», – заметил Л.В. Альтшулер (мой отец, коллега Сахарова по советскому ядерному проекту с самого его начала, один из основателей изучения свойств веществ при сверхвысоких давлениях в ударных волнах, за что он в 1991 г. был удостоен Премии Американского физического общества), когда он посетил Сахарова 10 января 1987 г. вскоре после возвращения Андрея Дмитриевича и Елены Георгиевны из ссылки и когда Горбачев привлек Сахарова к важным переговорам по разоружению. И Андрей Дмитриевич немедленно отреагировал на это замечание моего отца: «Я не на верхнем этаже. Я рядом с верхним этажом, по ту сторону окна». Эта метафора Сахарова является математически точной.

«Почему Вы передали свои «Размышления…» за рубеж?», – спросил Сахарова Л.В. Альтшулер после того, как этот документ в июле 1968 г. был напечатан в «Нью-Йорк Таймс» и в ядерном центре «Арзамас-16», а также в гораздо более высоких инстанциях, разгорелся скандал. «Я решил обратиться к тем, кто готов меня слушать», – ответил Андрей Дмитриевич – тоже математически точно. Дело в том, что годом раньше Сахаров написал «закрытое» письмо наверх (Сахаров никогда не упоминал об этом своем адресованном М.А. Суслову письме от 27 июля 1967 года, честно соблюдая его конфиденциальный характер; историк физики Г.Е. Горелик обнаружил это письмо в Архиве ЦК КПСС, на документе был штамп «секретно»), где изложил примерно те же самые идеи и предложения, которые потом вошли в его знаменитые «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» (в течение ряда лет опубликованные на Западе общим тиражом порядка 20 миллионов экземпляров).

И он не получил вообще никакого ответа. Таким образом, советское руководство не пожелало с ним разговаривать, и он принял решение придать свои взгляды публичной огласке в Самиздате в СССР и за рубежом. Многие считали этот шаг Сахарова (равно как и многие другие его действия) чистым безумием. «Сахаров – говорящая лошадь, но не могут же все лошади говорить», – повторял Я.Б. Зельдович. «Это нарушение закона сохранения энергии», – выражали свое удивление коллеги-физики на понятном им языке.

Однако, подобные удивительные случаи «нарушения закона сохранения энергии» случались и раньше. Среди сравнительно недавно рассекреченных документов ядерного центра «Арзамас-16» (Саров, советский Лос-Аламос, расположенный в 600 км. на восток от Москвы) есть и заключение некоей прибывшей из Москвы важной комиссии, датированное ноябрем 1950 г., т.е. «в глубине» мрачной сталинской эпохи.

В этом заключении есть такие слова: «Такие заведующие лабораториями, как Альтшулер, Сахаров и другие, не внушающие политического доверия, выступающие против марксистско-ленинских основ советской науки, должны быть отстранены от руководства научными коллективами». Всем ведущим ученым объекта – членам партии, либо не членам партии, как Сахаров и Альтшулер, был задан один и тот же сугубо формальный вопрос: «Согласны ли Вы с политикой коммунистической партии?». И только двое выразили свое несогласие с политикой партии в области биологии, с разгромом генетики в 1948 году. Инструкция – освободить Сахарова и Альтшулера от занимаемых должностей так и не была выполнена. Высказывание Сахарова власти сочли за благо просто проигнорировать, а вот Альтшулера было приказано в срочном порядке удалить с объекта с практически неизбежным, как можно было предполагать, последующим арестом. Однако изгнание удалось предотвратить, и спасением стала солидарность ученых, в том числе Сахарова.

В книге «Он между нами жил… Воспоминания о Сахарове», собранной в Отделении теорфизики ФИАНа и опубликованной в 1996 г. (по-английски книга была издана в 1991 г.), Л.В. Альтшулер пишет, что его и Сахарова критические позиции в основном совпадали, но вольномыслие Андрея Дмитриевича было глубже и масштабнее.

Отец также вспоминает очень характерный эпизод 1969 года, когда они оба уже жили в Москве, и он посетил Сахарова, чтобы обсудить с ним одну очень критическую программу реформирования СССР, распространявшуюся в Самиздате и принесенную домой моим средним братом. Оказалось, что Андрей Дмитриевич уже читал этот документ, и они стали его обсуждать, полностью игнорируя неизбежное присутствие «третьей стороны» в лице сотрудников КГБ, слушающих и записывающих на магнитофон каждое слово, произнесенное в квартире Сахарова. Но, когда отец заговорил об их прежней работе на объекте, Сахаров его остановил: «Давайте отойдем от этой темы. Я имею допуск к секретной информации. Вы тоже. Но те, кто нас сейчас подслушивают, не имеют. Будем говорить о другом».

Игорь Тамм. Нильс Бор и Архимед в Москве

Вернемся в начало 1950-х. Конечно же, причиной, почему в сталинские времена Сахаров и Альтшулер не были наказаны за свою оппозицию линии партии в биологии, была бомба, которой Сталин очень хотел обладать. В сущности, в то время бомба спасла всю советскую физику, предназначенную к уничтожению вслед за генетикой. Теория относительности и квантовая механика клеймились как «идеалистические», «буржуазные» направления в физике, противоречащие великому учению Маркса и Ленина.

Л.В. Альтшулер вспоминает с каким возмущением И.Е. Тамм говорил у него дома в Сарове о статье известного физика Д.И. Блохинцева (работавшего до войны в Теоротделе ФИАНа под руководством Тамма), повторявшей всю эту опасную чепуху. «Ведь он знает, что это неправда, а пишет, пишет!», – почти кричал Игорь Евгеньевич, в гневе подняв и обрушив на пол стул.

Игорь Евгеньевич Тамм, учитель Сахарова, Лауреат Нобелевской премии по физике 1958 года, в течение многих лет бывший начальником Отдела теоретической физики ФИАНа. В 1948 г. он возглавил группу в ФИАНе по созданию водородной бомбы и в 1950 г. Тамм и Сахаров переехали в Саров для продолжения этой работы в вышеназванном ядерном центре «Арзамас-16». Вскоре после этого они также выдвинули идею «магнитной бутылки» – магнитного удержания плазмы, доказав ее жизнеспособность расчетами; идея эта получила дальнейшее развитие под руководством Л.А. Арцимовича и воплотилась в ТОКАМАКах.

Не исключено, что термоядерная энергия, использование ядерного синтеза – наиболее реальный путь к решению все возрастающих энергетических проблем человечества. Этой весной, в апреле 2009 года было объявлено о начале работы международного проекта ИТЕР по созданию гигантского ТОКАМАКа. Об этом говорил здесь, в этом зале, 17 мая 2009 г., профессор Кристоффер Левеллин, публичная лекция которого, объявленная в программе конференции, была организована Фондом «Династия».

В свою очередь профессор Бруно Коппи, также принимающий участие в нашей конференции, настаивает на том, что более перспективным и одновременно более дешевым являются варианты ТОКАМАКов, называемые игниторами. Так что мы видим, что идея Сахарова-Тамма 60-летней давности никоим образом не устарела. Следует также отметить, что в 50-е годы Сахаров также выдвинул идею получения сверхсильных магнитных полей методом взрывной имплозии. Работа в этом направлении, получившем название «Магнитная кумуляция», была продолжена А.И. Павловским и в настоящее время это направление активно развивается в России и за рубежом.

Во время визита, 7 мая 1961 г., Нильс Бор, его жена Маргарет и сын Оге Бор приняли участие в празднике «День рождения Архимеда», который за год до этого придумали и организовали студенты физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

В начале 1960 года на X Комсомольской конференции физфака было решено (и утверждено путем общего голосования): «Учредить праздник День физика. Считать Днем Физика день рождения Архимеда. Постановить, что Архимед родился 7 мая 287 г. до н.э.». Тем самым была установлена дата ежегодного праздника; торжества эти состоялись 7 мая ежегодно в течение 10 лет, до момента, когда парторганы не прикрыли их по идеологическим причинам.

Это было поистине грандиозное событие. Я, как и многие сидящие в этом зале, тоже там был среди тысячной толпы студентов. На колеснице (сооруженной из соответствующим образом украшенного грузовика) Архимед (Александр Логгинов) в древнегреческой тунике и лавровом венке, в компании с Бором, Ландау и Таммом медленно объезжали здание физфака; при этом Архимед выкрикивал в громкоговоритель лозунги, унижающие «обитателей» соседствующего с физфаком химфака, а также пел песни.

Потом было студенческое представление на ступенях физфака, а вечером того же дня в Клубной части Главного корпуса состоялась знаменитая опера «Архимед», сочиненная в 1960 году второкурсником физфака Валерием Канером и пятикурсником Валерием Миляевым. Опера очень смешная, переполненный зал периодически разражался смехом, а когда замолкал, в наступившей тишине вдруг раздавался громкий хохот Нильса Бора; Ландау и Тамм, сидевшие от него справа и слева, переводили ему то, что произносилось на сцене, и когда он схватывал смысл шутки, то не мог удержаться от смеха, но при этом возникало естественное запаздывание во времени. А эта «смеховая интервенция» Бора в свою очередь вызывала новый взрыв хохота студенческой аудитории. Незабываемая сцена. Опера говорит о трудностях создания Единой теории поля, а ее главная песня: «Электрон вокруг протона обращается,/Эта штука атом Бора называется…». Под впечатлением оперы Бор вышел на сцену и сказал теплые слова, подчеркнув, что Единая теория поля без сомнения будет построена, если к ее созданию будут приложены энтузиазм и энергия, сопоставимые с тем, что он только что видел.

А после окончания спектакля весь зал, стоя, пел гимн студентов-физиков России «Дубинушка» («Тот, кто физиком стал,/Тот грустить перестал,/На физфаке не жизнь, а малина,/Только физики соль,/Остальные все ноль…»), сочиненный в 1946 году студентом третьего курса физфака МГУ Борисом Болотовским – потом в течение 60 лет сотрудником ОТФ ФИАНа.

При входе в ФИАН можно видеть две мраморные плиты, посвященные И.Е. Тамму и А.Д. Сахарову. Оба они работали в Отделении теоретической физики.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Год назад, 7 октября 2006 года, в Москве убили Анну Политковскую. По этому поводу было уже сказано немало гневных и горьких слов

    Информационный бюллетень
    Год назад, 7 октября 2006 года, в Москве убили Анну Политковскую. По этому поводу было уже сказано немало гневных и горьких слов. Но, пожалуй, не сказали только главного: что же все-таки делать, чтобы исполнители и заказчики преступления
  2. Федерико Гарсиа Лорка. Крайне мало в списках лауреатов выдающихся советских и российских ученых. Однако при всех недостатках Нобелевская премия остается самой престижной в мире. Очередная книга

    Книга
    Изобретатель динамита промышленник Альфред Бернхард Нобель оставил человечеству необычное завещание о судьбе своего капитала. В 1900 году на основе оговоренных условий был создан Нобелевский фонд, а затем началось присуждение Нобелевских
  3. Книга эта писалась почти четверть века назад. За эти годы многое произошло: пала, казавшаяся нерушимою, коммунистическая система; распался Советский Союз.

    Книга
    Борис Вайль – участник подпольного движения 50-х, возникшем под влиянием ХХ съезда КПСС и событий в Венгрии. В 1954 г. Б. Вайль – 18-лет­ний студент Ленинградского библиотечного института был осужден на 6 лет лишения свободы.
  4. Олега Платонова Государственная измена вд 16 Jul 08 11 Как мир научился ненавидеть Израиль. ЕфГ 5 Aug 08 11 10 афоризмов гч 11 Aug 08 11 статья

    Статья
    Опечатки. 0т Арнольда Амромина From: 14 Jan 2008 FW: Opechatka Разослано: 14 Jan 2008 Первопечатник Иоганн Гутенберг стал, естественно, и первоопечатником (каламбур Ильфа и Петрова).
  5. В. И. Глазко В. Ф. Чешко «опасное знание» в «обществе риска» (век генетики и биотехнологии) Харьков ид «инжэк» 2007 удк 316. 24 Ббк 28. 04 Г 52 Рекомендовано к изданию решение

    Решение
    Настоящая монография посвящена философским и естественнонаучным аспектам превращения современной фундаментальной науки и высоких технологий в фактор социального риска.

Другие похожие документы..