Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Басинюк В.Л. - директор НТЦ «Технология машиностроения и технологическое оборудование» Объединенного института машиностроения НАН Беларуси, д-р техн....полностью>>
'Закон'
кадастровый номер - уникальный, не повторяющийся во времени и на территории Российской Федерации номер объекта недвижимости, который присваивается ем...полностью>>
'Конкурс'
В мае 2010 года исполняется 65 лет со дня окончания Второй мировой войны и Победы над фашизмом. Во время этой страшной и кровопролитной войны многие н...полностью>>
'Документ'
Специфика педагогических измерений, проводимых в рамках Интернет-экзамена, вытекает из поставленной цели – оценки степени соответствия подготовки сту...полностью>>

Функционирование иносказательных фразеологических единиц в аргументативном дискурсе (на материале русского, английского, французского языков) 10. 02. 19 теория языка

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

САЛТЫКОВА Екатерина Алексеевна

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНОСКАЗАТЕЛЬНЫХ

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В АРГУМЕНТАТИВНОМ ДИСКУРСЕ

(на материале русского, английского, французского языков)

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Л.Г. Васильев

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ю.Н. Варзонин

кандидат филологических наук, доцент

Е.О. Казей

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный

университет им. И.Н. Ульянова»

Защита состоится « » ___________ 2011 г. в «___» час.___ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном университете по адресу: Россия, 170100, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу 170002, Тверь, ул. Володарского, д. 42.

Отзывы можно направлять по адресу: Россия, 170100, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33, ученому секретарю.

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 212.263.03

кандидат филологических наук, доцент В.Н. Маскадыня

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Данное диссертационное исследование посвящено описанию иносказательной природы фразеологических единиц (далее – ФЕ) и специфике их значения и функционирования в аргументативном дискурсе.

Актуальность исследования обусловлена: (1) важностью описания роли иносказательных ФЕ в обосновании точки зрения аргументатора с целью сделать его позицию понятной, убедительной и приемлемой для адресата; (2) необходимостью выявления потенциала убедительности иносказательных ФЕ при аргументировании Тезиса в зависимости от их типа иносказательности; (3) недостаточной изученностью иносказательных ФЕ с точки зрения структуры их значения в условиях отсроченного понимания и типов проявления иносказательности (под иносказательными ФЕ понимаются ФЕ, характеризующиеся образностью, являющейся результатом метафорического и метонимического переосмысления слов и словесных комплексов, положенных в основу ФЕ); (4) отсутствием работ, освещающих компонентный состав иносказательных ФЕ, варьируемый в зависимости от типов иносказательности указанных единиц; (5) неизученностью использования иносказательных ФЕ в качестве языковых средств построения аргументативного дискурса.

Объектом диссертационной работы являются иносказательные ФЕ, представленные эмотивными фразеологическими речениями метафорического характера.

Предмет исследования – семантико-структурные и аргументативные характеристики иносказательных ФЕ.

Цель данной работы – показать, что конвенциональный статус значения иносказательных ФЕ определяет: 1) их употребление при обосновании по преимуществу в аргументативной функции, имеющей конвенциональный статус; 2) тип иносказательности, обладающий бóльшим потенциалом убедительности.

Реализация этой цели предопределила постановку следующих задач исследования:

1) проанализировать подходы к фразеологическим исследованиям в рамках антропоцентрической парадигмы в лингвистике;

2) обосновать свое понимание ФЕ и структуры фразеологического значения;

3) описать образную составляющую семантики ФЕ и определить сущность и типы иносказательности ФЕ;

4) выявить место иносказательных ФЕ в структуре аргумента, а именно, проанализировать аргументативные функции их употребления;

5) определить типы аргументов, языковым наполнением которых являются исследуемые единицы;

6) установить потенциал убедительности исследуемых ФЕ в зависимости от их типа иносказательности.

Задачи, поставленные в исследовании, определили применение соответствующих методов: понятийного, гипотетико-дедук­тивного, интерпретативного, аргументативно-функционального и контекстуального анализа, элементов количественного анализа материала.

В основу данной работы положена следующая гипотеза: содержательные характеристики иносказательных ФЕ в монологическом аргументативном дискурсе могут быть рассмотрены на основе семиологического подхода; иносказательные ФЕ, представленные эмотивными метафорическими ФЕ, могут быть классифицированы по принципу иносказательности с выделением типов иносказательности; исследуемые ФЕ в аргументативном дискурсе обладают аргументативными характеристиками, что обусловливает их употребление при аргументировании; при использовании иносказательных ФЕ для обоснования Тезиса аргумента конвенциональность их значения обеспечивает употребление исследуемых единиц по преимуществу в аргументативной функции, обладающей конвенциональным статусом, а именно в функции Данных; больший потенциал убедительности характерен для типа иносказательности, компоненты которого, как и значение исследуемых ФЕ, должны обладать конвенциональностью и эксплицитностью.

Материалом исследования послужили 284 ФЕ русского языка, характеризующие эмоции человека, взятые из словаря-справочника по русской фразеологии под редакцией Р. И. Яранцева, их эквиваленты в английском и французском языках (всего 852 ФЕ) и 1356 метафорических ФЕ, выявленных методом сплошной выборки из текстов художественной литературы XX века на русском, английском, французском языках. Общий объем проанализированных текстов составил 2400 страниц.

В результате проведенного исследования сформулированы и выносятся на защиту следующие положения.

1. В рамках монологического аргументативного дискурса семантические компоненты фразеологического значения иносказательных ФЕ могут быть рассмотрены и объяснены с применением семиологической модели понимания.

2. Иносказательная природа ФЕ метафорического характера может быть выявлена на основе синтактико-семантического подхода к метафоре с выделением в составе исследуемых ФЕ компонентов, отражающих особенности создания их образности, а именно: предмета взаимодействия, образа взаимодействия, основания взаимодействия.

3. Составляющие иносказательных ФЕ коррелируют с компонентами их

значения. Предмет взаимодействия соответствует значению иносказательных ФЕ, в котором заключено понятие, соотносимое с десигнативной областью сигнификата. Образ взаимодействия имеет своим коррелятом денотат буквального словосочетания, подвергшегося метафоризации, который отражен в буквальном значении слов-компонентов, составляющих денотат ФЕ. Основание взаимодействия предстает как референтная область сигнификата, отражающая совокупность признаков образа взаимодействия.

4. Структурный состав иносказательных ФЕ неоднороден с точки зрения эксплицитности / имплицитности указанных компонентов ФЕ, а именно, предмета взаимодействия, образа взаимодействия, основания взаимодействия. Предмет взаимодействия ФЕ метафорического характера всегда эксплицитен, образ взаимодействия всегда имплицитен, основание взаимодействия может быть как имплицитным, так и эксплицитным.

5. Имплицитность / эксплицитность компонентов структуры иносказательных ФЕ дает основание для выделения типов иносказательности исследуемых единиц – ‘эксплицитное взаимодействие’ и ‘имплицитное взаимодействие’.

6. Иносказательные ФЕ, характеризуемые эксплицитным и имплицитным взаимодействием, обладают разным потенциалом убедительности в ситуациях аргументирования Тезиса с привлечением фразеологического материала. Большим потенциалом убедительности обладают ФЕ с типом иносказательности ‘эксплицитное взаимодействие’, так как компонент, отвечающий за определение типа иносказательности, а именно, основание взаимодействия, конвенционален и эксплицитен, как и значение исследуемых ФЕ.

7. Предпочтение в использовании иносказательных ФЕ при обосновании Тезиса отдается их употреблению в аргументативной функции Данных, так как и значение исследуемых единиц, и указанная аргументативная функция обладают конвенциональным статусом.

Научная новизна диссертации заключается в уточнении специфики значения иносказательных ФЕ в условиях их отсроченного восприятия в монологическом дискурсе, в определении компонентов иносказательных ФЕ с последующим изучением механизма их взаимодействия в структуре исследуемых единиц и выявлением типов иносказательности ФЕ, в описании аргументативных характеристик иносказательных ФЕ, в установлении потенциала убедительности иносказательных ФЕ при обосновании Тезиса в зависимости от типа их иносказательности.

Теоретической основой исследования послужили исследования в области: фразеологии (Ю. Ю. Авалиани, С. Г. Гаврин, Ю. А. Гвоздарев, З. Д. Попова, Р. Н. Попов, А. Д. Райхштейн, В. Н. Телия, А. И. Федоров, Н. М. Шанский, Г. Бургер, У. Вейнрейх, П. Гиро, А. Макай, Л. П. Смит, В. Фляйшер и др.); теории метафоры (Н. Д. Арутюнова, А. Н. Баранов, Н. Ф. Крюкова, В. Н. Телия, З. И. Резанова, А. П. Чудинов, Д. Дэвидсон, Дж. Лакофф, Дж. Миллер, Э. Ортони, Д. Райс, Дж. Серль, П. Шофер и др.); лингвистической прагматики (О. С. Иссерс, Л. А. Киселева, В. М. Кобозева, И. П. Сусов, Т. ван Дейк и др.); риторики и теории аргументации (А. А. Алексеева, В. И. Аннушкин, Г. А. Брутян, Л. Г. Васильев, А. А. Волков, Е. Н. Зарецкая, Е. В. Клюев, Ю. В. Рождественский, А. К. Соболева, И. А. Стернин, У. Брокрид, Х. Перельман, Л. Ольбрехтс-Титека, С. Тулмин, Д. Энингер и др.); знаковой теории языка (В. В. Богданов, Л. Г. Васильев, Р. Г. Пиотровский, А. А. Уфимцева и др.).

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит вклад в дальнейшую разработку теории лингвистической аргументации, в развитие фразеологии в ракурсе современной лингвопрагматики и семиологии, а также антропоцентрического подхода к изучению языка.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее резуль­таты могут быть использованы в вузовских лекционных курсах по общему языко­знанию, лексикологии, в спецкурсах по прагмалингвистике, в работе по практическому освоению фразеологического фонда русского, английского, французского языков.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на меж­дународных научных конференциях «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2010, 2011), на межвузовских научно-практических конференциях «Практико-ориентированный подход к подготовке специалистов в гуманитарном ВУЗе» (Калуга, 2008), «Кадры XXI века: гумани­тарно-экономическое образование и пути его развития» (Калуга, 2009), на открытых научно-практических конференциях преподавателей и аспирантов КГУ им. К.Э. Циолковского (Калуга, 2007-2011) и в 2007 – 2011 гг. в докладах на аспирант­ских семинарах при кафедре лингвистики и иностранных языков КГУ им. К.Э. Циолковского.

По теме диссертации имеется 19 публикаций общим объемом 5,1 п. л., 3 из которых опубликованы в изданиях, рекомендуемых ВАК Российской Федера­ции.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списка словарей, списка условных сокращений, списка цитируемых произведений, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность, научная и теоретическая значимость работы, определяются цели и задачи диссертации.

Первая глава «Теоретические проблемы фразеологических исследований» представляет собой описание интралингвистических аспектов изучения ФЕ, дополненное данными лингвокультурологии и когнитивной лингвистики. Систематизация и сопоставление теоретической базы исследования позволили выработать определение ФЕ, принимаемое в данной работе, и включить в разряд ФЕ фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания, фразеологические выражения номинативного характера.

Выбор объекта диссертационной работы, а именно иносказательных ФЕ, представленных эмотивными метафорическими ФЕ, предопределил обращение к концепции эмотивной семантики В. И. Шаховского, который выделяет такие ее виды, как эмотивное значение, коннотация и эмотивный потенциал [Шаховский 2008]. Эмотивные метафорические ФЕ можно соотнести со словами с эмотивной коннотацией, так как ФЕ не только выполняют номинативную функцию, но и характеризуют объект действительности, причем отношение говорящего к называемому объекту выходит на первый план.

По результатам рассмотрения значения иносказательных ФЕ на основе структуры значения коннотативов, в главе делается вывод, что структура фразеологического значения исследуемых ФЕ приобретает следующий вид: денотативный макрокомпонент с компонентом номинативности; коннотативный макрокомпонент с компонентами эмотивности и коннотативной оценочности; стилистический макрокомпонент с компонентом экспрессивности, которая не является семантическим компонентом, а характеризуется функционально-коммуникативной направленностью.

При анализе иносказательных ФЕ в монологическом аргументативном дискурсе понимание указанных ФЕ происходит через восприятие их графического экспонента. Значение исследуемых ФЕ рассматривается в опоре на семиологическую модель понимания, разработанную Л. Г. Васильевым [Васильев 1999]. Выделяются следующие этапы формирования значения иносказательных ФЕ: выбор референта; образование денотата; образование сигнификата с созданием референтной и десигнативной областей, имеющее результатом языковое означивание понятия.

ФЕ являются единицами вторичной номинации и в качестве референта используют закрепленное в языке значение того или иного референта первичной номинации. Таким образом, именно значение референта первичной номинации, т.е. словесного комплекса, выступившего базой ФЕ, является объектом, признаки которого кладутся в основу создания значения ФЕ. Тогда денотатом иносказательных ФЕ является буквальное значение слов-компонентов, отражающих признаки предметной ситуации, составившей основу переосмысления. Фиксация денотата происходит в референтной области сигнификата. В десигнативной области осуществляется осмысление денотата, а в случае ФЕ – переосмысление, сопровождаемое избирательностью интерпретационного потенциала денотата с задействованием в процессе переосмысления релевантных для образования нового значения характеристик денотата. На этапе переосмысления буквальное закрепленное в языке значение единицы первичной номинации утрачивает связь со своим референтом, так как в процессе фразеологизации ФЕ становится знаком, сохраняя образ тела знака референта первичной номинации и приобретая переосмысленное значение. Являясь знаком, ФЕ характеризуется конвенциональностью. Соответственно, десигнативная область сигнификата, включающая понятие, его манифестацию – значение, входит в конвенциольное поле сигнификата. Актуализируясь, понятие принимает индивидуальные наслоения, и задействуется информация об индивидуальном поле сигнификата.

Денотат и сигнификат, в составе которого выделяются референтная и десигнативная области и конвенциональное и индивидуальное поля, взаимодействуют в семантической структуре эмотивных метафорических ФЕ, и десигнативная область сигнификата превалирует над референтной областью, так как по содержанию является более богатой, включая компоненты эмотивности и оценочности, составляющие коннотативность. Насыщенность десигнативной области подтверждает изложенную выше позицию относительно статуса коннотативности как макрокомпонента фразеологического значения.

Проведенный анализ сигнификативного компонента на основе семиологической модели понимания показал, что коммуникативная значимость иносказательных ФЕ, представленных эмотивными метафорическими ФЕ, в первую очередь определяется как эмотивность и оценочность, в образовании которых основным является семантический критерий, раскрывающий типичное представление, лежащее в основе ФЕ. На выявление типичного представления направлена реконструкция образа, связывающего воедино компоненты фразеологического значения. Это положение и определяет содержание второй главы.

Во второй главе «Иносказательные ФЕ как языковое наполнение аргументативного дискурса» рассмотрены типы иносказательности метафорических ФЕ и их функционирование в аргументативном дискурсе.

Типы иносказательности исследуемых единиц выявляются на основе синтактико-семантического подхода к метафоре, который сосредоточивает свое внимание не просто на языковом значении лексических единиц, а на взаимодействии слов в структуре словосочетания и предложения. Наиболее разработанной можно считать концепцию В. Н. Телия, так как автор представляет детальное описание всех компонентов структуры метафоры. В. Н. Телия выделяет основную сущность, т.е. предмет, о котором "думается" при создании метафоры; вспомогательное понятие, под которым понимается образ, свойства которого переносятся на предмет метафоры; свойства вспомогательного понятия, ставшего образным, а именно основание, которое обеспечивает предикацию свойств вспомогательного понятия основному объекту [Телия 1988].

Согласно принимаемой в диссертации синтактико-семантической трактовки метафоры, последняя предстает как результат взаимодействия основного и вспомогательного субъектов и их признаков. Исходя из этого, предлагается использовать следующие термины для компонентов иносказательных ФЕ метафорического характера: предмет взаимодействия, образ взаимодействия, основание взаимодействия.

Выделенные структурные составляющие иносказательных ФЕ отражены и в компонентах их значения. Предмет взаимодействия представляет собой метафоризованное буквальное словосочетание, т.е. значение ФЕ. Образ взаимодействия соотносится с денотатом буквального словосочетания, подвергшегося метафоризации, который отражен в буквальном значении слов-компонентов, составляющих денотат ФЕ. Следует оговорить, что принимаемое в диссертации понимание денотата несколько отличается от его трактовки в модели Л.Г. Васильева. В предлагаемой ученым трактовке денотат не является компонентом идеальной сферы знака [Васильев 1999]. В данной работе денотат наряду с сигнификатом образует один из трех компонентов иносказательных ФЕ как знаков вторичной номинации. Это не чувственный образ, а зафиксированное в языковой форме представление о референте первичной номинации. Основание взаимодействия предстает как совокупность признаков образа взаимодействия, т.е. референтная область сигнификата.

Определение типов иносказательности ФЕ основано на том, что буквальное словесное выражение метафорических ФЕ характеризуется фразеологической абстракцией, т.е. отвлечением от буквального значения компонентов словесного выражения и от контекста первоупотребления, поэтому образ взаимодействия, а именно, объект, с которым допускается подобие означаемого, будет всегда имплицитен. Образ взаимодействия соотносится в семиологической модели с денотатом буквального словосочетания, который отражен в буквальном значении слов-компонентов референта первичной номинации через свое языковое выражение, являющееся базой для вторичной номинации и служащее денотатом ФЕ. Поэтому денотат ФЕ, как и образ взаимодействия, которому он соответствует, имплицитен.

Предмет взаимодействия, относительно которого строится метафора, соответствующий новому конвенциональному для носителей языка значению ФЕ, всегда эксплицитен. Значение коррелирует с понятием (т.е. с десигнативной областью сигнификата), которое также характеризуется эксплицитностью.

Основание взаимодействия соотносится с референтной областью сигнификата. Основание взаимодействия, а именно свойства вспомогательного понятия, ставшего образным, которые принимает предмет взаимодействия, может быть как имплицитным, так и эксплицитным.

Самым распространенным типом фразеологизации, результатом которой выступают ФЕ, является полное или частичное переосмысление переменных словосочетаний и предложений. Наравне с переосмыслением значение слов-компонентов может сужаться / расширяться с частичным совпадением их объема при вторичной и первичной номинации. При вторичной номинации суженное / расширенное значение слов компонентов отражает признаки референта первичной номинации, которые, будучи закреплены в языке, становятся денотатом ФЕ. Эти признаки фиксируются в референтной области сигнификата. Если значение компонентов буквального словесного выражения метафорических ФЕ отражено в какой-то мере в значении указанных ФЕ, то основание взаимодействия и референтная область сигнификата являются эксплицитными. Если же значение метафорических ФЕ не впитывает признаков значения компонентов буквального словесного выражения, то основание взаимодействия и референтная область сигнификата являются имплицитными. При сопоставлении буквального и метафорического значения слов-компонентов ФЕ в диссертации используются материалы толковых словарей.

Приведем примеры типов основания взаимодействия исследуемых ФЕ.

Пример № 1.

Придержать язык, предмет взаимодействия (относительно чего строится метафора) – поменьше болтать, разговаривать; образ взаимодействия (объект, с которым допускается подобие означаемого) имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия (совокупности признаков образа взаимодействия) мы прибегаем к буквальному значению слов-компонентов ФЕ. Язык – орган в полости рта в виде подвижного мягкого выроста, являющийся органом вкуса, а у человека способствующий также образованию звуков речи. Придерживать – слегка удерживая, поддерживая, не дать двинуться, не дать сделать какое-нибудь движение. Сопоставив буквальное значение слов-компонентов ФЕ и метафорическое значение ФЕ, а именно поменьше болтать, разговаривать, можно сделать вывод, что значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействияне производить звуков речи. Основание взаимодействия является эксплицитным.

Пример № 2.

Make a sceneустроить сцену, предмет взаимодействия (относительно чего строится метафора) – to be loud and rude with other people or in public (поднимать шум, скандалить; устраивать истерику); образ взаимодействия (объект, с которым допускается подобие означаемого) имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия (совокупности признаков образа взаимодействия) используется буквальное значение слов-компонентов ФЕ. Scene (cцена) – a sequence of continuous actions in a play (отдельная часть действия, акта театральной постановки). Make (устроить) – form (something) by putting parts together or combining substances, physically or mentally; create (организовать). Сопоставление буквального значения слов-компонентов ФЕ и метафорического значения ФЕ, а именно to be loud and rude with other people or in public (поднимать шум, скандалить; устраивать истерику) показывает, что значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействияпубличное зрелище. Основание взаимодействия является эксплицитным.

Пример № 3.

Retrancher du compteсбросить со счетов, предмет взаимодействия (относительно чего строится метафора)ne pas prendre en considération qch, ne pas compter avec qn (перестать считаться с кем-чем-нибудь, перестать принимать кого-что-нибудь в расчет, во внимание); образ взаимодействия (объект, с которым допускается подобие означаемого) имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия (совокупности признаков образа взаимодействия) мы обращаемся к значению слов-компонентов ФЕ. Retrancher (сбросить) – ôter quelque chose d’un tout (снять). Le compte (счет) – état ce qui a été reçu, ce qui est dû, dépensé, avancé ou fourni (документ на получение денег за отпущенный товар или за оказанную услугу, за выполненную работу). Далее сопоставляется буквальное значение слов-компонентов ФЕ и метафорическое значение ФЕ, а именно ne pas prendre en considération qch, ne pas compter avec qn (перестать считаться с кем-чем-нибудь, перестать принимать кого-что-нибудь в расчет, во внимание). Исходя из этого, можно сделать вывод, что значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействияубрать что-то, больше не принимать это во внимание. Основание взаимодействия является эксплицитным.

Пример № 4.

В голове не укладывается, предмет взаимодействиято, что вызывает удивление, возмущение, расценивается как то, с чем нельзя примириться, образ взаимодействия имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия мы прибегаем к буквальному значению слов-компонентов ФЕ. Голова – часть тела человека, состоящая из черепной коробки и лица. Укладывать – класть в известном порядке, уложить, убрать в одно место. Далее сопоставляется буквальное значение слов-компонентов ФЕ и метафорическое значение ФЕ, а именно то, что вызывает удивление, возмущение, расценивается как то, с чем нельзя примириться. Следовательно, значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ не отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействия не указано, свойства образа взаимодействия (буквального выражения, получившего образное переосмысление) не выражены. Основание взаимодействия является имплицитным.

Пример № 5.

Eat one's heart outкусать локти, предмет взаимодействия (относительно чего строится метафора) – to feel bitter anguish or grief (очень сильно сожалеть, сокрушаться о непоправимом, упущенном); образ взаимодействия (объект, с которым допускается подобие означаемого) имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия (совокупности признаков образа взаимодействия) используется буквальное значение слов-компонентов ФЕ. Eat out (питаться вне дома) – to take food or a meal out of house (принимать пищу вне дома). Heart (сердце) – a hollow muscular organ that pumps the blood through the circulatory system by rhythmic contraction and dilation (центральный орган кровообращения, мускульный мешок, у человека). Далее сопоставляется буквальное значение слов-компонентов ФЕ и метафорическое значение ФЕ, а именно to feel bitter anguish or grief (очень сильно сожалеть, сокрушаться о непоправимом, упущенном). Исходя из этого, можно сделать вывод, что значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ не отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействия не указано и является имплицитным.

Пример № 6.

Marcher sur le pied à qnнаступать на ногу, предмет взаимодействия (относительно чего строится метафора)agir sur le secteur d’activité de quelqu’un d’autre (ущемлять чьи-либо интересы); образ взаимодействия (объект, с которым допускается подобие означаемого) имплицитен; для определения имплицитности / эксплицитности основания взаимодействия (совокупности признаков образа взаимодействия) мы обращаемся к буквальному значению слов-компонентов ФЕ. Marcher (наступить) – déplace-

ment par mouvements alternatifs des jambe (ступать, становиться ногою, попирать ногами). Le pied (нога) – partie du corps humain située à l’extrémité des jambes (одна из двух нижних конечностей человека). Сопоставление буквального значения слов-компонентов ФЕ и метафорического значения ФЕ, а именно agir sur le secteur d’activité de quelqu’un d’autre (грубо обижать; ущемлять чьи-либо интересы) позволяет сделать вывод о том, что значение компонентов буквального словесного выражения метафорической ФЕ не отражено в значении ФЕ. Таким образом, основание взаимодействия не указано, свойства образа взаимодействия (буквального выражения, получившего образное переосмысление) не выражены. Основание взаимодействия является имплицитным.

Выделение типов иносказательности ФЕ метафорического характера основывается на эксплицитности / имплицитности указанных компонентов ФЕ, а именно предмета взаимодействия, образа взаимодействия, основания взаимодействия. В диссертации принимается, что предмет взаимодействия ФЕ метафорического характера всегда эксплицитен, образ взаимодействия всегда имплицитен, основание взаимодействия может быть как имплицитным, так и эксплицитным.

На этом основании выделяются два возможных типа иносказательности ФЕ метафорического характера: (1) образ взаимодействия имплицитен, предмет взаимодействия эксплицитен, основание взаимодействия имплицитно; (2) образ взаимодействия имплицитен, предмет взаимодействия эксплицитен, основание взаимодействия эксплицитно. Указанные типы иносказательности ФЕ метафорического характера различаются эксплицитностью / имплицитностью основания взаимодействия, поэтому тип иносказательности (1) получает название ‘имплицитного взаимодействия’, а тип иносказательности (2) – ‘эксплицитного взаимодействия’.

Исследование иносказательных ФЕ проводилось на материале словарей и текстов художественной литературы XX века. Из общего числа проанализированных «словарных» эмотивных ФЕ (852) больше половины (476 ФЕ) оказались метафорическими (например: бельмо на (в) глазу, бить тревогу, бросать / бросить (накинуть) тень, возносить до небес, в подметки не годиться, из ряда вон выходящий, медовый месяц, not worth an ace, lose one's heart to smb, birds of a feather, turn one's back (upon), from the peak of one's eminence, stick in one's craw, be running off one's legst, jouer sur les nerfs de qn, avoir une dent contre qn, remue-ménage, jeter la manche après la cognée, faire litière de qch, ça ne vaut pas un sou.

‘Эксплицитное взаимодействие’ характерно для 67,2% (320 ФЕ из 476) проанализированных «словарных» эмотивных метафорических ФЕ (например: отдавать сердце, одного поля ягоды, придержать язык, скалить зубы, слюнки текут, трепать нервы, grate on / upon the ears, make a scene, wipe smth off the face of the earth, retrancher du compte, être né sous une bonne étoile). ‘Имплицитное взаимодействие’ присуще 36% (156 ФЕ из 476) исследованных единиц (например: показывать пальцем, махнуть рукой, не надышаться, eat one's heart out, one's blood runs cold, marcher sur le pied à qn, en avoir les jambes qui flanchent, ouvrir la bouche toute grande).

Анализ произведений художественной литературы XX века также показал преобладание ‘эксплицитного взаимодействия’ (например: разбудить нервы, загребистая лапа, пойти по рукам, шапочное знакомство, выйти из терпения, ковать счастье, lose ones nerve, lose ones temper, open ones heart, get smb off smbs brains, a tough nut, make a fool of oneself, une jeune fauve, être rongé, porter les fruits, passer par les sales moments, avoir la main heureuse) по сравнению с ‘имплицитным взаимодействием’ (например: повесить нос, дело в шляпе, сбивать с ног, на щите, ломать голову, получить рысь, hrow (one's) weight around, say smth. out of the corner of ones mouth, money talks, put it away, make head and tail, turn smbs head, walk with smbs head among the stars, mettre dos au mur, se lover dans les bras de qn, à batons rompus). В процентном соотношении это проявляется в том, что ‘эксплицитное взаимодействие’ характерно для 67,3% от общего числа проанализированных «текстовых» эмотивных метафорических ФЕ (1356).

В диссертации иносказательные ФЕ рассматриваются с точки зрения их функционирования в монологическом аргументативном дискурсе, а именно с позиции выявления потенциала убедительности иносказательных ФЕ при аргументировании в зависимости от их типа иносказательности.

При таком подходе анализ иносказательных ФЕ проводится на уровне аргументативного шага с использование модели С. Тулмина [Toulmin 1958] и классификации Оснований Д. Энингера и У. Брокрида [Ehninger, Brockriede 1978].

Выявление потенциала убедительности иносказательных ФЕ при аргументировании Тезиса основывается на:

– выявлении той аргументативной функции, которая получает преимущество при обосновании Тезиса и характеризуется большим потенциалом убедительности;

– установлении потенциала убедительности ФЕ с типами иносказательности ‘имплицитное / эксплицитное взаимодействие’ в конкретном типе аргументов;

– выявлении типа обоснования, который получает преимущество при аргументировании Тезиса с использованием ФЕ.

Данные, полученные в результате исследования роли иносказательных ФЕ в структуре аргумента, позволяют говорить об употреблении иносказательных ФЕ в аргументативных функциях Тезиса, Данных, Основания, Оговорки.

Приведем примеры использования иносказательных ФЕ в аргументативных функциях.

Пример № 8 (иносказательная ФЕ в функции Тезиса).

«До девятнадцатого года торговал Игнатий в городе, имел лавочку, дом большой. А в девятнадцатом все отобрали (Оговорка). Но он кое‑что успел припрятать (Основание). Даже золотишко, наверно, имел. Долго не раздумывая, отгрохал за деревней дом, купил штук двадцать ульев (Данные) и зажил припеваючи (Тезис – ФЕ – жить припеваючи – ‘имплицитное взаимодействие’). Не жаловался (Данные). Вслух». (Шукшин. Любавины)

Пример № 9 (иносказательная ФЕ в функции Данных).

Hagrid could open the Chamber of Secrets (Тезис). Hagrid had an unfortunate liking for large and monstrous creatures (Основание). And if, as a boy, Hagrid had heard that a monster was hidden somewhere in the castle, Harry was sure (Ограничитель) he'd have gone to any lengths for a glimpse of it (Данные, ФЕ – to go to any lengths – ‘эксплицитное взаимодействие’). He'd probably thought it was a shame that the monster had been cooped up so long, and thought it deserved the chance to stretch its many legs. (Rowling. the Chamber of Secrets)

Пример № 10 (иносказательная ФЕ в функции Основания).

«I just didn't want to hang around any more. It made me too sad and lonesome (Данные). So what I decided to do, I decided I'd take a room in a hotel in New York—some very inexpensive hotel and all—and just take it easy till Wednesday. Then, on Wednesday, I'd go home all rested up and feeling well. I figured my parents probably wouldn't get old Thurmer's letter saying I'd been given the ax till maybe Tuesday or Wednesday. I didn't want to go home or anything till they got it and thoroughly digested it and all. I didn't want to be around when they first got it. My mother gets very hysterical. She's not too bad after she gets something thoroughly digested, though. Besides, I sort of needed a little vacation (Тезис). My nerves were shot (Основание, ФЕ – be shot – ‘эксплицитное взаимодействие’). They really were». (Salinger. The catcher in the rye)

Пример № 11 (иносказательная ФЕ в функции Оговорки).

«Quelques élèves placés au premier rang, plus attentifs que d'autres, la virent saisir un papier sur le verso duquel figurait un cœur transpercé. A-t-on idée de déclarer ainsi sa flamme d'une manière aussi bizarre ? Plus encore, sur le lieu même de son travail, au risque de lui faire perdre ses moyens devant ses propres élèves et de se rendre ridicule (Оговорка – ce message put lui faire perdre ses moyens devant ses propres élèves et de se rendre ridicule, ФЕ – perdre ses moyens – ‘имплицитное взаимодействие’)? Mais les mots flatteurs de l'inconnu avaient fait leur chemin (Тезис), et elle ne put empêcher son esprit de vagabonder, d'échafauder les scénarios les plus fous (Данные)». (Vincent. Campus) Основаниеженщинам нравится, когда им признаются в любви.

Рассмотрение представленности указанных единиц в аргументах с точки зрения их участия в аргументировании Тезиса, которое осуществляется при помощи доводов, содержащихся в функциях Данных и Основания, позволяет сделать вывод, что в структуре одного аргумента иносказательные ФЕ употребляются либо в функции Данных, либо в функции Основания. Отсутствие случаев использования иносказательных ФЕ в функциях Данных и Основания в составе одного аргумента объясняется, на наш взгляд, тем, что использование исследуемых единиц в двух аргументативных функциях, обеспечивающих обоснование Тезиса, приведет к излишней информационной и образной избыточности аргумента.

Рассмотрев участие иносказательных ФЕ в аргументировании Тезиса, т.е. их использование в аргументативных функциях Данных и Основания, можно сделать вывод о преимущественном использовании иносказательных ФЕ в аргументативной функции Данных с большей частотностью ФЕ с типом иносказательности ‘эксплицитное взаимодействие’, что позволяет говорить о большем потенциале убедительности указанных единиц.

Анализ структуры аргументов, языковым наполнением которых являются иносказательные ФЕ, показал, что исследуемые единицы входят в состав аргументов к логосу и пафосу. Аргументы к этосу, содержащие иносказательные ФЕ, не были обнаружены, что объясняется, по нашему мнению, одной из особенностей ФЕ, а именно отсутствием автора, что влечет за собой невозможность отсылки к авторитету.

Приведем примеры употребления иносказательных ФЕ в аргументах к логосу и пафосу.

Пример № 12 (иносказательная ФЕ в аргументе к пафосу).

«Saya, je ne lui fais plus confiance. Hier, avant d'aller le voir, je l'ai appelé pour lui raconter.Elle m'a dit qu'il vieillissait et que je me devais de lui pardonner. Quoi ?! Pardonner à ce vieux con qui me sucerait jusqu'à mon dernier souffle. J'ai raccroché. Elle ne capte pas (Оговорка) que je suis au bord du gouffre (Тезис, ФЕ – au bord du gouffre – ‘эксплицитное взаимодействие’). Elle est trop dans la vague de l'amour. Il ne me reste qu (Ограничитель) déverser ma tristesse et mon incompréhension dans les verres généreux en whisky (Данные, ФЕ – déverser qch dans les verres en whisky – ‘эксплицитное взаимодействие’) ». (Bakkar. La coke, mon père et moi)

Рассуждение на основе пафоса: цель – вызвать у аудитории чувство безысходности. Тип аргумента – аргумент к пафосу.

Пример № 13 (иносказательная ФЕ в аргументе к логосу).

«I didn't turn it off right away, though. I just kept laying there on Ely's bed, thinking about Jane and all. It just drove me stark staring mad when I thought about her and Stradlater parked somewhere in that fat-assed Ed Banky's car (Тезис, ФЕ – drive smb mad – ‘эксплицитное взаимодействие’). Every time I thought about it, I felt like jumping out the window. The thing is, you didn't know Stradlater. I knew him (Основание). Most guys at Pencey just talked about having sexual intercourse with girls all the time (Оговорка) – like Ackley, for instance – but old Stradlater really did it (Данные). I was personally acquainted with at least two girls he gave the time to (Свидетельство). That's the truth».

Рассуждение на основе причины: личное знакомство с девушками, имевшими отношения со Стрэдлейтером, заставляет его думать, что Джейн может стать одной из этих девушек. Тип аргумента – аргумент к логосу.

В аргументах к логосу и пафосу обоснование по преимуществу осуществляется использованием иносказательных ФЕ в функции Данных и предпочтение отдается ФЕ с типом иносказательности ‘эксплицитное взаимодействие’, что говорит об их большем потенциале убедительности при обосновании Тезиса аргументов к логосу и пафосу.

Предпочтение в использовании иносказательных ФЕ при обосновании аргументов к пафосу и логосу в функции Данных по сравнению с функцией Основания объясняется самой семантикой аргументативной функции Данных, а именно содержащейся в ней информацией, которая, как правило, не подвергается сомнению со стороны адресата. Высокая частотность исследуемых единиц в функции Данных по сравнению с функцией Основания при обосновании Тезиса объясняется конвенциональным статусом Данных, соответствующему конвенциональному статусу значения иносказательных ФЕ.

Больший потенциал убедительности ФЕ с типом иносказательности ‘эксплицитное взаимодействие’ объясняется конвенциональностью и эксплицитностью основания взаимодействия, позволяющего выделить типы иносказательности, т.е. характеристиками значения иносказательных ФЕ.

ФЕ с типом иносказательности ‘эксплицитное взаимодействие’ преимущественно используются при обосновании аргументов к пафосу, что, на наш взгляд, обусловлено спецификой объекта реферируемого исследования, а именно семантикой эмотивных метафорических ФЕ как части иносказательных ФЕ.

В заключении излагаются наиболее общие результаты работы и намеча­ются перспективы дальнейших научных изысканий в области исследования иносказательных ФЕ в аргументативном дискурсе.

Библиографический список включает 219 наименований первоисточников на русском и иностранных языках.

В приложениях приведены: списки эмотивных ФЕ русского языка и их эквивалентов в английском и французском языках; таблицы с количественными данными иносказательных ФЕ в аргументативном дискурсе, в структуре и типах аргумента.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях.

А. Публикации в рецензируемых журналах:

1. Салтыкова Е.А. Структура метафорических фразеологических единиц и степени их иносказательности // Вестник Поморского университета. Гуманитарные науки. – 2010. – Вып. 9. – С. 203–206.

2. Салтыкова Е.А. Частотность употребления иносказательных фразеологических единиц в аргументативном дискурсе // Вестник Поморского университета. Гуманитарные науки. – 2010. – Вып. 11. – С. 214–217.

3. Салтыкова Е.А. Иносказательные фразеологические единицы в аргументативной функции Тезиса // Гуманитарные и социальные науки: электронный журнал. – 2011. – № 3. URL: /

Б. Другие публикации:

4. Салтыкова Е.А. Фразеологическая картина мира // Дискуссионные вопросы современной лингвистики. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2008. – Вып. 4. – С. 103–107.

5. Салтыкова Е.А. Когнитивные аспекты становления картины мира // Практико-ориентированный подход к подготовке специалистов в гуманитарном ВУЗе / Сб-к докладов и сообщений региональн. науч-практич. конф. преподавателей вузов. – Калуга: Калужск. филиал Моск. гум.-экон. ин-та, 2008. – С. 32–34.

6. Салтыкова Е.А. Свойства картины мира // Научные труды КГПУ им. К.Э. Циолковского. Серия Гуманитарные науки. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2008. – С. 289–293.

7. Салтыкова Е.А. Язык как средство выражения картины мира // Проблемы повышения эффективности обучения иностранному языку в вузе: теория и практика. – Калуга: Калуж. обл. ассоциация преподавателей иностранного языка, 2008. – С. 25-26.

8. Салтыкова Е.А. Структурность фразеологического значения // Научные труды КГПУ им. К.Э. Циолковского. Серия Гуманитарные науки. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2009. – С. 374–380.

9. Салтыкова Е.А. Экспрессивность – категориальное свойство фразеологических единиц // Кадры XXI века: гуманитарно-экономическое образование и пути его развития / Сб-к докладов и сообщений региональн. науч-практич. конф. преподавателей вузов. – Калуга: Калужск. филиал Моск. гум.-экон. ин-та, 2009. – С. 52–55.

10. Салтыкова Е.А. Степени иносказательности фразеологических единиц (ФЕ) метафорического характера // Проблемы повышения эффективности обучения иностранному языку в вузе: теория и практика. – Калуга: Калуж. обл. ассоциация преподавателей иностран. языка, 2009. – С. 30–32.

11. Салтыкова Е.А. К определению сущностных характеристик фразеологических единиц в отечественной и западной лингвистике // Дискуссионные вопросы современной лингвистики. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2009. – Вып. 5. – С. 116–122.

12. Салтыкова Е.А. Структурно-семантические и коммуникативно-прагматические основания употребления фразеологических единиц в аргументативном дискурсе // Языковой дискурс в социальной практике: мат-лы междунар. науч.-практич. конф. – Тверь: Тверск. гос. ун-т, 2010. – С. 235–239.

13. Салтыкова Е.А. Подходы к трактовке метафоры в отечественном и западном языкознании // Научные труды КГПУ им. К.Э. Циолковского. Серия Гуманитарные науки. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2010. – С. 261–266.

14. Салтыкова Е.А. Типы образного переосмысления фразеологических единиц // Lingua Mobilis. – Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2010. – Вып. 2 (21). – С. 87–93.

15. Салтыкова Е.А. Метафора и сравнение в структуре иносказательных фразеологических единиц // Дискуссионные вопросы современной лингвистики. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2010. – Вып. 6 – С. 79–82.

16. Салтыкова Е.А. Случаи метафоричности, эксплицитного / имплицитного взаимодействия компонентов эмотивных фразеологических единиц // Оптимизация преподавания лингвистики и иностранного языка в вузе: теория и практика / Мат-лы Третьей региональной научно-практич. конференции. – Калуга: Калуж. обл. ассоциация преподавателей иностранного языка, 2010. – С. 13–14.

17. Салтыкова Е. А. Метафоричность и степени иносказательности фразеологических единиц (ФЕ) (на примере эмотивных метафорических ФЕ русского, английского и французского языков). Дискуссионные вопросы современной лингвистики. – Калуга: Калужский гос. ун-т, 2011. – Вып. 7. – С. 67–70.

18. Салтыкова Е. А. Тактика логической демонстрации // Научные труды КГУ им. К.Э. Циолковского. Серия Гуманитарные науки. – Калуга: Калужск. гос. пед. ун-т, 2011. – С. 240–243.

19. Салтыкова Е.А. Сила убедительности иносказательных фразеологических единиц в аргументативном дискурсе // Языковой дискурс в социальной практике: Мат-лы междунар. науч.-практич. конф. – Тверь: Тверск. гос. ун-т, 2011. – С. 234–239.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Словарь лингвистических терминов

    Документ
    Словарь включает 5270 терминов и понятий лингвистики. Он адресован широкому кругу пользователей: студентам, аспирантам, преподавателям, научным работникам, специалистам разного профиля, изучающим, преподающим, исследующим язык.
  2. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  3. О. И. Богословская (Пермский университет), М. Н. Кожина (Пермский университет), М. П. Котюрова (Пермский университет) главный редактор, Г. Г. Полищук (Саратовский университет), В. А. Салимовский (Пермский университет), О. Б. Си

    Документ
    Межвузовский тематический сборник посвящен актуальной и малоразработанной в функциональной стилистике проблеме стереотипности, проявляющейся в разных функциональных стилях речи, в частности, конкретизации экстралингвистической основы
  4. Проблемы современного коммуникативного образования в вузе и школе (1)

    Документ
    Вершинина Г. Б., доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и методики обучения русскому языку ГОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия»
  5. Практические занятия по дисциплине Русский язык и культура речи для студентов 1 курса (набор 2010 года) очного отделения На 2010-2011 учебный год Практическое занятие №1

    Документ
    Язык — продукт общественной деятельности, это отличительная деятельность общества. А зачем нужен язык? Для чего нужна человеку членораздельная речь? Во-первых, для того, чтобы люди могли обмениваться мыслями при всякого рода совместной

Другие похожие документы..